Левко А.И. Социальная педагогика. Учеб. пособие - файл n1.doc

Левко А.И. Социальная педагогика. Учеб. пособие
скачать (1473.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1474kb.03.11.2012 09:53скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
СОДЕРЖАНИЕ

Введение 3

Глава 1. Социальная педагогика и ее предметно-объектная область:
цели, задачи, функции 10

  1. Формирование основных сфер социально-педагогической деятельности 10

  2. Предмет и объект социальной педагогики 27

  3. Цели, задачи и функции социальной педагогики 44

  4. Социальная педагогика и ее междисциплинарный характер ... 56

Глава 2. Теория и методология социальной педагогики 68

  1. Социальная педагогика и социально-педагогическая институализация 68

  2. Социология как теория и метод социальной педагогики 86

  3. Основные категории социальной педагогики 105

Глава 3. Формы и методы социально-педагогической деятельности ... 120

3.1. Основные формы и методы социально-педагогической
деятельности в зарубежной и отечественной педагогике 120

  1. Социальная педагогика как метод обучения и воспитания. Классификация методов социально-педагогической деятельности 132

  2. Общенаучные методы в социально-педагогической деятельности 140

  3. Методы и формы взаимодействия между социальной педагогикой и социальной работой 155

Глава 4. Социальная педагогика как область практической
деятельности
174

  1. Принципы и специализация социально-педагогической деятельности 174

  2. Социальная педагогика в школе, детских учреждениях и организациях 188

339

  1. Внешкольная социально-педагогическая деятельность 211

  2. Социально-педагогическая деятельность с особыми контиген-тами детей и подростками с девиантным поведением 225

  3. Социальная педагогика преобразований 243

  4. Социально-педагогическая помощь в жизненном самоопределении личности 257

Глава 5. Семья и ее взаимодействие с образовательными учреждениями ... 273

  1. Принципы взаимодействия семьи и образовательных учреж­дений в политической системе общества 273

  2. Семья и учреждения образования как самостоятельные субъек­ты духовного взаимодействия 279

  3. Принципы и методы психолого- и социально-педагогического взаимодействия учреждений образования и семьи 300

  4. Особенности взаимодействия семьи с учебно-воспитательными учреждениями образования «открытого» типа 307

  5. Формы и методы социально-педагогической работы с семьей ... 315

Литература

335

ВВЕДЕНИЕ

Социальная педагогика как учебная дисциплина, самостоятельная наука педагогическая практика появилась у нас сравнительно недав­но и пока еще не заняла достойного места в системе гуманитарных наук и профессиональной деятельности. Нет однозначного мнения и относительно ее предмета. В научной и учебно-методической ли­тературе под ним понимают целенаправленную работу по самоорга­низации разумной, продуктивной и нравственной жизни, разновидность социальной работы и в какой-то мере социальной адаптации и направ­ленной социализации, способ педагогизации и гуманизации социаль­ной среды, а нередко и совершенно новую парадигму образования, содержащую в себе принципиально иную модель постановки пробле­мы по сравнению с традиционной психолого-педагогической наукой. Тем не менее современная социальная педагогика в гораздо большей степени связана с философией и социологией образования и воспита­ния, чем с общей педагогикой.

В социальной педагогике отчетливо выделяются европейская и аме­риканская традиции ее развития. Европейская социально-педагогичес­кая традиция, начиная с теории «свободного воспитания» Ж.-Ж. Рус­со, социально-педагогических принципов Г. Песталоцци и А. Дистер-вега, тесно связана с народной педагогикой, с ее духовными основами и культурой. Именно по этой причине она больше опирается на ценно­стно-нормативные принципы, чем на рационально сконструированные. В США же, наоборот, она традиционно предстает как разновидность социальной работы, социоинженерии, базирующейся на философских и научных принципах. Поэтому если в первом случае социальная педа­гогика выступает как область практической деятельности, то во вто­ром — основные ее положения рационально обосновываются и экспе­риментально проверяются.

3

В отечественной социальной педагогике имеют место обе эти тен­денции, которые в различных социально-исторических условиях прояв­ляются по-разному. В них выделяют три основных этапа развития: до­революционный, советский и постсоветский. В дореволюционный пе­риод отечественная социально-педагогическая практика ничем не от­личалась от общеевропейской. Главной ее особенностью являлась опо­ра на духовные основы народа, прежде всего на его религиозные воз­зрения и традиционный образ жизни, сложившиеся общинные связи и нормы жизнедеятельности. Советский период в развитии социальной педагогики характеризуется борьбой с религиозными основами воспи­тания и его сложившимися традициями, с преимущественным исполь­зованием американского опыта.

Европейские социокультурные принципы социальной педагогики постепенно сменяются естественнонаучными, а веками складывающая­ся духовная практика вытесняется практикой социоинженерии. В ре­зультате бездуховность становится основной чертой советской педаго­гической доктрины и практики, всецело основывающихся на коммуни­стической идеологии и государственной политике.

История развития советской социальной педагогики — это история педагогики социальной среды 20-30-х гг. XX в., ориентированной глав­ным образом на социальное воспитание, идущее на смену религиозному, и последующее возрождение данной традиции, начиная с 60-х гг. Со­циальная педагогика и социальная работа как виды профессиональной деятельности стали возрождаться в СССР лишь в конце 90-х гг. Соци­ально-педагогическая теория и практика, как и социологическая наука, кибернетика, генетика и др., были объявлены буржуазной лженаукой. Такая же участь постигла и педологию как одну из отраслей педагоги­ческой науки, с которой была тесно связана социальная педагогика 20-30-х гг. Возрождение последней шло в рамках общей педагогики, что наложило на нее известный отпечаток. Социальная педагогика начи­ная с 60-х гг. трактовалась в основном как область психолого-педаго­гической науки, хотя в начале века она имела совершенно иной ста­тус. Педагогика социальной среды опиралась не столько на известные психологические закономерности, сколько на общинные принципы и методы воспитания, особенности развития коллектива и коллективист­ской психологии, а также культурно-историческую психологию Л. С. Выготского.

Отрыв от европейской и американской традиции и достижений ми­ровой социально-педагогической теории и практики, опора на полити-

4

ку и идеологию как важнейшее условие борьбы с «родимыми пятнами» старого общества, абсолютизация естественнонаучного метода и недо­оценка социокультурных принципов и методов познания, ориентация на возрождение во многом уже устаревшей социально-педагогической практики — таковы особенности советского периода развития социаль­ной педагогики.

Постсоветский период развития социальной педагогики ознамено­ван прежде всего стремлением преодолеть отчетливо наметившееся от­ставание в данной отрасли от Запада и некритическим заимствовани­ем чужого опыта, миссионерской деятельностью многих западных спе­циалистов в данной области, стоящих на позициях модернизма. Одно­временно идет возрождение утерянных в свое время национальных, региональных, поселенческих и других социокультурных традиций, значительно ослабляющих устоявшиеся в советское время стереотипы мышления, выдаваемые за последние достижения мировой педагогичес­кой науки. Связь социальной педагогики с социокультурными основа­ми общества, их изменением и трансформацией обусловливают ее спе­цифика, формы и методы. Последние изменяются по мере изменения социального пространства и времени. Они зависят не только от фило­софских и научных воззрений, но и от донаучных предпосылок форми­рования основных сфер социально-педагогической деятельности. Эти предпосылки проявляются в виде ценностей и норм существующей со­циальной практики, которые являются исходным пунктом любых соци­ально-педагогических преобразований.

Современная социальная педагогика характеризуется как разнооб­разием применяемых теоретико-методологических принципов, так и мно­гофункциональной специализацией. В связи с этим социальная педагоги­ка в школе, детских учреждениях и организациях существенно отлича­ется от внешкольной социально-педагогической деятельности или соци­ально-педагогической деятельности с особыми контингентами детей и подростками с девиантным, т. е. отклоняющимся, поведением, а соци­альная педагогика преобразований — от социальной педагогики социа­лизации и социальной адаптации. Она не тождественна социальной ра­боте и тем более не выступает в качестве ее методологии. Социальная педагогика аккумулирует в себе мировой опыт, преломляемый через со­циокультурные, национальные и другие особенности.

Современная отечественная социально-педагогическая практика — это процесс всего обучения и воспитания, социально-педагогическая помощь в жизненном самоопределении и кризисных ситуациях. Она

5

является составной частью социальной работы, имеет свой категори­альный аппарат, принципы и методы, существенно отличающие ее от общей педагогики. Т. е. ее принципы и методы вытекают из самой со­циокультурной практики, требований социального пространства и вре­мени, конкретной ситуации и особенностей взаимодействия личности, социальной группы и общества.

В связи с этим социальная педагогика в большей мере ориенти­рована на социологическую науку, чем на психологическую. В от­личие от последней социология не ограничивается выяснением зако­номерностей и тенденций социального развития или функционирова­ния тех или иных социальных институтов, социальных групп и общ­ностей, а использует их в целях направленной социализации, воспи­тания и обучения.

Эти особенности социальной педагогики далеко не всегда учиты­ваются на практике, с одной стороны, в силу того, что она расценива­ется как важнейшее условие демократизации общественных отношений, а с другой — происходит манипуляция общественного сознания. Имен­но в том, что ее принципы и методы универсальны, специфичны, харак­терны для соответствующей страны, этноса, народа, социальной общ­ности, социальной группы и действенны лишь на протяжении опреде­ленного временного интервала, и состоит отличие социальной педаго­гики от общей. Каждому социальному времени присущи свои ценност­но-нормативная структура, тип личности и характерные для нее про­блемы социализации, адаптации, социальных преобразований и транс­формаций.

В Западной Европе основой педагогической практики давно при­знана философия образования. Именно она является теоретико-мето­дологической предпосылкой для разработки педагогической методи­ки. В странах СНГ педагогика традиционно теснейшим образом свя­зана с экспериментальной психологией. В связи с этим она чаще все­го трактуется как психолого-педагогическая наука. Главную роль играет не философское осмысление существующей практики, а разра­ботка общей педагогической теории. В связи с этим социальная педа­гогика часто рассматривается не как разновидность социокультурной практики, а как одно из направлений общей педагогики.

Однако и среди ученых стран СНГ единого мнения по поводу пред­мета социальной педагогики не существует. Одни авторы во главе с В. Г. Бочаровой считают, что социальная педагогика развивается в со­ответствии с общепедагогическими закономерностями, теорией общей

6

педагогики. В связи с этим основной акцент делается на естественно­научные принципы и методы, а сама социальная педагогика считается разновидностью психолого-педагогической науки, отличающейся от ди­дактики и теории воспитания только объектом исследования. В каче­стве такого объекта рассматривается социальная среда, которую над­лежит педагогизировать, т. е. придать ей соответствующий образова­тельный и воспитательный потенциал. Для этого прежде всего необхо­димо определить, как соответствующие факторы среды воздействуют на физиологические и психологические процессы на различных уров­нях возрастного развития ребенка.

Такая позиция является доминирующей среди белорусских педаго­гов, большинство из которых даже социокультурную деятельность рас­сматривают через призму психолого-педагогической науки.

Российские исследователи, такие, как А. В. Мудрик, В. Д. Се­менов, В. А. Никитин и дрм считают, что процесс социализации ре­бенка в обществе происходит чаще всего стихийно и осуществляет­ся преимущественно в форме игровой деятельности, т. е. носит не естественный, а искусственный социокультурный характер. Главное в нем — бессознательное и сознательное овладение соответствующи­ми социокультурными нормами и смыслами, которые отнюдь не но­сят объективного, закономерного характера, проявляемого незави­симо от воли и желания индивида. Субъективное отношение к дей­ствительности, соответствующее ее переживание, осмысление и по­нимание имеют определяющее значение, что надлежит в первую оче­редь постичь социальному педагогу. Без этого не может быть и речи ни о какой направленной социализации. Соответственно методоло­гической основой социальной педагогики выступают не столько эк­спериментальная психология и общая педагогика, сколько феноме­нологическая философия бытия, понимающая социология, этносоци-ология и социальная психология.

Например, один из основоположников социальной педагогики, не­мецкий философ-неокантианец П. Наторп во введении к своей моно­графической работе «Социальная педагогика» отмечал, что слово «со­циальная педагогика» употребляется им лишь для того, чтобы отчет­ливо провести водораздел между марксистским и неокантианским по­ниманием общественного воспитания. Личность, согласно ему, есть не просто совокупность существующих общественных отношений. Она может проектироваться или конструироваться в результате целенаправ­ленного воздействия на нее социальной политики или воспитания, ос-

7

нованного на соответствующей вере в те или иные социальные ценно­сти и вырастающих из нее убеждений. В любом случае, по его убежде­нию, определяющую роль играют не объективные закономерности или познанная необходимость, а субъективное отношение к своей жизни, понимание ее смысла и своего собственного назначения, своеобразное перевоплощение в результате исполнения соответствующих социальных ролей, сознательного ограничения себя или волевого усилия, направ­ленное следование той или иной социальной норме.

Между социальной или социокультурной педагогикой и психоло­го-педагогической практикой, основанной не на нормах культуры раз­личных социальных общностей, а на экспериментальных и других на­учных данных, существуют определенные теоретико-методологические различия, которые отдельными специалистами не учитываются. Акцент чаще всего делается не на различии, закрепленном в самом понятии «социальная», а на общности, выражаемой понятием «педагогика». В действительности же социальная педагогика не есть ни педагогика, ни социология в привычном смысле этого слова, а междисциплинарная область, опирающаяся на философские, социологические, культуроло­гические, социально-психологические, собственно педагогические и другие области научного знания и реальную социокультурную практи­ку, нормы повседневной культуры. Следовательно, социальная педа­гогика — это не только область науки, но и своеобразное искусство общения, понимания социальной природы нормативной деятельности и поведения и самой социальной нормы как искусственного, социально конструируемого образования.

Одна из основных задач данного учебного пособия —дать пред­ставление об основных формах и методах и показать отличие ее пред­мета, объекта, целей, задач и функций от таковых общей педагогики, к которой неправомерно, на наш взгляд, иногда ее относят. Это крайне важно, поскольку особенности социальной педагогики как самостоя­тельной науки игнорируются, что отрицательно сказывается на процессе подготовки социальных педагогов в постсоветских странах. По суще­ству каждый вуз осуществляет ее по своим собственным разнородным программам. В одном случае за основу берутся американские програм­мы и социальные педагоги рассматриваются как социальные работни­ки, специализирующиеся в области педагогики, в другом — социальные педагоги являются представителями психолого-педагогической науки, специализирующимися в области социализации личности и социально­го воспитания (характерно для Республики Беларусь).

8

В третьем случае социальный педагог рассматривается как специ­алист, по принципам и методам своей профессиональной деятельности существенно отличающийся как от социального работника, так и от обычного педагога. Социологическая, философская, культурологичес­кая, социально-психологическая подготовка является доминирующей по сравнению с психолого-педагогической.

Еще более богата палитра различий в реально существующей со­циально-педагогической практике, где по существу отсутствуют какие-либо единые социально-педагогические принципы, методы и методи­ки, применяемые в психологии, общей педагогике, этнопедагогике, криминологии, валеологии, виктимологии, социологии и целом ряде других наук. Их выбор в основном определяется базовым образова­нием социального педагога. А так как большинство работников дан­ного контингента имеют обычную психолого-педагогическую подго­товку, то методы их работы мало чем отличаются от работы обычных педагогов-предметников и практических психологов.

Глава 1

СОЦИАЛЬНАЯ ПЕДАГОГИКА

И ЕЕ ПРЕДМЕТНО-ОБЪЕКТНАЯ ОБЛАСТЬ:

ЦЕЛИ, ЗАДАЧИ, ФУНКЦИИ

1.1. Формирование основных сфер социально-педагогической деятельности

Социальные проблемы, с которыми сталкивается соци­альный педагог (работа с неблагополучными семьями и дру­гими контингентами, наркоманами, лицами, страдающими алкоголизмом, токсикоманией и т. д.), такие, как преодоле­ние укоренившихся в сознании людей предрассудков, стерео­типов мышления, традиций и обычаев, подчинение своей воли достижению соответствующих социальных ценностей, иде­алов, формирование различных ограничений на ту или иную деятельность, своеобразных «табу», необходимость адапта­ции к изменяющимся природным и социальным условиям с помощью обращения к различным сверхприродным силам, духам, магическим и другим действиям, заклинаниям, молит­вам и т. д., возникли еще на заре становления человеческого общества. Разрешались эти проблемы, как правило, на уров­не донаучных форм сознания, сознательной и бессознатель­ной деятельности. При этом само общество как форма взаи­модействия и взаимосвязи людей исторически сформирова­лось под влиянием многочисленных природно-климатических, геополитических, экономических и других условий. Нормы

10

этого взаимодействия у различных этносов и народов сла­гались на протяжении тысячелетий. Поэтому они, как пра­вило, не осознаются членами общества, воспринимаются как нечто само собой разумеющееся, как вид той или иной соци­окультурной практики или культуры.

Социокультурная практика формировалась как стихий­но, так и целенаправленно под влиянием мифологического, религиозного, философского, научного сознания. Особая определяющая роль в становлении архетипов коллективного бессознательного и мировоззрения людей принадлежит мифу и религии. По существу, мифы и религия явились основой двух главных видов и форм восприятия мира: субъективного и объективного. Субъективное, или мифологическое, восприятие человеком мира характеризуется своеобразным одухотворе­нием природы и Вселенной, уподоблением их себе самому и существующим общественным порядкам. Объективное (рели­гиозное или научное) восприятие существующего природно­го и социального порядка и жизни человек связывает с неки­ми существующими независимо от него сверхприродными или природными силами (закономерностями). Противоречие меж­ду этими двумя способами видения мира и послужило первой и основной предпосылкой его объяснения.

Миф (от гр. mythos — слово, предание) — особый способ объяснения мира, в котором человек, общество, природа су­ществуют нераздельно. Любой миф отличается символично­стью, вызывающей заранее проектируемые реакции, стрем­лением заменить реальность символами.

Символ — простые знаки, в которых не воспроизводится действительность во всех ее многообразных проявлениях и обобщениях, а лишь символически реконструируются связи человека с миром. Все вещи в мире могут быть наделены специфическими смыслами. Через символы сознанию откры­ваются смыслы, заключенные в бессознательных глубинах души и связывающие людей в единое по типу переживаний мира и самих себя (икона — символ веры, знамя — символ

11

воинской чести и доблести). Через ритуальные и другие сим­волические действия человеческая жизнь обретает определен­ный культурный смысл, например служение Богу или свое­му народу, Отечеству и т. п.

Осуществить диагноз социокультурной ситуации без учета мифологических основ сознания и самосознания тех или иных социальных общностей, особенностей их ментали­тета весьма проблематично, а во многих европейских стра­нах, прежде всего в Беларуси, практически невозможно. Важ­ное значение имеет общественное сознание, формы, виды, уровни, системы которого различаются своим конкретным содержанием, общественной функцией, но при этом все они сохраняют качество идеальности. Духовно-идеальное прояв­ляется через смысл. Это суть человеческой жизнедеятельно­сти. Духовное с самого начала создается как человеческое, в отличие от материально-вещественного, которое облада­ет и другим бытием.

В большинстве европейских стран отношения людей опос­редованы отношениями с природой, определяющими многие национальные и региональные традиции, а также религиоз­ные убеждения.

Религия (от лат. religio — набожность, святыня, предмет культа) — одна из форм выражения общественного сознания, отражения действительности в иллюзорно-фантастических образах, представлениях, понятиях. В христианстве, напри­мер, главным является идея Мессии, в мусульманстве — идея покорности, которые в значительной мере определяют харак­тер исповедующих их людей, их образ мышления, качество человека, принадлежность его к той или иной группе. В хри­стианстве — это возвышение человека, приучение думать не только о себе, но и о судьбах всего мира, забота как о сво­ем, так и об общем состоянии, развитие универсализма, объе­диняющего людей разных национальностей и народов, утвер­ждение равенства перед Богом. В каждой религии имеет ме­сто своя структура ценностей и их иерархия: индивидуаль-

12

ностъ, власть, мужественность, деньги (богатство), материн­ство (женственность) и др.

Мифология и религия выступают в качестве важнейшей составляющей менталитета людей как способа повседневно­го воспроизводства и сохранения ими привычного уклада жизни и деятельности.

Меиталъиость — это социокультурный феномен, посколь­ку все его элементы даны в виде символов, кодов культуры, предметных вещественных форм (как результат опредмечива­ния) и наработанных способов деятельности, т. е. типичных форм практического поведения в социокультурном поле.

К формам ментальности относятся схемы поведения, ха­рактерные для данной общности, коллективные и социальные представления, интеллектуальные привычки (реакции), про­являющиеся в интерпретации и освоении окружающего мира. Эти схемы поведения не только стихийно закрепляются в опыте человека в результате многоразовых их повторений, но и целенаправленно воспроизводятся через соответствую­щие системы образования и воспитания. Уже на ранних эта­пах человеческой истории выделялись особые категории людей, которые профессионально занимались воспроизведе­нием, поддержанием и обновлением культурных норм и цен­ностей. В племенных обществах это были шаманы и вожди, пользовавшиеся особым статусом. С помощью обращения к духовности, заклинаниям, обрядовым действиям они исцеляли тело и душу, обеспечивали эффективность различных видов деятельности, общения, взаимодействия с природой и други­ми людьми. Позже на смену им пришли медицинские и дру­гие знания, внимание которых акцентировалось на телесно­сти, физиологии и анатомии человека. Однако и сегодня без веры в исцеление, без отношения к здоровью как абсолют­ной ценности трудно бороться с недугом. И если в шкале ценностей здоровье занимает 15-е место после различных материальных (экономических) и социально-политических ценностей, то здоровье нации ставится под угрозу. В основе

13

же такого пренебрежительного отношения к своему здоровью нередко лежат бессознательные установки на примат духов­ного перед телесным, на бессмертие души, которые приви­вались многовековым опытом христианства, в частности православия, и других мировых религий. Точно так же язы­ческие «договорные отношения» между землей и небом, со­провождаемые жертвоприношениями, во многом служили основой развития правовых отношений. Но далеко не все магические ритуалы и религиозные обряды имели позитив­ное социальное значение. Примером тому может быть потреб­ление наркотиков, токсических веществ и алкоголя. Для стран мусульманского Востока потребление наркотиков — дело настолько привычное, что является неотъемлемой час­тью образа жизни населения. Не в меньшей мере, чем стра­ны Востока, подвержены потреблению алкоголя северные и западные страны.

Немедицинское потребление наркотических средств по существу своему в большинстве случаев является социо­культурным и таким образом связано с обычаями и тради­циями народов, географическими, климатическими и други­ми условиями их жизни. Истоки этих традиций восходят к глубокой древности. С помощью потребления психотропных веществ люди совершали различные магические действия, обеспечивали «общение» с духами. В результате их действия возникали галлюцинации, эйфория, успокоение, воспринима­емые как взаимодействие со сверхъестественными силами. Вначале такое потребление носило исключительно культо­вый характер и являлось уделом отдельных шаманов и свя­щеннослужителей. По мере же распространения религиозных воззрений потребление наркотиков проникает и в быт людей, закрепляется соответствующими языческими и другими об­рядами: крещение ребенка, свадьба, похороны и т. д. В от­дельных случаях потребление наркотических средств нача­ло обретать отчетливый прагматический характер, например выпивка для смелости, поднятия настроения, преодоления

14

застенчивости. В результате оно становится необходимым элементом образа жизни людей в определенных географичес­ких и климатических условиях. В условиях севера и в стра­нах с умеренным климатом более приемлемым и доступным стало потребление алкоголя, в то время как в странах с жар­ким, резко континентальным климатом более предпочтитель­ными были наркотические вещества, постепенно становив­шиеся неотъемлемой частью той или иной культуры. Напри­мер, в странах мусульманского Востока потребление алко­голя, как и свинины, строго запрещалось Кораном, хотя по­требление опиума или других наркотиков ни Кораном, ни Библией не ограничивалось. В условиях жаркого климата потребление алкоголя как биологического стимулятора не­приемлемо, как и потребление свинины в качестве основно­го продукта питания, поскольку оно вело к неизбежным ки­шечным инфекциям. Угроза жизни людей была столь суще­ственна, что потребовала введения своеобразного табу (зап­рета). В силу этого обстоятельства страны Запада оказались более уязвимы по отношению к распространению нетрадици­онных наркотиков, чем страны Востока. Само же их потреб­ление носит форму своеобразной «культурной экспансии», или проникновения чуждых европейской и американской тра­диции ценностных ориентации.

Все это свидетельствует о том, что универсальных ме­тодов борьбы с наркоманией, одинаково эффективных для разных стран и отдельных регионов, различных категорий населения, не существует. В каждой из стран оно имеет свои особенности, адекватные специфике национальной культуры и характеризующие ее ценности.

Специфика каждой из культур прежде всего определяет­ся соотношением в ней естественного (природного) и искус­ственного, творческого и традиционного, коллективного и индивидуального начал.

Большая часть повседневной жизни человека состоит из действий ритуального характера. Например, светское обще-

15

ние целиком ритуалистично в том смысле, что его правила требуют от его участников не касаться реальных жизненных проблем: семейных отношений, финансовых затруднений, болезней и т. д. В известной мере здесь присутствуют пра­вила игры. И чем образованнее, культурнее человек, тем большее значение в его жизни имеют ритуалы.

С ритуалом тесно связан обычай, или стереотипный способ поведения, который воспроизводится в определен­ной социальной группе или обществе и является привыч­ным для их членов. Обычаи и ритуалы составляют содер­жание обрядов или традиционных действий, сопровожда­ющих жизнь человека и производственной жизни коллекти­ва (крестины, свадьба, выпускные вечера, принятие при­сяги и т. д.).

В процессе исторического развития обычаи и ритуалы формируют традиции самобытной национальной культуры, передаваемой из поколения в поколение.

Традиция (от лат. traditio — передача, повествование) — элементы социального и культурного наследия, передаю­щиеся из поколения в поколение и сохраняющиеся в опреде­ленных обществах, классах, социальных группах в течение длительного времени.

Культурная традиция включает в себя систему норматив­ных стандартов. Ее можно признать функционирующей, если она влияет на деятельность индивида, является включенной в систему действия. Традицию можно представить и как своеобразный социогенетический контроль, основной меха­низм социогенеза, который не только не предполагает неиз­менность существующих социальных норм, но и активно включен в их преобразование и определяет творческую дея­тельность отдельных индивидов.

Традиция охватывает объекты, процессы и способы со­циального наследия (материальные и духовные ценности) и является основой исторической преемственности культуры, выступающей как объективная закономерность, действую-

16

щая на протяжении всех веков развития общества. Она спо­собствует передаче достижений и ценностей, опыта и навы­ков от одного поколения к другому, создает непрерывность культурно-созидательной деятельности человечества, обес­печивает взаимосвязь и цельность национальной и мировой культуры. В качестве традиции выступают определенные общественные установки, нормы поведения, ценности, идеи, обычаи, обряды, ритуалы и правила, отличающиеся устой­чивостью и повторяемостью. В сфере духовной жизни тра­диция воплощает преемственную связь идей, нравственных норм, форм искусства, общения, культуры быта и досуга и служит основой менталитета.

Традиции есть производное многих факторов — геополи­тических, климатических, психологических, религиозных и др. В зависимости от них формируются нравственные, тру­довые, этические, эстетические, бытовые к другие представ­ления, навыки и умения, нормы поведения, художественный стиль, черты национального характера. Основой их форми­рования выступает постоянная повторяемость ситуации и опыта, закрепление их в соответствующих этических, посе­ленческих, региональных, профессиональных и других фор­мах поведения, принятых в той или иной культуре.

В качестве механизма формирования традиции высту­пает милисис — вид социальной тренировки, который в оп­ределенной степени «механизирует» человека. Это позво­ляет ему экономнее использовать свой энергетический запас и быстрее адаптироваться к окружающей социаль­ной среде, сковывает его творческое начало, так как об­разец начинает довлеть над сознанием личности. При выработке традиции внимание акцентируется лишь на внешнем восприятии того или иного поведения, характе­ре и стиле его выражения в определенном социальном про­странстве. Своеобразной стилизации и стереотипизации подлежат не только поступки и мысли, чувства, модели восприятия и оценки поведения, но и образ жизни в целом.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации