Дьяконов И.М. Пути истории. От древнейшего человека до наших дней - файл n1.doc

Дьяконов И.М. Пути истории. От древнейшего человека до наших дней
скачать (2240.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc2241kb.15.10.2012 22:00скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21
И.М. Дьяконов

Пути истории

От древнейшего человека до наших дней

Москва

Издательская фирма “Восточная литература” РАН. 1994г.

Содержание

Предисловие

Введение

ПЕРВАЯ ФАЗА (первобытная)

ВТОРАЯ ФАЗА (первобытнообщинная)

ТРЕТЬЯ ФАЗА (ранняя древность)

ЧЕТВЕРТАЯ ФАЗА (имперская древность)

ПЯТАЯ ФАЗА (средневековье)

ШЕСТАЯ ФАЗА (стабильно-абсолютистское постсредневековье)

СЕДЬМАЯ ФАЗА (капиталистическая)

ВОСЬМАЯ ФАЗА (посткапиталистическая)

Примечания

Предисловие

Всю свою жизнь я занимался социально-экономической историей древнего мира, а в последние годы — и его соци­альной психологией. В результате выработалась концепция хода исторического процесса от палеолита до конца древнего мира; мне стало ясно, что этот процесс проходит не две, а четыре закономерные, во всем мире прослеживаемые фазы; выяснился и вероятный механизм их смены.

Я задумался над вопросом: применима ли эта концепция фазовых механизмов и к последующей истории человечест­ва? Не будучи специалистом по истории средних веков и нового времени, я попробовал сделать некий абрис историче­ского процесса в эти периоды, извлекая данные из чужих работ. И, как мне представилось, и эта, позднейшая часть процесса четко разделилась еще на четыре фазы, каждая со своим механизмом становления и функционирования. Полу­чился краткий очерк всей истории человечества, со вполне определенными механизмами фазовых периодов.

За этот диагноз фаз истории (быть может, слишком поспешный) несу ответственность я один, поэтому в книге нет сносок—ни в главах, посвященных первобытному и древнему миру, потому что подробную мотивировку моих построений можно найти в моих же собственных публика­циях по более частным вопросам; ни в главах, посвященных последним четырем фазам,— чтобы не делать других ответст­венными за свои собственные возможные ошибки.

Поколением раньше составить подобный очерк всемир­ной истории взялся Герберт Уэллс, который и вовсе не был историком. Его попытка имела некоторый успех, во всяком случае у широкого читателя. Поэтому я питаю надежду, что и мой очерк, все-таки написанный профессионалом, тоже представит интерес.

Книга рассчитана на читателя, интересующегося исто­рией и имеющего некоторую общую подготовку, но совсем не обязательно на специалиста-историка. Бегло излагаются исторические периоды и эпизоды, достаточно освещаемые существующими учебниками, подробнее — выпадающие из учебников или почему-либо показавшиеся автору особо любо­пытными.

За неизбежные мелкие, а может быть, и крупные ошибки и пробелы я прошу прощения у читателя.

И. Д.

Каков он был, о, как произнесу,

Тот дикий лес, дремучий и грозящий,

Чей давний ужас в памяти несу.

Данте

Введение

Всякая наука есть познание причин некоторого процесса или движения. Природный процесс обычно имеет достаточно четко выделяемые фазы развития и может быть колебатель­ным, вариативным в пределах заданных закономерностей и физических постоянных. Большинство природных процессов развивается не изолированно, а взаимодействуя с другими процессами, что вызывает кажущиеся иррегулярности. Та­ким процессом является и существование вида “Человек разумный”. В задачу историка-теоретика входит выявление общих закономерностей: как причин, а равно и фаз разви­тия самого этого процесса, так и причинности отклонений и частных проявлений общих законов.

Процесс человеческой истории более всего напоминает реку. Она имеет исток; сначала она ручьевидная, затем идут более широкие плесы, могут возникать неподвижные заводи, старицы, пороги и водопады. Помимо общих законов гра­витации и молекулярной физики жидкости течение реки бо­лее конкретно определяется берегами, разнородными по кру­тизне и геологическому составу; конфигурация речных изги­бов определяется почвой, окружающей природной средой;

одни струи набегают на другие и несут разные органиче­ские и неорганические примеси. Является ли метафорическая аналогия с течением реки достаточной, чтобы предположить втекание исторической реки в некое историческое море, или процесс истории завершится вмешательством каких-либо иных природных сил,—прогнозировать сейчас трудно. Исто­рия человечества может оказаться сходной с историей дино­завров. Однако сквозь все эти обстоятельства можно про­следить действие основных законов. В течение XX в. в среде историков было довольно широко распространено полное отрицание общих закономерностей в развитии человечества; задачей историка объявлялось вы­явление только частных факторов или же выдвигались теории, подобные предложенной А. Тойнби; идея его может быть сведена к утверждению о последовательном возник­новении и гибели причинно почти не связанных между со­бою цивилизаций. Такой подход представляется неплодо­творным, и в настоящее время он отошел в прошлое.

Позднее, в западной исторической науке конца XX в., эмпирически выработалась некоторая общая периодизация человеческих социумов, которые подразделяются на доин-дустриальные (первобытные, или догородские, а затем го­родские) и индустриальные, а после них (пока лишь наме­чающиеся) — постиндустриальные. Такая классификация, ко­нечно, соответствует наблюдаемым фактам и в этом смысле приемлема, но она содержит тот коренной недостаток, что в ней отсутствует элемент причинности. Еще Аристотель ска­зал, что наука есть познание причин, и, несмотря на все сложности новейших эпистемологических построений, это положение остается безусловно верным.

С точки же зрения каузальности имеет преимущество тео­рия социально-экономических формаций, намеченная Марк­сом более 100 лет назад (в 1859 г.) и в деформированном виде сформулированная Сталиным в 1938 г. '. Согласно этой теории, производительные силы, т. е. технология в сочетании с ее производителями как общественной категорией, разви­ваются до тех пор, пока нуждам их развития соответствуют существующие в обществе производственные отношения. Когда это условие начинает нарушаться, развитие про­изводительных сил затормаживается, что вызывает перево­рот в производственных отношениях, и одна общественная эпоха сменяется другой. Маркс различал азиатский, антич­ный и буржуазный (капиталистический) способы производ­ства как “прогрессивные эпохи общественной формации”. Позднейшие марксисты заменили понятие “эпохи обществен­ной формации” термином “общественно-экономическая фор­мация” применительно не ко всему процессу, как у Маркса, а к каждой отдельной его стадии. Таких стадий (“форма­ций”) теперь насчитывалось пять: доклассовая (первобыт­ная), затем три классовые, или антагонистические (рабовла­дельческая, феодальная и капиталистическая), и, наконец, имеющая наступить коммунистическая формация, начальным этапом которой является социализм.

Под “капитализмом” Маркс, конечно, подразумевал та­кой способ производства, где буржуазное меньшинство эксплуатирует трудящееся большинство (пролетариат), и, как сейчас очевидно, правильно определял этот способ про­изводства как одну из преходящих ступеней обществен­ного развития человечества. Не ограничившись предложен­ной им периодизацией исторического процесса, Маркс при­менил к его исследованию гегелевскую идею движущих противоречий. Для трех антагонистических формаций это было противоречие между эксплуатируемым и эксплуати­рующим классами. Слабость марксистской концепции за­ключалась прежде всего в том, что не было найдено убеди­тельного движущего противоречия ни для первой, первобыт­ной, формации, ни для последней, коммунистической2. По­этому коммунистическая формация рассматривалась как абсолютное гармоническое будущее — идея,- восходящая к христианской апокалиптической эсхатологии и плохо вяжу­щаяся с материалистическим объяснением исторического процесса.

Сейчас, в конце XX в., нет сомнений в том, что марксист­ская теория исторического процесса, отражавшая реалии XIX в., безнадежно устарела — и не только из-за теоре­тической слабости коммунистической посылки, но и вслед­ствие других как теоретических, так и чисто прагматиче­ских неточностей и ошибок. Советским историкам древности уже со времен второй дискуссии об азиатском способе производства 60-х годов стало ясно, что эксплуатация раб­ского труда в производстве не являлась движущим факто­ром древней общественной формации. Хотя наличие в древности, а также в раннем средневековье и позже значи­тельного количества рабов не подлежит сомнению, ведущую роль в производстве рабы играли лишь на кратком отрезке истории собственно античных обществ, особенно Рима вре­мен поздней республики и ранней империи. Эта второсте­пенная роль рабского труда ясно показана в работах Л. Б. Алаева, О. Д. Берлева, Е. С. Богословского, А. А. Вигасина, М. А. Дандамаева, К. К. Зельина, В. П. Илюшечкина, Ю. Я. Перепелкина, Н. Б. Янковской и моих собственных3; то же можно заключить и из внима­тельного изучения работ таких отечественных антиковедов, как А. Б. Егоров, Г. С. Кнабе, Е. М. Штаерман, и многих других.

Но если рабовладельческая формация была не рабовла­дельческой, то и феодальная была не феодальной. Маркс ввел понятие “феодализм” в качестве одной из ступеней исторического процесса Западной Европы потому лишь, что в середине XIX в. имел смутные сведения о средне­вековом обществе Восточной Европы и Азии. Феод — земельное владение или право на доход, пожало­ванное сюзереном вассалу под условием несения службы и уплаты дани сюзерену. Это — система организации средне­векового господствующего класса, характерная для Запад­ной Европы до эпохи абсолютных монархий, но совершенно несвойственная едва ли не большинству средневековых об­ществ за пределами западноевропейской политической традиции. Поэтому называть всякое средневековое общест­во феодальным значит подравнивать весь мир под Европу. Вряд ли этот термин заслуживает увековечения.

В отличие от феода отношения труда и капитала имели и имеют всемирно-исторический характер. Однако если капитал может существовать в разных исторических “фор­мациях”, то капитализм как система есть, несомненно, явление, возникшее только после средневекового общества. Но можно ли обозначать термином “капитализм” об­щество, в котором не только капиталисты, но и пролетарии находятся в меньшинстве, а большинство общества занято в сфере обслуживания? Между тем именно таковы наиболее развитые современные общества. Западная наука называет их постиндустриальными, мы же должны, очевидно, рас­сматривать их как посткапиталистические.

Отметим, что Маркс, намечая норму прибавочной стоимо­сти (ориентировочно 100%), давал (в первом томе “Капи­тала”) в сущности только прикидку. Помимо этого, из третьего тома “Капитала” мы узнаем, что эти 100% вовсе не присваиваются капиталистом для собственного потребления. За счет них делаются расходы на обновление оборудования, рекламу, земельную ренту, погашение кредита и т. п. Если, как рекомендовали фанатичные руководительницы рабочих кружков, отобрать прибавочную стоимость у капиталистов, то, во-первых, у новых хозяев остались бы все те же произ­водственные расходы, а во-вторых, и оставшиеся 3—5% дивидендов, реально присваиваемых немногочисленными капиталистами, не могли бы быть разделены между много­численными трудящимися (повышая их заработную плату на доли процента), но должны были бы тратиться на содержа­ние администрации, осуществляющей все эти косвенные производственно необходимые операции,— что мы и увидели в обществе, построенном марксистами, где присваивается не только прибавочный, но и значительная часть необходимого труда.

Поставим вопрос: может ли в современном “капи­талистическом” обществе не только класс капиталистов, но и вся гигантская сфера обслуживания содержаться лишь за счет прибавочной стоимости, создаваемой трудом столь малочисленного пролетариата? Величина стоимости товара определяется количеством труда, общественно необходимого для его производства. Между тем общественно необходим для производства товара не только труд токаря, обрабаты­вающего резцом металл, или кочегара, подбрасывающего уголь в топку, но и труд изобретателя, в результате которого может быть изготовлен резец или сооружена печь, а стало быть, и труд ученого, который создает предпосылки для про­изводственных изобретений, разрабатывая фундаментальные исследования,— т. е. труд не только синих, но и белых во­ротничков. И если величина стоимости измеряется рабочим временем, то в него надо включать и время, израсходованное на создание самой возможности для рабочего действовать непосредственно у станка, в том числе затраченное на труд в сфере фундаментальных наук.

Марксистская теория формаций в том виде, какой она приняла к исходу XX столетия, имеет еще один существен­ный недостаток: в ней не предусмотрен явственный механизм перехода от одной общественно-экономической формации к другой. Но возникшее несоответствие между развитием производительных сил и характером производст­венных отношений не приводит к смене “формаций” авто­матически. На вопрос о механизме перехода марксизм XIX и первой половины XX в. отвечал, что им является револю­ция, т. е., иначе говоря, насильственный переворот: “наси­лие — повивальная бабка истории”. Это, однако, во всемир­но-историческом плане неверно. Маркс знал, что насильствен­ный переворот не отделяет ни древность от первобытности, ни средневековье от древности. Что же касается капитализма, то это всемирно-историческое явление наступило в резуль­тате революции только в одной-единственной стране — во Франции; о вероятных причинах этого мы скажем ниже. В Англии буржуазная революция произошла в XVII в., про­мышленный переворот, т. е. переход от одного типа произ­водства к другому,—в конце XVIII—начале XIX в., а ре­альная власть перешла к классу буржуазии лишь после пар­ламентской реформы 1832 г., да и то не сразу. В России капитализм начал пускать корни после реформ 1860-х годов, класс буржуазии мог бы прийти к власти в результате Февральской революции 1917 г., но не пришел. В Германии капитализм установился в результате реформ, в Америке, Италии — в результате освободительных войн, которые ни­как нельзя назвать революциями в точном смысле слова. А в Египте? А в Скандинавии? А в Таиланде?

На самом же деле, для того чтобы народные массы устремились на создание новой системы производственных отношений, нужно, чтобы их социально-психологические цен­ности превратились в антиценности, а антиценности — в цен­ности. Иначе несоответствие производительных сил производственным отношениям приводит только к долгому застою.

Кроме того, чтобы установились новые производственные отношения, необходимо введение принципиально новых тех­нологий, в особенности технологии производства оружия.

Принимаем ли мы научную доктрину марксизма или не принимаем, но исторический процесс в любом случае остает­ся естественным процессом, который, безусловно, имеет свои закономерности. История — сложный процесс, в котором социально-экономическое развитие неотделимо ни от разви­тия технологического, ни от развития социально-психологи­ческого. Тут не надо шарахаться из одной крайности в дру­гую. Если созданная в XIX в. историческая теория марксиз­ма, одного из великих учений прошлого столетия, в конце XX в. обнаруживает целый ряд существенных недостатков, то это не значит, что для объяснения исторического процесса нужно сейчас же броситься искать все ответы, скажем, в православии, хотя христианство, безусловно, имеет свою теорию истории, кстати сказать, заметно повлиявшую на марксизм, да и на другие социальные теории XIX в.

В наше время все концепции исторического развития имеют один важнейший, коренной недостаток. Все они пост­роены на идее прогресса, причем прогресса, ничем не ограниченного во времени. Эта идея уходит корнями именно в христианскую концепцию будущего — “Царства Божия на земле”, которая, в свою очередь, восходит к историзму, свойственному предку как христианства, так и ислама — иудаизму4. Она была совершенно не свойственна ни антич­ной философии, ни философии эпохи Возрождения в Европе. Мы не встречаем ее ни у Монтеня, ни у Спинозы, ни у Де­карта, ни у Лейбница, и только в совершенно зачаточном виде она присутствует у Ф. Бэкона.

Вплоть до XVIII в. европейские мыслители единодушно считали высшим достижением исторического процесса антич­ность. Идея о том, что человечество вечно улучшается, мо­жет быть прослежена до энциклопедистов • середины XVIII в.—Дидро и д'Аламбера5, но концепция последова­тельных определенных этапов бесконечного прогресса, при котором следующий за нашим, еще не достигнутый этап истории будет наиболее совершенным, была впервые сфор­мулирована маркизом де Кондорсе, активным участником Французской революции. Мы находим ее в работе “Опыт исторической картины прогресса человеческого духа”, опу­бликованной посмертно в 1795 г. (Кондорсе умер в тюрьме).

От Кондорсе тянется нить к социалистам-утопистам, и прежде всего к Сен-Снмону, который представлял себе историю как смену позитивных и негативных эпох с посте­пенным усилением позитивного начала. А от Сен-Симона путь вел к Марксу. Другим источником идеи прогресса является философия Гегеля, еще непосредственнее воздействовав­шая на Маркса, который в молодости и был гегельянцем. Сам же Гегель начинал свою деятельность как лютеранский теолог и автор книги “Дух христианства”; он всегда оставал­ся верующим, хотя его далеко не сразу сложившаяся филосо­фия как бы освободилась от прямого богословского влия­ния. Гегель оказал огромное влияние не только на Марк­са 6, но и на всю философскую мысль XIX в. Проповедни­ками идеи прогресса явились такие очень влиятельные философы первой половины — середины XIX в., как Огюст Конт, Герберт Спенсер (для которого прогресс был “не слу­чайность, а необходимость”) и Джон Стюарт Милль. Не­ограниченность и бесконечность прогресса казались чем-то само собою разумеющимся людям второй половины XIX и всего XX века, и это несмотря на сформулированный еще в 40-х годах XIX в. Майером, Джоулем и Гельмгольцем закон сохранения энергии. Ничем не ограниченный, вечный про­гресс (предполагающий, конечно, затрату энергии) есть слу­чай вечного двигателя и противоречит этому основному за­кону природы. И в том заключается надежда человечества, поскольку “неограниченный” технологический прогресс уже привел человечество на грань экологической гибели, чего не предвидели ни Маркс, ни другие мыслители истекших полу­тора веков. Вообще само понятие “прогресс” внутренне про­тиворечиво, потому что из закона сохранения следует, что всякое одностороннее прибавление оплачивается потерями с другой стороны, т. е. всякий прогресс есть тем самым и регресс: нет прогресса без потерь, и чем больше прогресс, тем больше потери. Абсолютно неподвижное гармоничное будущее, будь то “Царство Божие на земле” или коммунизм, невозможно по законам физики 7.

Оставляя вопрос об абсолютном будущем, перейдем все же к закономерностям исторического процесса, к его необхо­димой периодизации и к установлению возможных отклоне­ний от прямолинейного развития истории по ее этапам. При jtom попытаемся рассматривать историческое развитие с точ­ки зрения не только прогресса, но и потерь.

Наиболее отчетливо историческое продвижение наблю­дается в области технологии. Развитие технологии отчасти зависит от того, насколько доступными человеческой экс­плуатации становится все больше произведений внешней сре­ды и общества, отчасти — от продолжающегося развития познавательных функций головного мозга, обусловленных его физиологией. Возможностям развития познания пока не грозит исчерпание, особенно с тех пор, как человек изобрел механизмы, исполняющие за него значительную часть мы­слительной работы. Поэтому технологическому прогрессу и процессу познания пока конца не видно, и они могут и впредь восприниматься как неограниченные, хотя на самом деле это не так, да и в принципе это невозможно.

Но когда .общественные деятели и историки рассуждают о прогрессе, они обычно имеют в виду не только и даже не столько прогресс мысли и технологии, сколько прогресс са­мого человеческого общества, условий его существования, доступа к материальным благам, познанию, прогресс гуман­ности, или “духовности”. И здесь бесконечный или даже линейно-непрерывный прогресс вряд ли возможен.

Марксистская же теория говорит и о технологии, но не столько о ней самой, сколько о производительных силах, под которыми разумеются человеческие (личностные) и вещест­венные (технологические) элементы, осуществляющие вза­имодействие человека с природой в процессе общественного производства. Однако развитие личностных отношений в процессе производства можно (а с моей точки зрения — и нужно) рассматривать не только в рамках факторов, отно­сящихся к социально-производственным отношениям, но и в рамках социального сознания и мотивации производст­венных (и иных общественных) поступков, т. е. социальной психологии.

Поэтому в дальнейшем я буду устанавливать совмести­мость каждой системы производственных отношений не с не­расчлененной категорией производительных сил, а с уровнем технологии, во-первых, и с состоянием социально-психологи­ческих процессов, во-вторых. Социальная деятельность чело­века зависит от ее социально-психологической оценки. А это значит, что переход от одного типа хозяйствования к друго­му и далее от одной системы социальных отношений к дру­гой, даже когда эта перемена не носит характера смены принципа социальных отношений, а сводится к этниче­ским, религиозно-идеологическим или же внутрисословным сдвигам, должен сопровождаться сменой социальных цен­ностей. Как уже было сказано, то, что было антиценностью, должно стать ценностью, а то, что было ценностью, должно стать антиценностью. Такая перемена не может сразу стать массовой: для приведения в движение массы нужно появле­ние эмоционального и волевого лидера или лидеров (это явление Л. Н. Гумилев8 и называет пассионарностью).

Осознание того, что существующая система производст­венных отношений (или характера государственного уст­ройства, или характера идеологии) ограничивает возможно­сти развития производительных сил, еще не ведет непосредст­венно к насильственной или постепенной замене этой систе­мы. По существу говоря, только развитие новой технологии индустриального общества невозможно без соответствующего

коренного преобразования производственных отношений; но и здесь переход к новой системе не всегда является револю­цией и не всегда синхронизирован с переворотами в техноло­гии. Тем более это верно в отношении более ранних систем производственных отношений. Появление металлического лемеха для сохи и стального топора действительно привело к изменению системы организации производства и самого территориального распространения цивилизаций. Но та же соха применялась без особых усовершенствований с конца IV тысячелетия до н. э. (в Шумере) И до XIX в. н. э. (хотя бы в России). Изменение металла для лемеха (сталь вместо бронзы и меди) не имело принципиального значения и не на­прямую связано с коренными изменениями в состоянии общества. Горнорудное дело тоже не менялось принципиаль­но с начала века металла до начала эпохи капитализма. В области ремесла различные новшества (изобретение стек­ла, введение вертикального ткацкого станка, алмазного свер­ла и т. д. и т. п.) никак не связываются по времени с 'си­стемными изменениями общества. Существенное влияние на развитие общества оказало введение стальных орудий, что позволило значительно расширить распахиваемые террито­рии. Огромное историческое значение имел прогресс в море­плавании. Но ни то ни другое технологическое новшество не синхронизируется с изменениями в социально-экономической структуре человеческого общества в целом; результаты этих открытий сказываются очень постепенно.

Есть лишь одна область технологии, где прогресс — ко­нечно, не безвозмездный — оказывает непосредственное влия­ние на смену производственных отношений. Это прогресс в производстве оружия 9. Где нет металлического оружия, там не может быть классового общества (ни даже предшествую­щей ему стадии, выделенной современными этнографами,— чифдома 10). Воин, имеющий вооружение, которое ему предо­ставляет медно-бронзовый век, не может организовать мас­совую эксплуатацию рабов классического типа: к каж­дому рабу с 'медно-бронзовым орудием в руках нужно было бы приставить надсмотрщика. Но эксплуатация целых отря­дов рабов классического типа возможна, когда воин имеет стальной меч, стальной панцирь и настоящие шлем и щит. Пели и от эксплуатации классических рабов пришлось отка­заться, то не из-за какого-либо переворота в производитель­ных силах (в смысле технологии), а из-за малой производи­тельности рабского труда. Воин на защищенном панцирем копе, сам закованный в броню, а позже и опирающийся на новое достижение архитектурного искусства—укрепленный замок, может обеспечить эксплуатацию крестьянина, который " предшествующую эпоху и поставлял основную массу воинов.

Со средневековьем покончили не столько великие геогра­фические открытия (хотя и они тоже), сколько пушка, кото­рая свела на нет роль средневекового рыцаря и поставила промышленное предпринимательство выше сельскохозяйст­венного, не говоря уже о ручном ремесле. Атомная и водо­родная бомбы приведут (если человечество сохранится) к утверждению посткапиталистического общества во всемир­ном масштабе. Оно, конечно, само полно противоречий и ни­коим образом не может рассматриваться как абсолютное будущее. Но в этом разберутся будущие поколения, если они состоятся.

Подчеркну, что изменения и в военной технологии сам” по себе не обусловливают смену общественных отношений (производственных отношений). Их обусловливают только такие изменения, которые сопровождаются сменой ценност­ной ориентации. И наоборот, перемена ценностей не приво­дит к коренной смене общественных отношений, если она не подкреплена наступившей или хотя бы могущей наступить революцией в технологии производства оружия.

Единство закономерностей исторического процесса явст­вует из того, что они равно прослеживаются как в Европе, так и на противоположном конце Евразии — в почти изо­лированной островной Японии, не испытавшей ни крестовых походов, ни турецкого, ни монгольского нашествия, и даже в Южной Америке. На их примере может быть довольно стро­го проверена предлагаемая ниже периодизация фаз исто­рического процесса.

Как будет видно из дальнейшего изложения, фаза от фа­зы нормально отделяется не революционным переворотом, а переходным периодом различной длительности, продол­жающимся до тех пор, пока вырабатываются все признаки, диагностические для новой фазы. Этот междуфазовый пе­риод мы будем называть фазовым переходом.

Первая фаза

(первобытная)

Для самых ранних периодов истории Homo sapiens sapiens возможна только технологическая периодизация: палеолит, мезолит (преимущественно установлен в западной части Евразийского континента), неолит. Реальную жизнь позднепалеолитического человека можно было бы наблюдать у аборигенов Австралии, но, к сожалению, непосредственные наблюдения, притом весьма немногочисленные, велись в ос­новном тогда, когда жизнь аборигенов уже была решительно нарушена массовой иммиграцией в Австралию из Европы во второй половине XIX—XX в. Одно из наиболее интересных свидетельств принадлежит неграмотному англичанину, кото­рый был сослан в Австралию за преступление, бежал из колонии, прожил среди аборигенов десятки лет, а остаток жизни провел в одном из городов Восточной Австралии; свою историю он поведал случайному журналисту. Научные исследования начались только в самом конце XIX в. Каза­лось бы, палеолитическое состояние австралийских абориге­нов в эпоху, когда Европа и Америка находились на высоком уровне капиталистического развития, должно свидетельствовать о продолжительной не только социальной, но, может быть, и биологической отсталости австралийцев. Это, однако, не так. Эпоха классового развития человечества занимает не более 1—2% продолжительности существования вида Homo sapiens sapientis. Соответственно технологическое отставание всего на 2%—скажем, скорость 10,2 секунды вместо 10,0 и беге на стометровку — достаточно для возникновения тако­го разброса в уровне развития.

И дело тут даже не столько в небольшом уменьшении скорости технологического развития, сколько в благоприят­ной или неблагоприятной экологической среде. Аборигены попали в Австралию во время последнего ледникового пе­риода и соответственно низкого стояния уровня Мирового океана2. Вся Индонезия в тот период составляла единый полуостров с Индокитаем, а Новая Гвинея и остров Хальмахера — полуостров Австралийского континента. Неболь­шие проливы между Хальмахерой и Сулавеси и между Сулавеси и уже континентальным (евразийским) Борнео (Кали­мантаном) могли быть преодолены на плотах, сооружать которые, видимо, умели уже и палеолитические люди. (Ана­логичным образом, по древней суше, произошло и заселение Тасмании3.) На Австралийском континенте совершенно от­сутствовали экологические (зооботанические) предпосылки для выращивания злаков и плодовых растений и для при­ручения животных.

На уровне первой фазы первобытного общества помимо австралийцев находились вплоть до новейшего времени и население приполярных и таежных областей Евразии и Аме­рики, значительная часть населения Африки, Южной и Се­верной Америки — и по той же причине чисто экологического характера, что и австралийцы: ввиду отсутствия в соответст­вующих зонах растений и животных, пригодных для массово­го одомашнения (даже северный олень — животное полуодо­машненное).

Заметим, что уже на уровне первой фазы исторического процесса (фазы ранней первобытности) существовал зачаточ­ный обмен между группами населения, иногда—через много рук на большие расстояния. Так, путем обмена получали обсидиан и даже кремень для изготовления неолитических орудий труда и оружия.

В советской учебной литературе наша первая фаза объединяется со второй под общим названием “первобытно­общинная формация”. В этом она следует Сталину, а не Эн­гельсу, хотя книга последнего — “Происхождение семьи, частной собственности и государства” считается для марк­сизма классической. Энгельс, однако, разделял эту “форма­цию” (термин, им не применявшийся) на два этапа, которые он (вслед за Л. Г. Морганом) обозначал как “дикость” и “варварство”. Книга Энгельса является блестящим, но диле­тантским переложением идей этого крупнейшего американ­ского этнографа. Труды Моргана, однако, являются не за­вершением, а началом научного исследования первобытных обществ и, в частности, важнейшего фактора их социальной жизни — систем родства.

Канонизация книги Энгельса привела к тому, что совет­ская этнография лишь повторяла зады уже преодоленного этапа в изучении первобытности. Совершенно превратным является представление Энгельса о периоде “дикости”, в ко­тором человек якобы проходит через стадию промискуитета (беспорядочных половых сношений), через стадию груп­пового брака к стадии парного брака. Промискуитет не наблюдался не только в человеческих обществах, но даже у высших обезьян; что касается группового брака, то и это явление может быть констатировано лишь с большими ого­ворками (у ряда первобытных племен имеются степени род­ства, в которых половые отношения между принадлежащими к ним мужчинами и женщинами категорически запрещены, и степени родства, в которых такого запрета нет). Однако уже у наиболее отставших из известных нам популяций — австралийцев — господствует не групповой, а кросскузенный брак (мужчина берет в жены дочь брата отца или дочь сестры матери). Несмотря на то что внебрачные отношения (в пределах незапретных групп родства) ненаказуемы, фак­тически господствует нуклеарная семья, скрепляемая именно женщиной как хранительницей очага и детей. Заметим, что нуклеарная семья обычно, но не обязательно моногамна.

Можно с уверенностью сказать, что и другие, позднейшие семейно-социальные структуры (большая семья, lineage, род и т. п.) являются всякий раз развитием нуклеарной семьи и по достижении известных предельных размеров рас­падаются на новые нуклеарные семьи, порождающие новые большие семьи, роды и т. п. Внешняя активность мужчин семьи или рода тоже в значительной мере зависит от роли женщины как побудительницы к активности и даже агрессии.

Это обстоятельство надо иметь в виду при рассмотрении всех эпох истории. Только учет нуклеарной роли функции женщины-прародительницы и женщины—побудительницы к деятельности позволит нам преодолеть взгляд на историю как на череду мужских драк, чаще всего смертельных.

Вторая фаза

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации