Гарифуллин Рамиль. Психологические расчёты и просчёты нашего времени - файл n1.doc

Гарифуллин Рамиль. Психологические расчёты и просчёты нашего времени
скачать (1492 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1492kb.03.11.2012 04:45скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
РАМИЛЬ ГАРИФУЛЛИН

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ РАСЧЁТЫ И ПРОСЧЁТЫ НАШЕГО ВРЕМЕНИ

ОГЛАВЛЕНИЕ

ПСИХОЛОГИЯ АЭРОФОБИИ

ПСИХОЛОГИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО БЛЕФА

ПСИХОЛОГИЯ ФИЛОСОФОВ

ПСИХОЛОГИЯ ЗИДАНА ИЛИ «УБИЙСТВО» ОДНИМ СЛОВОМ

ПСИХОЛОГИЯ ПРИНЯТИЯ СЕБЯ

ПСИХОЛОГИЯ И ОБРАЗ ТАТАРИНА

ПСИХОЛОГИЯ ИГРЫ И ИГРОМАНИИ В РОССИИ

ПСИХОЛОГИЯ СИМУЛЯКРОВ ИЛИ ПУСТЫХ ЗНАКОВ И ПУСТЫШЕК

ПСИХОЛОГИЯ КОДИРОВАНИЯ ОТ АЛКОГОЛИЗМА

ПСИХОЛОГИЯ КОМПЛЕКСА НАЦИОНАЛЬНОЙ НЕПОЛНОЦЕННОСТИ


ПСИХОЛОГИЯ СОЗНАНИЯ И ПОДСОЗНАНИЯ

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ ОБЩЕСТВА

ПСИХОЛОГИЯ МЕЖНАЦИОНАЛЬНОГО ТЕЛЕВИДЕНИЯ

ПСИХОЛОГИЯ КАТАСТРОФЫ В РОССИИ ИЛИ ПОИСК СИМУЛЯКРОВ И ИДЕОЛОГИИ

ПОСТМОДЕРНИСТСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ ИЛИ ПРИНЦИПЫ И АЛГОРИТМЫ ИСКУССТВА

НАНОПСИХОЛОГИЯ КАК НОВАЯ НАУКА. НАНОФИЛОСОФИЯ КАК НОВОЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ

ПСИХОЛОГИЯ ПАМЯТИ ОБ УМЕРШИХ

Психология смерти или шоу в мире симулякров

ПСИХОЛОГИЯ ПРЕПОДАВАЕМАЯ В ВУЗАХ И ЕЁ ОПАСНОСТЬ

ПСИХОЛОГИЯ ПОСТМОДЕРНОВОЙ ЗАВИСИМОСТИ

ПСИХОЛОГИЯ ЖЕНЩИНЫ В ЭПОХУ ПОСТМОДЕРНА

ПОСТМОДЕРНИСТСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ ИЛИ ЯЗЫК И АЛГОРИТМЫ ИСКУССТВА В ПСИХОЛОГИИ

Психология предпринимателя.

ПСИХОЛОГИЯ ПРОСТИТУЦИИ

ПСИХОЛОГИЯ ДЕНЕГ

ПСИХОЛОГИЯ ДЕСТРУКТИВНОЙ ЭСТЕТИКИ

ПСИХОЛОГИЯ ШАХИДОВ И ТЕРРОРИСТОВ

ПСИХОЛОГИЯ РОЗЫГРЫША

ПСИХОЛОГИЯ СМЫСЛА ЖИЗНИ И СУИЦИДА

ПСИХОЛОГИЯ ШИЗЫ

ПСИХОЛОГИЯ "ТРЕТЬЕГО ГЛАЗА" И ВИДЕНИЯ

ПСИХОЛОГИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО БЛЕФА:

Введение в манипуляционную психологию и ее принципы:

пальмировка, шанжировка, пассировка

Манипуляционная психология и ее место в научной психологии

БЛЕФОАНАЛИЗ

1.1. О блефе

1.2. Блефоанализ и как определить обманывающего

1.3. Заблуждение

1.4. Как распознать блефующего?

1.5. Теория дезинформаций. Слухи и утки

1.6. Слухи о слухах

1.7. Многократные страховки или "проверяй проверяющего"

1.8. Искусственный слух - как зондаж общественного мнения

1.9. Блеф и нелогическая логика

1.10. Полублеф

1.10.1. Фальсификация

1.10.2. Дезориентация

1.10.3. Пустословие

1.10.4. Маскировка

1.10.5. Полуправда

1.10.6. Переформализация

1.11. Основы блефоанализа. Как блефуют следователь и допрашиваемый?

Глава 2. БЛЕФ В РАЗЛИЧНЫХ СФЕРАХ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

2.1. Блеф между следователем и допрашиваемым

2.1.1. Тактические приемы против блефующего подследственного и допрашиваемого

2.1.2. Как блефует следователь?

2.1.3. Как работает детектор лжи?

2.1.4. Принцип манипуляций между следователем и допрашиваемым

2.2. Блеф на телевидении и в других средствах массовой информации. (СМИ)

2.2.1. Основные приемы

2.2.2. Слухи и утки в СМИ

2.2.3. Специальные формы изложения материала

2.2.4. Приемы скрытой рекламы

2.2.5. Приемы одностороннего и избирательного освещения информации

2.2.6. Прием искусственно-организованных писем и жалоб

2.2.7. Догадки и предположения в форме фактов

2.2.8. Приемы заказных материалов

2.2.9. Приемы искусственных скандалов (экономических, политических, семейных, межличностных и т.п.)

2.2.10. Прием недостоверных и заказных социологических исследований

2.2.11. Прием подкинутых материалов

2.2.12. Заблуждение и имидж в СМИ

2.2.13. Ссылка на некомпетентные источники

2.2.14. Представление материалов прошлого как настоящих

2.2.15. Цитирование несолидных изданий и решений сомнительных собраний

2.2.16. Прием "жареных фактов"

2.2.17. Лживая информация и ее опровержение

2.2.18. Прием "промелькнувшей информации"

2.2.19. Прием "разорвавшейся бомбы"

2.2.20. Блеф и технические приемы, используемые на телевидении

2.2.21. Принцип манипуляций в средствах массовой информации

2.3. Блеф в рекламе

2.3.1. Основные приемы

2.3.2. О скрытой рекламе

2.3.3. Семиотика в рекламе и названия фирм

2.3.4. Техника искусственного ажиотажа

2.3.5. Заведомо ложная реклама

2.3.6. Приемы ложной и недобросовестной рекламы

2.3.7. Принципы манипуляций в рекламе

2.4. Блеф в коммерции и торговле

2.4.1. Основные приемы

2.4.2. Блеф при продаже недвижимости и земли

2.4.3. Принцип манипуляций в коммерции

2.5. Блеф в политике

2.5.1. Политические диверсии или просто психологическая война

2.5.2. Прием лживой шарманки

2.5.3. Спекуляция

2.5.4. Манипуляции цифрами и фактами

2.5.5. Эффект драматизирующего воздействия

2.5.6. "Посмотрите какой я и как я живу..."

2.5.7. Введение в заблуждение благодаря безграмотности и мало информированности масс

2.5.8. Блеф и политический авантюризм

2.5.9. Блеф и политическая демагогия

2.5.10. Блеф и политическое угодничество

2.5.11. Подставные кандидаты в предвыборной борьбе

2.5.12. Блеф и манипуляции в политике

2.5.13. Политические игры

2.5.14. Политические манипуляции и блеф при отстранении лидером своего подчиненного

2.5.15. Блеф и деньги для политика

2.5.16. Блеф и политические мифы

2.5.17. Блеф и аппаратные игры

2.5.18. Манипуляции политического лидера

2.5.19. Официальный лидер в руках скрытого лидера

2.5.20. Блеф с искусственно созданной оппозицией

2.5.21. Блеф политического лидера с деньгами народа

2.5.22. Подставные лица

2.5.23. Блеф и двойники

2.5.24. Агенты влияния, кто они?

2.5.25. Блеф и система безопасности

2.5.26. Имидж политика

2.5.27. Власть и блеф в средствах массовой информации

2.5.28. Закон нейрона в политике

2.5.29. Фальсификация и подделка политических документов

2.5.30. Подделка во время предвыборной кампании

2.5.31. Прием обмана избирателей

2.5.32. Блеф некомпетентного лидера

2.5.33. Блеф нового лидера перед подчиненными старого

2.5.34. Принцип манипуляций в политике

Глава 1. БЛЕФОАНАЛИЗ


КОЭФФИЦИЕНТЫ БЛЕФА ПОЛИТИКОВ, ОПУБЛИКОВАННЫЕ В ЕЖЕНЕДЕЛЬНИКЕ "АРГУМЕНТЫ И ФАКТЫ

БЛЕФ КАК ОСНОВА СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ПОЛИТИКИ

АНАЛИЗ БЛЕФА РАЗЛИЧНЫХ СОВРЕМЕННЫХ ПОЛИТИКОВ

БЛЕФ ПУТИНА ТИГРЁНКОМ

ИГРОМАНИЯ КАК ОСНОВА КРАХА МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ

ПУТИН КАК СКРИПТОР РОССИИ В ЭПОХУ ИГРОМАНИИ И БЛЕФОМАНИИ

Смерть Алексия Второго как зеркало смерти папы Иоанна Второго?

СМИ в эпоху кризиса, блефомании и игромании

ПСИХОЛОГИЯ АЭРОФОБИИ

И вновь авиакатастрофа… На этот раз под Донецком…И вновь человеческие жертвы… И вновь некоторые авиакомпании несут материальные убытки из-за аэрофобий.

Уже стало традицией после посадки самолёта аплодировать. Многих лётчиков это раздражает. Так, например, Герой России, лётчик-испытатель Сергей Мельников во время психоаналитической беседы со мной на страницах газеты «Аргументы и время» №7, 2006 («Аргументы недели») заявил, что он эти аплодисменты не переваривает, дескать, люди насмотрелись западных фильмов, дескать, почему мы не аплодируем водителям автобусов, хотя в автомобильных авариях гибнет намного больше. Согласно лётчику - это страх от незнания, дескать, если людям суждено погибнуть в авиационном происшествии, то самолёт упадёт именно на их поезд. Мельников утверждает, что всё это от недоверия высшей силе.

И всё-таки громкость этих аплодисментов растёт с каждым годом всё сильнее и сильнее. Более того, порой она переходит на бис, как когда-то в Большом театре после окончания спектакля. Что остаётся делать лётчиками при выходе из своей кабины? Кланяться?...

Но за что и почему авиапассажиры хлопают после посадки самолёта. Наш экспресс-опрос показал, что треть опрошенных, таким образом, выражает свою радость, что закончилось осознаваемое или неосознаваемое напряжение, которое было во время полёта. Некоторые признавались, что успешная посадка для них – это как второе рождение, как экстрим, как способ и условие при котором можно переоценить всю жизнь. Причём это говорят авиапассажиры, у которых не было никаких причин волноваться. Именно эта часть является инициаторами или затравщиками самолётных аплодисментов. Половина опрошенных поддаётся стадному чувству и конформизму, и, аплодируют потому, что другие начинают хлопать. Оставшиеся назвали другие причины (благодарность пилотам, традиции, где-то видели, не знали причины своих аплодисментов и т.п.)

Несмотря на то, что значительная часть пассажиров, казалось бы, во время полёта внешне не выражает своего беспокойства, в действительности, значительная часть из них защищается обратным чувством (чем более смеётся, тем более боится; чем более пьян, тем более «опьянил» большой страх; чем крепче спит, тем крепче цепляется за сон, дабы усыпить себя от страха; чем энергичнее отвлекается, тем энергичнее боится и т. п.) Часть пассажиров-«философов» молятся в явной и неявной форме, абстрагируясь на категории судьбы, Бога и т.п. И лишь незначительная часть летит по привычке потому, что летает систематически и срабатывает адаптация и нечувствительность к страху, вызванная психологической схемой «со мной этого в прошлом не было, значит этого не будет и в настоящем и в будущем». Для последних самолёт - это не роскошь, которая вызывает фобию из-за полёта и большой цены за авиабилет, а средство передвижения. Есть смешанные типы, у которых срабатывают наложение всех вышеприведённых психологических механизмов.

Казалось бы аэрофобия это негативное психологическое явление наносящее моральные убытки для авиапассажиров и материальные для авиакомпаний… Но оказывается, что некоторые, наоборот, из этого черпают силы для того, чтобы жить и ценить жизнь по новому. Авиаполёты становятся разновидностью экстрима. Вот о чём, мне поведал один из моих пациентов на сеансе (далее я привожу его размышления):

«Обычно я езжу в командировки на поезде. На этот раз так получилось, что пришлось лететь самолётом. В то время сравнительно часто происходили авиакатастрофы и я часто задумывался об этом и тешил себя тем, что не оказывался в этих злополучных самолётах. Тогда я сидел в аэропорту в зале ожидания и смотрел телевизор и как назло в новостях сообщили ещё об одной авиакатастрофе. Кроме того, сообщалось, что именно на конец года приходится наибольшее количество аварий в воздухе. Я летел в командировку в первых числах декабря. После такой информации я уже не мог избавиться от страха, который меня преследовал всю дорогу. Более того, этот страх я обнаружил на лицах некоторых пассажиров. Весь полёт для меня был пыткой. Мне казалось, что я лечу в вечность. Я прислушивался к звуку мотора. Когда этот звук в силу каких -то причин пропадал, я спрашивал своих соседей об этом и они меня успокаивали. Когда бортпроводница начинала ходить из одного конца салона в другой, то мне казалось, что это связано с какими-то неполадками самолёта. Наибольший страх я испытал в начале полёта, когда бортпроводница начала рассказывать как пользоваться спасательными принадлежностями и показала, где они находятся. Всё это я воспринял не как обучающую лекцию, а как признак начала авиакатастрофы. В течение всего полёта из меня выходил холодный пот. Видя, что в состоянии аналогичного переживания находятся и другие пассажиры, я ещё больше испытывал страх. Весь этот ад кончился лишь после приземления. К своему удивлению, когда я вышел из самолёта, то испытал такое чувство счастья и душевного умиротворения, которое не испытывал, пожалуй, никогда. Мне всё было интересным : серое небо, деревья, люди. Я как-то по-особому стал видеть окружающий меня мир. В эти моменты меня не покидала мысль, что как хорошо, что всё обошлось и в воздухе ничего не случилось. Я тешил себя этим, сравнивая мысленно тот ад с этим живым и красивым миром. В эти моменты я был, добр как никогда. Общение моё было настолько альтруистичным, что я поймал себя на мысли: “Не схожу ли я с ума?”. Один прохожий сказал своей спутнице о том, что я странный какой-то. Я взглянул на себя в зеркало и не узнал себя. На меня смотрел мужчина с яркими и искристыми глазами, теми глазами, которые были у меня в далёком детстве. Я понял, что открыл в себе забытое прошлое. Но это состояние таяло прямо на глазах и уже через три часа оно уменьшилось так сильно, что я вспомнил о своих эгоцентрических целях, начались перепады настроенья, я перестал быть странным и уже не вызывал интереса у прохожих, я стал как все : целеустремлённым и озадаченным мирскими и обывательскими проблемами. Но на улице встречались люди, которые в чём-то напоминали меня после полёта. Это были люди в нетрезвом состоянии. И я выпил и вновь ощутил тот полёт души, который был у меня после полёта на самолёте. И всё-таки опьянённое состояние уступало по уровню наслаждения тому состоянию, которое мне подарила авиакатастрофа, которая состоялась, как я понял потом, в моей голове».

Необходимо различать боязнь летать на самолётах, от аэрофобии. Боязнью летать на самолётах страдают 4 из 10 пассажиров, но эти четыре боязливые пассажира, время от времени летают, испытывая негативные переживания. Это установил физиолог Лукас ван Гервен (Lucas van Gerwen) из университета Лейдена, изучив страхи 5 тысяч пассажиров авиалиний. То есть это авиапассажиры, которые в той или иной степени боятся летать, но летают. Аэрофобия – это беспричинный страх летать на самолётах, приводящий к панике и неспособности летать на самолётах нигде и никогда. Очевидно, что грань между тем, где имеет место беспричинный страх, а где причинный, обнаружить тяжело, тем более тогда, когда авиакатастрофы случаются часто. Картинка под названием «авиакатастрофы случаются часто» рисуется телевидением (она не в пользу прагматическим целям авиакомпаний), статистикой (но эта статистика психотерапевтична, то есть некорректна, когда говорится, что количество автокатастроф в сотни раз больше, чем авиакатастроф, не упоминается, что число автопассажиров в десятки тысяч превышает число авиапассажиров), рисуется интервью представителями авиакомпаний (в целях завлечения, снятия страхов и убытков вызванных фобиями).

Необходимо признать, что большинство авиакомпаний работают под девизом: «А куда вы денетесь без нас!». Иными словами, успокоитесь и придёте обратно в наши старые и недорогие русские рулетки-самолёты, помолитесь и полетите, а потом обязательно будут аплодисменты…
ПСИХОЛОГИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО БЛЕФА
Оценка послания президента Путина Федеральному собранию была уже проделана многими политологами и политиками. В то же время необходимо признать, что оценка этого послания с психологической точки зрения практически отсутствует. Но именно такой подход может пролить свет на нечто сокрытое и не услышанное. Такую оценку можно сделать в нескольких направлениях. Одно из них связано с рассмотрением Путина не только как личности, отчитывающейся, рисующей перспективы развития общества, и наконец, предлагающей рецепты оздоровления, но и личности воздействующей, внушающей и блефующей. Именно оценки последних характеристик и будет посвящён мой анализ. Такая оценка в настоящее время вполне оправдана так как до сих пор ни Греф, ни Касьянов, ни другие, не предложили целостной программы реформирования и всё держится на рейтинге президента и надеждах наших граждан. Всё держится на персоне Путина, его воле , которая рисуется, внушается им самим же. Но такой гипноз долгим быть не может. Путин чувствует, что настало время подключать иные ресурсы, которые не должны быть завязаны на его персоне. Он это делал и делает, но эти ресурсы почему-то плохо подключаются. Поэтому всё послание как и прежде до сих пор остаётся гипнотической установкой, набором неких социально-оздоровительных установок-призывов и не более. Хотя некие попытки уйти от деклараций и прописных истин, которые и так затёрли мозги нашим гражданам президентом, сделаны.

Необходимо признать феномен Путина как воздействующего субъекта. Об этом говорит вся физиогномика нашего президента, её динамика и умение играть на камеру. Впервые в истории страны перед нами президент топ-модельного формата. Согласно социологическим исследованиям, Путин нравится многим россиянкам, и не как политик, а как мужчина. Он спортивен и строен и при этом активно пользуется этим. Говорит то, что от него хотят услышать. Много говорит о том, какими мы должны быть и какие мы все хорошие. Пробрасывает подбадривающие установки, призывы и т.д. и т.п. Таким образом, феномен Путина это феномен гипнотизёра-обольстителя. Поэтому и в послании Федеральному собранию, он не изменил своему амплуа. Умудрился обольстить многих ранее критически настроенных политиков и политологов. Хочется верить, что это не связано с прикормленностью последних, а является лишь следствием Путинского воздействия.

Меня как психолога, изучающего манипуляции личности и написавшего несколько книг об этом, радует страсть, кураж, воля, которую излучал Путин во время своего выcтупления. Она была искренна, но искренно ли было то, что он говорил.

В связи с этим попробуем качестве2нно и количественно оценить блеф нашего президента.

Анализ текста послания по шкале блефа, разработанной нами, показывает, что одной из главных составляющих блефа Путина является воздействие на чувства и даже на подсознание. Впервые, президент довольно остро заговорил об угрозе ("Мы стоим перед лицом серьёзных угроз"). Возможно опасения президента имеют основания, но при этом нельзя забывать, что победа Путина на прошлых выборах была основана на страхе граждан. Взрывались дома, совершались террористические акты. Именно с вершины руин, обусловленных этими гнусными событиями, к нам спустился Путин. Это сейчас мы адаптировались к этому или просто забыли об этом. Есть вероятность, что этот старый приём стрессо-терапии будет вновь использоваться. Теперь Путин сделает ставку на внешнюю угрозу и ростки этого уже появились в его послании к Федеральному посланию. Иного эффективного пути поддержания своего рейтинга у Путина пока нет.

Кроме того, существенной составляющей блефа (внушения) Путина является его щедрость на социально-терапевтические установки. ("Россия должна быть..." "будет сильной страной" и т.п.) Это элементы политического внушения. В устах иного политика это ничто. В устах Путина как гениального обольстителя это что-то.

Таким образом, коэффициент блефа воздействием у Путина составил 7,1%.

Когда читаешь послание Путина, то чувствуешь какую-то внутреннюю его противоречивость. В докладе имеет место некая раздвоенность. Оно и понятно, ведь мы до сих пор не определились с тем куда мы все идём. Отсутствие единой установки и направленности общественного сознания (в частности идеологии), которое обуславливает социальную шизофренизацию всех уже достало, в том числе и Путина. Он смешивает несмешивающееся. Либеральная вера никак не совместима с принципами, на которых он планирует родить феномен патриотизма. Так например, предлагаемые Путиным способы оздоровления страны противоречат провозглашённым им гуманным целям. Будут много пострадавших. В тексте много противоречий. Так например, с одной стороны он сильно критикует парламентариев (не своих), но, с другой, планирует опираться на их парламентское большинство. С одной стороны Путин похвалил крупные корпорации за то, что они на мировом рынке заняли достойное место, но, с другой поругал за то, что убивают конкуренцию

Таким образом, блеф противоречием Путина составил 7,9%.

Визуальный анализ выступления Путина показывает, что там где Путин говорит о социальных и политических проблемах, он более уверен, и поэтому, блефовых движений, интонаций и других характеристик, свидетельствующих о несоответствии жестов и речи, меньше. Но там, где начинается изложение экономической программы, он теряет уверенность и естественность. В этом случае элементы блефа возрастают. И здесь появляется блеф умолчанием. Так например, в послании ничего не говорится о производстве, о деревне, о малом бизнесе и многом другом.

Блеф умолчанием в послании Путина занимает особое место. Кажется порой вот-вот будут озвучены конкретные виновники. Но критики конкретных чиновников мы не услышали. Они Путиным проговаривались внутрь. Возможно это сделано умышленно. Это изощрённая форма политического блефа и внушения. Или другой пример. В некоторых местах по сути звучит скрытая критика США (несколько раз), но эта страна не произносится (впереди ведь саммит и празднование 300-летия Санкт-Петербурга, на которых будет встреча с Бушем).Это уже внушение на расстоянии... внушение за океан. Всё это понятно. Всё это оправданно. Также президент умолчал слово "Ирак", но он в послании есть. Опять в скрытой форме.

Имеет место блеф умолчанием по поводу невыполнения предыдущего послания и источников экономического роста.

Такие формулировки Путина как: "Говорю очень аккуратно, как видите", или другая самокритичная формулировка: "Власть не может, не должна, не имеет права обманывать граждан своей собственной страны", говорят в конце концов о самокритичной оценке Путиным себя как воздействующего, как блефовавшего в прошлом. Это политическое очищение. Во всяком случае, хочется, чтобы это было так.

Таким образом, блеф умолчанием Путина составил 8,1%.

Блефотрюкачество цифрами и блеф искажением незначителен и далёк от показателей Кудрина и Касьянова. Российской экономической науки нет и нет необходимости злоупотреблять экономическими показателями.

Таким образом, блеф искажением составил 4,2%

Кроме того, в послании имеют место элементы косвенного внушения и блефа, направленные к гражданам России. Обращаясь к парламентариям, Путин в действительности обрабатывает электорат. В этом случае он напоминает отца, который понарошку бьёт обидчика своего дитя, чтоб тот успокоился. Но парламентарии и чиновники на это сделали свою поправку.

В целом послание довольно аморфно, ералашеобразно, эклектично. Нет концепции, нет идеологии. Провозглашены механизмы их создания, но заработают ли они? То что есть у Путина это воля и нечто, что родится потом, благодаря нам с вами, и, поэтому король будет уже не такой голый.

Итак подведём итог. Общий коэффициент блефа Путина, рассчитанный по тексту послания Федеральному собранию составил 27,3%.


ПСИХОЛОГИЯ ФИЛОСОФОВ

Философская и психологическая свобода требует от нас признать, что каждый философ или психолог может избрать свою стратегическую линию поведения в науке и преподавании, но при этом он должен принять реалии современного состояния философии, заключающиеся, согласно нашим исследованиям, в том, что:

1. В России практически отсутствуют истинные субъекты философского творчества (нет философских школ). Именно объективного философского творчества. Так например, большинство тезисов 4-го международного конгресса философов оказались продуктами субъективного философского творчества (статьи имеют новизну для самих авторов, а не для философского сообщества).

2. Благодаря эпохе постмодернизма философия сейчас везде, и значит нигде. Она смешалась с Другим и размножилась. Появилось много микрокосмов и везде есть свои философы. В рекламе и даже в трамвайном ДЕПО. Деятельность философа теперь не выше деятельности любой другой профессии, например, булочника и т.п. Философия стала технологией. Очевидно это уже не философия. Это симулякры философии. Это трансфилософия.

3. О каком авторстве в философии может идти речь, если в эпохе постмодерна (а эта реальность прёт из всех окон) Автор уже давно умер.

4. На философов нет конкретных финансовых социальных заказов. Заказы есть на гуманитараные прикладные науки, разрабатывающие конкретные технологии, идеологии, концепции и т.п.

5. Философия исчерпала себя как источник наук, от которой всегда отпачковывались различные гуманитарные, когнитивные и естественные науки, которые теперь живут сами по себе и проводят свои конференции. Классическое ядро философии, где уже нет живости зафиксировалось, и, лишь живая оболочка философии - постмодернизм играет своими смыслами, адекватно отвечая на современную реальность. Но именно постмодернизм был по сути своей невежественно проигнорирован 4-м Международным конгрессом философов (именно он должен был быть вынесенным на название конгресса, но ему отвели скромное место).

6. Философское творчество всё чаще отождествляется с художественным творчеством новых смыслов.

8. Общаясь со многими преподавателями гуманитарных предметов я ощутил, что имеет место игнорирование в плане принятия современных постмодернистских подходов в решении учебных и научных проблем. С одной стороны, это обусловлено недостаточно широким и глубоким пониманием постмодернизма как особого типа современного философствования и мышления, а с другой, страхом изменить классическим традициям, схемам, моделям и т.п. Кроме того, причина и в том, что под маской постмодернизма часто себя предлагают различного рода “эпатажники и халтурщики от философии и наук”. Таковых на конгрессе было множество, не говоря о парафилософах различных мастей

9. Беспомощность всех выдающихся философов заключается в их психологизме. На какие бы высоты не поднималась философская мысль, в конце концов, она является особой формой рефлексии и идет из самой души. Отсюда заблуждение рассудка и невозможность выскочить в запредельное. Мы можем лишь философствовать о возможностях и невозможностях этого скачка. Стоять перед прыжком и мыслить... мыслить, но крылья от этого у нас не вырастают, и мы остаемся внизу все более и более разочарованными. Настало время изучать процессы этого психологизма, которые не дают нам познать запредельное, заблуждая нас. Необходимо изучать структуру и динамику этих заблуждений, формирования этих иллюзий. Настало время переосмысления философских систем прошлых столетий, так как психология как наука шагнула далеко вперед, а философия еще не смогла достойно оценить ее роль, являясь преимущественно психологичной и эмоциональной. Главной причиной философской активности философов является психологическая мотивация и психологизм. Они порождают рефлексии различных уровней - от примитивных до гениально глубинных и трансцендентных. Многие философы уверены, что проникают в потаенное, сокрытое, тайное, сущее, погружаются в структуры сущего, которое вещит, хотя в действительности это является иллюзией, высшей формой рефлексии и не более.

10. Если сложить все, что говорили философы в один сосуд и выпустить содержимое через узкое горлышко, то мы услышим стон и плач по бессмыслице существования человечества.

11. Ганс Христиан Андерсен – гениальный сказочник и не менее гениальный философ. Его глубинная философия и мудрость заставляют задумываться, плакать, радоваться, восхищаться не только детей, но и взрослых.

12. Вопрос о том, насколько личность изменяет своим философским концепциям в предсмертные дни - это вопрос о дальнейшем развитии и пересмотра всей философии. Это, пожалуй, своего рода фильтр. Философию можно отфильтровать через анализ философов по критерию, насколько они изменяют своим концепциям в пограничной ситуации и как они видят то, чего создали, находясь по сути дела в истине. И вот через этот фильтр надо пропустить всю философию, она сразу изменится, изменит свой цвет. И может это будет толчком к дальнейшему развитию мировой философии.

13. В наше время, особо опасно активное модернистско-религиозное эпигонство, игнорирующее современную, не менее опасную постмодерновую реальность. Это религиозное эпигонство, как последняя надежда спасти Россию сейчас в моде. Священники вышли в тираж. Такова эпоха постмодерна.

14. Только та философия, автор которой, будучи при смерти, вёл себя достойно своей философии, по-настоящему достойна признания. Критерием истинности и правоты философской системы должен быть вышеизложенный принцип. Именно этот принцип позволяет пересмотреть правильность и заблуждения многих философских систем.

Основной вопрос в философии это вопрос бытия и небытия. Большинство философов рассуждают о небытии, будучи в полном здравии, не находясь в пограничных ситуациях. Ох, как бы изменилась философия, если бы её авторы ожили и переписали бы её заново. Необходимо проанализировать, насколько философы, будучи при смерти имели желание изменить свои философские взгляды. Насколько они предавали свою философию и насколько вели достойно своей философии. К сожалению таких анализов и исследований до сих пор не существует.

15. Человечество в течении всей истории своего существования всегда “имело естественное заблуждение вообще”. Оно заблуждалось, и не желая этого. Но есть заблуждения человечества, которые оно само себе организует с собственного согласия. Вся истории философии — это анализ заблуждений философских теорий. До сих пор еще не рассматривались заблуждения, которые существуют, уже тогда, когда авторы философии (или другой деятельности) сами знают, что находятся в заблуждении, но с собственного согласия. Это те же жрецы, которые фокусничали с больными и создавали “науку заблуждения” и это решало проблемы прихожан.

Многие философы в какие-то моменты озарения осознавали, что они сами заблуждают себя. И это у них была защитная реакция на внешние трудности. Они понимали, что лгут, и не переставали этого делать, так как им от этого было хорошо. И лишь к концу жизни, находясь в пограничном сознании, они сами признавались себе и окружающим, что заблуждались с собственного согласия, дабы выжить. В предсмертные дни многие философы изменяли своим философским взглядам и теориям. Религиозники осознавали, что являются неверующими и умирали тяжело.

Философия “пограничного сознания” — это особая философия. Она отличается потому, что философ как-то иначе начинает воспринимать жизнь, свои концепции, которые он выдвигал при жизни. Следовательно возникает другая философия. Философия трансформируется.

16. Что дала мировая философия обществу, человечеству? Стало ли оно умнее? Как видно нет. Общество стало еще более больным. Для чего нужны эти творения?

Философия в скрытой форме влияла на научную мысль (физику и др. науки). Были бы открытия физики, если бы не было философских теорий? Роль философии в явной форме уловить трудно.

17. Философия в сознании обывателя мерцает только тогда, когда он соприкасается со смертью. Потом опять он становится обывателем. Чем больше философского в мышлении обывателя, тем он меньше обыватель.

18. Генеалогическое дерево чистого рассудка начинается с категорий. Это и есть философские фракталы. Например, четырехфрактальное философское дерево: количество, качество, отношение, модальность.

19. Есть на земле личности, которые находятся в поисках выражения нетривиальных смыслов, понятий, предложений и т.д. Все мы в своих рассуждениях похожи друг на друга. А эти люди говорят и выражаются так, как никто не выражался и не говорил никогда в истории человечества. Эти люди и называются философы.

20. Только философия может спасти веру и религию от нападок со стороны философов. Эта конфронтация философов будет всегда и победят в ней те, кто сумеет угомонить рассудок противников и создать систему знаний, по новому соединяющую чувственный мир с рассудочным.

21. Некоторые философы настолько глубоко вдумываются в слова и ответственно относятся к понятиям, что строят лишь аналитическое суждение, являющееся по сути своей тавтологией. Таким образом, тавтология может быть признаком научной корректности.

22. Сказка про Винни-пуха — глубокая философская сказка:

*. Можно дарить то, что когда-то было чем-то (лопнутый шарик, горшок)..

*. Можно дарить то, что у тебя уже было, но ты потерял (хвост ослика).

*. Шнурок может выходить и входить в горшок. И замечательно выходить “вот в чем дело”. Все зависит от нашего внутреннего мира.

*. В гостях можно оказаться в безвыходном положении в прямом (задница в дверях) и переносном смысле.

23. Философ в своем развитии минует четыре этапа:

*. Этап нарциссического самолюбования и самослушания. Философ очень интересен сам себе.

*. Этап, на котором философ не интересен сам себе.

*. Возвращение к интересу к себе, благодаря увеличивающемуся интересу к нему других.

*. Этап самопожертвования: общественная деятельность, ученики, умопомешательство и др.

24. Там, где психология скатывается к общим спекулятивным рассуждениям, начинается философия.

25. Творения некоторых философов представляют собой продукт интеллектуального нарциссизма, который является высшей и изощренной формой тавтологии, хотя порой и красивой.

26. Деструктивная философия создается благодаря следующим мотивациям:

*. Интеллектуальным самолюбованием и нарциссизмом философа.

*. Болезнью (алкоголизм философов и т.д.).

*. Конформизмом по отношению к государственному деятелю.

27. Философия — взгляд на мир через призму небытия.

28. Смешение строгих идеалистических логических построений с материалистическими приводит к полной аннигиляции сознания - тупику философского мышления. Не в этом ли деструктивность любого мышления? К счастью, в реальности, верх берет чувственность, и философ — мыслитель, благодаря ей стоит на идеалистической или материалистической позиции, оставаясь философом, а не мыслителем в состоянии хронической фрустрации.

29. Философы-классики издаются ежегодно большими тиражами, а вот число истинных носителей этих знаний уменьшается. Эти знания необходимо передавать, так как это отдельная деятельность и никакого отношения к изданию книг не имеет.

30. Перцепция блаженства убивает философский мыслительный процесс.

31. Все философские учения можно разделить на те, в которых:

*. Мы нужны Богу. Бог познает себя через нас (Гегель).

*. Бог нужен нам.

*. Между нами и Богом — взаимная нужность.

32. Космическое или планетарное мышление – мертвое мышление. Оно является продуктом мертвой философии, которую порой выдвигают философы технических учебных заведений.

33. Истинное понимание философов будущими поколениями, возможно будет только тогда, когда по цепочке, в процессе живого общения, люди будут передавать эти знания (аналогично танцам народа). В противном случае мы будем читать только мертвые книги, которые не могут донести до читателя, то, как необходимо понимать написанное. Компьютеризация не способна передать того настроения, которое вложил философ в своей работе. Не в этом ли постепенное умертвление духа.

34. Любой философ начинается с соединения в себе интеллектуального онанизма и нарцисцизма.

35. Философские труды как памятники стоят, а общество тем временем идет по своему. Неверно, то, когда говорят, что философские труды определяют европейское мышление.

36. Причина деструктивности личности многих ученых-философов лежит в стремлении, с одной стороны, поспевать за наукой, с другой – за Богом.

37. Способность декларирования своего личного мнения как последней инстанции, пожалуй, является необходимым, но не достаточным условием становления настоящего философа.

38. Основным критерием истинности философии данного автора должно быть его отношение к своим творениям в состоянии пограничной ситуации (присмерти).

39. Возможно ли написание глубинных философских трудов в состоянии сытости и комфорта?

40. Некоторые молодые философы, не познав достаточно психологии себя и других, не созрев к глубинным философиям, начинают тянуться к ним. Они не видят то, что у них под ногами, то, что имеет место в них. А лезут “высоко за звездами” и начинают болеть манией величия.

41. Часто способность к предельно глубинному философскому мышлению подразумевает неспособность жить в реальном мире, то есть бесполезность личности. Истинный философ всегда беспомощен в традиционном понимании и всемогущ в нетрадиционном.

42. Философы-любители в большинстве своем читают философию эмоционально, без продуктивного мышления. Истинный философ должен возвышаться над своей деструктивностью, читать философию рационально. Эмоциональность философа-любителя может быть опасна для общества.

43. Некоторые философы порой настолько одержимы своей сверхидеей, что подключившись к ней, теряют способность говорить. Их речь сумбурна и нелепа. Вся ценность речи таких философов в паузах, которые для нас недосягаемы.

44. Некоторые становятся философами или психологами ради того, чтобы выражать проблемы своей души как проблему, присущую всему человечеству. Это заблуждение.

45. В какие глубины не проникала бы философская мысль, в конце концов она проникает в глубины психологических феноменов и не более.

46. Узнавание философом своей деструктивности в другом философе, может приподнять совместное философствование, а может и опустить его…

47. Философствование на уровне интеллектуального жевания и резонерства – особая деструктивность. Это всегда удаление от истины, хотя имеет место иллюзия продвижения к ней. Философствование, в основе которого лежит психологизм и мотивация личности, всегда есть изощренная форма резонерства. Философов без элементов психологизма никогда не существовало и не будет существовать. Таким образом, большинство философов являются резонерами, но высшей пробы.

48. Желание многих философов окончательно раз и навсегда принять ту или иную концепцию и больше не возвращаться к проблеме ее выбора —желание во что бы то ни стало успокоиться и остановить свой невроз, замаскированный под философствование. Это просто иллюзия прекращения поиска, так как пока невроз не исчезнет, философ будет вновь и вновь искать концепции философии, по сути своей, занимаясь поиском опоры от сшибающего с ног невроза бессмысленности существования. Очевидно, что вся надежда избавления от этой бессмысленности не в мышлении, а в жизнеутверждающем ощущении и переживании окружающего мира.

49. Некоторые философы мнят о себе. Поэтому и являются философами. Потом они разоблачают это и становятся психологами.

50. Филологическое жонглирование – деструктивность философа.

51. Любое абстрагирование и обобщение – это С-процесс (С- фрактал или конструкт смерти). Он умерщвляет конкретную мысль и приводит к редукции нормального жизнеутверждающего сознания. Истоки философствования лежат в страхе смерти.

52. Некоторые философы настолько эрудированны и набиты знаниями, что эти знания бродят в мозгу, так как не могут быть преобразованы в конкретную деятельность и актуализацию личности. Количество знаний еще ничто. Все зависит от качества.

53. Когда Ваше мышление существует для человечества, и человечество, благодаря ему начинает мыслить иначе, только тогда Вас можно назвать МЫСЛИТЕЛЕМ. Все люди мыслят, но не являются мыслителями.

54. Преимущественно все философские теории берут за основу либо сведение чувств к сознанию, либо сознания к чувствам.

55. Он научился мысленно бить себя по рукам и по мозгам, прекращая склонность мыслить тщеславно и заполнять себя гордыней. От этого в нем возникала фрустрация и пустота. Падало настроение…

Неужели в нем нет чего-то такого, чтобы заполняло его сознание и являлось причиной активности. Он был в поиске этого.

56. Некоторые философы уверены, что, барахтаясь в собственном интеллектуальном мирке, они могут повлиять на мир. Мир, дескать, сам придет к ним и начнет изменяться в соответствии с их исследованиями. Эти философы не вырываются из мира знаков. До тех пор, пока эти философы не будут разбавлять вину и ответственность за человечество, все их мечты о влиянии на мир останутся мечтами.

57. В любой философии (в том числе и той, которая стала классической) всегда движет скрытое или явное переживание, или эмоция. Поэтому любая философия — это только представление и не более. Именно поэтому существует много философий, которые прекрасны, но которые имеют совершенно противоположные точки зрения. Потому что наши чувства всегда противоречивы и даже парадоксальны.

58. Некоторые философские теории как патология сознания.

59. Философы говорят о Сущности. Она не нужна Человеку. Феномен Человека заключается в жизнеутверждающем восприятии жизни без помощи Сущности. Его устраивают маленькие сущности — квазисущности — иллюзии. Приближение к Сущности — это всегда приближение к Ничто, приводящее к деградации сознания. Таким образом, вопрос о Сущности должен изучаться настолько, насколько это способствовало бы безопасности сознания от деградации. В конце концов, проблема сущности - это псевдопроблема, которую можно удалить из философии или оставить как науку о структуре деградации сознания в процессе ее продвижения к Ничто.

60. Сколько зубов — сознаний поломали философы, грызя гранит Сущности!

61. Ум — зубы философа и не более.

62. Философия о Сущности, какой бы глубокой она не была, каким бы известным философом она не писалась, в конце концов, является субъективной конструкцией о Ничто.

63. Человек умереть по науке не сможет, так как метафизика, в конце концов, всего лишь наука о том, насколько глубоко мышление способно описывать пограничные переживания и чувствования (переживания ужаса небытия).

64. Философствование — это всегда уменьшение воли.

65. Необходимо отличать филистерское философствование от научного. Пожалуй, только последнее можно назвать философствованием.

66. В большинстве случаев все философы — личности, которые не совершают поступков, но имеют склонность их анализировать.

67. Есть испражнения, которые вызывают восторг интеллектуалов разных поколений. Это параноидные испражнения великих философов.

68. Корень мышления в той его части, которая направлена на познание нечто метафизического, запредельного, всегда произрастает из почвы чувствования и переживания. Таким образом, философии как науки, изучающей запредельные и метафизические объекты, не существует. Философия всегда обречена на редуцирование до уровня психологии, замаскированной под некую “философию”. Та строгая философия, которая нам известна, всего лишь синтез из лучших достижений естественных наук и фантастико-мистических конструкций.

69. Очень часто философы винят своих коллег за то, что они не понимают классиков философии, так как их надо понимать. В действительности, они их винят за то, что те не понимают так, как они это сами понимают.

70. Философы подразделяются:

*. Философы как ученые.

*. Философы как духовные практики.

71. Чем понятнее наука и чем лучше она объясняет окружающее, тем более она (эта наука) мифологична. Предсказуемость и прогнозирование в науке — это всегда миф. То есть имеет место некая беспроблемность и всепонимание. Читай науку и успокаивайся. Но стоит нам по настоящему войти в некую систему мышления и знаний, где все это исчезает и начинается истинная философия. Возникает вопрос: а в психологии есть ли проблемные точки, есть ли немифологичности? Там, где психология “сползает” в проблемность и непонятность, там она начинает быть философией.

72. Там, где в философии имеет место борьба параноиков, кончается философия и начинается психология.

73. Философия — мембрана клетки психологии.

74. Реальная философия — внешняя граница психологии, открытая миру запредельного. Увы! Часто мы имеем дело лишь с научной философией как внутренней границей психологии. Хотя нам кажется, что в философии мы открыты запредельному. В действительности, мы открываем свое запредельное не-Я в структуре своего Я.

Это запредельное не-Я — некая тень внешнего запредельного.

75. Околофилософское резонерство никакого отношения к философии не имеет. Это всего лишь психологическая защита интеллектуализацией, развивающаяся в потоке филистерского чтения философских работ. Реальная философия для такого субъекта часто бывает закрыта.

76. Многие проблемы естественных наук в начале были чисто философскими. Потом, по мере развития они перешли в разряд чисто научных проблем. Так, некоторые проблемы философии уже сейчас являются проблемами психологии. Философия, благодаря своему развитию тает.

77. Беспредметное брюзжание параноиков- «философов» есть философский мусор, из которого иногда настоящие философы делают философию.

78. Чаще всего новые философы рождаются благодаря непониманию старых философов.

79. Все психологические и философские парадоксы – это парадоксы мозговых путей и структур.

80. Философское мышление всегда депрессивно.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации