Косов Г.В. Общество безопасности как альтернатива обществу риска - файл n1.doc

Косов Г.В. Общество безопасности как альтернатива обществу риска
скачать (1161 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1161kb.02.11.2012 19:34скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
ОБЩЕСТВО

БЕЗОПАСНОСТИ КАК

АЛЬТЕРНАТИВА ОБЩЕСТВУ РИСКА

Министерство образования и науки Российской федерации

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»
ОБЩЕСТВО БЕЗОПАСНОСТИ

КАК АЛЬТЕРНАТИВА ОБЩЕСТВУ РИСКА
Монография
АНМИ

Москва - 2006


УДК 316.3

ББК 60.52

О 28


Рецензенты:

доктор социологических наук, ведущий научный сотрудник С.Г. Кирдина

(Институт экономики РАН, г. Москва);

член-корреспондент РАН, доктор философских наук, профессор Р.Г. Яновский

(Институт социально-политических исследования РАН, г. Москва)

Общество безопасности как альтернатива обществу риска: Монография / Под ред. д. полит. н. Г.В. Косова. – М.: АНМИ, 2006. – 212 с.

В монографии предпринята попытка теоретического анализа такого феномена как общество безопасности. Авторы коллективной монографии стремятся выработать общие представления об обществе безопасности, его формах, структуре, основных маркерах, путях построения.

ISBN 5-88897-003-4

© Коллектив авторов

СОДЕРЖАНИЕ


Введение (Косов Г.В.)

5

Глава 1. Теоретико-методологические основы анализа общества безопасности

17

1.1. Безопасность и риски в восприятии Россиян (Рябцева Е.Е.)

17

1.2. Интерактивная микробезопасность: теоретико-социологический анализ (Лушников Д.А.)

29

1.3. Война и общество безопасности: корреляция понятий (Нефедов С.А.)

45

Глава 2. Экологический фактор в глобальной политике как следствие трансформирующейся социальной реальности: от дезорганизации к адаптации и созданию новой социальной логики

59

2.1. Формирование нового политического пространства как мегатренд современного политического развития (Косов Г.В.)

60

2.2. Экосоциальный контекст глобализации (Косов Г.В.)

82

2.3. Современный экологический кризис как основание перехода к обществу безопасности (Косов Г.В.)

97

2.4. Столкновение цивилизаций или столкновение сценариев глобализации? (Косов Г.В.)

110

    1. Пути, способы адаптации и создания новой социальной логики в ситуации экологизации политики (Косов Г.В.)

128

Глава 3. Экономическая и политическая компоненты обеспечения стабильности и безопасности геополитического пространства

139

3.1. Цивилизационно-геополитический аспект общества безопасности в условиях современной России (Рябцев А.Л.)

139

3.2. Эколого-экономический контекст проблемы общества безопасности (Косов Г.В.)

157

3.3. Железнодорожный комплекс в контексте национальной безопасности России (Харламова Ю.А.)

181







ВВЕДЕНИЕ
ХХ век, век изменений в политической, экономической, социальной сферах, сопряжен с появлением такого феномена как общество риска. Общества, которое с одной стороны, развиваясь, генерирует новые риски, а с другой стороны именно они являются главным фактором всех социальных трансформаций.

На наш взгляд, ситуация развивающаяся в контексте вектора общества риска ведет к росту угроз личной, социальной, национальной, глобальной безопасности, что, в свою очередь, связано с новым витком социальной напряженности. Все эти тенденции формируют базис социальной дезорганизации, политической нестабильности.

Формирующаяся ситуация глобальной дестабилизации ставит перед научным сообществом вызовы связанные с поиском вариантов (путей) обеспечения безопасности. Ситуация глобального социо-эконочико-экологического кризиса вынуждает мыслящих людей выработать иную (новую) логику социального развития в основе которой будет лежать идея безопасности, выработать основные контуры и механизмы построения общества безопасности.

Безопасность до сих пор остается одним из трудноуловимых для понимания и определения социальных явлений. Так, это может быть и внутреннее самоощущение человека, и необходимое условие индивидуальной свободы, и состояние государства и/или международного сообщества государств.

В недалеком прошлом, под безопасностью, как правило, понимали национальную безопасность. Современная мысль расширяет толкование этого понятия в нескольких направлениях:

Примерами расширенного понимания понятия «безопасность» может служить предложенное ООН в 1994 году понимание безопасности для XXI века:

«Безопасность человека:

Безопасность человека – это когда ребенок не умирает, болезнь не распространяется, этнические распри не выходят из под контроля, женщину не насилуют, бедняк не голодает, диссидента не заставляют молчать, человеческий дух не подавляют»2.

В русле данного понимания безопасности К.Д. Фойгт определяет цели, принципы и сущность безопасности для новой Европы. Он отмечает, что безопасность означает защиту от угроз для существования и благополучия людей. Причем речь ведется обо всех людях, ибо отсутствие безопасность у ряда граждан может стимулировать рост насилия. Безопасность для новой Европы, пишет Фойгт, означает больше, чем безопасность государств, так как не только государства, но и люди в государствах должны чувствовать себя в безопасности3.

Согласимся с Р.Г. Яновским, что в начале XXI века, во-первых, именно «человек и семья, их благополучие и безопасность становятся ядром личной, общественной, государственной, национальной и коллективной (международной) безопасности. Именно политизация каждого человека, проистекающая из желания личной безопасности и безопасности своей семьи, порождает феномен «массового политического пробуждения человечества» (что может быть использовано политической элитой для достижения совершенно разных целей) и «становится источником интеллектуального согласия или беспорядка, а также политического согласия или конфликта»1. Во-вторых, фундаментом существования человеческого общества становится противоречие между субъективными ожиданиями человека и объективными социально-экономическими условиями. Это в свою очередь порождает универсальную угрозу человеку, семье, обществу. Р.Г. Яновский отмечает, что «возможное столкновение из-за этого противоречия содержит опасность того, что мировая политика станет во все большей степени неуправляемой, генерируя, тем самым, огромный политический»2 и иной другой беспорядок. Данное опасение связано с новым пониманием и прочтением прав человека и его обязанностей по отношению к семье, обществу, государству, человечеству, природе.

Исследования, проведенные ИСПИ РАН, выявили следующую тенденцию: проблема, которая волнует подавляющее число россиян не зависимо от пола, возраста, этнической принадлежности, уровня доходов, места проживания – проблема безопасности, что подтверждается и исследованиями других социологических коллективов (в частности исследованиями, проведенными кафедрой политологии и социологии Ставропольского государственного университета). Изыскания, проводимые научным сообществом, одной из целей имели выявление базовых элементов национальной идеи, формулирование базовых принципов объединительной идеологии. Исходя из результатов исследований, можно предположить, что таковым элементом может являться идея безопасности. На наш взгляд, кратно и с некоторой долей упрощения она может быть сформулирована следующим образом: «Все на строительство общества безопасности».

Необходимо отметить, что идеологии похожи тем, что предлагают людям идею счастья, а разнятся разными способами его достижения. Кроме этого они могут быть разделены на локальные идеологии («счастье для избранных») и универсальные («счастье для всех»). В основу объединяющей идеологии может быть положена идея безопасности, ведь все равно будет ли это ситуация коммунизма, либерализма, главное, чтобы человек чувствовал себя безопасно.

Сущность общества риска, основные его контуры, сущностные, функциональные, институциональные и иные характеристики известны из работ У. Бека, Н. Лумана, Э. Гидденса, О. Яницкого. Необходимо констатировать, что общество риска - это реальность. Но реальность, которая, взвинчивая напряженность, создает условия для социальной, политической дестабилизации и в перспективе к ведет к исчезновению человека как вида. По сути, у людей возникает психологически возникает стремление к бегству от риска (по аналогии с бегством от свободы Э. Фромма) даже посредством возрождения на новом витке социального развития неототалитарных тенденций. Все предложенные современными западными и российскими учеными варианты постиндустриальноего общества (по сути такого рискогенного как и индустриальное), информационного общества не ориентируются на идею безопасности как фундамента личной, социальной жизни. Переход от доиндустриального к индустриальному, а затем и постиндустриальному обществу происходил в русле концепции А.П. Назаретяна о возрастании роли насилия (пойти по пути преодоления «кризиса неравновесия за счет повышения уровня неравновесия», т.е. избавления от агрессивности окружающей действительности за счет роста агрессии), девиантные формы старого общества становились зачастую фундаментом новой социальной логики. По сути, как было сказано, все эти общества – рискогенные общества, и переход к обществу безопасности предполагает выход на новый уровень социальной эволюции, где социальный транзит (переход) должен протекать на линейно (векторно, заданно: вперед от доиндустриального к постиндустриальному), а выйти на новый уровень социальной организации, на иной, чем прежде, пласт реальности, нужно начинать отстраивать принципиально новый пласт социальной реальности.

Кроме этого, в условиях современного обострения ресурсной конкуренции неизбежна деструктуризация социума, снижение предсказуемости всех форм социального поведения. В совокупности эти процессы образуют предпосылки для развития социальных, техногенных и иных катастроф. Особенно остро данные проблемы ощущаются в странах с переходной экономикой, таких как современная Россия, в транзитивных обществах. Логика цивилизационного развития возводит политику, социальную безопасность в ранг доминант, определяющих мировую социально-политическую, экономическую жизнь XXI века. Вопросы устойчивого развития цивилизации выходят на передний край научного поиска, общественного сознания в целом. В открывающихся условиях актуализируется проблема конвергенции экологической, личной, социальной безопасности, национальной и наднациональной безопасности.

Необходимо подчеркнуть, что в обыденном сознании представления о безопасности расплывчаты, поскольку люди скорее чувствуют, чем четко осознают, что для них означает безопасность, воспринимают и оценивают ее в совокупности всех ее граней, не отделяя одну от другой, и часто воплощают свои чувствования и оценки не в понятии «безопасность» как таковом, а в каком-то образе, хотя и емком, но не полностью отражающем искомое состояние безопасности. Именно это и затрудняет выработку универсальных маркеров, позволяющих определить сущность общества безопасности. Так, обществом безопасности может быть и общество, которому благодаря технологиям манипуляции внушили идею счастья, и общество, в котором угрозы для личности, общества сведены к минимальным значениям.

Еще одна из проблем, встающая перед научным сообществом, пытающемся нарисовать контуры общества безопасности – это пути и средства его построения. Так, и неототалитаризм как политический и социальный феномен, и неолиберализм могут служить ориентирами для его построения. Хотя, на наш взгляд, в ситуации системного кризиса современная цивилизация и общество потребления, продолжая генерировать новые риски и, не видя выхода на новую логику социального развития, больше склонны к первой тенденции. Одним из признаков системного кризиса цивилизации – это разочарование людей в представительной демократии, девальвация ее институтов. По нашему мнению, основными причинами подобного явления выступают общество потребления и экологическая деградация. Данные феномены неразрывно связан друг с другом. С одной стороны, развитие общества потребления усугубляет экологический кризис. С другой стороны, преодоление экологического кризиса налагает определенные ограничения на дальнейшее развитие общества потребления.

Базой построения общества безопасности неизменно являются люди. Но какие личностные и профессиональные характеристики им должны быть присущи, какие основные агенты социализации должны работать над формированием их нового сознания. Так, одним из агентов социализации является школа. Так, Э.Дюркгейм видел в образовании средство сохранения общественного порядка, систему, оказывающую на людей влияние, которому практически невозможно противостоять. И, видимо, были правы социологи-марксисты Бауйз и Гинтис, утверждавшие, что от школ требуется не увеличивать потенциал, а производить некритичных, пассивных, послушных рабочих, которые покорно принимают свою жизнь1.

Во всех странах мира школа, выполняя функцию политической социализации, реализует следующую цель: воспитание граждан, лояльных существующей общественно-политической системе2. Так С. Краус и П. Дэвис считают, что образовательная система США уделяет внимание только тем ценностям, которые поддерживают существующий политический режим и направлена на подержание политической стабильности за счет политической пассивности граждан и их инерции1.

Специфика образования на Западе приводит к тому, что уровень знаний и понимания общественно-политических проблем у среднего человека ограничен. Кроме того, у человека отсутствует или не достает мотивации для получения такой информации, это все происходит на фоне недоверия к средствам массовой информации. В результате всего этого большинству людей подобная информация о происходящих событиях и существующих проблемах не интересна и не нужна. Если же люди понимают, что определенные события оказывают или могут оказать большое влияние на их жизнь, то только в этом случае политический интерес быстро возрастает2.

На наш взгляд, современная школа, являясь продуктом Нового времени, выполняет соответствующий заказ Эпохи, времени. Но нужно отдавать себе отчет в том, что сейчас – новая эпоха, новое время, в котором трансформируется общество, а такой социальный институт как школа – продолжает выполнять свой старый социальный заказ. И перед исследователями стоит задача: выявить, какие черты должен формировать этот социальный институт, чтобы человек мог с меньшими потерями (в следствии футуршока) войти в общество безопасности.

Формирование особого сознания и культуры, развитие экологического сознания и экологизация политической культуры способствует установлению такого феномена как геокультура. Согласимся с В. Кузнецовым в том, что геокультура есть «смысл, форма и сфера деятельности человека, народов мира и государств в культурном масштабе на основе уважительного диалога, культуры мира и безопасности по поводу формирования, уточнения и достижения личных, национальных и цивилизационных целей, идеалов, ценностей, интересов; сохранения, развития и защиты норм и традиций людей, семей, наций и обществ, их социальных институтов и сетей жизнеобеспечения от неприемлемых вызовов, рисков, опасностей и угроз»1. Человеку-носителю геокультуры, человеку экологизированного общества должны быть присущи и такие черты, как не пассивный и безответственный потребитель, а творческий и ответственный индивид, способный быстро овладеть ресурсосберегающими технологиями, способный не только осознать идеологию глобального гуманизма и синергизма, но и эффективно взаимодействовать с другими индивидами для реализации важнейших общечеловеческих ценностей; отказ личности от стремления «делать деньги», от стремления увеличить капитал; целостность мировоззрения, т.е. взгляд на мир как на незыблемое и неразрывное единство бесчисленного множества взаимосвязей; синкретичность сознания и мышления, направленных на объединение, достижение органической связности и взаимопроникновения различных знаний и опыта, данных разных наук, традиций и обычаев прошлого, настоящей реальности и перспектив на будущее; потребность жить в единстве и гармонии с окружающими людьми и природой.

В основу построения концепции общества безопасности легли следующие идеи, концепции, теории:

Нам кажется, что в рамках данной темы перспективными могут быть следующие разработки: анализ закономерностей социального транзита в переходном обществе, что позволит сформулировать рекомендации по локализации последствий и снятию тенденций к дезинтеграции современного социума; разработка концептуального каркаса факторов риска и их минимизации в современном обществе; создание теории, а затем на ее основе рационализация практики генезиса и эволюции социального транзита в контексте современных тенденций социального развития как на глобальном, так и региональном уровнях; разработка многофакторной модели анализа и оценки векторов развития современного общества риска через призму экологической, демографической, экономической, социальной безопасности; разработка состояния и уровня стабильности-нестабильности в основных сферах жизни общества в ситуации перехода к обществу безопасности; определение средств обеспечения эффективной работы социальной системы в целом в ситуации транзита от общества риска к обществу безопасности; разработка концептуального научно-исследовательского аппарата анализа современного общества риска и общества безопасности; анализ комплекса факторов генезиса и развития общества риска и перехода к обществу безопасности; разработка многофакторной модели анализа векторов трансформации общества риска и выделение оптимальных условий транзита к обществу безопасности; разработка вариативных моделей социально-политических систем в ситуации минимизации социальных рисков и перехода к обществу безопасности.

Выработать общие представления об обществе безопасности, его формах, структуре, основных маркерах, путях построения – задача, которая ставилась перед авторами коллективной монографии. Насколько это им удалось - решать критически настроенному читателю.
Авторский коллектив:
доктор политических наук, доцент Косов Г.В. (г. Ставрополь, Ставропольский государственный университет);

кандидат социологических наук, доцент Лушников Д.А. (г. Ставрополь, Северо-Кавказский государственный технический университет);

кандидат политических наук Нефедов С.А. (г. Ставрополь, Ставропольский государственный университет);

кандидат исторических наук, доцент Рябцев А.Л. (г. Астрахань, Саратовский государственный социально-экономический университет, Астраханский филиал);

доктор политических наук, профессор Рябцева Е.Е. (г. Астрахань, Астраханский государственный университет);

кандидат исторических наук, доцент Харламова Ю.А. (г. Ставрополь, Ставропольский государственный университет; докторант Института социально-политических исследований РАН).
Авторский коллектив выражает благодарность члену-корреспонденту РАН Р.Г. Яновскому и ведущему научному сотруднику Института экономики РАН С.Г. Кирдиной за замечания и пожелания, сделавшие монографию значительно лучше.

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ АНАЛИЗА ОБЩЕСТВА БЕЗОПАСНОСТИ
1.1. Безопасность и риски в восприятии россиян
Общественное мнение в современном мире стало важной составляющей нашей действительности. Оно оказывает влияние на все сферы жизнедеятельности человека, но и само подвержено влиянию различных факторов. На современного человека постоянно обрушиваются разноплановые потоки информации, заставляя формировать собственное мнение по различным аспектам бытия. Каналы трансляции информации различны, но ведущую роль, конечно же, играют СМИ. Помимо прочей информации, более полезной или менее полезной, граждане постоянно получают сведения о различного рода катастрофах и бедствиях, которые происходят в разных уголках планеты. Часто телевизионные новости или газетные полосы изобилуют сенсационной информацией о цунами и землетрясениях, крушениях самолетов и авариях поездов и автомобилей, террористических актах и взрывах метана на шахтах. Бесспорно, с развитием человеческого общества возрастает и число различных рисков, особенно техногенного характера.

Один из ведущих российских социологов О.Н. Яницкий выделяет следующие главные характеристики рисков, присущих современной модернизации:

«Риск может быть определен как систематическое взаимодействие общества с угрозами и опасностями, которые порождаются процессом модернизации как таковым. В отличие от прошлых эпох, современные риски суть последствия, прямо  связанные с угрожающей мощью модернизации и порождаемыми ею глобализацией  неуверенности. Риски модернизации политически рефлексивны»2. Это мнение немецкого социолога У. Бека.

Приведем также мнение российского социолога Питирима Сорокина, которому пришлось столкнуться с социальными катастрофами непосредственно. В молодости политическая карьера Сорокина была прервана событиями 1917 года, он был выслан из страны. Катастрофа второй мировой войны, хотя он и наблюдал ее из США, заставила его предположить широчайшее распространение катастрофизма в послевоенном мире. Он сделал следующий прогноз: «Бедствия начнут занимать все большее место среди главных тем культурной деятельности. Наука и технология, гуманитарные и социальные науки, философия будут все больше заняты деятельностью и проектами, относящимися к катастрофам. Так же произойдет и в других областях культуры. Общественное мнение и пресса сосредоточатся на проблемах бедствий, которые превратятся в главную тему интеллектуальной жизни общества. Общество станет "нацеленным на бедствия". Вообще, мышление и культура будут отмечены кризисом многими способами. Бедствия возобладают в ключевых позициях общественного сознания по другим темам. Они будут подталкивать к регрессу культуры... Пессимизм заполнит науку, философию и другие области культуры... Жизнь миллионов людей будет охарактеризована бесконечной неизвестностью, сопровождающейся неопределенностью и небезопасностью... В этих условиях, среди значительной части населения распространится апокалипсическое мышление в различных формах. Быстро распространятся и разные психические эпидемии. Вера в разные чудеса и приметы, от астрологических предсказаний до странных фантасмагорий, тоже охватит многих». Слова достаточно эмоциональные и убедительные, но к счастью, не оправдавшиеся.

Катастрофы не превратились в центральную тему послевоенного мира. Наука, философия, общественное мнение и пресса также избежали подобного перекоса. Пессимизм не стал главным общественным умонастроением, и не был им даже в самые трудные кризисные годы. Однако в чем-то, что знаменитый социолог оказался точным, ибо современное общество достаточно часто кажутся «нацеленными на бедствия».1

Как видно из приведенных высказываний основой описанной категории «риск» являются угрозы, опасности, страхи. Как воспринимают риски и угрозы современного мира «простые» граждане? Какие страхи и опасения испытывают «среднестатистические» россияне? Каков уровень тревожности населения и кто оказывает на него влияние? Вот те вопросы, на которые мы попытаемся дать ответ. Для этого обратимся, прежде всего, к результатам опросов общественного мнения, которые проводят авторитетные российские опросные организации Фонд «Общественное мнение» (ФОМ), Левада-Центр, а также агентство «Евразийский монитор».

Прежде всего, следует обратить внимание на тот факт, что респонденты достаточно высоко ставят понятие «безопасность» в системе персональных ценностей. При опросе респондентам предложили список из 25 слов-ценностей и попросили выбрать три слова, обозначающие наиболее важные для них понятия. Как участники опроса выстроили персональную шкалу видно из таблицы 1 (данные в % от числа опрошенных):
Таблица 1.


безопасность

33

мир

32

семья

31

достаток

23

справедливость

18

закон

17

порядок

15

права человека

15

стабильность

15

труд

9





Источник: Фонд «Общественное мнение». www.fom.ru. 2003.
Реже всего выбирали такие ценности как «честь» (4%), «патриотизм», «религия», «терпимость» (по 3%), «твердость (воля)» - 2%, «сила», «солидарность» (по 1%). Причем, молодые респонденты (от 18 до 35 лет) заметно чаще других выбирают такие понятия, как «семья» (38%), «свобода» (14%) и «успех» (9%). В целом по выборке их отметили соответственно 31%, 8% и 4%. Респонденты с высшим образованием особо выделяют «духовность» (14% против 8% в целом по выборке).1 Таким образом, мы видим, что безопасность, мир и семья названы россиянами как важнейшие ценности.

Безопасность – понятие комплексное и многоплановое. Оно включает в себя безопасность личную и общественную, внешнюю и внутреннюю, военную и экономическую, социальную и культурную, энергетическую и экологическую, а также иные аспекты, которые довольно подробно анализируются отечественными и зарубежными экспертами.

Мнение же простых граждан пяти стран постсоветского пространства в апреле-мае 2006 г. исследовало агентство «Евразийский Монитор». Исследование было проведено по аналогии экспериментального исследования социальных тревог и опасений во всех странах G8 - США, Великобритании, Канады, Франции, Германии, Италии, Японии и России (проект «G8-Fears»). 1

Показатели общей социальной тревожности в разных странах демонстрируют высокую степень различия (дифференциации). Если в США и Канаде три четверти и более опрошенных (75% и 79% соответственно) в той или иной степени уверены в своем будущем, то во Франции и Японии таких респондентов всего около трети (36% и 31% соответственно). Российская аудитория Интернет попадает по данному показателю в «среднюю лигу» - от 50% до 65% уверенных (хотя в рамках традиционных квартирных опросов уверенных в своем будущем респондентов набирается несколько меньше - от 35% до 40%).

Во всех странах G8 большая часть респондентов (от 55% до 83%) в той или иной степени солидаризировалась с точкой зрения, что жизнь в стране становится опаснее. Вместе с тем россияне существенно чаще утверждают, что жизнь в стране становится безопасней - так считают почти половина (45%) респондентов GMI-Poll. В этом российские респонденты оказались ближе к США, где также больше трети опрошенных фиксируют улучшение положения в сфере безопасности.

Каких же социальных угроз граждане G8 опасаются более всего? Ниже в таблице 1 приведены доли респондентов в каждой стране, часто или постоянно испытывающих беспокойство по поводу соответствующих угроз.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации