Косов Г.В. Общество безопасности как альтернатива обществу риска - файл n1.doc

Косов Г.В. Общество безопасности как альтернатива обществу риска
скачать (1161 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1161kb.02.11.2012 19:34скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Западные исследователи выделяют три вида государственной экополитики: управленческая, плюралистическая, коллективная1.


Для управленческого типа экополитики характерна концентрированность лиц, осуществляющих экополитику, на технических аспектах принятия соответствующих решений. Основную роль при этом выполняют эксперты, которые устанавливают как рамки рассмотрения конкретного вопроса, так и степень его значимости.

Плюралистический тип экополитики характеризует участие в принятии решений не только экспертов, но и представителей гражданского общества. Экологическая политика осуществляется на основе взаимодействия соответствующих государственных учреждений с неправительственными организациями.

Коллективный тип экополитики базируется на концепции «прав местного населения». Ее суть заключается в передачи государством полномочий в принятии определенных решений группе граждан, которых это решение затрагивает в первую очередь.

Представляется, что в экологической политике отдельного государства должны присутствовать все три ее разновидности.

В экополитике в широком смысле этого слова можно выделить несколько уровней:

  1. Уровень природных факторов (охрана-разрушение природы, окружающей человека среды обитания, поддержание-нарушение экологического равновесия и его естественного состояния);

  2. Уровень социальной активности (механизмы государственного управления социально-экологическими отношениями, процессы и методы правового регулирования, бюджетно-финансовые рычаги, механизмы экоконкурентной борьбы субъектов экономических отношений, деятельность институтов гражданского общества).

Предложим следующие варианты авторской типологии экологической политики. Так основанием первой классификации будут субъекты экополитики. Таким образом, можно говорить о государственной экополитике; экополитике субъектов хозяйствования; экополитике партий и общественных организаций. В основание второй классификации положим такой индикатор (маркер), как степень интенсивности участия, заинтересованности в экополитике. Можно говорить об активной и реактивной экополитике. Активная экополитика связана с наличием стратегических целей и тактических задач, которые последовательно реализуются в процессе взаимодействия природы и общества. Реактивная экополитика связана с реализацией экоинтересов отдельных социальных групп или хозяйствующих субъектов, что приводит к падению качества жизни, росту социальной напряженности, ситуации социальной и политической дестабилизации. В данном случае экополитика есть реакция на возмущение системы, а не планомерное воплощение стратегического плана, а всего лишь навсего - реализация тактических задач.

Экополитика - это стратегии политической системы вообще, отдельных ее компонентов, институтов гражданского общества и даже отдельных личностей связанные с регулированием отношений в системе «природа-общество». Не секрет, что свои стратегии, зачастую диаметрально противоположные, имеют отдельные социальные группы, отдельные индивиды, хозяйствующие субъекты, государство (субъекты политики). В основе этих стратегий лежит интерес и возможность максимального доступа к экологическим благам.

Экополитика является двухуровневым понятием. С одной стороны, это стратегии связанные с экобезопасностью, а с другой – с экоконкурентной борьбой в ситуации существующих или изменяющихся властно-иерархических отношений в сфере природопользования. В отличие от множества существующих понятий экополитики в диссертации делается акцент именно на этой специфике (двууровневости).

Экополитика проводимая той или иной социальной группой, организацией есть реакция на интересы своих членов, сторонников. Так как интересы могут быть разные (или связанные с экобезопасностью, или с экоконкурентной борьбой) она, по сути, является двууровневой.

Экополитика как экоменеджмент хозяйствующего субъекта есть с одной стороны реакция на давление социальных групп, индивидов, государственный менеджмент (стимулирование со стороны государства) (составляет первый уровень дефиниции); с другой – следствие экоконкурентной борьбы, что составляет второй уровень дефиниции.

Экополитика как государственный менеджмент есть реакция на давление хозяйствующих субъектов, заинтересованных социальных групп стремящихся провести в жизнь свои интересы. Так как интересы могут не стыковаться, то экополитика как государственный менеджмент может представляться как политика третейского судьи в ситуации конфликта интересов. С другой стороны можно говорить о конфликте между интересами социальных групп и государства по поводу доступа к реализации экологических благ. С третьей стороны экополитика как государственный менеджмент может быть связана с реализацией экологической функции государства, ориентированной на реализацию экологической безопасности человека, социума, государства. Первый уровень экополитики как государственного экоменеджмента есть деятельность государства проводящего общенациональною политику, направленную на нормотворчество и принятие решений связанных с экологической сферой социальной безопасности. Второй уровень экополитики как государственного экоменеджмента есть деятельность государства проводящего политику в интересах доминирования одной из социальных групп. Это политика обеспечения доминирования одной из социальных групп, связанной с получением сверхприбылей посредством эксплуатации природных ресурсов.

Можно выделить две стороны экологической политики:

Мы считаем, что экополитический процесс, сам по себе, не является первичным, а есть элемент, производный от регионального, национального, глобального политических процессов, в рамках которых реализуется тот или иной уровень экополитики.

Для того чтобы выявить сущность экополитического процесса кратко остановимся на сущности понятия политический процесс. В данной работе автор исходит из того, что политический процесс – это функциональное проявление политической системы (трансформация ее элементов) связанное с ситуацией «конфликт-консенсус». Ключевым моментом данного определения является ситуация «конфликт-консенсус» (ситуация роста политической нестабильности), которая затрагивает политическую систему, что функционально проявляется в трансформации ее элементов. Породить ситуацию политической нестабильности могут различные факторы: этнические, экономические, экологические. Следовательно, можно говорить об этнополитическом, экополитическом и т.п. процессах.

Если в современной политологической литературе достаточно много внимания уделяется рассмотрению традиционных компонент политического процесса, то о его экологической компоненте научные разработки практически отсутствуют.

Под экополитическим процессом мы будет понимать взаимодействие субъектов экологической политики по поводу их интеграции и/или размежевания на основе экологических потребностей и интересов.

Для анализа экополитического процесса воспользуемся теоретической схемой А. Фальминского1, в которой раскрываются три аналитических уровня (характеристики) политического процесса:

Первый уровень - уровень субъекта политики или субъекта адаптации в условиях, при которых реализуется процесс удовлетворения потребностей и реализации интересов. Речь одет об ответе на вопрос: «От чьего имени осуществляется действие?» (от имени нации, этноса, локального территориального образования, промышленной группы и т.д.). Элементами экополитического процесса являются субъекты экополитики, их действия по достижению собственных интересов в сфере использования экоресурсов. Экоконкурентная борьба от зарождения интереса до его реализации связана с попытками субъектов максимально удовлетворить собственные экологические потребности за счет перераспределения общественных экологических благ. Так как количество совокупных общественных благ ограничено, то увеличение доли одного субъекта влечет за собой снижение доли другого. Это неизбежно ведет к противостоянию во взаимодействии субъектов экополитики.

Главными социальными акторами, действующими в экополитической сфере в 60-х годах являлись государство, бизнес и экологические движения. Ключевым понятием экополитического процесса данного периода является конфликт: конфликт государства и бизнеса, конфликт экодвижений с государством, конфликт экодвижений с бизнесом. По мере эволюции отношений между ними к началу ХХI века можно говорить о появлении новых ключевых агентов экополитического процесса на Западе – это государственные структуры и промышленные кампании. Вместо традиционных противостояний экологических движений с промышленными кампаниями и государственными структурами ЭкоНПО (экологические неправительственные организации) вступают с ними в отношения партнерства и кооперации. Данная ситуация стала возможной вследствие эволюции государства под влиянием гражданского общества и набравшего вес экологического рынка.

Второй уровень - уровень адаптации, исходящий из анализа силы влияния различных уровней проявления политической субъективности - от индивида до группы как целого. Здесь предполагается ответ на вопрос: «Кто или что (какой орган) действует?» (государство как совокупность институтов, партия, общественное движение, лобби и т.д.).

Третий уровень - уровень механизма адаптации, или факторов, вызывающих политические действия и их протекающих в социальной системе. Речь идет о вопросе: «Как и в каких условиях действуют данные субъекты?».

Необходимо отметить, что для традиционного общества экологическая составляющая политического процесса совсем не выражена. На наш взгляд можно говорить о природном контексте политического процесса в традиционном обществе.

В современном мире (мире перехода к ситуации постмодерна) экологические моменты не только присутствует, но и зачастую является ключевыми как на уровне мега-, макро- и микрополитических процессов. Экологическая составляющая затрагивает интересы мирового сообщества в целом и определяет мировой политический процесс (примером того могут служить дискуссии по поводу Киотских протоколов, конференции ООН по окружающей среде и развитию в 1992, 2002 гг. и т.п.), трансграничные проблемы загрязнения ставят проблемы экологии в основу региональных политических процессов, зачастую экологический фактор определяет сущность политического процесса на локальном уровне (использование экологической проблематики, терминологии в предвыборных баталиях).

Можно выделить три уровня экологической составляющей современного политического процесса.

По нашему мнению, первым уровнем экологической составляющей политического процесса является ограниченность природных ресурсов, лимитирующих человеческую деятельность. Данное основание порождает одну из стратегий экополитики, связанную с экоконкурентной борьбой в ситуации существующих или изменяющихся властно-иерархических отношений в сфере природопользования.

Следующим уровнем экологической составляющей политического процесса является тенденция к глобальности экологического фактора, усиленного трансграничностью глобального пространства, составной частью которого являются экополитическое, экосоциальное пространства, со своими функциональными предназначениями. Таковыми функциями могут являться: функция трансформации государства; функция эволюции уровня и форм контактов между национальными, региональными образованиями.

Третьим уровнем экологической составляющей политического процесса является оттянутость во времени, неотвратимость и необратимость последствий ухудшения человеческой среды1 на организм человека, что влечет за собой ухудшение качества жизни, снижение человеческого потенциала и является одной из основных причин подрыва национальной безопасности. Учитывая то, что, начиная с середины ХХ века, происходит политизация экологических проблем и экологизация политических процессов, можно говорить о таком глобальном явлении как экологизация политической сферы. В основе последнего лежат, с одной стороны, экологические потребности и интересы, а с другой – увеличение потребностей, связанных с эволюцией понятия «качество жизни».

В настоящее время политизация экологии может быть связана с его влиянием на целостность государства или вообще на его существование как политического.

Государству имманентно присуща тенденция к развитию и диверсификации. В современном мире это появляется, в первую очередь, в экономической плоскости, принципом которого, по мнению В. Хесле, является неограниченный материальный рост (рост богатства), основой которого является природа как ресурс1. Но так как земная природа является ограниченной системой, то перед государством как социально-политическим феноменом встают несколько угроз. Так первая из них связана с ресурсным кризисом (нехватка ресурсов). Учитывая то, что традиционно большие природные ресурсы определяли и внутреннее спокойствие, и внешнюю независимость (т.е. являлись неким залогом суверенитета), то исчерпание данного потенциала чревато ростом социальной напряженности (из-за массового увольнения рабочих из тех отраслей хозяйства, которые были связаны с истраченными природными ресурсами), экономическим коллапсом, связанным с объективной невозможностью структурных реформ и т.п.

Решение данной проблемы государства в основной своей массе, видят или на путях экологического колониализма (организация эксплуатации ресурсов других государств) или ориентации науки и ряда министерств на поиск, освоение и разработку новых видов сырья (или же возврат к массированной эксплуатации старых видов сырья, имеющихся в огромных запасах на территории данного государства).

Деятельность одних субъектов по решению экологических проблем находится в противоречии с деятельность других, заинтересованных в продолжении получении прибыли от эксплуатации окружающей среды, что порождает конфликты, угрожающие как государству, так и обществу в целом. Возможные противоречия между деятельностью правительства по решению экологических проблем и традиционным пониманием социумом путей такого разрешения проблемы.

Следующая угроза государству связана со здоровьем населения, проблемой сокращения продолжительности жизни, вымиранием людей. Традиционно государства решают ее за счет экономических инструментов и подключения к ее решению научно-интеллектуального потенциала. Так можно говорить о рационализации природопользования, внедрении в производство малоотходных и безотходных технологий и т.п., или опять за счет экологического колониализма, то есть размещение на территории менее развитых или политически, экономически зависимых стран грязных производств, вывоз со своей территории вредных отходов. Необходимо отметить, что все эти меры дают странам-«экологическим» метрополиям лишь временное облегчение, так как биосфера является единым живым организмом, не знающим государственных границ.

В современных условиях, когда реально наблюдается повышение активности террористических организаций необходимо прогнозировать масштабное использование ими в борьбе с тем или иным государством новых пространственных сфер, в том числе и экологической, что позволяет говорить о новой точке соприкосновения политики и экологии.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации