Автономов А.С., Бондарь Н.С. и др. Конституция Российской Федерации. Проблемный комментарий - файл n1.doc

Автономов А.С., Бондарь Н.С. и др. Конституция Российской Федерации. Проблемный комментарий
скачать (2096.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc2097kb.06.11.2012 09:49скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34

ки конкуренции. Пока в экономике действуют не независи-

мые  хозяйствующие  субъекты,  а субъекты,  за которыми

стоит поддержка или связь с определенными бюрократичес-

кими или мафиозными структурами, никакая добросовестная

конкуренция (особенно в процессе  приватизации)  и  тем

более  государственная поддержка малого бизнеса -основы

рынка - объективно невозможны.  Так что провозглашенная

в ч.1 ст. 8 экономическая свобода в России в достаточно

долгой перспективе будет оставаться фиктивной по причи-

не  разрыва  между  либеральной интенцией Конституции и

долиберальной тенденцией развития реальной экономики.

 

   1.3.5. ПЛЮРАЛИЗМ И РАВНАЯ ЗАЩИТА ФОРМ СОБСТВЕННОСТИ

 

   Часть 2 ст.8 гласит: "В Российской Федерации призна-

ются и защищаются равным образом частная, государствен-

ная,  муниципальная и иные формы  собственности".  Пос-

кольку земля и другие природные ресурсы составляют объ-

екты собственности особой общественной  важности,  "ис-

пользуются  и охраняются в Российской Федерации как ос-

нова жизни и жизнедеятельности народов,  проживающих на

соответствующей территории" (ч.1 ст.9 Конституции),  то

в ч.2 ст.9 Конституции плюрализм  собственности  специ-

ально  оговаривается применительно к этим особым объек-

там: "Земля и другие природные ресурсы могут находиться

в частной, государственной, муниципальной и иных формах

собственности".  Вместе с тем Конституция не  фиксирует

факт частной собственности на природные ресурсы, а лишь

допускает  возможность   частной   собственности   (см.

2.4.2.2.).                                            

   В ч.2 ст.8 и ч.2 ст.9 формы собственности различают-

ся по субъектному составу. Следует пояснить, что с этой

точки  зрения  принципиально  возможны только две формы

собственности - частная и публичная (государственная  и

муниципальная).  Имущество, находящееся в частной собс-

твенности,  принадлежит определенным отдельным лицам  и

их  объединениям;  Имущество,  находящееся  в публичной

собственности,  формально  принадлежит  неопределенному

кругу  лиц  - всем гражданам государства,  составляющим

публично-правовой                                     

союз (государственная собственность), или всем постоян-

ным жителям поселения,  создающим муниципальное образо-

вание (муниципальная собственность). Во всех видах пуб-

личной  собственности  правомочия собственника осущест-

вляют органы государства или местного самоуправления. В

соответствии  с  п."г"  ч.1 ст.72 Конституции государс-

твенная собственность разграничивается на федеральную и

собственность  субъектов Федерации.  Последняя означает

часть имущества,  находящегося в государственной  собс-

твенности,  в отношении которой правомочия собственника

осуществляют органы  государственной  власти  субъектов

РФ.  Никакие другие формы собственности в ряду "частная

- государственная - муниципальная" логически  невозмож-

ны. Например, если большая часть акций акционерного об-

щества (юридического лица) принадлежит  государству,  а

меньшая  - частным лицам,  имущество этого юридического

лица является частной,  но не государственной или "сме-

шанной" собственностью, а акции находятся соответствен-

но в государственной и частной собственности.          

   Принцип плюрализма и равной  защиты  различных  форм

собственности раскрывается в совокупности следующих по-

ложений:                                              

   1) Конституция  гарантирует  частную  собственность,

включая частную собственность на землю и другие природ-

ные ресурсы (государственная и муниципальная  собствен-

ность,  собственность  вообще возможны постольку,  пос-

кольку существует частная, а индивид признается субъек-

том частной собственности); 2) частная собственность на

землю и другие природные ресурсы  гарантируется  в  той

мере, в которой это не вредит "жизни и деятельности на-

родов,  проживающих  на  соответствующей  территории"33

(такое же условие относится

                           

   33 Данное  условно  несет  в себе возможность весьма

широкого его толкования: от установления правовых режи-

мов  использования земель,  находящихся в частной собс-

твенности,  до запрета приватизации природных  ресурсов

на определенной территории, поскольку это будет призна-

но разрушительным для естественной среды обитания насе-

ления;  от  передачи  определенных природных ресурсов в

собственность коренных  малочисленных  народов,  особые

права  которых  гарантированы  в ст.69 Конституции,  до

преимущественного права лиц,  проживающих на  соответс-

твующей территории,  приобретать право собственности па

   используемые ими природные ресурсы и т.д.             

   Поскольку природные ресурсы - это  базовый  источник

экономического существования общества в целом,  то "на-

роды" в смысле ч.1 ст.9 Конституции - это не просто на-

селение  конкретной  территории (иначе использовался бы

термин "население").  Прежде всего подразумеваются  ко-

ренные  малочисленные  народы (в смысле ст.69 Конститу-

ции) или иные национальные или  социально-экономические

меньшинства,  для которых естественная среда обитания -

    это экосистема, в которую они сами                    

     включены настолько, что иное экономическое существо-

вание для них невозможно. Но в ч.1 ст.9 говорится о на-

родах вообще,  а не о коренных малочисленных народах. И

поскольку в преамбуле Конституции говорится,  что Конс-

титуцию  РФ принимает многонациональный народ,  и в ч.1

ст.3 носителем суверенитета объявляется также  многона-

циональный  народ  России,  а не народы,  проживающие в

России (на  соответствующих  территориях),  то  понятие

"народы" в смысле ч.1 ст.9 оказывается юридически неоп-

ределенным и допускает широкое толкование.  34  Принцип

социальной  государственности  означает,  что на основе

государственной собственности не только защищаются нра-

ва и свободы,  но и обеспечиваются экономические приви-

легии части членов общества. Поэтому здесь равная защи-

та частной и государственной собственности оборачивает-

ся неравной защитой экономических  интересов  фактиче-

ских собственников и неимущих (малоимущих).

   к государственной и муниципальной собственности, хо-

тя последняя по определению должна исключать противоре-

чие интересов собственника природных ресурсов  и  наро-

дов,  проживающих на соответствующей территории);  3) с

учетом положений ст.2  Конституции,  частная  собствен-

ность,  наряду с другими правами и свободами человека и

гражданина,  является высшей ценностью,  а  обязанность

государства - признавать,  соблюдать и защищать частную

собственность;                                         

   4) государственная и муниципальная собственность,  в

конечном счете, производны от частной собственности ин-

дивидов и предназначены для более эффективной  реализа-

ции  и  защиты прав человека,  в частности,  для защиты

частной собственности;  поэтому равная защита  частной,

государственной и муниципальной собственности не проти-

воречит тезису о высшей ценности частной собственности.

   Более конкретно положение ч.  2 ст.  8 Конституции о

равной  защите  различных  форм  собственности надлежит

толковать следующим образом. С одной стороны, положения

ст.2  Конституции  нельзя  интерпретировать как обязан-

ность государства отдавать приоритет частной  собствен-

ности  в сравнении с государственной или муниципальной.

Ибо в правовом государств34  государственная  собствен-

ность  обеспечивает  деятельность государства по защите

прав и свобод человека и гражданина (защита прав и сво-

бод  одного  не должна нарушать права и свободы других;

следовательно, защита интересов субъектов частной собс-

твенности  не должна нарушать права других лиц,  защита

которых обеспечивается государственной собственностью).

Отсюда  и  вытекает положение ч.2 ст.8 о равной защите,

что означает формальное равенство частных лиц  и  госу-

дарства как субъекта собственности.                   

   С другой   стороны,   осуществление  государственных

властных полномочий,  ограничивающее  правомочия  собс-

твенности частных лиц                                 

ради соблюдения интересов государственной  собственнос-

ти,  должно  происходить  в  рамках надлежащей правовой

процедуры - на основании закона по решению суда.  В ус-

ловиях  правовой  государственности отношения собствен-

ности между разными субъектами, включая отношения между

частными  лицами  и государством,  - это частноправовые

отношения,  отношения в  сфере  гражданского  общества.

Публичноправовые  отношения  по  поводу  собственности,

т.е.  отношения власти и подчинения,  возможны только в

сфере управления государственной собственностью. Отсюда

вытекает,  что в случае столкновения интересов (спора о

праве)  субъектов частной собственности и государствен-

ных органов,  защищающих интересы государственной собс-

твенности,  это  столкновение  следует  рассматривать в

правовом аспекте как спор формально равных сторон,  ко-

торый  подлежит разрешению в судебном порядке.  Поэтому

ч.З ст.35 Конституции устанавливает, что никто не может

быть  лишен своего имущества иначе как по решению суда.

Если же считать, что, например, в рамках налоговых пра-

воотношений  (публично-правовых отношений) органы нало-

говой полиции вправе в бесспорном порядке  списывать  с

банковских  счетов налогоплательщиков (юридических лиц)

недоимки по налогам (т.е. могут быть судьей в своем де-

ле,  что в сфере права недопустимо35), то это будет оз-

начать приоритетную защиту государственной собственнос-

ти, что противоречит ч.2 ст.8 (понятно, что частные ли-

ца не могут списывать с государственных банковских сче-

тов долги государства) и ч.З ст. 35 Конституции. Отсюда

возникает проблема надлежащей правовой  защиты  частной

собственности  в  отношениях по поводу защиты интересов

государственной собственности (см. 2.4.2.4.).         

   Разумеется, положение ч.2 ст.8  предполагает  равную

уголовно-правовую защиту всех форм собственности,  иск-

лючает установление дополнительных,  а также повышенных

по  ставкам  налогов  и  сборов  в зависимости от формы

собственности, организационно-правовой формы предприни-

мательской деятельности, а с учетом ч.1 ст. 8 - от мес-

тонахождения налогоплательщика и иных носящих дискрими-

национный характер оснований.                         

   Однако природа  сложившегося в России посттоталитар-

ного общества такова, что равной защиты частной и госу-

дарственной соб-

                                      

   35 "Никто  не  может быть судьей в своем деле" - это

правовая аксиома, с применения которой в решении но де-

лу  врача  Томаса  Бонхэма против Врачебной Палаты (Dr.

Bonham's Case,  Co Rep.  1135 (1610)) началось развитие

судебного контроля за правовым характером законодатель-

          ства.                                                 

                                                      

   ственности в обозримом будущем быть не  может.  Рос-

сийское  посттоталитарное  государство - это изначально

не только организация власти, но и субъект, осуществля-

ющий правомочия верховного собственника,  что соответс-

твует исторически неразвитой (феодальной) политико-эко-

номической и правовой ситуации36.                     

   В индустриальном обществе и соответствующем ему пра-

вовом государстве государственная собственность  произ-

водна  от частной собственности и предназначена для за-

щиты частной собственности и других прав и свобод чело-

века и гражданина.  Напротив, в посттоталитарной России

государственная собственность получилась  в  результате

огосударствления  формально  "общенародного достояния",

так называемой "социалистической собственности",  что и

стало материальной основой публично-политической власти

и конкретно -основой силы политических  элит,  осущест-

вляющих полномочия исполнительной власти в центре и ре-

гионах (субъектах РФ)37. В 

                          

   36 "Причина,  по которой мы в результате  проводимых

реформ   неизбежно  оказываемся  в  докапиталистической

(можно сказать, неофеодальной) ситуации, кроется в при-

роде  складывающихся  у нас общественных и политических

отношений,  в типе собственности и права. Эта типология

предопределена  постсоциалистическим  огосударствлением

собственности,  т.е. созданием такой собственности, ко-

торая еще не свободна от государственной власти,  и та-

кой государственной власти,  которая еще не свободна от

собственности.  В  социально-историческом измерении по-

добная ситуация характерна для феодальной стадии, когда

экономические и политические явления и отношения в силу

их неразвитости еще не отделились друг от  друга  и  не

образовали две различные сферы относительно независимо-

го,  самостоятельного бытия.  Такой  симбиоз  власти  и

собственности,  политики и экономики означает,  что об-

щественно-политическое целое еще не дозрело  до  диффе-

ренциации  на частноправовую и публично-правовую облас-

ти,  на гражданское общество и политическое государство

(Нерсесянц B.C. Указ. соч. С.393).                    

   37 При социализме (жестком тоталитаризме) нет свобо-

ды и,  следовательно,  собственности;  здесь существует

"общенародное   достояние",  часть  которого  тотальная

власть распределяет для личного потребления членов  об-

щества,  сочетая при этом уравниловку и привилегии. Го-

сударственная собственность  существует  там,  тогда  и

постольку,  где,  когда  и поскольку существует частная

собственность.  Разрушение советского тоталитаризма оз-

начало легализацию частной собственности. "Но главное и

определяющее во всем этом процессе состояло в том,  что

именно  в  ходе  так называемого "разгосударствления" и

приватизации  была  изменена  природа  социалистической

собственности  и она впервые на самом деле - в экономи-

ко-правовом смысле - была огосударствлена.  И только  с

помощью приватизации (и, следовательно, признания част-

ной собственности и допущения неопределенного множества

частных собственников) постсоциалистическое государство

как раз создало экономико-правовые условия, необходимые

для самоутверждения в качестве настоящего собственника.

По смыслу этого процесса основная масса объектов  госу-

дарственной собственности остается у государства, а ка-

кая-то часть на тех или иных  условиях...  переходит  к

некоторым  членам  общества..."  (Нерсесянц B.C.  Указ.

        соч. С.391).                                          

                                                      

                                                      

процессе же приватизации соответствующие  государствен-

ные  органы  и должностные лица - от имени государства,

которое одновременно и власть,  и некий "суперсобствен-

ник"  - определяют,  кому,  сколько и на каких условиях

предоставляется собственность,  т.е. предоставляют при-

вилегии. "В таких условиях право-привилегия - это зави-

симость любого собственника от усмотрении  власти-собс-

твенности  и привилегия по отношению ко всем остальным.

Сверхмонопольная государственная собственность по свое-

му  образу  и подобию создает в условиях дефицита собс-

твенности  монопольно  привилегированных  собственников

помельче, которые зависимы от государства, но всесильны

по отношению к  несобственникам"38.  Пока  продолжается

процесс  властного  распределения  и  перераспределения

бывшего "общенародного достояния",  равной защиты госу-

дарственной   и  частной  собственности,  независимости

частных собственников от аппарата исполнительной власти

не может быть по определению. Когда этот процесс завер-

шится, возникнет проблема равной государственной защиты

более  и менее привилегированных частных собственников,

характерная,  например,  для некоторых стран  Латинской

Америки, но невозможная в правовом государстве.       

 

   1.3.6. ИДЕОЛОГИЧЕСКИЙ И ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПЛЮРАЛИЗМ

    

   В Российской   Федерации  признаются  идеологическое

многообразие (ч.1 ст.  13 Конституции), что вытекает из

свободы совести и вероисповедания (см. 2.2.5.), свободы

выражения мнений и убеждений,  свободы информации  (см.

2.3.2.),  и политическое многообразие, многопартийность

(ч.З ст. 13), что вытекает из права на объединение (см.

2.3.3.). Принцип идеологического и политического плюра-

лизма является необходимым условием конкуренции полити-

зированных структур гражданского общества,  что предпо-

лагает формальное равенство идеологий и их  организаци-

онных  форм (демократия -это формальное равенство в по-

литике и идеологии). Именно в этом смысле следует пони-

мать положение ч.  4 ст.  13:  общественные объединения

(включая политические партии, о которых речь идет в ч.З

ст.  13) равны перед законом, но и сам закон должен ис-

ходить из равноправия общественных объединений (и идео-

логий),  независимо от оснований,  перечисленных в ч. 2

ст. 19 Конституции (см. 2.1.2.),

                     

   38 Нерсесянц В. С. Указ. соч. С.395.               

                                                       

   и не устанавливать привилегии или дискриминацию  об-

щественных объединений.                               

   Требование ч.  2 ст. 13 ("Никакая идеология не может

устанавливаться в качестве государственной  или  обяза-

тельной")  является абсолютным для государственного ре-

гулирования отношений гражданского общества,  но не для

государственной  службы  в конституционном государстве,

провозглашающем права человека  высшей  ценностью.  Ибо

идеология  естественных  и неотчуждаемых прав человека,

требующая признания,  соблюдения и защиты прав человека

государством,  -  это  тоже  идеология.  Следовательно,

признание идеологии прав человека является требованием,

которое должно предъявляться к государственным служащим

в России.  Отсюда вытекает имманентное  конституционное

ограничение  равного  доступа граждан к государственной

службе:  в идеале к государственной  службе  не  должны

иметь  доступ те,  кто отрицает идеологию прав человека

(см. 2.3.2.2.; 2.3.6.).                               

   Вместе с тем,  любая толерантность имеет смысл  лишь

до тех пор,  пока она не сталкивается с силой,  стремя-

щейся уничтожить  носителя  этой  толерантности.  Самая

свободная демократия должна защищать себя" от распрост-

ранения антидемократических идеологий и их  организаци-

онных форм. Демократическое конституционное государство

не должно допускать деятельность политизированных  инс-

титутов гражданского общества, стремящихся изменить ос-

новы конституционного строя неконституционным, следова-

тельно,  насильственным путем. Правовое государство не-

совместимо с распространением в обществе национал-соци-

алистической (фашистской), коммунистической (ленинского

типа,  большевистской)39 или подобной  идеологии,  пос-

кольку это идеология диктатуры,  основанной на социаль-

ной, расовой, национальной или религиозной розни (враж-

де).                                                  

   Поэтому в ч.5 ст.  13 установлены содержательные ог-

раничения свободы объединений, которые следует понимать

как  пределы идеологического и политического плюрализма

(в части,  касающейся идеологического  плюрализма,  эти

ограничения воспроизводятся в ч.  2 ст.29 Конституции -

см.  2.3.2.2.). Одновременно их можно рассматривать как

конкретные содержательные критерии,  позволяющие судить

о злоупотреблении конституционными правами и свободами

 

   39 Использование в названии партии слова  "коммунис-

тическая"  еще не означает,  что эта партия ставит цель

установления диктатуры.  Большинство "коммунистических"

партии в посттоталитарной России открыто не придержива-

     ется большевистской идеологии.                        

                                                      

                                                      

вообще. С этой точки зрения можно дать следующее расши-

рительное толкование ч. 5 ст. 13: запрещается использо-

вание конституционных прав и свобод (особенно права  на

объединение, свободы выражения мнений, свободы собраний

и манифестаций, свободы вероисповедания, свободы инфор-

мации, тайны коммуникаций, неприкосновенности жилища) в

целях насильственного изменения основ  конституционного

строя  и  нарушения  целостности  Российской Федерации,

подрыва безопасности государства,  создания вооруженных

формирований,  разжигания социальной,  расовой,  нацио-

нальной и религиозной розни.  В частности,  запрещается

создание и деятельность общественных объединений,  цели

или действия которых нарушают вышеперечисленные  запре-

ты.  Создание  и деятельность конкретного общественного

объединения должны запрещаться судом,  установившим ан-

тиконституционный характер объединения.               

   Очевидно, что  эти запреты,  перечисленные в Основах

конституционного строя, конкретно сформулированы приме-

нительно  к  целям и действиям общественных объединений

по той причине,  что угроза демократическому  правовому

конституционному  строю в многонациональном государстве

исходит в первую очередь от (1)  организационно  оформ-

ленных  сепаратистских  движений,  использующих в своей

деятельности создание вооруженных формирований и разжи-

гание  национальной и религиозной розни (вражды,  нена-

висти), и (2) организаций (объединений), цель которых -

установление террористической диктатуры национал-социа-

листического типа, насаждающей и поддерживающей идеоло-

гию  расовой,  национальной или религиозной розни,  или

большевистского коммунистического типа ("диктатуры про-

летариата")  с  идеологией социальной ненависти и розни

("классовой борьбы"). Для этих организаций также харак-

терно создание вооруженных формирований. В их программу

входит узурпация государственной власти,  и уже поэтому

они угрожают безопасности государства. И национал-соци-

алистическая, и большевистская идеологии суть идеологии

человеконенавистнические;  для достижения их целей тре-

буется уничтожение части членов общества.  Это  тотали-

тарные идеологии, несовместимые со свободой, отрицающие

права человека.                                       

   Запрет общественных объединений, цели и действия ко-

торых  определены в ч.5 ст.  13,  может быть реализован

при условии соответствующей политической воли,  находя-

щей  поддержку  в  аппарате правоохранительных органов.

Специфика российского посттоталитарного развития состо-

ит в том, что демократические преобразования          

   "сверху" проводятся государственным аппаратом, в це-

лом унаследованным от советского тоталитарного  режима,

а  экономическая политика способствует формированию со-

циальной базы для коммунистической и национал-социалис-

тической идеологии.

                                   

   1.3.7. ГРАЖДАНСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

           

   Право на гражданство не относится к числу естествен-

ных прав человека.  Гражданство приобретается и прекра-

щается  в  Российской  Федерации в соответствии с феде-

ральным законом (ч.1 ст.  6 Конституции). Вместе с тем,

гражданство  представляет собой правовую связь человека

с определенным государством, сохранение которой зависит

от воли человека,  но не государства. Поэтому гражданин

РФ не может быть лишен своего гражданства или права из-

менить его (ч.З ст.6).                                 

   Кроме того, в Основах конституционного строя принцип

российского (федерального) гражданства закрепляется га-

рантированием  единого и равного (независимо от основа-

ний приобретения) гражданства (ч.1 ст. 6), всей полноты

прав  и свобод для граждан РФ на территории России (ч.2

ст.6),  возложения на граждан  РФ  равных  обязанностей

(ч.2 ст.6).  Вопросы гражданства, относящиеся к Основам

конституционного  строя,  рассматриваются   ниже   (см.

2.1.3.;2.1.4.).

                                     

                                              

   1.4. ПРИНЦИПЫ КОНСТИТУЦИИ,

   ОПРЕДЕЛЯЮЩИЕ ОРГАНИЗАЦИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ

    

   1.4.1. ДЕМОКРАТИЯ. НАРОДНЫЙ СУВЕРЕНИТЕТ

            

   В ч.1  ст.1  Россия  провозглашается демократическим

государством,  что является атрибутом современной конс-

титуции,  но  само  по  себе  не порождает демократию в

стране с  авторитарной  традицией.  Отчасти  содержание

конституционного  понятия  демократического государства

раскрывается в ст.3 Конституции:                      

   - во-первых, многонациональный нарос) Российской Фе-

дерации  является единственным источником власти (и но-

сителем суверенитета) в стране (ч.1 ст.3);            

- во-вторых,  народ не только является источником влас-

ти,  но и "осуществляет свою власть непосредственно,  а

также через органы государственной  власти  и  местного

самоуправления" (ч.2 ст.3);                           

   - в-третьих,   высшим   непосредственным  выражением

власти народа являются референдум  и  свободные  выборы

(ч.З ст.3);                                           

   - в-четвертых, захват власти или присвоение властных

полномочий,  т.е.  приобретение власти не от народа  (в

частности, в нарушение Конституции и закона, выражающе-

го волю народа)  преследуется  по  федеральному  закону

(ч.4 ст.3); последнее положение предполагает, что, нес-

мотря на захват власти или присвоение властных полномо-

чий,  продолжает действовать федеральный закон, наказы-

вающий эти деяния40,  т.е.  речь идет о действиях, нап-

равленных на захват власти, присвоении отдельных власт-

ных полномочий; поскольку в ч.4 ст.3 ничего не говорит-

ся о конкретных мерах преследования, то ее наличие рав-

нозначно ее отсутствию.                               

   Объяснение демократии как народовластия, понятие на-

родного суверенитета (см.  1.4.1,2.) искажает смысл го-

сударственной  власти,  создает  впечатление   дуализма

власти  народа  и власти государства (публично-властной

организации народа). Поскольку государство в политичес-

ком смысле - это организация верховной власти, то "осу-

ществление народом  своей  власти  непосредственно"  (в

контексте  ч.2 ст.3 "непосредственно" означает осущест-

вление власти  народа  помимо  органов  государственной

власти)  следует  считать юридической фикцией,  несущей

легитимирующую нагрузку.  То, что называется непосредс-

твенной  демократией  в условиях развитой государствен-

ности,  т.е. референдум и выборы высших государственных

органов (здесь не идет речь о местном самоуправлении) -

это не осуществление верховной власти, участие в форми-

ровании и осуществлении государственной власти.       

   Референдум как  "высшее  непосредственное  выражение

власти народа" организуется государством,  а не народом

непосредственно;                                       

   причем проведение референдума реально зависит от го-

сударственного органа, компетентного назначать референ-

дум, т.е. Президента РФ

                               

   40 Например, Уголовный кодекс РФ предусматривает на-
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации