Семенов Михаил Юрьевич Особенности отношения к деньгам людей с разным уровнем личностной зрелости - файл n1.doc

Семенов Михаил Юрьевич Особенности отношения к деньгам людей с разным уровнем личностной зрелости
скачать (2225 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc2225kb.02.11.2012 13:19скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22
Разумеется, существует обширный пласт психологической литературы, где проводится непосредственное увязывание психологических качеств/черт индивида с показателями успешности предпринимательской деятельности. Так, в одном из исследований (Roberts, 1988) выделяются следующие психологические качества, приводящие предпринимателя к успеху в производственной сфере: инициативность, положительное отношение к другим, лидерство, ответственность, организационные способности, решительность в действиях, упорство. В другом исследовании (The Identification..., 1988) обосновывается более широкий набор личностных конструктов, коррелирующих с успешностью предпринимательской деятельности: стремление к независимости; стремление к финансовому успеху; специфические требования к работе (разнообразие работ, наличие ясной цели, субъективная важность цели и др.); чувство личной ответственности (уверенность, что успех в жизни зависит от самого человека); наличие высокого энергетического потенциала; стремление к достижению результата, включающее склонность к разумному риску, управлению ситуацией и получению обратной связи; уверенность в себе; толерантность к неопределенности; нетерпение, стремление к максимальному темпу.
Наряду с многочисленными исследованиями, основанными на диспозиционной модели, в психологии личности появились работы, авторы которых утверждали, что на основании данных о психологических свойствах индивида нельзя статистически обоснованно предсказать его поведение в конкретной ситуации. (В свое время этот вывод произвел ошеломляющее впечатление на психологическое сообщество.) Речь идет прежде всего о работе У. Мишела (Mishel, 1968), посвященной личностной психодиагностике. В качестве альтернативы диспозипионному подходу Мишел предложил рассматривать реакции людей на социальное окружение* не в терминах личностных черт, а в терминах когнитивной компетентности, стратегий обработки информации, личных целей, субъективных ожиданий и других факторов социального научения" (Росс, Нисбетт, 1999, с. 172).
В последние годы возрос интерес персонологов к влиянию окружения на поведение людей (Blass, 1984). В цикле экспериментов по социальному влиянию на процессы индивидуального принятия решения было обнаружено, что для предсказания поведения более значимую роль играют не "внутренние факторы человека" ("внутренняя природа человека", по А. Маслоу) или "глубинные черты личности", а особенности социального контекста, в котором осуществляется реальное поведение индивида (см.: Росс, Нисбетт, 1999).
Вместе с тем, подчеркивая роль социальной среды для объяснения поведения индивида, не следует сбрасывать со счетов и характеристики самого индивида, которые, разумеется, нуждаются в доопределении. Иначе говоря, продуктивный подход к психологии личности можно задать следующим образом: "Поведение определяется переменными человека, ситуацией и их взаимным влиянием друг на друга" (Хьелл, Зиглер, 1997, с. 596). Эта концепция известна как "интеракционистский подход". С этих позиций можно сформулировать принципиальные требования и к построению общей теории личности, и к построению модели личности предпринимателя в частности. Искомая модель должна сочетать в себе как требование включенности индивида в социальную ситуацию, так и возможность описания субъективной репрезентации социальной реальности. Необходимость подобного комплексного подхода особенно очевидна при разработке проблемы построения психологической модели личности предпринимателя в силу выделенной нами фундаментальной зависимости последнего от социально-экономического окружения.
Очевидно, что создание практически пригодной модели — достаточно сложная задача. Поэтому для ее решения представляется полезным обратиться к опыту эмпирических исследований, отвечающих принципу целостного подхода к описанию поведения. Наиболее продвинутыми в этом отношении оказались психотерапевтические подходы, с самого начала ориентированные на получение практических результатов. Интересную попытку увязывания конкретных проявлений человеческой жизнедеятельности с множественными воздействиями социального окружения представляет собой концепция позитивной психотерапии Н. Пезешкиана (1996). В основе этой концепции лежит принцип транскультурного взаимодействия, отражающий влияние широкого социокультурного контекста (в том числе делового и профессионального) на симптоматику соматических и психических заболеваний, их переносимость и способы их преодоления.
Не углубляясь в обсуждение всех тонкостей оригинального метода поведенческой психотерапии, предложенного Н. Пезешкиаиом, сосредоточимся на понятии "актуальный конфликт". Согласно автору, актуальный конфликт возникает в результате взаимодействия внешних детерминирующих факторов социальной ситуации и актуальных способностей личности и отражает "переработку" социального напряжения, оказывающего влияние на индивида. Несмотря на культурные и социальные различия, а также личностную неповторимость каждого человека, можно обнаружить, что при решении своих проблем люди прибегают к типичным формам переработки конфликтов: через тело (ощущение), деятельность (разум), контакты (традицию) и фантазию (интуицию).
Переработка "через тело" означает, что конфликт (или социальное напряжение) переживается как совокупность телесных ощущений, и отражает общую активность индивида. При этом специфичность телесного ответа (в том числе и возникновение психосоматических заболеваний) определяется имеющимися у индивида концепциями или атрибуциями, которые он относит к своему телу в целом, отдельным его органам и их функциям, а также к представлениям о здоровье и болезни.
Переработка "через деятельность" означает, что актуальный конфликт разрешается в рациональной форме, т.е. через наличные структуры профессиональной деятельности, деловой активности, путем актуализации когнитивных способностей и навыков решения проблем. Типичные реакции на социальное напряжение в этом случае определяются принятыми индивидом концепциями относительно возможности/невозможности выполнить конкретную работу в определенный момент жизни.
Переработка "через контакты" отражает способность устанавливать и поддерживать отношения с партнерами, семьей, различными группами и т.п. Социальное поведение формируется как под влиянием приобретаемого индивидуального опыта, так и под влиянием значимых для индивида социальных обычаев (традиций). В особенности это касается наших возможностей налаживать контакты с людьми. В последнем случае социальное напряжение перерабатывается в воображении — через мечты, фантазии, концепции, ожидания...
Будучи практикующим психотерапевтом, Пезешкиан не заботится о теоретическом обосновании своей модели, но, на наш взгляд, его концепция очень точно воплощает ключевую интеракционистскую идею взаимодействия ситуации и личности: актуальный конфликт понимается как встреча ситуационных воздействий и наших личностных детерминант, а выделенные формы переработки исчерпывающе отражают важнейшие области личностного реагирования. В связи с этим рассматриваемая модель представляется применимой не только в сфере психотерапевтической практики, для которой она, собственно, и создавалась, но и в любой области, где индивид функционирует в режиме актуального взаимодействия с действительностью.
Эта модель может оказаться полезной и при создании концепции личности предпринимателя. Поскольку модель актуального конфликта предполагает рассогласование между чрезмерным давлением среды и личностно детерминированными возможностями по переработке внешних перегрузок, она особенно применима к анализу предпринимательской деятельности в условиях современной России, где мы имеем дело не со сложившимися ее формами, как в развитых странах, а только с процессом их становления. Таким образом, в условиях кардинальных изменений социально-экономической ситуации в качестве предмета исследования выступает сложный комплексный феномен готовности к предпринимательской деятельности, к изменению образа жизни, формированию новых поведенческих паттернов, смене видов профессиональной деятельности. По существу речь идет о возможности адаптации субъекта к новой экономической действительности.
Анализу готовности к предпринимательской деятельности был посвящен цикл проведенных нами исследований (Мусаэлян И.Э., Сливницкий Ю.О. Деловая активность населения Брянской области: Научный отчет ИСИППМ при СМ РФ. М., 1991—1993; Мусаэлян И.Э., Сливницкий Ю.О. Деловая активность населения Калужской области: Научный отчет ИСИППМ при СМ РФ. М„ 1994). Готовность к предпринимательской деятельности оценивалась с помощью методов анкетирования и регламентированного интервью. Были разработаны два оригинальных опросника. Первый содержал ряд тестирующих утверждений, отражающих оценки состояния социальной среды и намерения испытуемых, в том числе и намерение заняться предпринимательской деятельностью. Второй был ориентирован на оценку личностных свойств, релевантных собственно предпринимательской деятельности, и включал следующие шкалы: инициативность, самостоятельность; новаторство, склонность к изменениям; склонность к риску; навыки управления, сотрудничество; характер решения задач: оперативность, опора на главное, "многоканальность"; активность, склонность к напряженной работе; устойчивость к монотонии, к неудачам.
Массовый опрос населения проводился в Брянской и Калужской областях РФ и в Гомельской области Республики Беларусь. В Москве проводилась работа с отдельными предпринимателями и организациями. Выборка (всего 1500 человек) состояла из следующих групп: студенты вузов, работники госпредприятий (сотрудники региональных органов управления различного уровня, ИТР и руководители промышленных предприятий, сотрудники научных и проектных организаций, сельские специалисты); сотрудники и руководители крупных АО; сотрудники и руководители малых предприятий (ООО, кооперативы); индивидуальные предприниматели.
Анализ данных позволил выделить три группы респондентов, которых можно рассматривать как более или менее успешно вписавшихся в новую социально-экономическую реальность: "студенты" — 215 студентов технических вузов России и Беларуси в возрасте 21—28 лет; "предприниматели" — 72 представителя высшего управленческого звена частных предприятий различного профиля, а также руководители крупных АО в возрасте 28—55 лет; "предприниматели поневоле" — 300 человек в возрасте 35—55 лет. Последняя группа весьма неоднородна по составу. Она включает не только индивидуальных предпринимателей, занимающихся, например, "челночным" промыслом или другими видами ИТД, но и лиц, числящихся работающими на фактически остановившихся предприятиях и одновременно выполняющих другие виды деятельности, часто совершенно не связанные с их основной работой и .специальностью. Подобный "многостаночный" образ жизни не обусловлен предпринимательской мотивацией, профессиональным выбором и т.п., а является вынужденным способом адаптации к сложным социальным условиям.
Нами был получен обширный массив данных, включающих как оценки личностных черт, релевантных требованиям предпринимательской деятельности, так и оценки текущего состояния социальной среды, намерения включиться в реальный процесс предпринимательства и принятие ценностей предпринимательской культуры. Оставляя в стороне многочисленные детали процесса освоения населением различных форм предпринимательской деятельности, выделим лишь те данные, которые могут быть сгруппированы вокруг четырех форм личностного реагирования на социальную ситуацию (в соответствии с обсуждаемой моделью Пезешкиана). Применяя модель актуального конфликта к целостному анализу деловой активности, можно выявить узловые проблемы, переживаемые предпринимателями, и связанные с ними личностные деформации.
В сфере, названной Пезешкианом "тело (ощущение)", особенно важной представляется оценка собственных энерговозмояостей, базирующаяся на общей активности индивида и связанная с личностными концепциями "по силам/не по силам". Данная сфера реагирования может быть названа областью активности (А).
В сфере "деятельность (разум)" эффективность осуществления предпринимательской деятельности определяется когнитивными процессами, способами и особенностями работы с информацией, уверенностью в возможности систематически и целенаправленно решать поставленные задачи. Эту сферу условно назовем областью работы с информацией (И).
В сфере "контакты (традиции)" ключевой для предпринимателя является способность устанавливать и поддерживать отношения с инвесторами, партнерами, сотрудниками, поставщиками, клиентами и т.д. Эта способность во многом зависит от принятия/не принятия индивидом концепции корпоративной природы предпринимательской деятельности. Назовем эту сферу областью коммуникаций (К).
И, наконец, в сфере "фантазия (интуиция)" для осуществления предпринимательской деятельности жизненно важными оказываются устремленность в будущее, видение возможностей, разработка стратегий и планов. Назовем эту сферу областью прогнозирования (П).
Рассмотрим, как представлены данные области реагирования в субъективных моделях предпринимательской деятельности трех выделенных нами групп респондентов.
В области активности "предприниматели" высоко оценивают свои возможности. "Я могу работать в течение 24 часов", "Я буду работать с максимальным напряжением, пока не удовлетворюсь полученным результатом", "Для восстановления сил после утомительной работы мне достаточно непродолжительного отдыха" — примеры утверждений, с которыми согласны свыше 83% предпринимателей. Вероятно, именно в связи с переоценкой своих энергетических возможностей в среде предпринимателей возникает много запросов, связанных с коррекцией своего соматического состояния. У "предпринимателей поневоле" наблюдается обратная картина: люди часто жалуются на усталость, апатию, опустошенность, равнодушие (72%); высказывают желание замедлить темп деятельности. При этом запрос на реальное изменение своего функционального состояния проявляется в данной группе в гораздо меньшей степени, чем у "предпринимателей". У "студентов" представление о своих энергетических возможностях подвергается искажающим тенденциям в наименьшей степени: 55% согласны с высокими оценками собственной энергетики, но 45% согласны с низкими оценками. Можно сказать, что в целом представления "студентов" об энергетических возможностях являются сбалансированными.
В области, работы с информацией "предприниматели" чувствуют себя достаточно уверенно. Речь идет о возможностях обработки больших массивов данных, оперативности решения задач и точности выделения ключевых моментов в проблемной ситуации. При этом их оценки своих возможностей в данной области являются достаточно сбалансированными, "Предприниматели поневоле" жалуются на трудности. "Мне трудно держать под контролем массу дел и деталей одновременно", "Мне трудно изменить заранее разработанный план действий", "Я замечаю, что при решении того или иного вопроса я часто уделяю слишком большое внимание второстепенным деталям" — примеры утверждений, с которыми чаще всего соглашаются представители данной группы (свыше 65%). У "студентов", напротив, данная область гипертрофирована: 84% респондентов оценивают свои возможности в сфере работы с информацией как очень высокие.
а)
б)
в)
Соотношение четырех областей реагирования (А, И, П, К) в группах "предпринимателей" (а), "предпринимателей поневоле" (б) и "студентов" (в). Размер кружка символизирует тенденцию области: к редукции (малый), к сбалансированности (средний), к гипертрофии (большой).
В области коммуникаций все исследованные группы высоко оценивают свои возможности: подавляющее большинство утверждает, что им легко устанавливать контакты с людьми и они знают, как завоевать их расположение, предпочитают деловые отношения подкреплять неформальными и видят преимущества в групповом разделении ответственности за успех дела. Подбор команды большинством респондентов оценивается как приоритетный шаг на этапе становления организации.
Область прогнозирования (планирования будущего) мало представлена во всех исследованных нами группах. Даже "предприниматели" в своей деятельности ориентированы исключительно на решение сиюминутных проблем, выражают нежелание обсуждать дальние перспективы работы и демонстрируют низкий уровень готовности к принятию инновационных решений.
Рассматривая полученные данные, подчеркнем, что использованное нами представление о балансе соответствует модели Пезешкиана, которая предполагает взаимосвязь различных форм реагирования. Автор сравнивает четыре выделенные формы с весами, чаши которых для достижения душевной гармонии должны быть уравновешены. Преимущественное развитие одних форм реагирования приводит к редукции других, т.е. при гипертрофии одной из форм переработки конфликтов прочие отодвигаются на задний план (Пезешкиан, 1996). Это представление о балансе нашло подтверждение и при анализе четырех областей реагирования в групповых моделях предпринимательской деятельности (рисунок). Так, общим для трех выделенных групп является редукция области прогнозирования. Этот феномен проявляется даже в группе предпринимателей, которые не выражают желания к инновационным изменениям в своей деятельности. Это обстоятельство вообще ставит под сомнение отнесение деловой активности, осуществляемой у нас в негосударственной сфере, под категорию "предпринимательство", основополагающей характеристикой которой считается именно организационное новаторство (Друкер, 1993). Юридическое понимание предпринимательства в данном случае не совпадает с психологическим.
Разумеется, этот феномен имеет глубинные причины этнического, исторического, социального, экономического и иного характер анализ которых в рамках данной работы не представляется возможным. Однако можно предположить, что в силу социально-экономической ситуации, сложившейся в нашей стране за последнее десятилетие, ожидания большинства населения, связанные с социальны перспективами, не оправдались, и это заставило многих пересматривать свои планы, а прежние ожидания оценивать как фантазии, не имеющие связи с реальностью. Систематические экономические потрясения заставили многих вообще отказаться от усилий строить сценарии своей деловой активности и карьеры. "Работа с будущим сместилась в игровые области: отсюда, как нам кажется, проистекает повышенный интерес к политическим прогнозам, литературным социальным фантазиям, эзотерике.
Обращает на себя внимание гипертрофия области социальных коммуникаций во всех исследованных группах. Достаточно трудно ответить на вопрос, в чем причина данного феномена: либо редукция сферы работы с будущим приводит к усилению экзистенциальной тревожности, которая и заставляет индивида восстанавливать свое душевное равновесие в "объятиях" групповых отношений, либо привычка (традиция) к корпоративному способу поведения приводит к редукции сферы индивидуального принятия решений и связанной с ней областью прогнозирования. Однако такая связь несомненно имеется и отвечает интегративному характеру используемой нами модели. Вместе с тем следует добавить, что, исходя из полученных нами данных, область социальных коммуникаций имеет своеобразный характер. Большинство респондентов высоко оценивает возможность группового разделения ответственности за успех дела и при этом не считает обязательным соблюдение правил деловой морали в вопросах выполнения договорных обязательств. Иными словами, ценной оказывается коммуникация, понимаемая как средств снятия индивидуальной ответственности, а не как норма партнерского поведения, предполагающая установление и принятие правил деловой этики между участниками сообщества. К этому же выводу приводит и полученный нами факт, что одной из важнейших причин, склоняющих людей к занятию предпринимательской деятельностью, является нежелание подчиняться указаниям начальства на работе. Восприятие необходимости следовать принятым в организации правилам как "принудительной нагрузки" может на самом деле свидетельствовать об отказе от сотрудничества. Таким образом, обнаруженный нами факт доминирования групповых форм поведения надиндивидуальными в деловой сфере носит скорее компенсаторный характер.
В заключение следует сказать, что обсуждаемая модель разрабатывалась как интегральный диагностический инструмент, предназначенный для выявления проблем жизнеобеспечения пациентов. Применение данной модели для анализа проблем деловой активности требует специальной работы по дальнейшей дифференциации используемых в ней понятий, уточнению выделяемых областей реагирования. Само понятие "область реагирования" соответствует основной идее интеракционистского подхода и дает возможность по-новому взглянуть на то, как устойчивые мотивационные доминанты, личностные концепции и имеющиеся поведенческие схемы задают в своем взаимодействии конкретные воплощения субъекта в реальной жизненной ситуации. Разработка содержания каждой из выделенных областей применительно к специфике предпринимательской деятельности и анализ их взаимодействия позволят сделать важный шаг на пути построения модели личности предпринимателя.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
Агеев А.И. Предпринимательство: проблемы собственности в культуры. М., 1991.
Гинс Г.К. Предприниматель. 1992.
Церию П. Хотите стать коммерсантом? М., 1995.
Друкер П. Рынок: как выйти в лидеры. М., 1993.
Мусаэлян И.Э., Сливницкш Ю.О. Психология предпринимательства — новая область отечественной психологической науки //Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 1995. № 1.
Пезешкиан Н. Психосоматика и позитивная психотерапия. М., 1996.
Росс Л; Нисбетт Р. Человек и ситуация. М., 1999.
Серван-Шрейбер ЖЛ. Ремесло предпринимателя. М., 1993.
Хизрич Р., Питере М. Предпринимательство, или Как завести собственное дело и добиться успеха. М., 1993.
Хокен П. Я начинаю свое дело. М., 1999.
Хоскинг А. Курс предпринимательства. М., 1993.
Хьелл Л; Зиглер Д. Теории личности. СПб., 1997.
Blass J. Social psychology and personality: Toward a convergence //J. of Pers. and Social Psychol. 1984. Vol. 47.
The Identification and Assesment of the competencies of Entrepreneurs. N.Y., 1988.
Mishel W. Personality and Assesment. N.Y., 1968.
Roberts E. The Personality and Motivation of Technological Entrepreneurs. Boston, 1988.


на главную страницу
к началу раздела


Колин Грей

Предпринимательство в 90-х годах

Иностранная психология, №9 1997
Резюме
Хотя развитие малых и средних предприятий (МСП) - одно из приоритетных направлений политики Европейского союза, возникает вопрос, является ли чисто количественное увеличение сектора МСП целью экономического развития и какую роль играет подготовка состава для улучшения деятельности этого сектора. Большинство представителей бизнес-образования отмечают, что владельцам МСП не хватает подготовки для более эффективного развития своего дела (Manhem & Silver, 1986). Вместе с тем владельцы МСП в большинстве своем не готовы потратить необходимое время, чтобы приобрести требуемые навыки. Материал данной статьи основан на квартальных отчетах Треста по исследованию малого бизнеса (ТИМБ) 1995 года. Обсуждается вопрос, что владельцы МСП понимают под "ростом" и соотносят его с понятием личной независимости. В частности, исследуется отношение владельцев МСП к личному контролю при постановке задач роста своего бизнеса и финансового планирования. Особое внимание уделяется возможным ограничениям со стороны индивидуализма, внутренне присущего мотиву независимости. Предпринимательские МСП нацелены на рост, ставят перед собой коммерческие цели и увеличивают объем своих продаж в реальные сроки. Их отношения и деятельность сравниваются с непредпринимательскими МСП, которые не нацелены на рост. Основные результаты показывают: 1) МСП, имеющие деловые отношения с другими фирмами (товаропроизводителями, фирмами услуг и др.) более нацелены на рост и развитие бизнеса; 2) стремление к личной автономии большинства владельцев МСП затеняют их намерения, связанные с ростом; 3) стремление к личной независимости и автономии убывают по мере увеличения размеров фирмы; 4) желание поддержать личную независимость и автономию увеличивается при угрозе потери влияния.

Введение
Развитие сектора МСП - одно из приоритетных направлений индустриальной и социальной политики Европейского союза. Во множестве случаев именно МСП обладают потенциалом для сокращения все возрастающей безработицы. В других случаях официальный интерес привлекается повышенной требовательностью внутри МСП, тем, что МСП является источником инновационных идей и продуктов, а также высокой эффективностью предоставляемых МСП услуг для более крупных организаций.
Бангеманн (Bangeman, 1994) считает, что предпринимательские МСП должны находиться в центре экономической стратегии Европейского союза при переходе к новому информационному обществу. Призывая к развитию "предпринимательского менталитета, позволяющего возникать новым динамичным секторам экономики", Бангеманн полагает, что "прогрессивные МСП выиграют от более эффективного доступа к обучению и другим службам, связанным с потребителями и поставщиками". Сейчас не вызывает сомнения, что вклад МСП в создание рабочих мест непропорционально велик по сравнению с крупными фирмами, (особенно в периоды ослабления экономики), однако следует отметить, что большинство новых рабочих мест предлагаются относительно небольшим числом фирм (ENRS, 1993, Storey, 1993). В исследованиях малого бизнеса постоянно сообщается, что владельцы и управляющие этими предприятиями в общем недостаточно подготовлены в вопросах финансовых операций, управления человеческими ресурсами, маркетинга и планирования (Bolton, 1971; Mangham and Silver, 1986; Constable and McCormick, 1987; Stanworth and Gray, 1991; Storey, 1994).
Несмотря на слабое участие в курсах, разработанных специально для развития этих сторон деятельности управленцев, множество МСП умудряется существовать, а некоторые из них даже процветать в условиях серьезных спадов экономики и все возрастающей конкуренции со стороны более крупных фирм. Еще более малой частью среди этих успешных МСП являются те, кто выживают за счет эффективного использования новых технологий, инновационных процессов, продуктов и услуг.
Именно МСП такого типа Шумпетер (Schumpeter, 1934) охарактеризовал как предпринимательские и именно об их развитии заботится правительство стран Европейского сообщества (АCOST, 1990).
Невозможно игнорировать значение сектора МСП в экономике. В странах Европейского сообщества существует около 15 миллионов фирм (не считая фермы). Почти все они (93%) имеют менее 10 служащих. Вместе с тем в микрофирмах занято почти 32% трудоспособного населения, на него приходится около 24% всего товарооборота Европейского сообщества (ENSR,1993).
Существуют значительные различия между государствами-членами ЕС не только по абсолютной величине их трудоспособного населения, но и по относительной значимости МСП для их экономики. Очень маленькие микрофирмы, зачастую семейные, важны для южных экономик. Несколько больший средний размер фирм в северных странах предъявляет более высокие требования к управленческим навыкам владельцев МСП. Существенные различия имеются и внутри экономики отдельной страны, в частности, между индивидуальными предпринимателями (self-employed) и владельцами более крупных МСП (Gray, 1990-1994).
Около половины (7 миллионов) фирм фактически являются индивидуальными частными предприятиями без других наемных работников, в Великобритании их доля доходит до 75%.
Имеются основания полагать, что индивидуализм и не настроенность на сотрудничество, весьма свойственные культуре индивидуального предпринимательства, уменьшают экономическую роль многих МСП. Самые маленькие из них в принципе не нацелены на рост и не могут в должной мере воспользоваться обучением и другими инициативами поддержки (Gray, 1994). В Великобритании МСП с участием в них меньше 20 человек создали более полумиллиона дополнительных рабочих мест. Это даже несколько больше того, что сделали крупные фирмы с их гораздо большей рабочей силой (Daly, 1991). Предприятия с числом служащих менее 20 составляют в Великобритании 96% всех предприятий, на них трудится 36% всех работающих (прибли-зительно половина всего частного сектора). Однако в национальном товарообороте на их долю приходится лишь 21%. Только 5% владельцев МСП имеют более 20 служащих, 75% из них вообще не нанимают других людей. Пропорция этих частных предпринимателей без наемных сотрудников постоянно увеличивалась с 1980 года (60%). В 1990 году динамика сменилась на обратную впервые за 20 лет.
С прекращением периода спада был зафиксирован рекордный уровень банкротств МСП. Это заставляет предположить, что, возможно, оснований для их недавнего роста было недостаточно или барьер вступления в частный бизнес был слишком низок. Действительно, все большее число одиночных предпринимателей отмечают, что с удовольствием предпочли бы работать в качестве наемных работников у кого-либо. Сходный феномен наблюдался и в период экономического спада 1930-х (Daly, 1991). Эти факты ставят под вопрос потенциал роста и инноваций в среде МСП, а также то, что способность управлять может помочь в реализации этого потенциала. Конечно, предпринимательские, ориентированные на рост, фирмы вносят позитивный вклад в создание новых рабочих мест, однако они составляют весьма незначительное меньшинство.
Уточним понятие "предпринимательство". Мы базируемся на его трактовке, восходящей к австрийскому политэконому Шумпетеру (Schumpeter, 1934). Он определил предпринимателя как личность, производящую продукт новым способом, чтобы добиться преимущества в конкуренции. Это определение предполагает, что предприниматели эффективно используют все экономические факторы производства: капитал, труд и землю, что предполагает далее найм других людей, планы роста и победы в конкуренции. Однако лишь очень немногие МСП ведут дела таким образом, принимают советы со стороны и даже просто имеют планы роста (Gray, 1992, a & b). Большинство бизнесменов-одиночек и очень маленькие семейные фирмы не привлекают ни внешнего капитала, ни труда. Возможно, определенным реальным и психологическим барьером для владельцев МСП является организационное усложнение, связанное с ростом. В регулярных квартальных обзорах Треста исследования малого бизнеса (ТИМБ) собраны данные об ответах владельцев МСП о целях их бизнеса (второй квартал 1992 г) и планах роста (3-ий квартал 1991 г.). Результаты приводятся в таблице 1.
Таблица 1
Размер фирмы и цели ее роста
Цели бизнеса (1990)
Отношение к росту (1991)
Служащие
деньги
безоп.
жиз.стиль
МСП
%
за
против
другое
МСП
%
1-4
20
32
42
595
(44)
29
47
24
903
(53)
5-9
32
35
24
324
(24)
43
33
24
361
(21)
10-14
32
37
23
124
( 9)
47
28
25
159
(9)
15-24
48
26
19
233
(17)
53
21
26
118
(7)
25-49
62
18
16
50
( 4)
59
24
17
124
(7)
50+
44
25
19
16
( 1)
48
28
24
50
(3)
ВсегоМСП
407
243
409
1349
(100)
648
660
411
1719
(100)
%
(30)
(32)
(30)
(100)

(38)
(38)
(25)
(100)

Представленные данные показывают, что фирмы численностью 15-49 сотрудников характеризуются очень высокой мотивацией роста; частные предприниматели фирм менее 5 человек имеют слабую нацеленность на рост. Обнаруживается ясная прямая связь между размером фирмы и ее экономическими задачами. У самых маленьких фирм доминирующей целью бизнеса является поддержание стиля жизни. Они явно менее предпринимательские и динамичные, чем фирмы из 15-49 сотрудников (где 37% сотрудников выдвигают экономические цели в качестве своих основных бизнес-задач). До некоторой степени размер фирм связан с различием в их занятиях, так мелкие товаропроизводители несколько крупнее мелких поставщиков услуг и перепродавцов. Фирмы, взаимодействующие с другими фирмами, такими как товаропроизводители, поставщики бизнес-услуг, оптовые торговцы, несколько более активны и ориентированы на рост (то есть более предпринимательские). Обзор ТИМБ подтверждает, что мелкие товаропроизводители (49%) и оптовые поставщики (43%) более ориентированы на рост, чем перепродавцы, владельцы небольших заведений и поставщики личных услуг. Эта тенденция ясно отражается в ригидности самых маленьких МСП в постановке задач роста.
Результаты большого числа исследований показывают, что желание личной независимости, а не внешние экономические побудители выступают в качестве первичной мотивации при выборе карьеры владельца МСП (Gray, 1990, 1991, 1992). Преобладание мотива личной независимости, похоже, не зависит от культурных различий и сильно связано с индивидуальной деятельностью и маленькими семейными фирмами, однако представление о независимости широко варьирует в различных типах МСП.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации