Шпоры по культурологии - файл Ru-Zap-9-16_hist20.doc

Шпоры по культурологии
скачать (1408.4 kb.)
Доступные файлы (89):
Ru-Zap-9-16_hist20.doc171kb.20.03.2004 08:20скачать
n3.ion
n4.doc51kb.18.06.2001 12:53скачать
n5.doc243kb.19.12.2001 18:05скачать
n6.doc126kb.22.05.2003 20:48скачать
n7.doc21kb.22.05.2003 19:41скачать
n8.doc24kb.13.08.2008 18:15скачать
n9.rar
n13.html35kb.13.08.2008 18:15скачать
n14.html10kb.13.08.2008 18:15скачать
n15.htm35kb.13.08.2008 18:15скачать
n16.htm44kb.13.08.2008 18:15скачать
n17.htm44kb.13.08.2008 18:15скачать
n18.html46kb.13.08.2008 18:15скачать
!E.html24kb.13.08.2008 18:15скачать
statia_4931.html15kb.13.08.2008 18:16скачать
n23.htm27kb.13.08.2008 18:16скачать
001641.shtml.html28kb.13.08.2008 18:16скачать
n25.htm17kb.13.08.2008 18:16скачать
n26.html26kb.13.08.2008 18:16скачать
n27.html11kb.13.08.2008 18:16скачать
n29.doc21kb.13.08.2008 18:16скачать
n31.htm63kb.13.08.2008 18:16скачать
n32.htm11kb.13.08.2008 18:16скачать
n33.htm16kb.13.08.2008 18:16скачать
5ballov-10907.rtf91kb.27.08.2008 19:25скачать
n35.html22kb.13.08.2008 18:16скачать
n36.htm13kb.13.08.2008 18:16скачать
n37.html24kb.13.08.2008 18:16скачать
5-16-001916-2.rtf178kb.31.08.2008 00:46скачать
obryasch_8.shtml.html21kb.13.08.2008 18:16скачать
n40.htm20kb.13.08.2008 18:16скачать
id.27044_1.html42kb.13.08.2008 18:16скачать
n42.htm28kb.13.08.2008 18:16скачать
n44.htm30kb.13.08.2008 18:16скачать
n45.html47kb.13.08.2008 18:16скачать
n46.htm19kb.13.08.2008 18:16скачать
n47.html20kb.13.08.2008 18:16скачать
n49.html38kb.13.08.2008 18:16скачать
n50.html37kb.13.08.2008 18:17скачать
n51.
n52.htm48kb.13.08.2008 18:17скачать
n53.htm13kb.13.08.2008 18:17скачать
n54.htm18kb.13.08.2008 18:17скачать
n55.htm23kb.13.08.2008 18:17скачать
n56.htm13kb.13.08.2008 18:17скачать
n59.doc75kb.31.08.2008 00:58скачать
n60.doc26kb.13.08.2008 18:17скачать
n61.doc30kb.13.08.2008 18:17скачать
n62.doc30kb.13.08.2008 18:17скачать
n63.doc27kb.13.08.2008 18:17скачать
n64.doc24kb.13.08.2008 18:17скачать
n65.doc31kb.13.08.2008 18:17скачать
n66.doc25kb.13.08.2008 18:17скачать
n67.doc25kb.13.08.2008 18:17скачать
n68.doc29kb.13.08.2008 18:19скачать
n69.doc26kb.13.08.2008 18:17скачать
n70.doc29kb.13.08.2008 18:17скачать
n71.doc28kb.13.08.2008 18:18скачать
n72.doc33kb.13.08.2008 18:18скачать
n73.doc28kb.13.08.2008 18:18скачать
n74.doc29kb.13.08.2008 18:18скачать
n75.doc26kb.13.08.2008 18:18скачать
n76.doc24kb.13.08.2008 18:18скачать
!E.html24kb.13.08.2008 18:18скачать
n80.ion
n81.doc51kb.13.08.2008 18:18скачать
statia_4931.html15kb.13.08.2008 20:49скачать
n83.htm27kb.13.08.2008 20:49скачать
001641.shtml.html28kb.13.08.2008 21:22скачать
n85.htm17kb.13.08.2008 22:18скачать
n86.html26kb.13.08.2008 19:20скачать
n87.html11kb.13.08.2008 19:28скачать
n89.doc21kb.13.08.2008 22:46скачать
n91.htm63kb.13.08.2008 19:28скачать
n92.htm11kb.13.08.2008 20:21скачать
n93.htm16kb.13.08.2008 21:25скачать
5ballov-10907.rtf91kb.28.08.2008 17:33скачать
n95.html22kb.13.08.2008 21:51скачать
n96.htm13kb.13.08.2008 22:01скачать
n97.html24kb.13.08.2008 20:54скачать
obryasch_8.shtml.html21kb.13.08.2008 22:51скачать
n99.htm20kb.13.08.2008 19:48скачать
id.27044_1.html42kb.13.08.2008 21:52скачать
n101.html47kb.13.08.2008 19:07скачать
n102.htm19kb.13.08.2008 19:27скачать
n103.html20kb.13.08.2008 22:06скачать
n105.html38kb.13.08.2008 22:49скачать
n106.html37kb.13.08.2008 19:08скачать

Ru-Zap-9-16_hist20.doc



МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


КАЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ


НАБЕРЕЖНОЧЕЛНИНСКИЙ ФИЛИАЛ


кафедра истории и социально-политических дисциплин


ВЗАИМООТНОШЕНИЯ РУССКОГО ГОСУДАРСТВА И ЗАПАДА


В IX-XVI ВЕКАХ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ XX ВЕКА

КУРСОВАЯ РАБОТА


студента 006 группы исторического факультета

Саитова Ильдара Гербертовича
Научный руководитель: преподаватель кафедры

Муллин Айрат Адгамбикович

Набережные Челны – 2004 г.

ОГЛАВЛЕНИЕ


Введение ……………………………………………………………………...

3

Глава I. Взаимоотношения Русского государства и Запада в IX-XIII веках …………………………………………………………………………….

8

§ 1. Древняя Русь и наследие Византии ……………………………………

8

§ 2. Удельная Русь и влияние степи ………………………………………..

12

Глава II. Взаимоотношения Русского государства и Запада в XIV-XVI веках …………………………………………………………………………..

15

§ 1. Московская Русь ………………………………………………………...

15

§ 2. Эпоха Ивана Грозного и его преемников ……………………………..

24

Заключение …………………………………………………………………..

29

Список использованных источников и литературы ………………………

31

ВВЕДЕНИЕ
На определенных этапах развития исторической мысли, науки наступает необходимость просмотра и охвата историческим взглядом, естественно под определенным аспектным углом зрения, работ и трудов ученых-историков – призадуматься над тем, а что интересного, познавательного, поучительного сможем найти в произведениях. Речь в данном случае идет об историческом синтезе идей и взглядов, результатом которого явится нечто универсальное, идеальное, златосерединное образование, отражающее момент развития общества через субъективную призму автора курсовой работы. Как утверждается – все лучшее и сразу.

Подобные оценки позволят индивидууму обрести себя в многогранном современном социуме, способствуют закреплению исторической памяти народа, да и в целом историческое мышление подразумевает не только аналитическую работу с фактами, а еще умение выстраивать причинно-следственные связи, что невозможно без синтетического обобщения аналитического исторического материала. Таким образом, тема о взаимоотношениях Русского государства и Запада IX-XVI веках в отечественной историографии XX века есть не что иное, как синтез накопленного за столетие аналитического материала.

Более 70 лет историческая мысль разрабатывалась советскими историками, которые в силу известных причин всегда, по крайней мере, официально стояли на страже государственных интересов, их задача сводилась к формированию коммунистического мировоззрения через патриотизм во взаимоотношениях с Западом. И все то, что умаляло достоинства красноимперских чувств нации не подлежало обсуждению. Лишь в 90-е годы стали появляться новые концепции исторического развития, которые выступили альтернативой формационно-патриотическому подходу – это цивилизационный. Здесь история цивилизации представлена как всеобщий и всеобъемлющий общемировой процесс органического роста. Историю России многие справедливо рассматривают как интегральную часть европей­ской истории, ведь мировое сообщество – это единый организ­м, подчиненный универсальным законам.

Лидерство Запада и очевидные неудачи стран, идущих по пути догоняющей модернизации, показали, что идеи всемирного органического развития недоста­точны для объяснения сути мировой истории. Уже в XIX веке Соловьев начал делить государства и общества на «передовые» и «отста­лые». Разумеется и то, что многие через анализ прошлого пытались найти ответы на причины отсталости России, и наша задача как раз и состоит в том, чтобы найти ответы в трудах ученых XX века.

Для примера, Соловьев определил отличие Восточной Европы от Западной гениально просто… Первое отличие: Западная Евро­па — каменная, Восточная — деревянная. Камень разделил Западную Европу на многие государства, разграничил многие народности. «В камне свили свои гнезда западные мужи и оттуда владели мужиками, камень давал им независимость; но скоро и мужики огораживаются камнем и приобретают свободу, самостоятельность… На великой Восточной равнине нет камня, все ровно, нет разнообразия народностей, и потому одно небывалое по величине государство... Построить новый дом ничего не стоит по дешевизне материала, отсюда с такой легкостью старинный русский человек покидал свой дом, …уходил от татарина, от литвы, уходил от тяжкой подати, от дурного воеводы или подьячего; брести розно было не по чем, ибо везде можно было найти одно и то же, везде Русью пахло. Отсюда привычка к расходке в народонаселении и отсюда стремление прави­тельства ловить, усаживать и прикреплять»1.

На огромной равнине между Балтикой и Черным морем жили племена самых разных этнических и языковых характе­ристик: славяне, угро-финны, германский элемент, периодически вторгались кочевники степи. В сугубо земледельческом обществе со слабым разделением труда, в тяжелых климатических услови­ях рождалась трагическая апатия к жизни и Богу. Зарождалось и понимание того, что в одиночку земную юдоль не одолеешь. Зрел и становился национальной чертой коллективизм в противовес западному индивидуалисту. «Тяжкие природно-климатические условия заставляли российского крестья­нина в течение долгих столетий дорожить общиной как нормой социальной организации»2.

Способ, каким христианство было привнесено на Русь, также стал одним из источников разобщения западноевропей­ского и восточноевропейского регионов. В Восточной Европе Библию перевели с греческого на славянский язык, а христиа­не на Западе внимали непонятной латыни. С этим фактом связано многое. С одной стороны, евангельские истины бы­стрее доходили на родном языке, и в немалой степени имен­но этим объясняется быстрота распространения христианства на огромном бездорожном пространстве, где только слово служило средством общения. Но с другой стороны, отсутствие необходимости для просвещенных людей Руси знать греческий язык отрезало их от многоцветного и мудрого эллинского мира.

По мнению Г.П. Федотова, «…Тысячелетний умственный сон не прошел даром. Отрекшись от классической традиции, мы не могли выработать своей, и на исходе веков — в крайней нужде и по старой лености — должны были хватать, красть где и что попало…»3.

Как видим, отличия России от Запада столь существенны, сколь сложны и взаимоотношения. Таким образом, настало время сформулировать цель настоящего исследования, которая видится в том, чтобы обобщить тот опыт, материал накопленный за XX век отечественными учеными в своих трудах по проблеме взаимоотношений Русского государства и Запада в IX-XVI веках. Цель довольно грандиозная, ведь в XX-м столетии вышли многочисленные исторические публикации, с наиболее важными из них сейчас и познакомимся.

Историографический обзор начнем с источников: Д. С. Лихачев подготовил текст и перевод важного документа по истории Древнерусского государства «Повесть временных лет», а Сухман М. М. составил сборник записок «Иностранцев о Древней Москве. Москва XV-XVII веков». Сказать в целом, исследования можно классифицировать на универсальные, то есть охватывающие большие периоды времени и затрагивающие обширный круг вопросов, и на специализированные, раскрывающие детали ограниченного во времени исторического факта. Шевцов А. В., Синегубов С. Н., М. Н. Опалинская подготовили так называемый универсальный труд «История государства Российского: Жизнеописания. IX-XVI вв.», который содержит массу полезных исторических фактов, знакомит с плеядой выдающихся деятелей России. Около этих имен, так или иначе, «вращались почти все важные события русской истории» IX-XVI вв.: становление и укрепление Российского государства, крещение Руси, борьба с кочевым нашествием, становление российской дипломатии, освоение Сибири и многое другое. Еще одним многогранным исследованием является «Киевская Русь и русские княжества XII-XIII вв.» Рыбакова Б. А., который рассматривает вопросы крещения Руси, династических браков, влияния степи. Также можно отметить работу «Киевская Русь» Грекова Б. Д. – затрагивает проблемы варяжского призвания, крещения Руси. Специализированные исследования лучше в свою очередь также классифицировать по проблемному принципу. По проблеме варяжского призвания трудились Шахматов А. А. «Сказание о призвании варягов», Фроянов И. Я. «Исторические реалии в летописном сказании сказание о призвании варягов». Вопросами крещения Руси занимались Литаврин Г. Г. «К вопросу об обстоятельствах, месте и времени крещения княгини Ольги», Пресняков А. Е. «Лекции по русской истории. Т.1. Киевская Русь», Аверинцев С. С. «Крещение Руси и путь русской культуры». Многие историки не обошли стороной военные походы и внешнюю политику. Вот некоторые труды: Пашуто В. Т. во «Внешней политике Древней Руси» подробно рассказывает о деятельности князя Олега; Козлов Ю. Ф. «Страницы правления государством Российским» и Шайкин А. А. «Се повести временных лет» заостряются на походах Игоря на Константинополь; Каргалов В. В. «Полководцы X-XVI вв.» приводит интересные факты боевой деятельности князей и царей; Сахаров А. Н. посвятил целую монографии «Дипломатии Святослава». Труд Гумилева Л. Н. «От Руси к России» позволяет раскрыть тайну взаимоотношений этносов, их взаимном влиянии друг на друга. Проблему взаимосвязи интенсивного труда и характера российской цивилизации устанавливает Кульпин А. «Социально-экономический кризис XV века и становление российской цивилизации». О религиозных разногласиях и противоречиях нам повествуют Скрынников Р. Г. «Государство и церковь на Руси XIV-XVII вв.», Флоровский Г. «Пути русского богословия», Громов М. Н. «Максим Грек». О временах Ивана Грозного пишут Кобрин В. Б. «Иван Грозный», Зимин А. А., Хорошкевич А. Л. «Россия времен Ивана Грозного».

Окидывая взором историографический обзор понимаешь, что для достижения цели исследования необходимо период дифференцировать на подпериоды, и уже в них рассматривать проблемы взаимоотношений:

  1. Древняя Русь и влияние Византии;

  2. Удельная Русь и влияние степи в решении западных проблем;

  3. Признание Московской Руси в качестве партнера Запада;

  4. Как отразилась политика Ивана Грозного и его преемников на престиже Российского государства.

В целом, из каждого этапа развития Российского государства с западными соседями сложится общая картина по вопросу.

Таким образом, объектом исследования является история Российского государства в IX-XVI веках в трудах отечественных историков XX века, а предметом – характер взаимоотношений цивилизаций «Третьего Рима» и Запада.

ГЛАВА I. ВЗАИМООТНОШЕНИЯ РУССКОГО ГОСУДАРСТВА И ЗАПАДА В IX-XIII ВЕКАХ
§1. Древняя Русь и наследие Византии
История Древнерусского государства начинается с князя варягов. Славяне сами пригласили иноземцев управлять своей землей, потому что не было у них мира и понимания. Итак, уже на заре становления государственности всецело ощущается влияние Запада. Настало время обратится к авторитетному мнению историков. «Призванный Рюрик утвердился в Новгороде, Синеус – в Белоозере, Тувор – в Изборске»4. Подобное объяснение очень удобно для начала истории Русского государства, а также появление законной династии. «Утвердившись в Новгороде, Изборске и Белоозере, он, подчинив окрестные племена, создал свою державу»5. Правда, были и восстания, например Вадима Храброго в Новгороде. Умер Рюрик в 879 году, оставив сына Игоря, но он был очень мал и власть принял воевода Олег. Ученые XVIII-XIX веков относились к этим фактам вполне доверчиво, и лишь благодаря работам А. А. Шахматова6 появились серьезные основания перепроверять летописные известия. Примечательно, что советская историография по данной проблеме отстаивала антинорманистскую позицию. Так, Б. Д. Греков пишет, что «призвание трех братьев – ходячая легенда»7. Менее категоричную точку зрения высказал И. Я. Фроянов, который не отрицает сам факт призвания, «но не на княжение, а для помощи в войне, и не трех мифических братьев, а одного варяжского конунга с дружиной»8.

Обратите внимание на то, в какие года XX века творили эти ученые и возможно, вы согласитесь со следующим выводом, что история – это служанка политики. Когда у нашей страны нормальные отношения с Западом, то голос норманистов слышится лучше, в условиях «железного занавеса» преобладала точка зрения историков-антинорманистов. В современной жизни то же самое, обыватель согласится с той теорией, которая максимально отражает его мировоззрение. Задача историографов заключается в том, чтобы рассмотреть весь спектр исторических взглядов по конкретной исторической проблематике.

Воевода Олег покорил земли древлян, северян, радимичей, оградив их от набегов хазар, и соединил Киев с Новгородом. Благодаря тому, что князь встал во главе огромного объединенного войска почти всех славянских племен, ему удалось совершить удачные походы на Царьград в 907 и 911 годах. Теперь Византия почувствовала достойного противника, с которым придется считаться. О внешнеполитической деятельности князя и его походах в Византию подробно рассказано в работе В. Т. Пашуто9. Теперь, необходимо рассмотреть вопрос о том, как из области военной конфронтации взаимоотношения перетекают в иные, ведь славяне получили благодать и духовное наследие уходящей с исторической сцены Византии. Шаг за шагом Киевская Русь все более признавала превосходство, привлекатель­ность Византии и стремилась к ней как к наследнице античнос­ти. По известному выраже­нию, Русь получила от Византии пять даров: религию, законы, видение мира, искусство и письменность. Обратимся к следующим правителям.

Реальность князя Игоря не вызывает сомнений и споров историков. Игорь осуществил в 941 году на Константинополь, но потерпел поражение… Это был просто набег вооруженных отрядов, малочисленной дружины»10. Но уже «в 944 году под предводительством Игоря выступила значительная коалиция из славян, варягов и даже печенегов. Греки предпочли откупиться»11.

Многие изменения увязываются с княжением Ольги. Экономические и административные реформы укрепили Киевскую Русь. Закрепить это положение Ольга решила через приобщение к христианской вере. Для этого «в середине 50-х гг. X в. Ольга отправилась в Византию… Сделав первый шаг к сближению с христианским миром, деятельная Ольга обратила свои взоры на Запад. В 959 г. Ольга отправила посольство в Германскую империю для переговоров с воинственным Оттоном I. Это была обычная миссия для установления взаимовыгодных отношений»12. А что же помешало Ольге ввести христианство на Руси? Неужели боязнь соприкосновения с более развитым Западом? Рыбаков Б. А. полагает, что «народ, принявший христианство из рук греков, становится вассалом греческого императора»13. Вероятно, это и остановило мудрую княгиню. Подробно все эти вопросы рассматриваются Г. Г. Литаврина14, Б. Д. Грекова15, А. Е. Преснякова16, И. Я. Фроянова17, А. Н. Сахарова18.

С именем Святослава Игоревича связаны военные походы в Хазарию, битвы с Византией. Например, Пресняков А. Е.19 характеризует Святослава как игрушку в руках византийских политиков, но вместе с тем положительно относился к его стремлению расширить границы Руси до пределов империи. Полагаю, что можно согласиться с таким мнением лишь в той части, где дело касается расширения границ, во всем остальном Святослав являлся независимым полководцем. Подробно освещены дипломатические связи с Болгарией и Византией в монографическом труде А. Н. Сахарова20. Менее подробно эти вопросы раскрыты В. В. Каргаловым21.

Живой интерес среди историков вызывает личность и деятельность Владимира Святославовича. «В 983 г. Владимир совершает поход на прусское племя ятвягов»22, что способствует расширению границ государства и укреплению власти Владимира. Теперь жизнь настоятельно требовала идеологического оправдания почти ничем неограниченной власти князя, выхода Руси на европейскую политическую арену. Однако, князю хотелось иметь под рукой независимую от Константинополя церковь, но пришлось согласиться с тем, что на высшие церковные должности будут назначаться греческие иерархи.

Таким образом, «только с принятием христианства русская культура через контакт с Византией преодолела локальную огра­ниченность и приобрела универсальные измерения... свое место в ряду, выходящем далеко за пределы житейской эмпирии; она стала культурой в полном значении этого слова»23. С Визан­тией восточные славяне входили в огромный мир. «Соприкасаясь с Россией в XV в. и позднее, византизм находил еще бесцвет­ность и простоту, бедность, неподготовленность. Поэтому он глубоко переродиться у нас не мог, как на Западе, он всосался у нас общими чертами и беспрепятственнее»24. И если на Западе византизм, преимущественно религиозный, растворился в латинской культуре, в рыцарстве, романтизме, готике, то Россия создала Москву, столь отличную от европейских городов именно как синтез византизма и славянского видения мира. В отличие от петровского западничества византизм пронизал жизнь восточных славян вплоть до самых низов. Таким образом, влияние Византии на Русь трудно переоценить. Ведь она дала средство создать собственно Русь – объединение христианской веры и славянского языка.

Одним из примечательных моментов внешней политики Ярослава Мудрого является то, что с ним «стремились породниться королевские дома Франции, Венгрии, Норвегии, … а, в конце концов, Ярослава стали называть царем, как самого византийского императора»25. А в 1051 г. «царь» без ведома константинопольского патриарха назначил главу Русской церкви. Может быть, именно поэтому раскол между католической и православной церквями в 1054г., знаменовавший размежевание западной и восточноевропейской цивилизаций, никак не комментируется историками, которые занимаются проблемами Древнерусского государства, ибо это касалось, прежде всего, Византию, и лишь потом позднее «Третий Рим». Да и не волновали древнерусское общество проблемы Запада, так как все силы уходили на борьбу с половцами. Кстати, ратные подвиги Владимира Мономаха над половцами представлены в книге В. В. Каргалова26. Также Рыбаков Б. А. пишет, что «при Владимире Мономахе Русь побеждала половцев, и они на время перестали быть постоянной угрозой»27. Со временем, как мы знаем, влияние степи все более будет возрастать по мере усиления феодальной раздробленности Удельной Руси, пока не смениться зависимостью от Золотой Орды.
§2. Удельная Русь и влияние степи
На всех этапах становления Руси с Востока ее осаждали хазары, печенеги, половцы и т.д. Траурный колокол битвы при Калке обозначил появление степного противника. Русь два с лишним века была в прямой зависимости от орд Батыя и его наследни­ков. «Два или три века мяли суровые руки славянское тесто, били, ломали, обламывали непокорную стихию и выковали форму необычайно стойкую»28. И степь дала восточносла­вянскому этносу невообразимо много — неведомый Западу фа­тализм, стоицизм, широту души, способность легко сходиться и уживаться с соседями. От монголов русские приняли черты ти­пичного туранского характера — религиозность, упорство в от­стаивании своих взглядов, бесконечное терпение, стоическое вос­приятие жизни. Терпимость монголов к православной церкви способствовала усилению значения религиозного элемента в рус­ской жизни. Москва стала прямой наследницей Золотой Орды не только в результате взаимного общения и зависимости, но и посредством последующей экспансии русских на Восток, когда они двинулись по пути монголов и дошли до их прародины и дальше. Важно отметить, что «ни одно иго не могло быть трех­сотлетним», монголы и русские нашли «золотую середину» и привнес­ли взаимопроникающие черты в родовую память соседа. На протяжении трех столетий осуществлялся огромный и сложный этнокультурный и геополитический синтез, приведший в итоге к мощному геополитическому взрыву — созданию на пространст­ве Евразии территориально и государство могущественной России.

Влиятельные в 1920-е гг. евразийцы полагали, что проблема выбора между Западом и Востоком встала перед Россией еще до того, как Запад стал мировым лидером. Эта проблема появилась в XIII в., когда перед русскими князьями возникла угроза с двух сторон. Так, князь Александр Невский, по мнению евразийцев, совершенно правомочно предпочел Восток Западу: «Александр увидел в монголах дружественную силу в культурном смысле, силу, которая помогла ему сохранить и консолидировать русскую культуру, сохранить ее идентичность от латинского Запада». Немецкие рыцари из католического ордена Ливонских меченосцев постепенно продвигались к русским границам с северо-запада. Причем, «немцы могли постоянно пополнять свои войска, так как в XIII в. в Европе было огромное количество добровольцев»29. Приходилось бороться и с регулярными нападениями литовских отрядов на Новгород и Псков.

«В 1252 году Александр Невский с военной помощью Золотой Орды утверждается во Владимире»30. Выбор союзника объясняется просто: монголы несли рабство телу, а католицизм хотел поработить души. Поэтому, «это один из самых популярных князей Древней Руси, провозглашенный русской церковью святым»31.

Правление Александра Невского было отмечено политикой уступок Золотой Орде, и решительными действиями в отношении Запада – с другой. Так, в 1257 году Александр с трудом уговаривает новгородцев пройти перепись населения и уплатить дань татарам. Вот что отмечает О. В. Творогов: «С татарами Александр стремился ладить и жестоко подавлял любые антитатарские выступления»32.

Можно согласиться с выводом историков-евразийцев, что именно монгольское нашествие спасло Русь от превращения в колонию Запада: «Татары защитили Россию от Европы». Объективно отдаляясь от Запада, Русь получила благодаря свободе религиозного исповедания твердые основания для самостоятельного национального становления и самоиденти­фикации даже при монголах. Последние оказали влияние не только на формирование особого характера восточных славян, но и на специфику их государства; особенно ощутимо сказалось двухсотлетнее знакомство с опытом монголов в собирании ясака (налога) и рекрутировании воинов. Русские (возможно, интуи­тивно имитируя монголов) подчинили бояр царю, а крестьян — помещикам. В то же время у Руси появились иные географичес­кие горизонты: русская торговля открыла пути на Восток, что еще более отдалило Россию от Западной Европы. Кроме того, монголы разрушили крупные города Руси, и восточноевропей­ские славяне лишились живительного опыта внутригородского общения, в силу чего нация начала формироваться в условиях, очень отличных от западноевропейских (базирующихся на горо­дах).

Таким образом, в силу известных особенностей географического положения, исторического развития государства, а также вклада личностей цивилизация складывалась из влияния варягов, греков, кочевников; в итоге результатом межкультурного синтеза стало централизованное Московское государство…

ГЛАВА II. ВЗАИМООТНОШЕНИЯ РУССКОГО ГОСУДАРСТВА И ЗАПАДА В XIV-XVI ВЕКАХ
§1. Московская Русь
В то время, когда западные каравеллы, преодолевая океаны, обогнув Африку, открыли Америку, происходит восстановление русского государства после монгольской неволи. Это возрожде­ние характеризуют три черты.

Во-первых, объединителем русских земель среди двух пре­тендентов, Московской и Литовской Руси, становится Москва. «В 1481 году была решительна пресечена агрессия Ливонского ордена на новгородской границе… Так было во время пограничных войн с Литвой в конце XV – начале XVI века за возвращение западнорусских земель»33. В Литовской Руси вместо потенциального расцвета русской культуры постепенно происходит потеря ею своих позиций, до­вольно резкое сужение самого языкового пространства, привед­шее к тому, что в 1697 г. для этих территорий, где проживало преимущественно русское население, «польский язык был при­знан языком государственным, а русский был изгнан из офици­альных актов»34. Московская Русь, даже корчась под Ордой, сумела подготовить культурный расцвет XV—XVI вв., а Литовская Русь вскоре исчезла как историческое явление — она не стала воротами Запада, полем его сближения с Русью.

Во-вторых, осуществился синтез славянского и монголь­ского элементов. Взаимоотношения Москвы и Сарая, Руси и Орды никогда не были простыми. Русские чувствовали гнет и унижение, страдали от неволи. Но в то же время князья ездили в Орду, служили ей, участвовали вместе со своими отрядами в монгольских походах, приглашали монголов, роднились с ними, делили с ними опыт. Так, «основой политики Калиты стало стремление использовать в интересах Москвы союз с татарами»35, и в первую очередь против Твери.

В-третьих, возродившееся русское государство отразило геополитические изменения в Восточной Европе. В 1453 г. погас светоч Византии. Православные государства Балканского полуост­рова на полтысячелетия попали в зависимость от османов, устре­мившихся к Вене. С Запада папские посланцы настойчиво пред­лагали подчиниться Ватикану – «в марте 1441 г. в Москву с Флорентийского церковного собора, где был принят акт об объединении христианских церквей под главенством римского папы, вернулся митрополит Исидор»36. Психологически русская элита — княжеское окружение и столпы церкви ощутили чувство одино­чества, затерянности, окруженности враждебными силами. Именно тогда провозглашается: «Два Рима падеша, третий — Москва, а четвертому не бывать». Здесь слышна выстраданная патетика окруженной страны, на которую с юга наступают из Крыма татары, с запада — поляки, а на востоке еще сильны Казанское и Астраханское княжества.

Долгое время Русь была малоинтересна западной цивилизации; она представляла интерес для морских держав как объект торговой эксплуатации, а для континентальных соседей — как объект грядущих завоеваний.

Россия шла своим путем, создавая восточноевропейскую ци­вилизацию. Выделим собственно русские особенности развития. В России так и не сложился хотя бы относительно независимый средний класс; цари владели подданными от первого боярина до послед­него холопа; купцы, столь осведомленные и независимые на Западе, в России всегда были частью служилых людей и не могли обозначить свою политическую обособленность; жизнь всегда строилась сверху вниз, а не наоборот. Жестокая история России отразилась на ее религии. Русские приходили в храмы за простым утешением, поддержкой в суро­вой жизненной борьбе.

В жизни православной церкви исключительно важен конец XV в., когда произошел внутренний идейный кризис, в значи­тельной мере определивший путь развития России. Конфликт идей, имевших (как все идейные конфликты средневековья) религиозную форму, касался основ национального самосознания, отношения к базовым ценностям жизни. Сформировавшиеся в лоне церкви два идейных направления — иосифляне и нестяжа­тели — столкнулись в борьбе за выработку главенствующей точки зрения на смысл мирской жизни, на труд, характер этого труда, на значимость упорства и совершенства в труде. Иосифля­не были своего рода русскими традиционалистами, идеалом ко­торых было повиновение и покаяние. Глава этого движения Иосиф Волоцкий не считал физический труд обязательным для монахов, предписывая суровую монастырскую жизнь.

Так называемые нестяжатели, соперники Иосифа Волоцкого, группировались вокруг Нила Сорского, в монастыре кото­рого «господствовали принципы равенства, самоотречения и, что очень важно, обязательного интенсивного труда»37. Осевой идеей нестяжателей была апология труда во имя спасе­ния души. Подобную точку зрения можно рассматривать как феномен русского религиозного развития в направлении, наи­более близком к возникшему на Западе идеалу интенсивного, целенаправленного труда.

Идеал «молись и работай» означал, что простой человек не делегирует своих прав наверх, а сам решает все возникшие перед ним проблемы. «То есть делает выбор между рабством и свободой в пользу свободы, между интенсивным и экстенсивным путями развития хозяйства в пользу интенсивного, между решением своих проблем самостоятельно и их решением с помощью других людей, социальных слоев, этносов в пользу самостоятельности»38.

Но покровитель нестя­жателей царь Иван III уже терял физические силы, и на решаю­щем для них церковном Соборе 1503 г. они не получили переве­са в клире. Победа иосифлян и поражение нестяжателей, воз­можно, повели Россию в сторону от индивидуализма.

Проблема взаимоотношения с Западом возникает уже вскоре после освобождения Руси от монгольского ига, но колоссальная энергия свободных индивидуумов развернулась в западном направлении, за моря и океаны — в Америку, Индийский и Тихий океаны. Во-вторых, своеобразным барьером между Западом и Рос­сией выступили три государства — Швеция, Польша и Оттоман­ская империя. Это обеспечило благоприятные возможности для государственного строительства России, для процесса объединения восточных славян и освоения Сибири. В-третьих, «западные державы, особенно Священная Римская империя Габсбургов, хотят использовать Россию для борьбы с Турцией, чьи войска доходят до самой Вены»39. В первых дипломатических контактах Запада с Русью обсуждалась именно эта животрепещущая проблема, и Запад выступил в необычной для себя роли просителя. В-четвертых, католический Рим надеялся мирным путем ввести Русь в орбиту католического влияния, так как греческая твердыня православия рухнула. Царь Иван III послал в Рим посольство, надеясь на то, что Запад признает право Москвы на идейное наследство Константинополя и греческого православия. Присланное из Москвы посольство Ивана Фрязина папа Сикст IV расценил как жест подчинения, готовность встать под высокую руку римского первосвященника. Шагом в этом же направлении был брак Ивана III с наследницей греческого престола Софьей Палеолог. Далеко не сразу духовные властители католической Европы обнаружили явную несклонность Руси к вассальной зависимости. Но пока в Риме питали иллюзии относительно возможности превратить Московию во вторую Польшу, русское царство избежало участи стать прямым объектом западной колонизации.

Царь Иван III (1462—1505) был первым и единственным восточноевропейским монархом, самостоятельно освободившим­ся от монгольского ига, при этом он не зависел от европейских престолов. Действительно, в судьбоносное время Ивана III уста­навливались первые послемонгольские западные связи Руси. Но на Русь смот­рели как на возможный объект воздействия, а не как на члена европейской, христианской семьи народов.

Папа Павел II попытался воспользоваться намерением царя жениться на Зое Палеолог (принявшей имя Софьи), племянни­це последнего византийского императора Константина XI, кото­рая, эмигрировав в Северную Италию, была обращена в католи­чество. Вопреки папскому желанию она все же приняла царское условие — в первом же русском городе была обращена в право­славие. Брак был заключен в ноябре 1472 г. Можно сказать, что Русь впервые встретилась с Западом во время следования свиты царевны Софьи в Москву через балтийские порты (Ревель) и Псков. Псковитяне с удивлением смотрели на папского легата в красной кардинальской одежде, который не кланялся русским иконам, не налагал на себя крестного знамения там, где право­славные русские коленопреклоненно крестились. Именно тогда произошла первая встреча двух миров. «Со вступлением Ивана III в брак с Софьей Палеолог обычно связывают и введение в России герба двуглавого орла, заимствованного якобы из Византии… Вводя новый герб, Иван III стремился показать Габсбургам возросшую роль своего государства и его международное значение»40.

Первыми представителями Запада, посетившими освободив­шуюся от монголов Москву, были католические миссионеры, преследовавшие свои цели, продиктованные желанием папы рас­ширить пределы своего влияния. Некоторые западные путешественники оставили весьма нели­цеприятные описания Московии как «грубого и варварского ко­ролевства» с жестокими нравами.

Первая русско-западная проблема, обсуждаемая Иваном III с боярами, заключалась в том, можно ли допустить папского лега­та с серебряным литым распятием в княжескую столицу — Москву. Воспротивившийся такому кощунству Московский мит­рополит объявил великому князю, что в случае оказания римско­му посланнику официальных почестей, он покинет столицу. Представитель Запада немедленно предложил Московскому митрополиту сразиться в мире отвлеченных идей, и проиграл. Одиннадцать недель пребывания в Москве убедили римского легата в том, что надежда на подчинение русской церкви Папе Римскому доста­точно эфемерна.

Ошибся Папа Римский и в расчете на прозападную ориента­цию царицы Софьи Палеолог. Она осталась верной православию и отказалась от роли проводника папского влияния, от содейст­вия введению на Руси Флорентийской унии.

Первый постоянный посол Руси на Западе, некий Толбузин (1472), представлял Москву в Венеции. Его главной задачей были не теоретические дебаты, а заимствование западной техно­логии. Великий князь хотел видеть в Москве западных архитек­торов. Аристотель Фиораванти из Болоньи был первым носите­лем западного знания, который счел для себя приемлемым (и желанным) проявить свое техническое искусство на Руси.

«Итальянские архитекторы построили Успенский собор»41, Гранови­тую палату и собственно Кремль; итальянские мастера отливали пушки и чеканили монету.

Русское посольство было послано в 1472 г. в Милан. Последо­вал обмен посольствами с господарем Штефаном Вели­ким (1478), Матиасом Корвиным Венгерским (1485) и, нако­нец, из Вены в Москву прибыл первый посол Священной Рим­ской империи Николас Поппель (I486).

Естественным образом наряду с интересом к Западу в то основополагающее время возникает и реакция противоположной направленности — капитальная по значимости для России тен­денция. Не вызывает удивления то обстоятельство, что противо­действие западничеству осуществлялось прежде всего под флагом защиты православия. Идея «Третьего Рима» (а «четвертому» не бывать) очень быстро стала стержнем идейного противодействия тогда еще слабым проявлениям вестернизации России.

Таким образом, в правление Ивана III и наследовавшего ему Василия III Россия начинает ощущать влияние Запада. Поэтому, прямо напротив крепости Тевтонского ордена Иван III в 1492 г. воздвиг каменную крепость Ивангород. В 1502 г. Тевтон­ский орден разбил войска русских к югу от Пскова. С этого времени близость Руси к Западу представлялась уже как непо­средственная опасность.

Одной из форм ответа была попытка сближения — ино­странцев приглашали к себе. Откликнувшись на призывы рус­ского царя, в Москве поселилось несколько пришельцев с Запа­да, проявивших себя в ремеслах и искусстве. Самым известным стал житель Виченцы Джанбатиста делла Вольпе, наладивший чеканку государственной монеты. А в целом, первая волна западного влияния на Русь была преимущественно связана с медициной, в которой Запад достиг несомненных успехов. Даже первые русские переводы с латинского представляли собой медицинские тексты, энциклопе­дии трав, трактат «Секретные откровения Аристотеля Александ­ру Македонскому о подлинной природе мира, зависящей от биологии»42.

«У представителей Запада складывались довольно противоречи­вые впечатления о Руси. С одной стороны, Русь была христиан­ским государством… С другой - исключительное своеобразие самого восточно­го христианского народа было очевидным. Даже многоопытных путешественников поражали масштабы русских просторов»43.

Другая внешняя отличительная черта: растущие города на Западе и своеобразные города Руси — в гораздо меньшей степе­ни средоточие ремесленников, торговцев и мещан. Самым пора­зительным для иностранцев как представителей Запада было отсутствие в России саморегулирующегося среднего класса. Только Новгород и Псков, отстоящие от заволжской орды и близкие к Ганзе, имели городское самоуправ­ление. В те годы, когда население Запада встало под паруса, наладило разветвленную торговлю и создало мануфактуры, ос­новная масса русского народа жила миром, сельской общиной, связанной с землей, а не с ремеслами и товарообменом.

Общению с иностранцами мешало незнание языков. Ино­странцы отмечали, что русские учатся только своему родному языку и не терпят никакого другого в своей стране и в своем обществе и что вся их церковная служба происходит на родном языке. Дипломат Ливонского ордена Т. Хернер охарактеризо­вал (1557) круг чтения грамотных московитов следующим обра­зом: «У них имеются в переводе разные книги святых отцов и много историчес­ких сочинений, трактующих как о римлянах, так и о других народах; у них нет философских, астрологических и медицинских книг»44.

Следующая волна западного влияния начинает проникать по дипломатическим каналам через главный центр контактов с За­падом — Указ внешних сношений, будущее русское министер­ство иностранных дел. Первый руководитель официально при­знанного внешнеполитического ведомства Федор Курицын при­был для службы царю Ивану III из западных земель. Этого русского дипломата можно назвать одним из первых активных распространителей западной культуры и обычаев в России. «В Москве начинает складываться кружок поклонников Запада, неформальным лидером которого был боярин Федор Иванович Карпов, интересовавшийся астрономией и выступавший за объ­единение христианских церквей»45.

В начале XVI в. политическая и психологическая обстановка в столице Руси начинает больше благоприятствовать сближению двух миров. Как признают позднейшие историки, наследовав­ший Ивану III царь Василий III был воспитан своей матерью Софьей на западный манер. Это был первый русский государь, открыто благоволивший идее сближения с Западом.

Предметом размышлений Василия III становится раскол христианского мира; его волновало религиозное размежевание Европы. «В 1517 г. начинается Реформация… И католики, и протестанты настойчиво стремились перетянуть на свою сторону Россию, усиленно засылая миссионеров»46. Василий III считал возможным для себя обсуждать то, что еще недавно считалось ересью, — возможность объединения русской и западной церквей. Он привлек к себе на службу литовцев, побывавших на Западе. Насколько далеко готов был идти в своих западных симпатиях Василий III, неизвестно, но уже тот факт, что он сбрил бороду, был выражением неведомого для Москвы нового влияния. Прозападные симпатии Василия III были подчеркнуты его женитьбой на Елене Глинской, происхо­дившей из семьи, известной своими контактами с Западом. Дядя Елены Михаил Львович Глинский долгое время служил в войсках Альберта Саксонского и императора Максимилиана I. Он был обращен в католицизм и знал несколько западных языков. После замужества племянницы этот западник занимал при Василии III важные государственные посты.

В начале XVI в. Русь могла сблизиться с Западом по полити­ческим мотивам: появился общий внешнеполитический против­ник. В этом смысле первый подлинный интерес Запада к России был связан со стратегическими целями: в союзе с Россией осла­бить давление Оттоманской империи на Священную Римскую империю, нанести по ней удар. Такой союз царю Василию III в 1519 г. предложил Папа Римский через Николаса фон Шенбер­га. Посол Империи барон Герберштейн также был ревностным адептом этой идеи и призывал папу Клемента VII преодолеть оппозицию этому союзу со стороны Польши. Подобный страте­гический союз, несомненно, сразу сблизил бы Москву и Вену, но на Руси опасались усиления влияния католической Польши. Герберштейн подчеркивал, что власть великого князя в Мос­кве значительно превосходит власть западных монархов над сво­ими подданными. «Русские публично объявляют, что воля кня­зя — это воля Божья»47. Свобода — неведомое для них понятие. Барон Герберштейн призывал папу Клемента VII «уста­новить прямые отношения с Москвой, отвергнуть посредничест­во в этом деле польского короля»48. Раздраженные такими попытками поляки даже пригрозили в 1553 г. Риму порвать с ним политические отношения и заключить союз с султаном. Но мы уже задеваем интересы Ивана Грозного…

§2. Эпоха Ивана Грозного и его преемников
Если первые контакты с Западом осуществлялись под эгидой пап и германского императора, то во второй половине XVI в. на Руси начинает ощущаться влияние протестантской части Европы. Признаком «пришествия протестантского Запада» стало строительство в Москве в 1575— 1576 гг. лютеранской церкви для иностранцев.

Царь Иван Грозный более всего любил итальянцев и англичан. Но и рыцари в доспехах и на коне, приезжавшие в основном из Германии, могли смело рассчитывать на особое положение при дворе. С Запада была выписана артиллерия итальянского образца; для организации войска приглашались немецкие офицеры.

В середине века налаживаются морские связи России с Запа­дом. После превращения Архангельска в международный порт у России были две «точки соприкосновения» с Западом: Нарва и Белое море. Через перешедшую к русским Нарву, западные купцы с 1558 г. начали осваивать русский рынок. В 1553г. в поисках арктического пути в Китай капитан Р. Ченселор бросил якорь в Архангельске, ставшем символом первых серьезных экономических контактов Запада и России. Иван Грозный самым любезным образом встретил в Москве предприимчивого англичанина, и английская Русская компания получила монополию на беспошлинную тор­говлю с Россией.

Начавшаяся в Европе контрреформация, сделавшая Герма­нию и Польско-Литовское королевство полем боя внутризападных сил, определенно замедлила продвижение Запада на Восток.

Именно с англичанами Иван Грозный пытался оформить военно-политический союз. «Англия получила в свое время значительные привилегии в русской внешней торговле, давшие ей почти монопольное положение. В обмен Иван рассчитывал на союз в Ливонской войне. Но королева не собиралась втягиваться в войну на континенте и соглашалась лишь предоставить царю Ивану политическое убежище, если он будет вынужден бежать из России»49. Получив отказ, царь обратился к континентальным державам. «Со шведским королем Эриком XIV в 1567 году Россия заключила договор о союзе и разделе Ливонии»50. Частично это объясня­лось необходимостью найти союзников на Западе, желанием укрепить позиции Москвы накануне его экспансии.

Однако, ощущая усиливающееся давление Запада, Иван Гроз­ный, полагаясь на возросшую мощь своего государства, предло­жил Западу поделить Речь Посполитую между Москвой и Свя­щенной Римской империей (опережая почти на два столетия Екатерину II). В определенном смысле это была попытка создать заслон перед давлением Запада и объединить русские и западные интересы. Но делу сближения с Западом помешала несчастливая Ливонская война: неудачный для России ее исход обесценил 25-летние попытки Ивана Грозного найти собственную дорогу на Запад. Более того, Россия потеряла в Ливонской войне Нар­ву — опорный пункт своих связей с Западом.

Зимой 1581 г. Иван Грозный под давлением неудач Ливон­ской войны послал в Рим своего посла Леонтия Шевригина с предложением к папе выступить посредником в войне Руси с Польшей, а в дальнейшем заключить союз для борьбы с Тур­цией. Посланник папы Григория XIII Антонио Поссевино за помощь в заключении мира потребовал предоставить на Руси новые возможности римско-католической церкви, что не нашло понимания в Москве. «В августе 1582 г. в Лондон было отправлено посольство Федора Писемского, целью которого было установление союзнических отношений с Елизаветой I… Иван IV настаивал, чтобы Елизавета добилась от Батория отказа от Полоцка и Ливонии. Однако английская королева не склонна была поддерживать предложения Ивана IV и думала только о получении новых торговых льгот»51.

После смерти Грозного англичане постарались не ослабить свои позиции в России. Сразу же после стабилизации политической жизни в Москве, связанной с приходом к власти Бориса Годуно­ва, королева Елизавета I послала в Москву посольство численнос­тью более сорока человек. Посол королевы обещал «снабжать Московию всем необходимым, (английские) то­вары будут дешевле и лучшего качества, нежели товары голланд­ских и других народов»52. Интуитивно противясь монополии, царь Борис, в конечном счете, предоставил англича­нам и голландцам одинаковые условия заключения торговых сде­лок.

Борис Годунов отправил своего посла в Данию и в сентябре 1602 г. с большой пышностью принял датского герцога Иоганна. Иностранные гости с большим удивлением смотрели на великолепие восточной столицы, на размах царского приема. Со своей стороны герцог привез с собой пасторов, докторов, хирурга, палача. Иоганн прибыл с серьезными намерениями — он про­сил руки дочери Годунова. Брачный союз по не зависящим от Годунова причинам не состоялся, но Россия значительно расши­рила свои контакты с Западом в последние перед Смутным временем годы. В 1604 г. в Москву прибыл посол римского императора. «Борис, — пишет итальянец Масса, — был милос­тив и любезен с иностранцами; он имел огромную память и, хотя не умел ни читать, ни писать, все знал лучше тех, которые это все умели».

Сотни и даже тысячи иностранцев хлынули в ослабевшее после катаклизмов эпохи Ивана Грозного государство. Западное проникновение в Россию стало особенно интенсивным в Смут­ное время.

При Борисе Годунове началась настоящая культурная «само­оборона» государства, попавшего в сложную полосу развития. Так, в Москве был создан патриархат, который царь считал оплотом собственно русских верований и традиций. Война Рос­сии со Швецией в конце XVI в. была первой войной России с подлинно западной державой, и она окончилась для России по­ражением. В 1592 г. польский король Сигизмунд III стал шведским королем, и тучи с Запада сгустились над Россией. В это время царь Борис обсуждает планы создания в Москве высшей школы, преподавать в которой приглашались иностранцы, что можно считать первым официальным признанием превосходства Запада. Тогда же на Запад впервые посылают немало молодых людей за знаниями — тоже достаточно ясный знак.

В апреле 1604 г., в разгар политического кризиса в России, никому не ведомый инок Григорий, принявший католичество, выдал себя за (погибшего) сына Ивана Грозного Дмитрия и выступил с польской армией на Москву. Весной следующего года царь Борис Годунов умирает, и самозванец входит в Кремль. Помазал его на царство в 1605 г. призванный из Рязани митро­полит Игнатий, готовый признать Брестскую унию. Вестернизация, говоря современным языком, становится конкретной зада­чей Лжедмитрия — реформы системы управления государством, переустройство, установление связей с Западом, в частности, по­лучение образования за границей.

Под давлением поляков и в силу феодальной вражды группа бояр избрала в 1610 г. русским царем Владислава — сына польского короля, происходящего из шведского королевского дома Вазы. Шведские войска начали наступление на северо-западе, а поляки пошли прямым путем на Москву, захватив ее в 1610 г. Но три тысячи солдат польского войска и несколько десятков немецких телохра­нителей Лжедмитрия I не были ударной силой того Запада, который в это время колонизовал весь мир. Как организм, как обще­ство польский мир не отличался западной эффективностью. Вдо­бавок польский король Сигизмунд III стал посягать на русский трон своего сына. А в Новгороде шведы настаивали на призна­нии русским царем шведского претендента. Летом 1612 г. импе­ратор Священной Римской империи Матиас выдвинул на рус­ский престол кандидатуру своего брата, а затем племянника. Даже англичане начали разрабатывать планы английского про­тектората над Северной Русью.

Россия находилась в низшей точке своего влияния в Европе. Она была действительно близка к потере и своей свободы, и своей идентичности. После польской оккупации Москвы ни о приня­тии унии, ни о подчинении католицизму не могло быть и речи. Патриотическое общенациональное движение, возглавленное Козьмой Мининым и Дмитрием Пожарским, показало всем претендентам на русский престол невозможность реализации их планов.

Россия, как и другие великие государства: Китай, Индия, Оттоманская империя, в XVII в. встала перед суровой перспективой — выстоять или подчиниться Западу. Россия явила пример самого длительного исторического противостояния Западу в его практическом, научном, методически организован­ном подчинении себе всего окружающего мира. Россия стреми­лась сохранить себя, и ее эпическая борьба была практически единственной альтернативой постепенной сдаче — доле всего остального мира.

Таким образом, Московское государство удачно воспользовалась выгодами сложившегося на тот период геополитического положения: распад Золотой Орды возводил Москву в ранг правопреемницы обширных территорий на востоке, что и произойдет в дальнейшем; наличие заинтересованности Запада в военном и торговом сотрудничестве; покровительство православному населению является важнейшим направлением внешней политики. Но такая сверхактивная внешняя политика привела к перенапряжению сил, а выход нашли вначале в культурной «самообороне», а затем и в национально-патриотическом движении по изгнанию поляков из России.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Итак, согласно официальной науке история Древнерусского государства начинается с князя варягов, которого пригласили управлять, потому что не было мира и понимания. Отсюда следует, что уже на заре становления государственности всецело ощущается влияние Запада.

Далее объединенные войска славянских племен совершают удачные походы на Царьград. Теперь Византия почувствовала достойного противника, с которым придется считаться, причем не только ей, но и другим государствам тоже. Сотрудничество оказалось взаимовыгодным: Русь получила от Византии пять даров – религию, законы, видение мира, искусство и письменность.

С крещением Руси князья получают мощное идеологическое оправдание своей неограниченной власти, а также возвеличивают престиж государства на европейской политической арене. С киевской династией стремились породниться королевские дома Франции, Венгрии, Норвегии.

Со временем очень серьезным становится вопрос об обороне государства от степняков, на которую уходили значительные силы. Но с каждым этапом степь генерировала все более сильные и организованные орды кочевников, пока однажды феодальная раздробленность Удельной Руси не сменилась зависимостью от Золотой Орды.

Одновременно с этими процессами усиливался натиск на Русь со стороны рыцарей Запада, и в этих условиях евразийцы справедливо полагали, что именно монгольское нашествие спасло Русь от превращения в колонию Запада.

Восстановление Руси характеризуют следующие черты:

Во-первых, объединителем русских земель среди двух пре­тендентов, Московской и Литовской Руси, становится Москва.

Во-вторых, осуществился синтез славянского и монголь­ского элементов.

В-третьих, возродившееся русское государство отразило геополитические изменения в Восточной Европе. В 1453 г. погас светоч Византии. С Запада папские посланцы настойчиво пред­лагали подчиниться Ватикану.

Проблема взаимоотношения с Западом возникает уже вскоре после освобождения Руси от монгольского ига, но колоссальная энергия свободных индивидуумов развернулась в западном направлении, за моря и океаны — в Америку, Индийский и Тихий океаны. Во-вторых, своеобразным барьером между Западом и Рос­сией выступили три государства — Швеция, Польша и Оттоман­ская империя. В-третьих, западные державы, особенно Священная Римская империя Габсбургов, хотят использовать Россию для борьбы с Турцией, чьи войска доходят до самой Вены. В-четвертых, католический Рим надеялся мирным путем ввести Русь в орбиту католического влияния, так как греческая твердыня православия рухнула.

Но правители Руси также стараются воспользоваться интересом Запада для ликвидации отставания государства. Так первый постоянный посол Руси на Западе Толбузин представлял Москву в Венеции. Его главной задачей было заимствование западной техно­логии. Усиленно сотрудничество развивалось в военных сферах: с Запада была выписана артиллерия итальянского образца; для организации войска приглашались немецкие офицеры. Активно налаживаются и морские связи России с Запа­дом.

Но делу сближения с Западом помешала несчастливая Ливонская война: неудачный для России ее исход обесценил 25-летние попытки Ивана Грозного найти собственную дорогу на Запад. Более того, Россия потеряла в Ливонской войне Нар­ву — опорный пункт своих связей с Западом. Плюс ко всему Россия показала себя слабой, то есть дала повод для натиска Запада на Восток, что мы и наблюдали особенно в Смутное время.

Таким образом, мы выяснили что Россия нужна Западу до тех пор, пока нужна, в случае, если Россия не способна удовлетворить интересы Запада, то страна становится объектом экспансии.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
I. Литература


  1. Аверинцев С. С. Крещение Руси и путь русской культуры // Страницы зарубежной русской печати. М.: Мюнхен, 1988.

  2. Греков Б. Д. Киевская Русь / Отв. ред. Л. В. Черепнин. – М.: Госполитиздат, 1953. – 568 с.

  3. Громов М. Н. Максим Грек. – М.: Мысль, 1983. – 199 с. – (Мыслители прошлого).

  4. Гумилев Л. Н. От Руси к России: Очерки этнич. истории. – М.: Экопрос: Прогресс, 1992. – 335 с.

  5. Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии. М., 1991.

  6. Зимин А. А., Хорошкевич А. Л. Россия времен Ивана Грозного / Отв. ред. В. Т. Пашуто. – М.: Наука, 1982. – 184 с.: ил.

  7. История государства Российского: Жизнеописания. IX-XVI вв. / Рос. нац. б-ка. – М.: Изд-во «Кн. палата», 1996. – 480 с.: ил.

  8. Каргалов В. В. Полководцы X-XVI вв. – М.: ДОСААФ, 1989. – 334 с.

  9. Кобрин В. Б. Иван Грозный. – М.: Моск. рабочий, 1989. – 175 с.: ил.

  10. Козлов Ю. Ф. Страницы правления государством Российским. – Йошкар-Ола: Мар. кн. изд-во, 1990. – 192 с.

  11. Кондрашенков А. А. Великий князь и государь всея Руси Иван Васильевич // Очерки истории в портр. гос., полит. и обществ. деятелей (X-XX вв.) / Под общ. ред. Е. В. Кодина. – Смоленск, 1994.

  12. Кульпин А. Социально-экономический кризис XV века и становление российской цивилизации // Общественные науки и современность. 1994. №1.

  13. Леонтьев К. Избранное. М., 1993.

  14. Литаврин Г. Г. К вопросу об обстоятельствах, месте и времени крещения княгини Ольги // Древнейшие гос-ва на территории СССР. – М., 1986.

  15. Милов Л. Природно-климатический фактор и менталитет русского крестьянства // Общественные науки и современность. 1995. № 1.

  16. Пашуто В. Т. Внешняя политика Древней Руси. – М.: Наука, 1968. – 472 с.: ил.

  17. Пресняков А. Е. Лекции по русской истории. Т. 1. Киевская Русь. – М.: Соцэкгиз, 1938. – 279 с.

  18. Рыбаков Б. А. Киевская Русь и русские княжества XII-XIII вв. – М.: Наука, 1993. – 591 с.: ил.

  19. Савицкий П. Н. Геополитические заметки по русской истории // Вопросы истории. 1993. №11-12.

  20. Сахаров А. Н. Дипломатия Древней Руси: IX – первая пол. X в. – М.: Мысль, 1980. – 358 с.: ил.

  21. Сахаров А. Н. Дипломатия Святослава. – М.: Междунар. отношения, 1991. – 239 с.: ил.

  22. Скрынников Р. Г. Государство и церковь на Руси XIV-XV вв. // Подвижники русской церкви. Новосибирск, 1991.

  23. Соловьев С. М. Исторические письма. Письмо №28. СПб., 1911.

  24. Творогов О. В. Древняя Русь: События и люди. – СПб: Наука, 1994. – 219с.

  25. Ученые записки научно-исследовательских институтов общественных наук. Институт истории. М., 1929. Т.IV.

  26. Федотов Г. П. Судьба и грехи России. СПб., 1991. Т.1.

  27. Флоровский Г. Пути русского богословия. Париж, 1937.

  28. Фроянов И. Я. Исторические реалии в летописном сказании о призвании варягов // Вопр. истории. – 1991. - №6.

  29. Фроянов И. Я. Киевская Русь: Очерки соц.-полит. истории / Отв. ред. В. В. Мавродин. – Л.: Изд-во Ленингр. гос. ун-та, 1980. – 256 с.

  30. Шайкин А. А. «Се повести временных лет»: От Кия до Мономаха. – М.: Современник, 1989. – 253 с.

  31. Шахматов А. А. Сказание о призвании варягов. – Спб., 1904.


II. Источники


  1. Иностранцы о Древней Москве. Москва XV-XVII веков / Сост. М. М. Сухман. М., 1991.

  2. Повесть временных лет. Ч.1. Текст и перевод / Подгот. текста Д. С. Лихачева, Пер. Д. С. Лихачева и Б. А. Романова; Под ред. В. П. Адриановой-Перетц. – М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1950. – 405 с.: ил.




1 Соловьев С. М. Исторические письма. Письмо №28. СПб., 1911. С.215.

2 Милов Л. Природно-климатический фактор и менталитет русского крестьянства // Общественные науки и современность. 1995. № 1. С. 86-87.

3 Федотов Г. П. Судьба и грехи России. СПб., 1991. Т.1. С. 74-75.

4 Повесть временных лет. Ч.1. Текст и перевод / Подгот. текста Д. С. Лихачева, Пер. Д. С. Лихачева и Б. А. Романова; Под ред. В. П. Адриановой-Перетц. – М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1950. – 405 с.: ил. (с. 18)

5 История государства Российского: Жизнеописания. IX-XVI вв. / Рос. нац. б-ка. – М.: Изд-во «Кн. палата», 1996. – 480 с.: ил. (с.8)

6 Шахматов А. А. Сказание о призвании варягов. – СПб., 1904. – 82 с.

7 Греков Б. Д. Киевская Русь / Отв. ред. Л. В. Черепнин. – М.: Госполитиздат, 1953. – 568 с. (с. 452)

8 Фроянов И. Я. Исторические реалии в летописном сказании о призвании варягов // Вопр. истории. – 1991. - №6. – с. 3-16. (с. 11)

9 Пашуто В. Т. Внешняя политика Древней Руси. – М.: Наука, 1968. – 472 с.: ил.

10 Козлов Ю. Ф. Страницы правления государством Российским. – Йошкар-Ола: Мар. кн. изд-во, 1990. – 192 с. (с. 24)

11 Шайкин А. А. «Се повести временных лет»: От Кия до Мономаха. – М.: Современник, 1989. – 253 с. (с. 39)

12 История государства Российского: Жизнеописания. IX-XVI вв. / Рос. нац. б-ка. – М.: Изд-во «Кн. палата», 1996. – 480 с.: ил. (с. 39)

13 Рыбаков Б. А. Киевская Русь и русские княжества XII-XIII вв. – М.: Наука, 1993. – 591 с.: ил. (с.368)

14 Литаврин Г. Г. К вопросу об обстоятельствах, месте и времени крещения княгини Ольги // Древнейшие гос-ва на территории СССР. – М., 1986. – С. 49-57.

15 Греков Б. Д. Киевская Русь / Отв. ред. Л. В. Черепнин. – М.: Госполитиздат, 1953. – 568 с.

16 Пресняков А. Е. Лекции по русской истории. Т. 1. Киевская Русь. – М.: Соцэкгиз, 1938. – 279 с.

17 Фроянов И. Я. Киевская Русь: Очерки соц.-полит. истории / Отв. ред. В. В. Мавродин. – Л.: Изд-во Ленингр. гос. ун-та, 1980. – 256 с.

18 Сахаров А. Н. Дипломатия Древней Руси: IX – первая пол. X в. – М.: Мысль, 1980. – 358 с.: ил.

19 Пресняков А. Е. Лекции по русской истории. Т. 1. Киевская Русь. – М.: Соцэкгиз, 1938. – 279 с.

20 Сахаров А. Н. Дипломатия Святослава. – М.: Междунар. отношения, 1991. – 239 с.: ил.

21 Каргалов В. В. Полководцы X-XVI вв. – М.: ДОСААФ, 1989. – 334 с.

22 История государства Российского: Жизнеописания. IX-XVI вв. / Рос. нац. б-ка. – М.: Изд-во «Кн. палата», 1996. – 480 с.: ил. (с. 57)

23 Аверинцев С. С. Крещение Руси и путь русской культуры // Страницы зарубежной русской печати. М.: Мюнхен, 1988. (с. 447)

24 Леонтьев К. Избранное. М., 1993. (с. 103)

25 Рыбаков Б. А. Киевская Русь и русские княжества XII-XIII вв. – М.: Наука, 1993. – 591 с.: ил. (с. 416)

26 Каргалов В. В. Полководцы X-XVI вв. – М.: ДОСААФ, 1989. – 334 с.

27 Рыбаков Б. А. Киевская Русь и русские княжества XII-XIII вв. – М.: Наука, 1993. – 591 с.: ил. (с. 452)

28 Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии. М., 1991. (с. 507)

29 Гумилев Л. Н. От Руси к России: Очерки этнич. истории. – М.: Экопрос: Прогресс, 1992. – 335 с. (с. 125)

30 История государства Российского: Жизнеописания. IX-XVI вв. / Рос. нац. б-ка. – М.: Изд-во «Кн. палата», 1996. – 480 с.: ил. (с. 150)

31 Творогов О. В. Древняя Русь: События и люди. – СПб: Наука, 1994. – 219 с. (с. 53)

32 Творогов О. В. Древняя Русь: События и люди. – СПб: Наука, 1994. – 219 с. (с. 53)

33 Каргалов В. В. Иван III // Каргалов В. В. Полководцы X-XVI вв. – М., 1989. (с. 168)

34 Савицкий П. Н. Геополитические заметки по русской истории // Вопросы истории. 1993. №11-12. С.127.

35 Гумилев Л. Н. От Руси к России: Очерки этнич. истории. – М.: Экопрос: Прогресс, 1992. – 335 с. (с. 146)

36 История государства Российского: Жизнеописания. IX-XVI вв. / Рос. нац. б-ка. – М.: Изд-во «Кн. палата», 1996. – 480 с.: ил. (с. 209)

37 Кульпин А. Социально-экономический кризис XV века и становление российской цивилизации // Общественные науки и современность. 1994. №1. С.94.

38 Ученые записки научно-исследовательских институтов общественных наук. Институт истории. М., 1929. Т.IV. С. 39-50.

39 История государства Российского: Жизнеописания. IX-XVI вв. / Рос. нац. б-ка. – М.: Изд-во «Кн. палата», 1996. – 480 с.: ил. (с. 275)

40 Кондрашенков А. А. Великий князь и государь всея Руси Иван Васильевич // Очерки истории в портр. гос., полит. и обществ. деятелей (X-XX вв.) / Под общ. ред. Е. В. Кодина. – Смоленск, 1994. С. 51-52.

41 Громов М. Н. Максим Грек. – М.: Мысль, 1983. – 199 с. – (Мыслители прошлого). (с. 31)

42 Иностранцы о Древней Москве. Москва XV-XVII веков / Сост. М. М. Сухман. М., 1991. С.34.

43 Скрынников Р. Г. Государство и церковь на Руси XIV-XV вв. // Подвижники русской церкви. Новосибирск, 1991. С. 32.

44 Иностранцы о Древней Москве. Москва XV-XVII веков / Сост. М. М. Сухман. М., 1991. С.34.

45 Флоровский Г. Пути русского богословия. Париж, 1937. С.13.

46 Громов М. Н. Максим Грек. – М.: Мысль, 1983. – 199 с. – (Мыслители прошлого). (с. 31)

47 Иностранцы о Древней Москве. Москва XV-XVII веков / Сост. М. М. Сухман. М., 1991. С.34.

48 Иностранцы о Древней Москве. Москва XV-XVII веков / Сост. М. М. Сухман. М., 1991. С.34.

49 Кобрин В. Б. Иван Грозный. – М.: Моск. рабочий, 1989. – 175 с.: ил. (с. 145)

50 Кобрин В. Б. Иван Грозный. – М.: Моск. рабочий, 1989. – 175 с.: ил. (с. 145)

51 Зимин А. А., Хорошкевич А. Л. Россия времен Ивана Грозного / Отв. ред. В. Т. Пашуто. – М.: Наука, 1982. – 184 с.: ил. (с. 147)

52 Иностранцы о Древней Москве. Москва XV-XVII веков / Сост. М. М. Сухман. М., 1991. С.34.



Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации