Контрольная работа - Философия экзистенциализма - файл n1.doc

Контрольная работа - Философия экзистенциализма
скачать (138.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc139kb.02.11.2012 14:18скачать

n1.doc


Содержание


Содержание 2

Введение 3

1. Исторические условия и предпосылки возникновения философии экзистенциализма 4

2. Основные понятия и проблемы философии экзистенциализма 8

2.1 Учение об экзистенции 8

2.2 Проблема свободы как экзистенциальная проблема 10

2.3 Проблема трансцендирования 12

2.4 Гносеологический аспект экзистенциализма 13

2.5 Социальные взгляды экзистенциалистов 14

3. «Позитивный экзистенциализм» Н. Аббаньяно 16

Заключение 19

Список использованных источников 20

Введение




Западная философия ХХ века отличается от «клас­сического» этапа своего развития рядом особенностей. Террор, гражданская война с десятками тысяч невинных жертв заставила многих философов задуматься над дейст­вительными возможностями разума и науки. Последующие со­бытия в Европе и Америке (наполеоновские войны, пере­вороты, революция 1848 г.) вынудили усомниться в значи­мости просвещения для смягчения нравов и установления социальной гармонии.

Надлом классической философии произошел уже в учени­ях Артура Шопенгауэра, Фридриха Ницше и их последовате­лей. Уже эти выдающиеся философы показали, что и позна­ние, и процесс добывания истины доступны далеко не всем и каждому, мир вовсе не является рациональной единой систе­мой, а прогресс наук привел к ужасным для человечества по­следствиям. История, скорее, иррациональна, а познание ари­стократично и переисполнено мифами. Попытка же создать всеобъемлющее мировоззрение выглядит смешной на фоне крайней индивидуализации человеческого бытия. Проблема человека поворачивалась доселе невиданной плоскостью.

В XX в. выдвигается целый ряд смелых и новых идей, удачно конкурирующих со старой «классической» фило­софской системой. Это, во-первых, идея изучения жизни отдельного человека и важности ее анализа, примата изуче­ния жизни индивида над исследованием больших человече­ских общностей (классов, пародии, наций, этносов и т. д.). Во-вторых, это движение от идеи свободного и разумно­го человека, способного кардинально переделать природу и общество и себя лично, к человеку, жестко детерминирован­ному экономикой, политикой, религией и пр.

Возникают принципиально новые философские карти­ны мира и стили мышления. В этот период возникает философия экзистенциализма.

1. Исторические условия и предпосылки возникновения философии экзистенциализма




Экзистенциализм, или философия существования (от позднелатинского existentia – существование) зародился в начале 20 века и в течение нескольких десятилетий завоевал широкое признание и популярность. Основное свое развитие это течение получило в период между двумя мировыми войнами (1918 – 1939), охватившими большую часть Старого и Нового Света. Это было время осмысления пережитых потерь и разочарований, время предчувствия новых, еще более страшных потрясений, время кардинальных переоценок прежних идеалов и формирования новых. Если атмосфера начала ХХ века еще оставляла место для изысканных чувств, проникнутых светлой печалью, за которыми кроется надежда на лучшее, то война 1914-1918 годов показала человечеству реальность конца цивилизации. Словно из глубин первобытного сознания наружу вырвались самые темные стороны человеческой натуры: жестокость, стремление к превосходству, уничтожению. Были отброшены христианские ценности, культивировавшиеся на протяжении многих тысячелетий. В Германии, Италии и Испании зарождались и стремительно шли к власти фашистские режимы, опирающиеся на низменные и животные инстинкты людей.

Таким образом, экзистенциализм явился следствием глубоких потрясений, охвативших европейскую цивилизацию. Бедствия первой ми­ровой войны, революция в России, мировой экономический кризис конца 20-х — начала 30-х гг., установление тоталитар­ных режимов и ужасы второй мировой войны породили песси­мистические настроения и душевную растерянность человека, утратившего веру в прогресс, разум и науку.

Одиночество, индивидуализм, утрата чувства сопричастности происходящему, неприкаянность – вот главные черты менталитета той эпохи. Именно в это время формируется экзистенциализм – одно из самых иррациональных и пессимистичных философских течений, в котором, как в зеркале, отразилось общее мироощущение людей той эпохи.

Основы экзистенциализма были зало­жены еще в XIX в. датским теологом и философом С. Кьеркегором, а сложилось это направление в XX в. Теоретическими источниками и свои­ми предшественниками экзистенциа­листы считают феноменологию Э. Гус­серля и «философию жизни» В. Дильтея, Ф. Ницше, а также Ф.М. Достоев­ского.

Идеи экзистенциализма возникали в разных странах в раз­личные годы. Так, в России, накануне первой мировой войны, теория экзистенциализма проповедовалась Л. Шестовым и H.A. Бердяевым, которые в 20-х годах в эмиграции распространяли свои взгляды за границей, главным образом во Франции. В Германии экзистенциализм начал складываться после первой мировой войны и связан с именами К. Ясперса, М. Хайдеггера и О.Ф. Больнова; в период второй мировой войны и после нее он чрезвычайно быстро распространился во Франции – Г. Марсель, Ж.-П. Сартр, А. Камю – и других европейских странах – Испании (Ортега-и-Гассет), Италии (Э. Пачи, Н. Аббаньяно и др.).

В 1962 г. в Нью-Йорке была опубликована книга Брейсаха «Введение в современный экзистенциализм», в которой автор говорит об экзистенциализме как отражении в философии «века гибели иллюзий». «Настроение кризиса пришло как нежеланный, но постоянный гость. И нет от него спасения» [4, 363].

Настроение кризиса и крах иллюзий были связаны с войной в Корее, расовыми столкновениями, политическими убийст­вами, разгулом преступности, экономическим спадом и рос­том безработицы, затем войной, которую США вели во Вьет­наме. Эти факторы вызвали у американцев чувства беспокойства и неуверенности. В таких условиях оптимизм философии прагматизма, на которой воспитывались амери­канцы, стал уступать место идеям экзистенциализма, с кото­рыми выступили У. Лоури, У. Баррет, П. Тиллих, Р. Нибур и др.

Кризисный период истории, то есть ХХ век, экзистенциалисты рассматривают как кризис гуманизма, разума, как выражение «мировой катастрофы». Но в этой неразберихе пафос экзистенциализма направлен против личной капитуляции перед «глобальным кризисом». Сознание человека, живущего в ХХ веке, отличается апокалиптическим страхом, ощущением покинутости, одиночества. В задачу экзистенциализма входит создание новых определений предмета философии, ее задач и возможностей новых постулатов. Экзистенциалисты пытались постигнуть человека в критических, кризисных ситуациях. Они сосредоточились на проблеме духовной выдержки людей, заброшенных в иррациональный, вышедший из-под контроля поток событий.

В XX в. произошла переоценка ценностей, эта вера надло­милась. Он характеризуется как век «кризиса» и «тревоги». Когда разум бессилен, а возвышаются подсознательные мо­менты в поведении человека, господствует иррационализм.

О.Ф. Больнов, указывая на причины возникновения экзи­стенциализма, пишет, что чудовищные политические потрясе­ния XX в., две мировые войны противопоставили человеку мир как жуткий и опасный. Человек оказался безнадежно за­брошенным, отданным всеобъемлещему разрушению, он на­правляет усилия на то, чтобы справиться с бременем своей судьбы [4, 364].

Исторические катаклизмы приводят к выводу о бессмыс­ленности традиционных взглядов на историческое развитие и неустранимом трагизме человеческого существования. Фило­софия экзистенциализма отвечает запросам выбитого из колеи человека, смятенного перед лицом прогресса науки и великих исторических сдвигов современного мира. Один из представи­телей экзистенциализма характеризует это состояние так: безопасность исчезла. Поэтому эту философию часто называ­ют «философией отчаяния», или «философией кризиса». Соци­альный пессимизм получил в экзистенциализме свое даль­нейшее развитие.

Следует отметить также, что регламентация общественной жизни различными нормами и правилами, усиление бюрократизации и стандартизации производственной, общественной и личной жизни человека сковывают многообразные возможно­сти внутреннего мира человека; рядовая личность не может проявить в полную меру свои способности. Возникает иллю­зия, что подлинный смысл человеческого существования ко­ренится в отклонении от стандартизированной жизни и устой­чивых общественных норм.

Объективный процесс обезличивания, «деперсонизация» общества вызывает сопротивление в индивидуальном созна­нии. Это сопротивление по-разному выражается в зависимо­сти от мировоззрения и среды, в которой живет человек в об­ществе. Одни люди не ограничиваются субъективным чувством внутреннего протеста и становятся участниками де­мократического движения. Другие колеблются, и их протест выражается в уходе от всякой общественной деятельности. Такого рода люди пытаются найти успокоение в узком кругу друзей, стараясь отличить себя в сознании от своего реаль­ного положения в обществе. Они утверждают, что таким образом возможно обрести «внутреннюю свободу», свободу в мышлении.

Экзистенциализм предлагает мысленно возвыситься над своим положением путем «религиозного или философского порыва». Ставя в центр внимания человека, он утверждает, что может научить людей, стоящих на краю бездны, сохранить свободу и независимость в обстановке одиночества и страха и тем самым выступает не только как «философия отчаяния», но и как «философия утешения».

Экзистенциализм нельзя назвать академической доктриной. Его основная тема – человеческое существование, судьба личности в современном мире, вера и неверие, утрата и обретение смысла жизни, близкая любому художнику, писателю, поэту, с одной стороны, делает это направление популярным среди художественной интеллигенции, а с другой побуждает самих экзистенциалистов обращаться к языку искусства.

Основное содержание экзистенциализма крайне сложно вычленить. Причина подобного затруднения кроется в ог­ромном количестве его философских и литературных мотивов, что создает возможность широкого толкования самой сути данного направления.

Экзистенциализм отталкивается от наиболее типичных форм радикального разочарования в истории, которые приводят к истолкованию современного общества как периода кризиса цивилизации, кризиса разума и кризиса гуманности. Но экзистенциализм не выступает в качестве защитника и оправдателя этого кризиса. Напротив, он протестует против капитуляции личности перед этим кризисом. Экзистенциалисты считают, что катастрофические события новейшей истории обнаружили неустойчивость, хрупкость не только индивидуального, но и всякого человеческого бытия. Индивиду, чтобы устоять в этом мире, необходимо прежде всего разобраться со своим собственным внутренним миром, оценить свои возможности и способности.

Экзистенциалисты не предлагали новых философских конструкций. Они ставили в центр внимания индивидуальные смысложизненные вопросы и проявляли интерес к проблематике науки, морали, религии, философии истории в той мере, в какой она соприкасалась с этими вопросами. В работах экзистенциалистов нет движения от простейших определений предмета ко все более всестороннему и конкретному его пониманию, что отличает теоретическую мысль от других форм духовного освоения действительности. Их работы отличает, скорее, сюжетность, художественность. Не случайно категориальные построения экзистенциалистов свободно сложились в художественную прозу. Содержательная сторона их философии заключалась в отказе от теоретически развитого знания и в нацеленности на подвижные умонастроения, ситуационные переживания человека современной эпохи

Условно экзистенциализм разделяется на два направления: атеистическое (представители – М. Хайдеггер в Германии, Ж-П. Сартр, А. Камю во Франции) и религиозное – К. Ясперс (Германия), Г. Марсель (Франция) и др.

2. Основные понятия и проблемы философии экзистенциализма



2.1 Учение об экзистенции




Центральным понятием учения является экзистенция — человеческое существование как нерасчлененная целостность объекта и субъекта.

Для всех экзистенциалистских доктрин характерно убеждение в том, что единственной подлинной действитель­ностью можно признать только, бытие человеческой лично­сти. Это бытие — начало и конец любого знания, и прежде всего философского.

В немецком экзистенциализме «существование» обозначается словом Dasein (буквально – «здесь-бытие»), что предполагает наличие человека «здесь и теперь», в этом остановленном моменте времени. Переживание субъектом своего «бытия в мире» и есть существование, экзистенция. «Само бытие, - пишет Хайдеггер, - к которому присутствие так или иначе может относить себя и всегда каким-либо образом относит, мы называем экзистенцией» [8, 12]

Основная установка экзистенциализма - существование предшествует сущности, т.е. человек сначала существует — думает, чувствует, живет, а потом уже определяет себя в мире. Че­ловек сам определяет свою сущность. Она находится не вне его, а сущность человека не есть некий идеальный образ — прототип, имеющий «вечные», «неизменные» - человеческие или «антропологические» каче­ства. Человек сам определяет себя, он хочет быть таким, а не иным. Человек стремится к своей индивидуальной цели, он творит себя, выбирает свою жизнь. Экзистенциальное бытие – это я сам, это мое сознание. В этом «бытии-сознании» выявляется единство субъекта и объекта.

В центр своей философии экзистенциализм ставит отчуждение личности от общества. Его представители утверждают, что тот человек обладает достоинством, который сумел избавиться от общества.

Преимущественным объектом философского осмысления в экзистенциализме выступает бытие индивидуальности, смысл, знания, ценности, образующие «жизненный мир» личности. Жизненный мир – это не фрагмент предметного материального мира, а мир духовности, субъективности. Одна из главных установок экзистенциализма – это противопоставление социального и индивидуального бытия, радикальной разорванности этих двух сфер человеческого бытия. Человек не определяется никакой сущностью: ни природой, ни обществом, ни собственной сущностью человека. Имеет значение только его существование.

Личность не может преследовать какие-то «всеобщие цели», хотя в реальной жизни человек, нередко и отождест­вляя себя со «всеобщими целями», снимая, тем самым, от­ветственность с себя за свои поступки. Ему кажется, что мир рационален, что есть некие общие законы мира, исто­рии, культуры. Однако на самом деле мир абсурдный, чу­жой, бессмысленный, как и вся человеческая жизнь. К тому же, скорее всего, это единственный мир и, умирая, мы по получим никакого воздания. Подлинный человек не прячет­ся за миражи и вымыслы «сверхиндивидуального бытия». Он понимает, что полностью ответственен за свои поступки и их последствия

Бытие человека — это драма. Сознание человека свобод­но, его воля предопределяет жизненный путь. Наш выбор и определяет нашу суть, суть бытия отдельной личности. Это не значит, что человек абсолютно свободен в своем выборе от общества. Напротив, существование человека возможно только в рамках коллективности, «совместного бытия»; конкретный человек общается только с конкретными людь­ми. Человек одинок в своих чувствах, он находится в пустоте. В общении же с другим человеком он либо подчиняет его волю себе, либо сам подчиняется его воле (либо палач, либо жертва). Понятно, что в описанной ситуации нет ника­кой объективной истины. Истин много, столько, сколько людей. Истина — это «субъективность», ее можно найти, ис­следуя свои переживания. Для живого человека единствен­ная действительность — это собственная этическая действи­тельность, а настоящая реальность — внутреннее решение. Существующий объективный мир в сознании каждого чело­века свой и только свой. Мир меняется, когда в его инерт­ность, хаотичность мы вносим действие. Мир преображается, когда мы его осознаем сквозь призму своей воли, своих целей. Человек преобразует мир, ставит его в зависимость от себя, придает ему значимость. Именно в этом состоит основа философской позиции экзистенциализма.

По экзистенциализму, человек – это временное, конечное существо, предназначенное к смерти. Представление о смерти как самоочевидной, абсолютной границе любых человеческих начинаний занимает в экзистенциализме такое же место, как и религия, хотя большинство представителей этой философии не предлагают человеку никакой потусторонней перспективы. Экзистенциалисты считают, что человек не должен убегать от сознания своей смертности, а потому высоко ценить все то, что напоминает индивиду о суетности его практических начинаний. Этот мотив ярко выражен в экзистенциалистском учении о «пограничных ситуациях» - предельных жизненных обстоятельствах, в которые постоянно попадает человеческая личность. И главная «пограничная ситуация» - это ситуация перед лицом смерти. Пограничные ситуации ставят человека перед необходимостью выбора. Человек постоянно должен выбирать ту или иную форму своего поведения, ориентироваться на те или иные ценности и идеалы.

Экзистенциалисты возводят страх в главный принцип жизни каждого человека. Хайдеггер утверждает, что сущность человека заключается в особом способе жизни — существовании в страхе. Чувствуя страх, человек ста­новится одиноким, его перестает интересовать мир, обращает­ся к себе и тем самым начинает понимать себя. Страх — основноe переживание и способ бытия, позволяющий точно и все­объемлюще понять человека. Весь мир, по Хайдеггеру, проникнут «мировым страхом», пли «первобытным страхом». Человек понимает конечность своего бытия, по­нимает, что его существование это, по сути, «бытие для смерти». Смерть оказывается последней, решающей и подлинной возможностью бытия. Итог простой: существование человека везде отягощено страхом. Человек пытается избавиться от страха, но это попытка убежать от своей собственной сути. Экзистенциалисты противопоставляют страх разуму, пре­увеличивая его значение в жизни человека. Они утверждают, что страх создает человека, что только в страхе лежит возмож­ность полного раскрытия личности, так как страх разобщает людей. Через страх человек обнаруживает свою индивидуаль­ность, т. е. свободу. Тем самым они характеризуют страх как форму обнаружения свободы.

В отличие от Хайдеггера, Карл Ясперс считает объективное бытие независимым от человеческого сознания. Но, как говорит он, бытие нельзя рассматривать ни как завершенное целое, ни как бесконечно расчлененный в себе космос. Мир вообще нельзя мыслить как предмет, как объект познания. Это «бытие в себе».

В реальной жизни, считал Ясперс, мы ощущаем одно­временно свою силу и способность изменить мир и свою бес­помощность, уязвимость, одиночество в мире. Человек покинул мир природы ради техники, он стремится жить в толпе «как все» Чело­век стал элементом массы, Но в массе человек не может найти опору. Только в философии его опора. «Всякое философствование есть преодоление мира, аналог освобождения» [9]. Вне философии же человек познает себя в кризисных ситуациях. «Нужно исходить из пограничных ситуаций, поскольку именно отсюда проистекает основное побуждение: в ситуации крушения обрести путь к бытию» [9].

2.2 Проблема свободы как экзистенциальная проблема




Свобода - одна из основных философских категорий, характеризующих сущность человека и его существование, состоящие в возможности личности мыслить и поступать в соответствии со своими представлениями и желаниями, а не вследствие внутреннего или внешнего принуждения. Свобода в понимании экзистенциалистов это сама экзистенция, экзистенция – это и есть свобода. Поскольку же структура экзистенции выражается в направленности вовне, в трансцендировании, то понимание свободы различными представителями экзистенциализма определяется их трактовкой трансценденции, которая в сущности и является «обиталищем» человеческой свободы. Для религиозных экзистенциалистов это означает, что только в боге можно обрести свободу. В духе Канта экзистенциалисты подчеркивают, что человек отличается от всех природных существ способностью выбирать самого себя и нести ответственность перед самим собой за свой выбор; более того, выбирая себя, человек тем самым выбирает и все человечество, так что выбор не просто его частное дело. Так, по Хайдеггеру, выбор своего «Я» предполагает поставить себя перед самой последней возможностью своего бытия смертью. Тем самым человек освобождается от власти сущего, от предметного и социального мира, и оказывается перед лицом бытия, которое есть ничто. Поскольку подлинное бытие и его «принципы» не могут быть сформулированы в виде общезначимых моральных требований, постольку человеку ничто не может облегчить задачу выбора.

В религиозном экзистенциализме выбор происходит перед лицом бога. Согласно Бердяеву, подлинный выбор – это выбор в себе образа «божьего», который составляет сущность личности, но является скрытым для самого индивида, пока он живет в мире «обыденности».

Ж.П. Сартр утверждает, что человек свободен сам созидать свою сущность. Он не завершен подобно вещи, и сам делает из себя то, чем является: честного или подлеца, труса или героя. Свободный выбор – удел каждого человека. Человек, по Сартру, обречен на свободу. Он выбирает неизбежно даже тогда, когда не хочет выбирать. Человек совершенно свободен выбирать, но за свой выбор он отвечает полностью. Он отвечает за него не перед обществом, не перед высшими силами, которых нет, а только перед самим собой. Он должен знать, что лично расплатится за всякий свой поступок [7, 128].

Таким образом, свобода предстает в экзистенциализме как тяжелое бремя, которое должен нести человек, поскольку он личность. Он может отказаться от своей свободы, перестать быть самим собой, стать «как все», но только ценой отказа от себя как личности. Мир, в который при этом погружается человек, носит у Хайдеггера название «ман»; это безличный мир, в котором все анонимно, в котором нет субъектов действия, а есть лишь объекты действия; это мир, в котором никто ничего не решает, а потому и не несет ни за что ответственности, мир всеобщей круговой поруки. У Бердяева этот мир носит название «мира объективации», одним из признаков которого является господство необходимости, детерминации извне, подавление и закрытие свободы.

Однако быть свободным гораздо труднее, чем отказаться от свободы: в век полного отчуждения остаться неотчужденным, в век всеобщего безверия остаться верным вере как таковой, в то же время не имея действительно живой и конкретной веры, неимоверно трудно. Это значит все время идти против течения, быть обреченным на нонкомформизм, быть вечным аутсайдером в этом мире. Поэтому под знамя экзистенциализма встают и те, кто ищет нового, неведомого бога, и те, кто ничего не ищет, а лишь предает анафеме все существующее. Таков общий настрой постоянно ищущего, отрицающего, неудовлетворенного и «безблагодатного», по выражению Бердяева, экзистенциализма.


2.3 Проблема трансцендирования




Одним из важнейших определений экзистенции является трансцендирование, то есть выход за свои пределы.

Экзистенциализм утверждает присутствие некой трансцендентной сущности, стоящей за переживаниями, на которую эти переживания направлены. Отсюда, глубинная тайна человеческого существования со­стоит, с одной стороны, в постоянной направленности (интенцио­нальности) на что-то вне его самого, а с другой — в открытости, не­замкнутости — в силу направленности к этой трансцендентной сущ­ности. В религиозном экзистенциализме эта трансцендентная сущность понимается как Бог, но Его невозможно рационально понять, проанализировать, опи­сать: Он есть тайна, недоступная нам, тайна, на которую можно лишь «намекнуть» на языке поэзии и мифа. В атеистическом экзистенциа­лизме эта трансцендентная сущность понимается как Ничто, и свою задачу они видят в раскрытии иллюзорности этой сущ­ности [3, 536].

Тяжесть выбора себя как личнос­ти усугубляется в атеистическом экзистенциализме тем, что личность всегда одинока. Общение в мире объективации не является подлин­ным общением — любовь, дружба и т.п. проникнуты ханжеством и фальшью. Находясь перед лицом Ничто, осознавая бессмысленность и конечность человеческой жизни, личность понимает бесплодность и безнадежность прорыва к другой личности, находящейся в таком же положении. Осознание бессмысленности своего существования, превращающее наше сознание в «несчастное сознание», превращает смысл жизни в следующую дилемму: либо осознать абсурдность мира и на что-то все-таки надеяться, либо покончить жизнь самоубийством. Тот, кто понял, что этот мир абсурден, обретает свободу. А обрести свободу можно лишь восстав против всемирного абсурда, бунтуя против него. «Самоубийство — ошибка. Абсурдный человек исчерпывает все и исчерпывается сам; абсурд есть предельное напряжение, поддерживаемое всеми его силами в полном одиночестве. Абсурдный человек знает, что сознание и каждодневный бунт — свидетельства той единственной истины, которой является брошенный им вызов» - пишет Камю [6, 54].

Бунт и свобода, по мысли Камю, нераздельны. Именно свобода, выражающаяся в бунте, придает смысл человеческой жизни. «Переживать свою жизнь, свой бунт, свою свободу как можно полнее — значит жить, и в полную меру» [6, 57].

Несколько иначе трактуется эта проблема в религиозном экзистен­циализме, в частности у Марселя. У него любовь понимается как трансцендирование, прорыв к Богу или другому человеку, осуществляе­мый перед лицом Бога. Но это не может осуществляться рационально и постигаться рассудком.

Однако прорыв объективированного мира с точки зрения и религи­озного, и атеистического экзистенциализма все-таки возможен: он осу­ществляется в сфере творчества — религиозного, художественного, философского. Причем имеется в виду только творчество «ради твор­чества», ибо, как только в сферу творчества проникает «объективиро­ванный мир» — хотя бы в виде мыслей о том, какие выгоды (деньги, слава, престиж и т.п.) можно получить за продукт творчества, наш про­рыв терпит крушение, и мы оказываемся в том же самом объективиро­ванном мире.


2.4 Гносеологический аспект экзистенциализма




Процесс познания экзистенциалисты толкуют как созерцание. Это связано с тем, что они критикуют традиционное представление о познании как отноше­нии субъекта и объекта. Хайдеггер говорил, что не следует расчленять единое «бытие-в-мире» на субъект и объект, бытие - это не что-то внешнее и независимое от нашего сознания, а структура са­мого нашего сознания. В таком случае познание становится не раскрытием закономерности развития объекта, а иррацио­нальным созерцанием состояний собственной и чужой экзи­стенции. При таком понимании познания существенно меня­ется и содержание понятия истины, она оказывается онтологизированной, включенной в проблему бытия.

Для экзистенциалистов истина – это не гносеологическая категория, а категория нравственного анализа. Истина – не отношение мысли к действительности; сама дей­ствительность возникает для человека лишь там, где он стано­вится субъективно правдивым и открытым, как в отношении себя, так и в отношении других людей, с которыми он контак­тирует.

По мнению экзистенциалистов, истину нужно связывать с экзистенциалистским опытом, а не с разумом человека. Экзистенциализм считает рассудок непригодным инст­рументом исследования для истины и полагает, что процесс познания имеет ценность лишь тогда, когда познание рассмат­ривается как естественный образ действий личности и сводит­ся к непосредственному постижению целей человеческого действия.

Самым надежным свидетелем истины экзистенциалисты считают самого субъекта. Его ощущения, переживания, настроения, эмоции являются критерием познания.

Сартр считал, что природа не поддается познанию, а пости­гается лишь условно, она отдана на откуп «позитивистскому разуму» естественных наук, который лишь внешне упорядочи­вает иррациональный хаос природных явлений. H.A. Бердяев и К. Ясперс считали, что внутренний мир не­постижим с помощью средств научного исследования, он от­крывается только философии.

Противопоставляя свою философию науке, утверждая, что наука не может быть философской, а философия научной, экзистенциалисты отрицают мировоззренческую и культурно-гуманитарную функцию науки. Они заявляют, что наука тео­ретически несостоятельна и практически ведет к разрушению первоначального «единства» человека и мира, а тем самым разрушает индивидуальную целостность, ведет к гибели лич­ности.

Именно наука и созданное ею индустриальное общество создают режим тоталитаризма, где человек является винтиком общего государственного механизма. В этой ситуации наука становится на службу всеобщего тоталитаризма, ибо она, изучая человека, дает возможность управлять не одним лишь телом, но и душой.


2.5 Социальные взгляды экзистенциалистов




В подходе к общественным явлениям у экзистенциалистов четко выявляется специфический эмпиризм, подмена законов общественного развития непосредственным описанием прояв­лений индивидуального существования, так как исходной «клеточкой» общества является индивид.

Реальную диалектику общества Сартр увязывает с индиви­дуальным опытом человека, непосредственно переживающего ход исторического процесса. Общество предстает у него как новый вариант робинзо­нады, поскольку общество - это деятельность изолированных индивидов. По его мнению, коллектив - это пассивное бытие человека, в нем индивид вынужден отказаться от авторства, свободы, самостоятельности, самовыражения. Свобода - толь­ко вне коллектива. Правда, он считал, что в группе ее член может осуществить свой проект, действуя не как «другой», а как он «сам». Характерный для экзистенциализма индивидуа­лизм приводит к тому, что даже организованное общественное действие Сартр рассматривает как действие совокупности ин­дивидов, внутренне остающихся разобщенными.

Сфера социального бытия описывается как сфера отчужде­ния свободы. Для экзистенциалистов общественные связи су­ществуют лишь там, где можно зарегистрировать непосредст­венную «встречу» индивидуальных сознаний, межличностные контакты, осуществляемые с помощью речи. Хайдеггер рас­сматривал общественные связи как «совместное бытие», где нет свободы. Общественные отношения разделяют людей.


3. «Позитивный экзистенциализм» Н. Аббаньяно




Итальянский представитель экзистенциализма Н. Аббаньяно поставил задачу «реформировать» экзистенциализм из «негативного» в «позитивный», преодолеть его субъективный характер, враждебность к науке, пессимизм и бесперспективность, поднять у человека веру в будущее. В отличие от Сартра, который презрительно относился к позитивистскому уму естественников, Аббаньяно интересуется естественными нау­ками и публикует статьи по этой проблематике. Он ссылается на «принцип неопределенности» Гейзенберга, неэвклидову геометрию, но утверждает, что современная наука отбросила понятие необходимости и отвергла детерминизм. Аббаньяно утверждает, что мир без сознания – хаос, лишенный опреде­ленного смысла, что этот смысл в него вносит индивидуальное сознание.

Итальянский философ принимает особую для всех экзистенциалистов установку, что задача философии состоит не в создании неких абстракций, не в замыкании себя в «Башне из слоновой кости», а в анализе проблем, стоящих перед человеком в повседневной реальной жизни. Философия должна прояснить, что такое человек и в чем его предназначение. Но главное, что она должна сделать, — это дать индивиду надежные ориентиры в его деятельности.

Проблемы философии касаются бытия человека, но не человека вообще, а конкретного неповторимого индивида, который должен осознать свою ситуацию и взять на себя ответственность за свою судьбу и судьбы истории. Но человек никогда не существует как изолированное и обособленное существо, он всегда находится в отношении с миром и с другими людьми. Поэтому экзистенциальный анализ должен быть анализом отношений, которые непосредственно выходят за рамки отдельно взятого индивида. И главным среди всех этих отношений является его отношение с бытием. Человек в подлинном смысле становится человеком, лишь когда он ставит себе вопрос о бытии. Собственно человек — это и есть то «существо, которое ищет бытие» [1, 94].

Аббаньяно прямо трактует бытие как «должное, или ценность». А поскольку должное — это то, чего реально еще не существует, то можно сказать, что оно в этом смысле «ничто». Таким образом, в позитивном экзистенциализме категории бытия и ничто утрачивают свое сугубо онтологическое значение и обретают новое, аксиологическое. Экзистенция человека состоит в отнесении себя к бытию, т. е. к сфере ценностей, в движении от своей фактичности (которую Аббаньяно, в отличие от Хайдеггера, станет обозначать термином «Ничто») к трансцендентности. Тогда оказывается, что человек как экзистенция всегда больше чем ничто, но меньше чем бытие. Экзистенция — это всегда лишь отношение с бытием, ибо если бы она стала бытием, человек превратился бы в Бога. «Экзистируя, — пишет Аббаньяно, — я выхожу из ничто, чтобы двигаться к бытию; но если бы я достиг бытия, я перестал бы экзистировать, потому что экзистенция — это поиск или проблема бытия» [1, 122]. Бытие как мир ценностей находится перед человеком не как нечто данное и гарантированное; оно предстает перед ним как возможность, которую он свободен принять или отвергнуть; поэтому человек и оказывается «ответственным за бытие».

Экзистенциализм в его позитивной форме, по мнению Аббаньяно, должен способствовать тому, чтобы «формировать в людях умеренное чувство опасности, чтобы делать их менее подверженными разочарованиям от неудачи и экзальтации от успеха, и тому, чтобы склонять их к поиску в любой области эффективных средств для решения своих проблем» [1, 76].

В работе «Позитивный экзистенциализм» философия эк­зистенциализма трактуется не как «философия отчая­ния», сосредоточившаяся на кризисных состояниях че­ловеческого существования, но как «позитивная», даю­щая возможность человеку осуществить поиск того, что раскрывает истинную его природу и служит основанием его реализации в сообществе других людей, в мире [5, 780].

Аббаньяно подчеркивает важность человеческого выбора, его позиции. Согласно Аббанья­но, «человек реализует до конца свою конечную приро­ду, потому что решил выбрать ее» [1, 294]. Экзистенциализм ха­рактеризуется мыслителем не просто как школа или чи­стая доктрина, а как экзистенциальная позиция целост­ного человека .

По мысли Аббаньяно, «философия всегда стремилась объ­яснять и оправдывать все аспекты реальности, человека, мир и Бога, но в большинстве случаев она предавала забвению или пренебрегала объяснением и оправдани­ем того, что касается ее ближе всего, — самой своей проблемы, а с ней неопределенности, неустойчивости и сомнения, которые сопровождают ее начало, развитие и ее выводы и которые вновь и вновь выдвигают как про­блему каждый самый достоверный ее результат» [1, 304].

Неразрывная связь экзистенциальной фи­лософии с человеком как конечным существом выходит в своих проявлениях, по Аббаньяно, за пределы филосо­фии и наполняет своим духом современную культуру.

Аббаньяно, анализируя становление экзистенции, вво­дит категорию «возможность», на понимание и значи­мость которой как экзистенциала указывал в работе «Бытие и время» Хайдеггер. Аббаньяно дает анализ всех возможностей чело­века, обнаружение которых строится на критерии выбо­ра: 1) Любой выбор человека оправдан и поэтому все возможности равнозначны. Человек в бесконечной сво­боде располагает бесчисленными возможностями, — эта концепция близка Сартру и Камю. 2) Любой выбор оправдан, но один из них неукоснителен для человека — жить для смерти (Хайдеггер).

Смерть как возможность — это «черная нить, которая переплетается с белыми нитями возможностей, дающими жизнь человеку». Именно возможность смерти является тем стимулом, который заставляет человека деятельно включаться в жизнь [1, 18].

Возможность — это всегда открытость будущему, так как нельзя понять человеческую экзистенцию с точки зрения времени как следование друг за другом мгнове­ний, т.е. лишенным смысла чередованием возможнос­тей, когда она выпадает из своей сущностной норматив­ности. Возможность приобретает смысл, когда в ней присутствует вовлеченность и вера, она выступает не как потенциальность, которая неизбежно должна реали­зоваться, но как метод поиска, который позволяет по­стичь мир в опыте и уберечь человека от разочарования.

По мнению Аббаньяно, «позитивный экзистенциализм» яв­ляется источником поиска бытия и поэтому должен удовлетворять двум требованиям: «1) Сохранить поня­тие возможность в его двойной позитивно-негативной форме и избегать ее превращения в основанную на не­обходимости неопределенность. 2) Обеспечивать хотя и не безупречный, но достоверный критерий выбора экзи­стенциальных возможностей». Критерием выбора воз­можностей является их реалистичность.

«Позитивный экзистенциализм», по мнению Аббаньяно, становится своеобразной «вечной философией» человеческого существования, которая помогает человеку понять самого себя, др. людей, существующий мир. Она не сводится лишь к выработке понятий, к конструированию систем, но означает также фундаментальный выбор, решение, заботу, страдание, т.е., согласно Аббаньяно, благодаря философии человек может жить подлинной жизнью и быть самим собой. Неопределенность и свобода составляют подлинное бытие человека, субстанцию человеческого Я, которая является и условием реальности, и условием человеческой судьбы, а также основой сосуществования с др. людьми. Только благодаря сосуществованию человек может реализовать свое Я. Аббаньяно считает, что самой существенной характеристикой природы и конституции человека является время, поскольку оно раскрывает перед ним бесконечное количество возможностей.

«Позитивный экзистенциализм», с точки зрения Аббаньяно, раскрывает перед человеком безграничные горизонты возможностей. В этом смысле «позитивный экзистенциализм» Аббаньяно считает подлинным гуманизмом.


Заключение




Экзистенциализм возник и распространялся в периоды социального дискомфорта - после первой и второй мировых войн, при утверждении фашизма, когда возникла угроза су­ществованию человечества, свободе, достоинству и непри­косновенности личности, при наступлении государственно-бюрократической машины на Востоке и Западе, в годы «хо­лодной войны».

Заслуга экзистенциализма в стремлении обратить внимание на человека в его конкретности, индивидуальности, противоречивости; в попытке ответа на вопрос о том, как жить человеку, потерявшему иллюзии перед лицом исторических катастроф. Экзистенциализм не просто умозрительная фило­софия. Она - выражение состояния кризиса культуры XX в., которая испытала огромные потрясения, связанные с нарушением элементарных норм человеческой гуманности в разных частях света, крушением традиционных ценностей, разрывом социальных связей. Экзистенциализм не просто описывает кризис, но пытается противопоставить ему новые исходные основания, наделить культуру личностным звучанием, найти опору, когда надежда на это почти утеряна.

Успех экзистенциализма, таким образом, коренится в проблемах социального бытия современной эпохи: утрата индивидуальности, серьезные угрозы целостности личности, распространение массового сознания.

На протяжении нескольких десятилетий экзистенциализм был ведущим философским направлением в Западной Европе. Значение его огромно. Он приблизил философию к жизни и включил в предмет ее рассмотрения множество новых реальных проблем, с которыми столкнулось человечество в ХХ веке. Однако экзистенциализм имеет и ряд существенных недостатков. Прежде всего, объявляя человека свободным и активным субъектом, экзистенциалисты не дали ответа на поставленный вопрос: в чем же заключаются действительная свобода и активность человека. Не смогли они помочь человеку и в осмыслении бытия. Это стало ясно особенно в 60-е годы, когда появились новые общественно-политические проблемы, выросло новое послевоенное поколение, желавшее активно участвовать в жизни. Поэтому экзистенциализм постепенно стал угасать. Ныне обострение глобальных проблем оживляет идеи экзистенциализма

Список использованных источников





  1. «Бытие и время» Мартина Хайдеггера в философии ХХ века // Вопросы философии. 1998. №1.

  2. Аббаньяно Н. Структура экзистенции. Введение в экзистенциализм. Позитивный экзистенциализм и другие работы. – СПб.: Алетейя, 1998.

  3. Гриненко Г.В. История философии: Учебник. — М.: Юрайт-Издат, 2004. — 688 с.

  4. История философии: Учеб. пособие для вузов/ А.Н. Волкова, B.C. Горнев, Р.Н. Данильченко и др. – М.: Издательство ПРИОР, 1997. – 464 с.

  5. История философии: Энциклопедия. — Мн.: Интерпрессервис; Книжный Дом. 2002. — 1376 с.

  6. Камю А. Миф о Сизифе /Камю А. Бунтующий человек. Философия. Политика. Искусство: Пер. с фр. – М.: Политиздат, 1990. – 415 с

  7. Сартр Ж. П. Избранные произведения – Ростов-на-Дону, Феникс, 1999,

  8. Хайдеггер М. Бытие и Время. М.: Республика, 1997.

  9. Ясперс К. Введение в философию / Пер. с нем. Под ред. Михайлова А.А. Минск: Изд-во ЕГУ ЗАО «Пропилеи». 2000. – 191 с.




Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации