Добреньков В.И., Кравченко А.И. Фундаментальная социология. Социальные деформации - файл n1.doc

Добреньков В.И., Кравченко А.И. Фундаментальная социология. Социальные деформации
скачать (11551.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc11552kb.02.11.2012 19:14скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   91
Страницы расположены снизу, т.е. текст находится над страницей
В.И. Добреньков, А.И. Кравченко

ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ СОЦИОЛОГИЯ

ТОМ VI


Москва

ИНФРА-М

2005

СОЦИАЛЬНЫЕ ДЕФОРМАЦИИ



Добренькое В.И., Кравченко А.И.

Д55 Фундаментальная социология: В 15 т. Т. VI: Социальные деформации. —

М.: ИНФРА-М, 2005. - XIV, 1074 с: ил.

ISBN 5-16-002282-1 (т. 6) ISBN 5-16-001547-7

Шестой том 15-томного курса «Фундаментальная социология» посвящен социальным деформациям, происходящим в современном обществе в целом и в России в частности. Читатель познакомится с феноменологией социальной превращенной формы, теориями аномии, бюрократией и отчуждением, типо­логией социальных конфликтов и способами их разрешения, социологией ре­волюции и протестным движением, видами девиантного и делинквентного поведения, экологическими коллизиями. Специальный раздел посвящен со­циологии войны, армии как социальному институту и социальной организа­ции, вопросам ее комплектования и профессионализации, а также дедовщине и неуставным взаимоотношениям. Завершает книгу анализ эволюции и форм организованной преступности в России, рассмотрение ее исторических форм — пиратства, бандитизма, взяточничества, коррупции и мафии.

Книга адресована студентам, аспирантам и преподавателям социологичес­ких факультетов и кафедр, ученым-исследователям, а также всем, кто инте­ресуется фундаментальными вопросами социологической науки.

УДК 316(075.8) ББК60.5я73

ISBN 5-16-002282-1 (т. 6) ISBN 5-16-001547-7

© Добренькое В.И., Кравченко А.И., 2005

Памяти

безвинно убиенных

детей наших

Марии и Александра

посвящается

ПРЕДИСЛОВИЕ

В томе IV настоящего курса мы рассматривали социальную структуру, которая символизирует и воплощает принцип упорядоченности окружа­ющей реальности. В ней все подчиняется строгим нормам и правилам, каж­дый индивид и все социальные группы знают и занимают свое место, здесь царят покой, стабильность и процветание. Полной противоположностью выступает мир хаоса и анархии. Разрушения, деконструкции, отклонения от норм и их нарушения, аномия и преступность символизируют и воплоща­ют социальные деформации.

Человечество впервые за миллионы лет переживает эпоху крутого пере­хода к новому типу развития, при котором прекращается численный рост и население мира стабилизируется. Такова глобальная демографическая рево­люция, которая называется демографическим переходом и происходит на протяжении очень короткого исторического промежутка — в последние 90— 100 лет. Тем не менее она затрагивает все стороны жизни современного об­щества, более того, необратимым, а то и катастрофическим образом отра­жается на состоянии экологии планеты. И не случайно: состояние окружа­ющей среды, глобальная безопасность, исчерпание ресурсов и производство энергии — все эти и им подобные проблемы, которые принято называть гло­бальными, возникают в связи с увеличением численности людей на плане­те. Таким образом, из всех проблем основной представляется рост населения Земли. Человеческий род — единственный на планете биологический вид, который не сократил, а увеличил свою численность в 1000 раз за 10 тыс. лет.

На протяжении многих тысячелетий выживание человеческой цивили­зации напрямую зависело от ее способности к воспроизводству. Дело даже не в репродуктивном поведении индивидов, хотя и этот вопрос можно на­звать ключевым; основной здесь является проблема воспроизводства соци­альных норм и ценностей. Проблема кажется особо важной в силу того, что социальные нормы не только определяют направленность и интенсивность социальных процессов, происходящих в обществе, но, главное, обеспечи­вают ему стабильность, устойчивость.

Бесконтрольность социальных процессов в большинстве случаев сопро­вождается кровопролитием. В частности, известны пагубные для соци­альных систем последствия так называемой социальной аномии, другими словами, беззакония. Этот феномен характерен для переходных, кризисных и смутных времен, когда неожиданно происходит девальвация понятных всем и общих для всех членов общества норм, ценностей и целей, а значит, разрушается устойчивость общества, оно подвергается угрозе распада, гибели.

Социальные нормы и ценности действительно придают системный ха­рактер социальным отношениям, формируя систему координат для разли­чения социально одобряемого и социально порицаемого поведения. Одна­ко сами по себе социальные нормы ничего не контролируют и контролиро­вать не могут. Механизм воспроизводства социальных отношений сохраняет социальный контроль, включающий в себя два главных элемента — нормы (предписанные обществом правила поведения) и санкции (средства нака­зания за несоблюдение этих норм). Поощрения за соблюдение норм и санк-

VII

чяи оа пслллинодение этих норм обусловливают предсказуемость поведения индивидов в обществе. Каждый из нас понимает, что выдающиеся научные открытия и спортивные достижения поощряются, а преступления против отдельных индивидов или общества в целом — наказываются.

Если у какой-то нормы отсутствует соответствующая санкция, она пре­вращается лишь в призыв, утрачивая при этом функцию базового элемента социального контроля. Поэтому социальный контроль можно назвать фун­даментом стабильности общественных отношений. Его отсутствие или ос­лабление ведет к росту социальных девиаций, социальной напряженности и неустойчивости общества.

Существование девиантного, или отклоняющегося, поведения части об­щества как явления неизбежно, и задача «коренного уничтожения» преступ­ности, алкоголизма, наркомании, бродяжничества и других социальных патологий очевидно неосуществима. Вместе с тем меры социального конт­роля позволяют регулировать количество социальных патологий, т.е. управ­лять социальными процессами.

Социологи полагают, что сейчас в России нет принятой обществом еди­ной системы социальных норм и ценностей и не существует продуманной системы социального контроля со стороны государства и общества. В этом одна из основных причин системного кризиса нашего общества — его не­устойчивости, нестабильности и неуправляемости.

Если государство хочет быть сильным, оно должно охранять свое право на насилие и не отдавать его криминалу, деструктивным силам. Трагедия нашего общества заключается в том, что государство добровольно отдало право на насилие криминалу, который теперь безнаказанно убивает граж­дан, ни перед кем не оправдываясь.

Сейчас очень сложно восстановить монополию на законное использова­ние насилия государственной властью, так как сегодня организованная пре­ступность не только претендует на неузаконенное насилие, но уже факти­чески забрала его в свои руки.

Социальные деформации бывают самого разного масштаба — от инди­видуальных до глобальных. Разрушение человеком природы — пример гло­бальных деформаций. Парадокс человеческой истории в том, что создание цивилизации невозможно без борьбы и отвоевывания у природы все новых пространств, и прогресс цивилизации пропорционален регрессу природы. Но вместе с тем истощение природы означает гибель предпосылок самой цивилизации. Таким образом, разрастаясь и прогрессируя, цивилизация убивает себя. Этот парадокс неустраним, если человек не оградит природу от своих собственных посягательств.

Нарушение равновесия в нормативной системе культуры принимает множество форм. Одной из них выступает аномия — такое состояние обще­ства, в котором значительная часть жителей, зная о существовании обязы­вающих их норм, относится к ним негативно или равнодушно. Понятие аномии ввел в научный оборот в 1890-е гг. Э. Дюркгейм, а превратил в хоро­шо разработанную научную теорию в первой половине XX в. Р. Мертон. Дюркгейм был убежден, что аномия порождена переходным характером современной эпохи в целом, временным упадком моральных норм, призван­ных регулировать отношения в обществе. Аномия описывает нарушение культурного единства общества, возникшее из-за отсутствия четко установ-

ки!

ленных социальных и культурных норм. У Дюркгейма аномия означала распад прочной системы нравственных ценностей. Рост преступности, числа самоубийств, числа разводов выступает не столько причиной, сколько след­ствием разрушения той части культурного единства, которая касается рели­гиозных и семейных ценностей.

Сегодня Россия переживает едва ли не самое трудное время в своей ты­сячелетней истории. Фактически полностью разрушена экономическая и военная мощь. Катастрофический спад промышленного производства, мас­совая безработица, обнищание большинства населения страны, сокращение численности населения России со скоростью более чем миллион человек в год, девальвация, казалось бы, незыблемых нравственных ценностей и преж­де всего человеческой жизни — вот та непомерная цена, которую общество заплатило за так называемые либеральные реформы. Влияние и авторитет России на международной арене упал, она утратила статус сверхдержавы. Запад делает вид, что считается с Россией, но всерьез не принимает ее во внимание, постоянно давая понять, что она уже не может диктовать ника­ких условий. Россия унижена и растоптана.

Чувство разочарования и горечь рухнувших надежд постигли миллионы граждан России, которые в результате реформ получили такое общество, к которому они не стремились и которого никогда не хотели. В этом парадокс и трагедия современной исторической реальности, в которой мы живем. Мысль о том, что мы не знаем, куда идем, куда нас толкает какая-то злая сила, что нас ожидает в ближайшем будущем, не может не вызывать у нас беспокойства и страха за себя, своих детей, свою страну. Никогда еще в ис­тории России не было такой ситуации, когда ее судьба была бы до такой степени непредсказуемой, как сейчас. Граждан России охватывает состоя­ние тревоги, беззащитности, страха, унижения и неуверенности.

Политическая система России с десятками партий, общественно-поли­тических движений и объединений, с завышенной амбициозностью их ру­ководителей не способна консолидировать общество и направить его на конструктивную работу, но, наоборот, раскалывает общество и сеет недове­рие, подозрительность.

До сих пор не удалось создать в обществе атмосферу согласия, примире­ния, и это в принципе невозможно, когда в обществе идет жестокая борьба с использованием всех дозволенных и недозволенных приемов и средств за передел собственности, когда не брезгуют подкупом, шантажом, заказны­ми убийствами. Всюду царят насилие и беззаконие. Общество разбаланси-ровано, полностью разрушены духовные основы нации, традиционные представления о добре и зле, утрачена способность различать дозволенное и недозволенное. Утверждается философия вседозволенности — по принци­пу «если им там, наверху, можно всё — значит можно всем и всё». Россия медленно сползает в пучину Зла, нравственно деградирует и превращается в уникальную по своим масштабам и глубине криминальную страну. В со­временном мировом общественном мнении сформировался четкий образ России как самой бандитской и мафиозной страны в мире.

Такого разгула преступности, как в последние годы, в России не было никогда: полный набор всех видов преступлений — воровство, грабежи, раз­бойные нападения с отягчающими обстоятельствами, изнасилования, по­хищение людей, угон автомобилей и т.д.

IX

Власть бездействует, потому что она бессильна и не способна решать эти проблемы. Она демонстрирует отсутствие желания и политической воли, решительности и твердости, не разработана государственная программа борьбы с преступностью. Власть фактически отдала народ на растерзание криминалу. Народ с недоверием смотрит на власть, которая не может поло­жить конец криминальному беспределу и контролировать ситуацию.

В настоящее время в обществе идут процессы, влияние которых на буду­щее страны, если их не остановить, будет катастрофическим по своим по­следствиям. С одной стороны, утрата основных цивилизационных достиже­ний, гражданских гарантий и прав и среди них главной — гарантии личной безопасности, а с другой — утрата контроля за соблюдением этих прав со стороны власти и, как результат, невиданный разгул криминала.

Об этом и многом другом специально написано в недавно вышедшей книге «Нас убивают»1, подготовленной на социологическом факультете Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова и также, как настоящий том, посвященной памяти Марии Добреньковой и Алексан­дра Панакова. В серии «Фундаментальная социология» авторы намерены продолжить освещение темы преступности и социальных деформаций уже на академическом — более глубоком и научно обоснованном уровне. Необ­ходимость в этом диктуется самой обстановкой в стране. Преступность до­стигла сегодня таких размеров, что она реально угрожает выживанию и са­мому существованию России как государства.

«В настоящее время зло вышло из-под контроля и бесстыдно заявляет о своей победе над добром», — с горечью и тревогой констатировал Святей­ший Патриарх Алексий II в своем новогоднем (2002) выступлении на Епар­хиальном собрании.

Когда в обществе безнаказанно орудует зло и бесстыдно царит насилие, когда необходимо защитить обиженного, униженного, пострадавшего и наказать виновного, именно тогда необходимо мощное властное действие политической воли главного лица государства, наделенного огромными полномочиями и властью.

О глубоких деформациях, переживаемых современным российским об­ществом, свидетельствуют многочисленные факты. В стране процветают наркомания и проституция, а наша надежда — дети России пополняют мно­гомиллионную армию беспризорников, которые становятся легкой добычей для наркоторговцев и вливаются в ряды преступников. Катастрофическое обнищание населения вследствие крайне низкой оплаты труда, задержки с выплатой заработной платы, безработицы толкает людей на «дно». По дан­ным Института социально-экономических проблем народонаселения РАН, обитателями «социального дна» являются 14 млн человек: 4 млн бомжей, 3 млн нищих, 4 млн беспризорных детей, 3 млн уличных и привокзальных проституток. Резко увеличивается число наркоманов, алкоголиков, больных СПИДом. Последних только учтенных 6,2 млн человек. Растет число людей, употребляющих наркотики, сейчас их насчитывается свыше 3 млн человек, из них 2/з составляет молодежь до 30 лет.

Криминал развязал открытый террор против каждого гражданина, дер­жит общество в состоянии тотального страха. Сегодня каждый человек в

Нас убивают: Доклады, статьи, письма. М.: Альфа-М, 2004.

X

России боится за собственную жизнь, жизнь своих детей и близких. Чело­веческая жизнь сейчас ничего не стоит. Она обесценена. В России не защи­щено главное, основное право человека — право на жизнь, оно попрано, расстреляно криминалом.

В обществе установилась атмосфера злобы, ненависти, недоверия. Чувст­во безнадежности, незащищенности и страха охватывает всех людей. Народ специально с помощью средств массовой информации зомбируют, приуча­ют к равнодушию и апатии при оценке фактов агрессии, убийств, к большой крови, превращают в послушную, аморфную, молчаливую массу, которой легко манипулировать и которая не способна сопротивляться и протесто­вать, активно отстаивать свои права.

Коррумпированность всех социальных структур снизу доверху достигла угрожающих размеров. Преступность и коррумпированность — два зла, ко­торые изнутри разрушают наше общество. Судебно-правовая система неэф­фективна. Закон в своем содержании несправедлив и не обеспечивает безо­пасность личности. Современная законодательная система несовершенна, представляя собой хаотичную массу парламентских актов, постановлений, решений, разобраться в которой и привести ее в порядок никто не может.

Криминогенная ситуация в России сегодня столь резко усложнилась, что приходится констатировать: преступность стала реальной угрозой нацио­нальной безопасности. Налицо рост криминального профессионализма. Дестабилизирующее влияние на оперативную обстановку оказывают тыся­чи активно действующих организованных преступных сообществ. Невос­полнимый ущерб экономике страны наносят должностные и хозяйственные преступления, систематические уклонения от уплаты налогов. Кри­минальные сделки по перераспределению сырья и материалов, крупномас­штабные банковские аферы становятся обычным делом. Все это многократ­но увеличивает нагрузку на правоохранительную систему и, безусловно, влияет на эффективность ее функционирования.

Организованная преступность разрушает экономику, институты и зача­стую средний класс. Насилие достигает такого уровня, что стоимость пре­ступности достигает значительного показателя по сравнению с ВВП. При­ватизация не ускоряет экономическое развитие и не создает стимулов для инвестирования и развития предприятий, а порождает алчную бюрократию.

Благодаря организованной преступности и коррупции огромные средства концентрируются в руках малочисленной элиты, углубляя экономическое неравенство. В это время средний класс разоряется в результате роста наси­лия и расширения теневой экономики.

В развивающихся странах честные бизнесмены среднего класса не могут конкурировать с предприятиями, созданными наркоторговцами для отмы­вания денег, поскольку последние не нуждаются в доходности своих «леги­тимных» компаний. Граждане не хотят тратить время и силы на развитие легального бизнеса. Иностранные инвесторы боятся вкладывать деньги в страну из-за царящего беззакония и насилия.

В российской армии деформируются системы ценностных ориентации, формировавшиеся в течение десятилетий. Столь серьезные изменения в одном из важнейших социальных институтов не могут пройти безболезнен­но для общества. В обществе снизился престиж человека в военной форме, военной службы, роли армии как особого государственного института вла-

XI

w,„. l. мщение и армии идет эрозия таких извечных ценностей, как Отече­ство, государственность, патриотизм, честь и гражданское достоинство, вер­ность Конституции и военной присяге. Кадровые военнослужащие и чле­ны их семей испытывают неуверенность в завтрашнем дне в связи с резким сокращением армии, жилищно-бытовой неустроенностью, недостаточной социально-правовой защищенностью. Определенные политические силы пытаются втянуть армию в борьбу за власть.

С ростом преступности и ее общественной опасности прямо коррелиру­ет динамика административных и иных правонарушений, аморальных яв­лений, пьянства, наркомании, токсикомании, самоубийств, проституции, бродяжничества, нищенства, распада семей, безотцовщины, детской бес­призорности и безнадзорности, дезадаптации взрослых и детей, психических расстройств и других негативных явлений. Самое страшное — криминаль­ное поведение превращается в неотъемлемый атрибут повседневной жизни, прежде всего молодого поколения. Активному росту преступности в стране способствует криминализация содержания телевидения, кино, прессы. Подсчитано, по российскому телевидению в день показывается до 20— 30 криминальных сюжетов зарубежного или отечественного производства, которые зеркально отражают и отражаются в криминальной действитель­ности.

Общественные потрясения происходили и раньше — в глубокой древно­сти, на заре образования государства. До нас дошли памятники Древнего Египта, повествующие о том, что происходило в период хаоса и разрухи, сле­довавших за политическими революциями или дворцовыми переворотами.

Папирус XIX династии: «Теперь смотрите же: лицо бледно, то, что пред­сказали нам предки, сбылось. Страна разграблена бандой воров, и человек должен идти на пашню со щитом. Посмотрите же: лицо бледно, стрелок вооружен, потому что преступления творятся повсюду. Посмотрите же: серд­ца ожесточены, горе бредет от очага к очагу. Сколько мертвых сброшено в реку! Смотрите же: было сделано то, что не случалось раньше. Как мы низ­ко падаем. Презренные похитили мумию царя. Посмотрите же: зерно раз­граблено. У нас нет одежды, благовоний и масел, и каждый говорит: боль­ше нет ничего. Хранилища пусты, охранник распростерт на земле среди трав. Посмотрите: священные рукописи украдены. Места хранения тайн раскры­ты. Магические формулы поруганы и стали достоянием гласности, а содер­жание их теперь недейственно потому, что они на слуху у черни. Тайны ца­рей Верхнего и Нижнего царства раскрыты. Посмотрите же: писцы убиты, их рукописи исчезли. Теперь в Египте живут по принципу «я иду и беру». Тот, кто раньше и гроба не мог себе заказать, теперь возводит гробницу. Скорбь бродит по полям, и каждый старается присвоить его и каленым железом поставить свое тавро. Смотрите на золото, серебро и бирюзу, которые бол­таются на шее у служанок, в то время как благородные дамы скитаются по стране и просят: подайте нам что-нибудь на пропитание.

Посмотрите на этих благородных женщин: тела их страдают от отрепь­ев, которые они вынуждены носить; тела их склоняются, когда кто-то их приветствует. Те, кто пытались рассмотреть свое лицо в отражении реки, имеют теперь собственные медные зеркала. Шкатулки черного дерева раз­биты, музыканты томятся в своих покоях и вместо любовных песен испол­няют теперь плачи.

XII

Счетоводы горбятся над камнями, перемалывающими зерно. Золота не хватает. Все, что принадлежало царскому дворцу, разграблено. Представля­ете себе, Элефантина больше не платит налогов! Не хватает фруктов, дре­весного угля.

Посмотрите: и большой, и малый молят о смерти, а маленькие дети го­ворят: отец не должен был бы мне давать жизнь».

Ученые считают, что потрясения в общественной жизни начались еще раньше. Начиная с эпохи ранней бронзы, или с середины IV тысячелетия до н.э., вплоть до Средневековья, культуры разрушались и сменялись новы­ми. С первой половины II тысячелетия до н.э. кризисы и потрясения перио­дически охватывали все культуры Европы, Азии и Северной Африки. В памяти очевидцев эти периоды запечатлелись мрачным хаосом гибели и разрушений. Они могли длиться достаточно долго — от 200 до 500 лет. Каждый из них оставлял глубокий шрам на теле человечества. В огне исчезали целые народы, города и государства. На их месте зарождались новые культуры и народы.

Выявляется странная закономерность: человеческое общество и культу­ра со временем становились все более сложными и одновременно все более податливыми к разрушению и кризисам, все более неустойчивыми, хотя, казалось бы, должно происходить наоборот. Ученые до сих пор не могут решить эту загадку.

Не только общество подвергается разрушениям и деформациям. Человек негативно влияет и на климат, и на флору, и на фауну Земли. Только поду­мать: за 2000 лет н.э. исчезли 270 видов крупных млекопитающих и птиц, а третья часть из них — за прошлый век (пиренейский горный козел, бербер­ский лев, японский волк, сумчатый волк и пр.). Но каждый вид живого свя­зан с другими видами, поэтому с исчезновением одного вида всегда проис­ходит перестройка всей системы. По прогнозам ученых, к концу XXI в. в раз­ных странах Европы и Америки исчезнет 50—82% сухопутных видов обитателей Земли. Одна из причин экологического кризиса состоит в при­мерно 20-кратном превышении потребления человечеством продукции био­сферы над допустимым для стабильных биосистем уровнем.

Экологический кризис биосферы, о котором говорят ученые, — это кри­зис не природы, а человеческого общества. Среди главных проблем, обус­ловивших его возникновение, — объем антропогенного воздействия на при­роду в XX в., приблизивший биосферу к пределу устойчивости; противоре­чия между сущностью человека и природой, его отчуждение от природы; продолжение развития «цивилизации потребления» — рост необязательных потребностей людей и общества, удовлетворение которых ведет к повыше­нию избыточной техногенной нагрузки на окружающую среду.

Основные причины деградации биосферы — чрезмерное изъятие живых и минеральных ресурсов планеты и ее отравление техногенными отходами человеческой деятельности. Ресурсный кризис распространяется также и на минеральные ресурсы, обеспечивающие в основном социальные потребно­сти общества. В течение XX в. было добыто минеральных ресурсов в 10 раз больше, чем за всю предшествующую историю человечества. Мы вошли в период, когда ресурсов Земли уже недостаточно, чтобы обеспечить прием­лемый жизненный уровень всему населению.

В XXI в. человечество оказалось перед качественно новой реальностью. Еще в конце 1960-х гг. после опубликования первых докладов Римского клу-

XIII

ба стало ясно, что на планете нарастают глобальные изменения окружающей среды, обусловливающие негативные последствия для людей, а в перспек­тиве — угрожающие самому существованию человечества. С тех пор пробле­мам экологии уделяется все возрастающее внимание. Им посвящен огром­ный объем литературы, созданы региональные и международные экологи­ческие организации, выдвигаются многочисленные экологические концепции. Вплоть до последнего времени считалось, что человечество в це­лом заинтересовано в сохранении окружающей среды. Однако, к сожале­нию, это не так. Недавние югославские события обозначили переход к эко­логическим войнам — использованию разрушения окружающей среды с целью массового поражения противостоящей стороны и закрепления миро­вого господства США. В Ираке и Югославии проводилась масштабная эко­логическая война. А это уже качественно новый факт изменившейся меж­дународной обстановки. Мир вступает в новую страшную эпоху — эпоху экологических войн с непредсказуемыми последствиями. Цель применения экологического оружия заключается в нанесении ущерба окружающей сре­де своего противника. В конечном счете это ведет к подрыву здоровья и «гу­манному» уничтожению людей. Целенаправленное загрязнение, приводя­щее к потере иммунитета, может рассматриваться как бактериологическое оружие отложенного действия. Так, в ходе агрессии против Югославии были отравлены сельскохозяйственные земли и в самой Югославии, и в прилега­ющих к ней странах, в первую очередь в Румынии и Болгарии. К проявле­ниям деятельности США, направленной на снижение иммунитета в других странах, следует отнести и так называемый экспорт отходов.

Асоциальные деформации, к сожалению, затрагивают не только сферу политики, хотя она приобрела сегодня столь глобальные масштабы и имеет разрушительные последствия, которые вынуждают нас думать, будто госу­дарство целиком и полностью не только подчинило себе общество, но и растворило его в себе. Деформации, как некогда трещины, прошедшие че­рез сердце поэта (выражение И.В. Гёте), разрывают все клетки обществен­ного организма. Они касаются экономики и хозяйства, производственных и трудовых отношений, духовной сферы и этических отношений. Они вы­зывают психологическую напряженность в обществе и создают барьеры в социализации новых поколений. Современная молодежь, которой в первую очередь адресуется этот том, застает общество таким, каким его создали родители. Сможет ли она побороть социальную деструктивность? Или тре­щины и далее будут разъедать хрупкий социальный организм?

Именно над этим стоит подумать не только нашим юным читателям, но и социологам, взявшим на себя нелегкий труд с холодным сердцем анали­зировать то, зачем люди мучаются и страдают, от чего они хотят излечиться.

Авторы выражают свою благодарность за помощь в работе над книгой представителям молодого поколения социологов С.А. Белову, В.А. Майоро­ву, Н.В.Захаровой.

РАЗДЕЛ I

СОЦИЕТАЛЬНЫЕ ДЕКОНСТРУКЦИИ

Социальные деформации: общетеоретические представления

Социальная превращенная форма

Аномия: классика и современность

Социальные конфликты

Революция смута или реформа?

Отклоняющееся поведение

Природа и человек: экологические деформации



СОЦИАЛЬНЫЕ ДЕФОРМАЦИИ:

ОБЩЕТЕОРЕТИЧЕСКИЕ

ПРЕДСТАВЛЕНИЯ

К проблеме социальных деформаций отечественные социологи обратились только в 1990-е гг. До этого полагали, что социализм как самое прогрес­сивное и гармоничное общество никаких деформаций не испытывает. Так принуждала рассуждать социологов официальная пропаганда. Когда науч­ная цензура исчезла и говорить можно было обо всем, выяснилось, что к этому моменту и объект для изучения, что называется, созрел. Последние десятилетия ушедшего века ознаменовались изменениями поразительного масштаба, крайним драматизмом событий, полной не­предсказуемостью результатов и глубокой противоречивостью перемен. Мы были свидетелями глобальных исторических катаклизмов: распад страны; углубление экономического и социального кризиса; исчезнове­ние формальных причин, которыми можно было оправдать бремя гонки вооружений, свертывание социальных программ; стирание националь­ных границ и, наконец, взрыв национализма и религиозного фундамен­тализма в стране и мире. Эти и другие явления социологи назвали со­циальными деформациями. Правда, не всегда предлагая точные опре­деления и не задумываясь о содержании, структуре, процессе и области существования деформаций в обществе.

ОБЩИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ

О СОЦИАЛЬНЫХ ДЕФОРМАЦИЯХ

Термин «деформация» (от лат. deformatioискажение) вначале появил­ся в области инженерно-технических наук, а затем уже перекочевал в обще-ствознание. В узком смысле деформация — это изменение взаимного рас­положения точек твердого тела, при котором меняется расстояние между ними, в результате внешних воздействий. Деформация называется упругой, если она исчезает после удаления воздействия, и пластической, если она

3

полностью не исчезает. Наиболее простые виды деформации — растяжение и сжатие, изгиб, кручение. В переносном смысле под деформацией подра­зумевают изменение формы, искажение сущности чего-либо (например, деформация социальной структуры).

В физике твердого тела с помощью деформации описывается результат изменения под действием внешних сил взаимного расположения частиц, из которых состоит тело, и расстояний между ними. Существует несколько видов деформаций твердых тел. Некоторые из них представлены на рис. 1.



Рис 1. Некоторые виды деформации твердых тел: деформация растяжения iа): деформация сдвига (by, деформация всестороннего сжатия (в)

В механике деформацией называют изменение формы и размеров тела под воздействием приложенных внешних сил (нагрузок). Простейшие виды де­формации — растяжение и сжатие, сдвиг, кручение, изгиб. Деформация может вызываться как механическими воздействиями, так и тепловыми, магнитными, электрическими и др.

Деформированным с точки зрения социологии надо считать такой пере­ход общества из одного своего состояния в другое либо такой способ эволю­ции человечества, которые сопровождаются распадом исторически сложив­шихся структур, форм и укладов жизни.

Деформация предполагает изменение некой первоначальной формы, принимаемой в научном анализе в качестве эталона — исходной точки от­счета. Для социолога эталоном могут выступать либо нормативная система данного общества, закрепленная исторически в системе сложившихся об­щественных институтов (институциональный эталон), либо нормативная система другого общества, считающегося более развитым, более продвину­тым или более цивилизованным. Таким образом, социальные эталоны, вы­полняющие функцию системы отсчета в научном анализе, могут быть диа-хронными (существующими в разное историческое время) и синхронными^ (су­ществующими в одно и то же историческое время).

Синхрония (от греч. synchronosодновременный) — сосуществование, совпадение во времени элементов какой-либо системы.

4

Для российского общества в качестве эталона социологи чаще всего вы­бирают: а) советский период, когда наше общество было устойчивым и ци­вилизованным на фоне других мировых держав, сравнивая его с постсовет­ским периодом, при котором произошли серьезные, порой необратимые, процессы разрушения; б) современные страны Западной Европы и Амери­ки, по сравнению с которыми экономические и политические реформы, предпринятые российским правительством в 1990-е гг., имели серьезные отклонения.

По глубине и необратимости социальных изменений деформации в россий­ском обществе могут быть либо полными, либо частичными. Под частичной де­формацией надо понимать такое изменение объекта, при котором с течением времени и после прекращения действия искажающих факторов объект восста­навливает первоначальный вид. Полная деформация предполагает невозмож­ность возвращения объекта в исходное состояние, утрату не только формы, но и содержания, которые были присущи объекту в первое время.

Необратимая деформация начинается в тот момент, когда то, что рань­ше являлось аномалией, превращается в норму, когда нечто, что прежде преследовалось, осуждалось или презиралось как неуместное, не отвечающее высоким ценностям или правилам приличия, теперь становится релевант­ным, вполне соответствующим главным тенденциям времени и общества. Тогда на месте пусть несовершенной, но нормальной цивилизации возни­кает цивилизация аномальная — цивилизация с криминальным ядром. В связи с этим, по мнению С. Кургиняна2, надо различать два состояния об­щества: первое характеризуется наличием некриминального ядра и крими­нальной периферии цивилизационной системы, когда еще возможна борь­ба с криминалом; во втором состоянии — криминальное ядро и некрими­нальная периферия. Тогда ситуация становится почти безвыходной: если в обществе ценится только сила, то мораль становится уделом маргиналов, вытесняется на периферию общественного сознания.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   91


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации