Целуйко В.М. Психология нетрадиционной любви - файл n1.doc

Целуйко В.М. Психология нетрадиционной любви
скачать (1001 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1001kb.02.11.2012 20:10скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


МО­С­КОВ­СКИЙ СО­ЦИ­АЛЬ­НО-ГУ­МА­НИ­ТАР­НЫЙ ИН­СТИ­ТУТ



В. М. ЦЕ­ЛУЙ­КО




ПСИ­ХО­ЛО­ГИЯ

НЕ­ТРА­ДИ­ЦИ­ОН­НОЙ ЛЮБ­ВИ




МО­СК­ВА, 2003




ББК 88. 373

Ц 347



Ре­ко­мен­до­ва­но к из­да­нию ка­фед­рой пси­хо­ло­гии МСГИ




Це­луй­ко В. М.

Ц 347 Пси­хо­ло­гия не­тра­ди­ци­он­ной люб­ви. — М.: МСГИ, 2003.  192 с.

ISBN 5-88234-561-8
Ра­бо­та по­свя­ще­на ана­ли­зу и ха­рак­те­ри­сти­ке пси­хо­ло­ги­че­ских осо­бен­но­стей лич­но­сти и по­ве­де­ния лю­дей с не­тра­ди­ци­он­ной сек­су­аль­ной ори­ен­та­ци­ей. Рас­смат­ри­ва­ют­ся во­про­сы на­ру­ше­ния по­ло­во­го са­мо­соз­на­ния и сек­су­аль­ной иден­тич­но­сти лич­но­сти, а так­же про­бле­мы со­ци­аль­ной адап­та­ции лю­дей, имею­щих оп­ре­де­лен­ные от­кло­не­ния в сфе­ре пси­хо­сек­су­аль­ной ори­ен­та­ции и спо­со­бах удов­ле­тво­ре­ния по­ло­во­го вле­че­ния.

Не­смот­ря на то, что не­ко­то­рые фе­ми­ни­ст­ски на­стро­ен­ные кон­суль­тан­ты-тео­ре­ти­ки пы­та­ют­ся учи­ты­вать по­ло­вые осо­бен­но­сти кли­ен­тов, в боль­шин­ст­ве тео­рий кон­суль­ти­ро­ва­ния сек­су­аль­но­сти уде­ля­ет­ся не­дос­та­точ­ное вни­ма­ние. Кро­ме то­го, боль­шая часть кон­суль­тан­тов-тео­ре­ти­ков при­зна­ют ис­клю­чи­тель­но ге­те­ро­сек­су­аль­ность и прак­ти­че­ски не при­ни­ма­ют в рас­чет по­треб­но­сти лю­дей с на­ру­ше­ния­ми сек­су­аль­ной иден­тич­но­сти (ге­ев, лес­бия­нок, би­сек­су­аль­ных кли­ен­тов), а как сви­де­тель­ст­ву­ет прак­ти­ка кон­суль­ти­ро­ва­ния, в по­след­нее вре­мя зна­чи­тель­но уве­ли­чи­лось чис­ло лю­дей, об­ра­щаю­щих­ся за пси­хо­ло­ги­че­ской по­мо­щью по по­во­ду сво­ей сек­су­аль­ной ори­ен­та­ции. Кро­ме то­го, все боль­шее чис­ло ро­ди­те­лей вы­ра­жа­ют бес­по­кой­ст­во в свя­зи со ста­нов­ле­ни­ем по­ло­вой иден­тич­но­сти сво­их де­тей и ну­ж­да­ют­ся в ква­ли­фи­ци­ро­ван­ном разъ­яс­не­нии тре­во­жа­щих их во­про­сов.

Кни­га ад­ре­со­ва­на пси­хо­ло­гам, со­ци­аль­ным ра­бот­ни­кам, пе­да­го­гам, со­труд­ни­кам служб по ока­за­нию кон­суль­та­тив­ной по­мо­щи лю­дям в си­туа­ции лич­но­ст­но­го кри­зи­са, а так­же ро­ди­те­лям и всем тем, ко­го вол­ну­ют про­бле­мы по­ло­вой иден­тич­но­сти лич­но­сти.
ББК 88. 373

Ре­цен­зен­ты: П. И. Ара­по­ва, В. П. Ко­пы­ло­ва кан­ди­да­ты пси­хо­ло­ги­че­ских на­ук, до­цен­ты ка­фед­ры пси­хо­ло­гии Мо­с­ков­ско­го со­ци­аль­но-гу­ма­ни­тар­но­го ин­сти­ту­та; Л. И. Сто­ляр­чук док­тор пе­да­го­ги­че­ских на­ук, про­фес­сор ка­фед­ры пе­да­го­ги­ки Вол­го­град­ско­го го­су­дар­ст­вен­но­го пе­да­го­ги­че­ско­го уни­вер­си­те­та.



ISBN 5-88234-561-8  В. М. Це­луй­ко, 2003

 МСГИ, 2003


ПРЕ­ДИ­СЛО­ВИЕ



Раз­ные ви­ды люб­ви от­ли­ча­ют­ся друг от дру­га как ко­ли­че­ст­вен­но — то есть в том, на­сколь­ко силь­ным и не­одо­ли­мым яв­ля­ет­ся чув­ст­во, так, и это глав­ное, — ка­че­ст­вен­но, в за­ви­си­мо­сти от объ­ек­та люб­ви и ее ха­рак­те­ра. Обыч­но лю­ди ин­стинк­тив­но ста­ра­ют­ся раз­гра­ни­чить от­дель­ные ви­ды люб­ви, но по­рой их все-та­ки сме­ши­ва­ют, и то­гда чув­ст­во ста­но­вит­ся смеш­ным и не­ле­пым.

Адин Штейн­зальц


Про­бле­ма, вы­не­сен­ная в ка­че­ст­ве на­зва­ния кни­ги, ко мно­го­му обя­зы­ва­ет, по­то­му что ав­тор взял на се­бя сме­лость ра­зо­брать­ся в пси­хо­ло­ги­че­ских ас­пек­тах тех ви­дов и форм про­яв­ле­ния по­ло­вой люб­ви, ко­то­рые в со­вре­мен­ном об­ще­ст­ве на­зы­ва­ют­ся «не­тра­ди­ци­он­ной», «не­нор­маль­ной», «па­то­ло­ги­че­ской» лю­бо­вью. От­но­ше­ния ме­ж­ду парт­не­ра­ми в та­кой люб­ви за­час­тую вы­хо­дят не толь­ко за рам­ки об­ще­ст­вен­ной мо­ра­ли, но и пред­став­ля­ют со­бой оп­ре­де­лен­ную фор­му на­си­лия или над­ру­га­тель­ст­ва над лич­но­стью, что вле­чет за со­бой не толь­ко нрав­ст­вен­но-эти­че­ское осу­ж­де­ние, но и уго­лов­ную от­вет­ст­вен­ность.

Ча­ще все­го «не­нор­маль­ным» счи­та­ют че­ло­ве­ка, «вы­шед­ше­го из всех нор­маль­ных ра­мок», по­ве­де­ние ко­то­ро­го идет враз­рез с цен­но­стя­ми, при­выч­ка­ми или ус­та­нов­ка­ми дру­гих лю­дей. Вме­сте с тем са­мо по­ня­тие нор­мы весь­ма не­од­но­знач­но, и ес­ли вду­мать­ся, то мож­но прий­ти к вы­во­ду, что чет­кой гра­ни­цы ме­ж­ду «при­ем­ле­мым» и «не­при­ем­ле­мым» нет. Не су­ще­ст­ву­ет и «иде­аль­ной» нор­мы. Вся­кий че­ло­век в той или иной сте­пе­ни не­нор­ма­лен. Про­сто у от­дель­ных лю­дей не­ко­то­рые свой­ст­ва вы­ра­же­ны силь­нее, чем у ос­таль­ных, и по­это­му та­кие лю­ди ну­ж­да­ют­ся в под­держ­ке, что­бы адап­ти­ро­вать­ся в оп­ре­де­лен­ной со­ци­аль­ной сре­де. По­жа­луй, боль­ше все­го про­ти­во­ре­чи­вых мне­ний и ус­та­но­вок свя­за­но с та­кой де­ли­кат­ной об­ла­стью че­ло­ве­че­ской жиз­ни, как лю­бов­ные от­но­ше­ния, раз­ви­тие ко­то­рых тес­но свя­за­но с гос­под­ствую­щи­ми в об­ще­ст­ве нор­ма­ми сек­су­аль­ной мо­ра­ли. Спо­ры на­чи­на­ют­ся то­гда, ко­гда нуж­но ре­шить, ка­кой долж­на быть эта под­держ­ка — со­ци­аль­ной, пси­хо­ло­ги­че­ской или ме­ди­цин­ской.

В по­ло­вых от­но­ше­ни­ях, по­жа­луй, как ни в ка­кой дру­гой об­лас­ти че­ло­ве­че­ско­го по­ве­де­ния, су­ще­ст­ву­ет мно­же­ст­во не­стан­дарт­ных си­туа­ций и все­воз­мож­ных столк­но­ве­ний, нрав­ст­вен­ная оцен­ка ко­то­рых в об­ще­ст­ве пред­став­ля­ет­ся от­нюдь не од­но­знач­ной. Та­кая оцен­ка за­труд­не­на не толь­ко слож­но­стью са­мих си­туа­ций, хит­ро­спле­те­ния­ми че­ло­ве­че­ских чувств, но и тем, что не­ко­то­рые мо­раль­ные кри­те­рии но­сят не аб­со­лют­ный ха­рак­тер, а пред­став­ля­ют со­бой как бы ус­ред­нен­ную нор­му. При­ме­ром то­му мо­гут слу­жить се­мей­но-брач­ные обы­чаи и тра­ди­ции, ко­то­рые от­ли­ча­ют­ся из­вест­ным раз­но­об­ра­зи­ем не толь­ко у на­ро­дов в це­лом, но и под­час в весь­ма уз­ких со­ци­аль­ных груп­пах. Это в пол­ной ме­ре мож­но от­не­сти к про­яв­ле­ни­ям и фор­мам удов­ле­тво­ре­ния по­ло­во­го чув­ст­ва, ко­то­рые в от­дель­ные ис­то­ри­че­ские пе­рио­ды у не­ко­то­рых на­ро­дов счи­та­лись впол­не при­ем­ле­мой и да­же «по­чет­ной» фор­мой удов­ле­тво­ре­ния сек­су­аль­ной по­треб­но­сти (на­при­мер, го­мо­сек­су­аль­ные от­но­ше­ния ме­ж­ду вои­ном и его юным вос­пи­тан­ни­ком в древ­ней Спар­те). В со­вре­мен­ном же об­ще­ст­ве мно­гое из по­ло­вой мо­ра­ли, что ко­гда-то вос­при­ни­ма­лось людь­ми без от­ри­ца­тель­ных нрав­ст­вен­но-эти­че­ских оце­нок, ста­ло пред­ме­том все­об­ще­го осу­ж­де­ния. Осо­бен­но это кос­ну­лось форм про­яв­ле­ния по­ло­во­го чув­ст­ва, из­вест­но­го в ши­ро­ком оби­хо­де как «не­тра­ди­ци­он­ная лю­бовь».

Пси­хо­ло­гия и пси­хо­па­то­ло­гия про­яв­ле­ния не­тра­ди­ци­он­ной люб­ви на­столь­ко тес­но пе­ре­пле­те­ны ме­ж­ду со­бой, что ино­гда до­воль­но слож­но про­вес­ти чет­кую грань ме­ж­ду ни­ми. Тем бо­лее, что эта про­бле­ма ча­ще все­го рас­смат­ри­ва­ет­ся в чис­то кли­ни­че­ском ас­пек­те как на­ру­ше­ние пси­хо­сек­су­аль­ной ори­ен­та­ции, а то, что при этом парт­не­ры ис­пы­ты­ва­ют по от­но­ше­нию друг к дру­гу ис­крен­нюю эмо­цио­наль­ную при­вя­зан­ность, про­сто не при­ни­ма­ет­ся во вни­ма­ние те­ми спе­циа­ли­ста­ми, ко­то­рые за­ни­ма­ют­ся изу­че­ни­ем это­го не­про­сто­го во­про­са. Мы в сво­ей ра­бо­те по­пы­та­ем­ся про­вес­ти эту «не­зри­мую грань» ме­ж­ду пси­хо­ло­ги­че­ским со­дер­жа­ни­ем по­ло­вой люб­ви и не­ко­то­ры­ми па­то­ло­ги­че­ски­ми фор­ма­ми ее про­яв­ле­ния.

Го­во­рить и пи­сать о люб­ви чрез­вы­чай­но труд­но. По­че­му? Лю­бой че­ло­век с дет­ст­ва на­слы­шан об этом уди­ви­тель­ном и за­га­доч­ном чув­ст­ве, тай­ну ко­то­ро­го пы­та­лось раз­га­дать не од­но по­ко­ле­ние муд­ре­цов. Вме­сте с тем у ка­ж­до­го из нас име­ет­ся свое пред­став­ле­ние о люб­ви и не­обыч­ная по си­ле и ус­той­чи­во­сти чут­кость к это­му сло­ву, про­из­не­сен­но­му на­ми и ска­зан­но­му кем-то в наш ад­рес или в ад­рес дру­го­го че­ло­ве­ка. Но это на­ши пе­ре­жи­ва­ния и на­ше от­но­ше­ние, ко­то­рые все­гда су­гу­бо ин­ди­ви­ду­аль­ны и не­по­вто­ри­мы, вер­нее, не­вос­про­из­во­ди­мы в той же то­наль­но­сти, глу­би­не и от­тен­ках лю­бов­ных чувств, ко­то­рые пе­ре­жи­ва­ет дру­гой че­ло­век. Не слу­чай­но фи­ло­со­фы и пе­да­го­ги, пи­са­те­ли и ху­дож­ни­ки всех вре­мен и на­ро­дов ос­та­ви­ли не­ис­чер­пае­мое бо­гат­ст­во вы­ска­зы­ва­ний о люб­ви, о ее вдох­нов­ляю­щей и воз­вы­шаю­щей си­ле. Еще боль­ше соз­да­но про­из­ве­де­ний ху­до­же­ст­вен­ной ли­те­ра­ту­ры и му­зы­ки, жи­во­пи­си и ки­не­ма­то­гра­фа, в сю­же­тах ко­то­рых рас­кры­ва­ют­ся тон­чай­шие дви­же­ния столь за­га­доч­но­го чув­ст­ва люб­ви муж­чи­ны и жен­щи­ны. Об­раз­ное мыш­ле­ние пи­са­те­лей и ху­дож­ни­ков пы­та­ет­ся ох­ва­тить и по­ка­зать слож­ность и мно­го­гран­ность это­го уди­ви­тель­но­го пси­хи­че­ско­го яв­ле­ния: его за­ро­ж­де­ние (про­бу­ж­де­ние), раз­ви­тие, рас­цвет и уга­са­ние, будь то лю­бовь-чув­ст­во, лю­бовь-пе­ре­жи­ва­ние или лю­бовь-от­но­ше­ние.

С дру­гой сто­ро­ны, лю­бовь не толь­ко слож­ное и мно­го­гран­ное чув­ст­во, но и до сих пор ма­ло изу­чен­ный фе­но­мен в об­лас­ти пси­хо­ло­гии чувств, ко­то­рый В. А. Су­хо­млин­ским не слу­чай­но был на­зван «труд­ней­шей стра­ни­цей че­ло­ве­че­ской муд­ро­сти». Ви­ди­мо, по этой при­чи­не лю­бовь яв­ля­ет­ся са­мой рас­про­стра­нен­ной те­мой в ху­до­же­ст­вен­ном твор­че­ст­ве и са­мой «уз­кой» — в об­лас­ти на­уч­ных ис­сле­до­ва­ний с точ­ки зре­ния ус­та­нов­ле­ния за­ко­но­мер­но­стей фор­ми­ро­ва­ния и пси­хо­ло­ги­че­ских ме­ха­низ­мов про­те­ка­ния про­цес­сов и со­стоя­ний люб­ви. По­жа­луй, од­ним из ред­ких ис­клю­че­ний в этом пла­не яв­ля­ет­ся пси­хо­ло­ги­че­ская тео­рия (мо­дель) люб­ви Э. Фром­ма, из­ло­жен­ная им в кни­ге «Ис­кус­ст­во люб­ви», где он чет­ко раз­во­дит та­кие по­ня­тия, как «по­ло­вое же­ла­ние» и «лю­бовь». Вме­сте с тем он под­чер­ки­ва­ет, что лю­бовь дей­ст­ви­тель­но вы­зы­ва­ет же­ла­ние фи­зи­че­ской бли­зо­сти у лю­бя­щих парт­не­ров, но очень мно­гие оши­боч­но при­ни­ма­ют по­ло­вое же­ла­ние за лю­бовь. Ви­ди­мо, имен­но по­доб­ные ил­лю­зии при­ве­ли к то­му, что в по­след­нее вре­мя ста­ло ши­ро­ко упот­реб­лять­ся вы­ра­же­ние «за­ни­мать­ся лю­бо­вью» в смыс­ле удов­ле­тво­ре­ния по­ло­во­го вле­че­ния (по­треб­но­сти). И это не уди­ви­тель­но, по­то­му что в со­вре­мен­ной куль­ту­ре лю­бовь час­то ас­со­ции­ру­ет­ся с сек­сом. По су­ще­ст­ву, по­ня­тие ро­ман­ти­че­ской люб­ви поя­ви­лось не так дав­но и в ХIХ ве­ке не со­от­но­си­лось с сек­су­аль­ны­ми чув­ст­ва­ми. Лю­бовь счи­та­ли це­ло­муд­рен­ным чув­ст­вом, ко­то­рое вы­ра­жа­ет­ся в идеа­ли­за­ции лю­би­мо­го че­ло­ве­ка. В на­ше вре­мя воз­ник­ла связь ме­ж­ду ро­ман­ти­че­ской лю­бо­вью и сек­сом, од­на­ко, по­доб­ное из­ме­не­ние пси­хо­ло­ги­че­ской ус­та­нов­ки не обош­лось без пу­та­ни­цы. Лю­ди на­чи­на­ют рас­смат­ри­вать секс как сред­ст­во, по­зво­ляю­щее удер­жать воз­ле се­бя парт­не­ра, или счи­та­ют, что за­ни­мать­ся сек­сом — зна­чит де­мон­ст­ри­ро­вать свою лю­бовь. Имен­но та­кая «лю­бовь» по­ро­ди­ла мно­же­ст­во от­кло­не­ний в раз­ви­тии и про­яв­ле­нии по­ло­вой иден­тич­но­сти.

На­ша ра­бо­та по­свя­ще­на пси­хо­ло­ги­че­ско­му ана­ли­зу эро­ти­ко-сек­су­аль­ной люб­ви в ее не­тра­ди­ци­он­ных про­яв­ле­ни­ях. На пер­вый взгляд, имен­но этой сто­ро­не по­ло­вых от­но­ше­ний по­свя­ще­но мно­же­ст­во на­уч­ных ра­бот. Как ни уди­ви­тель­но, не­смот­ря на то, что лю­бовь как чув­ст­во до сих пор ос­та­ет­ся для че­ло­ве­че­ст­ва за­гад­кой, ни­кто не под­счи­ты­вал воз­мож­ных ва­ри­ан­тов про­яв­ле­ния нор­маль­но­го по­ло­во­го чув­ст­ва и спо­со­бов его удов­ле­тво­ре­ния. То, что при­ня­то счи­тать нор­мой, не вы­зы­ва­ет по­вы­шен­но­го ис­сле­до­ва­тель­ско­го ин­те­ре­са, по­то­му что об­ще­ст­во при­ни­ма­ет это как со­ци­аль­но при­ем­ле­мый ва­ри­ант че­ло­ве­че­ских по­ло­вых от­но­ше­ний. И в то же вре­мя ано­маль­ные фор­мы, в том чис­ле и яв­но па­то­ло­ги­че­ские, из­дав­на вол­ну­ют вра­чей и уче­ных, изу­чаю­щих и ана­ли­зи­рую­щих пси­хо­ло­гию че­ло­ве­ка. Мож­но с уве­рен­но­стью ут­вер­ждать, что ин­ди­ви­дуа­ли­зи­ро­ван­ные фор­мы про­яв­ле­ния по­ло­во­го чув­ст­ва прак­ти­че­ски не име­ют пре­де­ла. Толь­ко скан­даль­но из­вест­ный мар­киз де Сад, чья раз­нуз­дан­ная фан­та­зия под­кре­п­ля­лась бо­га­тей­шим соб­ст­вен­ным опы­том, опи­сал по­ряд­ка шес­ти­сот ва­ри­ан­тов сек­су­аль­ных из­вра­ще­ний. Не­ог­ра­ни­чен­ность че­ло­ве­че­ской фан­та­зии в этом на­прав­ле­нии по­лу­чи­ла оп­ре­де­лен­ное при­зна­ние и в куль­ту­ре (на­при­мер, твор­че­ст­во фран­цуз­ско­го ху­дож­ни­ка-сюр­реа­ли­ста С. Да­ли и не­мец­ко­го сюр­реа­ли­ста Г. Бель­ме­ра). Од­на­ко в ис­сле­до­ва­тель­ском пла­не этой про­бле­мой за­ни­ма­лись и за­ни­ма­ют­ся, глав­ным об­ра­зом, ме­ди­ки, что­бы оп­ре­де­лить пси­хо­па­то­ло­гию по­ла и по­мочь че­ло­ве­ку в из­ле­че­нии его бо­лез­ни. Ху­дож­ни­ки, из­брав­шие про­бле­му по­ло­вых от­кло­не­ний в ка­че­ст­ве тем для сво­их про­из­ве­де­ний, осо­бую зна­чи­мость в люб­ви при­да­ют все­му то­му, что в ши­ро­ком оби­хо­де на­зы­ва­ет­ся из­вра­ще­ни­ем и по­ро­ком.

Мы же свою за­да­чу ви­дим в дру­гом. В по­все­днев­ной жиз­ни и про­фес­сио­наль­ной дея­тель­но­сти (пси­хо­ло­ги­че­ское и се­мей­ное кон­суль­ти­ро­ва­ние) до­воль­но час­то при­хо­дит­ся стал­ки­вать­ся с людь­ми, ко­то­рые в сво­их по­ло­вых вле­че­ни­ях и же­ла­ни­ях «не впи­сы­ва­ют­ся» в об­ще­ст­вен­ный стан­дарт. От­но­ше­ние к та­ким лю­дям в со­вре­мен­ном об­ще­ст­ве не­од­но­знач­ное. Од­ни про­яв­ля­ют пол­ное без­раз­ли­чие к их об­ра­зу жиз­ни и по­ве­де­нию, дру­гие от­но­сят­ся от­кро­вен­но вра­ж­деб­но, при­зы­ва­ют к аг­рес­сив­ным дей­ст­ви­ям про­тив них и не­ред­ко вы­дви­га­ют тре­бо­ва­ния фи­зи­че­ско­го унич­то­же­ния та­ких «уро­дов» или, в край­нем слу­чае, их со­ци­аль­ной изо­ля­ции. К со­жа­ле­нию, ис­тин­ные мыс­ли, же­ла­ния и ду­шев­ные пе­ре­жи­ва­ния лю­дей с не­тра­ди­ци­он­ны­ми фор­ма­ми про­яв­ле­ния по­ло­вой люб­ви ма­ло ко­му из­вест­ны. А ведь мно­гие из них ну­ж­да­ют­ся в ква­ли­фи­ци­ро­ван­ной по­мо­щи спе­циа­ли­ста, что­бы нау­чить­ся жить в не­по­ни­маю­щем и не при­ни­маю­щем их со­ци­аль­ном ок­ру­же­нии. Не­тра­ди­ци­он­ные фор­мы про­яв­ле­ния эро­ти­ко-сек­су­аль­ных же­ла­ний в боль­шин­ст­ве слу­ча­ев яв­ля­ют­ся жиз­нен­ной тра­ге­ди­ей лю­дей, у ко­то­рых, по мне­нию спе­циа­ли­стов, на­ру­шен про­цесс по­ло­вой иден­ти­фи­ка­ции. При этом па­то­ло­ги­че­ски­ми от­кло­не­ния­ми счи­та­ют­ся толь­ко те фор­мы на­ру­ше­ния по­ло­вой иден­тич­но­сти, ко­то­рые про­яв­ля­ют­ся в ви­де пси­хо­сек­су­аль­ных вле­че­ний к не­обыч­ным объ­ек­там или из­вра­щен­ных спо­со­бов удов­ле­тво­ре­ния по­ло­во­го же­ла­ния (по­треб­но­сти). По­это­му в сво­ей ра­бо­те мы по­пы­та­лись рас­смот­реть пси­хо­ло­гию не­тра­ди­ци­он­ной люб­ви че­рез приз­му на­ру­ше­ния по­ло­вой иден­тич­но­сти в тех фор­мах, ко­то­рые мо­гут быть свя­за­ны с не­об­хо­ди­мо­стью ока­за­ния ква­ли­фи­ци­ро­ван­ной по­мо­щи про­фес­сио­наль­но­го пси­хо­ло­га, а так­же опи­сать па­то­ло­ги­че­ские ва­ри­ан­ты про­яв­ле­ния по­ло­во­го чув­ст­ва, где тре­бу­ет­ся ме­ди­цин­ское (пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ское или пси­хи­ат­ри­че­ское) вме­ша­тель­ст­во. Это обу­слов­ле­но тем, что в по­след­нее вре­мя все ча­ще ста­ли встре­чать­ся слу­чаи втор­же­ния в сфе­ру про­фес­сио­наль­ной пси­хо­ло­ги­че­ской и да­же пси­хи­ат­ри­че­ской дея­тель­но­сти лю­дей, не имею­щих спе­ци­аль­ной под­го­тов­ки и по­это­му при­но­ся­щих не­со­мнен­ный вред пси­хи­че­ско­му здо­ро­вью кли­ен­тов, рас­счи­ты­вав­ших на ква­ли­фи­ци­ро­ван­ную по­мощь.

По­ло­вые от­кло­не­ния, как и ви­ды нор­маль­ной чув­ст­вен­ной люб­ви, до­воль­но мно­го­об­раз­ны, по­это­му мы по­счи­та­ли не­об­хо­ди­мым ос­та­но­вить­ся лишь на наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ных из них, уде­лив осо­бое вни­ма­ние пси­хо­ло­ги­че­ско­му ана­ли­зу чувств и пе­ре­жи­ва­ний та­ких лю­дей, а так­же осо­бен­но­стям их меж­лич­но­ст­ных от­но­ше­ний как в кру­гу се­бе по­доб­ных, так и в сфе­ре бо­лее ши­ро­ких со­ци­аль­ных кон­так­тов.

Не­ко­то­рые про­яв­ле­ния пси­хи­че­ской жиз­ни че­ло­ве­ка на­мно­го слож­нее, чем ка­жут­ся на пер­вый взгляд. Воз­дей­ст­во­вать на них мож­но лишь в том слу­чае, ес­ли хо­ро­шо из­вест­на при­ро­да этих про­яв­ле­ний. Все это от­но­сит­ся и к раз­лич­ным фор­мам не­тра­ди­ци­он­ной по­ло­вой люб­ви. Та­кую лю­бовь из­вест­ные по­эты и ком­по­зи­то­ры не вос­пе­ва­ют в воз­вы­шен­ных сти­хах и пес­нях, о ней пред­по­чи­та­ют стыд­ли­во умал­чи­вать. Но лю­ди, склон­ные к ней, чув­ст­ву­ют и пе­ре­жи­ва­ют не ме­нее глу­бо­ко и стра­ст­но и от­но­сят­ся к пред­ме­ту сво­ей люб­ви по­рой бо­лее тре­пет­но и неж­но, чем пред­ста­ви­те­ли «нор­маль­ной» ори­ен­та­ции. Глав­ная про­бле­ма за­клю­ча­ет­ся в том, что на­прав­лен­ность и фор­мы про­яв­ле­ния лю­бов­но­го вле­че­ния в этих слу­ча­ях за­час­тую при­об­ре­та­ют яв­но па­то­ло­ги­че­ский ха­рак­тер, ли­бо про­ти­во­ре­чат об­ще­че­ло­ве­че­ским пра­ви­лам и нор­мам нрав­ст­вен­но­сти, что и вы­зы­ва­ет рез­кое осу­ж­де­ние ок­ру­жаю­щих. Но мно­гие из этих лю­дей об­ла­да­ют спо­соб­но­стью лю­бить по-на­стоя­ще­му, эмо­цио­наль­но при­вя­зы­вать­ся к сво­им из­бран­ни­кам и вы­ра­жа­ют же­ла­ние про­вес­ти ря­дом с ни­ми ес­ли не всю жизнь, то хо­тя бы ос­та­вать­ся вме­сте как мож­но доль­ше.

К со­жа­ле­нию, боль­шин­ст­во ис­сле­до­ва­те­лей дан­ной про­бле­мы на эмо­цио­наль­ный ас­пект от­но­ше­ний парт­не­ров в не­тра­ди­ци­он­ной люб­ви ча­ще все­го не об­ра­ща­ют вни­ма­ния. А ведь эти лю­ди, как и лю­бой нор­маль­ный че­ло­век, спо­соб­ны чув­ст­во­вать, ра­до­вать­ся и стра­дать не мень­ше, а по­рой да­же боль­ше, чем ге­те­ро­сек­су­аль­ные па­ры с нор­маль­ной пси­хо­сек­су­аль­ной ори­ен­та­ци­ей. Толь­ко со свои­ми про­бле­ма­ми им ча­ще все­го не к ко­му об­ра­тить­ся. По­это­му ока­за­ние пси­хо­ло­ги­че­ской под­держ­ки лю­дям с не­тра­ди­ци­он­ной сек­су­аль­ной ори­ен­та­ци­ей во мно­гом за­ви­сит от глу­бо­ко­го ис­сле­до­ва­ния при­чин по­доб­ных ано­ма­лий по­ла, ко­то­рые не все­гда но­сят па­то­ло­ги­че­ский ха­рак­тер и по­это­му не тре­бу­ют кли­ни­че­ско­го вме­ша­тель­ст­ва. Имен­но по­это­му на­ша ра­бо­та ад­ре­со­ва­на в пер­вую оче­редь про­фес­сио­наль­ным пси­хо­ло­гам, со­ци­аль­ным ра­бот­ни­кам, пе­да­го­гам, спе­циа­ли­стам служб зна­комств, се­мьи и бра­ка. Ее ма­те­риа­ла­ми мо­гут вос­поль­зо­вать­ся так­же те, ко­му не без­раз­лич­на жизнь и судь­бы лю­дей, на­зы­вае­мых в со­вре­мен­ном об­ще­ст­ве сек­су­аль­ны­ми мень­шин­ст­ва­ми.

По­ми­мо био­ло­ги­че­ских фак­то­ров, на изу­че­нии ко­то­рых тра­ди­ци­он­но фо­ку­си­ру­ют­ся ис­сле­до­ва­ния на­ру­ше­ний по­ло­вой иден­тич­но­сти, на наш взгляд, пред­поч­те­ние долж­но быть от­да­но имен­но ро­ли со­ци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ско­го опы­та, хо­тя это дос­та­точ­но оче­вид­ное на пер­вый взгляд ут­вер­жде­ние име­ет не так мно­го сто­рон­ни­ков. Толь­ко в са­мое по­след­нее вре­мя сек­су­аль­ные из­вра­ще­ния пе­ре­ста­ли трак­то­вать­ся ис­клю­чи­тель­но в тер­ми­нах па­то­ло­гии вле­че­ний, и по­сте­пен­но за­вое­вы­ва­ет при­зна­ние точ­ка зре­ния, со­глас­но ко­то­рой они струк­тур­но и ге­не­ти­че­ски свя­за­ны с на­ру­ше­ния­ми лич­но­сти, са­мо­соз­на­ния, с при­об­ре­тен­ным в ран­нем дет­ст­ве не­га­тив­ным опы­том меж­лич­но­ст­но­го взаи­мо­дей­ст­вия.

Без­ус­лов­но, ав­тор не пре­тен­ду­ет на пол­но­ту пси­хо­ло­ги­че­ско­го ос­ве­ще­ния столь слож­ной про­бле­мы. Ра­бо­ту мож­но на­звать лишь роб­кой по­пыт­кой «за­гля­нуть» в мир мыс­лей и ду­шев­ных пе­ре­жи­ва­ний тех, ко­го при­ро­да (судь­ба?) сде­ла­ла из­гоя­ми в со­вре­мен­ном об­ще­ст­ве, но они, не­смот­ря ни на что, пы­та­ют­ся жить пол­но­цен­ной жиз­нью и, как вся­кий че­ло­век, хо­тят лю­бить и быть лю­би­мы­ми.

РАЗ­ДЕЛ 1

ЛЮ­БОВЬ! ЛЮ­БОВЬ? ЛЮ­БОВЬ…


Ка­ж­дый че­ло­век соз­на­тель­но или не­осоз­нан­но стре­мит­ся к сча­стью. Свое пред­став­ле­ние о сча­ст­ли­вой жиз­ни ча­ще все­го он свя­зы­ва­ет с «боль­шой, на­стоя­щей, не­по­вто­ри­мой, веч­ной» лю­бо­вью, да­же не по­доз­ре­вая о том, что лю­бовь не мо­жет га­ран­ти­ро­вать сча­стья и имен­но стра­ст­ная лю­бовь мо­жет дос­та­вить мно­же­ст­во стра­да­ний и не­сча­стий. Тра­гич­ность люб­ви на­хо­дит свое наи­бо­лее пол­ное про­яв­ле­ние в ее ко­неч­но­сти: или уми­ра­ет лю­бовь, или уми­ра­ет лю­бя­щий. Но, да­же зная это, че­ло­век все рав­но стре­мит­ся пе­ре­жить это уди­ви­тель­ное и вме­сте с тем столь за­га­доч­ное чув­ст­во. Нет, по­жа­луй, в жиз­ни че­ло­ве­ка яв­ле­ния бо­лее ин­тим­но­го, зна­чи­мо­го и в то же вре­мя бо­лее за­га­доч­но­го, про­ти­во­ре­чи­во­го, чем лю­бовь. С од­ной сто­ро­ны, лю­бовь не счи­та­ет­ся ни с ка­ки­ми пре­гра­да­ми: ни с мо­раль­ны­ми пре­дос­те­ре­же­ния­ми, ни с юри­ди­че­ски­ми за­пре­та­ми, ни с со­ци­аль­ны­ми тра­ди­ция­ми. И она же ока­зы­ва­ет­ся в пла­не ду­хов­но­го воз­вы­ше­ния че­ло­ве­ка си­лой бо­лее мо­гу­чей, чем все при­выч­ные со­ци­аль­но-нрав­ст­вен­ные воз­дей­ст­вия. Са­ма раз­ру­ши­тель­ная си­ла люб­ви при­об­ре­та­ет со­зи­да­тель­ный ха­рак­тер: имен­но не­сча­ст­ная лю­бовь по­бу­ж­да­ет че­ло­ве­ка вы­пле­ски­вать боль сво­ей ду­ши в ге­ни­аль­ных тво­ре­ни­ях, ко­то­ры­ми в по­сле­дую­щем вос­хи­ща­ет­ся не од­но по­ко­ле­ние лю­дей. Лю­бовь свя­за­на с су­ще­ст­вен­ным из­ме­не­ни­ем все­го цен­но­ст­но­го соз­на­ния че­ло­ве­ка, яв­ля­ет­ся сво­его ро­да зер­ка­лом, свое­об­раз­но от­ра­жаю­щим реа­лии че­ло­ве­че­ско­го бы­тия. Что­бы по­нять лю­бовь, не­об­хо­ди­мо смот­реть на нее из­нут­ри, гла­за­ми лю­бя­ще­го че­ло­ве­ка. А этот взгляд все­гда субъ­ек­ти­вен, свя­зан с ин­ди­ви­ду­аль­ны­ми осо­бен­но­стя­ми кон­крет­ной че­ло­ве­че­ской лич­но­сти. Об этом очень тон­ко и до­воль­но точ­но ска­зал в свое вре­мя А.П. Че­хов: «До сих пор о люб­ви бы­ла ска­за­на толь­ко од­на не­ос­по­ри­мая прав­да, а имен­но, что «тай­на сия ве­ли­ка есть», все же ос­таль­ное, что пи­са­ли и го­во­ри­ли о люб­ви, бы­ло не ре­ше­ни­ем, а толь­ко по­ста­нов­кой во­про­сов, ко­то­рые так и ос­та­ва­лись не­раз­ре­ши­мы­ми».

По-раз­но­му на­зы­ва­ли и на­зы­ва­ют лю­бовь по­эты, ком­по­зи­то­ры, ху­дож­ни­ки и му­зы­кан­ты, пы­та­ясь сред­ст­ва­ми сво­его твор­че­ст­ва вы­ра­зить всю глу­би­ну и не­по­вто­ри­мость пе­ре­жи­ва­ния это­го чув­ст­ва. Вме­сте с тем име­ет смысл об­ра­тить­ся к на­уч­но­му оп­ре­де­ле­нию это­го по­ня­тия. «Лю­бовь — ин­тен­сив­ное, на­пря­жен­ное и от­но­си­тель­но ус­той­чи­вое чув­ст­во субъ­ек­та, фи­зио­ло­ги­че­ски обу­слов­лен­ное сек­су­аль­ны­ми по­треб­но­стя­ми и вы­ра­жаю­щее­ся в со­ци­аль­но фор­ми­руе­мом стрем­ле­нии быть свои­ми лич­но­ст­но-зна­чи­мы­ми чер­та­ми с мак­си­маль­ной пол­но­той пред­став­лен­ным в жиз­не­дея­тель­но­сти дру­го­го та­ким об­ра­зом, что­бы про­бу­ж­дать у не­го по­треб­ность в от­вет­ном чув­ст­ве той же ин­тен­сив­но­сти, на­пря­жен­но­сти и ус­той­чи­во­сти» [16; 198]. При этом под­чер­ки­ва­ет­ся, что чув­ст­во люб­ви име­ет глу­бо­ко ин­тим­ный ха­рак­тер и со­про­во­ж­да­ет­ся си­туа­тив­но воз­ни­каю­щи­ми и из­ме­няю­щи­ми­ся эмо­ция­ми при­вя­зан­но­сти, неж­но­сти, вос­тор­га, рев­но­сти и др., пе­ре­жи­вае­мы­ми в за­ви­си­мо­сти от ин­ди­ви­ду­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ских осо­бен­но­стей лич­но­сти. Вме­сте с тем сле­ду­ет за­ме­тить, что эмо­цио­наль­ная при­вя­зан­ность к лю­би­мо­му че­ло­ве­ку со­про­во­ж­да­ет чув­ст­во люб­ви все­гда, хо­тя сте­пень этой при­вя­зан­но­сти мо­жет быть раз­ной. Пси­хо­ло­ги вы­де­ля­ют и опи­сы­ва­ют три ос­нов­ных ти­па эмо­цио­наль­ной свя­зи с дру­гим че­ло­ве­ком. Спо­кой­ная при­вя­зан­ность под­ра­зу­ме­ва­ет рост уве­рен­но­сти в се­бе, чув­ст­ва соб­ст­вен­но­го дос­то­ин­ст­ва и удов­ле­тво­ре­ния от лю­бов­ных от­но­ше­ний с парт­не­ром. Оза­бо­чен­ная при­вя­зан­ность под­ра­зу­ме­ва­ет тре­вож­ное и ам­би­ва­лент­ное от­но­ше­ние к се­бе и парт­не­ру. В та­ких слу­ча­ях час­то речь идет о не­га­тив­ном вос­при­ятии се­бя и по­зи­тив­ном вос­при­ятии парт­не­ра. По­доб­ные лю­ди пол­но­стью за­ви­сят от пси­хо­ло­ги­че­ской под­держ­ки парт­не­ра. Парт­не­ры, для ко­то­рых ха­рак­те­рен пат­терн из­бе­га­ния, ста­ра­ют­ся из­бе­гать слиш­ком силь­ной эмо­цио­наль­ной при­вя­зан­но­сти, ко­то­рая де­ла­ет че­ло­ве­ка уяз­ви­мым для обид и стра­да­ний. Есть две раз­но­вид­но­сти это­го ти­па эмо­цио­наль­ной свя­зи. Не­ко­то­рые лю­ди пред­по­чи­та­ют от­стра­нен­ное из­бе­га­ние. В дан­ном слу­чае вос­при­ятие се­бя яв­ля­ет­ся бо­лее по­зи­тив­ным, чем вос­при­ятие парт­не­ра, ко­то­ро­го ин­ди­вид скло­нен иг­но­ри­ро­вать или не­до­оце­ни­вать. При тен­ден­ции к бо­яз­ли­во­му из­бе­га­нию вос­при­ятие се­бя и вос­при­ятие парт­не­ра в рав­ной сте­пе­ни не­га­тив­ны. Че­ло­век опа­са­ет­ся до­ве­ри­тель­ных от­но­ше­ний, по­доз­ре­ва­ет, что парт­нер за­бо­тит­ся о его чув­ст­вах го­раз­до мень­ше, чем он за­бо­тит­ся о чув­ст­вах парт­не­ра. Страх и соб­ст­вен­ни­че­ские чув­ст­ва мо­гут быть со­став­ны­ми эле­мен­та­ми лю­бов­ных от­но­ше­ний. Ка­ж­дый из нас же­ла­ет, что­бы лю­би­мый че­ло­век от­ве­чал ему вза­им­но­стью и лю­бил толь­ко его. Мы бо­им­ся по­лу­чить от­каз от лю­би­мо­го че­ло­ве­ка, а боль­ше все­го бо­им­ся по­те­рять его лю­бовь по чьей-то ви­не.

В со­от­вет­ст­вии с ин­ди­ви­ду­аль­ной при­ро­дой пе­ре­жи­ва­ния лю­бов­но­го чув­ст­ва и сте­пе­нью эмо­цио­наль­ной при­вя­зан­но­сти парт­не­ров друг к дру­гу пси­хо­ло­га­ми пред­ла­га­лись раз­лич­ные тео­рии и мо­де­ли люб­ви. Наи­бо­лее из­вест­ны­ми сре­ди них яв­ля­ет­ся «пес­си­ми­сти­че­ская» мо­дель люб­ви Л. Кас­ле­ра и оп­ти­ми­сти­че­ская мо­дель люб­ви А. Мас­лоу. Ав­тор пер­вой счи­тал, что су­ще­ст­ву­ют три ос­нов­ных при­чи­ны, за­став­ляю­щих од­но­го че­ло­ве­ка по­лю­бить дру­го­го. Во-пер­вых, это по­треб­ность в под­твер­жде­нии сво­их ус­та­но­вок и зна­ний о ми­ре: лю­би­мый че­ло­век слу­жит как бы ис­точ­ни­ком ва­ли­ди­за­ции. Во-вто­рых, толь­ко по люб­ви мож­но сво­бод­но и ре­гу­ляр­но удов­ле­тво­рять сек­су­аль­ную по­треб­ность, не ис­пы­ты­вая при этом чув­ст­ва сты­да. В-треть­их, лю­бовь, со­глас­но мне­нию Л. Кас­ле­ра, яв­ля­ет­ся кон­форм­ной ре­ак­ци­ей по от­но­ше­нию к нор­мам об­ще­ст­ва. В до­ка­за­тель­ст­во сво­их те­зи­сов он при­во­дит сле­дую­щее. Лю­бовь как эмо­ция не име­ет спе­ци­фи­че­ских, свой­ст­вен­ных толь­ко ей фи­зио­ло­ги­че­ских про­яв­ле­ний. Она пред­став­ля­ет со­бой сплав раз­лич­ных эмо­ций, сре­ди ко­то­рых до­ми­ни­рую­щую роль иг­ра­ет страх, в дан­ном слу­чае страх по­те­ри ис­точ­ни­ка удов­ле­тво­ре­ния сво­их по­треб­но­стей. Та­ким об­ра­зом, влюб­лен­ность в ко­го-то (т. е. по­сто­ян­ный страх по­те­рять его) де­ла­ет че­ло­ве­ка не­сво­бод­ным, за­ви­си­мым, тре­вож­ным, ме­ша­ет его лич­но­ст­но­му раз­ви­тию. Влюб­лен­ный че­ло­век от­но­сит­ся к объ­ек­ту сво­ей люб­ви край­не ам­би­ва­лент­но. Он од­но­вре­мен­но ис­пы­ты­ва­ет к не­му и по­зи­тив­ные чув­ст­ва, на­при­мер, бла­го­дар­ность как к ис­точ­ни­ку жиз­нен­но важ­ных благ (пре­ж­де все­го, пси­хо­ло­ги­че­ских) и не­га­тив­ных — не­на­ви­дит его как то­го, кто име­ет над ним власть и мо­жет в лю­бой мо­мент пре­кра­тить под­кре­п­ле­ние. Дей­ст­ви­тель­но сво­бод­ный че­ло­век, со­глас­но Л. Кас­ле­ру, это че­ло­век, не ис­пы­ты­ваю­щий люб­ви.

В пес­си­ми­сти­че­ской мо­де­ли люб­ви парт­не­ры не зна­ют друг дру­га, не стре­мят­ся уз­нать дей­ст­ви­тель­но­го ли­ца и скры­ва­ют его. Объ­ек­том люб­ви яв­ля­ет­ся, по су­ти де­ла, не сам че­ло­век, а не­кий об­раз, воз­ни­каю­щий в свя­зи с ним и от­ра­жаю­щий, по-ви­ди­мо­му, не столь­ко его ха­рак­те­ри­сти­ки, сколь­ко осо­бен­но­сти си­туа­ции.

Со­вер­ше­но про­ти­во­по­лож­ную точ­ку зре­ния на лю­бовь вы­ска­зы­ва­ет А. Мас­лоу. Он счи­та­ет, что лю­бовь пси­хи­че­ски здо­ро­во­го че­ло­ве­ка ха­рак­те­ри­зу­ет­ся, пре­ж­де все­го, сня­ти­ем тре­вож­но­сти, ощу­ще­ни­ем пол­ной безо­пас­но­сти и пси­хо­ло­ги­че­ско­го ком­фор­та. Удов­ле­тво­рен­ность пси­хо­ло­ги­че­ской и сек­су­аль­ной сто­ро­ной от­но­ше­ний у чле­нов па­ры с го­да­ми не толь­ко не умень­ша­ет­ся, а, на­обо­рот, еще боль­ше уве­ли­чи­ва­ет­ся. Уве­ли­че­ние сро­ка зна­ком­ст­ва свя­за­но с рос­том удов­ле­тво­рен­но­сти. Парт­не­ры ис­пы­ты­ва­ют по­сто­ян­ный и рас­ту­щий ин­те­рес друг к дру­гу, за­ин­те­ре­со­ван­ность в де­лах друг дру­га и т. д. Они очень хо­ро­шо зна­ют друг дру­га, в их от­но­ше­ни­ях прак­ти­че­ски нет эле­мен­тов идеа­ли­за­ции, ис­ка­же­ния меж­лич­но­ст­но­го вос­при­ятия, час­то свой­ст­вен­но­го ро­ман­ти­че­ской люб­ви, им уда­ет­ся со­че­тать трез­вую оцен­ку дру­го­го, осоз­на­ние его не­дос­тат­ков с пол­ным при­ня­ти­ем его та­ким, ка­кой он есть.

Ав­то­ры и сто­рон­ни­ки оп­ти­ми­сти­че­ско­го на­прав­ле­ния вы­де­ля­ют сле­дую­щие чер­ты «ис­тин­ной» люб­ви: зна­ние и ува­же­ние друг дру­га, за­бо­та, от­вет­ст­вен­ность, обес­пе­че­ние ус­ло­вий лич­но­ст­но­го рос­та для обо­их, сво­бо­да, не­за­ви­си­мость друг от дру­га, ис­крен­ность, иден­ти­фи­ка­ция друг с дру­гом и т. д.

Лю­бовь в оп­ти­ми­сти­че­ской мо­де­ли есть от­но­ше­ние глу­бо­ко лич­но­ст­ное, ори­ен­ти­ро­ван­ное не на си­туа­цию («об­стоя­тель­ст­ва»), а на ин­ва­ри­ант­ные свой­ст­ва уча­ст­ни­ков об­ще­ния, т. е. яв­ля­ет­ся в ка­ком-то смыс­ле пре­одо­ле­ни­ем си­туа­ции, су­ще­ст­ву­ет не бла­го­да­ря, а в не­ко­то­рых слу­ча­ях да­же во­пре­ки ей.

Ос­но­вой люб­ви, как из­вест­но, яв­ля­ет­ся бли­зость  не­отъ­ем­ле­мая часть ус­той­чи­вой, при­но­ся­щей удов­ле­тво­ре­ние эмо­цио­наль­ной свя­зи. Од­на­ко дос­тичь ус­пе­ха в близ­ких от­но­ше­ни­ях, оп­ре­де­ляе­мых как лю­бов­ные, очень слож­но. В этом пла­не не­со­мнен­ный ин­те­рес пред­став­ля­ет трех­ком­по­нент­ная тео­рия люб­ви Ро­бер­та Стерн­бер­га, ко­то­рый по­ла­га­ет, что лю­бовь име­ет три со­став­ляю­щих. Пер­вая — это ин­тим­ность, чув­ст­во бли­зо­сти, ко­то­рое про­яв­ля­ет­ся в лю­бов­ных от­но­ше­ни­ях. Хо­тя лю­бя­щие лю­ди чув­ст­ву­ют се­бя свя­зан­ны­ми друг с дру­гом, их бли­зость мо­жет иметь не­сколь­ко раз­лич­ных про­яв­ле­ний. Обыч­но нам хо­чет­ся сде­лать жизнь лю­би­мых лю­дей луч­ше. Мы ис­крен­не им сим­па­ти­зи­ру­ем и на­хо­дим­ся на вер­ху бла­жен­ст­ва, ко­гда они ря­дом с на­ми, мы рас­счи­ты­ва­ем, что они под­дер­жат нас в труд­ную ми­ну­ту, и ста­ра­ем­ся по­ка­зать им, что все­гда го­то­вы сде­лать то же са­мое. У лю­бя­щих лю­дей по­яв­ля­ют­ся об­щие ин­те­ре­сы и за­ня­тия, они де­лят­ся друг с дру­гом ве­ща­ми, мыс­ля­ми и чув­ст­ва­ми. Фак­ти­че­ски, об­щие ин­те­ре­сы и за­ня­тия мо­гут стать од­ним из ре­шаю­щих фак­то­ров в пре­вра­ще­нии от­но­ше­ний уха­жи­ва­ния в лю­бов­ные от­но­ше­ния.

Страсть — вто­рая со­став­ляю­щая люб­ви в тео­рии Р. Стерн­бер­га. Страсть от­но­сит­ся к та­ким ви­дам воз­бу­ж­де­ния, ко­то­рые при­во­дят к фи­зи­че­ско­му вле­че­нию и сек­су­аль­но­му по­ве­де­нию в от­но­ше­ни­ях. По­ло­вые по­треб­но­сти здесь важ­ны, но не яв­ля­ют­ся един­ст­вен­ным ви­дом на­ли­че­ст­вую­щих мо­ти­ва­ци­он­ных по­треб­но­стей. На­при­мер, по­треб­ность в са­мо­ува­же­нии, по­треб­ность при­над­ле­жать ко­му-то или по­треб­ность по­лу­чить под­держ­ку в труд­ную ми­ну­ту мо­гут так­же иг­рать свою роль. Ино­гда бли­зость вы­зы­ва­ет страсть; в дру­гих слу­ча­ях страсть пред­ше­ст­ву­ет бли­зо­сти. Бы­ва­ют и та­кие си­туа­ции, ко­гда страсть не со­про­во­ж­да­ет­ся бли­зо­стью, а бли­зость — стра­стью (на­при­мер, в от­но­ше­ни­ях сиб­лин­гов).

По­след­няя вер­ши­на тре­уголь­ни­ка люб­ви Р. Стерн­бер­га — ре­ше­ние/обя­за­тель­ст­во. Эта со­став­ляю­щая име­ет крат­ко­вре­мен­ный и дол­го­вре­мен­ный ас­пек­ты. Крат­ко­вре­мен­ный ас­пект от­ра­жа­ет­ся в ре­ше­нии о том, что кон­крет­ный че­ло­век лю­бит дру­го­го. Дол­го­вре­мен­ный ас­пект — обя­за­тель­ст­во со­хра­нять эту лю­бовь. Связь со­став­ляю­щей «ре­ше­ние/обя­за­тель­ст­во» с дру­ги­ми ви­да­ми люб­ви мо­жет иметь раз­лич­ный ха­рак­тер. Что­бы про­де­мон­ст­ри­ро­вать воз­мож­ность ком­би­на­ции, Р. Стерн­берг раз­ра­бо­тал сис­те­ма­ти­ку лю­бов­ных от­но­ше­ний.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации