Литовско-польский пролет в истории Украины (14-15 в.). Люблинская и Берестейска унии, их оценка и последствия для Украины - файл n1.doc

Литовско-польский пролет в истории Украины (14-15 в.). Люблинская и Берестейска унии, их оценка и последствия для Украины
скачать (96 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc96kb.03.11.2012 05:49скачать

n1.doc

Литовско-польский пролет в истории Украины (14-15 в.). Люблинская и Берестейска унии, их оценка и последствия для Украины



I. Последствия татарского погрома для Украине.

Начало литовско-польских суток.

Флорентийская уния, ее последствия.

Постепенный падение Православной Церкви.

Борьба изза высота Православной Церкви.

1. Соборы.

2. Деятельность братств.

Возрождение православия.

Типографии.

Острозька академия.

Шкильництво.

Берестейска уния.

Украина впоследствии приняття унии.

Раскол для униятив и православных.

Религийна полемика.

Сторонники унии и переход к католицизму.

Итоги.

Литовско-польские день в истории Украины – это три века, окутанного дымкой забвения преисполненные тайн и парадоксов. Причины этого парадокса следует искать в реалиях постмонгольской эпохи – разрушении традиционных фундаментов жизни, прекращении летописания, нарушении политико-династичних связей с теми схиднослов’янскими регионами, где эта традиция сохранилась. Поэтому и немае в имеющихся источниках подробной информации о жизни украинских земель - более того, даже определенных сведений сравнительный ихне присоединение в Литву. В то эпоха лишь для западе вырастала и скреплялась новая углубление украинской политической и культурно-национальной жизни, пытаясь обеднати принайми захидньо-українськи земли и Правобережье, - для востоке, над Днепром шло порядок и упадок, менялись старые формы жизни и рождались новые.

Татарский поражение повлиял для смену политических отношений для ци- лим востоке Европи.На землях великоруских, сколько обеднувалися верховный близко Суздальсько-володимирського княжества, татарщина оставила здоровенный малость для всех участках жизни, отразилась для политическом укладе, для отношениях социяльних, культурных, даже для народные нравы и психици. Украинское население, которое привыкший к переполохам в путешествие долголетних половецких набегов, было сильно подвижно, персона нераз убегали из своих мест скрывались, а кроме еще возвращалось назад.

Киев перестал притягивать к себе почтение князей, Суздаль весь перестал разгорячаться украинскими делами, Галич был вдали и имел досить- своих хлопот.

Начало времени литовской политической пренебрежительности для Южной Русью был покладенний в 1340р. если дитя Гедимина Любарт закнязював для Волыни и Галичине. Последняя впоследствии 40 годов ожесточенной военно-политической борьбы отошла к Польщи. Таким образом, Волынь стала первым реальным достоянием Литвы для Украинских землях. Потом для протяжении одного-двух десятилетий заранее Литовского княжества перешли Киевщина, Сиверщина та Подилля. Большинство Украинских земель были присоединены в Литву во времена правления князя Ольгерда. Украинские земли в это эпоха не знали общественной борьбы для религиозной почве заранее лишь вследствие толерантность, которую обнаруживали обладатели Литвы. Она сформулировалась всей историей этого государства, которое выступало своеобразным буфером между православным Востоком и католическим Западом. Уже ее основатель правитель Миндовг, не маючи достаточных сил для борьбы из Тевтоньским орденом, сколько вел наступление для Литву почти лозунгом борьбы из язичництвом, был вынужден креститься изза католическим обрядом и учредить епископию (1251). Но это крещение хоть и принесло ему корону, изза высказыванием в литописця:1260 г. Миндовг расторг согласие с Орденом и Папой и отрекся вследствие христианства, руководствуясь собственными политическими расчетами.

Уже в 14 в. выразительно проявились “руски” влияния в Литве: вера приняли сыновья Гедимина Любарт, Кориат, Натримунт, Явнут, Ольгерд и почти неусыпно деть последнего. Достаточно поширенними были и семейные связки литовских князей с православными династиями Пивнично-сходной Руси. Ягайло, женившись для королеве Ядвизи, все связал судьбу своей страны с католической Польшей. По условиям Кревской унии язычников – литовцев было окрещено изза католическим обрядом, а бояр – католики уравнены в правах с польской шляхтой. Кроме того, изза Городольским привилегией в 1413 г. они получили исключительное право брать должности кастелянов и воевод и пить покровительство в работе государственного совета.

Характерной чертой политики правящих кругов Литвы относительно православной церкви была их поползновение лишиться зависимости вследствие Москвы (куда в 20 р.14ст.переихав духовенство ) Литовски обладатели стремились быть умежах своей страны самостоятельную церковную организацию.Параллельно прилагались немало усилий для возобновления едности католической и православной церквей.

Известно, сколько для переговоров сравнительный их унии для Констанцкий парламент (1414-1418) Витовт направил литовского митрополита и Григория Цамблака. Однако конец униии состоялось позже, 1439, для Флорентийскому, соборе, где были все выяснены неусыпно догматичные вопросы. Митрополит Исидор, сколько представлял для соборе для то эпоха митрополию Киевскую и всей Руси, был висвячений папой для кардинала. Возвращаясь из Италии в Москву, он разослал применительно подсобственным ему епархиям папскую булу, где сообщалось сравнительный укладнення униях. Однако принципал Московщини Василий ІІ все выступил навстречу заключенной в Флоренциии унии, а Митрополит Исидор безотложный был искать спасения в Риме. Вновь созданная митрополия, прежде находясь почти пренебрежительностью римского папы, впоследствии еще очутилась почти контролем Константинополя, где уния была вместе осуждена в 1451 г. Таким образом, для территории Большого княжества Литовского, церковная уния беспричинно и не была проведена в жизнь.

Где сколько другая положение сложилась для руских землях Короны, где позиции католичества были гораздо крепче, чем в Литовском государстве. И хоть и здесь православные пользовались свободой вероисповедания, их конфессия рассматривалась лишь ниже католической, признаком чего было налогообложение православного духовенства, ограничения отдельных культовых служб, церковного строительства впрочем др.

После заключения Люблинской унии позиции католицизма усилились. Целью унии было приеднення православной церкви к католицкоии с обязательным признанием верховенства Римского Папы, то есть расширение сферы влияния Ватикана к востоку впрочем заметное накопление церковных владений.

Кризисное добро православной церкви создавало в это эпоха условия не лишь для распространения идей церковного единения в украинском обществе, впрочем и для появления в нем сторонников этой идеи. Например защитник православия правитель К. Острозький в своих листьях к Папе отмечал Ничего не желаю гарячише. Как единства, веры и согласия всех христиан.” Люблинска уния усилила диспут окатоличивания и ополячения украинской элиты. Следствие для православия было одно - резкое сужение каналов материальноии поддержки. Ведь сами князья и богатые роды в свое эпоха строили храмы, финансировали монастыри, открывали школы пребывание церквях. Особливостю этого периода было то, сколько патронат – опека, средневековое спонсорство церкви, последовательно деформируясь, превращается в обычное область цервой или монастырем Эти религийни ячейки заставляли, давали в приданое, в наследство, сдавали в аренду, обменивали и продавали. Светская владычествовать неусыпно активнее проникает в церковную жизнь. Теперь уже не духовенство назначал епископов, их выдвигали или же господа-совет, или же один громадный князь, сколько открыло доступ к высшей иерархии светским лицам, которые не лишь не проникались церковно-религийними интересами, а обнаруживали лишь материальную заинтересованнисть, зберегаючи пребывание этом приманка свитски обычаи: охота, банкеты, насилие, распутная жизнь. Дошло заранее того, некоторые авантюристы принимали психический сан, подкупом занимали места епископов, а кроме распродавали иконы, земли. Недостойно вело себя даже и наивысшее духовенство. Так духовенство Онисифор Дивочка был звиновачений в двоеженстве; духовенство Кирилл Терлецкий появился заранее судом применительно подозрению в изнасиловании и убийстве; духовенство Ион Борзобогатий требовал у прихожан плату изза посещение церкви.

Трагедиею Православной Церкви было то сколько она гораздо уступала заранее католическим своим образованием. Схидня Церковь культурно обнищала и ее беллетристика ограничивалась церковно богослужебными книгами и книжками для набожного чтения, а этого было мало для культурно развитого человека. Такой персона мусила вертеться к латинскому, польскому писательству. К польско-латинской школе тяжело было попасти украинцу, а украинские школы стояли низко. Голодное, необразованное православное духовенство теряло знаток в народе.

В борьбе изза высота Православной Церкви выступали соборы и братства. Первым Областным Собором, постановления какого сохранились, был Виленский. Созванный митрополитом Йосифом Солтаном в 1508-1509 гг. В нем принимали покровительство неусыпно епископы, семь архиепископив, шесть иегуменив, семь протопопив и священники. Собор осудил покупку катедр и парафий взамен соборного избрания и приказал лишать вследствие Церкви тех, который беспричинно делает. Епископов, которые рукополагали таких “безчинникив” решено лишать сану. Сурово осуждал Собор священникив-удивцив, которые не шли в манастир: “все священники, не имея жен, не священствують”. “простець, згришивши, изза свою лишь душу даст ответ Богови. А иерей многих соблазнить людей!” Много внимания уделено патронам. Что раздавали “хлеб духовный”, впрочем Собор применительно тому делу не мог безделица сущного добиться, потому сколько патронами были короли и большие госпожи. Собор искал компромисового выхода: пытался нормировать отношения, требовал благословления епископов для избранных патронами священникив и запрещал патронам избавлять их самовольно. Были кроме горы соборов впоследствии Виленского, впрочем о них вышли подробных сведений.

Церковные братсва существовали в Украине из глубокой давности, впрочем развернули они свою смелый главным образом из Хviст. Церковные братства учреждались пребывание церквях: Львивске-успенске, Луцке- Чеснохресне, Киивске-богоявленске и беспричинно кроме Наистаршим братством было Львовским.

Заданием церковных братств было глядеть о внешнем порядке в храме, сравнительный удовлетворении его материяльних потребностей, глядеть о больных. Члены братства платили взносы, для которые устраиваются праздники, - “кануни”. Впоследствии они расширили приманка задания: помогали членам, которые угодили в беду; выступали заранее судами и самим королем в обороне Православной Церкви; принимали покровительство в попытках возобновить епископию во Львове. Видя падение образования, братства стали выделывать братские школы. Особенную славу получили школы Львовского и Киевского братств.

Братства прежде были особенно организациями мещан, впрочем долго приобрели всестанового характер. Большинство членов Луцкого братства были шляхтичами, а в Киевском было горы духовенства. Братства все выступали навстречу патроната, навстречу польско-католической пропаганды, навстречу национальных и религийних ограничений украинцев, навстречу ненормальной жизни духовенства, пытаясь мутить для висвячення людей, почет которых достоин. Такое “втручання”свитских людей, мещан в церковные дела и прерогативы епископов вызывало с их стороны гнев . У1586р. приехал в Украину Антиохийский патриярх Йоаким и братики обратились к нему изза советом. Ознакомившись с непорядками в Православные Церкви и мероприятиями братиков для оздоровления Церкви, он не лишь благословил их, впрочем и в грамоте своей дал царапина советов и поручений. Львовское общество следует было останавливаться образцом для других братств. Мало останавливаться центром организации, которая охватывала всю Украину. Ему предоставлено право контролировать нравственность членов и даже право лишать их вследствие Церкви. Оно мало право заботиться не лишь изза своими членами, впрочем и изза духовенством включительно с митрополитом и епископами. Чтобы жили и служили они Церкви применительно апостольским правилам. Царьгородский патриярх Еремия подтвердил 1589 возраст приказ Йоакима и утверждал права братств для духовную цензуру Церкви. Под эпоха своего путешествия применительно Украине патриярх все стал для боку братств, деградировал Онисифора Дивочку и царапина неправно поставленных священникив.

Деятельность братств была шагом революционным и, естественно. вызывала, лишь упомянуто выше, неудовлетворение владык, которое усиливалось иногда не вовсе тактичными акциями братиков. Некоторые из владык в острой форме выражали свое возмущение. Особенно Гедеон Балабан духовенство Львовский, имел острые конфликты с братиками.

Говоря сравнительный упадке Православной Церкви в Украине, ответ забывать того, что, впоследствии огромного подъема, последовательно приходила в падение и Католическая Церковь. Ряд недостойных своего положения пап взрывали почет к папству вообще; заранее того прибавить доход для папском престоле пап и антипап, которые одолевали друг друга. Роскошная жизнь кардиналов и епископов, которые в Германии были враз светскими обладателями, такие компромитуючи явления, лишь симония - продажа церковных катедр, индульгенция, которая позже стала оплатой изза отставка грехов, - неусыпно это взрывало важность и власть Католической Церкви.

Более сильным и более опасным для Православной Церкви было действие немецкой реформации. Еще в Xvст. Краков стал ячейкой гуманистических идей, которые ширились в Италии и Германии. Выдающиеся нимецки гуманисты - Цельтес, Бебель и другие - работали в Кракове, гораздо приезжала учиться украинская молодежь. Двор королевы Боны был убежищем гуманистив и способствовал ширит их идеи. Второй оборот шел прямо из Германии вследствие Кенисберг, Гданск, Торн, где печатали лютеранские произведения не лишь немецкой, впрочем и польскими языками. В Украине и Литве ширились протестански воззрение особенно левых - антитринитаризму, кальвинизму, социниянства. Назагал протестански движения не имели глибого влияния в Украине: присоединилась к ним лишь небольшая разряд аристократии, особенно одного поколения, потому сколько деть применительно большей части отошли вследствие тех движений. В народных глубине эти учения не пропитали. М. Грушевский насчитывал, сколько во времена наибольших успехов протестанты имели общество ста осидкив.

Невзирая для свою ослабеннисть, вера смогло принять домогательство польского католицизма. Невилика общество украинских магнатов, которые оставались отданными давней вере учреждали православные школы и типографии. В 1568р. Григорий Ходкевич предоставил помещение в своем имении в Заблудови, сколько в Беларуси, Ивану Федорову - печатнику, которого выгнали из Москвы изза попытки извлекать новую технику книго-друкарства. Иван Федорович в 1573 году перенес свою типографию к Львову. Первой книгой, которую напечатал он в 1574р., был Апостол. Однако, вскоре он задолжал, и кредиторы забрали его афера изза долги. Львовское общество выкупило его в 1578 году. Констянтин Острозький учреждает в своем имении для Волыни типографию, которой руководил Иван Федоров. Он напечатал общество 30 изданий, между них славную Библию. Это была первая полная Библия, печатная славянским языком. История этой Библии такова. Князь Острозький, захваченный идеей обороны православной веры, виришив обнаруживаться весь текст Библии, акого тогда не имел ни одного из православных народов. Православные пользовались рукописными тетрадями отдельных частей Библии, в которых были немало ошибок. Следовательно нуждаться было в первую очередь мать правильный текст Библии. В основу труда положен текст 70 “толковникив” - греческий перевод, а не гебрейский оригинал, пребывание часть сравнивается он с другими славянскими текстами .в 1581 году Библия вышла в свет. Обычно она имела недостатки, которые объясняются общим состоянием образования, неможливостю собрать больше материялив и тому подобное. Но в целом это было выдающееся событие в истории украинской культуры. Организация этой огромной работы над текстами Библии требовала високосвичених ученых, которых правитель К. Острозький взыскивал из разных земель. в 1583 году просил он папу выслать к нему ученых греков; искал их в Греции..

Где-то в конце 1582року И. Федорович переехал еще во Львов, где принялся выделывать новую типографию. Году 1583 он умер. Его наследники - Сенько Корунка и Сачко Сидляр - не смогли продолжать дело и продали типографию в 1588 году виленскому печатнику Кузьми Мамонечеви.

Кроме типографий в Остроге, Львове, Свободные, были типографии в Стрятини, Рогатине, Крилоси, Венграх, впрочем существовали они недолгое эпоха и не могли меряться своим значениям из львовской и острозькой. Существовали также “путешествующие” типографии, которые принадлежали частным лицам, которые перевозили их с места для место.

Князь Острозький учредил школы в Туровых, Владимире. А близко 1580р., собрал значительную группу ученых, открыл Острозьку Академию. Она включала греческую, латинскую, церковно-славянскую, а также “семь свободных наук”, которые разделялись для тривиум, сколько состоял из грамматики, риторики и диалектики (искусства диспута), и квадриум, гораздо входили арифметика, геометрия, искусство и астрономия. Во главе Академии стоял Герасим Смотрицкий, шляхтич из Подолья; сред профессоров были греки - Кирилл Лукарис, Никифор, Дионисий Палеолог; иеромонах из Острога Киприян, сколько учился в Венеции; питомец и астроном Ян Лятос, поляк, сколько заранее был профессором Краковского университета; острозьки священники - Дем’ян Наливайко, редактор и переводчик нескольких сборников; Василий. Были и светские люди. Среди этого кружка были персона разных мировоззрений: были и перенятые протестанскими взглядами, лишь Филалет; католики лишь Лятос; и православные. Из Острозькой Академии вышли немало выдающихся людей: Мелетий Смотрицкий, дитя ректора, будущий гетман Сагайдачный. Своеобразную естафету Острозька Академия передала братским школам, первая из которых возникла в 1586 г. во Львове. Воспитание имело духовный характер; выкладывали славянский и греческий языки а также “свободные науки”: “тривиум” и “квадриум”. Для учителя неусыпно ученики должны были выдумывать уровни, деть богатых и сирот, и те сколько “по улицы ходит еда просить”. Школа. Львовского Успенского братства служила образцом для ряда других школ в Галичине, Рогатине, Стрыю, Николаеве, Перемишли, Ярославе, Холми, Владимире, Луцку впрочем др.

Наибольшего развития достигает шкильництво для переломе XVI-XVII ст. Братские дидискали, студенты и бурсаки дали новое, воспитанное не в атмосфере борьбы, поколения. Воспитанники братских школ, ища заработка, странствовали применительно селам, городам, разнося плутня и лозунги борьбы навстречу католического наступления. Украинская молодежь не ограничивалась местными школами. Много благородных детей ездили к чужеземних университетив - в Краков, Прагу, Падуи, Виттенбургу, Галле, Парижу. Устанавливалась и крепчала культурная соединение Украины с Западом. Под воздействием реформации в Литовско-рускому Княжестве ширятся переводы св. Письма украинско-руской языком. Самая выдающаяся достопримечательность переводной литератури - это т. зв. Пересопницка Евангилия, сколько ее перевел с болгарского языка в 1556-1561 году Михаил Васильевич, дитя сяноцкого протопопа. Ее слог зближена к народнеи и дает комбинацию элементов слов’янских с украинскими.

Влияние гуманизма отразилось для увеличении интереса к естественным наукам, математике, астрономии. Ширились философские произведения, главным образом античных философов. Хотя и не непосредственно, имел действие для развитие мыслей Максим Грек. Его письма распространял правитель Андрей Курбский, сколько убежал вследствие Ивана IV Лютого для Волынь. Находясь в Миляновичах, для Ковельщини, Курбский переводил произведения греческих авторов, писал философский трактат. Воспитанного в духе “книжности”, его поразило мнение Православной Церкви. Он стал энергичным защитником Православной Церкви, вел колоссальную переписку с представителями разных кругов общественности - вследствие князей Острозьких к львовским мещанам Сидлярив, обмениваясь с ними литературными, церковными и научными новостями.

Берестейска уния. Инициятива к соединению с Римом вышла вследствие львовского епископа Гедеона Балабана, огирченого постоянными конфликтами с Львовским братством. Балабан сзывает в Белзи 1590 году частное консультация владык, для которых принимали участие, кроме самого Балабана, кроме Кирилл Терлецкий, духовенство Туровский Леонтий Пельчицкий, духовенство Холмский Дионисий Збруйский. Балакали о положении православных епископов и здесь была вперша брошена изречение сравнительный унии. Душой дела обнаружил себя Кирилл Терлецкий, к которому впоследствии пристал Инатий Потий (1541-1613). Сам духовенство Михаил Рогоза был впоследствии втянутий в дело унии, впрочем он, лишь персона боязька и нерешительная, активную занятие не играл. Летом духовенство сзывал к Берестя дума Православной Церкви, для котором должны были обдумать рижни непорядки в церковном жизни и способы их устранения. Совещание вынесло довольно постановлений: з’издитись що-року для совещание, не вмешиваться владыкам к делам чужих епархий, рассмотрено было то, сколько неусыпно четири участники Бельзькой совещания собрались потайной и врозь и составили декларацию сравнительный унии, которую Кирилл Терлецкий должен был вручить королеве. В декларации подписанные заявляли, сколько желают быть своим верховным пастырем Римского Папу, произнося себе приманка прежни обряды и деревня духовный разряд Православной церкви. Но лишь в 1590 году Кирилл Терлецкий доложив королеве. Жигижмонт II принял ее сильно благосклонно, обещал, сколько униятив несколько уравненный с католиками в правах, и просил, для намерение едва был объявлен к общему известная. Еще пару лет дело велось конспиративно. Аж едва в конце 1594 возраст все выработан действие сравнительный унии. Исходным пунктом догматичных условий была взята Флорентийская уния 1439р. Духовенство и миряне должны были подлежать в делах веры Римскому Папе и приняти новомодный календарь. Все религийни обряды и церемонии Православной Церкви должны были оставаться; окончательное приговор дела причастия должен был исполнять Папа. Допускались мешаные браки и женатое духовенство. Униятским епископам позволялось заниматься службу Божью в римо-католицьких костелах, а католическим - в церквях. Униятски епископы должны были достать места в сенате и выдумывать свободные вследствие всяких налогов. Унияти допускались ко всем государственным должностям однозначащий с католиками. Митрополит Михаил Рогоза бесконечно колебался или приличествовать к унии, впрочем едва стал для боку сторонников унии. Слухи о ней дошли заранее православного гражданства и вызывали между негу страшную тривогу. Первый ударил для рокот многолетний правитель Острозький. Он был сильно возмущен, сколько такое большое, всенародное дело делалось тайком. Владимирский духовенство Ипатий Потей, сколько был его приятелем с древних времен, со слезами, для колинях умолял князя присоединиться к унии, впрочем правитель оставался непреклонным и предупредил, сколько несколько судиться навстречу унии, проведенной таким способом. Он обратился в 1595р. с окружным посланием ко всем православным, где называл епископов изменниками, призывал не идти изза ними. Послание напечатано и разослано, произвело впечатление. Украинская шляхта и виленске духовенство заложиа для своим зизди ответ навстречу унии. Под воздействием этой агитации, отступил вследствие унии инициатор инициятор львовский атаман Гедеон Балабан.

Однако события уже набрали необратимого характера: правитель своим универсалом поддержал дело унии, а Потей и Терлецкий отбыли в Рим, где 23 декабря 1595р. принесли присягу Папе. Заключительный действие заключения унии должен был исполняться для соборе в Бересте (в настоящее эпоха м. Брест), назначенном для 6 октября 1596р. Никифор пригласил для него Кирилла Люкариса, протосинкела Алесандрийского патриярха, довольно греческих епископов, митрополита Белгородского. С украинскими владыками, появились католические епископы, четверо более видных иезуитских проповедников, кроме того воеводы.

На боку православных были: два епископа - Гедеон Львивский и Михаил Перемиский, которые разорвали из униею, протосинкели Царьгородский и Александрийский, игумены, свыше 200 лиц белого духовенства, Сербского митрополита Луки; воеводы: Киевский – правитель Константин Острозький, Волынский, – Александр Острозький также депутаты шляхты воеводств, мещане. Князь Острозький привез с собой войско, которое охраняло библиотека Райский, где заседал Православный Собор. Сторонники унии собрались в церкви св. Миколая.

Православные заседали изза греческим звичаем: миряне и духовные отдельно. Три просьбы Православного Собора к владыкам - в первую очередь к митрополиту Михаила Рогозы приходить для Собор - остались без ответа. Дел была тяжелой: объединить эти две части Собора было мочь - в первую очередь вследствие покровительство Никифора и других греков, которых правитель приказал завершать и которых охранял правитель К. Острозький. Не согласились присоединиться и православные к католической части Собора, не благодаря подговора королевских послов. Так появились два Собора.

9жовтня в 1596 году Никифор с крестом и Евангелиею в руках провозгласил декрет, которым лишал митрополита Михаила Рогоза и пять епископов, - Володимирского, Луцкого, Полоцкого, Холмского и Пинского - их сану изза самовольное пиддання Папе. Этот декрет подписали духовные члены Собора и послали митрополиту Рогозе.

Униятский Собор утверждал действие об’еднення церквей и образования греко-католической церкви, которая подчинялась Папе Римскому. Были признаны основные догматы Католической церкви, в то же эпоха церковные обряды остались православными, а церковно-словянска слог - языком богослужения.

Православный парламент не признал правомерность решения униятив. Все попытки примирения были тщетными: вскоре стороны прокляли друг друга. Так Украина поделилась для две части. По одном боку стала вся православная общественность и две владыки применительно второму - унияти: митрополит, пять владык и общество крилошан.

Берестейска уния не внесла мир и не совместила Церкви. Напротив, кроме двух - православной и католической - появилась третья, униятска. Прежде лишь завязалась горячая литературна диспут между православными и униятами. Сбоку католиков выступил первым Петр Скарга, сколько в 1597роци издал книгу ’‘описание и защита собора руского Берестейского” польским и украинским языками., обороняя унию с каноничного точки зрения и доказывая, сколько православный Собор в Бересте был юридически неправомочен. На это православные безотлагательно же ответили изданием в Кракове в часть же году исследование “Ектезис” - акты Берестейского Собора с подробным, спокойным изложением его истории в протоколах и документах. Целью книжки было довести каноничнисть Православного Собору. Следом изза “Ектезисом” вышел работа Христофора Филалета почти названием “Апокризис”. Трактат сей не лишь содержанием, впрочем размером - 334 страницы - берет апогей над всеми полемичными произведениями того времени.

Одновременно выступил полемист не меньшего таланта, впрочем другой идеологии, Иван Вишенский из Судебной Вишни в Галичине. Он горы лет находился в манастири для Афони, откуда писал приманка з0апальни блискучи проповеди. Вишенский остро выступал навстречу высшей иерархии, которая привела к унии, а также навстречу католической и захиднеи культуры. Он был сторонником древности, не признавал современную науку, продвижение. Иван Вишенский написал горы трактатов навстречу унии, из них самым сильным является “Писание к утекшим вот православной веры епископам”, написанное где-то близко 1597 возраст лишь ответ для книжку Жалобы. Оно дает слишком острую, убийственную оценку унии. Он с возмущением виступе навстречу тех владык, которые с презрением относились к “простакам”, холопам.

Выдающимся полемистом был Мелетий Смотрицкий, сколько изучал в Остроге, Свободные, в университетах Захиднеи Европы. Произведение его - “Тренос албо вопль Единственной Вселеньской Апостольской Схиднеи Церкви” вышел в 1610 году. Автор в глубоко лирическом тоне выражает отчаяние применительно поводу смерти К. Острозького (1608р.) и обветшаю Православной Церкви. Произведение производило такое сильное впечатление, сколько Сигизмунд III приказал его уничтожить.

Единственным крепким оппонентом для произведения православные был Ипатий Потей, сколько выступил прежде с письмом навстречу князя К. Острозького.На это письмо, из поручения князя, ответил “острозький клирик” с язвительной дискридитациею Флорентийской унии. Потей ответил анонимним трактатом навстречу “Апокризиса” украинским языком в 1598 г.

Полемика впоследствии Берестейского Собора имела огромное причина потому, сколько она уточнила характер, глубину расхождения между православием и католицизмом, а также протестантизмом. Хоть большая часть трудов осталась недрукованой, их переписывали, передавали с рук заранее рук, читали для больших собраниях.

Большое аккуратность вызывало в Украине дело перехода для новомодный календарный стиль. Году 1582 духовенство Григорий XIII, для основании постановления Никейского Собора, приказал исправить многолетний Юлиянский календарь, в котором в результате неподробности исчисления зашла разница между каледарним и астрономическим временами. Пап приказал с 5 февраля 1582 возраст прибавить 10 дней. Эту реформу в протестанских и православных странах встретили враждебно и даже немало католиков не приняло ии.

Ян Лятос, астроном, возглавил борьбу навстречу нового стиля. Против этого стиля высказался и Собор, сзываемый патриярхом Еремиею. Так произошло разделение населения Польши: католики приняли новомодный стиль, а православные оставили старика. Изменение календаря вызывало горы злоупотреблений: дидичи запрещали крестьянам обозначать праздники изза старым стилем и вынуждали их в те жизнь работать. Это добавляло кроме большее раздражение, увеличивало конкуренция (М. Грушевский).

Рядом литературной полемики велась и весь реальна борьба. Прежде лишь мало значиння то, сколько польское начальник признавало легальной верой сейчас лишь унию. Оно начало с репрессий навстречу Никифора - его отвезли к Мариенбургской крепости, держали его в вязници, пока он там не умер. Слабого митрополита Михаила Рогозу заменил в 1600 году духовенство Владимирский, способный Ипатий Потей, сколько был заранее того Владимирским старостой, персона с большими связями, достохвальный краснослов и дипломат. Он повел решительную борьбу изза перевод унии в жизнь. Потей начал давить непокорных игуменов и священникив, выбирать у православных монастыри и типографии, предпринимать униятски школы. Православная храм впадала в добро полной дезорганизации, которую удобно использовали сторонники унии.

На то эпоха православное духовенство не имело ровного митрополиту Потиеви, впрочем мало князя Острозького, которые последние годы своей жизни посвятили борьбе с унией и обороне Православной Церкви. Ища поддержки, правитель сближался с кальвинистами. В 1599 году в Свободных состоялась Генеральная Конференция, для которой он заступал православную шляхту, а правитель М. Радзивилл - кальвинистичну. Но помощь двух конфессий не настроилось, потому сколько духовные круги враждебно отнеслись к кальвинистив.

Году 1603-1605 польское начальник пошло для уступки: из митрополии униятского духовенство изъят Киево- Печерский манастир и разрешено избрать там православного архимандрита - Елисея Плетенецкого. А в 1607 году шляхта добилась того, сколько сойм постановил, сколько изза греческой верой православного обряда остаются ее давние права, и духовенству, которое не хотело пить унии, даровалась амнестия. Но эти постановления сами применительно себе не имели большого значиння. Не считая для большое гнев в православном лагере, изречение унии понемногу находила себе сторонников между православных духовных и то не лишь таких, сколько склонялись к унии из личной пользы, впрочем из мотивов идейного характера. Она находила даже фанатиков и мучеников. Но кроме и большее причина имело то, сколько единовластно вследствие унии, в началах XVII возраста, массовая дезерция магнатов и шляхты прямо в польско-католический табор, оказалась в большем размере, лишь то было раньше. Одни воспитаны в иезуитских школах, вторые - обыкновенный в результат победы польской культуры и большей привлекательности блеску захидньо-європейського жизни, которая в этой культуре отражалась, пометали свою родительскую православную веру, особенный язык, обычаи, одежду и становились католиками-поляками. В 1608р. умер многолетний правитель Острозький, а его деть уже стали католиками. Его внучка Анна- Алоиза, которая была замужем изза Яном Ходкевичем, гетманом литовским, весь подверглась влиянию иезуитов и, став владелицей Острога, из всех сил принялась выедать дело своего славного деда. На месте православной академии восстала иезуитская коллегия. Анна-алоиза “перекрестила” кости отца Александра Острозького, превратив эту процедуру в театрализоване действо. По свидетельству местного летописца, “загробный” глас князя просил, для его было вспять для католика, потому сколько “вера лучшая римская”. Следующим шагом стало изделие Петром Могилой для основе школы Киевского Богоявленского братства, коллегиума (известного лишь Кииво-могилянский), где традиционный для братских школ греческий слог гораздо уступил поле латыни, которая в Вещи Посполитой имела не лишь образовательное, а практическое причина - лишь слог судопроизводства, делопроизводства и тому подобное. С возникновением коллегиума изза Киивом все закрепилось занятие ведущей ячейки национальной культуры, где группировались наилучшие интеллектуальные силы общества. Подъему престижа места способствовало повторение Могилой запущенных и полуразрушенных киевских храмов - Софийского, Михайловского, Кириливского и тому подобное.

Дело украинской Православной Церкви опиралось сейчас для мелкую шляхту и для мещанство. Это предоставляет в дальнейшем борьбе изза вера более народный, демократический характер.

Наступление Польского государства, укрепления влияния польской культуры - неусыпно это активизировало национальное понимание тогдашней людности, украинский слог загартовуваеться к борьбе изза свое национальное “я”.

На фоне постоянного соревнования украинской и польской культуры, украинский народ, добровольно воспринимал чужеземные влияния, если они отвечали его собственным вкусам. В лучших университетах Европи учится украинская молодежь и несет для родину культурные достижения, которыми были беспричинно богаты XIV и XV возрасты. Суровая готика, ренессанс, реформация во всех ее формах - неусыпно это вместе с Захиднею Европой переживала и Украина, и неусыпно это оставляло большее или более малое влияние.

Так для протяжении суток повиновение и бремя украинский слог накапливал внутренние силы какие обнаружил в следующих борьбе изза независимость.

Список литературы.

1 История Украины. Литовско-польские сутки. О. Дзюба, М. Довбищенко, О. Русина. Киев 1997р.

2. История Украины: новинка виденье. О. И. Гуржий, Я. Д. Исаевич, М.Ф. Котляр Киив 1994р.

3. История Украины. О.Д. Бойко. Киев 1999.

4. Очерк Истории Украины. Д. Дорошенко. Киев 1992.

5.История Украины. Наталия Полонска-василенко. Мюнхен 1972-1976.

Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации