Тернер Дж. Структура социологической теории - файл n1.doc

Тернер Дж. Структура социологической теории
скачать (2405.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc2406kb.06.11.2012 12:05скачать

n1.doc

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   19
Глава 9. Рождение интеракционизма
Взаимоотношения между обществом и индивидом принадлежат к наиболее интересным проблемам социологической теории. Как одно отражается в другом? Как общество формирует индивидов? Каким образом индивиды создают, сохраняют и преобразуют общество? Какие особенности общества и личности индивидов делают их взаимосвязанными и в то же время самостоятельными, эмерджентными феноменами?

Эти вопросы встали перед социологической теорией в конце XIX века, когда вслед за масштабными проблемами, поднятыми в трудах Маркса, Дюркгейма, Спенсера и других европейских ученых, объектом анализа стали конкретные процессы, участвуя в которых индивиды оказываются связанными друг с другом и с обществом. С макроструктур и процессов - таких, как эволюция, классовый конфликт, природа "социального тела", - внимание переключилось на процессы социального взаимодействия и их последствия для индивида и общества.

Георг Зиммель был, вероятно, первым европейским социологом, который всерьез занялся изучением социального взаимодействия, которое он назвал "социабельностью". Взаимодействия перестали восприниматься как нечто само собой разумеющееся. Для Зиммеля и первого поколения американских социологов макропроцессы и структуры, бывшие объектом изучения функциональных теорий и некоторых теорий конфликтов - класс, государство, семья, религия, эволюция, - в конечном счете, были отражением конкретных взаимодействий между людьми. Поскольку эти взаимодействия имеют своим результатом возникновение социальных явлений, серьезное проникновение в сущность последних может быть достигнуто с помощью понимания основных процессов взаимодействия, которые сначала дают им существование, а затем 'поддерживают его. Зиммель добился блестящих успехов в изучении форм взаимодействия, однако в основе современной теории интеракционизма лежат все-таки концепции, сформулированные американскими учеными, которые пытались решить две взаимосвязанные проблемы: каким образом взаимодействия между индивидами формируют социальную структуру и как в свою очередь социальные структуры, выступающие в роли сети взаимодействий, формируют индивидов.


Разум, Я и общество
Видную роль в развитии теории интеракционизма сыграли такие мыслители, как Уильям Джемс, Чарльз Хортон Кули, Джеймс Марк Болдуин и Джон Дьюи. Но как бы ни был велик вклад каждого из них в отдельности, именно Джордж Герберт Мид сумел выстроить их соответствующие концепции в последовательную теоретическую систему, которая связывала воедино в процессе взаимодействия возникновение человеческого разума, социального Я (Self) и социальной структуры.

В основу теории Мида лег, по-видимому, синтез двух исходных положений: 1) биологическая слабость человеческих организмов заставляет их, чтобы выжить, сотрудничать друг с другом в контекстах групп; 2) действия внутри и между человеческими организмами, которые облегчают их сотрудничество и, следовательно, способствуют их выживанию, закрепляются. Исходя из этих посылок Мид реконструировал концепции, разработанные другими учеными, в единую систему, которая позволяла понять, как в процессе взаимодействия возникли и продолжали существовать человеческий разум, социальное Я и общество.


Разум
По мнению Мида, человеческий разум обладает уникальной способностью 1) использовать символы для обозначения объектов окружающей среды, 2) внутри себя вырабатывать варианты альтернативных действий по отношению к этим объектам и 3) отбрасывать неправильные линии действий и выбирать правильный курс открытых действий. Мид обозначает этот внутренний процесс использования символов или языка термином "репетиции в воображении". Это означает, что в его концепции разум выступает не как структура, а как процесс. Более того, по мнению Мида, как будет показано далее, существование и устойчивость общества, или сотрудничество в рамках организованных групп, зависит от этой способности людей "репетировать в воображении" линии действий по отношению друг к другу и таким образом выбирать модели поведения, облегчающие сотрудничество и адаптацию.

Основное внимание Мид уделяет не сложившемуся разуму человека, а его формированию. Общество и Я могут существовать только в том случае, если разум ребенка будет развиваться. По Миду, разум является продуктом процесса отбора, в ходе которого происходит сужение первоначального широкого диапазона случайных жестов, совершаемых младенцем. Такое сужение объясняется тем, что некоторые жесты вызывают положительную реакцию у лиц, от которых зависит жизнь ребенка. Отбор жестов, облегчающих приспособление к окружающей среде, совершается методом проб и ошибок или под сознательным воздействием тех, с кем ребенок должен сотрудничать. В конце концов, под влиянием того или иного процесса жесты приобретают "общее значение" для ребенка и лиц из его окружения. В результате такого развития жесты обозначают одни и те же объекты и передают сходные указания всем участникам взаимодействия. Мид обозначает такие жесты, имеющие общие для всех значения, термином "конвенциональные жесты". Конвенциональные жесты повышают эффективность взаимодействия индивидов, поскольку они обеспечивают большую точность сообщений о желаниях и потребностях, а также о намеченных действиях, что усиливает способность организмов приспосабливаться друг к другу.

Способность использовать и интерпретировать конвенциональные жесты, имеющие общее значение, является значительным шагом вперед в развитии разума, Я и общества. Воспринимая и интерпретируя жесты, человек реализует способность "принимать роль другого", так как теперь он может принимать участие в перспективе (предрасположенность, запросы, потребности и склонности к действию) тех, с кем он должен сотрудничать, для того чтобы выжить. Осуществляя внутреннее прочтение и интерпретацию конвенциональных жестов, индивиды "репетируют в воображении" альтернативные варианты действия, облегчающие их приспособление друг к другу. Следовательно, способность поставить себя на место другого, или, пользуясь терминологией Мида, "принять роль другого", повышает эффективность внутреннего проигрывания действия, поскольку актеры могут лучше оценить последствия своих действий для других, а значит, повысить вероятность сотрудничества в ходе взаимодействия.

Итак, Мид полагает, что человеческое существо обладает разумом тогда, когда у него развивается способность 1) понимать конвенциональные жесты, 2) использовать эти жесты для того, чтобы принимать роль других, и 3) репетировать в воображении альтернативные варианты действий.

Я
Люди обладают способностью символически обозначать других "актеров" в окружающем их мире. Точно так же они могут символически представить себя в виде объекта. В этом случае интерпретация жестов не только облегчает человеческое сотрудничество, но и служит основой для самооценки, суждений о самом себе. Эта способность создавать образ самого себя в качестве объекта оценки в ходе взаимодействия определяется процессами, протекающими в разуме. По мнению Мида, существенной чертой данного процесса является то, что по мере взросления преходящие "образы собственного Я", полученные от других лиц в каждой конкретной ситуации взаимодействия, в конце концов, кристаллизуются в более или менее устойчивую "концепцию собственного Я" как определенного объекта. Мид полагает, что с появлением таких концепций собственного Я действия индивидов приобретают последовательный характер, поскольку они теперь опосредованы связным и стабильным комплексом установок, устремлений или значений относительно самого себя как определенного типа личности.

Мид счел необходимым выделить три стадии в развитии Я, причем каждой стадии свойственны не только свои изменения в типе преходящих образов собственного Я, могущих возникнуть у индивида в результате принятия роли, но и возрастающая кристаллизация и стабилизация концепций собственного Я. Мид назвал начальную стадию принятия роли, на которой возникают образы собственного Я, "игрой" (play). В процессе этой игры дети способны усвоить перспективу только ограниченного числа других участников игры, сначала только одного или двух. Позднее в результате биологического созревания и тренировки в принятии роли взрослеющее человеческое существо обретает способность принимать роли нескольких лиц, участвующих в какой-либо организованной деятельности. Мид обозначил эту стадию термином "коллективная игра" (game), который подразумевает способность индивидов сотрудничать с группой индивидов, занятых определенным видом координируемой деятельности, и воспринимать от них целый ряд Я-образов. (Характерно, что для иллюстрации этой стадии Мид использует пример игры в бейсбол, когда каждый член команды должен символически принимать роли всех остальных игроков команды для того, чтобы игра была успешной.) На заключительной стадии развития Я индивид принимает роль "обобщенного другого", или, другими словами, усваивает "сообщество установок", наглядно проявляющихся в жизни общества. В представлении Мида, на данной стадии индивиды способны воспринимать общую перспективу сообщества, или общие убеждения, ценности и нормы, свойственные различным сферам взаимодействия, в которых они участвуют. Это означает, что человек и 1) повышает способность надлежащим образом реагировать на других лиц, с которыми он должен вступать во взаимодействие; и что 2) оценочные "образы собственного Я" вырабатываются теперь на основе экспектаций не нескольких конкретных других лиц, а более широкого сообщества. Итак, с переходом на каждую последующую стадию развития Я усиливается способность принятия роли всевозрастающего числа "других".


Общество
Для Мида "общество", или "институты", как он его часто называет, представляет собой организованные и оформленные взаимодействия различных индивидов. Организация взаимодействий зависит от разума. Если бы разум не обладал способностью принимать роли и проигрывать в воображении альтернативные варианты деятельности, индивиды не могли бы координировать свою деятельность. Мид подчеркивает:
"Контроль, который индивид способен осуществлять над своей реакцией, является прямым результатом такого принятия роли. Контроль за действием индивида в процессе сотрудничества может проявляться в поведении самого индивида, если индивид способен принять роль другого. Такой контроль за реакцией, осуществляемый самим индивидом через посредство принятия роли другого, делает данный тип коммуникации ценным с точки зрения организации поведения в группе".
Общество также зависит от способностей Я, особенно от оценки самого себя с точки зрения "обобщенного другого". Без способности воспринимать и оценивать себя как объект с помощью "сообщества установок" социальный контроль полностью зависел бы от самооценки, сделанной в результате принятия роли конкретных лиц, входящих в непосредственное окружение данного индивида. Это чрезвычайно осложнило бы координацию различных родов деятельности в рамках более широких групп.

Мид уделяет пристальное внимание тому, как способности разума и Я поддерживают и сохраняют общество, в то же время эти понятия позволяют ему рассматривать общество как находящееся в постоянном движении и подверженное изменениям образование. Участники всякой ситуации взаимодействия постоянно находятся в процессе принятия роли и внутреннего проигрывания вариантов действия. Это обстоятельство свидетельствует о тех возможностях, которые данные процессы дают участникам взаимодействия для приспособления и корректировки их реакции. Более того, участие Я как объекта в процессе взаимодействия позволяет с уверенностью утверждать, что результат взаимодействия определяется первоначальным прочтением жестов и последующим проигрыванием альтернативных вариантов поведения, которые оцениваются через призму концепций собственного Я. Такая перспектива подчеркивает, следовательно, что способность разума к корректировке поведения и опосредующее воздействие Я сохраняют и изменяют общество и различные формы социальной организации:
"Итак, социальные институты представляют собой организованные формы групповой, или социальной, активности - формы, организованные таким образом, что отдельные члены общества могут действовать адекватно и социально исходя из установок других по отношению к их деятельности... [Но] не существует никакой необходимой или неизбежной причины, по которой социальные институты должны были быть угнетающими или косно консервативными, а не гибкими и прогрессивными, как это происходит со многими из них, способствующими раскрытию, а не подавлению индивидуальности".
В этом отрывке ключ к тому глубокому отвращению, которое Мид испытывает к косным и угнетающим системам социальной организации. Он рассматривает общество как сконструированный феномен, порождаемый взаимодействиями между индивидами, стремящимися приспособиться друг к другу; общество как таковое может быть изменено или реконструировано в ходе процессов, обозначенных понятиями "разум" и "Я". Однако Мид, по-видимому, не останавливается на этом выводе и подчеркивает, что изменения не только возможны, но и зачастую непредсказуемы даже для тех, чье поведение их вызывает. Для того чтобы учесть такую неопределенность действий, Мид разработал две дополнительные концепции: "I" (Я) и "те" (меня, мне). По Миду, "I" обозначает импульсивные тенденции индивидов, а "те" - Я-образ осуществляемого поведения. С помощью этих понятий Мид подчеркивает непредсказуемость "I", или импульсивного поведения, поскольку только "знать в опыте" ("те") позволяет индивиду судить о том, что действительно произошло и каковы будут последствия "I" для взаимодействия.

Короче говоря, Мид рассматривает общество как сконструированные формы координированной деятельности, которые сохраняются или изменяются в результате символического взаимодействия между "актерами" и внутри них. Следовательно, общество сохраняется или изменяется в ходе процессов, протекающих в разуме и Я. Хотя, как считает Мид, многие взаимодействия, обеспечивающие стабильность и изменения в группах, предсказуемы, тем не менее, всегда существует возможность спонтанных и непредсказуемых действий, могущих изменить сложившиеся формы взаимодействий.

Целое поколение американских социологов испытало на себе глубокое воздействие теоретического наследия Мида еще до выхода в свет записей его лекций, которые были опубликованы в 1934 году после его смерти. Но уже к этому времени стало ясно, что, несмотря на всю их привлекательность, концепции Мида не давали ответа на некоторые важные вопросы теории.

В частности, отсутствовала необходимая ясность в понятиях, касающихся природы социальной организации или "общества" и точек соприкосновения между обществом и индивидами. Мид рассматривал общество как организованную и направляемую обобщенным другим деятельность, в ходе которой индивиды согласовывают свое поведение и сотрудничают друг с другом. Предполагалось, что такое согласование и сотрудничество становятся возможными благодаря способностям, присущим "разуму" и "Я". Хотя разум и Я возникают на основе существующих форм социальной организации, сохранение или изменение этой организации рассматривалось Мидом как отражение процессов разума и Я. Несмотря на то что эти и другие близкие понятия в схеме Мида указывали на существование взаимодействия между обществом и индивидом, несмотря на то, что понятия разума и Я обозначали решающие процессы, через которые поддерживалась эта зависимость, они не позволяли проанализировать различия в формах социальной организации и различные виды участия индивидов в этих формах. Утверждать, что "общество" представляет собой координированную активность и что такая активность осуществляется и преобразуется благодаря принятию роли и процессу самооценки индивида, - значит дать чересчур широкую теоретическую картину связей между индивидом и обществом. Действительно, картина общества, нарисованная Мидом, не позволяла судить о том, каким образом изменяющиеся типы социальной организации взаимодействовали с изменяющимися особенностями Я и разума. Таким образом, в конечном счете понятия Мида призваны были подчеркнуть, что общество формирует разум и Я и что последние в свою очередь воздействуют на общество. Это было простое, но для своего времени глубокое наблюдение, которое, однако, нуждалось в дополнениях.

Сложная работа по прорисовыванию деталей на этом широком полотне началась всего четыре десятилетия назад, когда исследователи и теоретики осознали всю неопределенность и расплывчатость концепции, разработанной Мидом. Первоначальные усилия по уточнению и конкретизации связей между обществом и личностью привели к попыткам сформулировать серии понятий, которые позволили бы пролить свет на основные компоненты, из которых строится общество. Предполагалось, что это обеспечит более адекватную концептуализацию связей между обществом и личностью.


Роль, статус, общество и личность
Вдохновленный отчасти концепцией принятия роли Мида и своими собственными исследованиями в Европе, Джекоб Морено одним из первых создал теорию ролей. В своей книге "Кто должен выжить" и многочисленных статьях, опубликованных главным образом в американских журналах, Морено рассматривал социальную организацию как сеть ролей, ограничивающих и направляющих поведение людей. В своих ранних работах Морено следующим образом подразделял типы ролей: а) "психосоматические роли", в которых поведение связано с основными биологическими потребностями, определенными культурой, а проигрывание роли обычно носит бессознательный характер; б) "психодраматические роли", когда поведение личности строится в соответствии с конкретными требованиями данного социального окружения, и в) "социальные роли", когда личность ведет себя так, как этого ожидают от представителя той или иной социальной категории (например, рабочего, христианина, матери, отца и т. д.).

Однако значение данных различий определяется не столько их содержанием, сколько поставленной перед ними задачей: представить социальные структуры в виде сетей экспектаций (ожиданий), которые требуют от личности проигрывания различных типов ролей. Таким образом, от туманной концепции Мида об обществе как координируемой деятельности, направляемой "обобщенным другим", анализ перешел к более сложному представлению об обществе как о различных типах взаимосвязанных ролей, регулируемых различными видами экспектаций.

Вскоре после опубликования работы Морено "Кто должен выжить" антрополог Ральф Линтон разработал более глубокую концепцию природы социальной организации и места личности в ней, установив различия между ролью, статусом и личностью:
"Статус, в отличие от обладающей им личности, представляет собой просто-напросто совокупность прав и обязанностей... Роль представляет собой динамический аспект статуса. Личность социально наделяется статусом и обладает им по отношению к другим статусам. Осуществляя права и выполняя обязанности, составляющие ее статус, личность играет определенную роль".
В этом отрывке содержится несколько важных концептуальных моментов. В данном случае социальная структура воспринимается как содержащая ряд отдельных аналитических элементов: а) сеть позиций, б) соответствующую систему экспектаций и в) линию поведения, осуществляемую в соответствии с экспектациями конкретных сетей взаимосвязанных позиций. И хотя с современных позиций эти различия кажутся очевидными и тривиальными, тем не менее, они сделали возможной дальнейшую разработку многих понятий теории интеракционизма.

1. Различия, установленные Линтоном, позволили представить общество в виде четко ограниченных переменных: природы и вида взаимодействий между позициями и видами экспектаций, связанных с этими позициями.

2. Переменные, которые Мид обозначил понятиями разума и Я, теперь можно было аналитически отделить от социальной структуры (позиции и экспектации) и поведения (проигрывание роли).

3. Концептуальное отделение процессов принятия роли и внутреннего их проигрывания от социальной структуры и поведения позволяет с большей точностью определить точки соприкосновения между обществом и личностью, поскольку принятие роли относится к скрытой интерпретации экспектаций, связанных с сетями позиций, а роль означает осуществление этих экспектаций через посредство Я.

Углубив таким образом понимание природы социальной организации, Морено и Линтон дали необходимое дополнение к интересным идеям Мида. Теперь стало возможным яснее представить себе природу взаимодействия разума, Я и общества.


Современный интеракционизм: предварительные замечания
Научное наследие Мида дало начало направлению теоретических исследований, которое лучше всего назвать "символическим интеракционизмом". В рамках этого направления, которое будет рассмотрено в главе 11, изучаются символические процессы принятия роли, внутреннего ее проигрывания и самооценки личностей, пытающихся приспособиться друг к другу, и значение этих процессов как основы для понимания строения, функционирования и изменения общества. Однако более молодое поколение исследователей в соответствии с аналитическим значением этих символических процессов отдает предпочтение концепциям Морено и Линтона. Несмотря на то, что их точка зрения, рассматриваемая в главе 10, имеет менее четкую классификацию или единообразие по сравнению с положениями символического интеракционизма, она может быть названа "теория ролей", поскольку основное внимание в ней уделяется структуре сетей статуса и соответствующим экспектациям, которые составляют рамки для внутренних символических процессов личности и последующего проигрывания ролей.

На первый взгляд различие между символическим интеракционизмом и теорией роли может показаться произвольным, так как обе теории основываются главным образом на идеях Джорджа Герберта Мида и исследуют отношения между личностью и обществом. Но как станет ясно из последующих двух глав, исходные положения этих двух теорий и созданные ими модели общества настолько различны, что каждая из них требует собственной стратегии теоретических построений и исследований.


Глава 10. Теория ролей: в поисках концептуального единства
Сторонники теории ролей любят цитировать следующие слова Шекспира:
...Весь мир - театр.

В нем женщины, мужчины - все актеры.

У них свои есть выходы, уходы,

И каждый не одну играет роль.

("Как вам это понравится", акт 2, действие 7).
При этом проводится аналогия между актерами на сцене и членами общества. Подобно актерам, исполняющим определенную роль, члены общества занимают определенные позиции; так же как актеры придерживаются текста пьесы, члены общества должны придерживаться соответствующих норм; если актеры обязаны выполнять указания режиссера, то члены общества должны выполнять требования тех, кто обладает властью или влиянием; так же как актер должен реагировать на игру другого, члены общества должны взаимно корректировать свою реакцию друг на друга; как актеры обязаны реагировать на зрителей, так и члены общества принимают роль различных аудиторий или "обобщенных других", и, наконец, подобно тому, как актеры в зависимости от способностей дают свою интерпретацию роли, члены общества, обладающие различным представлением о себе и различными навыками проигрывания роли, имеют свой стиль взаимодействия.

Несмотря на кажущуюся простоту, эта аналогия вполне уместна, ибо, как мы покажем ниже, теория ролей подтверждает смысл шекспировских слов. Однако с самого начала следует заметить, что, несмотря на широкое применение в социологии, анализ роли отнюдь не является законченной и стройной теорией. Даже простой обзор множества работ по теории ролей требует предварительного теоретического синтеза.


Представление об обществе и личности
Приведенный выше отрывок из пьесы Шекспира дает общее представление о той роли, которую, по мнению исследователей, играет социальный мир. "Театр" раскрывает природу социальной организации, "актеры" дают представление о природе личности, а за образом "женщин и мужчин" как "актеров", имеющих свои "выходы" и "уходы", угадывается отношение индивидов к различным формам социальной организации.
Природа социальной организации
Сторонники теории ролей рассматривают социальный мир как сеть взаимосвязанных позиций, или статусов, в рамках которых личности играют свои роли. Для каждой позиции, так же как для групп и классов позиций, можно выявить различные экспектации в отношении поведения личностей. Таким образом, социальная организация в конечном счете состоит из различных сетей статусов и экспектаций.

Статусы обычно рассматриваются с точки зрения их взаимодействия для образования различного рода социальных компонентов. По таким переменным, как размеры, степень дифференциации и сложность взаимосвязей, сети статусов подразделяются на различные формы, начиная с различных групп и кончая более крупными формами социальной организации. Формальные свойства сетей статусов были подвергнуты определенному анализу, однако сами сети редко анализировались в отрыве от присущих им экспектаций. Такая тесная взаимосвязь между содержанием и формой частично объясняется тем, что виды экспектаций, типизирующих определенные сети позиций, в то же время являются одной из их основных характеристик. Обычно предполагается, что поведение личностей, занимающих определенное положение, определяется не только структурой позиций, но и экспектациями, присущими этим позициям.

Теория ролей предусматривает разнообразие экспектаций. Развивая аналогию с драматургическим произведением, можно сказать, что представление об окружающем мире, свойственное этой теории, содержит, по-видимому, три общих класса экспектаций: а) экспектации, заложенные в "сценарии", б) экспектации, присущие другим "актерам", и в) экспектации "аудитории".

Экспектации, заложенные в "сценарии". Социальная реальность во многом может рассматриваться как сценарий, в котором многим позициям соответствуют нормы, конкретизирующие поведение личности. Степень регулирования поведения этими нормами определяется конкретными условиями. Вот почему одна из задач теории ролей заключается в определении условий, в которых нормы изменяются по широте охвата, силе воздействия, эффективности, конкретности, ясности и степени противоречивости.

Экспектации других "актеров". Помимо определения нормативной структуры поведения и социальных отношений, теория ролей рассматривает требования, выдвигаемые "другими актерами", вовлеченными в ситуацию взаимодействия. Такие требования, воспринимаемые путем интерпретации жестов других, являются одним из наиболее мощных факторов, формирующих человеческое поведение.

Экспектации "аудитории". И, наконец, экспектации высказываются "аудиторией", т. е. личностями, обладающими статусом. Аудитории могут быть реальными или воображаемыми, представлять группу людей или социальную категорию, принадлежать к ним или желать добиться такой принадлежности. Необходимо, правда, чтобы экспектации, приписываемые личностью этим различным аудиториям, использовались как руководство " действию. В таком случае аудитория выступает как мерило поведения или референтная группа, определяющая границы поведения актеров в рамках различных статусов.

Короче говоря, согласно теории ролей, структура социального мира во многом определяется экспектациями, содержащимися в различных источниках: сценарии, других "актерах" или различных аудиториях. В этой связи возникает один из наиболее важных эмпирических вопросов данной теории, а именно: какие именно типы ожиданий связаны с данным статусом или сетью позиций.

Согласно теории ролей, вся социальная организация распадается на статусы и экспектации, однако совокупность социальных организаций исследуется весьма редко. Фактически анализ в рамках этой теории обычно затрагивает только ограниченные сети статусов, например группы и небольшие организации, а также типы экспектаций, имеющиеся в этих социальных микрообразованиях. Такой анализ, по-видимому, является частью общего подхода к изучению чрезвычайно сложной сети статусов и соответствующих экспектаций общества в целом или некоторых из его наиболее крупных компонентов. Ограничение сферы исследований подразумевает, что социальный порядок строится из некоторых основных микрогрупп и организаций. Изучение более крупных образований, например социальных классов или государств, и отношений между ними не имеет принципиального значения, поскольку предполагается, что эти явления могут быть истолкованы с точки зрения входящих в них групп или организаций.

Такой упор на микроструктуры общества, вероятно, неизбежен в силу того, что теория ролей в конечном счете пытается объяснить проигрывание ролей личностями. Несмотря на то, что макроструктуры социальной организации рассматриваются как факторы, во многом определяющие это проигрывание, общество не может восприниматься в отрыве от своих членов и их поведения.


Природа личности
В рамках теории ролей личности, занимающие определенные позиции и проигрывающие роли, обычно наделяются двумя взаимосвязанными атрибутами: а) характеристиками, связанными с Я, и б) навыками и способностями к проигрыванию ролей. Теория ролей выдвигает разнообразные концепции, связанные с Я, но в целом в их основе лежит воздействие представлений о себе на интерпретацию различных экспектаций, свойственных тому или иному статусу. Под навыками проигрывания роли понимаются способности личности воспринимать различные виды экспектаций и действовать в соответствии с ними с разной степенью компетентности и с разным стилевым рисунком. Эти два атрибута - Я и навыки проигрывания роли - считаются тесно связанными, так как восприятие экспектаций и способ проигрывания роли определяются представлениями о себе, а навыки проигрывания роли определяют представления о самом себе, Я-образы (пользуясь терминологией Мида), которые возникают в рамках ситуации взаимодействия и способствут возникновению устойчивого представления о себе.

Такая концептуализация личности в общем-то совпадает с концепциями разума и Я, разработанными Мидом. Для Мида и современных сторонников теории ролей главная особенность человека заключается в способности принимать роли и вырабатывать Я-образы через посредство устойчивого представления о себе. Такая концепция Я и способностей к проигрыванию ролей оставляет возможность для неповторимой интерпретации ожиданий (экспектаций) и анализа спонтанных форм проигрывания роли, однако теории ролей чаще приписываются совершенно иные положения. Дело в том, что объект этой теории, по-видимому, поведение личности в соответствии с экспектациями, присущими конкретному статусу. Степень и форма этого соответствия обычно рассматриваются как результат разнообразных внутренних процессов, протекающих в личности. В зависимости от ситуации взаимодействия эти внутренние процессы представлены в виде следующих переменных: 1) степень, в которой экспектации были интернализованы как часть структуры личностных потребностей; 2) степень, в которой личность воспринимает негативные и позитивные санкции как часть определенного комплекса экспектаций; 3) степень, в которой экспектации используются как критерий самооценки; 4) степень, в которой ожидания (экспектации) выступают либо как интерпретация фактической реакции других, либо как предвосхищение потенциальной реакции. Совокупность этих внутренних процессов, действующих в конкретной ситуации взаимодействия, определяется характером статусов и соответствующих экспектаций. Одной из основных задач теории ролей является понимание этого сложного процесса взаимодействия хотя бы на уровне начальных теоретических построений.

В рамках вышеизложенной концепции личность рассматривается не как творчески активная и стремящаяся преобразовать социальную структуру посредством разнообразных и неповторимых реакций, а как прагматический исполнитель роли, пытающийся справиться с разнообразными экспектациями, заложенными в социальной структуре, и приспособиться к ним. Эти имплицитные положения относительно природы личности совпадают с воззрениями Мида на адаптацию и приспособление человека к обществу, однако они явно недооценивают творческое воздействие разума и Я на формирование и изменение общества. Таким образом, теория ролей способствовала развитию только некоторой части наследия Мида, что привело к определенной односторонности - теоретики пытались разобраться только в исследовании лишь некоторых типов динамических взаимодействий между обществом и личностью.


Взаимосвязь между личностью и обществом
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   19


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации