Валерий Демин. Тайны вселенной - файл n1.doc

Валерий Демин. Тайны вселенной
скачать (2499.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc2500kb.19.11.2012 13:31скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   40

БОГИ РАЗДВИГАЮТ НЕБЕСА


На бытовом уровне космические объекты и явления получают различные -- подчас самые невероятные -- объяснения и наименования. В разных областях России одни и те же созвездия и светила именовались людьми по-разному. Так, этнографам и лингвистам за последние два века (в основном в дореволюционное время) удалось зафиксировать не менее 20 названий для Млечного Пути (Гусиная Дорога, Птичий Путь, Дорожные Звезды, Мышиные Тропки, Пояс, Коромысла, Становище и др.); 52 -- для Большой Медведицы (Арба, Воз, Волосыня, Волчья Звезда, Горбатый Мерин, Кичиги, Ковш, Кола, Колесница, Лось, Ось, Мосеев Палец, Семерка, Телега, Ярмо и др.); 37 -- для Плеяд (Бабы, Гнездо, Ключи Петровы, Кочка, Курица с цыплятами, Лапоть, Осье Гнездо, Решето, Сито, Стожары, Улей, Утиное гнездо, Уточка и др.); 21 -- для Ориона (Аршинчик, Грабли, Девичьи Зори, Коряга, Петров Крест, Старикова Тросточка, Три Царя и др.); 18 -- для Венеры (Блинница, Вечерица, Вечерняя Звезда, Зарянка, Утреница, Утренняя Звезда, Чигирь-Звезда и др.); 9 -- для Полярной звезды (Кол-Звезда, Небесный Кол, Полночная Звезда, Полярка, Прикол-Звезда, Северная Звезда и др)*.

Такой же разнобой у других народов. Причем иногда доходит до курьезов. Практически у всех народов Земли Полярная звезда ассоциируется с Севером. И лишь у одного народа—чеченцев -- она именуется Южной. Объяснение этому очень простое: если повернуться к Полярной звезде спиной, она показывает дорогу на Юг. Единообразие в астронимах наступает лишь с утверждением господства какой-либо религиозной или научной картины мира. Русские ученые книжники до ХVIII века отдавали преимущественно византийской традиции, где планеты назывались по именам древнегреческих Богов: Крон (Сатурн), Зевес (Юпитер), Аррис (Марс), Афродита (Венера), Ермис (Меркурий) (рис. 4). После Петровских реформ в России возобладала европейская научная традиция: названия планет, звезд и других космических объектов стали такими, как и сегодня (впрочем, современные астронимы также имеют в основном греко-римское происхождение) (рис. 5).

1987.

В древности главным регулятором и унификатором космических вопросов была религия. Жрецы и священнослужители долгое время оставались безраздельными монополистами и в отправлении культа, и в вынесении вердиктов по части «небесных дел». Они были хранителями тайных для непосвященных астрономических знаний, занимались предсказанием и толкованием небесных явлений. Именно такой путь прошли многие «звездные цивилизации» -- шумерская, египетская, вавилонская, китайская, индийская, ацтекская, майя, доинкская, инкская и др.

Много было несхожего в космических идеях Древности. Но много было и общего. Казалось бы, что может дальше отстоять друг от друга по времени и менталитету, чем русское и древнеегипетское мировоззрения. Но нет! И между ними протянуты невидимые связующие нити. Общее обнаруживается и в имени одного из языческих Солнцебогов: у русских это—Хорс, у египтян—

Хор (Гор); и в звездах на куполах храмов: только у египтян они размещались на внутренних сводах, а у русских—на внешней стороне. При созерцании рукотворных звезд верующими биение их сердец накладывалось на ритм Вселенной.

Наиболее же показательным проявлением общих черт в

различных направлениях и временных срезах космического

мировоззрения являются представления о Земле и Небе. Небо на протяжении многих веков и тысячелетий вообще выступало синонимом Космоса -- и в бытовом, и в философском и в научном плане. Античные и средневековые космологические трактаты долгое время традиционно именовались «О небе»—по образцу главного труда Аристотеля, посвященного астрономии.

Но сначала скажем, что мы называем небом и в скольких значениях употребляем [это слово], дабы предмет нашего исследования стал для нас яснее. В одном смысле мы называем небом субстанцию крайней сферы Вселенной или естественное тело, находящееся в крайней сфере Вселенной, ибо мы имеем обыкновение называть небом прежде всего крайний предел и верх [Вселенной], где, как мы полагаем, помещаются все божественные существа. В другом смысле -- тело, которое непосредственно примыкает к крайней сфере Вселенной и в котором помещаются Луна, Солнце и некоторые из звезд, ибо о них мы также говорим, что они «на небе». А еще в одном смысле мы называем Небом [все] тело, объемлемое крайней сферой, ибо мы имеем обыкновение называть Небом [мировое] Целое и Вселенную.<...> Одновременно ясно, что вне Неба равным образом нет ни места, ни пустоты, ни времени...

Аристотель. О Небе.

Традиция сохранялась на протяжении всей истории развития науки. Классический трактат Иммануила Канта, который увидел свет в 1755 году и дал толчок космогоническим исследованиям на собственно научном уровне, именовался «Всеобщая естественная история и теория неба». А в прошлом веке крупнейший французский ученый и популяризатор науки Камиль Фламмарион (1842--1925) озаглавил один из наиболее известных своих астрономических трудов «История неба».

Земля также всегда считалась важнейшим и равноправным партнером Неба. Их брачный союз, собственно, и порождает Космос во всем его богатстве и разнообразии. У шумерийцев даже существовало неразрывное понятие ан-ки—Небо-Земля. С момента священного брака Земли и Неба космическая эволюция приобретает упорядоченную направленность, порождая наряду с неисчерпаемым многообразием Вселенной и поколения различных Богов. Последние обычно тотчас же вступают в непримиримую и изнурительную борьбу за власть над миром. Для современного читателя данная коллизия особенно хорошо знакома по греческой мифологии. Здесь тоже Земля и Небо первоначально выступают как единое целое. Земля-Гея (рис. 6) из себя самой рождает Небо-Уран и немедленно вступает с ним в космический брак. Результат космической любви не замедливает сказаться: на свет появляется поколение Первобогов-титанов. Их предводитель Крон оскопляет отца Урана и сам становится властелином мира. Но ненадолго—дети Крона во главе с Зевсом устраивают очередной «дворцовый переворот», захватывают Олимп, а папашу вместе со всей родней низвергают в преисподнюю.

Не во всех мифологиях Земля женского рода. По

представлениям древних египтян, Земля-Геб -- мужчина, а

Небо-Нут -- женщина. Первоначально они, как и соответствующие Боги в других культурах, составляли единое целое. От их соития, согласно гелиопольской версии, родилось Солнце-Ра, бессчетные звезды и главные Боги египетского пантеона—Осирис, Исида, Нефтида, Сет. Один из эпитетов Нут—«огромная масса звезд»:

Ночью плывут они (звезды) по ней (Нут) до края неба. Они

поднимаются, и их видят. Днем они плывут внутри нее. Они не

поднимаются, и их не видят. Они входят за этим Богом (Ра) и

выходят за ним. И тогда они плывут за ним по небу и

успокаиваются в селениях после того, как успокоится его

величество (Ра) в западном горизонте. Они входят в ее рот на месте ее головы на западе, и тогда она поедает их.

Из текста на потолке погребальной камеры фараона Сети.

По хорошо известной теогонической схеме небесно-звездная

Богиня принялась было пожирать своих космических детей, что

вполне соответствовало житейским наблюдениям: небо как бы

проглатывает по вечерам -- заходящее Солнце, а по утрам—

мириады звезд. Отец Геб воспротивился каннибальским аппетитам

пожирательницы небесных светил. Чтобы не допустить

взаимоуничтожения, Свет-Шу разъединил супругов. Небо-Нут

поднялось наверх и распростерлось над Землей-Гебом.

Космология Древнего Египта была чрезвычайно развитой и своеобразной. Наблюдения и знания строителей нильских пирамид распространялись на все видимые объекты Вселенной (рис. 7). Естественно, что планеты, звезды и созвездия в Стране Большого Хапи ассоциировались как с привычными (рис. 8), так и с непривычными (рис. 9) для других культур образами. Зато астрономические знания подкреплялись скрупулезными и точными математическими расчетами (рис. 10).

Истоки представлений о мироустройстве в других древних культурах в главных своих чертах по большей части сходны. Так, теогонические и космогонические китайские мифы схематически воспроизводят уже знакомую нам модель оформления Космоса в упорядоченное целое. Хотя первоисточники китайской мифологии представляют собой набор фрагментарных и нередко противоречащих друг другу отрывков, по ним все же можно восстановить начальную картину мироздания. По представлениям древних китайцев, Небо и Земля некогда были слиты воедино (как и у шумеров, для обозначения этого неразрывного понятия существовало единое слово хунь-дунь) и похожи на куриное яйцо. Внутри находился зародыш будущего великого Божества Пань-гу. Родившийся из Космического яйца, он как раз и считается творцом Неба и Земли. Культ неба в последующей религиозной и государственной идеологии Китая общеизвестен. Здесь оно почиталось, быть может, как ни у какой другой великой цивилизации. Даже наиболее употребительный синоним страны—Поднебесная.

Нельзя представить китайскую космологию и без двух вселенских первоначал -- инь (женское, отрицательное, темное, северное) и ян (мужское, положительное, светлое, южное). Инь и ян находятся в беспрестанном борении, обеспечивая существование, движение и развитие всех сфер объективного мира -- космической, природной, животной, человеческой и т.п. Сам необъятный мир состоит из сочетания пяти первоэлементов (вода, огонь, металл, дерево, земля), связанных с пятью планетами и странами света. Меркурий обозначал воду и север, Марс -- огонь и юг, Венера -- металл и запад, Юпитер—дерево и восток, Сатурн—землю и центр.

В древнеиндийской космологии вновь обнаруживается знакомая схема мироустройства, наполненная, однако, глубоким философским содержанием. В гимнах Ригведы, других священных книгах космическое Небо олицетворяло женское Божество—Адити. Ее имя дословно означает «бесконечность», символизируя одновременно и бесконечное пространство, и неисчерпаемые потенции дневного света. Мать-Адити и находится в эпицентре ведийской космогонии:

В первом веке Богов

Сущее возникло из не-сущего,

Затем возникли стороны света,

И все это—от воздевшей ноги кверху.

От воздевшей ноги кверху Земля родилась, От Земли родились стороны света.

От Адити родилась Дакша,

От Дакши—Адити <...>

Когда вы, Боги, там, в воде,

Стояли, крепко держась друг за друга,

От вас тогда, от плясунов словно,

Густая пыль воздымалась.

Когда вы, Боги, словно волхвы,

Напоили все миры,

Тогда достали вы Солнце,

Спрятанное в море.

Ригведа. Х. 72. 3--7

Адити -- мать множества Богов, чье собирательное имя— адитьи. Среди них Индра—верховное Божество индоевропейцев, повелитель Вселенной, владыка молнии и грома (рис. 11). Именно с его деяниями связано отделение Земли от Неба. Выпив священного напитка сомы, он вырос до гигантских и настолько устрашающих размеров, что Небо и Земля, охваченные ужасом, разлетелись в противоположные стороны, разлучившись тем самым навеки, а Индра заполнил собой все пространство между ними:

По ту сторону (видимого) пространства, неба


Ты, о сильный по своей природе, (приходящий) на помощь,

о дерзкий мыслью,

Сделал землю противовесом (своей) силы, Охватывая воды, солнце, ты идешь на небо.

Ты стал противовесом земли,

Ты стал господином высокого (неба) с великими героями.

Все воздушное пространство ты заполнил (своим) величием.

Ведь поистине никто не равен тебе.

Ригведа. 1. 52. 12--13

Воплощением космической энергии, наполняющей и пронизывающей Вселенную, выступает другое главное Божество индийского пантеона -- Шива. Космологические представления народов, населявших Индостан, развивались в русле сосуществования традиционных религий. Наиболее распространными среди них стали индуизм, буддизм, а после возникновения государства Великих Моголов—ислам. В это время много было заимствовано из достижений мусульманских ученых-астрономов.

Однако и последние немало почерпнули у своих индийских

собратьев. Так, четыре из пяти самобытных индийских трактатов,

объединенных в свод под названием «Сиддхант», сохранились до

наших дней только благодаря переводу их на арабский язык

великим ученым-мыслителем Средней Азии Абу Рейханом Бируни

(973--1048/50). Он же обстоятельно и более чем подробно

обрисовал астрономические идеи индийских ученых в своем

капитальном труде «Индия». Известны и другие сочинения

индийских астрономов и космологов. Наиболее популярное из них -- «Солнечная доктрина» («Сурья-сиддханта») -- тесно примыкает к мифологической традиции и ведется от имени Солнцебога Сурьи. Он в стихотворной форме повествует о своем собственном движении по небосклону, а также о движении других светил. В этом же трактате излагается ведийская космогония и известное по многим другим источникам учение о времени—четырех югах, каждая из которых длится 1 миллион 80 тысяч лет, а все вместе они составляют великий период бытия -- махаюгу -- с общим количеством 4 миллиона 320 тысяч лет (или 12 тысяч божественных лет).

Индуизм в наибольшей степении связан с древнейшими

арийскими и ведийскими корнями, он воспринял и пантеон

древнейших Богов, и традиционные представления о мироустройстве

(рис. 12). Мировой Змей Шеша, представления о котором уходят в

доиндоевропейскую древность, объемлет собою весь мир. Он

бесконечен и потому имеет эпитет Ананта (Бесконечный).

Вселенная, которую венчает Мировая Гора, покоится на Черепахе -- одном из воплощений Вишну -- еще одного важнейшего Бога индуистского пантеона. Модель эта отнюдь не статична. Космос под воздействием Мирового Змея периодически умирает для того, чтобы тотчас же народиться и расцвесть вновь. Такая же «пульсирующая» и еще более детализированная модель разработана в буддийской космологии (рис. 13). Она включает три мира— видимый, невидимый и чувствующий (точнее -- желающий). Эту космическую иерархию олицетворяют знаменитые буддийские ступы.

Их символика такова: пирамида земного мира переходит в

перевернутую небесную, вся она бесконечно расширяется и

одновременно сходится в Неописуемой точке.

Согласно индоевропейским преданиям, арии—прапредки всех

современных индоевропейских народов -- мигрировали с Севера

после смертоносного климатического катаклизма и неожиданного

похолодания. Символом Полярной Отчизны, по древнеарийским и

доарийским представлениям, являлась золотая гора Меру. Она

возвышалась на Северном полюсе, с подножием из семи небес, где

пребывали Небожители и царил «золотой век» (отсюда, кстати,

русская поговорка: «На седьмом небе» -- синоним высшего

блаженства). Гора Меру считалась центральной точкой

бесконечного Космоса, вокруг нее как мировой оси вращались созвездие Медведицы, Солнце, Луна, планеты и сонмы звезд. В древнерусских апокрифических текстах вселенская гора прозывалась «столпом в Окияне до небес». Апокриф ХIV века «О всей твари» так и гласит: «В Окияне стоит столп, зовется адамантин. Ему же глава до небеси»*. В полном соответствии с общемировой традицией вселенская гора здесь поименована алмазной (адамант -- алмаз, в конечном счете это—коррелят льда: фольклорная стеклянная, хрустальная или алмазная гора означает гору изо льда или покрытую льдом).

С. 349.


От доиндоевропейского названия вселенской горы Меру произошло русское слово и понятие «мир» в его главном и первоначальном смысле «Вселенная» (понятие «Космос» греческого происхождения и в русский обиход вошло сравнительно недавно). Священная гора—обитель всех верховных Богов индоевропейцев (рис. 14). Среди них был Митра, один из Солнцебогов, чье имя также произошло от названия горы Меру. Из верований древних ариев культ Митры переместился в религию Ирана, а оттуда был заимствован эллинистической и римской культурой. Миротворческая роль Митры заключалась в утверждении согласия между вечно враждующими людьми. Данный смысл впитало и имя Солнцебога, оно так и переводится с авестийского языка -- «договор», «согласие». И именно в этом смысле слово «мир», несущее к тому же божественный отпечаток (мир—дар Бога), вторично попало в русский язык в качестве наследства былой нерасчлененной этнической, лингвистической и культурной общности Пранарода*. Но и это еще не все. Космизм священной полярной горы распространялся и на род людской: считалось, например, что позвоночный столб играет в организме человека ту же роль центральной оси, что и гора Меру во Вселенной, воспроизводя на микрокосмическом уровне все ее функции и закономерности. Отсюда в русском мировоззрении закрепилось еще одно значение понятия «мир»—«народ» ( «всем миром», «на миру и смерть красна», -- говорят и поныне). Следующий смысл из общеарийского наследства -- слово «мера», означающее «справедливость» и «измерение» (как процесс, результат и единицу), непосредственно калькирующее название горы Меру.

Древнерусское космическое мировоззрение уходит своими

корнями в древнеарийские культурные традиции, общие для многих

современных евразийских народов. Для русского человека Небо и

Земля парные -- хотя и антиномичные -- категории. В

великорусских заклинаниях -- самом глубинном пласте народной

идеологии—встречаются прямые обращения к древним верховным

Божествам -- вершителям мира и судеб людей: «Небо Отец! Мать

Земля!». Каких-либо систематизированных сводов архаичной

славяно-русской мифологии (за исключением сильно

христианизированной Голубиной книги) до наших дней не

сохранилось. Однако, согласно изысканиям и выводам русской

мифологической школы, по народным представлениям, Небо-супруг

изливал мужское семя в виде дождя на Землю-супругу,

оплодотворяя своей космической потенцией все сущее и

обеспечивая плодоношение растений, животных, людей**. Подобные

представления бытовали и у других индоевропейских народов, так

как происходили из общего мифологического источника. По

Плутарху, у эллинов Уран-Небо мужского рода именно по той

причине, что его семя изливается дождем и оплодотворяет

Гею-Землю. (В поэтической форме этот космический апофеоз

восславил Вергилий в «Георгиках».) В стародавние времена ту же цель преследовал и магический весенний обряд -- оплодотворения жены на вспаханном поле: он имитировал космическое соитие Земли и Неба.

** См.: Афанасьев А.Н. Поэтические воззрения славян на природу. М., 1994. Т.1. С. 135.

Русское народное мировоззрение насквозь космично. Это прекрасно понимал и замечательно сформулировал Сергей Есенин в программном эссе «Ключи Марии»: «Изба простолюдина -- это символ понятий и отношений к миру, выработанных еще до него его отцами и предками, которые неосязаемый и далекий мир подчинили себе уподоблениями вещам их кротких очагов. Вот потому-то в наших песнях и сказках мир слова так похож на какой-то вечно светящийся Фавор, где всякое движение живет, преображаясь. Красный угол, например, в избе есть уподобление заре, потолок -- небесному своду, а матица—Млечному Пути. Философический план помогает нам через такой порядок разобрать машину речи почти до мельчайших винтиков»*.

Сохранилось и легендарное имя первого астронома на

территории России. По представлениям русских ученых книжников,

зафиксированным в популярном апокрифе, кратко именуемом

«Откровение Мефодия Патарского», первым звездочтецом и

носителем «острономейной мудрости» был Мунт, четвертый сын Ноя (Библия такого не знает), который после потопа поселился в северных полуночных странах, на территории нынешней России:

«Мунт живяше на полуношной стране, и прият дар много и милость от Бога и мудрость острономейную обретете»**. Составил же «сию книгу острономию» Мунт вопреки предостережениям Архангела Михаила, бросив вызов божьему посланцу и самим небесам (точно так же, как когда-то поступил Прометей), уравняв тем самым силу человеческого разума с неизведанными силами Вселенной.

Причина практически полного исчезновения данных о космическом миропредставлении языческой эпохи—безжалостное истребление служителями новой религией любых материальных и письменных памятников прежних верований. Лишь жалкие осколки некогда пышного и цветущего языческого мировоззрения уцелели в языке, фольклоре, обрядах, обычаях, художественных навыках и т.п. В беспощадной борьбе с язычеством деревянные идолы сжигались, а каменные дробились на мелкие куски. Однако новая религия была вынуждена не только искоренять старую, но и приспосабливаться к ней. Так пережили тысячелетия многие архаичные праздники: Коляда, Святки, Масленица, Ярило, Купало, Семик и др., уходящие своими корнями в древнейшие пласты общеславянских и общеиндоевропейских ритуалов.

1962., С. 35.

** Памятники старинной русской литературы. Вып. 3. Спб., 1862. С. 18.

Космологические воззрения древних иранцев получили

закрепление в священной книге зороастризма Авесте и

религиозно-теологической системе, создание которой

приписывается легендарному пророку Зороастру (Заратустре). И сама религия, и ее священное писание были почти полностью уничтожены исламом. Сохранились лишь отдельные книги самой Авесты, позднейшие изложения зороастрийских идей да немногочисленные секты огнепоклонников. По уцелевшим фрагментам и сведениям нетрудно установить, что авестийская космология была близка ведийскиму взгляду на мир, что само по себе вполне естественно, так как и индийцы, и иранцы, и их мифология произошли из одного общего арийского этнолингвистического и социокультурного источника. Впрочем, авестийская идеология дуалистична: в ней ярко выражены два первоначала -- светлое и темное, верховный Бог Ахура-Мазда и владыка сил мрака Ангро-Майнью. Между ними происходит непрерывная война, которая реализуется в космизированном противоборстве Добра и Зла.

В более позднем средневековом первоисточнике «Бундахишна» воспроизводятся подробности авестийского миропонимания:

Ормазд [позднейшая форма имени Ахура-Мазда], обладающий знанием и добродетелью, пребывает наверху<...> Ахриман [Ангро-Манью], объятый страстью к разрушению, был глубоко внизу во тьме<...> Дух Разрушения <...>не был осведомлен о существовании Ормазда. Потом он поднялся из глубин тьмы и направился к пределу, откуда был виден свет. Когда он увидел непостижимый свет Ормазда, он бросился вперед, стремясь уничтожить его. Увидев же мощь и превосходство, превышающие его собственные, он убежал обратно во тьму и сотворил много демонов<...> Тогда Ормазд <...> предложил мир Духу Разрушения.

Далее описывается процесс сотворения мира.

Сперва Ормазд создал небо, светлое и ясное, с далеко простирающимися концами, в форме яйца из сверкающего металла <...> Вершиной оно достигало до Бесконечного Света, а все творение было создано внутри неба<...> Вторым после субстанции неба он создал воду<...> Третьим после воды он создал землю круглую, <> висящую в середине неба<...> Четвертым он создал растения<...> Пятым он создал Быка<...> Шестым он создал Гайамарта [Первочеловека]<..> А из света и влаги неба он сотворил семя людей и быков, <...> и он вложил (его) в тело Гайамарта и Быка для того, чтобы от них могло пойти обильное потомство людей и скота.

Даже беглый и поверхностный обзор космологических воззрений разных народов Земли дает чрезвычайно пеструю и зачаровывающую картину мироустройства. Если представить, что каждый народ соткал свой ковер представлений о Вселенной, собрать однажды все эти ковры вместе и бросить их на траву, то откроется удивительная вещь: сколько народов -- столько Вселенных! Северные и южные, западные и восточные картины Мироздания поражают своей уникальностью, самобытностью и многоцветностью.

Так, космолого-мифологические представления коренного

населения Новой Зеландии—маори—поразительно совпадают со

взглядами древних египтян: у полинезийцев исходной парой

космогонического процесса также выступают Небо-Ранги и

Земля-Папа. Им предшествуют Ночь-По и Свет-Ао, а также

Пустота-Коре, Звук-Че, Развитие-Коне и другие Божества,

входящие в структуру Вселенной. Космическую предначертанность видели в себе и кочевники гунны, наводившие ужас на Европу раннего Средневековья. По свидетельству китайских хронистов, гуннские правители, когда их орды еще не отправились в свой смертоносный поход от Великой китайской стены к европейским рубежам, именовали себя «порожденными Небом и Землею, поставленными Солнцем и Луною».

А теперь для сравнения обратимся к российским эвенкам.

Воссозданная усилиями многих поколений космическая панорама

жизни этого малочисленного коренного народа Русского Севера

приводит к поразительному открытию: эвенки считают себя

полноценными детьми Звездного неба, Луны и Солнца --

космических родителей всего живого и неживого на земле. Верхний мир (по существу—Космос) имеет многоярусную структуру: там есть свой бескрайний океан, своя земля, своя тайга, своя тундра. Ведет туда своя небесная дорога: через Небесную дыру—

Буга Санарин—по-нашему, это -- Полярная звезда, главный ориентир всех охотников, оленеводов, путешественников и мореплавателей. Верхний космический мир—царство Отца-Солнца Дылачанкура, хозяина света и тепла. Его жена—Луна Бега, их дети—солнечные лучи; они-то и светят людям сквозь Небесную дыру берестяными факелами. По-иному приходит на землю тепло. Всю долгую зиму в своем космическом чуме топит печку Отец-Солнце и собирает тепло в кожаный мешок для того, чтобы с приходом весны и лета выпустить его на землю через все то же космическое отверстие в небе.

По представлениям другой северной евразийской народности -- ненцев—Вселенная, которую сотворила космическая птица Гагара, состоит из нескольких миров, расположенных по вертикали -- один над другим. Всего над Землей -- 7 небес. К ним прикреплены Солнце, Луна и звезды. Вся эта хитроумная небесная модель медленно вращается над плоской Землей. Высоко в космических сферах живут небесные люди, похожие на земных антиподов -- с оленеводческими и охотничьими пристрастиями. Звезды—озера верхнего мира. Когда там тает снег, он падает на землю в виде дождя.

Картина мироустройства не только излагалась и запоминалась устно, передаваясь от старших к младшим, от поколения к поколению, но и изображалась в виде символических рисунков. Их создателями и хранителями, как правило, выступали шаманы. Считалось, что во время своих камланий и в состоянии экстаза они посещают различные миры и участки Вселенной. Наглядное представление о такой картине мироздания дает рисунок, изображенный на бубне енисейского шамана (рис. 15). Здесь представлена модель Вселенной -- какой она рисовалась в воображении малочисленного таежного народа кетов, говорящего на особом языке, не входящем ни в какие другие языковые семьи. В центре бубна красной охрой изображена фигура человека. От его головы отходят пять лучей с птицами на концах -- так символически обозначены мысли шамана. Вокруг «главного героя» располагаются Солнце, Луна (Месяц) и созвездие Большой Медведицы в виде лося («Лось»—название для звездного «ковша» у многих северных народов). Внутренний круг—граница мира. В самом его низу -- «дыра земли» -- вход в преисподнюю. Выпуклости по краям внутреннего круга -- семь мировых морей, которые, согласно кетской космологии, охватывают мироздание. В шести из них—«живая» вода, в седьмом—«мертвая».

До недавнего времени сравнительно мало было известно о космологических достижениях высокоразвитых индейских культур.

После открытия Америки испанские конкистадоры буквально за

несколько десятилетий огнем и мечом дотла истребили

высокоразвитые цивилизации ацтеков, майя, инков и других

индейских народов. Да так, что только с прошлого века их храмы, пирамиды-обсерватории и другие великолепные сооружения стали открывать заново (словно другую планету) в джунглях и высоко в горах.

Исследованные в основном в недавнее время комплексы

многочисленных пирамид, другие культовые постройки подтвердили

астрономическое предназначение многих из них (рис. 16).

Пирамиды Луны и Солнца в древнемексиканском Теотиукане,

аналогичные сооружения на территории исчезнувшей империи майя (рис. 17), знаменитые доинкские Ворота Солнца в боливийских Андах (рис. 18) -- немые свидетели научных и технических достижений первопоселенцев Американского континента и их космических предпочтений.

Астрономические познания, к примеру, древних майя поражают

воображение. Они владели знаниями, к которым современная наука

приблизилась сравнительно недавно. Лунный месяц высчитан

жрецами-астрономами мертвого города Паленке (что зафиксировано

в иероглифических таблицах, вырезанных из камня) с точностью до

пятого знака после запятой, равен 29,53086 дня и лишь на

0,00027 дня расходится с величиной, полученной с помощью

компьютеров и точнейших астрономических приборов. Благодаря

своим фантастическим астрономическим познаниям (ныне, к

сожалению, утраченным) жрецы майя сумели высчитать

продолжительность солнечного года точнее—на 0,0001 дня, --

чем современные метрологи по григорианскому календарю. Кроме

того, они вели точнейшие календарные записи синодических

периодов (то есть видимого расположения небесных тел

относительно Солнца) и периодов синхронизации планет --

Меркурия, Венеры, Марса, Юпитера, Сатурна (рис. 19).

Индейским астрономам были хорошо известны все видимые невооруженным глазом светила (рис. 20). Разрабатывали они и модель целостной Вселенной (рис. 21). Вселенная -- йок каб (буквально: «над землей)» рисовалась древним майя в виде слоистой иерархии миров: над землей находилось тринадцать небес, а под землей -- девять этажей преисподни. По углам квадратной Земли возвышались четыре мировых древа; на Севере— белое: в память о древней Полярной прародине. Между прочим, начальной точкой отсчета мировой истории майя считали 5 041 738 год до новой эры -- дата, которую сегодня еще не способна осмыслить наука.

По-иному рисовали себе мироздание древние мексиканцы.

Земля виделась им большим колесом, окруженным водой. Сама же

Вселенная представлялась вертикальным миром с 13 небесами

кверху и 9 преисподними книзу. По мировоззрению народов нагуа

(сюда входят разные племена, наиболее известным из которых

являются ацтеки—последние властители территорий современной

Мексики перед испанским завоеванием), 13 небес -- космические

области, расположенные одна над другой и разделенные

перекладинами (рис. 22): они-то и являлись своеобразными

«подмостками», по которым передвигались небесные светила,

разыгрывая воистину космическую драму. По «действующим лицам» небеса-сцены распределены так: 1-е -- для Луны, 2-е—для звезд, 3-е—для Солнца, 4-е—для Венеры, 5-е—для комет, 6-е и 7-е—для ночи и дня, 8-е—для бурь, 9-е, 10-е и 11-е различались по цветам (белому, желтому и красному) и предназначались для жизни Богов разных рангов, 12-е и 13-е небеса считались соответственно источниками созидания и жизни*.

Индейцам принадлежит и одно из самых трогательных представлений о звездах: по народным поверьям—это огоньки сигар, которые курят их умершие предки, переселившиеся на небо. Однако сверхкультом обеих Америк в древности было Солнце. Считается, что на знаменитом ацтекском календарном Камне Солнца (рис. 23) изображено четыре дневных светила, что соответствует четырем различным историческим эпохам. Археологи утверждают: солнечный храм в Теотиукане ориентирован на эпоху пяти солнц. Множественность солнц -- одна из характерных черт древнего космического мировоззрения. Один из наиболее популярных китайских мифов гласит: первоначально над землей сияло 10 солнц; 9 солнц поразил из лука великий стрелок И, избавив человечество от смертельного жара. Возможно, данное предание повествует о какой-то давно позабытой уникальной космической ситуации. Но разгадку, скорее, следует искать в ином объяснении.

Дело в том, что в старину из-за неразвитости науки Солнце не всегда принималось за одно-единственное светило. Считалось, что по утрам каждый раз нарождается новое Солнце, а ночью под землей живет ночное Солнце. В разные времена года тоже светят разные солнца. Вот почему в языческую пору на Руси поклонялись зимнему Солнцу—Коло (Коляде), весеннему—Яриле, летнему—

Купале. Были еще Хорс и Дажьбог, да и Бог Светлого Неба Сварог выполнял определенные солнечные функции -- и каждый занимал свое законное место в небесной иерархии. Точно так же и египтяне поклонялись нескольким Солнцам: Атуму -- первородному Солнцу, Атону -- Солнечному Диску, Ра (рис. 24) -- сыну Неба-Нут, Хору—его «племяннику».

Наконец, еще один континент—другой мир, другой народ.

Загадочное африканское племя догонов, живущее на границе

современных государств Мали и Буркина-Фасо. Много лет, начиная

еще со времен колониального господства, племя догонов

углубленно изучали французские этнографы и сделали удивительное

открытие, связанное с космологическими познаниями этого

таинственного и немногочисленного (немного больше 300 тысяч)

народа. Согласно мифологии догонов, уже населенная людьми Земля

в далеком прошлом находилась совершенно в другой области

Вселенной—близ звезды Сириуса. Угроза космической катастрофы

вынудила верховное Божество Амму переместить Землю к другой

звезде—Солнцу, где она теперь и находится. У догонов нет

никаких астрономических инструментов, зато они владеют

уникальными астрономическими познаниями и, в частности, о

Сириусе, его местоположении во Вселенной, движении среди других

звезд и даже о наличии у него спутников (к такому выводу

современная наука пришла недавно и косвенным путем, так как

оптическими средствами спутники, точнее планеты Сириуса, не

фиксируются). Вселенная первоначально представляла собой яйцо

(здесь космологические представления догонов совпадают со

взглядами других народов); из него вышли все первоэлементы,

космические миры, существа и стихии. Внутренняя основа

вещества, жизни, человека Космоса -- спираль. Все

структурировано по спирали, движется и развивается по спирали.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   40


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации