Голованов С. Краткий очерк истории воссоединения киевской митрополии с католической церковью в Бресте - файл n1.doc

Голованов С. Краткий очерк истории воссоединения киевской митрополии с католической церковью в Бресте
скачать (719.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc720kb.02.11.2012 14:11скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8
 


Священник Сергий Голованов

КРАТКИЙ ОЧЕРК ИСТОРИИ ВОССОЕДИНЕНИЯ КИЕВСКОЙ МИТРОПОЛИИ С КАТОЛИЧЕСКОЙ ЦЕРКОВЬЮ В БРЕСТЕ



Текст не опубликован, предоставлен в общественное пользование с любезного разрешения автора 



Киевская митрополия

Четыре века назад Киевская митрополия Константинопольского патриархата состояла из собственно Киевской, Владимирско-Брестской, Луцко-Острожской, Полоцко-Витебско-Мстиславской, Турово-Пинской, Холмско-Белзской, Львовско-Галицко-Каменецкой и Перемышльско-Сяноцкой епархий. Верующие называли себя «христианами греческого закона». Несмотря на то, что Европу всколыхнула Реформация и Контрреформация, духовная жизнь митрополии протекала без сильных потрясений. Согласно праву патроната, с землевладельцами следовало согласовывать кандидатуры на важные церковные должности. Для того, чтобы стать настоятелем или его сотрудником, нужно было договориться с благородными ктиторами храма, которые представляли кандидата епископу и обещали, что будут его содержать. Уровень образования не имел решающего значения, обычно священники из "левитского" сословия умели лишь читать и писать по-славянски, знали наизусть отрывки из Священного писания и основные молитвы. Выходцы из шляхтичей были образованней (учились в иезуитских коллегиях), но даже им не удавалось оживить духовную жизнь. Активные, неравнодушные к вере прихожане уходили в римское католичество и протестантизм. Кандидатов на епископскую кафедру выдвигало собрание шляхетства греческого обряда и представляло для утверждения главному раздавателю «духовных хлебов» - королю Речи Посполитой, который и распределял духовные должности как награды за политические и военные заслуги кандидата или поручителей. Несмотря на то, что Речь Посполитая была в то время самым веротерпимым государством Европы, к христианам греческого обряда часто относились как к гражданам второго сорта. Польские духовные писатели того времени называли христиан греческого обряда "схизматиками", православные храмы "синагогами", а епископов "владыками" (т.е. ненастоящими епископами). Всеми привилегиями обладали только польское и литовское шляхетство римского обряда. Русское шляхетство стремилось упрочить свои права. Одним их важнейших своих привилегий они считали право раздачи духовных мест у себя во владениях. Для поддержания благолепия храмов в городах существовали т.н. церковные братства, которые вначале только собирали пожертвования, но постепенно стали определять всю приходскую жизнь. Братчики приобретали у экзархов константинопольского патриарха грамоты на ставропигию, т.е. на выход из подчинения местного епископа и устраивали церковную жизнь по собственным законам. Они держали в своих руках ключи от храмов и дарохранительниц, нанимали лояльных себе священников, а верных епископу изгоняли. Братчики распоряжались церковным имуществом, которое закладывали и пускали в оборот, решали, на что тратить церковные доходы. Братства часто совершенно не слушались местных епископов. Для того, чтобы сместить проштрафившегося священника, епископ греческого обряда не мог, как это было в других странах, обратиться к государству, а собирал группу знакомых вооруженных дворян и выезжал, отстранял нарушителя от служения, захватывал и доставлял к себе на суд. Городские жалобные книги того времени переполнены доносами духовенства и мирян друг на друга. Епископы упрекали братства в неблагочестии. Миряне писали о том, что у епископа все монахи - блудники, а все священники - двоеженцы. За всеми обвинениями всегда стояли имущественные тяжбы. Поиски единства с Римом

В конце XVI ст. епископы Киевской митрополии решили ежегодно собираться на соборы, на которых родилась идея воссоединиться с Римским епископом, как гарантом священного авторитета и всех прав. Навстречу им пошли миссионеры Общества Иисусова, хотевшие укрепить монолитность видимой Церкви перед лицом протестантизма. В 1577 году иеромонах Петр Скарга ОИ написал для русского Речи Посполитой дворянства книжку "О единстве Церкви Божьей под одним пастырем", в которой описывал преимущества победоносного римского католичества по сравнению с бледным греческим православием. Русскому шляхетству, господствовавшему в церкви, он советовал собрать сеймик, на котором решиться на присоединение к Римской церкви и указать подчиненному духовенству признать власть папы. Богатейший магнат Речи Посполитой князь Константин Острожский, воевода Киевский, после прочтения вышеупомянутого труда обговаривал с латинскими духовными особами возможность союза между русской и римской церквями , несмотря на то, что был окружен друзьями протестантами и в письмах призывал русских епископов реформировать таинства восточной церкви. В 1580-е русский шляхтич Ипатий Потий, будучи земским судьей и кастеляном в Бресте участвовал в диспутах о церковном единстве, которые устраивал у себя дома луцкий латинский епископ Бернард Мацейовский Ипатий Потий пригласил из Рима о. Петра Аркудия, доктора богословия, выпускника греческой коллегии св. Афанасия. Аркудий перевел на славянский язык папские документы про византийский обряд в Католической церкви и исповедание веры, которого следует придерживаться тем, кто преступает к единству с Апостольским римским престолом. Петр Аркудий служил в латинских храмах по греческому обряду и проповедовал за единство Церкви в духе решений Ферраро-Флорентийского собора. 1589 г. Константинопольский патриарх Иеремия II проехал по территории Руси, где кроме иных деяний отстранил митрополита Онисифора Девочку за каноническое несоответствие должности (как ему сказали), благословил князя Константина Острожского начать переговоры о соединении церквей с польскими епископами и богословами. Он вывел за вознаграждение несколько крупных братств из подчинения местных владык, поручив им смотреть за епископами, судить священников братских храмов и назначил своим представителем (экзархом) епископа Кирилла Терлецкого. Митрополитом шляхтичи избрали Михаила Рогозу, которому Иеремия подписал грамоту не разрешать служить в Украине греческим монахам и епископам, которые часто приезжали за пожертвованиями, раздавая при этом различные благословения и анафемы по просьбам просителей. Епископ Гедеон Балабан донес Патриарху на Кирилла Терлецкого и других епископов. Патриарх исправлял благочестие, запретил приносить пасхальные куличи в храм на освящение. Владыка львовский Гедеон Балабан после его отъезда вновь разрешил. В конце июня 1590 года архиереи собрались в Бресте, решили устроить церковные школы, семинарии и больницы. 4 епископа Кирилл Терлецкий, Леонтий Пельчицкий, Гедеон Балабан, Дионисий Збируйский подписали грамоту о намерении присоединиться к Риму. Епископы искали защиты от вольностей дворянства. Например, на Пасху 1591 года луцкий староста Александр Семашко, новобращенный латинянин, издевался над православными. Арестовал епископа Кирилла Терлецкого, расхитил его имущество, с верующих брал деньги за вход в церковь. В июне 1591 года на следующем соборе в Бресте владыки решили выбирать самостоятельно четырех кандидатов на вакантные престолы для представления королю, отстранив от участия знатных мирян. Они вновь формально подчинили львовское и виленское братства власти местных епископов, даровав им привилегии печатания духовной литературы, много говорили об издательской и просветительской деятельности. 2 января 1592 г. в ответ на жалобы русского духовенства на притеснения со стороны польских шляхтичей король издал универсал в котором очередной раз гарантировал правах духовных особ и запрещал вмешательство дворянства в их дела. Против луцкого старосты Александра Семашко было возбуждено 8 дел за издевательство над православными. 18 июня 1591 года епископ Кирилл Терлецкий пришел вместе с ним в суд, где они вместе заявили, что помирились и прекращают взаимные тяжбы. В 1592 епископы митрополии обратились к королю для защиты их в случае если константинопольский патриарх решит сместить их с кафедр, памятуя об Онисифоре Девочке. 12 февраля 1593 года в Константинополе 4 восточных патриарха благословили провозглашение Московского патриархата, с титулом, который раньше принадлежал Киеву "всея Руси и всех северных стран", впервые после II Вселенского собора до 5-ти канонических патриархатов был присоединен новый. В Юго-Западной Руси о взаимоотношениях церкви и государства на Москве знали со слов князя Андрея Курбского, жившего в Литве после бегства от Ивана Грозного. В мае 1593 года князь Острожский написал к епископу Ипатию Потию о падении благочестия в митрополии и предложил начать переговоры о воссоединение с Римом совместно с Молдавской и Московской церквями, чтобы обеспечить сохранение традиций и равных прав восточных церквей. Он желал: "1) чтобы прежде всего нам, т. е. православным, всецело оставаться при всех своих обрядах, какие содержит Восточная Церковь; 2) чтобы паны римляне церквей наших и их имений на свои костелы не отбирали; 3) чтобы по заключении унии они не принимали тех из наших, которые захотели бы перейти в католичество, а особенно не принуждали к тому при заключении браков, как обыкновенно делают; 4) чтобы духовные наши были в таком же почете, как их, а особенно чтобы наш митрополит и владыки имели место в раде и на сеймах, хотя и не все; 5) нужно переслаться с патриархами, чтобы и они склонились к унии и мы единым сердцем и едиными устами хвалили Господа Бога; 6) нужно послать к московскому и к волохам, чтобы и они вместе с нами согласились на унию: всего лучше, по моему мнению, в Москву послать отца епископа Владимирского, а к волохам - Львовского; 7) нужны также исправления некоторых вещей в церквах наших, особенно касательно людских вымыслов; 8) весьма нужно позаботиться о школах и свободных науках, особенно для образования духовенства, чтобы мы могли иметь ученых пресвитеров и хороших проповедников, ибо оттого, что нет наук, в нашем духовенстве великая грубость умножалась". Князь предложил епископу Луцкому Ипатию Потию отправиться в Москву, чтобы убедить царя присоединиться к Риму, но последний отказался, вспомнив , вероятно судьбу митрополита Филиппа Колычева.

Бесстрашный владыка Гедеон Балабан Конфликт между братском и епископом Гедеоном Балабаном во Львове разрастался. Братчики не признали решений собора о подчинении их местному епископу и постоянно доносили на него митрополиту Михаилу Рагозе. Львовяне говорили: "Если не исправится в Церкви беззаконие, то вконец разойдемся, отступим под римское послушание и будем жить в безмятежном покое." В 1593 году Епископ Гедеон Балабан упросил короля назначить комиссию для решения вопроса, кому должна принадлежать власть над церквами львовского братства. Эта комиссия, состоявшая из четырех латинян и одного православного, постановила вернуть храмы Балабану. Митрополит Михаил 15 февраля 1593 года вызвал Балабана в церковный суд за нарушение канонов, запрещавших рассматривать духовные дела в светском суде. Гедеон не явился. 27 июня собор епископов отлучил его заочно. Решение собора вручили епископу Гедеону при двух благородных свидетелях, но владыка продолжал священнодействовать. Год спустя Гедеон вновь не явился на очередной митрополичий собор и, кроме того, объявил сам собор незаконным. У себя в епархии владыка продолжал экспроприировать имущество братства и митрополита, не обращая внимания на церковные проклятий свыше. 26 сентября 1594 года по определению Собора, митрополит Михаил изверг Гедеона Балабана из сана и сообщил об этом канцлеру Польши Яну Замойскому. В связи с тем, что владыки вели переговоры о соединении с Римом, то дело о смещении Гедеона Балабана так и осталось неутвержденным королем. 28 января 1595 года епископ Львовский Гедеон Балабан вместе с высшим духовенством, архимандритами Киево-Печерского, Супрасльского, Дерманского и других крупных монастырей подписал клятву послушания Римскому папе в соответствии с решениями Ферраро-Флорентийского собора. Выражалось стремление освободиться от поборов и вмешательств греческих епископов и крупных магнатов в духовные дела.

Артикулы унии К январю 1595 года все епископы митрополии письменно присоединились к условиям союза с Римом. Епископ Брестский Ипатий Потий написал книгу "Уния греков с костелом римским", где живым славянским словом убеждал читателей в пользе единства. 17 февраля 1595 года латинский архиепископ Львова уведомил нунция Маласпини о завершении предварительных переговоров с русскими владыками. Польская сторона требовала более отчетливо выразить послушание папе и отречься от константинопольского патриарха. В ответном послании нунций надеялся, что Московская патриаршая церковь последует в унию по примеру Киевской митрополии. 1 июня 1595 года владыки составили 33 артикула унии, где признавали главенство папы, требовали гарантий сохранения восточных обрядов и давней отеческой веры, запрета на переход в латинский обряд и государственного противодействия вмешательству греческих странников. Епископ Ипатий Потий сообщил князю Константину Острожскому об успешных переговорах с Римской церковью, что последнего разозлило. Он поссорился с Потием и вообще отошел от идеи союза с Римом. В августе король и нунций согласились с условиями владык. Несмотря на то, что королевская комиссия сомневалась в целесообразности унии, ибо она ничего не давала Польскому государству и нации, король обещал предоставить восточным владыкам такие же привилегии, как и латинским. Князь Острожский начал выяснять, кто из подвластного ему епископата замыслил унию. Зачинатель переговоров львовский епископ Гедеон Балабан и перемышльский владыка Михаил Копыстенский заколебались и перешли на сторону князя - самого богатого магната Речи Посполитой.

Союз с Римом В середине ноября 1595 года в Вечный город прибыли владыки Кирилл Терлецкий и Ипатий Потий. Их достойно приняли в Римской Курии, воздали честь как епископам. Они встретились с папой Климентом VIII. Они просили, принять их в лоно католической Римской Церкви с сохранением их обрядов, согласно с условиями Флорентийского собора между Западной церковью и Восточной. 23 декабря на торжественной церемонии в Константиновом зале Ватикана их приняли в лоно Римской церкви. Согласно процедуре, разработанной греческой конгрегацией для христиан византийского обряда, Потий по-латыни, а Терлецкий по-славянски произнесли Символ веры с прибавлением «филиокве». Кроме того, они приняли определения Ферраро-Флорентийского и Тридентского собора. Они следовали дипломатическому протоколу, который требовал отдать честь верховному понтифику как главе церкви и светского государства. Папа сказал им: "Я не хочу господствовать над вами; хочу на себе носить тяготы ваши". Потом, обняв и облобызав того и другого епископа, объявил во всеуслышание, что принимает их, как и отсутствующих митрополита Михаила и всех русских епископов, с их клиром и народом русским, живущим во владениях польского короля, в лоно католической Церкви и сочетает и соединяет с нею в одно тело. 30 декабря 1595 г. епископы Потий и Терлецкий написали послание из Рима от к Краковскому митрополиту Юрию Радзивиллу, что исповедание греческой веры сохранено для них ненарушимо святейшим отцом, что они исполнили свое дело даже лучше, нежели надеялись, и им оставлены не только все обряды и таинства, но и Символ веры в древнем виде, без прибавки "и от Сына". В начале марта владыки отравились на Русь везя с собой буллу «Decet Romanum Pontoficem», которая утверждала новый порядок замещения митрополичьей и епископских кафедр через выборы на соборе, а не через выдвижение на собрании благородного шляхетства. В Риме была оглашена булла „Magnus Domibus et laudabilis nimis". Она констатировала: «не являются членами Христова Тела, каким является Церковь те, кто не присоединены до видимой главы этой Церкви , до Римского Верховного Архиерея" . Собщалось о принятие русских епископов и „natio Ruthenica"(русского народа), в лоно Римско-католической церкви при сохранении всех восточных обрядов и церемоний. Из Рима событие представлялось как обращение и примирение русинов с Римской церковью. 7 февраля 1596 года папа направил 16 посланий к государственным и церковным деятелям Речи Посполитой, где просил поддержать унию. Он сообщил, что владыки признали папскую власть над Киевской митрополией, исповедовали католическую веру, отреклись от предшествующих заблуждений и ересей. По возвращении епископа Ипатия в Брест, Свято-Никольское братство, которое он сам ранее основал, отнеслось к нему враждебно, ибо полагало, что он предал православие. Потий собрал все духовенство и братчиков и отслужил с ними Божественную литургию. Увидев, что обряды остались неизменными, братчики приняли его сторону. 30 августа 1596 года александрийский патриарх Мелетий Пигас написал послание князю Константину против главенства папы и дал совет избрать себе нового митрополита и епископов. Князь Острожский напечатал это послание и разослал православным шляхтичам. Вскоре на Русь прибыл архимандрит из Александрии Кирилл Лукарис, будущий многократный патриарх и иеродиакон Константинопольской церкви Никифор, имевший грамоту экзарха.

Брестский собор 1596 года В октябре Киевский митрополит Михаил Рагоза созвал поместный собор в Бресте для обсуждения договоренностей, подписанных в Риме. Заседания собора должны были состояться в церкви Св. Николая. Участники собора прибыли в Брест и поделились на две группы - сторонников и противников воссоединения. Группа противников во главе с князем Острожским, прибывшего с вооруженным отрядом и артиллерией, отказалась прийти в Никольский храм и собралась в доме местного шляхтича протестантского исповедания. На заседания собора присутствовали местные кальвинисты, поддерживавшие православных в борьбе с "папизмом". Оба собора провозгласили свою каноническую правосильность и объявили своих противников отступниками от православия, исторической апостольской и отеческой веры. Согласно канонам, только митрополит созывал и управлял соборами, судил епископов, смещал их с престолов, управлял вакантными епархиями. На основании своих прав собравшиеся во главе с митрополитом в Никольском храме судили и отлучили епископов Балабана и Копыстенского и иже с ними за отказ прибыть на собор. В это же время иеродиакон Никифор предъявил собравшимся в доме протестанта грамоту умершего за год до этого Константинопольского патриарха Иеремии II. В его правомочности присутствующие вначале сомневались, ибо никогда более в истории церкви не было прецедента, чтобы дьякон обладал правами судить епископов. Как уверяли позже участники собора, великий дьякон имел право "занимать первое место на всех Соборах в пределах Цареградского патриархата, иметь преимущество чести пред самими митрополитами и именем Вселенского патриарха решать на Соборах все вопросы, касающиеся веры и Церкви." (Даже римский папа, которого участники собора осуждали за властолюбие, не может решать всех вопросы, касающихся веры и церкви). Ранее Никифор был в Молдавии, где за политическую деятельность был посажен в тюрьму воеводой Иеремией Мовилой (отцом будущего митрополита Петра Могилы) . Собравшиеся во главе с диаконом отлучили митрополита и 5 епископов за непослушание Константинопольскому патриарху. Отцы Брестского собора иже в церкви Св. Николая 8 октября по старому стилю издали грамоту с девятью печатями о кафолическом единстве с Римской церковью, которая до сих пор хранится в Архиве Ватикана. Киевский митрополит утвердил свои права почти до патриархальных. После завершения заседания оба собора послали своих гонцов в Варшаву, чтобы заверить решения своих соборов декретами государственной власти. Король издал универсал, в котором подтвердил решения митрополичьего собора и обратился с известием о произошедшем воссоединении (унии) к народу Речи Посполитой. Присоединенных христиан стали называть по-польски «унитами», а церковь «унитскою».

Распространение унии. Из Бреста воссоединившиеся владыки отправились по своим епархиям, чтобы огласить итоги собора. Сторонники князя Острожского рассылали грамоты о предательстве владык. Виленское Свято-Троицкое братство после Бреста отказалось считать Михаила Рагозу своим митрополитом, хотя белое духовенство осталось ему верным. В Слуцке толпа пасомых чуть не побила его камнями. Архимандрит Киево-Печерской лавры Никифор Тур отказался содержать Рагозу за счет монастыря, как было решено ранее в Бресте, и перешел к противникам унии. Король потребовал от Киевского воеводы князя Острожского отстранить Тура от архимандрии, но Острожский, наоборот, морально и материально поддержал последнего. Рагоза попытался с помощью верных ему шляхтичей захватить имущество лавры в Литве, но Никифор Тур послал туда отряд своих людей, отвоевавших земли и недвижимость. Митрополит Михаил смирился. В 1597 году в Сейме дворянство «старой греческой веры» обвинило воссоединенных владык в нарушении своих исторических прав и привилегий и потребовало от короля сместить их с кафедр. Шляхтичи, содержавшие храмы, велели своим подчиненным священникам не слушаться подписавших унию епископов. В ответ владыки отнимали у них антиминсы. В суды посыпались жалобы от шляхтичей в хищении принадлежащего им имущества. Владыки созывали епархиальные соборчики, где объясняли духовенству смысл произошедшего соединения, предлагая подписать грамоту о верности папе, на что решались далеко не все. Епископ Ипатий Потий постановил в дальнейшем рукополагать только тех кандидатов, которые произнесут католическое вероисповедание и присягу на верность Римскому престолу. После очередного бунта Свято-Николаевского братства, Потий распустил его своим декретом, а братскую школу передал под руководство ученого священника о. Петра Аркудия. 4 августа 1597 года Александрийский патриарх Мелетий Пигас назначил Львовского православного епископа Гедеона Балабана экзархом Киевской митрополии. Балабан разъезжал под охраной отряда Острожского по митрополии и рукополагал по просьбам дворянства кандидатов на пустовавшие приходы. У своего давнего противника Кирилла Терлецкого Балабан экспроприировал Жидычинскую архимандрию с имуществом и доходами. Король ожидал, что Гедеон Балабан и Михаил Копыстенский еще покаются и придут к унии, поэтому их не беспокоил. В 1598 году владыка Потий убедил большинство шляхетских семей Бреста присоединиться к унии. В следующем году после смерти митрополита Рогозы, его земли и имущество забрала православная шляхта в наказание за измену «давней греческой вере». 18 мая 1599 в Вильно собрались благородные православные и протестанты, чтобы отстоять свои права на церковное имущество, не допустив его передачи тем, кто признал главенство папы. В киевской провинции они выбрали 120 провизоров для наблюдения за действиями иерархии и составления жалоб. В подписанном Акте конфедерации выражалось полное единомыслие православия и протестантизма в учении о церкви. В суды стали часто поступать жалобы сомнительного характера. Например, про Потия писали, что он ранее обращался в иудаизм и что Патриарх Иеремия вновь обратил его в христианство . Героем жалобных книг стал епископ Кирилл Терлецкий, постоянно обвинявшейся в насилии и непристойном поведении мещанами и дворянами тех мест, где он пытался восстановить епископскую власть над церковным имуществом.

Митрополичье служение Ипатия Потия В 1600 году Киевским митрополитом был избран Брестский епископ Ипатий Потий, известный церковный писатель в пользу унии. Ему удалось выиграть дело в сеймовом суде по обвинению воссоединенной иерархии в нарушении прав и привилегии шляхты. Он заявил, что церковь греческого закона издавна пользовалась привилегиями, которые были даны вскоре после подписания Флорентийской унии, т.е. тогда, когда существовало общение с Римским престолом. Кроме того, уния является чисто церковным делом и сейм не имеет права судить ее участников. Король провозгласил униатских владык невиновными. Вскоре после этого Потий отвоевал церковное имущество под Могилевом и передал его доходы на содержание семинарии. Воевода Острожский не пускал митрополита Потия в Киев. Митрополит подал в королевский суд. Король послал в Киев судебного исполнителя шляхтича Лаврентия Лозку для изъятия церковного имущества в пользу митрополита. Лозке удалось описать Софийский собор и Выдубецкий монастырь с двумя селами. Он договорился с выдвиженцем Острожского архимандритом Киево-Печерской лавры Елисеем Плетенецким о примирении и разделе доходов. В Вильно проповедник Свято-Троицкого братства мирянин Стефан Зизаний призвал братчиков не подчиняться митрополиту Потию. Еще в 1595 году в Новогрудке собор епископов осудил Зизания, за книгу на польском языке с изложением протестантских взглядов. Под осуждением подписался и Гедеон Балабан, позже оправдавший Зизания. Потий закрыл храм за святотатство (проповедь еретика) и отобрал у братчиков монастырь. Священников Карпа Лазаровича и Григория Ждановича, рукоположенных Гедеоном Балабаном на его территории запретил в священнослужении. Светские власти предписали им покинуть город. Братчики начали строить себе новую резиденцию при храме Св. Духа, в честь которого они переименовали себя в 1605 году в Братство Святого Духа. В Слуцке Троицкая архимандрия перешла к Потию, монахи приняли его сторону, но белое духовенство упорствовало. Потий послал туда протопресвитера Афанасия Герасимовича, который побеседовал с местным духовенством и собрал с них подписи о верности митрополиту. «Помните, что я не Рагоза»- обратился к белому духовенству строгий архипастырь. Вскоре к Потию перешел и Супрасльский Благовещенский монастырь с архимандритом Илларионом Масальским. Однако, Илларион вместе с монахом того же монастыря Самуилом Синчило взбунтовался против митрополита, который их отлучил и выгнал из монастыря. Синчило покаялся и после трехлетней жизни в монастыре на хлебе и воде был посвящен Потием в иеромонахи и назначен наместником Виленского Свято-Троицкого монастыря. Масальский поскитался по разъединенным монастырям и опять вернулся к Потию на покаяние. Потий вернул его на архимандрию. Когда виленский монастырь Св. Троицы, присоединился к Унии в нем был всего один монах. Вскоре туда постригся выпускник римской коллегии св. Афанасия Иоанн Вельяминов Рутский с именем Иосиф, и другие молодые иноки, среди которых сын сапожника Иоанн Кунцевич. В 1601 митрополит основал в Вильно первую духовную семинарию восточного обряда во главе с ректором о. Петром Аркудием. Деньги на помещение дал местный латинский епископ Бенедикт Война . Близ Владимира-Волынского Потий запретил в священнослужении настоятеля храма Св. Василия о. Мартына Василевского за непослушание. Ктиторы храма дворяне Загоровские разрешили священнику служить далее. Узнав об этом Потий, послал к нему своего дьякона, который за рукав привел его в церковный суд. Прихожане ударили в набат и в отместку поймали митрополичьего слугу Исаака Долмацкого, побили и посадили в храм под замок. Митрополит вместе с вооруженной охраной отбил своего человека. Увидев, что он в крови, Потий забрал из храма антиминс, Св. Тайны и опечатал храм до нового освящения за пролитие крови. В кафедральном соборе митрополит велел о. Василевскому облачиться в иерейские ризы и по требнику он совершил над ним чин извержения из сана, снимая с него по очереди все облачения, и, в конце концов, постриг его наголо, чтобы изгладить знак сана - выстриженное крестообразно гуменцо. После того как Потий его отпустил, священник вернулся в храм и продолжал служить под охраной Загоровских. Потий подал на них жалобу в суд, в ответ Загоровские обвинили его в вооруженном нападении, разбое и мордобитии. Позже на Потия подали в суд за совместительство Владимирского епископства и Киевской митрополии. Из-за постоянных жалоб из Киева король передал доходы от Печерской архимандрии от Потия самому монастырю. Потий обрел в одной из сельских церквей старую славянскую рукопись, в которой было помещено послание Киевского митрополита Мисаила к папе Сиксту IV, писанное в 1476 г. Он принес найденную рукопись в виленский магистрат, засвидетельствовал ее древность и опубликовал на русском и польском языках, что привлекло сердца образованных шляхтичей к унии. Митрополит ездил во Львов для проповеди и увещевания Гедеона Балабана, но братчики Успенского братства закрыли храмы и не допустили его. Потий пожаловался королю, доказывая свою власть над Львовской епархией, но напрасно. После жалоб печерских монахов на архимандрита, король назначил киевского латинского епископа Христофора Казимирского ответственным за выбор нового архимандрита. Из-за того, что князь Острожский не допустил его до лавры, прошло двое параллельных выборов, в католических победил митрополит Потий, в православных кандидат Острожского Елисей Плетенецкий. Острожский отправил Плетенецкого к папскому нунцию с просьбой содействовать утверждению своего кандидата на архимандрию, взамен обещал приступить к единству с Римской церковью. Нунций сказал, что сначала единство, а потом утверждение. 3 апреля 1604 года папа Климент VIII написал письмо князю Острожского с призывом присоединиться к Божьей церкви. Острожский ответил, что попробует убедить в необходимости единения Константинопольского и Александрийского патриархов, с которыми у него хорошие отношения. Каменецкий кастелян Яков Претвич заверил папу, что если даже патриархи откажутся, Острожский все равно присоединится к Риму . После того, как король с согласия Потия утвердил Плетенецкого на Печерскую архимандрии, князь Константин возобновил борьбу с унией и лично с Потием. В ноябре 1605 в Москву поехал монах Троицкого униатского монастыря Иосиф Рутский, происходивший из старинного рода московских бояр Вельяминовых, бежавших в Литву от Ивана Грозного. В начале 1606 года он беседовал с Дмитрием Самозванцем, босым кармелитом Павлом Симоном и иезуитом Николаем Чужовским о присоединении Московской церкви к унии. Договорились о приезде в восточнославянские монастыри латинских монахов, которые показали бы пример истинного благочестия в католическом духе. Рутский поехал в Рим для благословения. Папа указал послать несколько босых кармелитов для обновления монашеской жизни в русских монастырях. Желающих кармелитов не нашлось. Рутский обратился к иезуитам, те откликнулись и пришли на жительство в Троицкий монастырь. Святодуховские братчики обвинили униатов, что они продали церкви и монастырь иезуитам. После реорганизации Свято-Троицкого братства, митрополит Потий назначил князя Федора Скумина-Тышкевича, присоединившегося с большой группой шляхты к унии, его главой. Виленское братство Святого Духа подало в суд на Потия и Троицкое братство за присвоение привилегий. Началась долгая тяжба за право первородства. В разгар борьбы архимандрит Свято-Троицкого монастыря Самуил Синчило перешел на сторону противников унии и сговорился со святодуховцами занять все имущество митрополии и присягнуть Константинопольскому патриарху. Рутский узнал о планах Синчило и защитил монастырь. Протопресвитер Варфоломей Зашковский собрал белое виленское духовенство, отрекся от послушания Потию, целовал крест на верность Константинополю, после чего святодуховцы захватили все храмы и митрополичью резиденцию. Ожидали, что на предстоящем Сейме удастся отменить унию. Король велел вернуть имущество митрополиту. Виленский магистрат, где большинство составляли православные и протестанты, не подчинился. Святодуховцы продолжали осаду Свято-Троицкого монастыря. В конце концов, архимандрита Синчило удалось изгнать из Вильно, и город успокоился. Вскоре против Потия взбунтовалось белое духовенство в Гродно и Новгороде-Волынском. Потий подал в суд, который постановил имущество Потию вернуть, а виновных в его захвате священников гродненского протопресвитера Василия Вербовицкого и новгородского Константина Григоровича приговорил к изгнанию. Григорович сразу же покаялся и присягнул на верность митрополиту, который восстановил его в должности. Потий на собраниях духовенства не уставал повторять, что не отдавал иезуитам монастыря, а лишь пытался возродить в нем дух истинного монашеского благочестия. В Вильно по суду королевские слуги описали все церковное имущество и передали его митрополиту, кроме церкви Святого Духа. Святодуховцы опять восстали. Когда митрополит въехал в город на коне, гайдук Иван Тупека ударил его саблей. Потий закрылся рукой, сабля отрубила ему средний и безымянный палец и разбила цепь наперсного креста. Митрополит упал на землю в крови. Тупеку схватили, но Потий сказал, что простил его. Покушение на жизнь духовной особы, тем более во время визита в город короля, каралось четвертованием. Потий просил о помиловании и послал к приговоренному в темницу своего монаха Иосафата Кунцевича, который пробыл с ним до самой казни. Тупека не сказал, почему он хотел убить митрополита, но покаялся и исповедывался.
  1   2   3   4   5   6   7   8


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации