Шпаргалка по истории библиотечного дела - файл n1.docx

Шпаргалка по истории библиотечного дела
скачать (219.9 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.docx220kb.13.10.2012 20:51скачать

n1.docx

  1   2   3   4   5   6

  1. Причина возникновения древних библиотек. Первые прообразы библиотечных уставов

  2. Основные виды библиотек старины и их деятельность

Первые сведения о существовании библиотек относятся ко времени расцвета культур народов Двуречья (Передняя Азия), обитавших на территории современного Ирака, а именно ко времени существования государства Шумер. Древнейшие тексты, написанные рисуночными мнемоническими знаками, датируются примерно 3000 г. до н. э. Но только через шесть столетий, около 2400 г. до н.э., письмо превратилось из системы чисто напоминательных знаков в упорядоченную систему передачи речевой информации во времени и в пространстве.

Наиболее древние письменные тексты Месопотамии (2900-2500 гг. до н.э.) написаны на шумерском языке. Среди них и так называемый «царский список» — список правителей Шумера, в котором упомянуто имя Гильгамеша, ставшего позднее героем целого ряда шумерских эпических песен.

Первые библиотеки возникли как собрания различного рода государственных, хозяйственных и других документов, то есть по своей сути эти библиотеки представляли собой собрания документов, которые на равных основаниях можно считать и архивами, и библиотеками.

Возникновение такого учреждения было обусловлено тем, что шумерская культура достигла той стадии развития, на которой человек начал ощущать потребность в самопознании, в ощущении своей связи с Землей, в том числе и в ощущении своего физического тела. Сознание человека с тех пор — это не только переживания космических ритмов, не только ощущение неразрывной связи с духовным миром, с Богами, но и осознание причастности к земной жизни, что идеально отражено в древних шумерских сказаниях и в аккадском эпосе о Гильгамеше. В этом эпосе отражено не только то, что человек начинает задумываться над вопросами бытия, которые ранее его не занимали и не могли занимать, но и то, как он в поисках ответа на эти вопросы отправляется в странствия по Земле, попадает в ее глубины, впервые испытывает тесный контакт с материальным миром.

Стремление человека к более глубокому погружению в земную жизнь означало, что в жизни самого человека стали происходить определенные изменения. Появляется потребность не только в передаче сообщений в виде письма, которое уже обрело пиктографическую или иероглифическую форму, но и в сохранении самих документов, содержащих эти сообщения. Возникла потребность оставлять своеобразные «памятники», повествующие о произошедших событиях в письменной форме. Это еще не память о времени или «временная память», и тем более, еще не отношение к миру с позиций истории. Все это еще впереди — в греко-римской эпохе.

Самые древние по своему возрасту библиотеки были обнаружены во время археологических раскопок на территории, которую занимало государство Шумер. Эти раскопки начались перед Первой мировой войной и были возобновлены в 1927 г. На территории городов, большинство из которых располагались на берегах реки Евфрат, было найдено множество глиняных табличек с анонимными произведениями — древними картами, литературными текстами, работами по математике, сельскому хозяйству и другим отраслям знаний. В Лагаше было обнаружено более 20 тысяч табличек. В Ниппуре — религиозном центре страны, где археологи нашли несколько тысяч табличек, датируемых примерно 1700 годом до н. э., библиотека размешалась в 62 отведенных для нее помещениях. Найденные таблички дают основания предполагать, что уже тогда были налицо элементы систематизации литературы.

Наиболее крупные и наиболее значимые библиотеки этого времени относятся к типу дворцовых библиотек — библиотек правителей. Одним из самых древних (из числа дошедших до наших дней) собраний является библиотека, владельцем которой был царь Хеттского государства — Хаттусили III (1283-1260 гг. до н. э.). Его дворец находился в столице страны г. Хаттусасе. Государство хеттов существовало на протяжении 7 веков во II тысячелетии до н. э. и располагалось на территории Малой Азии и современной Сирии.

Во время раскопок, которые велись в турецком городе Богазкёе (недалеко от современной турецкой столицы Анкары) с 1906-1907 гг., было обнаружено около 11 тысяч клинописных табличек (см. цв. вкл., с. II). Найденные таблички свидетельствуют о том, что в этой библиотеке имелись официальные документы (царские послания и обращения), летописи, ритуальные тексты, описания церемониалов, даже руководства по уходу за лошадьми и другие «книги». В отличие от шумерских табличек, на этих «книгах» указаны имя автора, его адрес и титул, и даже имя переписчика5. Есть основания утверждать, что существовал и каталог, составленный по именам авторов.

Самая же крупная и наиболее известная ныне из библиотек Древнего мира — библиотека ассирийского царя Ашшурбанипала (668-631 гг. до н. э.), начало которой было положено царем Тиглатпаласаром I (ок. 1114-1076 гг. до н. э.). Эта библиотека, включавшая в себя богатейшее собрание вавилонской литературы6, находилась в столице Ассирии г. Ниневии. Основная часть библиотеки располагалась в так называемой Львиной комнате, украшенной скульптурными сценами охоты на львов. Фонд библиотеки состав­лял примерно 5-10 тыс. табличек.

Библиотека Ашшурбанипала имела универсальный характер. Там хранились: списки царей; царские послания; списки стран, рек и гор; материалы коммерческого характера; работы по математике, астрономии и медицине; словари и труды по грамматике. В отдельном помещении находились религиозные тексты.

Имеются сведения о «раскрытии» фонда библиотеки. На специальных плитках указывалось название произведения (по его первой строке), комната, где оно находилось, и полка, на которой оно хранилось. На каждой «книге» был текст: «Дворец Ашшурбанипала, царя мира, царя Ассирии, которому покровительствуют Ашшур и Нинлиль; кому Набу и Тайшету дали тонкий слух и острую зоркость, способность быть лучшим в искусстве письма». «Книги»-таблички хранились в специальных глиняных кувшинах. На каждой полке имелась глиняная «этикетка», величиной с мизинец, с названием той или иной отрасли знания. Сохранности фондов помогало грозное предостережение: «Того, кто посмеет унести эти таблицы... пускай покарает своим гневом Ашшур и Белит, а имя его и его наследников навсегда будет предано забвению в этой стране»10. Значит, фондами библиотеки мог пользоваться определенный круг читателей.

В Египте по отношению к библиотекам пользовались двумя понятиями — «лом книги» (или «божий дом книги») и «дом жизни». Первое понятие, которое употреблялось вплоть до начала эпохи Птолемеев, относилось к храмовым библиотекам.

Понятие «дом жизни» означало своего рода научное учреждение при храме. Так, есть все основания полагать, что здесь велась работа в области медицины. «Дом жизни» выполнял и библиотечные функции, но имеющимися в нем книгами пользовались в религиозных и образовательных целях. Именно здесь полученные знания излагались в письменном виде и обретали форму законченного сочинения, здесь составлялись священные книги. Должность хранителя библиотеки («дома жизни») была государственной и передавалась по наследству, поскольку ее могли занимать только допущенные к обладанию «высшими знаниями».

Документами, хранившимися в библиотеках, пользовались либо правители, либо жрецы, так как только они были «посвященными». Для написания литературных и научных произведений пользовались не иероглифическим, а скорописным — иератическим, или, как назвали его впоследствии греки, «жреческим» письмом.

Во второй половине XIV в. до н. э. возникла теократическая форма правления: церковь и государство были объединены, политическая власть принадлежала непосредственно жрецам. Одной из наиболее известной храмовых библиотек была библиотека при храме Рамессеум, основанном около 1300 г. фараоном Рамсесом II (ок.1290-1224 до н. э.). При входе в библиотеку Рамессеума была надпись — «Аптека для души». В Египте для письма использовался папирус, книги из него хранились преимущественно в ящиках и трубкоообразных сосудах Многие папирусы дошли до наших дней, но целостных библиотек не сохранилось, поскольку папирус — материал менее стойкий, чем глина. Имеются лишь неполные сведения о составе фондов и о каталогах египетских библиотек. Так, на стене храмовой библиотеки в Эдфу, которая строилась с 247 по 147 гг. до н. э., сохранился каталог, высеченный на одной из стен храма. В целом первый этап развития науки нередко характеризуется как этап рационализации полученных в храмах и в храмовых центрах знаний, которые условно можно называть научными. Это этап приведения знаний к форме, восприятие которой доступно и тем, кто не был непосредственно связан с центрами культа. Знания, изложенные в письменном виде, зафиксированы в документе, который может храниться «сам по себе», независимо от посвященного. Библиотеку древнего Востока можно рассматривать как учреждение, выполнявшее функцию сбора и хранения документов. Налицо элементы систематизации документов и раскрытия их через определенные формы каталогизации. Но при этом следует иметь в виду, что другая «первородная» функция библиотеки (обеспечение доступа к фондам библиотеки, или функция обслуживания читателей) в Древнем Востоке фактически не существовала, хотя с самого начала существования библиотек начинают складываться как отношения между библиотекой и обществом, так и отношения между библиотекой и властью. Общепризнанно, что библиотеки издавна являются символом власти и ее инструментом.

Библиотека Древнего Востока — это одновременно и библиотека, и архив. Архивное начало выражено не в том, что тут хранятся государственные документы, а в том, что хранятся документы, имеющиеся в единственном экземпляре. Хотя документы, дошедшие до нашего времени из библиотек древнего Египта, свидетельствуют о том, что они переписывались, и при этом даже указывалось имя переписчика, библиотека еще была далека от выполнения функции изготовителя копий — скриптория.

Библиотеку Древнего Востока следует воспринимать по отношению к библиотеке (то есть по отношению к учреждению, которое появилось под этим названием в античной Греции) как своего рода «прабиблиотеку». Поэтому при рассмотрении библиотеки древнего Востока как учреждения пользоваться современными категориями следует крайне осторожно. В отношении библиотек древнего Востока нет оснований говорить о них и как об институте, способствующем развитию науки и в том случае, если иметь в виду науку в ее современном понимании. Наука в современном ее понимании тогда еще не существовала и не могла существовать, и библиотека, соответственно, не могла служить науке в этом смысле. Речь может идти о науке, которую можно охарактеризовать как «донаучная наука»16. Но в деятельности библиотеки на этом этапе, несомненно, уже просматриваются определенные элементы служения науке.

На первом этапе развития библиотек в странах Древнего Востока и феодальных государствах Юго-Восточной Азии формируется потребность в создании материальных носителей информации. Эта потребность, в свою очередь, является следствием возникновения на определенном этапе развития человечества потребности в познании физического (материального) мира и фиксации в письменном виде информации о нем. Знания об этом мире доступны только узкому кругу правителей или посвященных. В плане хранения документов библиотека обеспечивает их сохранность, а в плане обслуживания нацелена на обеспечение доступа к документам (знаниям) очень ограниченного круга пользователей (на Древнем Востоке — самого правителя и очень ограниченного круга его приближенных, в Древнем Египте — жрецов и узкого круга посвященных). Граница между библиотекой и архивом отсутствует. Библиотека является составной частью системы управления государством. Просматриваются некоторые элементы служения библиотеки науке.

Основные типы библиотек: дворцовая библиотека, храмовая библиотека Древнего Египта («Дом книги» и «Дом жизни»).

  1. Библиотека Древнего мира как платформа развития эволюции библиотечного дела

Человек античного мира вступает в принципиально иную стадию развития — в стадию развития своего рассудка, своего рационализма, своего мышления. Вместо того, чтобы просто воспринимать мысли, осенившие его в божественном откровении, человек мыслит сам, в результате чего зарождаются формы собственных мыслей и логических связей1. Возникает потребность в развитии науки, в восприятии ее и как совокупности знаний, и как процесса получения нового знания. Не случайно само слово «библиотека» зародилось в античной Греции. Появление библиотеки в значении, близком к современному, обусловлено появлением определенного типа библиотеки — библиотеки мусейона.

Мусейоном греки называли обитель муз. Сама идея создания мусейона принадлежит афинянину Аристоклу по прозвищу Платон (427-347 гг. до н. э.), который, в свою очередь, заимствовал ее у пифагорийцев, живших на территории современной Италии. Мусейон в понимании Платона представлял собой некое сообщество людей, объединившихся на единой религиозно-этической основе. Это было одновременно и культовое учреждение, и научно-исследовательский, и образовательный центр. Наряду с библиотекой в нем имелись собрания карт, различных моделей, инструментов. Именно это представление о мусейоне и было воспринято Аристотелем

Аристотелю принадлежала уникальная личная библиотека, насчитывавшая около 40 тыс. свитков. В ее создании принимал участие один из его учеников — Александр Македонский (356-323 гг. до н. э.). Большую роль (384-323 гг. до н. э.) в пополнении фондов библиотеки сыграл ученик Аристотеля Теофраст (372-287 гг. до н. э.). В дальнейшем заботы по пополнению библиотеки взял на себя преемник Теофраста Нелеус, который перевез ее в свой родной город Скепсис, но затем она вернулась в Афины по инициативе последователя аристотелевской философии Апелликона и стала составной частью мусейона, расположенного в одном из центральных районов Афин — Ликее.

Античная библиотека является библиотекой, которую одновременно можно рассматривать и как общедоступную (для читателей из определенных слоев общества), и как учреждение, служащее науке. Греческая наука представляет собой уже не отдельные элементы научного знания, а завершенную для того времени систему. По отношению к греческой науке употребление понятия «ученый» правомерно, ибо человек, в отношении которого это понятие применимо, создает и распространяет это знание, используя его и в процессе обучения. Развитие же науки в этот период было в значительной степени определено именно тем, что мир во времена Аристотеля перешел от устного обучения к обучению, основанному на практике чтения, на пользовании зафиксированными, «подлинными» или эталонными текстами.

При этом библиотека на принципиально иной основе выполняет функцию скриптория и с этого времени становится учреждением, которое может сделать копию имеющегося в ее фонде документа и берет на себя обязательства по изготовлению копий, гарантирующих подлинность текстов. Библиотека гарантирует предоставление для чтения подлинных текстов великих греческих драматургов — Эсхила, Софокла, Еврипида и других, а не их неточные копии. Именно благодаря выполнению функции скриптория библиотека начинает играть иную, более активную и принципиально более важную роль в жизни всего общества.

С этого времени библиотека становится главным звеном системы распространения научного знания и звеном, обеспечивающим жизнеспособность системы образования. Античная наука (в отличие от ее предшественницы, «донаучной» науки) связана со временем. Для нее принципиально иное значение приобретает все то, что было создано ранее другими поколениями, и то, что создается в данный момент. Она связана с «памятью времени». В античном мире появляется история как наука. Первым историком стал Геродот (ок. 485 - ок. 425 гг. до н. э.), которого Цицерон в своем труде «О законах» назвал «отцом истории». Греки не выходили за пределы завершенных их воображением картин мира, красоты созданного их мыслью космоса. Греческая наука принципиально отличается от современной. Если современная наука сориентирована на бесконечное развитие и не имеет завершения, то античная не нацелена на бесконечное развитие5. Последнее и определило особенности античной библиотеки. Главное ее отличие от «прабиблиотеки» заключается в том, что библиотека перестает быть учреждением, которое собирает любые письменные (материальные) документы. Она становится тем учреждением, которое хранит документ, имеющий значение не как архивный (то есть единичный), а как документ, который может быть распространен и «тиражирован». С этого времени библиотека несет ответственность за подлинность документа и эту подлинность гарантирует. Она продолжает заниматься выполнением одной из двух основополагающих, «первородных» функций (фондообразования), но в античном обществе библиотека связывает ее с выполнением функции обслуживания.

4. Древние библиотеки как памятник архитектуры

5. Деятельность Александрийской и Пергамской библиотек как научных центров античного мира

6. «Таблицы» Калимаха как прообраз библиотечного каталога и библиографического пособия

Эллинистическая культура возникла за пределами Греции и стала символом расцвета культуры эллинистического мира, который сформировался в результате восточных походов Александра Македонского в 334-324 гг. до н. э. После смерти полководца в 323 г. до н. э. созданная им держава распалась, но на ее основе возникла система эллинистических государств.

Эллинистическая культура имела двойственную природу, ибо она возникла на основе соединения культуры греков с достижениями культуры народов древнего Востока и развивалась в период с 334 г. по 30 г. до н. э. С одной стороны, для нее оказалась характерна преемственность по отношению к античному культурному наследию, а с другой — открытость по отношению к культурам народов, обитавших на территории возникшей империи. Наиболее значительную роль в жизни эллинистического мира сыграли два центра — Александрия, столица эллинистического Египта, и Пергам, столица Пергамского царства. Именно там возникли крупнейшие для своего времени библиотеки. Самой крупной библиотекой античного мира была Александрийская биб­лиотека — библиотека Александрийского мусейона, которую нередко называют крупнейшей публичной библиотекой эллинистического мира. Расцвет эллинистического Египта (или государства Птолемеев, получившего такое название по имени правящей династии) относится к периоду

примерно с 367 г. по 283 г. до н. э. Его столица — Александрия — была основана в 332 г до н. э. Александром Македонским и представляла собой огромный благоустроенный город с широкими прямыми улицами, прекрасными мостовыми, тенистыми парками, с уличным освещением, с системой водопровода и канализации. В городе проживало около 1 млн. человек.

Мусейон, в котором наряду с библиотекой имелись помещения для чтения лекций и для научных занятий, обсерватория, лаборатории и помещения для хранения различных коллекций, имел форму прямоугольника и со всех сторон был украшен рядами изящных колонн, между которыми стояли статуи выдающихся писателей и ученых. Здесь же были комнаты для проживания приезжавших сюда на работу ученых, общая столовая и территория для прогулок. На содержание мусейона специально выделялись средства из царской казны. Главой мусейона был хранитель библиотеки, который одновременно являлся и воспитателем наследника египетского правителя. По традиции пост хранителя (главы) библиотеки занимали именно философы — Эрастофен, Аристофан Византийский, Аполлоний Эйдограф, Аристарх Самофракийский и другие. Александрийская библиотека была самой богатой и наиболее полной библиотекой мира того времени. Главной задачей библиотеки был сбор всей греческой литературы и переводов произведений литературы других народов на греческий язык, причем самой разной — от произведений греческих трагиков до поварских книг7. Задача же предоставления этих фондов в общественное пользование не ставилась, в силу чего ее характеризуют как «библиотеку без публики».

Библиотека Александрийского мусейона была основана в начале III в. до н. э. царем эллинистического Египта Птолемеем I Сотером (323-283 гг. до н. э.). За двести лет своего существования ее фонды стали насчитывать 700 тыс. свитков. Идею Птолемея I Сотера об Александрии как космополитическом центре мира продолжали реализовывать и его потомки — другие представители этой династии также стремились собрать все книги (свитки) мира и выделяли на это практически неограниченные средства. Послы библиотеки собирали свитки по всему миру. Царь Птолемей II Филадельф (285-246 гг. до н. э.) выкупил (по совету Леметрия Фалерского) библиотеку Аристотеля. Стремление к обладанию подлинниками доходило до того, что Птолемей III Эвергет (246-222/221 гг. до н. э.), получив в Афинах под

залог (золотом) оригиналы трагедий Эсхила, Еврипида и Софокла, в качестве условия поставки хлеба в испытывавшие неурожай и голод Афины предпочел лишиться золота, но свитки не вернул.

В Александрийской библиотеке впервые была реализована система каталогизации и расстановки книг, созданная выдающимся ученым и поэтом Каллимахом (ок. 310-240 гг. до н. э.). Калимах был автором более 800 сочинений по истории, грамматике и поэзии, создателем «александрийского» направления в поэзии. Он создал уникальный библиографический указатель с аннотациями — так называемый «Pinakes» (Списки), состоявший из 120 свитков — «Каталог писателей, просиявших во всех областях образованности, и трудов, которые они сочинили». Во времена Калимаха в библиотеке насчитывалось примерно 40 тыс. свитков. В большом, облицованном белым мрамором зале стояли столы для чтения и письма, а около них находились удобные кресла и мягкие ложа. В их форме и комфортабельности отразилось не только желание создать наиболее благоприятные условия для работы читателей, но, прежде всего, стремление обеспечить сохранность книг, имевших форму свитков. Александрийская библиотека, как наиболее богатая по составу фондов, влекла к себе читателей из многих частей эллинистического мира. Они приезжали туда работать со свитками и получать копии интересующих их работ. Эта библиотека стала самым значимым скрипторием античного мира. В разные годы в библиотеке работали Архимед, «Коперник Античности» — Аристарх Самосский, медик Герофил Халкедонский, астрономы Гиппарх и Клавдий Птолемей, математик Эвклид и другие выдающиеся деятели науки того времени.

Многие ученые стремились получить здесь работу и совмещать службу в библиотеке с собственной научной деятельностью. Среди библиотекарей мусейона были крупные ученые своего времени — филолог Зенодот, поэт и ученый Аполлоний Родосский, ученый Эрастофен. Последний из них, получивший известность как один из основателей географической науки и который ввел в оборот сам термин «география», разработавший метод построения географической карты и сам составивший карту мира, служил библиотекарем с 235 г. до н. э. и проработал там более 40 лет.

/Для работы библиотекарей была характерна четкая специализация — они вели учет новых поступлений, работали с фондом, занимались обеспечением сохранности книг (в Александрийской библиотеке была создана уникальная система обеспечения сохранности библиотечного фонда; прежде всего была обеспечена его зашита от сырости) и т. д. Особое значение придавалось инвентаризации, которая производилась в специально отведенных для этой работы помещениях. Книги разделялись на основной и запасной фонд. Дубликаты хранились не в центре города, а в другом здании, расположенном на юго-западе Александрии в храме Серапеум. В соответствии с системой классификации Каллимаха художественная литература подразделялась на шесть разделов — эпосы, элегии, ямбы, мелика, трагедии, комедии, а научная литература — на пять: история, риторика, философия, медицина, законодательство. Был также выделен особый раздел — «разное». Внутри каждого раздела книги располагались по именам авторов, прилагалась краткая биография автора и список его трудов. Рядом с названием каждой работы указывались первые несколько слов текста, количество свитков и число строк в каждом свитке. В 47 г. до н. э. большая часть фондов библиотеки по распоряжению Юлия Цезаря была подготовлена для отправки в Рим. Когда эти книги попытались вывезти, возник пожар, и большая их часть погибла в огне. Оставшаяся часть библиотеки, находившаяся в римском квартале Серапеум,

служила читателям до 389 г., когда она была уничтожена по приказу христианского патриарха Феофила12.

Пергамское царство, существовавшее в III-II вв. до н. э., было государством, игравшим важнейшую роль в жизни всех эллинистических государств. Оно было своего рода «научным центром» того времени. Возникло оно в 283 г. до н. э. на территории области Мисия в северо-западной части Малой Азии, в долине реки Каика. Столицей его стал город Пергам. Основателем Пергамского царства считается грек Филетер (283-263 гг. до н. э.), положивший

начало династии Атталидов, которая правила в Пергаме с 283 по 129 гг. до н. э. Поскольку пергамские правители были искусными дипломатами, они смогли расширить территорию царства, захватив большую часть внутренней Азии. В начале II в. до н. э. Пергамское царство превратилось в одно из самых богатых и крупных по территории эллинистических государств.

Огромная по своим фондам Пергамская библиотека, созданная царем Эвменом II (197-160 гг. до н. э.), соперничала с Александрийской библиотекой. Согласно легенде, египетские правители Птолемеи, опасаясь конкуренции со стороны Пергама, запретили поставлять туда папирус, служивший материалом для письма и, соответственно, для изготовления книг. Это,

в свою очередь, побудило граждан Пергама искать новый, альтернативный папирусу материал для письма, каким и стал пергамен — отбитая, вытертая и заглаженная кожа животных (козлят и ягнят).

Здание, в котором размещались фонды библиотеки, находилось на центральной площади города. Книги размешались в четырех больших залах. В центре главного зала на мраморном пьедестале стояла статуя Афины, в 1,5 раза превышавшая человеческий рост.

Пергам был медицинским центром своего времени, и поэтому библиотека специализировалась преимущественно на приобретении книг по этой области знания. История Пергамской библиотеки завершилась в 43 г. до н. э., когда Пергам уже был провинцией Рима (ею он стал в 133 г. до н. э.), и Марк Антоний (ок. 83-30 гг. до н. э.) подарил большую часть библиотеки египетской царице Клеопатре.

7. Библиотеки Арабского халифата

В VII—VIII вв. арабы, жители Аравийского полуострова, завоевывают значительные территории Передней и Центральной Азии, Закавказья, Северо-Западной Индии, Северной Африки и Пиренейского полуострова. Возникает единое государство — Халифат, который в дальнейшем распадается на Западный и Восточный халифаты, а затем — на множество эмиратов и более мелких халифатов.

На протяжении более чем пяти веков существовало единое пространство, объединенное обшей культурой и (вне зависимости от этнической и религиозной принадлежности), литературным арабским языком. «Арабизация» покоренных стран, например, Испании, была проведена за очень короткое время, и высшие слои общества восприняли новую культуру очень быстро. Некоторые покоренные народы при этом полностью «арабизировались», однако некоторые сохранили и культурную, и религиозную, и языковую самобытность. Это в первую очередь относится к христианской Армении, которая оказалась под властью арабов с начала VIII до начала X вв..

Другие, например, тюркские и иранские народы Центральной Азии и Закавказья в первую очередь восприняли ислам и некоторые элементы языка и культуры. В VII—IX вв. здесь, например, господствовала арабоязычная персидская литература, которая дала миру немало выдающихся поэтов, но при этом были сохранены черты самобытности иранской традиции3. Когда же в конце IX в. возникло независимое от Арабского халифата восточноиранское государство Саманидов (875-999), уже в начале X столетия здесь, и прежде всего в столице государства — Бухаре, сложились благоприятные условия для развития литературы на фарси, то есть на языке, которым пользовался и великий Ибн Сина (Авиценна) (ок. 980-1037). При этом были усвоены и продолжали развиваться библиотечные традиции, которые были восприняты от арабов. Работавший на протяжении многих лет в Бухаре Ибн Сина пользовался библиотеками эмира и медресе, которые были, согласно арабской традиции, общедоступными. Здесь он изучал античную философию, и в первую очередь — Аристотеля (преимущественно в арабских переводах).

В 1950-е гг. в Хамадане, куда в 1037 г. было доставлено тело умершего в пустыне по дороге из Исфахана в Хамадан тело великого Ибн Сины, по проекту иранского архитектора Хушенга Сайхуна был воздвигнут мемориальный комплекс, включающий мавзолей. В этот мемориал был перенесен прах великого мыслителя и большая библиотека. 12 колонн здания, образующего коническую башню высотой более 30 м, символизируют 12 наук, в которых проявил себя ученый.

В это время ни один народ Европы не мог соперничать с арабами по уровню грамотности и по числу ученых. Развитие науки в арабском мире было обусловлено сохранением преемственности по отношению к античной науке. Традиции античного времени продолжали жить прежде всего благодаря тому, что на арабский язык активно переводились работы античных авторов. Если первоначально наука на территории Халифата развивалась под влиянием греческой науки, впоследствии уже арабская наука влияла на развитие науки в странах христианского мира. Этому способствовало использование в качестве исходного материала для изготовления книги более дешевого в сравнении с пергаменом материала — бумаги, ибо более дешевым стало изготовление копии. Бумага стала служить материалом для письма с VIII в., когда в 751 г. в Самарканде открылась бумажная фабрика.

По отношению к библиотекам Халифата особое значение имеют два определения — «дар аль-хикма» (дом мудрости) и «дар аль-ипьм» (дом науки), которые отражают содержание деятельности этого типа библиотек, но не совсем точно передают исходный смысл самого понятия «библиотека». Оба эти определения характеризуют специфический для Халифата тип библиотек, который имел обшие черты с мусейоном — типом библиотек, характерным для античного общества.

В исламском мире сложилась особая форма конструкции помещений библиотек. В тех случаях, когда они располагались в отдельных зданиях, в центре здания располагался большой красиво украшенный зал с высоким потолком (во многих случаях — с куполом). Этот зал использовался как для обслуживания читателей, так и для хранения книг. Двери зала украшались занавесками, а пол покрывался коврами, на которых и располагались читатели. Стены были, как правило, побеленными, но иногда для их украшения использовался цветной мрамор

Книги хранились в деревянных шкафах. Наиболее ценные экземпляры размещались на самом почетном месте. Некоторые наиболее ценные экземпляры Корана располагались в специально отведенных для них витринах. Кроме книг и документов, в библиотеках хранились и выставлялись научные инструменты, в первую очередь астрономические.

Особое значение придавалось обеспечению сохранности книг — защите книг от возможных хищений, от пыли и насекомых, за что лично отвечал сахиб — руководитель библиотеки. Он же должен был следить за наличием в библиотеке бумаги, перьев и чернил, которые предоставлялись читателям бесплатно. Это имело принципиально важное значение, поскольку читатель приходил преимущественно не читать, а переписывать.

Прежде чем войти в помещение библиотеки, читатель должен был совершить омовение у источника, который располагался у входа в библиотеку, и лишь затем он мог подойти к библиотекарю. Книги расставлялись в шкафах в соответствии с тем, как они были представлены в каталоге, который имел форму свитка или велся в специальных тетрадях. На книги были наклеены ярлычки с указанием сигнатуры. Наряду с каталогом имелись инвентарная опись и топографический каталог.

Интерьер арабской библиотеки В крупных библиотеках книги по конкретной теме стремились собирать в отдельных шкафах. Применявшаяся тематическая расстановка предполагала разделение потрем группам: религиозные, гуманитарные и философские науки. Ко второй группе относились филология, грамматика, риторика, логика, поэзия, литература в целом и другие науки и дисциплины. Третья группа включала в себя, в частности, математику, медицину, физику, музыку и метафизику. Особую роль в распространении книг и создании первой крупной придворной библиотеки сыграл основатель суннитской династии Омейядов (661-750) халиф Муавия, правивший с 661 по 680 гг. У этого халифа была библиотека и во время кочевой жизни. По его инициативе при дворе в столице Халифата — /Дамаске был создан своеобразный культурный и научный центр, который и был назван «байт аль-хикма» («дом мудрости»). Основу его составляла библиотека, использовавшаяся прежде всего взятыми на службу переводчиками, в задачи которых первоначально входил устный перевод для монарха работ греческих авторов, рассказов о жизни и деятельности Александра Македонского и других героев античности. В библиотеке хранились и работы арабских авторов. Сюда же поступали на хранение и официальные документы. В дальнейшем все халифы других династий (аббасидов, фатимидов, турок и др.), их многочисленные родственники и их окружение стремились к созданию более или менее значительного книжного собрания, которое включало бы в свой состав как красивые экземпляры Корана, так и работы арабских и переводы зарубежных, в первую очередь, греческих авторов.

В годы правления династии Аббасидов (750-1258) сложилась культура, которая определила характер распространения научных знаний в мире. Столица Халифата была перенесена в Багдад — новый город, возникший на древнейших месопотамских землях на берегах Тигра. Уже в X в. Багдад стал огромным городом с почти двухмиллионным населением и крупнейшим научным центром арабского мира. В новой столице более сильно ощущалось влияние культур других народов Востока. Особенно активным было усвоение достижений персидской культуры, что определялось не в последнюю очередь тем, что именно персы играли заметную роль в жизни двора и преобладали, в частности, среди служащих канцелярии халифа. Именно персы придали двору бывших кочевников подлинную изысканность.

«Дом мудрости», основанный в Багдаде халифом аль-Мамуном (813-833), превратился в крупнейший исследовательский центр мусульманского мира, и именно библиотека стала главным инструментом его работы. Здесь была создана коллегия переводчиков и организована планомерная работа по переводу научных трудов на арабский язык. Были переведены труды Аристотеля, Гиппократа, Эвклида и многих других ученых античного мира.

Багдадский «дом мудрости» был во многих отношениях похож на Александрийский мусейон, а роль аль-Мамуна в его развитии сопоставима с деятельностью одного из самых активных правителей династии Птолемеев — Филадельфа. При аль-Мамуне официальной формой мусульманского вероучения стало учение мутазилитов. сложившееся в VIII в. в среде ученых-богословов Басры под влиянием греческой философии. Мутазилиты, выступая против представления бога в человеке, то есть против антропоморфизма, отрицали учение ортодоксального ислама о вечности и несотворенности Корана и считали Коран одним из творений Аллаха. В трактовке положений Корана сторонники учения мутазилитов признавали свободу человеческой мысли и воли в совершении добрых и злых деяний и отвергали полную предопределенность мировых событий.

В X в. одним из крупнейших научных центров арабского мира стала Кордова — столица Кордовского эмирата, фактически независимого от багдадских Аббасидов. Усилившаяся в это время в Багдаде религиозная и политическая реакция не коснулась Кордовы. Здесь правили такие просвещенные халифы, как Абд ар-Рахман III ан-Насир (891-961) и аль-Хакам II (?-976). В годы их правления слава Кордовы была сопоставима со славой Александрии. При населении в полмиллиона человек халифат располагал 27 высшими школами.

Среди частных собраний были библиотеки, для которых их владельцы строили специальные здания. Так, житель Кордовы Ибн Туфаис построил здание, в котором доминировал зеленый цвет, создававший идеальные условия для отдыха глаз (зелеными были потолок и стены, занавески и ковры), а библиотека министра Абу Яфара бен Абаса была сопоставима по объему с библиотекой халифа и насчитывала 400 тыс. книг. Аль-Хакам II всячески покровительствовал науке и литературе. Фонд дворцовой библиотеки составлял около 400 тыс. томов. Библиотека кордовского халифа поражала не только величиной фонда, но и тем, как тщательно он был подобран. У аль-Хакама II были агенты, которые вели поиск книг в разных уголках мусульманского мира. На службе у него находился копиист в Багдаде, в задачи которого входил не только поиск текстов отсутствовавших в Кордове книг с целью их копирования, но и поиск авторов, которые готовили новые работы — с тем, чтобы после завершения ими их труда они за определенное денежное вознаграждение предоставляли бы кордовскому халифу первую копию. В силу этого сами авторы были заинтересованы в посвящении своих трудов халифу. После смерти халифа аль-Хакама II фонд библиотеки был подвергнут чистке. Приводивший в порядок фонд библиотеки «библиофил» Алманзор своими руками бросал в огонь «еретические» работы по философии и астрологии, а также книги, посвященные религиозным спорам.

Позднее, в XI в., когда Кордовский эмират распался на несколько самостоятельных государств, центр науки и культуры переместился в Толедо, и этот город становится «арабским мостом в Европу». Благодаря ему в Европу попадают сочинения греческих ученых.

Одна из крупнейших библиотек того времени, оказавшая огромное влияние на мусульманский мир, была создана в Каире, на территории располагавшегося на севере Африки халифата, которым правила династия Фатимидов (909-1173). Дворцовая библиотека была основана в Каире вторым халифом династии — аль-Азизом (975-996). В ней, в частности, наряду с большим количеством религиозной литературы насчитывалось 18 тыс. научных трудов.

Библиотекарь Али бен Мухаммад аль-Шабушти следил за расстановкой и обеспечением сохранности фонда, размешавшегося в сорока помещениях. При преемнике аль-Азиза халифе аль-Хакиме (996-1020) библиотека значительно увеличилась и изменилась ее роль. Она стала основой центра «дар аль-ильм». Само понятие «дар аль-ильм» к этому времени уже использовалось по отношению к аналогичным центрам в других городах арабского мира. Так, в 993 г. по инициативе визиря Сабура был основан «дар альильм» в Багдаде, просуществовавший до 1059 г. Как и в других городах, где впоследствии возникли подобные центры, основной задачей каирского «дар аль-ильма» было распространение религиозных идей, но он изначально стал и центром научных дискуссий. Сюда по приглашению халифа наряду с мусульманами приглашались и иудеи, и христиане, а библиотека была открыта для всех желающих. По образцу каирского «дома науки» аналогичные центры были созданы в дальнейшем в Иерусалиме, Мосуле, Триполи и других городах арабского мира.

Начиная со второй половины XI в., крупные библиотеки создаются также при мечетях, медресе, больницах. Одно из наиболее крупных собраний сложилось в Багдаде при медресе Нидамийа, основанном в 1064 г. визирем Низамом ал-Мулуком.

Приобретение книг в Халифате стало модой, а наличие частной библиотеки — знаком высокого социального статуса, что напоминало отношение к книгам и книжному коллекционированию в Римской империи. Многие библиофилы обладали коллекциями книг, насчитывавшими тысячи томов. Некоторые арабские писатели (склонные к определенным преувеличениям) даже описывали частные библиотеки, насчитывавшие более 5 тыс. томов, и для перевозки которых требовалось 700 верблюдов.

В ХІ-ХШ вв. большинство библиотек Арабского халифата погибли — как во время борьбы арабов с христианами-крестоносцами, так и в результате разграбления монгольскими завоевателями. Так, в 1236 г. по приказу кардинала Хименеса была дотла сожжена Кордовская библиотека. Для библиотек Багдада наиболее разрушительными стали последствия захвата города монголами в 1258 г.

  1   2   3   4   5   6


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации