Мохов В.П. Региональная политическая элита России (1945-1991 годов) - файл n1.doc

Мохов В.П. Региональная политическая элита России (1945-1991 годов)
скачать (3916 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc3916kb.19.11.2012 20:48скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   16
Глава 3. Региональная номенклатура и политическая элита

3.1. Региональная номенклатура

3.1.1. Региональная номенклатура ЦК КПСС

Предварительный анализ понятия «номенклатура» позволяет перей­ти к более детальному изучению данного феномена. Не претендуя на сколько-нибудь исчерпывающее раскрытие всех сторон деятельности номенклатуры, остановимся лишь на анализе ее внутренней структуры и исторической динамики, поскольку, как представляется, это будет спо­собствовать раскрытию основных тенденций эволюции и номенклатуры, и политической элиты. Однако сразу же встает ряд проблем, решение которых в полной мере возможно лишь в перспективе.

До настоящего времени существует неясность в определении чис­ленности номенклатуры, что в значительной степени определяется слабостью источниковой базы и различиями в методиках оценки. Так, М. Вселенский определяет численность класса номенклатуры приблизи­тельно в три миллиона человек, относя к нему только тех, кто «состоит в штатной номенклатуре парторганов - от номенклатуры Политбюро ЦК (основной и учетной) до основной номенклатуры райкомов КПСС вклю­чительно»1. Л. Оников, оговариваясь, что точными данными он не располагает, говорит о миллионе руководителей, утверждавшихся парт­комами от сельского райкома до ЦК КПСС 2. Аналогичная оценка дается А. Авторхановым3. Полная же оценка численности номенклатуры в СССР и ее влияния на жизнь общества будет возможна лишь при детальном анализе региональных номенклатур.

Между тем региональная составляющая советской номенклатуры редко была объектом внимания исследователей. До настоящего време­ни изучение номенклатуры сдерживают ограниченность доступа иссле­дователей к материалам архивов и значительная трудоемкость самих исследований. Особенно это касается периода 1945-1980 гг., многие материалы по которому только начинаются вводиться в научный оборот. Между тем состав, внутренние взаимодействия номенклатуры, сложив­шейся в этот период, во многом предопределили характер процессов в стране в конце 1980-х — начале 1990-х гг.

Уже при ближайшем рассмотрении становится ясно, что региональ­ная номенклатура имеет сложную внутреннюю полиструктуру. В ней четко выделяются четыре уровня: уровень ЦК КПСС4, областной и Районный (городской, районный в городах, окружной), уровень первич-ных парторганизаций 5, что соответствует номенклатурам различных партийных комитетов. Для регионального уровня наиболее существен-

110

В П Мохов Региональная политическая элита России (1945-1991 гг )

ны первые три вида номенклатур, которые образуют состав самых влиятельных людей региона.

Номенклатуры различных уровней образуют сложную сеть, причем, их соотношение и взаимозависимости сложно описывать в рамках двухмерного пространства с помощью пирамидальной схемы построе­ния власти. Реально структура взаимоотношений внутри системы но­менклатур, как представляется, напоминает многослойную, «многомер­ную» сеть, сходящуюся в конечном счете «в руках» политического Центра — Политбюро ЦК КПСС. Важнейшими свойствами этой сети были: 1) наличие нескольких «узлов» власти на каждом уровне и по каждой «вертикали» власти, причем роль «узлов власти» различалась в зависимости от положения в «сети»; 2) множественность внутренних взаимосвязей между членами номенклатурной сети и дублирующих каналов зависимости от власти; 3) относительная независимость сети номенклатур от главного центра власти.

Несмотря на то что в нашем распоряжении отсутствуют материалы о номенклатуре ЦК КПСС в регионах в рамках всего рассматриваемого периода, существует возможность реконструировать ее основные тен­денции развития и пропорции на основании архивных данных6. Рекон­струкцию региональной номенклатуры ЦК КПСС можно провести на основании данных о номенклатурах обкомов КПСС, сравнивая их с имеющейся в нашем распоряжении номенклатурой ЦК КПСС за 1953 г. 7и экстраполируя основные тенденции в динамике региональной номенк­латуры ЦК КПСС по Пермскому и Свердловскому ОК КПСС, данными по которым мы располагаем, на всю региональную номенклатуру ЦК. Основанием для анализа служат два важных принципа организации власти в советском обществе: однотипность структур власти в регионах, синхронность их изменения во времени, что находило свое отражение в принципах комплектования номенклатуры (включение в ее состав одних и тех же категорий работников и по стандартным квотам).

Численность номенклатуры ЦК КПСС не была неизменной, она посто­янно подвергалась дополнениям, уточнениям, сокращениям, вызванным потребностями дня. Как известно, Управлением кадров ЦК ВКП(б) было подготовлено в сентябре 1946 г. и утверждено на Оргбюро решение «О номенклатуре должностей ЦК ВКП(б)»8. Ее численность составляла (включая основную и учетно-контрольную номенклатуру9) в 1946 г.— около 42 тыс. чел.10, в 1954 г.— 23 576 чел.11, в 1956 г.— 26 210 чел.12, в 1957 г.—12 645 чел.13, в 1958 г.— 14 342 чел.14, в 1991 г.—19 500 чел.15, в августе 1991 г.— 3800 чел. (по показаниям В. А. Купцова на заседании Конституционного Суда РФ)16. По другим данным, номенклатура ЦК КПСС в августе 1991 г. составляла 7735 работников 17.

Имеющийся в нашем распоряжении проект новой номенклатуры ЦК ВКП(б), разработанный Управлением кадров ЦК ВКП(б) в 1946 г., включал в себя 42 784 должностей 18. Как можно полагать, именно этот проект был утвержден на Оргбюро ЦК ВКП(б), вполне возможно, с небольшими поправками 19.

V L

Глава 3 Региональная номенклатура и политическая элита 111

Структура номенклатуры ЦК ВКП(б) образца 1946 г. достаточно примечательна. К центральному аппарату министерств, ведомств, орга­низаций СССР и РСФСР, а также объединений, трестов и контор СССР и РСФСР относилось 20,1 % должностей; должности войск МВС, МВД, МГБ и ГУВВР составляли 5,5 %; заграничные учреждения и организа­ции — 4,0 %. Самую большую долю охватывали должности областных, краевых и республиканских учреждений и организаций; межобластные организации министерств и ведомств; окружные, уездные, городские, районные организации — 48,1 %. Наконец, НИИ и проектные организации, предприятия промышленности, транспорта, связи и новостройки, совхо­зы, политико-просветительские учреждения, учреждения искусств и зрелищные предприятия охватывали 21,8% должностей номенклатуры ЦК. Отсюда следует, что ЦК в первую очередь контролировал номенкла­турные должности регионов — около 70% должностей номенклатуры 20.

Специфика номенклатуры состояла также в том, что контроль над должностями касался главным образом РСФСР: «...руководители област­ных организаций включаются в номенклатуру ЦК, главным образом по РСФСР, по другим же союзным республикам включается лишь очень незначительная часть этих руководителей»21. Контроль над кадрами со стороны ЦК простирался до уровня первых лиц горкомов партии и председателей исполкомов городских Советов депутатов трудящихся областных и республиканских центров, а также городов РСФСР област­ного и республиканского подчинения, первых секретарей всех райкомов партии и председателей исполкомов районных Советов депутатов трудя­щихся по РСФСР (категория председателей исполкомов районных Сове­тов депутатов трудящихся включалась в номенклатуру впервые)22.

По сравнению с действовавшей до этого номенклатура сокращалась почти на 9 тыс. должностей. В частности, сократилось представитель­ство в номенклатуре ЦК директоров совхозов (вместо 2638 позиций — 615), не были включены в номенклатуру районные уполномоченные Министерства заготовок 23.

С точки зрения «властной» составляющей номенклатура ЦК пред­ставляла типичную партийно-государственную структуру с «индустри­альным» уклоном. Должности руководящих партийных и комсомольских работников составляли 24,6 %; должности в органах государственной власти (органы государственной власти и общего государственного управления, органы государственной обороны, органы охраны государ­ственной безопасности и общественного порядка, органы прокуратуры и юстиции, государственные органы внешних сношений, органы госу­дарственного планирования, учета и контроля, финансово-кредитные органы) — 29,6%; должности индустриального сектора экономики (про­мышленность, транспорт и связь, строительство) — 27,6 % состава номенклатуры24. В этой структуре отражаются основные характеристики власти и ее главного общественного интереса - развития индустрии.

Отметим важнейшие позиции республиканской (РСФСР) политичес­кой номенклатуры, входящей в номенклатуру ЦК ВКП(б). В нее включа-

112

В П Мохов Региональная политическая элита России (1945-1991 гг '


лись следующие категории работников: секретари обкомов, крайкомов партии; члены бюро обкомов, крайкомов партии; заместители секрета­рей обкомов, крайкомов партии; заведующие отделами, заместители заведующих отделами кадров и отделами агитации и пропаганды, заведующие особыми секторами и заведующие финхозсекторами, шиф­ровальщики обкомов, крайкомов партии; уполномоченные КПК при ЦК ВКП(б); председатели Президиумов Верховных Советов; председатели Советов Министров автономных республик, председатели исполкомов областных, краевых Советов депутатов трудящихся и все их заместите­ли; руководители областных, краевых и республиканских органов мини­стерств и ведомств; редакторы областных, краевых и республиканских газет; заместители руководителей областных, краевых и республикан­ских (АССР) организаций по МВД, МГБ и прокуратуре (без областей, входящих в края) — ряд категорий; управляющие областными, краевы­ми и республиканскими трестами и конторами (только по некоторым министерствам); начальники управлений статистики уполномоченных Госплана СССР по областям, краям и республикам (АССР); корреспон­денты газет «Правда», «Известия» и корреспонденты ТАСС, все секре­тари обкомов, крайкомов ВЛКСМ; парторги ЦК ВКП(б) трестов (уголь, нефть, строительство). Кроме того, к этому списку нужно отнести руководящих работников межобластных учреждений и организаций, в частности начальников политотделов территориальных управлений ГВФ, начальников и заместителей начальников политотделов пароходств, военных прокуроров и председателей трибуналов железных дорог и водных бассейнов и др.26

Эти категории работников, а также работники городского и районно­го уровня, названные выше, руководители предприятий, парторги ЦК ВКП(б) предприятий, начальники политотделов составляли фактичес­кую основу региональной номенклатуры.

Резкое сокращение численности номенклатуры ЦК КПСС в середине и во второй половине 1950-х гг. было вызвано двумя группами причин. С одной стороны, сложностью контроля за такой объемной номенклату­рой 26, длительностью и многоступенчатостью утверждения многих кадров номенклатуры регионального уровня. По некоторым должностным пози­циям требовалось утверждение в нескольких (от трех до пяти) инстанци­ях. Так, начальники управлений и отделов обл(край)исполкомов должны были утверждаться на исполкомах и сессиях советов, на бюро обкомов, крайкомов партии и затем в соответствующих министерствах. Руководи­тели хозяйственных учреждений и предприятий должны были утверждаться на заседаниях бюро горкомов (райкомов) и обкомов партии, облисполко­мами, а затем министерствами и ведомствами 27. Несмотря на сокраще­ние номенклатуры ЦК, ликвидировать многоступенчатость в утверждении кадров было невозможно, поскольку это составляло чрезвычайно важный аспект действия механизма номенклатуры.

С другой стороны, сокращение номенклатуры объяснялось измене­нием политических институтов, новым раскладом сил в обществе,

Глава 3 Региональная номенклатура и политическая элита 1ЦЗ

модификацией методов управления и поддержания господства в стране со стороны КПСС.

Следует отметить также, что изменения в численности и составе номенклатуры происходили и в последующие годы, хотя, возможно, не носили столь радикального характера, за исключением периода 1989 -1991 гг. Известно, что в 1989 г., а затем в 1990-1991 гг. происходило сокращение номенклатуры ЦК КПСС и региональных комитетов КПСС, что было обусловлено сугубо политическими обстоятельствами: развер­нувшимися процессами демократизации в обществе, фактической утра­той КПСС гегемонии во властных структурах. Однако нет оснований считать, что изменения в составе номенклатуры были вызваны измене­нием характера партии и ее аппарата, поскольку оставался в силе сам номенклатурный принцип назначения кадров.

Окончательное разрушение партийной номенклатурной системы про­изошло в 1990-1991 гг. Начало этому было положено изменением конституционных основ общества, в частности — отменой ст. 6 Конститу­ции СССР, закреплявшей руководящую роль КПСС в обществе. Но и после 14 марта 1990 г., когда ст. 6 была отменена, утверждение в номенклатурных должностях продолжалось28. В Программном заявле­нии XXVIII съезда КПСС провозглашалось: «...партия отказывается от формализма, номенклатурного подхода. Полномочия для принятия кад­ровых решений в органах государственной власти и управления принад­лежат этим органам...»29. Однако лишь 20 сентября 1990 г. было принято постановление Политбюро ЦК КПСС «Об изменении порядка рассмотрения кадровых вопросов в ЦК КПСС», согласно которому было признано целесообразным упразднить номенклатуру должностей ЦК КПСС 30. Аналогичные решения принимались и нижестоящими регио­нальными комитетами, копируя основные позиции постановления ЦК31.

Отмена номенклатуры партийных комитетов не означала, что партия отказывалась от самого номенклатурного принципа. Было предусмотре­но несколько механизмов, которые должны были сохранить в руках партии контроль над кадрами. Во-первых, Секретариат ЦК КПСС утвердил «Перечень должностей руководящих работников партийных органов, органов государственной власти и управления, общественных организаций, рассматриваемых и учитываемых в ЦК КПСС». Согласно постановлению Секретариата ЦК КПСС от 07.08.1991 г. данный пере­чень определял те должности в органах партии, государственной власти и управления, в общественных организациях, «в отношении которых ЦК КПСС выдвигает и проводит свои предложения в соответствии с законом СССР „Об общественных объединениях" и Уставом КПСС»32. Постановлением Политбюро ЦК КПСС предполагалось, что должности первых и вторых секретарей ЦК компартий союзных республик, секре­тарей ЦК компартии РФ, первых секретарей крайкомов и обкомов, ряда горкомов, секретарей парткомов «силовых структур», ответственных работников аппарата ЦК КПСС, руководителей ряда партийных учреж­дений утверждались Секретариатом ЦК КПСС по представлению соот-

114

В П Мохов Региональная политическая элита России (1945-1991 гг )


ветствующих партийных комитетов и отделов ЦК. Работники, назначен­ные или избранные на государственные должности, не утверждались в ЦК КПСС, но отделы ЦК должны были информировать Секретариат ЦК КПСС о назначениях работников 33.

Во-вторых, предусматривалось партийное представление, включав­шее в себя секретарей парткомов силовых структур, министерств и ведомств, советских загранучреждений и др. При отсутствии в новом Уставе КПСС у первичных парторганизаций права контроля за деятель­ностью администрации сохранялась обязанность коммунистов «прово­дить политическую линию КПСС в трудовых коллективах и среди населения, выполнять партийные решения»34. Использование старых партийных механизмов — через парторганизации — могло стать эффек­тивным средством проведения политики

В-третьих, устанавливалась практика собеседования секретарей ЦК КПСС (и нижестоящих парткомов) с руководителями союзных мини­стерств и ведомств, общественных организаций, других центральных органов (аналогичных структур на региональном уровне). Партийные комитеты всех уровней должны были проявлять инициативу в рекомен­дации на государственные посты, создавать информационно-справоч­ные банки данных о кадрах, занимающих ответственные должности 35. Партийная элита пыталась сохранить за собой роль «серого кардинала» в кадровых вопросах. Этим самым закладывались основы сохранения номенклатурной системы под новым, «демократическим», камуфляжем. Стоит, однако, заметить, что данная система могла существовать и действовать только при доминирующей роли КПСС в обществе. А в 1990 г. номенклатура из всеобъемлющей системы контроля за передви­жением кадров, за пополнением всех слоев элиты, в первую очередь, властной, превращалась во внутреннее дело самой партии.

Сравнение данных таблицы 2 (даже при условии неполноты данных по структуре номенклатуры ЦК КПСС) дает основание предполагать, что возможно определить хотя бы основные тенденции в развитии региональной номенклатуры ЦК КПСС. Так, во многом совпадают тенденции в распределении номенклатуры по уровням власти (руковод­ство областное, районное, городское, отдельных предприятий, учреж­дений, организаций), в распределении номенклатуры по территории региона (нахождение ее на территории областного центра или в городах и районах области), в отдельных случаях — по основным отрас­лям руководящей работы.

Относительно последнего следует заметить, что отраслевая структу­ра номенклатуры ЦК КПСС за 1953 г. была подсчитана примерно, на основании учета достоверно установленных 83,2 % должностных пози­ций. Кроме того, различались в ряде случаев методики отнесения к должностным группам (так, при подсчете к партийным работникам были отнесены все работники, занимавшиеся партийно-политической рабо­той, в т. ч. парторги ЦК КПСС, секретари партийных комитетов всех уровней, заместители директоров по политчасти, начальники политот-

Глава 3 Региональная номенклатура и политическая элита 115

делов и др.; к советским работникам были отнесены как руководители исполкомов, так и руководители, работники других государственных структур — КГБ, МВД, прокуратуры, суда и др.; к хозяйственным руководителям — все работники, непосредственно руководившие хо­зяйственной деятельностью: директора предприятий и строек, началь­ники объединений, комбинатов, трестов, шахт и др.; к работникам учебных заведений — ректоры, заведующие кафедрами общественных наук; в состав главных специалистов включены главные инженеры, главные конструкторы и др. Поэтому большой разброс данных в отрас­левой структуре номенклатур ЦК КПСС и ОК КПСС можно в значитель­ной степени объяснить за счет именно этого фактора.

Сложность подсчетов по номенклатурным кадрам заключается в том, что их учет велся по отделам соответствующего партийного комитета, каждый из которых мог включать в свой номенклатурный перечень однотипные должности, например, секретарей парткомов, начальников отделов и управлений исполкомов и др. Нередко они объединялись в более крупные должностные группы без дальнейшей дифференциации. Анализ номенклатуры ЦК КПСС за 1953 г. показывает, что ее региональ­ная составляющая достигала 57,7 %, в т. ч. по основной номенклатуре 42,0% и по учетно-контрольной — 78,0 %36. Важно отметить, что по сравнению с номенклатурой 1946 г. произошло уменьшение доли региональной составляющей.

Очевидно, что численность региональной номенклатуры ЦК КПСС в течение рассматриваемого периода менялась принципиально, по край­ней мере, трижды. В первой половине 1950-х гг. завершился период существования крайне объемной номенклатуры ЦК КПСС. В июле 1953г. было принято постановление ЦК КПСС, согласно которому сокращалась номенклатура обкомов, крайкомов, республиканских ко­митетов КПСС «в целях повышения ответственности советских и хозяй­ственных руководителей, райкомов и горкомов партии за подбор и расстановку кадров»37. Реально численность региональной номенклату­ры ЦК КПСС за сократилась в 1956 г. в три-пять раз по сравнению с предшествующим периодом (по данным табл. 3-5) и затем на протяже­нии тридцати лет сохранялась примерно на одном уровне. Очередное радикальное сокращение номенклатуры ЦК произошло в 1989 г., когда ее численность уменьшилась еще почти в полтора-два раза.

Этим трем периодам в изменении численности номенклатуры соответ­ствовало и изменение пропорций между кадрами номенклатуры, утверж­даемых Политбюро и Секретариатом ЦК КПСС, и кадрами учетно-контрольной номенклатуры. До середины 1950-х гг. идет увеличение доли кадров, утверждаемых на Политбюро, достигая, по всей видимости, половины номенклатуры ЦК регионального уровня. Затем происходит резкое падение доли кадров, утверждаемых Политбюро, достигая в начале 1970-х гг. одной пятой (шестой) части от всей номенклатуры ЦК в регионах. Лишь в 1989 г. происходит некоторое возрастание удельного веса кадров, утверждаемых на Политбюро. Однако это было вызвано тем,

116

В П Мохов Региональная политическая элита России (1945-1991 гг )


что сама номенклатура достигла такого численного предела, который позволял Политбюро контролировать ее большую, чем прежде, часть. Показательно, что в первой половине 1950-х гг. на Политбюро утвержда­лось больше или столько же кандидатур на номенклатурные должности, сколько приходилось на всю региональную номенклатуру ЦК КПСС в последующие годы вплоть до краха КПСС. Это было обусловлено, по всей видимости, тремя обстоятельствами: во-первых, необходимостью разгрузить Политбюро ЦК КПСС от мелочной кадровой работы; во-вторых, изменением самих кадров, а также задач, которые они решали; и в-третьих, сменой условий, в которых происходила их деятельность.

Региональные кадры не только были воспитаны системой и не могли позволить себе оппозиционности режиму (последние следы ее были уничтожены в ходе «кадровой революции» второй половины 1930-х гг.), но и были заинтересованы в существовании именно такого рода обще­ственной системы. Региональные лидеры могли проявить свою оппози­ционность конкретному лидеру, но не всей советской власти. Достиже­ние консенсуса во властных «верхах» по поводу стратегии развития и персоналий лидеров позволяло вывести из сферы внимания Политбюро частные кадровые вопросы, доверив их решение местным лидерам.

Со второй половины 1950-х гг. начинается быстрый рост образова­тельного уровня партийных и советских руководителей. Развитие систе­мы высшего образования постепенно привело к насыщению народного хозяйства специалистами, способными принимать самостоятельные профессиональные решения в условиях усложнившегося производства. Тотальный контроль над кадрами перестал быть жизненно необходи­мым для существования системы, которая вступила в фазу своего самовоспроизводства. В регионах, особенно на уровне городов и районов, с 1960-х гг. к власти начало приходить новое поколение работников, выросших «при советской власти», обязанных своим обра­зованием, карьерой и возвышением советской системе.

Была и другая причина: эпоха сверхчеловеческого напряжения уси­лий, связанная с именем Сталина, завершилась; развитие в обществе вошло в спокойную эволюционную фазу, что не предполагало каких-то крутых поворотов в поведении местных властей. Более того, усложне­ние экономических отношений требовало большей самостоятельности местных кадров. Поэтому вполне возможно было ограничиться утверж­дением на Политбюро лишь наиболее важных фигур. Кроме того, при довольно высокой численности региональной составляющей номенкла­тура ЦК чисто технически не могла быть «пропущена» через Политбюро, тем более если учесть известную практику проведения его заседаний со второй половины 1970-х гг. Впрочем, и при М. Горбачеве Политбюро стало уходить от решения второстепенных кадровых вопросов, перепо­ручая их ведение отделам ЦК КПСС.

Номенклатура 1989 г. крайне интересна с точки зрения определения тех должностных позиций, которые представлялись Центру сущностны­ми для сохранения устоев власти. Региональная номенклатура ЦК,

Глава 3 Региональная номенклатура и политическая элита 117

утверждаемая Политбюро ЦК, включала (по Пермской области) всего 11 позиций, из которых 8 принадлежали руководителям властных струк­тур (все секретари ОК КПСС, председатель исполкома регионального совета, прокурор, начальник управления КГБ по региону). Это был тот последний рубеж, преодоление которого означало фактическое разру­шение базиса номенклатуры и основ существующей модели власти.

Номенклатура ЦК КПСС по Свердловскому обкому за 1990 г. иллюст­рирует новую ситуацию в системе региональной власти. Номенклатура ЦК включает в себя лишь партийные должности, составляя 2,6% от номенклатуры обкома (секретари и заведующие отделами обкома КПСС, председатель комиссии партийного контроля при обкоме КПСС, первые секретари трех горкомов области, ректор областной ВПШ)39 Политбюро и Секретариат ЦК КПСС утверждали только секретарей обкома. Очевидно, что между номенклатурами 1989 и 1990 гг.—огром­ная дистанция. ЦК КПСС в течение года утратил даже номинальный номенклатурный контроль за всеми «ветвями власти» в регионах, кроме ключевых должностей в партийной иерархии.

«Номенклатура» ЦК КПСС августа 1991 г. («Перечень должностей ..») характеризует завершающий этап эволюции системы партийной власти советского общества и ее основы — номенклатуры. Номенклатура пере­стает быть инструментом руководства всеми сферами жизни общества. Реальные полномочия ЦК КПСС по утверждению кадров распространя­ются только на партийные должности. Среди учитываемых должностей остались руководители государственных структур, крупнейших обще­ственных организаций, представители основных научных центров стра­ны, руководители некоторых учреждений культуры, вузов, средств мас­совой информации. В «номенклатуре» не стало руководителей и глав­ных специалистов сферы народного хозяйства даже основных оборон­ных предприятий и предприятий топливно-энергетического комплекса. Номенклатура как инструмент руководства обществом и контроля над поведением его официальных лидеров исчерпала себя и утратила свою значимость.

Анализ отраслевой структуры региональной номенклатуры ЦК КПСС показывает наличие нескольких устойчивых групп: партийные работни­ки (секретари обкома КПСС, горкома партии областного центра, заве­дующие отделами обкома; сюда же включен редактор областной газе­ты); советские работники (председатель облисполкома и его заместите­ли, ряд чиновников облисполкома, руководители правоохранительных служб: МВД, КГБ, управления ИТЛ, прокуратуры, суда); государственно-хозяйственные руководители (условное обозначение для руководите­лей объединений, управлений, организаций при облисполкоме, зани­мавшихся хозяйственной деятельностью), директорат промышленных и сельскохозяйственных, строительных, транспортных предприятий; руко­водители общественных организаций (профсоюз, комсомол и др.); Руководители вузов, народного образования области; главные специа­листы крупнейших предприятий.

118

В. П. Мохов Региональная политическая элита России (1945-1991 гг.)


Отраслевая структура номенклатуры ЦК показывает (см. табл. 6-7), что это был конгломерат трех разнонаправленных сил— партии, госу­дарства, технократии, причем соотношение между ними менялось. В первой половине 1950-х гг. основным объектом внимания ЦК в регионах были партийные кадры (до 40 %), хозяйственные кадры и структуры, непосредственно контролирующие экономическую жизнь (30-40 % всего состава номенклатуры). Во второй половине 1950-х гг. система приоритетов в региональной номенклатуре ЦК меняется: на первое место выходят хозяйственные кадры (до 45 %), происходит резкое уменьшение доли партийных кадров (до 20-30 %). На протяжении 1960-1980-х гг. это соотношение выдерживалось с постепенным увеличением (с начала 1970-х гг.) веса партийных кадров. В конце 1980-х гг. партий­ные кадры стали вновь, как в середине 1950-х гг., занимать доминирую­щее положение в номенклатуре — значительно большее, чем любая другая группа номенклатурных работников. Фактически восстановилась структура номенклатуры начала 1950-х гг. Номенклатура ЦК по-прежне­му оставалась партийно-хозяйственной.

Соотношение должностных групп в номенклатуре ЦК еще не дает точного представления о реальной значимости для Центра тех или иных позиций в региональной властной иерархии. Можно полагать, что кандидатуры основной номенклатуры Политбюро обладали большим весом в должностной «табели о рангах», чем остальные, и что доля должностей основной номенклатуры в составе отраслевой группы до­статочно весомо будет свидетельствовать о значимости группы для Центра. Как показывают данные таблиц 8-9, только одна группа работ­ников имела стабильно высокий процент лиц, утверждаемых на Полит­бюро — это работники т. н. «силовых структур», к которым в данном случае отнесены руководящие работники госбезопасности, правоохра­нительной системы, военного руководства, суда, прокуратуры. Устойчи­вое внимание Политбюро к «силовым структурам» вполне понятно и оправданно, поскольку именно от них зависела сама возможность сохранения господствующего положения КПСС в обществе. В то время как по всем остальным группам отмечается уменьшение доли лиц, утверждаемых на Политбюро, в данной группе практически всегда более половины ее состава было под персональным контролем Центра.

Кроме нее, нужно выделить еще три группы с высоким (относительно других) удельным весом основной номенклатуры в своем составе: директорат промышленных предприятий и строительных организаций, советские работники, партийные работники. За исключением номенкла­туры 1989 г. почти всегда явный приоритет отдавался директорату, который шел наравне с «первыми» руководителями области.

Важные изменения произошли в распределении кадров номенклатуры ЦК по различным уровням власти (областной, городов и районов, трудовых коллективов). В первой половине 1950-х гг. региональная номенклатура ЦК КПСС распределялась между всеми уровнями власти в регионе относи­тельно равномерно с определенным акцентом в сторону ее низших

Глава 3. Региональная номенклатура и политическая элита 119

эшелонов. Этому в немалой степени содействовала практика вхождения в состав номенклатуры ЦК секретарей горкомов и райкомов КПСС. С середины 1950-х гг. ЦК КПСС передает низший уровень региональной власти (горкомы, райкомы) в компетенцию только региональных парткомов (кроме первых секретарей горкомов региональных центров)40. Региональ­ная номенклатура ЦК стала состоять из примерно равных по объему частей: областное руководство (партийные, советские лидеры) и руковод­ство предприятий, организаций, учреждений. К концу 1980-х гг. почти две трети состава номенклатуры стали представлять областные руководители.

Изменилось и территориальное расположение кадров номенклату­ры. В начале 1950-х гг. кадры номенклатуры ЦК были примерно в равном соотношении представлены как в областном центре, так и в городах и районах области. С середины 1950-х гг. начинается концентрация данной категории номенклатуры в областном центре, достигнув на протяжении 1960-1980-х гг. удельного веса в 80-85 %.

Рубеж середины 1950-х гг. примечателен и другим: заканчивается «эпоха» полной, в 100 %, представительности на уровне ЦК руководства городов и районов страны. Хотя бы номинально ЦК был правомочен контролировать персональный состав руководства районного уровня, осуществляя прямой контакт с регионами. Это была непосредственная диктатура Центра по отношению к территориям. После выведения из номенклатуры ЦК районного уровня ее структура все больше стала напоминать феодальную пирамиду власти и отношений, включая пере­дачу права номенклатурного контроля за районным уровнем власти областному звену.

Таким образом, за тридцать лет региональная составляющая номен­клатуры ЦК КПСС кардинально изменилась. В начале 1950-х гг. она представляла собой широкую сеть, основными ячейками которой были политическая власть и хозяйственные структуры всех уровней; эта сеть охватывала своим влиянием все наиболее важные населенные пункты и производства. В 1960-1980-е гг. эта сеть стала гораздо реже, в ней появились большие лакуны. Центр все больше передавал свои полномо­чия региональным руководителям. Фактический контроль над руководя­щими кадрами номенклатуры регионов сосредоточился в руках местной политической элиты. Центр мог ее контролировать только через все более сужающийся круг наиболее важных фигур областного руковод­ства. С конца 1980-х гг. она стала в основном партийной, замкнутой на областном уровне руководства, ограниченной областным центром. ЦК оказался в состоянии контролировать лишь руководство областных Центров, выведя из-под своего контроля директорат, города области, трудовые коллективы. Предполагалось, что эти функции возьмут на себя Региональные парткомы.

В номенклатурах ЦК КПСС 1946-1970-х гг. обращает на себя внима­ние подчеркнутый индустриализм. Речь идет о том, что в номенклатуру гораздо чаще входили руководители крупнейших предприятий, чем секретари соответствующих парткомов! В проекте номенклатуры ЦК

120

В П Мохов Региональная политическая элита России (1945-1991 гг )


1946 г. парторги ЦК ВКП(б) предприятий (уголь, нефть, строительство) составляли лишь 6,2 % от численности председателей объединений, управляющих трестами и конторами; парторги ЦК ВКП(б) промышлен­ных предприятий, транспорта и связи составляли 61,2 % от численности директоров крупнейших предприятий; парторги ЦК ВКП(б) новостро­ек— 29 % от числа начальников крупнейших строительств41. В номенк­латуре ЦК 1956 г. по Пермской области секретари парткомов предприя­тий, объединений встречались в 7 раз реже руководителей предприя­тий, которые входили в номенклатуру ЦК. В 1966 г. такая категория кадров составляла 12,8 %, в 1989 г.— 35,7 % от численности хозяйствен­ных руководителей, причем оборонных предприятий.

Номенклатура ЦК КПСС в регионах была, таким образом, способом не столько политического руководства, сколько контроля над составом и поведением тех хозяйственных руководителей, которые обеспечивали экономический и военный потенциал страны. Вполне естественно, что в номенклатуру включались руководители производственного комплекса, предприятий по добыче сырья (нефть, руды, уголь и др.), первичной переработки, машиностроения. Вокруг этих отраслей строилась эконо­мика страны, здесь возникали самые крупные предприятия, на которых трудились порой десятки тысяч рабочих и служащих, создавались многотысячные парторганизации, своей численностью превосходящие парторганизации многих сельских районов.

Ясно, что для ЦК КПСС прямой контакт с командирами производства (через номенклатуру) значил гораздо больше, чем все декларации о политических методах руководства, об убеждении политикой и т. д. Речь шла о возможностях непосредственного направления политической властью экономической деятельности из одного центра. Такой подход был возможен в условиях ранних этапов индустриального развития, когда число производств, ассортимент производимой ими продукции, степень плотности народнохозяйственных взаимосвязей были не на­столько велики, чтобы представлять собой неразрешимую управленчес­кую проблему. В эпоху Л. Брежнева необходимость заставила ЦК отказаться от прямого тотального номенклатурного контроля над эконо­микой: это было еще возможно, но уже совершенно неэффективно42.

Повышение в конце 1980-х гг. руководством партии роли партийных номенклатурных кадров не означало, что верх берут политические методы. Смысл маневра 1989 г. в другом — сохранив контроль над единичными важнейшими экономическими объектами, представить право местным партийным комитетам осуществлять номенклатурный конт­роль «от имени партии». В этом случае региональные комитеты потенци­ально становились «собственниками» огромных политических ресурсов, так сказать, ЦК в миниатюре. С формальной точки зрения, это был шаг по демократизации внутрипартийной и общественной жизни. С полити­ческой точки зрения —попытка решить проблему власти за счет задей­ствования региональных ресурсов, с помощью которых можно было бы выиграть время. Региональным парткомам был дан карт-бланш по

Глава 3 Региональная номенклатура и политическая элита 121

кадровым вопросам. Центр, по всей видимости, надеялся на то, что региональные партийные власти сумеют сами, своими специфическими способами решить проблему сохранения власти в своих руках, что позволит стабилизировать обстановку в целом. Объективно местные комитеты на уровне партийных решений добились практически всего, чего хотели — исключительной монополии на 95 % кадров номенклату­ры, отвечающих за основной объем производимой продукции. Если бы такие возможности, но 10-15 лет назад! Для региональных комитетов (рескомов, крайкомов, обкомов) перестроечные процессы становились вдвойне опасными. Противниками для них стали и реформистски на­строенная часть «верхов», и «низы», требовавшие реформ.

3.1.2. Номенклатура региональных партийных комитетов

Номенклатура региональных комитетов строилась аналогично номен­клатуре ЦК КПСС, хотя в ней были свои структурные особенности. В региональные номенклатуры не включался целый ряд групп ответствен­ных работников, которые могли контролироваться только на уровне ЦК КПСС. К ним нужно отнести, что вполне естественно, руководящих работников учреждений и организаций СССР за границей, командиров и политический состав войск Советской армии и флота (кроме военного комиссара области и начальника политотдела областного военного ко­миссариата, которые, кстати, даже не входили в номенклатуру ЦК КПСС).

Изменения в структуре номенклатуры кадров обкома отражали тен­денции, которые лишь частично совпадали с тенденциями развития региональной номенклатуры ЦК. Так, происходило некоторое сокраще­ние численности должностных позиций, по которым необходимо было утверждение обкома КПСС. Самые радикальные сокращения численно­сти состава, как можно полагать на основании данных табл. 10-11, происходили в первой половине и середине 1950-х43 и в конце 1980-х гг., когда общий объем номенклатуры сокращался примерно в полтора-два раза. Однако удельный вес основной номенклатуры обкома оставался в целом стабильным — 60-70 %.

При анализе динамики соотношения основных отраслевых групп работников номенклатуры (табл. 12-13) можно установить, что происхо­дила эволюция от «партийно-государственной» номенклатуры (около 70% состава номенклатуры в 1953 г.) к «партийно-хозяйственной» (более 70% в 1956 г., 60-70% во второй половине 1950-х, 1960-1980-е гг. ) и затем, в конце 1980-х гг.,— снова к «партийно-государ­ственной» номенклатуре, причем партийная номенклатура преврати­лась в доминирующую (более 50% от состава номенклатуры).

Резкое возрастание роли директората с середины 1950-х гг. было вызвано в первую очередь спецификой проведения советского варианта аграрной политики. Усиление партийного руководства сельским хозяй­ством воспринималось как увеличение количества кадров, контроль за

122

В П Мохов Региональная политическая элита России (1945-1991 гг )


которыми нужно было обеспечить. Характерный штрих: несмотря на то что в 1953 г. были приняты решения о сокращении региональных партийных номенклатур, уже в 1955 г. численность номенклатуры Перм­ского ОК КПСС превышала номенклатуру 1953 г. на 35%, причем увеличение произошло за счет кадров сельскохозяйственного отдела (к тому же за счет основной номенклатуры!)44. В дальнейшем этот явный перекос был устранен, хотя длительное время в состав номенклатуры ОК входили все председатели колхозов и директора совхозов. Их включение в номенклатуру объяснялось не столько экономическими, сколько политическими факторами: колхозы и совхозы были одновре­менно и центрами реальной власти на местах, от руководителей которой зависело поведение населения.

У областной номенклатуры были и другие особенности, вызванные спецификой данного уровня власти. Так, особенно велика была роль в номенклатуре ОК кадров уровня городов и районов, что вполне есте­ственно (табл. 14-15). Их удельный вес всегда был достаточно высок, составляя от 40 до 60 %, лишь в 1970 — первой половине 1980-х гг. опускаясь до 35-40 % состава номенклатуры.

Значительно менялся удельный вес в номенклатуре руководителей производств, трудовых коллективов: в первой половине 1950-х гг.— около четверти состава, в 1950-1980-е гг.— от 30 до 40 %, в 1989 г.— резкое падение до одной шестой (одной десятой) части состава. Если на протяжении более чем тридцати лет областная номенклатура была тесно связана с широким полем низовых руководителей, то в конце 1980-х гг. она начинает замыкаться только на слоях партийных и государственных чиновников районного и областного уровней. Это просматривается и по динамике территориального распределения об­ластной номенклатуры: в начале 1950-х гг. в областном центре было сосредоточено около 30 % номенклатуры ОК, в 1960-1980-е гг.— около 35-40 %, то в 1989 г.— почти половина45.

Можно отметить и такое явление, как усиление процесса «номенкла­турного самоограничения»: номенклатура только обкома46 постепенно стала включать в себя все большую часть кадров, увеличив свою долю к концу 1980-х гг. более чем в два-три раза (по сравнению с началом 1950-х гг.). Это была привилегия обкома.

Все десятилетия после смерти Сталина прошли под знаком увеличе­ния влияния региональных комитетов на кадры номенклатуры, и в первую очередь — за счет должностей, которые раньше были номенкла­турой ЦК. Так, в полное ведение региональных комитетов перешли почти все должности секретарей горкомов и райкомов партии, предсе­дателей исполкомов городских советов областных центров, заведую­щих кафедрами общественных наук вузов (из основной номенклатуры ЦК для крупных вузов в 1950-е гг.— в учетную номенклатуру обкома в 1980-х гг.), ряда чиновников региональных исполкомов и др.

Эволюция номенклатуры обкомов свидетельствует о том, что, не­смотря на ряд важных изменений, и в конце 1980-х гг. ключевые позиции

Глава 3 Региональная номенклатура и политическая элита 123

во властных структурах по-прежнему были номенклатурными должнос­тями. Однако в стране изменялась политическая ситуация, в противоре­чие с которой пришел институт номенклатуры.

Номенклатуры горкомов и райкомов КПСС, дублируя в основных чертах номенклатуры вышестоящих парткомов, также отличались опре­деленным своеобразием. Главная их особенность заключалась в том, что на этом уровне начинался переход к широкому полю руководителей и просто влиятельных лиц «местного масштаба», которые не входили ни в какие партийные номенклатуры (не считая, может быть, номенклатур партийных комитетов крупных первичных парторганизаций, поскольку они были скорее становящимся институтом, чем нормой, не говоря уже о «первичках» сельских районов).

Этот низший слой номенклатуры в своем «классическом» виде в 1980-е гг. условно разбивался на двенадцать групп (партийные кадры; советские работники; комсомольские кадры; профсоюзные кадры; кадры промышленности, строительства, транспорта и связи; кадры сельского хозяйства; кадры вузов, народного образования и профтехобразования; кадры здравоохранения; кадры культуры, искусства, печати, радио, теле­видения; кадры бытового обслуживания, торговли и общественного питания; кадры административных органов — суд, прокуратура, милиция; прочие кадры)47. Большинство из них имели свою внутреннюю рубрика­цию, в которой выделялись те категории работников, учет которых обязательно должен был быть налажен. Так, среди партийных кадров выделялись ответственные работники горрайкомов КПСС, секретари первичных парторганизаций с правами первичных; среди комсомольских кадров — ответственные работники аппаратов гор(рай)комов ВЛКСМ, секретари первичных комсомольских организаций; среди кадров про­мышленности, строительства, транспорта и связи — директора предприя­тий промышленности, транспорта и связи, главные инженеры и т. д.

Следует отметить, что за сорок лет (1940-1980 гг.) перечень основ­ных групп кадров в номенклатуре гор(рай)комов принципиально не изменился, небольшие коррективы вносились лишь в наименование отдельных групп. Так, кадры административных органов назывались в 1950-е гг. совершенно открыто кадрами МВД, МГБ, суда и прокуратуры. В состав некоторых групп входили должности, имевшие особую актуаль­ность в 1940-1950-е гг., когда внутренняя политика имела свою специ­фику: особой строкой выделялись кадры торговли, кооперации и заготовок. В перечнях номенклатур небольших по численности районов отсутствовали некоторые группы номенклатуры в силу специфики или неразвитости экономической и социальной жизни

Соотношение кадров номенклатуры между этими группами меня­лось в зависимости от характера территории и особенностей произ­водства (см. табл 16-19). Несмотря на существенные различия между районами, видно нечто общее, что их всех объединяет,— это основные группы номенклатуры, в состав которых входило большинство членов номенклатуры соответствующей территории: партийные кадры и кад-

124

В. П. Мохов Региональная политическая элита России (1945-1991 гг )


ры промышленности, строительства, транспорта, связи, сельского хозяйства. В совокупности они охватывали 60-70 % кадров номенкла­туры. Однако распределение должностных позиций в этих группах значительно различалось.

В сельских районах был наименьший удельный вес партийных кад­ров, но относительно большим удельным весом обладали кадры сферы материального производства, что объясняется разбросанностью по территориям районов производственных объектов, особой ролью на селе председателей колхозов и директоров совхозов как хозяйственных руководителей, сосредоточивших в своих руках колоссальную власть над населением. В отличие от города, где работник, недовольный условиями производства и зарплатой на предприятии или в учрежде­нии, мог сравнительно легко поменять место работы, на селе таких возможностей либо не существовало, либо они были чрезвычайно ограниченны. Поэтому вполне закономерно, что руководители сельско­хозяйственных предприятий, их специалисты и руководители структур­ных подразделений имели больший удельный вес, чем хозяйственные руководители в городе.

Заметно и другое: по мере увеличения доли сельского населения в составе территории уменьшается удельный вес партийных кадров в номенклатуре. Это вполне объяснимо, поскольку на селе мало крупных первичных парторганизаций, по крайней мере, меньше, чем в городе. Коммунисты были сконцентрированы в относительно малочисленных партийных организациях, расположенных в крупных населенных пунктах.

Структура номенклатуры городов и районов Пермской области в 1948 г. показывает, что тогда существовала значительно большая неравномерность в комплектовании номенклатур, в соотношениях меж­ду ее основными группами, чем в 1980-е гг. Это объяснялось как объективными обстоятельствами — концентрацией промышленности и сопутствующих ей производств в немногих центрах, так и субъективны­ми — недостаточной квалификацией работников, которые каждый по-своему воспринимали общие установки ЦК и ОК партии, в т. ч. и по выделению групп номенклатуры.

Внутренняя структура основных групп номенклатуры была сориенти­рована на охват как руководителей основных объектов, структурирую­щих данную сферу деятельности, так и важных, представляющих инте­рес для власти людей. В 1980-е гг. можно проследить закономерность: чем меньше численность населения района, города, чем меньше чис­ленность районной парторганизации, тем больше вероятность включе­ния в номенклатуру неруководящих работников.

Среди партийных кадров особо выделялось три подгруппы (ответ­ственные работники гор(рай)комов; секретари первичных парторгани­заций; секретари цеховых парторганизаций с правами первичных), причем на долю первых двух приходилось от 70 до 100 % всей группы. Чем более развит был в экономическом отношении район, или чем сложнее в производственном отношении была внутренняя структура

Глава 3 Региональная номенклатура и политическая элита 125

территории (например, город с включенными в его состав городскими районами с крупными предприятиями), тем больший удельный вес занимали в нем две последние подгруппы.

Место ответственных работников аппарата горкомов и райкомов менялось в зависимости от типа территории. Их доля в составе партий­ных кадров была тем меньше, чем больше была доля городского населения в составе территории. Так, в Пермской области в номенкла­туре районов городского центра они составляли 10-15% от численности группы партийных кадров, в городах области — от 15 до 30%; в сельских районах — от 20 до 35-40%.

Среди кадров советов особо выделялись председатели исполкомов советов районов или городов, их заместители, секретари исполкомов, заведующие отделами и управлениями. В ряде случаев утверждались председатели сельских и поселковых советов, численность которых в составе кадров советов сельских и городских колебалась от 30 до 60%.

Структура кадров комсомола аналогична партийным кадрам: ответ­ственные работники аппарата ГК, РК ВЛКСМ, секретари первичных комсомольских организаций. Представителей последней подгруппы включали в состав номенклатуры, как правило, в крупных районах с развитым промышленным производством, где имелись многочисленные комсомольские организации. Однако комсомольскими кадрами номен­клатура не перегружалась по двум основным причинам: во-первых, это была зона ответственности ВЛКСМ; во-вторых, сменяемость комсо­мольских работников была крайне высока, что создавало большие сложности в контроле над составом номенклатуры.

Среди кадров промышленности, строительства, транспорта и связи особо выделялись подгруппы директоров и главных инженеров (от 50 до 100 % состава группы), при этом предпочтение отдавалось директорам. В сельской местности директорат составлял от 60 до 100%, а в городах — от 40 до 70 % состава данной группы номенклатуры.

Наконец, среди работников сельского хозяйства выделялись дирек­тора совхозов, председатели колхозов, управляющие отделениями совхозов, бригадиры комплексных бригад совхозов. Данная группа номенклатуры была актуальна для сельских районов, хотя встречалась и в составе номенклатуры горкомов КПСС, которые контролировали сельские территории.

Помимо этих, специально выделенных подгрупп, в номенклатуру входили другие категории работников, по своей численности превосхо-дяившие любые другие подгруппы: это главные специалисты сельскохо­зяйственных предприятий (главные агрономы, зоотехники, инженеры, экономисты, бухгалтеры, ветврачи и т. д.), аппарат административных органов по управлению сельским хозяйством (например, районного агропромышленного объединения). Удельный вес выделенных под­групп, включавших руководителей сельхозпредприятий и их структур­ных подразделений, достигал от 10 до 40-45 % состава номенклатуры, причем высокий удельный вес объяснялся не высокой численностью

126

В П Мохов Региональная политическая элита России (1945-1991 гг ]

соответствующих номенклатурных работников, а малым удельным ве­сом данной группы номенклатуры в составе всей номенклатуры.

Состав других групп номенклатуры был весьма разнообразным. Так, в профсоюзные кадры обычно включались председатели рай(гор)комов профсоюзов, действующих на данной территории, председатели проф­комов крупных предприятий; в состав кадров вузов, народного образо­вания и профтехобразования — директора средних и вспомогательных школ, училищ, техникумов (в ряде случаев — их заместители); препода­ватели средних школ по обществоведению; в состав кадров здравоохра­нения входили главные врачи районных (городских) больниц; в кадры культуры, искусства, печати, радио, телевидения — руководители средств массовой информации, в том числе редакторы многотиражных газет предприятий, редакторы местных сетей радиовещания, директора двор­цов культуры и др.; в состав кадров бытового обслуживания, торговли и общественного питания — руководители предприятий данной сферы, в том числе — крупных столовых, фабрик химчистки и т. д. Наконец, в состав кадров административных органов входили прокурор, начальник районного (городского) отдела внутренних дел, председатель районно­го суда и др.

С точки зрения репрезентативности номенклатуру можно рассматри­вать трояко. Во-первых, как способ представительства руководителей структур, с помощью которых организуется общество в какой-либо из сфер его жизни. В обязательном порядке были представлены структуры политической власти (партийные и государственные органы); экономи­ческой власти (директорат, корпус руководителей колхозов и совхозов, главные специалисты); общественных организаций, инкорпорирован­ных в политическую систему (профсоюзы, комсомол и др.); социальной сферы (здравоохранение, бытовое обслуживание, общественное пита­ние, торговля); духовной сферы (руководство школ, вузов, средств массовой информации, домов культуры, театров и т. д.). Руководители властных структур территорий представляли номенклатуру «своего» района, города в номенклатуре обкома, крайкома КПСС. Таким обра­зом, номенклатура была отражением сложившихся в обществе соотно­шений между властью, экономикой, социальной сферой и т. д. и одновременно способом контроля за ними.

Во-вторых, номенклатура обладала свойством должностной репре­зентативности, которая проявляла себя в двух формах — абсолютной и относительной. Абсолютная репрезентативность была свойственна власт­ным должностям (партийные кадры — ответработники ГК, РК КПСС; секретари первичных парторганизаций; руководство райисполкомов, райкомов ВЛКСМ, райкомов профсоюзов, директорат совхозов, пред­седатели колхозов, руководство административных органов и некото­рые другие). Это был тот набор позиций, который должен был оставать­ся под контролем в любом районе и при любых условиях. Относительная репрезентативность была характерна для тех должностных позиций и в тех случаях, когда контроль за деятельностью структур был более

Глава 3 Региональная номенклатура и политическая элита 127

эффективным по другим каналам. Так было с представительством должностных позиций в сфере экономики — были представлены руково­дители лишь крупных и средних предприятий (если речь шла о большом промышленном центре); так было с представительством секретарей первичных комсомольских и профсоюзных организаций и т. д.

В-третьих, номенклатура играла роль социального представитель­ства, отражая продвижение на руководящие позиции отдельных катего­рий населения. Однако шансы на продвижение в номенклатуру резко различались у коммунистов и беспартийных. Так, в состав номенклату­ры Пермского обкома, ГК, РК партии входило 8 % коммунистов области и 0,15 % беспартийных рабочих, служащих, колхозников, занятых в народном хозяйстве. В сельской местности каждый из 8 коммунистов был членом номенклатуры райкома, в городах — один из шестнадцати, в областном центре — один из двадцати пяти (см. табл. 20). Из таблицы ясно просматривается тенденция на нарастание социальной дистанции в шансах на продвижение в номенклатуру между коммунистами и «рядовыми» трудящимися. Выше всего эта дистанция в областном центре, меньше всего — в сельской местности.

Конечно, может последовать возражение, что в КПСС принимали всех тех, кто проявлял какие-либо организаторские способности в нужном для КПСС духе, достиг каких-либо значимых руководящих позиций. Поэтому объективно среди беспартийных и не должно было бы быть значимого количества людей, которые могли бы достичь руководя­щих позиций и тем самым претендовать на включение в номенклатуру. Но данное возражение не учитывает те фильтры и цензы, которые существовали в обществе для продвижения во власть. Как бы то ни было, номенклатура была представителем Коммунистической партии, а точнее — руководителей-коммунистов.

Вполне естественно, что состав номенклатуры был в основном партийный (85,4 %), хотя по отдельным группам и территориям удель­ный вес членов КПСС различался, порой значительно (см. табл. 21). Наивысшая партийность была среди кадров административных органов, кадров советов, промышленности, транспорта; наименьшая — среди кадров народного образования, здравоохранения, сельского хозяйства (среди специалистов).

Насколько значим был удельный вес номенклатуры гор(рай)комов среди населения? Естественно, что численные значения не дают адек­ватного представления о ее влиянии, хотя сам по себе показатель Удельного веса номенклатуры среди населения, руководящих кадров по различным территориям дает информацию о «плотности» номенклатур­ных связей (см. табл. 22).

Достаточно четко прослеживается ряд закономерностей. Средний Удельный вес номенклатуры возрастает от областного центра к селу: чем меньше доля городского населения, тем выше плотность номенкла­туры. В сельских районах выше и показатель стандартного отклонения, что определяется значительным разбросом условий деятельности но-

128

В, П. Мохов Региональная политическая элита России (|у<ю~ >

менклатуры. Во всех типах территорий просматривается обратно про­порциональная зависимость между плотностью номенклатуры и числен­ностью населения, местных парторганизаций.

Аналогичные тенденции наблюдаются и при анализе роли работников номенклатуры с высшим образованием среди всех дипломированных специалистов с высшим образованием (см. табл. 23). В некоторых сельских районах треть и более специалистов с высшим образованием входили в состав номенклатуры местного партийного комитета. В сред­нем плотность номенклатурных работников среди специалистов с выс­шим образованием на селе была в 7 раз выше, чем в областном центре.

Такого рода различия в составе номенклатуры во многом объясняют принципиальную несхожесть ситуаций в крупном промышленном центре и сельских районах. В крупном промышленном центре происходило непрерывное увеличение численности специалистов с высшим и сред­ним специальным образованием во всех сферах народного хозяйства и на всех уровнях руководства. Это создавало для партийных комитетов благоприятные условия для «улучшения качественного состава» номенк­латуры. Село было в менее благоприятных условиях, проблема кадрово­го обеспечения была основной.

Поэтому городская среда создавала условия для существования альтернативности и многовариантности должностного роста. Для любо­го более-менее крупного города (по крайней мере, для города с внутренним районным делением) можно было представить себе успеш­ные неноменклатурные должностные карьеры, в результате которых толковый специалист мог достигнуть высоких (хотя и не первых в соответствующей иерархии) постов, не вступая в прямую зависимость от непосредственных решений соответствующих партийных комитетов. Для сельских районов такая ситуация была скорее исключением.

Исходя из предварительного анализа, можно попытаться определить факторы, в наибольшей степени влияющие на формирование состава и численности номенклатуры в условиях стабильной политической ситуа­ции (см. табл. 24-25). Из данных таблиц ясно, что более всего числен­ность номенклатуры коррелирует с показателями численности населе­ния, коммунистов в областной парторганизации и численности первич­ных парторганизаций48.

Исходя из представлений о существовании некоторой пропорцио­нальности представительства номенклатуры районного, городского, областного уровней, можно примерно определить численность номен­клатурных позиций регионального уровня для второй половины 1980-х гг. в 1,9-2,0 млн 49. Естественно, это сугубо примерная цифра, которая определяет лишь оценочный уровень номенклатуры в обществе (около 1,5 % от численности рабочих, служащих и колхозников, занятых в общественном хозяйстве)50.

Таким образом, номенклатура региона имеют достаточно сложную и - ---^"/тх/пу поонизывая собой все общество региона,

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   16


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации