Валуйский А.В. Проблемы удовлетворения требований кредиторов по законодательству о несостоятельности (банкротстве) России и зарубежных стран - файл n1.doc

Валуйский А.В. Проблемы удовлетворения требований кредиторов по законодательству о несостоятельности (банкротстве) России и зарубежных стран
скачать (194 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc194kb.19.11.2012 20:11скачать

n1.doc



На правах рукописи

Валуйский

Алексей Владимирович

ПРОБЛЕМЫ УДОВЛЕТВОРЕНИЯ ТРЕБОВАНИЙ КРЕДИТОРОВ

ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ

(БАНКРОТСТВЕ) РОССИИ И ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН

Специальность 12.00.03 – гражданское право;

предпринимательское право; семейное право;

международное частное право

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Саратов – 2002


Диссертация выполнена на кафедре международного частного права Саратовской государственной академии права
Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист РФ

Баринов Николай Алексеевич
Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор

Камышанский Владимир Павлович

кандидат юридических наук, доцент

Мохов Александр Анатольевич
Ведущая организация Волгоградская академия государственной службы

Защита диссертации состоится 28 июня 2002 г. в 14:00 на заседании Диссертационного совета Д-212.239.03 в Саратовской государственной академии права по адресу: 410056, г. Саратов, ул. Чернышевского, д. 104.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Саратовской государственной академии права.
Автореферат разослан « 20 » мая 2002 года.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор юридических наук, профессор,

заслуженный юрист РФ Н.А. Баринов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. Негативные тенденции в экономике России, наблюдавшиеся в 90-е годы прошлого столетия не могли не отразиться на положении структурообразующих элементов экономики – производственных предприятий. В результате кризиса большинство хозяйствующих субъектов понесли значительные экономические, в том числе финансовые потери, результатом которых стала во многих случаях хроническая неплатежеспособность и фактическое банкротство. Это привело к осознанию необходимости ввести дополнительное регулирование практики предпринимательства с помощью специального законодательства, которое бы определяло взаимоотношения неплатежеспособных должников с кредиторами и другими лицами, интересы которых затрагиваются такими должниками. Уже в 1992 году в России принимаются первые законодательные акты о несостоятельности – Указ Президента России1 и Закон Российской Федерации.2 Накопленный к 1998 году практический опыт дал возможность принять новый, более полный Закон о несостоятельности (банкротстве).3

По состоянию на 30 апреля 2000 года в Российской Федерации ликвидация в связи с банкротством (конкурсное производство) проводилась в отношении 11702 должников.4 По состоянию на 1 января 2001 г. арбитражными судами Российской Федерации уже рассматривалось более 32 тысяч дел о банкротстве, конкурсное производство введено в отношении 16 632 должников.5

Живой интерес к проблеме несостоятельности характеризует и общее число рассмотренных Государственной Думой Российской Федерации законопроектов о внесении изменений в ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», предложенных различными субъектами, имеющих право законодательной инициативы.1 Авторами многих законопроектов с одной стороны ведется поиск способов предупреждения несостоятельности и недопущения случайного банкротства, с другой стороны предпринимается попытка найти эффективный правовой механизм реализации активов должников и распределения их между кредиторами.

24 декабря 2001 года Правительством Российской Федерации за № 7363п-П5 в Государственную Думу Федерального Собрания внесен проект федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (новая редакция). Действующий закон согласно этому проекту должен быть дополнен сорока восемью статьями, кроме того изменения затрагивают около половины норм действующего закона. 15 января 2002 года проект федерального закона № 165603-3 «О несостоятельности (банкротстве)» рассмотрен Советом Государственной Думы, который установил срок для подготовки и обобщению замечаний и предложений по проекту. 6 марта 2002 г. Проект принят Государственной Думой в первом чтении.

В результате анализа трехлетнего применения российского закона известный британский специалист и эксперт в области несостоятельности Марк Хоуман обратил внимание на то, что во многих ситуациях «российский закон в его нынешнем виде не достигает желаемого результата» из-за наличия в нем большого количества существенных недостатков.2 По его мнению, в числе наиболее серьезных недостатков действующего российского закона о банкротстве выступают:

Подчеркнутые недостатки правового регулирования свидетельствуют о необходимости проведения комплексного исследования проведения расчетов с кредиторами и очередности удовлетворения их имущественных требований в процедурах несостоятельности.

Степень разработанности темы. В России вопросам удовлетворения требований кредиторов в процедурах банкротства специальных диссертационных и монографических исследований не посвящено.

Некоторые российские авторы публикаций о правовом регулировании несостоятельности отмечают противоречия и недостаточную регуляцию в законе отдельных положений о расчетах с кредиторами. В числе таких противоречий они, например, называют установление для некоторых категорий должников дополнительных по сравнению с ГК РФ очередей удовлетворения требований кредиторов. Однако, несмотря на отмечаемые отдельные недостатки правового регулирования, проблема удовлетворения требований кредиторов в комплексе никем не рассматривалась.

Автор настоящего исследования знакомился с положением дел непосредственно в организациях, к которым применялись процедуры банкротства, им изучены ряд арбитражных дел о банкротстве и материалы, предоставленные арбитражными управляющими.

Учитывая современное состояние законодательства и судебной практики по делам о несостоятельности, представляется необходимым серьезное правовое исследование проблем удовлетворения требований кредиторов в различных процедурах, предусмотренных законодательством о банкротстве.

Отсутствие в России собственных глубоких традиций правового регулирования этих вопросов приводит к необходимости обратиться к богатому законодательному опыту других стран.

На основе исследованных материалов можно сделать вывод о недостаточной разработанности темы диссертации в отечественной науке.

Цель работы заключается в научной разработке теоретических основ удовлетворения требований кредиторов, а также в определении путей совершенствования законодательства о расчетах с кредиторами в ходе различных процедур банкротства. В работе предпринята попытка разумно скомбинировать элементы иностранных законов, касающихся вопросов удовлетворения требований кредиторов и адаптировать их к юридическим нормам и экономическим условиям российского государства.

Предметом исследования является законодательство России и зарубежных стран об удовлетворении требований кредиторов при несостоятельности должников, анализируемое со следующих позиций:

1) состав имущественной массы должника, предназначенной для расчетов с кредиторами;

2) критерии, принимаемые законодателями различных стран для установления очередности и отнесения кредиторов к одной из очередей;

3) основания отнесения кредиторов к привилегированному классу. Экономическая и юридическая обоснованность деления кредиторов на привилегированных и непривилегированных;

4) сравнительный анализ порядка удовлетворения требований кредиторов в различных законодательных системах. Отличие порядка расчетов в исполнительном производстве и в процедурах несостоятельности;

5) общие черты и различия, установленные для расчетов на различных этапах дела о банкротстве;

6) проблемы гражданско-правового регулирования удовлетворения требований кредиторов ходе процедур банкротства.

Теоретическая база исследования. Отдельные стороны распределения активов должников между кредиторами рассмотрены в работах (исследованиях) российских авторов Е.А. Васильева, А.Ю. Викулина, В.В. Витрянского, В.К. Егорова, А.Ю. Кабалкина, Е.А. Колиниченко, М.И. Кулагина, О.А. Никитиной, В.В. Степанова, М.В. Телюкиной, В.Н. Ткачева, Г.А. Тосуняна, И.В. Хандоженко, Г.Ф. Шершеневича; зарубежных ученых и практиков – Марка Хоумана, Ричарда Калнана, Ллойда Халдена, Карла Моравеца, Ульриха Келлера, Рейнарда Борка, Манфреда Бальца, Р.Б. Перкинса и других. Автором диссертации использованы труды отечественных и зарубежных специалистов, занимающихся разработкой теоретических положений законодательства о несостоятельности, и занимающихся практикой в области банкротства, а также материалы Федеральной службы России по финансовому оздоровлению и банкротству и ее территориальных органов.

Методологическую основу исследования составляет общефилософский подход к познанию объективной реальности с использованием методов: системного анализа, логического, сравнений и аналогий. Использованы специальные и частнонаучные методы: исторический, сравнительного правоведения, формально-юридический, структурно-функциональный.

Нормативную базу исследования составляют действующие и отмененные современные зарубежные и российские законодательные акты, регулирующие процесс удовлетворения требований кредиторов в ходе процедур банкротства. В частности в работе использованы положения английского Закона о несостоятельности, Закона Венгрии о конкурсном производстве, ликвидационном производстве и добровольной ликвидации, Закона Швеции о банкротстве, Кодекса Соединенных Штатов о банкротстве, Положения Германии о несостоятельности, другие зарубежные нормативные акты, а также российские нормативные акты, посвященные удовлетворению имущественных требований кредиторов при неплатежеспособности должника.

Научная новизна исследования заключается в том, что диссертация представляет собой первое комплексное исследование проблем удовлетворения имущественных требований кредиторов в процедурах, предусмотренных законодательством о несостоятельности (банкротстве) зарубежных стран и России. Учитывая сложность правового регулирования распределения имущества должника между кредиторами в ходе процедур банкротства, настоящее исследование не может рассматриваться как охватывающее все стороны проведения расчетов с кредиторами неплатежеспособного должника. Диссертация посвящена исследованию наиболее важных вопросов, связанных с удовлетворением требований кредиторов по законодательству о несостоятельности, имеющих серьезную теоретическую и практическую значимость. Отдельные стороны проблемы, обозначенной в настоящем исследовании, нуждаются в дальнейшем изучении и теоретической разработке. На основе проведенного анализа автор в своей работе высказывает ряд предложений по совершенствованию нормативно-правовой базы.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Положение об объективно сложившихся предпосылках расчетов с кредиторами в качестве самостоятельного правового института и обособления норм, регламентирующих удовлетворение имущественных требований кредиторов, в рамках отдельной главы закона о банкротстве.

  2. Положение о необходимости формирования законодательства в части очередности удовлетворения требований кредиторов по объективным критериям, исходя из серьезного обоснования целесообразности решения и предлагаемого механизма расчетов.

  3. Положение о необходимости в максимальной степени сократить привилегии при расчетах с кредиторами, через возможность введения для кредиторов специальных гарантий государства или путем создания негосударственных страховых и иных фондов.

  4. Положение о целесообразности введения полного законодательного запрета на индивидуальные действия кредиторов по отчуждению имущества должника и его принудительному взысканию с даты возбуждения дела о банкротстве.

  5. Положение об установлении полного запрета на отчуждение должником имущества, рассматриваемого в качестве будущей конкурсной массы за исключением готовой продукции и товаров, находящихся в распоряжении должника.

  6. Положение о приоритетном праве требования кредитных организаций, вытекающем из кредитных договоров, и установлении для залогодержателей первоочередного удовлетворения в ходе процедур банкротства.

  7. Положения об уточнении расходов, относящихся к текущим, исходя из необходимости обеспечения ресурсами процедур несостоятельности.

  8. Положение о правильности отнесения капитализированных платежей, начисленных за вред, причиненный жизни или здоровью граждан, к требованиям государства и установлении для них единой с обязательными платежами очереди.

  9. Положение об установлении единой очередности для коммерческих кредиторов и кредиторов по обязательным платежам.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что выводы, полученные в ходе исследования, развивают и дополняют многие аспекты правового регулирования расчетов с кредиторами при несостоятельности различных категорий должников и в ходе разных процедур, предусмотренных законодательством о несостоятельности.

Она также состоит в разработке теоретических подходов для установления очередности удовлетворения требований кредиторов. В работе дано обоснование необходимости существования привилегий у отдельных категорий кредиторов, приведены основания, по которым отдельные группы кредиторов могут признаваться привилегированными. Автором исследования предлагается система критериев для установления приоритета одних кредиторов перед другими и отнесения кредиторов в зависимости от этого к определенной очередности. Обосновывается необходимость установления единого подхода к кредиторам по имущественным обязательствам, носящим как денежный, так и иной имущественный характер. Дано теоретическое обоснование правил проведения зачета встречных требований должника и кредиторов в процедурах несостоятельности.

Практическая значимость исследования состоит в возможности использования полученных автором результатов в практике применения законодательства о банкротстве. Содержащиеся в работе рекомендации могут быть использованы арбитражными управляющими, судьями арбитражных судов, практическими работниками органов государственной власти и управления, кредиторами и хозяйственными руководителями, а также научно-исследовательскими организациями и учебными заведениями.

Апробация результатов исследования. Часть результатов исследования вошла в проект концепции закона о несостоятельности (банкротстве) и проект изменений и дополнений в ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», подготовленных Правительству РФ рабочей группой Федеральной службы России по финансовому оздоровлению и банкротству с участием автора для внесения законодательного предложения в Государственную Думу РФ (Приказ ФСФО России «О создании рабочей группы по разработке концепции законопроекта» от 26.07.01 № 357). Кроме того, результаты исследования уже используются в преподавании цикла юридических и экономических наук: спецкурс «Антикризисное управление», на семинарах по подготовке арбитражных и антикризисных управляющих по программам, утвержденным Федеральной службой России по финансовому оздоровлению и банкротству.

Основные теоретические положения и практические рекомендации, содержащиеся в настоящем исследовании, публиковались в печати и были представлены для обсуждения на следующих научно-практических конференциях и рабочих группах:

  1. научная конференция в Волгоградском государственном техническом университете «Правовые основы банкротства в Российской Федерации» (Волгоград, февраль 1997 года);

  2. заседание рабочей группы ФСФО России по подготовке концепции проекта нового ФЗ «О финансовом оздоровлении и банкротстве» и предложений и замечаний на проект ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», подготовленный Минэкономразвития (Москва, август 2001 года);

  3. научно-практическая конференция «Актуальные проблемы антикризисного управления: практика и перспективы» (Москва, Российская академия Госслужбы при Президенте Российской Федерации, ИПК Госслужбы, Институт экономики и антикризисного управления, июнь 2001 года);

  4. Всероссийский научно-практический семинар: «Современная практика антикризисного управления» (Волгоград, ФСФО России, Институт Экономики и антикризисного управления, Некоммерческое партнерство «Агентство по финансовому оздоровлению», август 2001 года);

  5. научно-практическая конференция «Новое законодательство о банкротстве» (Саратов, Саратовская государственная академия права, Территориальный орган Федеральной службы России по финансовому оздоровлению и банкротству в Саратовской области, Саратовская региональная общественная организация специалистов по антикризисному управлению «Стабильность-97», ноябрь 2001).

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих двенадцать параграфов, заключения и библиографии.
СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
Во введении обосновывается актуальность работы, определяется объект и предмет диссертационного исследования, а также его цель и задачи, рассматривается методологическая основа диссертации, ее научная новизна и практическая значимость, излагаются научные положения, выносимые на защиту.

Глава первая – «Основные проблемы института несостоятельности (банкротства)» содержит общую характеристику целей законодательства о несостоятельности (банкротстве) России и зарубежных стран. В ней раскрыты значение этого института, его основы, названы основные дискуссионные моменты и различие подходов ученых и практиков к пониманию значения и юридических механизмов института несостоятельности.

Современное законодательство о несостоятельности (банкротстве) является стандартным институтом корпоративного управления, увеличивает эффективность деятельности корпораций и помогает в оздоровлении финансов, выполняя в большей степени макроэкономическую функцию. Его значение – не допустить банкротство коммерческих организаций посредством самого своего существования. То есть угроза применения норм законодательства о банкротстве заставляет менеджеров юридических лиц не упускать контроль за финансовыми потоками, что, несомненно, улучшает дисциплину расчетов, производимых коммерческими организациями.

Позитивное значение института несостоятельности (банкротства) складывается из трех составляющих:

а) выгода каждого отдельно взятого лица (должника, кредитора);

б) выгода государства;

в) выгода экономической системы общества.

Несмотря на различие в подходах, в большинстве развитых законодательных систем наблюдается тенденция к их сближению, к попытке найти разумный компромисс между интересами должников, кредиторов и государства, как особого субъекта, выступающего во многих ролях.

Исходя из анализа законодательных актов зарубежных стран и России и практики их применения автор приходит к выводу, что основной целью законодательства о несостоятельности является обеспечение максимальной возможности возмещения кредиторам за счет имущества неплатежеспособного должника и реабилитации должника по окончании судопроизводства о несостоятельности. Он доказывает, что финансовое оздоровление должника-юридического лица, которое отдельными исследователями расценены как одна из целей законодательства о несостоятельности, не выступает самостоятельной его целью. Цель финансового оздоровления должника (с сохранением у должника права собственности и других имущественных и обязательственных прав) находится в непримиримом противоречии с целью справедливого удовлетворения требований кредиторов. Обе цели не могут заключаться в одном законодательстве, регулирующем вопросы неплатежеспособности, которое ограничивает права как должника, так и его кредиторов, предусматривает введение судом в отношении должника специальных процедур и возможность отстранения руководящих органов должника от управления его активами. Возможность применения к должнику реабилитационных процедур в рамках процесса о банкротстве следует скорее рассматривать как защитительную меру, позволяющую предотвратить случайное банкротство и ликвидацию жизнеспособного хозяйствующего субъекта (предприятия, бизнеса).

Процедура банкротства, в классическом ее определении, – это «единственный законный способ в любой цивилизованной законодательной системе списать те долги, которые невозможно с предприятия взыскать».1

Основной проблемой института несостоятельности выступает определение критериев признания должника банкротом. Существует два подхода. Один из них заключается в том, что для начала процедуры достаточно того, что должник в течение определенного срока прекратил оплату по своим долгам. Таким образом, вводится презумпция о неоплатности долгов в связи с прекращением платежей. Сторонники второго подхода считают, что для начала процесса о банкротстве необходимо установить у должника такое соотношение имущества и долгов, при котором с полной достоверностью ясно, что сумма общих долгов превышает стоимость имущества должника. Они предлагают оценивать долги и активы или по балансовой или по рыночной оценке. Однако второй подход представляется не отвечающим современному хозяйственному обороту. Вряд ли стоит дожидаться, пока должник растратит все или большую часть своего имущества в бесплодных попытках поправить разрушенное хозяйство и тем самым поставит своих кредиторов в еще более невыгодное положение.

Введение подобного критерия несостоятельности делает практически невозможным возбуждение процедуры по инициативе кредитора, которому, как правило, известна лишь сумма задолженности перед ним, но никак не общее финансовое состояние должника. Так как интересы кредиторов достигаются путем первоначального обеспечения сохранности имущества должника и последующего справедливого распределения этого имущества между кредиторами, второй подход абсолютно не обеспечивает имущественных интересов всех кредиторов (а не отдельных их представителей) и делает неэффективным сам институт банкротства (как инструмент решения макроэкономических задач).

Таким образом, критерии отнесения организаций к категории несостоятельных являются основополагающими началами рассматриваемого законодательства. Именно они определяют момент, с которого хозяйствующий субъект вовлекается в банкротский процесс с последующим применением к нему реабилитационных или ликвидационных процедур, во многом благодаря этим критериям обеспечиваются имущественные интересы кредиторов.

Кроме того, в главе исследуются общие для любого законодательства о несостоятельности элементы:

Следующей наиболее важной выступает проблема очередности удовлетворения требований кредиторов и расчетов с ними в различных процедурах, предусмотренных законодательством о несостоятельности.

Практически все ликвидационные процедуры предполагают продажу активов должника, так как расчеты с кредиторами составляют их суть. Именно вопросы о порядке проведения расчетов с кредиторами, формирования и определения стоимости реализуемых активов должника составляют еще одну теоретическую проблему института несостоятельности (банкротства). Переход имущества от одних собственников помимо их воли к другим как ничто другое, вызывает наибольшее негодование и критику.

Приоритетной задачей применения процедур и механизмов законодательства является увеличение стоимости активов несостоятельных должников для повышения возврата кредиторам средств, выраженных в форме чистой современной стоимости активов.

Законодательство о несостоятельности как зарубежных стран так и России под имущественной (конкурсной) массой подразумевает имущество должника, предназначенное для удовлетворения всех его кредиторов. Понятием конкурсной массы охватывается имущество и имущественные права, принадлежащие должнику на дату возбуждения дела о банкротстве (или на дату признания должника банкротом). В этой связи важное значение приобретает точное определение состава (видов) имущества должника, подлежащего распределению между кредиторами. Следовательно, необходимо ввести в законодательство понятие «имущественная масса должника».

Исходя из основных положений законодательства о несостоятельности, его целей и решаемых задач, а также исходя из деления его процедур на две большие группы (реабилитационные и ликвидационные) вытекают другие основные (специальные) понятия, используемые в законодательстве о банкротстве.

В главе делается вывод о необходимости уточнения и законодательного закрепления новых формулировок ряда понятий.

Автор предлагает уточнить и законодательно закрепить следующие формулировки понятий:

банкротство – признанная арбитражным судом или объявленная должником неспособность должника удовлетворить требования кредиторов в полном объеме;

имущественная (конкурсная) масса – часть денежных средств, полученных в ходе конкурсного производства, направляемая для расчетов с кредиторами и не включающая в себя средства, направленные на погашение текущих обязательств должника, возникших в ходе наблюдения, внешнего управления, продажи бизнеса должника, конкурсного производства;

имущественные обязательства – обязанность должника уплатить денежную сумму кредитору или исполнить обязательство в натуре, если такие обязанности, связаны с гражданско-правовым договорам или иными основаниями, предусмотренными Гражданским кодексом РФ;

кредиторы – лица, перед которыми должник имеет задолженность по исполнению обязательств, в том числе возникших из причинения должником вреда жизни или здоровью граждан, по выплате выходных пособий и оплате труда лиц, работающих по трудовому договору (контракту), и по выплате вознаграждений по авторским договорам, по уплате обязательных платежей и исполнению имущественных обязательств;

кредитор по обязательным платежам – налоговые органы, уполномоченные в соответствии с федеральным законом представлять интересы бюджетов и внебюджетных фондов различных уровней (федеральный, субъекта федерации, местный);

конкурсные кредиторы – кредиторы по обязательным платежам и кредиторы по имущественным обязательствам, за исключением граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни и здоровью, а также учредителей (участников) должника – юридического лица по обязательствам, вытекающим из такого участия;

конкурсное производство – процедура банкротства, вводимая арбитражным судом с момента признания должника банкротом, имеющая целью обеспечить осуществление последовательных действий по реализации имущества должника, формированию конкурсной массы и проведению расчетов с кредиторами должника;

меры по предупреждению банкротства должника – мероприятия по восстановлению платежеспособности должника, осуществляемые должником в ходе процедуры наблюдения, внешнего управления, продажи предприятия (бизнеса) должника и при заключении мирового соглашения;

неплатежеспособность – временная или хроническая неуплата в срок обязанным лицом денежных средств кредитору (кредиторам) или неисполнение в срок иных имущественных обязанностей (обязательств), связанные с отсутствием у должника имущественных возможностей их исполнения;

несостоятельность – установленная арбитражным судом неплатежеспособность должника, т.е. неисполнение должником своих обязательств перед конкурсными кредиторами и (или) кредиторами по обязательным платежам более трех месяцев с даты наступления сроков исполнения обязательств;

средства, полученные в ходе конкурсного производства – денежные средства, вырученные от полной реализации имущества и иных активов должника.

Подводя итог, автор в первой главе делает следующие выводы.

Основными проблемами института несостоятельности (банкротства) являются:

    1. Проблема правильной постановки целей, которые необходимо достичь с помощью законодательства о несостоятельности (банкротстве), и о последствиях внедрения того или иного подхода в законодательную норму.

    2. Проблема определения понятий «несостоятельность» и «банкротство», а также признаков (критериев) несостоятельности и банкротства должников.

    3. Проблема обеспечения имущественных прав кредиторов в ходе судопроизводства о несостоятельности, обоснованности и целесообразности установления приоритетов для отдельных групп кредиторов, определения очередности удовлетворения имущественных требований кредиторов.

    4. Решение вопросов о порядке формирования имущественной массы должника, определения стоимости его реализуемых активов и проведения расчетов с кредиторами.

Институт несостоятельности (банкротства) должен формироваться исходя из задачи выполнения законом макроэкономической функции:

а) предотвращения неплатежей и наращивания должниками дебиторской задолженности;

б) выведения из хозяйственного оборота (ликвидация) юридических лиц, наносящих финансовый ущерб своим кредиторам;

в) создания механизма, позволяющего в наибольшей степени учесть интересы сохранения бизнеса (но не юридического лица) должника и интересов кредиторов - лиц, понесших финансовые потери в результате общения с должником.

Институт, регулирующий удовлетворение требований и расчеты с кредиторами в процедурах банкротства, является особо значимым и нуждается в серьезной научной и нормативной проработке.

В серьезном законодательном регулировании нуждаются вопросы определения имущественных объектов должника, подлежащих реализации и распределению между кредиторами; установления ограничений по распоряжению активами должников; наложения запрета на безакцептное и индивидуальное взыскание кредиторских долгов; установления специального порядка признания кредиторских требований и приоритетов для отдельных категорий кредиторов. Эти и некоторые другие проблемные положения законодательства, в первую очередь обеспечивают упорядоченный процесс восстановления нарушенных имущественных прав кредиторов и реабилитации добросовестного несостоятельного должника.

Выводы и концептуальные подходы, высказанные в первой главе могут служить основой для построения российского законодательства о несостоятельности (банкротстве).

Глава вторая – «Удовлетворение имущественных требований кредиторов по законодательству о несостоятельности» посвящена сравнительному анализу порядка удовлетворения требований кредиторов в различных законодательных системах, принципам и проблемам распределения имущества должника между кредиторами в ходе процедур банкротства.

В главе исследованы:

- состав имущественной массы должника, предназначенной для расчетов с кредиторами;

- критерии, принимаемые законодателями различных стран для установления очередности среди кредиторов;

- основания отнесения требований кредиторов к привилегированным и непривилегированным.

В Главе приводится понятие термина «кредиторы», а также общая классификация кредиторов; рассматривается классификация, правовое положение различных групп кредиторов по законодательству Англии, Венгрии, Германии, Канады, США, других зарубежных стран и России; проводится анализ общего и частных порядков расчетов с кредиторами; изучается логика расстановки приоритетов и привилегий для различных групп и категорий кредиторов.

В ней показаны отличия порядка расчетов в исполнительном производстве и в процедурах несостоятельности, показаны общие черты и различия, установленные для расчетов на различных этапах судопроизводства о несостоятельности.

Автором подробно исследуются причины отнесения требований к привилегированным, предлагается система критериев для отнесения требований кредиторов к определенным группам.

Для процедур банкротства законодательство определило группы кредиторов, классификация и правовое положение которых в значительной степени отличается от традиционно принятой в обычных условиях хозяйствования.

В процедурах несостоятельности используются две классификации:

К привилегированным законодательство разных стран относит различные группы кредиторов.

При сравнении различных подходов к установлению привилегий в зарубежных законах с целью определения перспектив их использования в «своем» национальном законодательстве, следует обратить внимание на следующие моменты:

- действие привилегий на ход судопроизводства по делу о несостоятельности и на справедливость решения суда;

- распределение кредиторов по группам и определение объема их прав;

- рассмотрение и учет привилегий при различных процедурах (при внешнем управлении, компромиссном соглашении должника с кредиторами и при реорганизации);

- отнесение долга к второстепенному.

Привилегии как неизбежное исключение из идеального равенства всех кредиторов часто оправдываются следующими соображениями:

а) существует социальная необходимость защитить экономически менее сильные категории истцов;

б) некоторые кредиторы (такие, например, как кредиторы, по отношению к которым было совершено гражданское правонарушение) не добровольно предоставили кредит на рыночных условиях, но их вынудил «предоставить кредит» должник или закон;

в) для отдельных кредиторов существуют сильные социальные или экономические побудительные мотивы не подавать индивидуальные иски до признания должника несостоятельным;

г) для некоторых групп обеспечительный интерес по контракту практически отсутствует;

д) очевидные интересы казны.

Широко распространена в законах о несостоятельности привилегия рабочим предприятия. Она основывается на необходимости защитить «слабую» категорию кредиторов. «Слабость» заключается в том, что они до самого критического момента не подают иски о взыскании с работодателя заработной платы из опасений увольнения или ухудшения условий труда, как реакции работодателя на действия работника по принудительному взысканию денежных средств. Кроме того, работники не в состоянии принять обеспечительные меры за счет имущества должника в счет невыплаченных сумм по контракту.

Очевидно, что привилегия, предоставляемая истцам, ходатайствующим о возмещении личного вреда, основана на аргументе о недобровольности обязательства в силу совершенного гражданского правонарушения.

Казна часто оправдывает свои привилегии экономическими и социальными мотивами, а также отсутствием изначальной возможности принятия к должникам мер по обеспечению требований по обязательным платежам.

Автором показаны проблемы гражданско-правового регулирования удовлетворения требований кредиторов ходе процедур банкротства.

Помимо обычных условий для возможности удовлетворения требований кредиторов и проведения с ними расчетов законодательство о несостоятельности (банкротстве) ввело дополнительное условие: расчеты производятся только с кредиторами, имеющими бесспорные требования к должнику и своевременно заявившими о своих притязаниях на денежные средства или имущество с должника. Такое законодательное установление оправдано спецификой исследуемого законодательства, необоснованное применение которого может привести к разрушительным последствиям, в частности, к полной утрате должником своего имущества. Оно создает дополнительные гарантии от возможных злоупотреблений со стороны кредиторов и других лиц.

Проблема распределения в ходе процедур банкротства имущества должника в счет обязательств перед кредиторами вызывает немало споров и дискуссий. Связано это с тем, что в ситуации несостоятельности права кредиторов, принадлежащие им в силу закона или договора, полностью сохранены быть не могут ввиду недостаточности ресурсов должника для покрытия задолженностей в полном объеме. Поэтому кредиторы вынуждены каким-то образом разделить потери между собой.

Есть несколько точек зрения о порядке расчетов с кредиторами, в том числе и теория, которая базируется на простом пропорциональном распределении.1 Примеры такого законодательного решения неизвестны. Очевидно до настоящего времени подобный порядок в процедурах несостоятельности нигде не установлен.

При выстраивании кредиторов в определенной очередности законодатели исходят из различных соображений. Одно из основных стремлений – добиться «справедливого» распределения недостающих средств среди кредиторов несостоятельного должника. Регулируя очередность, законодатель прежде всего решает вопрос о том, кому в условиях недостаточности активов должника дать возможность удовлетворить хотя бы часть своих требований.

порядок удовлетворения требований кредиторов может складываться в результате:

Как правило, законодательные акты устанавливают единообразный порядок расчетов и удовлетворения требований, который имеет свои особенности в зависимости от вида применяемой к должнику процедуры. При этом законодательство одних стран порядок удовлетворения при ликвидации организации-должника делает безальтернативным, то есть независимым от волеизъявления сторон на его изменение (классический пример Германия), в других странах по отдельным категориям кредиторов он является условным, то есть поставлен в зависимость от наличия между кредиторами определенных договоренностей (подобное правило имеется в законодательстве США).

Особенности расчетов с кредиторами возникают в зависимости от применяемой к должнику процедуры банкротства.

Обычно в реабилитационных процедурах кредиторы с согласия должника и под контролем суда, вправе изменять порядок расчетов должника, способы и сроки погашения долгов, изменять объем долга или прощать его полностью или частично.

В ликвидационных процедурах удовлетворение требований кредиторов происходит в порядке, установленном законодательством, и не допускает изменения очередности по усмотрению сторон. Как правило, именно для этих случаев законодательство предусматривает особую очередность удовлетворения требований кредиторов, отличную от порядка, установленного для обычного режима хозяйственной деятельности юридического лица.

В ряде случае при установлении приоритетной, неважно какой по счету, очереди удовлетворения требований кредиторов нет смысла учитывать, сумел ли кредитор в договоре указать на обеспечение обязательства, возникшего перед ним, одним из способов, предусмотренных законодательством. Все равно, какой способ обеспечения указали стороны в договоре. Важны категория кредитора и вид договора, из которого проистекает экономический характер и суть регулируемых отношений. То есть, нужно учитывать, какое положение и значение в экономической и социальной жизни общества занимает кредитор по требованиям к несостоятельному (неплатежеспособному) должнику.

Помимо этого, необходимо исходить из того, какое значение стороны придавали договору при его заключении. Внешним признаком придания договору особого значения выступает залог или другая мера обеспечения, предусматриваемая сторонами как дополнительное условие при заключении сделки. Договор обеспечивается залогом: а) при признании его рисковым, б) требующим дополнительной гарантии ввиду ненадежности контрагента, в) когда неисполнение договора ставит одного из контрагентов на грань банкротства (риск большой сделки) или г) когда стороны оценивали обязательство как выходящее за рамки обычного делового оборота. Учитывая желание сторон (стороны) существенным образом уменьшить риск неисполнения обязательства, через залог или другое обеспечение, данное обстоятельство необходимо учитывать при расчетах с кредиторами в процессах о банкротстве. Думается, что по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, приоритет в очереди выплат или определенные текущие компенсационные выплаты являются более чем обоснованными.

При расчетах с кредиторами, имеющими обеспеченные требования, существует немного вариантов, которые с конца девятнадцатого века применялись в законодательстве о банкротстве различных стран. В первом случае предметы обеспечения передаются в собственность кредитора, после чего обязательство считается исполненным полностью или в части, покрытой обеспечением.

Во втором случае залогодержатель вправе отказаться от обеспечения и таким образом превратиться в «личного кредитора», который наравне с необеспеченными кредиторами получает право на удовлетворение из всего имущества должника.

Третьим порядком служит включение залогового имущества с самого начала процесса в общую массу имущества, после чего удовлетворение требований обеспеченных кредиторов производится за счет всего имущества должника в составе одной из приоритетных очередей.

Преимущество залогодержателей в их удовлетворении из предмета залога или удержания оправдывается тем, что они выдали кредит только под условием предоставления обеспечения. Устранить их право на предмет залога или удержание значит уничтожить реальный кредит. Современные традиционные законы стран Европы основаны на том принципе, что банкротство, как в случае ликвидации, так и в случае достижения компромиссного соглашения должника с кредиторами, должно затрагивать в основном необеспеченных кредиторов. За рубежом устоялось мнение о том, что непоследовательность и несовпадения в подходах к реализации прав кредиторов в процессе и вне процесса о банкротстве приводят к искажениям в исполнении процедур обеспеченного взыскания и создают потенциальную возможность значительного увеличения финансовых затрат на нейтрализацию рисков банкротства. Таким образом, принимается во внимание то, что кредиторы, которые получили обеспечение, рассматривают собственные права при банкротстве должников, обеспечивших исполнение обязательства своими активами, как часть общей оценки рисков в процессе установления цены кредита и определения уровня обеспечения, необходимого для полного возмещения.

В статье 106 российского Закона о банкротстве и, несколько ранее, в статье 64 Гражданского Кодекса РФ законодатель предусмотрел, что в случае ликвидации юридического лица, требования обеспеченных кредиторов числятся в очередности после требований о нанесении личного вреда, после требований работников несостоятельного должника по оплате труда и после исполнения обязательств, возникших после возбуждения дела (текущих долгов). В результате, в процедурах несостоятельности залоговый кредитор не контролирует свой предмет залога, а до начала процедур он не может реально оценить свое положение.

Такое отношение к обеспеченным кредиторам при рассмотрении дел о несостоятельности более жестоко, чем это необходимо при коллективизации взыскания долга с несостоятельного должника. Такая система приносит ущерб развитию работающей системы обеспеченного кредита, являющейся важным элементом финансирования современных предприятий. Так как теряется основное преимущество обеспеченного кредита – гарантированность его обеспечения. В России обеспеченные кредиторы не имеют существенных привилегий, и это приводит к значительному снижению эффективности института залога вообще.

Практически все согласны с правильностью предоставления работникам должника высокой степени защиты при распределении средств между кредиторами. Чаще за рубежом дискутируется вопрос, ставить ли перед залоговыми кредиторами (кредитными организациями) иски наемных работников.

Однако, с учетом экономической направленности законодательства о несостоятельности его основной целью выступает выполнение функции стабилизации и оздоровления экономики, а не поддержка социальных программ. С этих позиций более важным представляется обеспечение денежного обращения через поддержку кредитных организаций. Одним из способов такой поддержки выступает установление для кредитных организаций самого высокого приоритета по выплатам в их пользу долгов дебиторами. Следовательно, очередность платежа по неисполненным перед ними обязательствам по кредитным договорам должна стоять ранее очереди по социальным выплатам. Тем не менее, социальные выплаты должны занимать один из высоких приоритетов в случае ликвидации организации-должника. И этому должен способствовать законодательный механизм, гарантирующий минимальный уровень погашения долгов по названным долгам.

За рубежом механизмы обеспечения выплат задолженности по заработной плате, социальным гарантиям и пособиям разнообразны. В их число входят социальные планы; гарантийные фонды пособий для трудящихся, создаваемые при содействии и прямом участии органов исполнительной власти.

В российском законодательстве имеются небесспорные положения касающиеся выплат по обязатель­ствам вследствие причинения вреда.

Не оспаривая особый статус лиц, получивших увечье или потерявших кормильца, хотелось бы обратить внимание на формулировку, ст. 107 Закона о банкротстве: «путем капитализации соответствующих повременных платежей» и определяющую порядок расчета капитализации.

Сумма капитализации в соответствии с этой нормой Закона определяется путем расчета причитающихся гражданину выплат до достижения им возраста семидесяти лет, но не менее чем за десять лет. Если возраст гражданина превышает семьдесят лет, период для капитализации соответствующих повременных платежей составляет десять лет. Вся сумма капитализированных платежей по Закону о банкротстве должна перечисляться гражданину и только при наличии согласия гражданина его право требования к должнику в сумме капитализированных повременных платежей переходит к Российской Федерации. Такие суммы представляют собой значительные денежные средства, которые фактически являются незаработанным доходом или неоправданной прибылью. Кроме того, вряд ли в сегодняшней ситуации названные граждане, ограниченные в своих возможностях по здоровью в состоянии разумно и выгодно распорядиться полученными деньгами. Учитывая, что выплата суммы капитализированных повременных платежей прекращает соответствующее обязательство должника, право требования, с кого бы то ни было, гражданином утрачивается.

Учитывая высокий риск, целесообразно сохранить периодический постоянный характер выплат. Наиболее надежным плательщиком в этом случае является государство. Оно вне зависимости от перечисления ему обязанным лицом капитализированных денежных средств должно выступить в качестве «страхового» плательщика.

Необходимость установления для финансовых органов государства приоритета обычно обосновывается тем, что государственный бюджет выполняет всеобщие функции, затрагивающие интересы всех граждан государства. Так, бюджетные средства обеспечивают защиту жизни и безопасность граждан, социальную защиту «слабых» групп населения. Также считается, что финансовые органы государства не в состоянии внимательно изучать финансовое положение должника. В связи с этим в большинстве случаев законы о несостоятельности признают приоритет обязательных платежей по сравнению с коммерческими и другими гражданско-правовыми требованиями.

Однако такая аргументация не выдерживает критики. Государство, являясь публичным институтом, имеет в своем распоряжении огромные финансы. Потери, понесенные им в результате недоплаты со стороны несостоятельного коммерческого должника, приведут к менее негативным результатам, чем потери, понесенные частным кредитором, финансовые ресурсы которого явно несопоставимы с государственными бюджетными ресурсами.

Таким образом, автор приходит к следующим выводам.

Удовлетворение требований кредиторов и расчеты с ними в различных процедурах и по отдельным категориям должников в исследуемом российском законодательстве имеют особенности, которые, не изменяя сути правового положения сторон, значительно усложняют применение закона на практике. Поэтому предлагается объединить расчеты и удовлетворение требований кредиторов в единую главу Закона о банкротстве, в которой учесть все необходимые особенности их регулирования.

Ввиду отсутствия в России серьезных законодательных традиций в области несостоятельности, для качественного построения собственной системы требуется глубокое изучение зарубежного опыта построения законодательства о банкротстве, его отдельных институтов и норм. В первую очередь это касается правовых норм, обеспечивающих процесс расчетов с кредиторами и удовлетворение их имущественных требований.

Бесспорность требований кредитора и своевременность заявления требований являются специальными условиями для признания права кредитора на возмещение долга при проведении процедур несостоятельности. Следует признать правильным правило, установленное Англией, Германией и Францией, об утрате прав на удовлетворение требований кредиторами, опоздавшими с предъявлением претензий в ходе конкурсного производства по неуважительным причинам. Такое правило способствует воспитанию дисциплины кредиторов, исключает непредсказуемость при расчетах, позволяет достоверно определить уровень погашения долга кредиторам.

Идея конкурсного процесса о равномерном распределении имущества должника между всеми его кредиторами ни в одном из законов о несостоятельности своего воплощения не нашла. Такое положение связано со стремлением законодателя добиться «справедливого» распределения средств исходя из правового положения каждой категории кредиторов, с учетом экономической «слабости» стороны, национальных традиций и т.п. Привилегии – неизбежное исключение из принципа равенства кредиторов и метод защиты определенных их групп.

При ранжировании кредиторов, законодатели исходят из соображений:

а) экономической целесообразности (вынужденный аспект);

б) социальной справедливости и защиты «слабых» категорий кредиторов (дискуссионный аспект);

в) «всеобщего» государственного интереса (право принимающего закон – надуманный аспект);

г) лоббирование частного интереса небольших социальных групп (конъюнктурный аспект).1

Введение запрета на индивидуальные имущественные иски кредиторов сразу после возбуждения дела о банкротстве оправдано. Такой запрет обеспечивает соразмерность и пропорциональность удовлетворения имущественных требований кредиторов относящихся к одной категории. В российском законе следует дополнительно ввести запрет на индивидуальные требования по возмещению вреда жизни и здоровью, морального вреда, по оплате труда и выплате алиментов.

Целесообразно с момента возбуждения дела о банкротстве ввести полный запрет на отчуждение должником имущества (естественно речь не идет о готовой продукции и товарах). Исключение в этом случае могут составить лишь сделки с продукцией, изготовленной должником, с товарами, находящимися у должника и скоропортящимся, быстро приходящим в негодность имуществом должника, а также сделки, которые должник предусмотрит в плане проведения процедуры банкротства, утвержденном кредиторами (государственным органом по финансовому оздоровлению и банкротству или арбитражным судом).

В российском законодательстве о несостоятельности следует специально оговорить правовой режим зачета взаимных обязательств должника и его кредиторов по требованиям, возникшим до возбуждения дела о банкротстве, а также возникшим в ходе различных процедур банкротства. В процедурах банкротства зачет встречных однородных требований должен осуществляться при соблюдении следующих дополнительных условий:

а) встречные обязательства и сроки их исполнения возникли до возбуждения дела о банкротстве;

б) обязательства и сроки их исполнения возникли в ходе одной и той же процедуры банкротства;

в) проведение зачета не влечет злоупотребления правом;

г) зачет совершен между незаинтересованными и независимыми лицами.

Необходимо отменить запрет (статьи 57, 58, 69, 70 Закона о банкротстве) на исполнение заемщиком обязательств по кредитному договору (§ 2 Главы 42 ГК РФ), заключенному до возбуждения в отношении заемщика дела о банкротстве. Обязательства по кредитам, полученным должником в любой период его деятельности (в том числе до признания заемщика банкротом), должны быть приравнены к его текущим платежам, расчеты по которым осуществляются по правилам статьи 855 ГК РФ.

Целесообразно ввести в законодательство понятие «плавающего» обеспечения, когда залог строго не определен видом имущества и его стоимостью, а в силу характера обязательства (кредит) считается автоматически предоставленным должником кредитной организации на сумму кредита и процентов по кредиту.

Представляется правильным английский подход к полномочиям кредиторов в отношении залогового имущества. С учетом этого следует в российском законодательстве о несостоятельности предусмотреть следующие права обеспеченных кредиторов:

а) отказаться от права обеспечения и участвовать в ликвидации как необеспеченный кредитор с полной суммой исковых требований (случай, когда предмет обеспечения практически ничего не стоит);

б) по соглашению с ликвидатором оценить рыночную стоимость предмета обеспечения и участвовать в ликвидационном процессе как обеспеченный кредитор на стоимость предмета обеспечения и как необеспеченный кредитор на остальную сумму обязательства;

в) реализовать предмет обеспечения самому и затем участвовать в ликвидационном процессе в качестве необеспеченного кредитора с суммой требований, являющейся разницей между полной суммой исковых требований (до реализации предмета обеспечения) и стоимостью проданного предмета обеспечения;

г) получить от ликвидатора (конкурсного управляющего) полную стоимость своего требования, независимо от стоимости предмета обеспечения в случае, если последний необходим ликвидатору для проведения процедуры ликвидации (конкурсного производства).

Целесообразно в российском законодательстве учесть опыт Германии и ввести для процедуры конкурсного производства нормы о компенсационных выплатах за задержку расчета по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника. Такие выплаты должны приравниваться к текущим обязательствам должника. За базу для их расчета следует принять сумму основного долга, в части обеспеченной залогом. Эта «плата за задержку исполнения», должна быть ограничена предусмотренным в законодательстве сроком, и составлять процент от ставки рефинансирования, установленной Центральным банком на момент проведения каждой выплаты.

При утрате или незаконном отчуждении должником залогового имущества обеспеченному кредитору (с его согласия и ранее остальных кредиторов) должна быть выплачена сумма в части требования, обеспеченного залогом, либо предоставлено иное обеспечение. Такую замену обеспечения следует производить по решению кредиторов, утвержденному арбитражным судом. Требуется внесение соответствующих изменений в Закон о банкротстве.

После возбуждения дела о банкротстве до признания должника банкротом и открытия конкурсного производства платежи гражданам, которым причинен вред жизни или здоровью должны относиться к текущим и выплачиваться в порядке, установленном статьей 855 ГК РФ.

С момента признания должника банкротом обязанности по ежемесячным выплатам лицам, которым причинен вред жизни или здоровью должны перейти к Российской Федерации. Капитализированные платежи по обязательствам, возникшим из причинения вреда жизни или здоровью, должны учитываться и выплачиваться в одной очередности с обязательными платежами в бюджет и внебюджетные фонды.

Ранее выплат капитализированных и обязательных платежей должны производиться расчеты по оплате труда с лицами, работающими по трудовому договору. Учитывая законодательный опыт Германии, Польши, США в законодательстве России следует предусмотреть для случаев банкротства осуществление выплат задолженности по оплате труда работникам должника за счет бюджета или страховых фондов. При этом целесообразно установить гарантированные выплаты в размере трехмесячного заработка высвобождаемых работников, но не более пятидесяти установленных государством минимальных размеров оплаты труда для каждого работника.

Нуждается в устранении противоречие в законодательстве, касающееся режима обязательных платежей, установленных для различных процедур банкротства. Обязательные платежи, сроки по которым возникли после возбуждения дела о банкротстве следует рассматривать в качестве текущих независимо от стадии процесса о банкротстве.

Предлагается отнести требования по обязательным платежам, возникшим на дату возбуждения дела о банкротстве, в одну очередь с требованиями из гражданско-правовых отношений по основному долгу непривилегированных кредиторов.

С учетом положений Налогового кодекса РФ целесообразно конкретизировать в Законе о банкротстве очередность выплат тех налогов, по которым должник выступает в роли налогового агента. Такие выплаты следует признать текущими платежами для любой стадии процесса о банкротстве.

Третья глава – «Особенности удовлетворения в процедурах и по видам должников» посвящена текущим расчетам и удовлетворению требований в отдельных процедурах и по отдельным категориям должников, а также правовому положению конкурсных кредиторов, то есть кредиторов, не имеющих привилегий.

Рассмотрены виды расходов в процедурах, которые целесообразно относить к текущим. Предложен перечень расходов, связанных с осуществлением процедуры несостоятельности, которые необходимо включать в текущие расчеты. Определены категории «текущий кредитор», «внеочередной кредитор».

Проанализировано понятие и правовое положение кредиторов по денежным обязательствам и имущественным требованиям. Выдвинуто предложение о рассмотрении в процессах о банкротстве всех категорий исков, в том числе по получению процентов и возмещению убытков, а также о дифференцировании очередности возмещения убытков в зависимости от принадлежности их к прямому ущербу или неполученным доходам.

Из анализа законов о банкротстве различных государств следует, что они (за отдельными изъятиями из общего правила) одинаково определяют категорию обязательств, подлежащую наиболее приоритетному удовлетворению. К таким требованиям относятся расходы по содержанию в надлежащем состоянии имущества должника, судебные издержки и оплата вознаграждения лицам, обеспечивающим проведение процедур банкротства.

Общие правила очередности удовлетворения требований кредиторов установлены в ст. 64 ГК РФ и ст. 106 Закона о банкротстве. При этом Гражданский кодекс не содержит каких-либо исключений из очередности удовлетворения требований кредиторов на собственно период проведения ликвидации. При буквальном толковании статьи 64 Гражданского кодекса получается, что платежи, сроки исполнения которых возникли до начала ликвидации, и платежи, которые должны быть исполнены после начала ликвидации, в том числе обязательства, связанные с ликвидационным процессом, исполняются в одинаковой очередности. Такое положение дел не способствует эффективному проведению процесса ликвидации. Связано это с тем, что в ходе ликвидации ликвидационной комиссии (ликвидатору), как правило, требуется заключать дополнительные договоры на предоставление услуг с оценщиками, аудиторами, лицами, проводящими реализацию имущества ликвидируемой организации, а также производить оплату расходов и контрактов членов ликвидационной комиссии и осуществлять другие необходимые в этот период затраты. В ст. 64 ГК РФ перечисленные затраты относятся к пятой очереди удовлетворения требований, что естественно снижает интерес к качественному исполнению работы по ликвидации юридического лица.

Статья 106 Закона о банкротстве предусматривает правило, согласно которому текущие расходы, возникшие в конкурсном производстве, и не исполненные обязательства, возникшие при наблюдении и внешнем управлении, относятся к внеочередным и исполняются ранее обязательств по первой группе очередников.

Статья 64 Гражданского кодекса РФ не содержит в себе дополнительной, самой приоритетной очереди, именуемой «внеочередными платежами». Пункт 3 ст. 65 ГК РФ, содержит императивную норму о том, что требования кредиторов по законодательству о банкротстве удовлетворяются в очередности, предусмотренной пунктом 1 статьи 64 ГК РФ. В этой части положения ст. 106 Закона о банкротстве вступают в противоречие с перечисленными статьями Гражданского кодекса и пунктом 2 ст. 3 ГК РФ, который говорит о том, что нормы гражданского права, содержащиеся в других законах должны соответствовать Гражданскому кодексу Российской Федерации.

Учитывая, что на самом деле внеочередные платежи являются первой очередью расчетов с кредиторами, отсутствие в Гражданском Кодексе Российской Федерации упоминания о текущих платежах в ходе ликвидации является явным упущением. Этот пробел ГК, нуждается в восполнении путем отнесения судебных расходов, расходов, связанных с выплатой вознаграждения арбитражным управляющим, текущих коммунальных и эксплуатационных платежей должника, а также требований кредиторов, возникших в ходе наблюдения, внешнего управления и конкурсного производства к первой очереди удовлетворения требований кредиторов с соответственным перемещением «вниз» других очередей.

Законодательство о банкротстве специально выделяет правовое положение так называемых конкурсных кредиторов.

Традиционно «конкурсными» именуют кредиторов, не имеющих никаких привилегий, то есть тех кредиторов, которые участвуют в конкурсе при распределении оставшегося, недостаточного для полного возмещения долгов, имущества должника. Этим кредиторам приходится более других обосновывать свое право на долю в оставшемся нераспределенном имуществе должника. Они утрачивают права на очередность при пропусках сроков на предъявление своих требований или в лучшем случае их очередь отодвигается настолько, что получение хоть каких-нибудь средств представляется совершенно нереальным.

В российском Законе о банкротстве «конкурсные кредиторы» - это общее понятие, отражающее лингвистическую (банкротство), а не правовую (ликвидация) сущность термина конкурс.

Статья 2 российского Закона о банкротстве определяет, что конкурсными кредиторами являются кредиторы по денежным обязательствам, за исключением граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни и здоровью, а также учредителей, участников должника-юридического лица по обязательствам, вытекающим из такого участия. В этой же норме Закона денежные обязательства определяются как сумма, подлежащая уплате должником по гражданско-правовому договору и иным основаниям, предусмотренным ГК РФ.

Учитывая, что под выполнением денежного обязательства Закон о банкротстве понимает только уплату денег, значительное количество российских кредиторов по имущественным обязательствам должны считаться неденежными и, следовательно, такие кредиторы конкурсными не являются.

Российский Закон о банкротстве в целом не регулирует отношения должника и его кредиторов по обязательствам, не являющимся денежными. Существует точка зрения, что на указанные обя­зательства не распространяются правила об очередности, предусмотренные статьей 106 Закона о банкротстве. 1 Существует и иная точка зрения. Согласно абзацу седьмому пункта 1 статьи 98 Закона о банкротстве с момента принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства все требования к должнику, в том числе не носящие денежный характер, могут быть предъявлены конкурсному управляющему. Однако, учитывая, что конкурсный управляющий ведет реестр требований кредиторов в денежном, а не в ином имущественном эквиваленте, неясно какая сумма должна вносится в реестр, как сумма признанного требования.

Проблема перевода неденежных имущественных обязательств в денежные решена в современном законодательстве Германии. § 38 Положения Германии о несостоятельности признает конкурсным любого кредитора, имеющего имущественные требования к должнику. Параграф 45 названного Положения предусмотрел порядок пересчета таких требований. Установлено, что требования, не выраженные в денежных единицах или денежное выражение которых является неопределенным, предъявляются в суммах, поддающихся оценке на момент возбуждения производства по делу о несостоятельности. Требования, выраженные в иностранной валюте или расчетных единицах, пересчитываются во внутреннюю валюту по денежному курсу, принятому в месте платежа на момент возбуждения производства.

Непризнание российским законодательством любых имущественных требований конкурсными, влечет с одной безосновательное ограничение прав таких кредиторов на всех этапах процедуры банкротства должника, а с другой предоставляет им огромные преимущества, в силу того, что их требование можно считать подлежащим безусловному исполнению в любой из процедур банкротства.

В российском законодательстве о несостоятельности существует проблема, связанная с прекращением обязательства его новацией. Связана она с тем, что должник и его кредитор требования, приостановленные с даты введения процедуры, искусственно могут перевести в текущие, подлежащие немедленной оплате, через новацию обязательства. Новация может быть произведена в любой из процедур банкротства, так как в Законе отсутствует запрет на прекращение обязательства таким способом. Через новацию фактический конкурсный кредитор пятой очереди ставит себя в привилегированное положение по отношению к кредиторам всех пяти очередей, что приводит к случаям злоупотребления правом. Закон должен содержать правило о недопустимости новации по обязательствам, возникшим до возбуждения дела.

Некоторые законодательства предусматривают не только особенности расчетов с отдельными категориями кредиторов, но и для отдельных категорий должников. Такие особенности связаны со спецификой сферы их деятельности и требует применения особых способов защиты имущественных требований кредиторов.

Законодательство США предусматривает такие особенности при банкротстве фондовых брокеров. В Великобритании в соответствии с законом «О защите прав держателей страховых полисов» (Policyholders Protection Act) 1975 года создан Совет по защите прав держателей страховых полисов с целью обеспечения компенсации общественности в случае ликвидации страховой компании. Для расчетов с кредиторами страховой организации-должника российский Закон о банкротстве предусмотрел порядок удовлетворения тре­бований кредиторов пятой очереди отличающийся от общего порядка предусмотренного ст. 64 ГК РФ и ст. 106 Закона о банкротстве. Фактически статья 147 Закона установила девять очередей кредиторов.

В странах с рыночной экономикой специальная защита кредиторов в основном производится через страхование или специально созданные для этих целей гарантийные фонды. Такие фонды финансируются за счет взносов банков, кредитных организаций, участников фондового рынка и других организаций работающих в определенных сферах услуг.

Подводя итог, автор формулирует следующие выводы и предложения.

В статью 64 ГК РФ в первую очередь удовлетворения требований кредиторов целесообразно включить все затраты, необходимые для проведения процесса ликвидации любого юридического лица, в том числе расходы по оплате текущих коммунальных и эксплуатационных платежей, расходы связанные с выплатой и обеспечением деятельности ликвидационных комиссий (ликвидаторов) и арбитражных управляющих, все расходы, возникшие после возбуждения дела о банкротстве юридического лица. Требования других кредиторов (исключение должны составить кредитные учреждения имеющие право требования по кредитным договорам и обеспеченные требования кредиторов), возникшие на дату вступления в силу решения о ликвидации или возбуждения дела о банкротстве, в том числе, по оплате труда, требования граждан из договора банковского вклада, капитализацию по требованиям из причинения вреда отнести к последующим очередям.

Формулировка российского закона «конкурсные кредиторы – кредиторы по денежным обязательствам» является неудачной. Следует под конкурсными кредиторами понимать кредиторов, имеющих имущественные требования к должнику, по основаниям, предусмотренным ГК РФ.

Необходимо воспользоваться опытом Германии и ввести правило о пересчете имущественных требований в денежный эквивалент на дату возбуждения дела о банкротстве.

Из распределения не должны исключаться никакие категории исков. Все претензии, включая те, которые касаются получения процентов, причитающихся кредитору как до, так и после установления факта банкротства, должны приниматься к рассмотрению и по ним должна производиться оплата до того, как участники должника-юридического лица смогут сами получить оплату или оставить за собой свою долю капитала в организации-должнике.

Убытки, отнесенные российским законодателем фактически в шестую очередь наравне со штрафными санкциями, при определении очередности их выплат должны быть дифференцированы в зависимости от того, являются ли они прямым ущербом или неполученными доходами кредитора. При нанесении прямого ущерба кредитору убытки, на мой взгляд, требуется отнести к очереди, в которой находятся требования кредиторов по основному долгу. Вторая категория убытков может рассматриваться в одной очереди наравне с экономическими и штрафными санкциями.

В российский Закон о банкротстве необходимо включить нормы, подробно регулирующие во внешнем управлении порядок расчетов с кредиторами, срок начала расчетов, порядок начисления и выплаты процентов за предоставление отсрочки погашения долгов в связи с введением моратория на удовлетворение требований кредиторов. Мораторий на удовлетворение требований кредиторов должен распространяться только на обязанности и обязательства, которые возникли до даты возбуждения дела о банкротстве, но не на те из них, которые возникли уже в ходе процесса о банкротстве.

В связи с крайней неразвитостью рынка ценных бумаг в России, в настоящее время отсутствует потребность в применении и переносе в российское законодательство положений о расчетах с кредиторами финансовых брокеров-должников. Однако, в будущем при возникновении соответствующей рыночной ситуации, подобный опыт Соединенных Штатов, Великобритании и других государств должен быть внимательно изучен и применимые к российским условиям положения о защите инвесторов при расчетах трансформированы в наш закон. Тем не менее, уже сегодня положения о создании рисковых фондов по отдельным категориям должников в целях более полного расчета с кредиторами при наступлении их банкротства заслуживают серьезного рассмотрения для определения возможности внедрения их в законодательство и экономический оборот.

Следует пересмотреть в российском законодательстве порядок удовлетворения требований по страховым организациям. Требования лиц, у которых наступил страховой случай, должны переместиться в наиболее высокую очередность удовлетворения требований кредиторов, на уровень лиц, жизни или здоровью которых причинен вред.

В Заключении приводятся основные выводы, полученные в результате диссертационного исследования, а также обобщаются предложения по совершенствованию законодательства.
Основные положения диссертационного исследования опубликованы в работах:

1. Банкротство: экономика, право. Комментарии, образцы документов. Методическое пособие. Волгоград, 1998. – 14,8 п.л. (в соавторстве с Валуйской О.Н.).

2. Банкротство: финансовое оздоровление бизнеса, антикризисное управление организацией. Учебно-практическое пособие. Часть первая – Волгоград: Изд. ВолГУ, 1999. – 22,1 п.л. (в соавторстве с Валуйской О.Н.).

3. Законодательство, регулирующее продажу предприятий и особенности продажи предприятий-должников в процедурах банкротства // Вестник Федеральной службы России по финансовому оздоровлению и банкротству. 2000. № 11. – 1,4 п.л.

4. Исполнительное производство и несостоятельность. Коллективные действия кредиторов // Актуальные вопросы антикризисного управления предприятиями. Сборник трудов. / Под ред. к.т.н. В.М. Пчелинцева. – М.: ИПКгосслужбы, ИЭАУ, 2001. – 0,5 п.л.

5. Анализ договоров купли-продажи имущества коммерческой организации-должника. Продажа имущества несостоятельного предприятия, как случай гражданско-правовой ответственности. // Сборник научных трудов преподавателей, аспирантов, студентов юридического факультета. Вып. 1. – Волгоград: Изд-во ВФ МУПК, 2001. – 0,7 п.л.

6. Концепция закона «О несостоятельности (банкротстве)» // Сборник докладов и выступлений на научно-практической конференции «Актуальные проблемы антикризисного управления: практика и перспективы развития». Ч. 1. – М.: ФСФО России, РАГС, ИПКгосслужбы, ИЭАУ, 2001. – 0,5 п.л. (в соавторстве с д.ю.н. профессором Бариновым Н.А.).

7. Правовые механизмы регулирования неплатежеспособности (несостоятельности) в России и зарубежом // Актуальные вопросы антикризисного управления предприятиями. Сборник трудов. / Под ред. к.т.н. В.М. Пчелинцева. – М.: ИПКгосслужбы, ИЭАУ, 2001. – 0,7 п.л. (в соавторстве с Крючковым В.М.).

8. Продажа предприятий и имущественных комплексов в процессах о банкротстве. Российское и зарубежное законодательство о банкротстве и несостоятельности // Сборник докладов и выступлений на научно-практическом семинаре «Современная практика антикризисного управления» (Волгоград, 17-18 августа 2001 г.). – М., Волгоград: ИЭАУ, НП АФО, 2001. – 0,25 п.л.


1 Указ Президента РФ «О мерах по поддержанию и оздоровлению несостоятельных государственных предпрятий (банкротов) и применении к ним специальных процедур» от 14 июня 1992 г. № 623.

2 Закон РФ «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» принят 19 ноября 1992 г., вступил в действие с 1 марта 1993 г.

3 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» от 8 января 1998 г.

4 Вестник ФСДН России. 2000. № 6. С. 33. (Статистика приведена без учета количества отсутствующих должников, признанных банкротами).

5 Вестник Федеральной службы России по финансовому оздоровлению и банкротству. 2001. № 2.С. 56-57. (Статистика приведена без учета количества отсутствующих должников, признанных банкротами).

1 За 2000 год Государственной Думой РФ рассмотрено 7 законопроектов о внесении изменений и дополнений в законодательство о банкротстве - Отчет ФСФО России за 2000 г. / Доклад Первого заместителя руководителя ФСФО России Н.В. Коцюба на совещании ФСФО России 26 февраля 2001 г.

2 Марк Хоуман. Вступление // Российско-британский семинар судей рассматривающих дела о несостоятельности (банкротстве) (27 ноября – 1 декабря 2000 г.) / Вестник Высшего Арбитражного суда Российской Федерации. Специальное приложение к № 3, март 2001 года. С. 10.

1 См. Марк Хоуман. Вступление // Российско-британский семинар судей рассматривающих дела о несостоятельности (банкротстве) (27 ноября – 1 декабря 2000 г.). / Вестник Высшего Арбитражного суда Российской Федерации. Специальное приложение к № 3, март 2001 года. С. 10.

1 Пресс-конференция руководителя ФСДН России Г.К. Таля. Состоялась 27 октября 1998 г. в Пресс-центре агентства «Интерфакс» // Вестник ФСДН России. 1998. № 0. С. 6.

1 См. Baird D. Loss Distribution, Forum Shopping and Bankruptcy. A Replay to Warren // Journal Univ Chicago. № 54. 1987.

1 Например, Венгерский закон (ч. 1 § 57) в третью привилегированную группу отнес долги по надбавкам к заработной плате перед работниками горнодобывающей промышленности, Закон США к первой группе очередников отнес необеспеченные иски фермеров и лиц, занимающихся отловом рыбы.

1 См. О.А. Никитина. Конкурсное производство // Российско-британский семинар судей рассматривающих дела о несостоятельности (банкротстве) (27 ноября – 1 декабря 2000 г.) / Вестник Высшего Арбитражного суда Российской Федерации. Специальное приложение к № 3, март 2001 года. С. 148, 154-155.



Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации