Серебряный век как уникальное явление русской культуры - файл n1.doc

Серебряный век как уникальное явление русской культуры
скачать (5648 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc5648kb.02.11.2012 19:44скачать

n1.doc




РЕФЕРАТ
по дисциплине: Культурология
на тему: «Серебряный век как уникальное явление русской культуры»

2010 г.
Содержание
Введение 3

1.Общая характеристика культуры «Серебряного века» 4

2. «Серебряный век» в русском искусстве 7

2.1. Русская литература « Серебряного века» 7

2.2. Живопись «Серебряного века» 11

Заключение 15

Список литературы 16

Приложение
Введение
Яркий период развития русской культуры модерна на рубеже XIX и ХХ вв. сегодня называют обычно Серебряным веком (термин Н. А. Бердяева).

С точки зрения хронологической Серебряный век укладывается в короткий временной отрезок, отсчитываемый от речи Достоевского о Пушкине (1880) до речи Блока «О назначении поэта» (1921) (иногда в качестве последней черты Серебряного века прямо называется 1917 год, положивший конец русскому культурному Ренессансу, что, конечно, не совсем верно с культурологической точки зрения, потому что мыслители и художники дооктябрьского времени продолжали свою творческую деятельность и после Октября).

В этот период прои­зошла встреча двух разных культурных потоков: с одной стороны, преобладали традиции, идущие от XIX в., с другой — появляется тенденция поиска нетрадиционных форм.

Характерным для этой эпохи было то, что школы, отходившие от социально-политической тематики в искусстве, часто рассмат­ривались как представители оппозиции (А. Блок и А. Белый, М. Врубель, В. Мейерхольд). Те же, кто осознанно продолжал классические традиции, рассматривались как выразители обще­демократических идей. [1].

Наиболее ярко специфика «серебряного века» отразилась в поэзии, хотя и живопись, и архитектура, и скульптура, и проза, и драматургия несли на себе отпечаток своей эпохи, в которой преобладал модернизм.


1. Общая характеристика культуры «Серебряного века»
Ясно, что название «Серебряный век» родилось не случайно (его прямо или косвенно использовали А.Ахматова, О.Мандельштам, А.Белый, М.Цветаева, С.Маковский, Н.Оцуп, Р.Иванов-Разумник, В.Вейдле, Вл.Пяст, Г.Адамович и др.). В этом выражении содержится ясное указание на вторичность культуры рубежа веков по сравнению с культурой классической, называемой по традиции (еще со времен античности) «веком золотым». Под вторичностью здесь понимается отнюдь не подражательность или, например, более низкое качество ценностей, а производность культуры от классики.

Серебряный век означает, во-первых, соревнование двух сопоставимых между собой эпох, одна из которых, позднейшая («век серебряный»), стремится снискать славу прошлого («век золотой»). Во-вторых, — «серебряный» и «золотой» век объединены смысловым сходством, символизирующим тяготение современности к нетленным идеалам классической поры (и серебро, и золото — драгоценные металлы, не подверженные коррозии): вневременным идеалам морали и эстетики, философскому умозрению, исторической «вненаходимости» творчества, вечности культурных и религиозных ценностей [5].

Сама ностальгия по прошлому как, безусловно, «золотому веку» говорит о традиционности национального сознания, ищущего даже среди своих самых рискованных и смелых модернизаций сходство с идеализируемым прошлым — сходство, которого ни один другой, незаинтересованный взгляд никогда не обнаружит. Именно это содержание вкладывалось в выражение Серебряный век деятелями культуры, причислявшими себя к этой эпохе: с одной стороны, притязания на «блеск» культурных достижений, их значительность и универсальность, вечность и «нетленность», сопоставимые по уровню с классикой Золотого века; с другой — речь каждый раз шла об ином типе «благородства» металла и формирования новой системы ценностей культуры в споре с золотым запасом классики, в конкуренции с классической эпохой.

Главное, что объединяет «серебряные» и «золотые» эпохи в истории культуры, — это поиск идеала гармонии — социальной, культурной, духовной. В настойчивом тяготении Серебряного века к «прекрасной ясности» идеализированного прошлого, в стремлении (до конца не реализуемом) к гармонии, неомраченной красоте, благородству духа и «невесомым» ценностям проявлялось как раз отличие «серебра» культуры от ее «золота». Здесь присутствовало не столько сходство между собой культурных эпох, состязающихся в своей эталонности, «классичности», сколько ощущение последующей эпохой своей «неполноценности» по сравнению с предшествующей. Ведь именно недостаток гармонии и «прекрасной ясности», отсутствие цельности и универсальности влекло деятелей культуры Серебряного века к идеалам и образцам века Золотого. Эпохи сочетались между собой по принципу взаимной дополнительности компенсации имеющихся различий). «Век Золотой» — в восприятии мыслителей и художников рубежа веков — нуждался в резкой модернизации и радикальном переосмыслении классических ценностей; «век Серебряный» жаждал гармонии, синтеза, цельности, которых у него, увы, не было, но которых так недоставало русской культуре для ее дальнейшего развития.

Современники называли Серебряный век метафорически — «русским культурным ренессансом». Н.Бердяев, предложивший и обосновавший это понятие, говорил о борьбе в начале века людей «ренессанса» против суженности сознания радикальной интеллигенции — во имя свободы творчества и во имя духа. Речь у Бердяева шла об освобождении духовной культуры от гнета социального утилитаризма, о возврате к творческим вершинам духовной культуры XIX в. Мыслитель имел в виду небывалый творческий подъем и «веяние духа», охватившие русские души. Россия на рубеже веков пережила расцвет поэзии и театра, изобразительного искусства и музыки, философии и религии. В России Ренессанс (прежде всего культурный ренессанс) оказался не предшествующим развитию капитализма и буржуазных отношений, как в Западной Европе, а следующим за ним, что придавало русскому ренессансу особенно противоречивый и парадоксальный, «перевернутый», внеисторический характер. Наступление в России культурного «Возрождения» противоречило любой рационалистической логике и нередко оправдывалось лишь духовным избранничеством самой русской культуры. Однако подобная «перестановка» исторических этапов в развитии культуры не могла не носить по-своему дисгармоничного характера и исподволь порождала дезорганизующие, хаотические процессы (подобно сшибке поступательного и попятного движений). Не случайно столь модным в Серебряном веке было увлечение «экстазом», «дионисийством», оргиастичностью как глубинными механизмами культуры и творчества.

Творческая ориентация на вершины духовной культуры XIX в. как на безусловно эталонные (классические) ценности и нормы национальной и мировой культуры и в то же время стремление радикально пересмотреть, модернизировать ценности прошлого, оттолкнуться от прежних норм и традиций, выработать новый, принципиально неклассический (модернистский) подход к культуре вызвал к жизни немало острых противоречий, создававших внутреннее напряжение эпохи русского культурного ренессанса. С одной стороны, это была культура, претендовавшая на классичность и восходившая к незыблемой традиции русской классики; с другой, это была «новая классика» (неоклассика), призванная заместить собою старую классику. Творчество русских модернистов, при всем их новаторстве, идейной глубине и художественно-эстетической значимости, было доступно ничтожному культурному меньшинству, рафинированной элите российского общества. А для большинства населения России оно было непонятно, чуждо и бессмысленно. Это противоречие и легло в основание культуры Серебряного века, предопределив собой его трагический конец [5].

2. «Серебряный век» в русском искусстве
Новая эпоха, получившая название «Серебряный век» породила целую плеяду плеяда ярких индивидуальностей (выдающихся поэтов, художников, актеров, режиссеров, композиторов), а также появилось множество художественных объединений.
2.1. Русская литература « Серебряного века»
Как и в пору «золотого», пушкинского, века, литература этого периода претендовала на роль духовного и нравственного пастыря русского общества. В начале XX века выдающиеся произведения создают классики русской литературы: Л.Н. Толстой, А.П. Чехов, В.Г. Короленко, А.И. Куприн, И.А. Бунин, Л.Н. Андреев, A.M. Горький, М.М. Пришвин.

На небосклоне русской литературы изящно вспыхнули десятки звезд первой величины — от К.Д. Бальмонта и А.А. Блока до Н. С. Гумилева и совсем молодых М.И. Цветаевой, С.А. Есенина, А.А. Ахматовой. Писатели и поэты «Серебряного века», в отличие от своих предшественников, обратили пристальное внимание на литературу Запада. Своим ориентиром они избрали новые литературные направления — эстетизм О. Уайльда, пессимизм А. Шопенгауэра, символизм Ш. Бодлера. Одновременно деятели «серебряного века» по-новому взглянули и на художественное наследие русской культуры. Другое увлечение этого времени, отразившееся и в литературе, и в живописи, и в поэзии, — искренний и глубокий интерес к славянской мифологии, к русскому фольклору [3].

В литературе появляются модернистские направления: символизм, акмеизм, футуризм. Они предлагали разные способы постижения бытия, но каждое из них отличалось необычайной музыкой стиха, оригинальным выражением чувств и переживаний лирического героя, устремленностью в будущее.

Одним из первых литературных течений стал символизм - направление в европейском и русском искусстве, возникшее на рубеже XX столетия, сосредоточенное преимущественно на художественном выражении посредством символа «вещей в себе» и идей, находящихся за пределами чувственного восприятия. Стремясь прорваться сквозь видимую реальность к «скрытым реальностям», сверхвременной идеальной сущности мира, его «нетленной» Красоте, символисты выразили тоску по духовной свободе [7].

Символисты объединились вокруг журналов «Северный вестник», «Мир искусства», «Новый путь», «Весы», «Золотое руно». К старшему поколению русских символистов принадлежали Д.С. Мережковский. З.Н. Гиппиус, В.Я. Брюсов, К.Д. Бальмонт. Ф.К. Сологуб, к младшему — А. А. Блок, А. Белый, В.И. Иванов, С.М. Соловьев [3].

Теоретики символизма считали, что художник должен создавать новое искусство с помощью образов-символов, которые помогут более утонченно и обобщенно выразить настроения, чувства и мысли поэта. Причем истина, прозрение могут появиться у художника не в результате раздумий, а в момент творческого экстаза, как бы ниспосланного ему свыше. Поэты-символисты уносились мечтой ввысь, задаваясь глобальными вопросами о том, как спасти человечество, как вернуть веру в Бога, добиться гармонии, слившись с Душой Мира, Вечной женственностью, Красотой и Любовью.

Признанным метром символизма становится В. Брюсов, воплотивший в своих стихах не только формальные новаторские достижения этого течения, но и его идеи. Своеобразным творческим манифестом Брюсова стало небольшое стихотворение Юному поэту, которое воспринималось современниками как программа символизма [7].

Юноша бледный со взором горящим,

Ныне даю я тебе три завета:

Первый прими: не живи настоящим,

Только грядущее - область поэта.

Помни второй: никому не сочувствуй,

Сам же себя полюби беспредельно.

Третий храни: поклоняйся искусству,

Только ему, безраздумно, бесцельно.
Вторым крупным течением в русской поэзии начала XX в. был акмеизм (от греч. аkте — высшая степень чего-либо, цветущая сила). Эстетизация действительности присуща поискам акмеистов. Поэты-акмеисты Н. Гумилев, А. Ахматова, О. Мандельштам, С. Го­родецкий, М. Кузмин ратовали за возвращение поэзии к ясности и радостности мировосприятия. [4]. Они провозглашали освобождение поэзии от символистских порывов к «идеальному», от многозначности и текучести образов, усложненной метафоричности, возврат к материальному миру, предмету (или стихии «естества»), точному значению слова. Трибуной акмеизма стали журналы «Аполлон», «Цех поэтов» [3]. Объединил вокруг себя двадцать шесть поэтов и встал во главе течения акмеизм Николай Гумилев. Николай Гумилев интересен умением преодолевать преграды, доказывать себе и другим, что человек может достигнуть цели: «Быстрокрылых ведут капитаны - открыватели новых земель, для кого не страшны ураганы, кто изведал мальсремы и мель». Ранняя Анна Ахматова отдала дань этому течению в поэзии: «Радостно и ясно - завтра будет утро; эта жизнь прекрасна, сердце, будь же мудро» [6].

Для акмеизма была характерна крайняя аполитичность, полное равнодушие к злободневным проблемам современности. И наверно, поэтому акмеизму пришлось уступить дорогу новому литературному течению - футуризму, который отличался революционным бунтом, оппозиционной настроенностью против буржуазного общества, его морали, эстетических вкусов, всей системы общественных отношений.

Футуризм авангардное течение в искусстве 10—20-х годов XX в., культивировавшее эстетику индустрии и города. Стремясь создать «искусство будущего», футуристы отрицали духовно-нравственные ценности традиционной культуры и призывали «бросить Пушкина, Достоевского, Толстого с парохода современности». Первый сборник футуристов, считающих себя поэтами будущего, носил явно вызывающее название «Пощечина» общественному вкусу. Представители русского футуризма, как и их соратники за рубежом, призывали к бунту против мещанской обыденности и радикальному изменению поэтического языка. В их произведениях переплета­лись документальный материал с фантастикой, естественный язык — с новоизобретенным. Футуризмом было проникнуто раннее творче­ство В. Маяковского, В. Хлебникова, И. Северянина, Б. Пастернака, Н. Асеева [4].

В программной статье «Слово как таковое» В. Хлебников и А. Крученых, приводя заумные строки: «дыр бул щил убе щюр окум вы со бы р л э з», писали: «В этом пятистишии больше русского, национального, чем во всей поэзии Пушкина». Это трудно даже принимать всерьез, хотя из такого рода «парадоксов» складывалась платформа футуристов. Проявляя обостренное чутье к слову, футуристы доходили до абсурда, занимались конструированием слов без всякого их значения и смысла. Вот, например, строки из стихотворения В. Хлебникова «Заклятие смехом» [9]:

О, рассмейтесь, смехачи!

О, засмейтесь, смехачи!

Что смеются смехами, что смеянствувт смеяльно,

О, засмейтесь, усмеяльно!

О, рассмешиш надсмеяльных - смех усмейных смехачей!
В.В.Маяковский (1893—1930) — наиболее известный и яркий представитель футуристов. В его произведениях действительность — это апокалипсис, и он вынужден кричать, чтобы быть понятым. В.В. Маяковский явился реформатором литературного языка. Его язык воинственен, груб, контрастен. Наиболее известные его произведения: «Облако в штанах», «Человек», «Прозаседавшиеся», «Во весь голос» и др. [2].

По-разному сложились судьбы замечательных поэтов серебряного века. Кто-то не смог вынести жизни на неприветливой родине, кто-то, как Гумилев, был расстрелян без вины, кто-то, как Ахматова, до последних своих дней остался на родной земле, пережив с ней все беды и горести, кто-то поставил точку пули в своем конце, как Маяковский. Но все они создали в начале XX века настоящее чудо - серебряный век русской поэзии [6].

2.2. Живопись «Серебряного века»
Одним из главных культурных центров России XIX—XX веков, сыгравшим важную роль в становлении русского искусства, являлось Абрамцево — усадьба в Сергиево-Посадском районе Московской области. [3]. Здесь работали В.М.Васнецов, В.Д. и Е.Д. Поленовы, М.В. Нестеров, К.А. Коровин и многие другие, активно интересовались русской историей и культурой, собирали и изучали произведения крестьянского искусства, стремясь возродить народные художественные ремесла.

Наряду с Абрамцево важную роль культурного центра играло творческое объединение поэтов-символистов и художников «Мир искусства» (1898—1924), созданное в Санкт-Петербурге А.Н. Бенуа и С.П. Дягилевым. В этом объединении участвовали почти все известные художники - А. Бенуа, К. Сомов, Л. Бакст, Е. Лансере, А. Головин, М. Добужинский, М. Врубель, В. Серов, К. Коровин, И. Левитан, М. Нестеров, Н. Рерих, Б. Кустодиев, К. Петров-Водкин, Ф. Малявин, М. Ларионов, Н. Гончарова и др. (см. приложение).

Деятельность этого объединения, протекавшая под лозунгом «искусство для искусства», дала толчок дальнейшему развитию художественной журналистики, выставочной деятельности, станковой живописи, декоративному и прикладному искусству, художественной критике. Живописи и графике «Мира искусства» присущи утонченная декоративность, стилизация, изящная орнаментальность. Заслугой «Мира искусства» было также создание новой книжной графики, эстампа, театральной декорации. На смену намеренно предметной, практической живописи передвижников, где каждый жест, шаг, поворот социально заострены, направлены против чего-то и в защиту чего-то, приходит беспредметная живопись мирискусников, ориентированная на решение внутренних живописных, а не внешних социальных проблем.

Ориентация на традиции национальной художественной культуры XVIII — начала XIX века должна была, по мнению мирискусников, способствовать возрождению русского искусства. Художники объединения увлекались немецкой романтической литературой, модернистской живописью англичан, импрессионизмом французов. Члены объединения были желанными участниками ведущих европейских выставок.

Вдохновитель и организатор «Мира искусства», художник, историк искусства и критик А.Н. Бенуа (1870— 1960), создал стиль романтического историзма, передавая в журнальных и книжных иллюстрациях дух прошедших эпох. В искусствоведческих трудах Бенуа впервые обосновал самобытные черты русской национальной художественной традиции на фоне других европейских школ. Монументальным вкладом в мировое искусствознание стала его 4-томная «История живописи всех времен и народов» (1917). Ученый и художник, он активно боролся против безвкусицы и варварского отношения к памятникам истории и искусства, выступал против русского авангарда, участвовал в музейной работе (в 1918 году возглавил картинную галерею Эрмитажа). В 1926 году, разочаровавшись в революции, Бенуа обосновался в Париже [3].

Живопись «серебряного века» представлена такими художниками, как М. А. Врубель, Н. Рерих, К. Коровин и др. Основной стиль — модерн, для которого характерно стремление к символичной передаче действительности.

Широко известен великий русский художник М. А. Врубель (1856—1910). Он являлся наиболее значительным и самобытным выразителем тенденций символизма и модерна в русской живописи. Своеобразие его живописной манеры заключалось в бесконечном дроблении формы на грани. Применение особого колорита и «кристаллической» четкость форм, придает его произведениям напряженно-трагическую окраску («Демон», «Пан»). М.А. Врубель являет­ся автором изразцовых каминов с русскими богатырями, скамей с русалками, скульптур («Садко», «Снегурочка», «Берендей» и др.) [1].

Н. Рериха называют художником-мистиком. Его произведения красочны и эмоциональны. Основная тема их — история Руси, мифология и восточная природа («Гонец», «Дозор», «Заморские гости») [2].

Дарование К.А. Коровина (1861—1939) одинаково ярко раскрылось как в станковой живописи, в первую очередь в пейзаже, так и в театрально-декорационном искусстве. Очарование коровинского искусства заключается в его теплоте, солнечности, в умении мастера непосредственно и живо передавать свои художественные впечатления, в щедрости его палитры, в колорическом богатстве его живописи (“У балкона”, 1888-1889; “Зимой”, 1894 - обе в ГТГ) [8].

К.А. Коровина часто называют «русским импрессионистом». Действительно, из всех русских художников ру­бежа XIX—XX вв. он наиболее полно усвоил некоторые принципы этого направления — радостное восприятие жизни, стремление к передаче мимолетных ощущений, тонкой игре света и цвета. Большое место в творчестве Коровина занимал пейзаж. Худож­ник писал и парижские бульвары («Париж. Бульвар Капуцинок», 1906 г.), и эффектные морские виды, и среднерусскую природу. Коровин много работал для театра, оформлял спектакли.

Искусство В. А. Серова (1865—1911) трудно отнести к конк­ретному направлению. В его творчестве есть место и реализму, и импрессионизму. Прославившие его картины «Девочка с персиками» и «Девушка, освещенная солнцем» появились в конце 80-х годов, когда художнику едва исполнилось 20 лет. В них специалисты обнаруживают первое и наиболее сильное для национальной традиции выражение принципов импрессионизма. Больше всего Серов прославился как портре­тист, но был и превосходным пейзажистом. С 1899 г. Серов при­нимал участие в выставках объединения «Мир искусства». Под их влиянием Серов заинтересовался исторической темой (эпоха Пет­ра I). В 1907 г. он отправился в путешествие по Греции (картины «Одиссей и Навзикая», «Похищение Европы», обе 1910 г.).

Глубокой лирической поэзией проникнуто и искусство Виктора Эльпидифоровича Борисова-Мусатова (1870-1905). Прекрасны и поэтичны его образы задумчивых женщин - обитательниц староусадебных парков - и вся его гармоническая, похожая на музыку живопись (“Водоем”, 1902, ГТГ) [10]. В. Э. Борисов-Мусатов (1870—1905) мно­го работал на пленэре (на природе). В своих этюдах он пытался запечатлеть игру воздуха и цвета. В 1897 г. он написал этюд «Ага­ва», через год появился «Автопортрет с сестрой». Его персона­жи — не конкретные люди, автор сам придумал их и облачил в камзолы, белые парики, платья с кринолинами. В картинах от­крывается поэтический, идеализированный мир старых тихих «дворянских гнезд», далекий от всеобщего смятения современ­ной переломной эпохи. [1].

Один из самых ярких представителей авангарда, Василий Кандинский, принадлежит к числу открывателей нового художественного языка XX столетия и не только потому, что именно он «изобрел» абстрактное искусство - он смог придать ему масштаб, цель, объяснение и высокое качество. Другой яркий представитель - Казимир Малевич (1878-1935), о котором по настоящему о заговорили в кругах не только художественных, но и в широкой прессе после следующей выставки, на которой он показал уже так называемые супрематические полотна, иначе говоря, геометрические абстракции. С тех пор Малевича, к сожалению, стали считать только художником супрематизма и даже художником одной картины «Черного квадрата». Эту славу отчасти Малевич поддерживал сам. Он считал, что "Черный Квадрат" - это вершина всего. Малевич был разносторонним живописцем. В 20-30-е годы он написал крестьянский цикл, незадолго до смерти стал писать портреты в духе старых мастеров, пейзажи в духе импрессионизма [8].

Начало XX века оказалось переломным для живописи, которая с молниеносной быстротой, не только догнав, но и во многом опередив основные европейские художественные школы, совершила переход от старых принципов аналитического реализма к новейшим системам художественного мышления.

Заключение
Серебряный век в русской культуре – это не только живопись и архитектура модерна, не только символистский театр, воплотивший идею синтеза искусств, когда над постановкой спектакля вместе с режиссерами и актерами работали художники и композиторы, это и литература символизма, и особенно поэзия, которая в историю мировой литературы вошла под названием «поэзия Серебряного века». Это стиль эпохи, образ жизни.

Единый стиль, зародившийся в России и ставший синонимом понятия Серебряный век, был действительно универсальным, ибо – пусть на короткий срок – он охватил не только все сферы творчества, но и непосредственно жизнь людей эпохи fin de siecle. Таким является всякий большой стиль.

Период XIX — начала XX в. сыграл важную роль в истории рус­ской культуры. Он подвел итог всей эпохе Нового времени, выявил скрытые потенции культуры. Взлет научно-технической мысли определил смену мировоззренческих установок, способствовал отходу от религиозно­го в сторону научного понимания мира.

Расцвет искусств выразил­ся в нарастании все большего многообразия стилей и жанров, бы­строй смене изобразительных приемов и техник. Постепенно утра­чивая сокровенную глубину, искусство все более тяготело к выяв­лению специфики внешних форм и игре с ними. Однако поверх­ность, на которую вышел человек в своих неутомимых поисках смысла бытия, оказалась неспособной всецело удовлетворить его. Трагизм культуры новой эпохи отразил положение человека на рас­путье. Старые ценности уже не удовлетворяли, а новые выглядели хотя и привлекательно с внешней точки зрения, однако не всецело отвечающими требованию глубин человеческого духа. Эстетизация мира, с одной стороны, и его огрубление — с другой, — яркое сви­детельство растерянности человека перед беспредельностью от­крывшегося ему мира.
Список литературы
1. История мировой и отечественной культуры. Конспект лекций. Константинов С.В.- М., 2008. -160с.

2. История культуры. Конспект лекций. Дорохова М.А.-М., 2008 -128с.

3. Кравченко А. И. Культурология Учебное пособие для вузов — 4-е изд — М Академический Проект, Трикста, 2003 — 496 с

4. Культурология: учеб. пособие для студентов вузов / под ред. А.Н. Марковой. — 4-е изд., перераб. и доп. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2008. — 400 с. — (Серия «Cogito ergo sum»).

5.Культурология: История мировой культуры: Учеб. пособие / Г. С. Кнабе, И. В. Кондаков, Т. Ф. Кузнецова и др.; Под ред. Т. Ф. Кузнецовой. — М.: Издательский центр «Академия», 2003. - 607 с.

6.Поэты Серебряного века // www. silverart.ru

7.Русская литература Серебряного века // www. silverart.ru

8.Русская живопись Серебряного века // www. silverart.ru

9. Футуризм в русской культуре// www. silverart.ru
10. Искусство. Современная иллюстрированная энциклопедия. Сост. Балицкая .- М.: Издательство: Росмэн – Пресс, 2007 -608с


Приложение


А. М. Васнецов. «Всехсвятский каменный мост. Конец 17 в.». 1901 г. Художественный музей. Ярославль


В. М. Васнецов. «После побоища Игоря Святославича с половцами». 1880 г. Государственная Третьяковская галерея. Москва




М. А. Врубель. «Царевна-Лебедь». 1900 г. Государственная Третьяковская галерея. Москва



М. А. Врубель. «Демон (сидящий)». 1890 г. Государственная Третьяковская галерея. Москва



К. А. Коровин. «Рыбы, вино и фрукты». 1916 г. Государственная Третьяковская галерея. Москва


К. А. Коровин. «Портрет Ф. И. Шаляпина». 1911 г. Государственный Русский музей. Санкт-Петербург


В. В. Кандинский. «Невеста. Русская красавица». Гуашь. 1903 г. Городская галерея Ленбаххауз. Мюнхен




В. В. Кандинский. «Композиция № 7». 1913 г. Государственная Третьяковская галерея. Москва




Б. М. Кустодиев. «Купчиха за чаем». 1918 г. Государственный Русский музей. Санкт-Петербург




Б. М. Кустодиев. «Красавица». 1915 г. Государственная Третьяковская галерея. Москва
И. И. Левитан. «Март». 1895 г. Государственная Третьяковская галерея. Москва


И. И. Левитан. «Над вечным покоем». 1894 г. Государственная Третьяковская галерея. Москва


И. И. Левитан. «Лилии. Ненюфары». 1895 г. Государственная картинная галерея им. Б. М. Кустодиева. Астрахань
К. А. Сомов. «Вечер». 1902 г. Государственная Третьяковская галерея. Москва. Фрагмент




К. А. Сомов. «Портрет А. А. Блока». 1907 г. Государственная Третьяковская галерея. Москва

М. В. Нестеров. «Портрет В. И. Мухиной». 1940 г. Государственная Третьяковская галерея. Москва

М. В. Нестеров. «Видение отроку Варфоломею». 1889—90 гг. Государственная Третьяковская галерея. Москва

В. Э. Борисов-Мусатов. «Водоём». 1902 г. Государственная Третьяковская галерея. Москва




К. С. Петров-Водкин. «Купание красного коня». 1912 г. Государственная Третьяковская галерея. Москва



В. А. Серов. «Девушка, освещённая солнцем». 1888 г. Государственная Третьяковская галерея. Москва

В. А. Серов. «Похищение Европы». 1910. Государственная Третьяковская галерея. Москва


В. А. Серов. «Мика Морозов». 1901 г. Государственная Третьяковская галерея. Москва



Л. С. Бакст. «В. Нижинский в роли фавна в балете „Послеполуденный отдых фавна“. 1912 г. Уотсворд Атенеум. Хартфорд





Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации