Броневицкий Г.Г., Ладнов С.Н. Психопедагогика командира корабельного подразделения - файл n1.doc

Броневицкий Г.Г., Ладнов С.Н. Психопедагогика командира корабельного подразделения
скачать (4250.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc4251kb.02.11.2012 20:46скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28


ВОЕННО-МОРСКОЙ ИНЖЕНЕРНЫЙ ИНСТИТУТ

Г. Г. Броневицкий, С. Н. Ладнов

ПСИХОПЕДАГОГИКА

КОМАНДИРА

КОРАБЕЛЬНОГО

ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ



САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

2006

ВОЕННО-МОРСКОЙ ИНЖЕНЕРНЫЙ ИНСТИТУТ


Г. Г. Броневицкий, С. Н. Ладнов

ПСИХОПЕДАГОГИКА

КОМАНДИРА

КОРАБЕЛЬНОГО

ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ


Под редакцией Г. А. Броневицкого


Допущено

УМО ВУС ВМФ в качестве учебника по дисциплине

«Психология и педагогика» для студентов высших учебных заведений,

обучающихся по программам подготовки офицеров запаса ВМФ

гуманитарного направления, и курсантов высших

военно-морских учебных заведений
САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

2006

УДК 355.133.4(075) + 355.235.12(075)

ББК Ю942я7

Б88

Рецензенты: кафедра гуманитарных и социально-экономи­че­ских дисциплин Санкт-Петербургского военно-морского института – начальник кафедры кандидат философских наук, доцент А. А. Гоголкин; доктор психологических наук, профессор В. А. Гу­бин; доктор культурологии, профессор В. М. Доброштан.
Броневицкий Г. Г., Ладнов С. Н. Психопедагогика командира ко­рабельного подразделения / Под ред. Г. А. Броневицкого. – СПб.: ВМИИ, 2006.


В настоящем учебнике на основе анализа учебно-вос­пи­тательного процесса в высших военно-морских учебных заведениях и опыта воспитательной работы, накопленного на кораблях Военно-Морского Флота, а также общих положений военно-морской психологии и педагогики обосновывается интегративное научное направление о теоретических основах обучения и воспитания курсантов, формирования у них личностных качеств, умений и навыков, необходимых для обучения и воспитания подчиненных. Раскрываются психолого-педагогические основы дея­тельности командира корабельного подразделения как коман­дира-единоначальника и педагога-воспитателя.

Учебник предназначен для студентов и курсантов высших учебных заведений при изучении курса военной психологии и педагогики, а также для командиров корабельных подразделений.


© Г. Г. Броневицкий, С. Н. Ладнов, 2006




Введение



История общественного развития свидетельствует, что ни один вид деятельности людей не зависит так сильно от человеческого фактора, как воинская служба. Конечно, и в гражданских условиях может быть немало опасных для жизни человека ситуаций, особенно в периоды общественной нестабильности, нравственной деградации и разгула преступности. Но только у военнослужащего официальной целью деятельности является физическое уничтожение противника. Даже в мирное время эта цель обуславливает всю систему подготовки воина на случай войны. Поэтому ее влияние на психику человека намного сильнее, чем в обычной жизни.

Кроме того, в деятельности военнослужащего огромное значение имеют не только отрицательные условия боевой обстановки, характеризуемые его ответным стрессовым состоянием, но и положительные воздействия, способствующие усилению боевого духа, мобилизующие волю, чувства, сознание, внутренние резервы организма на решительные и смелые действия. Но для такой мобилизации нужны определенные психологические предпосылки. А если учесть, что современная воинская служба мало чем отличается от боевой обстановки (постоянные учения, походы, боевое дежурство), то становится понятным решающее значение человеческого фактора в армии и на флоте. Известно, к примеру, что морские летчики наибольший стресс испытывают не в период непосредственного боевого контакта, а при посадке на авианосец.

Следует также учитывать, что действия воина в условиях постоянного стресса формируют у него определенный личностный динамический стереотип, базирующийся на отработанных до автоматизма умениях, навыках, профессиональных реакциях, привычках. Другими словами, человек как бы привыкает к жизни в боевой (стрессовой) ситуации, приспосабливается к ней, что, в свою очередь, может иметь трагические последствия.

Такое «привыкание» к опасностям может проявляться в пренебрежении к ним, в недооценке окружающей обстановки, в элементарных упущениях, в утрате способности реально оценивать поступающую информацию и принимать адекватные решения на свои действия. Подчеркивая психологический эффект такого «при­выкания к стрессу», академик А. Н. Крылов писал: «…часто истинная причина аварий лежала не в действиях неотвратимых и непреодолимых сил природы, не в „неизбежных случайностях на море“, а в непонимании основных свойств и качеств корабля, несоблюдении правил службы и самых простых мер предосторожности, непонимании опасности, в которую корабль ставится, в небрежности, неосторожности, отсутствии предусмотрительности и тому подобных отрицательных качествах личного состава» [39, с. 372].

Именно этим объясняется то, что количество аварий и аварийных происшествий в боевой обстановке и в условиях обычной повседневной службы фактически одинаково. При этом установлено, что и в том и в другом случае 90% из них происходит по вине личного состава, а не по техническим и сугубо боевым причинам.

Особое значение имеет учет человеческого фактора в современных сложнейших боевых системах: на кораблях, самолетах, ракетных установках и т. п. На корабле, к примеру, неправильные действия любого, даже рядового специалиста, могут иметь трагические последствия для всего экипажа.

Каждый корабельный офицер имеет подчиненных, которых он должен готовить к бою и руководить ими в бою. Даже если у него нет непосредственных подчиненных (а таких должностей на ко­раблях единицы), во время ходовой вахты ему подчиняются все, несущие вахту на его боевом посту. Поэтому первое, с чем сталки­вается выпускник училища по прибытии на корабль, это не техни­ка, находящаяся в его заведовании, а матросы и старшины подраз­деления, которых он должен обучать и воспитывать. К со­жалению, многие офицеры не всегда умеют, а зачастую и не хотят заниматься воспитательной работой. Да и как, к примеру, действовать молодому лейтенанту, если в его подразделении служит мичман, который пришел на флот тогда, когда его ны­нешний потенциальный воспитатель еще только заканчивал школу? Хорошо, если это опытный и добросовестный человек, а если нет?

В любом случае успех корабельного офицера во многом зависит от педагогической составляющей его деятельности. Еще в конце XIX в. Степан Осипович Макаров, понимая необходимость знания во­енно-морским офицером психологии и педагогики, включил их в спи­сок военно-морских наук (рис. 1). Он писал: «Нет общих мерок для всех и каждого: прежде всего, необходимо изучить способности и индивидуальность своего подчинен­ного, а уже после этого провести работу с ним» [47, с. 47].

К
Рис. 1. Систематизация
военно-морских наук
по С. О. Макарову
омандуя подчиненными, офи­цер ежедневно сталкивается с необходимостью решения практических задач по управлению их действиями при обслуживании оружия и техники, обеспечении живучести корабля, выполнении приказов и распоряжений. При этом его

командирская состоятельность во многом зависит от знания психических особенностей подчиненных и своих педагогических навыков и умений, при помощи которых он воздействует на их сознание и волю, стремления и мотивы в целях достижения максимального результата своей воспитательной и управленческой деятельности.

Нет сомнения, офицер может действовать и по наитию, опираясь на свой житейский опыт. Но эти знания основываются на собственном опыте и привязаны к конкретным ситуациям, поэтому они опираются лишь на интуицию. Следовательно, решения офицера ограничены в материалах для анализа и отличаются слабыми представлениями об особенностях функционирования конкретных психических феноменов. Поэтому многие флотские офицеры решают практические задачи на основе чисто эмпирического знания. Конечно, такой подход позволяет найти правильное решение поставленной задачи. Но, во-первых, это решение далеко не всегда оказывается наилучшим, а во-вторых, оно приемлемо лишь для ситуаций, более или менее похожих друг на друга.

Между тем в системе современного научного знания на проблемах Человека смыкаются интересы фундаментальных общественных, естественных и, частично, технических наук. Причем значение класса проблем, связанных с человеком, с развитием науки в целом постоянно возрастает. Важнейшую роль в решении этого комплекса вопросов занимает психология. Это происходит потому, что при изучении любой проблемы или отдельного ее аспекта, касающегося человека, исследователь, так или иначе, приходит к необходимости анализа явлений, связанных с психикой.

Потребность психологических знаний для корабельного офицера объясняется тем, что он в первую очередь имеет дело с людьми. Поэтому ему необходимо понимать, каковы желания и возможности подчиненных, мотивы их поведения, ориентироваться в особенностях личности каждого моряка, его внутренней предрасположенности, эмоционально-волевой устойчивости, моральных установок, ценностной ориентированности, темперамента, характера, памяти, мышления. Без таких знаний при управлении деятельностью корабельного коллектива и отдельных моряков офицер будет действовать вслепую, методом проб и ошибок, на которые в сложных условиях корабельной службы он просто не имеет права и которые могут привести к трагическим последствиям. Не менее важно знать свои собственные достоинства и недостатки, особенности своей личности, понимать состояние собственной души и постоянно самосовершенствоваться.

Современные условия корабельной службы требуют от офицера не только личной смелости, решительности, высокого самообладания, но и умения командовать, управлять подчиненными, воздействовать на них приказом, советом, наставлением, личным при­мером. Для этого он должен правильно воспринимать и оценивать реальную обстановку в коллективе подразделения, разбираться в особенностях общих установок и мнений, настроений и чувств. Именно этим задачам и соответствует система психологических знаний.

Но не меньшую потребность офицер ВМФ испытывает и в педагогике. Это становится ясным, если рассмотреть основные категории педагогики – развитие, воспитание, образование, обучение. Подготовка моряка к бою возможна только через его воспитание и обучение – иного пути просто не существует. Личность военного моряка развивается в процессе его обучения и воспитания.

Если предметом психологии является изучение психики человека и психологии коллектива, то предметом педагогики служит воспитание в его интегральном и дифференцированном понимании. Причем объектом психологии и педагогики является личность. На этом основывается связь этих двух наук. Действительно, если педагог не опирается в своей деятельности на знания законов психического развития, то его действия превращаются в простой набор апробированных в стандартных ситуациях педагогических приемов. Но человек-то существо отнюдь не стандартное!

Именно на основе закономерностей психического развития вырабатываются цели, содержание, методы обучения и воспитания специалиста ВМФ, критерии оценки эффективности этого процесса, решаются вопросы профессиональной ориентации военного моряка. Чему и как учить? Как за краткий срок подготовить хорошего специалиста? Сколько времени уйдет на воспитание настоящего профессионала? Как из психически неокрепшего юноши воспитать преданного своей Родине, надежного, профессионального защитника? Ответить на эти вопросы лишь на основе житейских представлений о возможностях и резервах психического развития человека данной возрастной группы, конечно, можно. Но чаще всего этот ответ будет не полным и поверхностным. В результате процесс обучения не всегда результативен. Часто такое обучение сдерживает умственное развитие моряка или, в лучшем случае, приводит к его перегрузке.

Наиболее остро потребность в психологии возникает у офицера при воспитании подчиненных. А если учесть, что на корабль приходит взрослый человек, уже достаточно сформировавшийся как личность, тогда речь может идти только о перевоспитании. Но перевоспитание неизбежно связано с преодолением усвоенных и прочно утвердившихся в сознании взглядах, мнениях и оценках, жизненных установках и привычках, которые часто не только не соответствуют новым нормам и правилам поведения, но часто противоречат им. В этом случае их преодоление связано с огромными внутренними усилиями, с необходимостью сознательного отказа от них, с ломкой сложившегося стереотипа. Формирование личности воина предполагает знание закономерностей этого процесса: направленности, мировоззрения, способностей и потребностей, самостоятельности мышления. Поэтому наряду с психологией личности и коллектива офицеру полезно знание педагогической и возрастной психологии.


Если рассмотреть деятельность корабельного офицера с точки зрения важности для него психологических и педагогических знаний, получится следующая картина (рис. 2).



Опираясь на фундаментальные положения психологии личности и воинского коллектива, командир подразделения обучает и воспитывает подчиненных, формируя личность профессионального вои­на. В процессе выполнения учебных и боевых задач в море он воздействует на психику подчиненных, на их восприятие, мышление, принятие решений на свои действия и поступки, одновременно продолжая учебно-воспитательный процесс. Особенно ярко это проявляется в стрессовых ситуациях – в бою и при борьбе за живучесть. Неумелое руководство чаще всего является результатом слабого знания психологических основ своей руководящей деятель­ности.

В службе корабельного офицера особенно трудно по сравнению с другими видами человеческой деятельности разделить, где он использует психологические знания, умения и навыки, а где педагогические. Это объясняется тем, что корабль можно сравнить с живым существом. Если у человека прекратится функционирование жизненно важного органа, он умирает. То же самое происходит и с кораблем. Если с корабля по какой-то причине уйдут все люди, он умрет и восстановить его зачастую не менее сложно, чем оживить человека в реанимационном отделении больницы. Корабль живет, болеет и умирает. И вместе с ним, как неотъемлемая часть его организма, живет корабельный коллектив. Если коллектив болен, заболеет и может умереть самый современный и совершенный корабль (такие случаи в истории военно-морских флотов случались неоднократно). Поэтому два процесса – учебно-вос­пи­та­тельный и управленческо-психологический – у любого офицера идут непрерывно и параллельно, подкрепляя и поддерживая друг друга.

Именно поэтому в деятельности корабельного офицера неразрывно присутствует психолого-педагогическая составляющая. Командуя личным составом в бою или на общекорабельных мероприятиях, проводя занятия по специальности и неся дежурно-вахтенную службу, – везде и всегда на корабле офицер в процессе своей руководящей деятельности направляет действия подчиненных на решение поставленных перед подразделением задач. И, зачастую не осознавая, воспитывает и обучает их, управляет их психическими состояниями, т. е. действует одновременно и как командир-единоначальник, и как педагог, и как психолог. Этот термин впервые использовал Э. Стоунс в книге «Психопедагогика», определивший, что «...психопедагогика есть применение тео­ретических принципов психологии к практике обучения» [74, с. 21]. Применительно к корабельной службе его можно сформулировать следующим образом: психопедагогика – это применение теории и практики психологии и педагогики в воспитании и обучении личного состава кораблей, управлении им в повседневной жизни и
в бою.

Результатом этого процесса является боевая готовность моряка (рис. 3). С точки зрения психологии, это психическое состояние, объединяющее психические процессы – эмоциональные, волевые, мотивационные – и проявляющееся в его духовности. Высокая степень готовности к бою характеризуется повышенной активностью человека, способствующей преодолению трудностей.


Непосредственная готовность


Активные
положительные психические состояния

Пассивные
психические состояния



Повышенная
готовность





Боевая
готовность



Активные
отрицательные психические состояния


Пассивные
отрицательные психические
состояния


Пониженная
готовность



Неготовность





Реактивные и невротические состояния

Рис. 3. Уровни боевой готовности личности и их зависимость

от других психических состояний
Такая боеготовность отличается совокупностью морально-пси­хологических качеств, которые позволяют человеку в любой момент времени выполнить возложенные на него функции. На флоте это состояние имеет одну существенную особенность – боевая готовность мирного и военного времени не имеет существенных отличий. Это объясняется тем, что боевая служба корабля первой линии, особенно подводной лодки, в мирный период протекает
так же, как и в период боевых действий, за исключением фактического применения оружия.

Наиболее высоким уровнем боевой готовности моряка является непосредственная готовность к действию в данный момент. Она очень динамична, переменчива и связана с активными в настоящий момент времени процессами и состояниями, выражающими степень физической и морально-психологической мобилизованности личности. Более постоянной и длительной является повышенная готовность. У опытного моряка она объединяет все устойчивые психологические компоненты (свойства, качества, убеждения, знания, навыки, умения, привычки и т. п.), т. е. выражается в высокой степени развития таких качеств личности и психических процессов, как чувствительность, наблюдательность, внимание, память, представления, воображение, мышление.

Кроме личностных черт и свойств на состояние боевой готовности оказывают существенное влияние такие факторы, как внутренний настрой моряка на предстоящую деятельность; понимание своего места в решении задач, стоящих перед экипажем; осознание ответственности перед коллективом и т. п. Если офицер не понимает их значение для формирования у подчиненных готовности к бою или не умеет влиять на них нужным образом, то у подчиненных может сформироваться пониженная готовность. Кроме того, это может стать причиной так называемой иллюзорной готовности (псевдоготовности), при которой человек считает, что он готов к действиям, но после начала их становится ясно, что он был недостаточно готов к ним.

С точки зрения педагогики, состояние боевой готовности представляет собой сплав зрелого мировоззрения, необходимых военному моряку качеств личности, знаний, умений и навыков, позволяющий ему действовать в бою на высоком профессиональном уровне.

Процесс подготовки моряка к бою занимает длительное время. Для повышения его эффективности офицер должен разумно сочетать методы психологии и педагогики (рис. 4). Сначала, после прибытия новичка в подразделение, изучив документы и в личной беседе, он знакомится с новым членом экипажа, делает вывод о степени развитости психических процессов и качеств личности. При необходимости для более глубокого ознакомления с основными личностными особенностями можно с помощью корабельного психолога использовать общедоступные методики тестирования. Параллельно на материальной части заведования проверяется его профессиональная подготовка, наличие и уровень знаний, умений и навыков профессиональной деятельности. На основании сделанных выводов составляется индивидуальная программа под­готовки воина.


Боевая

готовность

Тестирование, наблюдение

Выполнение
нормативов,
наблюдение







Боевое
мастерство

Коррекция


Коррекция










Программа подготовки





Рис. 4. Процесс психопедагогики
Затем начинается формирование его боевой готовности, непосредственная отработка на корабле. Этот процесс имеет четко определенные этапы: сдача зачетов на допуск к самостоятельному обслуживанию своего заведования и несению вахты; экзамены на классность. В процессе подготовки моряка офицер осуществляет наблюдение за его профессиональной и служебной деятельностью. А в конце каждого этапа он может с помощью психолога воспользоваться психодиагностическими методиками для определения сте­пени сформированности качеств личности подчиненного, уровня развития его психических процессов. Одновременно при проведении учений, в процессе выполнения моряком своих служебных обязанностей проверяется его профессионализм. На основе этого корректируется программа подготовки. Наиболее зримо успешность деятельности офицера по формированию высокой степени боевой готовности подчиненных выражается в ее наиболее важном компоненте – боевом мастерстве, таком уровне профессиональной подготовленности моряка, расчета, экипажа, который позволяет им наилучшим образом использовать оружие, силы и средства для достижения победы над врагом в боевой обстановке [15, с. 46].

Проверяется результат этой работы при решении кораблем задач боевой службы в длительных плаваниях или в бою. Это наиболее сложный и ответственный период деятельности офицера. Зная личностные качества и степень подготовленности своих подчиненных, офицер, выполняя свои непосредственные профессиональные обязанности, руководит деятельностью подчиненных.

Таким образом, психопедагогика в деятельности корабельного офицера определяется как психолого-педагогический процесс подготовки подчиненных к бою и управления ими в бою и в сложных ситуациях.

Основной недостаток этой работы заключается в том, что нередко нарушается последовательность боевой подготовки на корабле. Это выражается в низкой организации учебно-воспита­тель­ного процесса, главным образом из-за недостаточной подготовлен­ности офицера к воспитательной работе с подчиненными. Между тем, подготовка самого офицера начинается с первого дня обучения в вузе.

В идеальном случае выпускник Военно-морского института обладает значительной фундаментальной подготовкой по многим отраслям науки и техники, необходимым корабельному офицеру. У него сформированы соответствующая направленность личности, необходимые военному моряку черты характера, желание и умение самостоятельно пополнять необходимый запас знаний, умений и навыков. Но когда он попадает на корабль, оказывается, что молодой офицер зачастую не подготовлен к работе с личным составом подразделения, хотя его теоретические знания достаточны. Причина этого видится в подходе к изучению военно-морской психологии и педагогики. В целом его можно свести к требованию: хорошо знать учебный материал и уметь его хорошо излагать. При таком подходе глубокая фундаментальная подготовка выпускников не компенсирует их неумения ориентироваться в стандартных ситуациях учебно-воспитательного процесса военнослужащих. В результате, несмотря на имеющийся богатый опыт боевой подготовки личного состава флота, офицер зачастую повторяет многочисленные ошибки предшественников.

Между тем, основное требование к подготовке военного моря­ка – учить тому, что необходимо на войне, сформулированное еще С. О. Макаровым, в своей основе опирается на глубокое изучение фундаментальных основ предмета и выработку умений, навыков самостоятельной работы. Только такая подготовка позволит выпускнику института избежать многих ошибок при обучении и воспитании подчиненных.

При изучении военно-морской педагогики основной упор практически делается на изучение частных методик проведения занятий и тренировок по специальности и основы дидактики, читаемые вместе с общими вопросами этих методик, практически образуют дидактику предмета. Но при этом из огромного объема дидактики отбираются только те вопросы, которые продуктивно используются в виде рекомендаций, связанных с отбором учебного материала, организацией занятия – т. е. практическими действиями офицера при проведении специальной подготовки. В силу отсутствия у курсанта личного педагогического опыта их восприятие дидактики в этом случае может быть только догматическим, формальным. И это после выпуска переносится на учебно-вос­пи­та­тельный процесс подразделения.

Выход из создавшегося положения давно известен – усвоение учебной информации, в том числе и методической, происходит только в процессе применения ее на практике. Практические, семинарские занятия по методике боевой подготовки должны побуждать курсантов чаще обращаться к дидактическому и психологическому инструментарию и вырабатывать у них умение оперировать им при решении конкретных методических задач. Если в ходе практики обращать особое внимание на выработку педагогических умений, можно ожидать формирование навыков нестандартного подхода к решению задач обучения и воспитания личного состава.

Практически речь идет о формировании и у офицера, и у подчиненного способности быть субъектом своего развития в системе «воспитатель–воспитуемый». Эта система, имея развивающий характер, кроме традиционного субъект-объектного, должна иметь и субъект-субъектный тип взаимодействия, т. е. каждый из участников должен стать условием и средством развития другого. Поэтому у офицера в процессе его обучения необходимо сформировать рефлексивное отношение к самому себе – предметное содержание (что я делаю), способы деятельности (как я делаю) и ценностные ориентации личности (для чего я делаю).




  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации