Витрянский В.В. Федеральный закон о несостоятельности (банкротстве) и комментарий к нему - файл n1.doc

Витрянский В.В. Федеральный закон о несостоятельности (банкротстве) и комментарий к нему
скачать (495.6 kb.)
Доступные файлы (2):
n1.doc3273kb.12.02.2010 22:26скачать
n2.doc1417kb.12.02.2010 22:26скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31
НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЙ КОММЕНТАРИЙ

К ФЕДЕРАЛЬНОМУ ЗАКОНУ

"О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВЕ)"
(Постатейный)
Под редакцией

профессора, доктора юридических наук

В.В. ВИТРЯНСКОГО
Авторский коллектив
В.В. Витрянский - введение; глава I (кроме статей 4 - 5, 16, 20 - 26); глава IX;

С.Е. Андреев - глава IV;

С.А. Денисов - глава VI (кроме статьи 112); параграф 1 главы XI;

А.В. Егоров - глава VIII;

О.А. Наумов - глава X;

О.А. Никитина - глава VII (кроме статьи 140); параграф 2 главы XI;

Л.А. Новоселова - статьи 4 - 5, 16, 112, 140; глава II;

Э.Н. Ренов - статьи 20 - 26;

Н.В. Самохвалова - глава III;

С.В. Сарбаш - глава V; глава XII;

А.Г. Долгов, Т.Е. Комарова - алфавитно-предметный указатель.
ИНФОРМАЦИЯ ОБ УЧАСТНИКАХ АВТОРСКОГО КОЛЛЕКТИВА
Василий Владимирович Витрянский - заслуженный юрист России, доктор юридических наук, профессор, заместитель Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Сергей Евгеньевич Андреев - помощник судьи Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Сергей Анатольевич Денисов - кандидат юридических наук, консультант Исследовательского центра частного права.

Андрей Владимирович Егоров - кандидат юридических наук, советник Управления анализа и обобщения судебной практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Олег Александрович Наумов - заслуженный юрист России, судья Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, начальник Управления Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Ольга Александровна Никитина - главный консультант Управления совершенствования законодательства Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Людмила Александровна Новоселова - доктор юридических наук, профессор, судья Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Эдуард Николаевич Ренов - заслуженный юрист России, кандидат юридических наук, профессор, заместитель Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Наталья Викторовна Самохвалова - судья, председатель судебного состава Арбитражного суда г. Москвы.

Сергей Васильевич Сарбаш - кандидат юридических наук, заместитель начальника Управления законодательства Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.
ПРИНЯТЫЕ СОКРАЩЕНИЯ
АПК РФ - Арбитражный процессуальный кодекс РФ от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ (СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3012).

ГК РФ, ГК - Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г., с изменениями (СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3301; 1996. N 9. Ст. 773; N 34. Ст. 4026; 1999. N 28. Ст. 3471; 2001. N 21. Ст. 2063; 2002. N 12. Ст. 1093; N 48. Ст. 4737; Ст. 4746); Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26 января 1996 г., с изменениями (СЗ РФ. 1996. N 5. Ст. 410; 1997. N 43. Ст. 4903; 1999. N 51. Ст. 6288; 2002. N 48. Ст. 4737; 2003. N 2. Ст. 160, 167).

ГПК РФ - Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ (СЗ РФ. 2002. N 46. Ст. 4532).

Закон о банкротстве, Закон - Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ (СЗ РФ. 2002. N 43. Ст. 4190).

Закон о банкротстве 1998 г., Закон 1998 г. - Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" от 8 января 1998 г. N 6-ФЗ (СЗ РФ. 1998. N 2. Ст. 222; 2002. N 12. Ст. 1093).

Закон о банкротстве кредитных организаций - Федеральный закон от 25 февраля 1999 г. N 40-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" (СЗ РФ. 1999. N 9. Ст. 1097; 2000. N 2. Ст. 127; 2001. N 26. Ст. 2590; N 33 (часть I). Ст. 3419; 2002. N 12. Ст. 1093).

Закон о государственной регистрации юридических лиц - Федеральный закон от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц" (СЗ РФ. 2001. N 33 (часть I). Ст. 3431).

Закон о лицензировании - Федеральный закон от 8 августа 2001 г. N 128-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" (СЗ РФ. 2001. N 33 (часть I). Ст. 3430; 2002. N 11. Ст. 1020; N 12. Ст. 1093; N 50. Ст. 4925).

Закон о рынке ценных бумаг - Федеральный закон от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг" (СЗ. 1996. N 17. Ст. 1918; 1998. N 48. Ст. 5857; 1999. N 28. Ст. 3472; 2001. N 33 (часть I). Ст. 3424; 2002. N 52 (часть II). Ст. 5141).

Закон об акционерных обществах - Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1; N 25. Ст. 2956; 1999. N 22. Ст. 2672; 2001. N 33 (часть I). Ст. 3423; 2002. N 12. Ст. 1093; N 45. Ст. 4436).

Закон об особенностях банкротства субъектов ТЭК - Федеральный закон от 24 июня 1999 г. N 122-ФЗ "Об особенностях несостоятельности (банкротства) субъектов естественных монополий топливно-энергетического комплекса" (СЗ РФ. 1999. N 26. Ст. 3179).

Закон об оценочной деятельности - Федеральный закон от 29 июля 1998 г. N 135-ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации" (СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3813; 2002. N 4. Ст. 251; N 12. Ст. 1093; N 46. Ст. 4537; 2003. N 2. Ст. 167).

НК РФ - Налоговый кодекс Российской Федерации (часть первая) от 31 июля 1998 г. N 146-ФЗ (СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3824; 1999. N 28. Ст. 3487; 2000. N 2. Ст. 134; 2001. N 53 (часть I). Ст. 5016; N 53 (часть I). Ст. 5026; 2002. N 1 (часть I). Ст. 2; 2003. N 23. Ст. 2174; N 27 (часть I). Ст. 2700; N 28. Ст. 2873); Налоговый кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 5 августа 2000 г. N 117-ФЗ (СЗ РФ. 2000. N 32. Ст. 3340; N 32. Ст. 3341; 2001. N 1 (часть II). Ст. 18; N 23. Ст. 2289; N 33 (часть I). Ст. 3413; N 33 (часть I). Ст. 3421; N 33 (часть I). Ст. 3429; N 49. Ст. 4554; N 49. Ст. 4564; N 53 (часть I). Ст. 5015; N 53 (часть I). Ст. 5023; 2002. N 1 (часть I). Ст. 4; N 22. Ст. 2026; N 30. Ст. 3021; N 30. Ст. 3027; N 30. Ст. 3033; 2003. N 1. Ст. 2; N 1. Ст. 5; N 1. Ст. 6; N 1. Ст. 8; N 1. Ст. 11; N 19. Ст. 1749; N 21. Ст. 1958; N 23. Ст. 2174; N 26. Ст. 2567; N 27. Ст. 2700 (часть I); N 28. Ст. 2874, 2879).

Постановление Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 2 апреля 1997 г. N 4/8 - Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 2 апреля 1997 г. N 4/8 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах" (Вестник ВАС РФ. 1997. N 6; 1998. N 4).

Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 апреля 2003 г. N 4 - Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 апреля 2003 г. N 4 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" (Вестник ВАС РФ. 1996. N 6).

Стандарты эмиссии - Стандарты эмиссии дополнительных акций, акций, размещаемых путем конвертации, облигаций, конвертируемых в дополнительные акции, и их проспектов, утвержденные Постановлением ФКЦБ России от 30 апреля 2002 г. N 16/пс (Российская газета. 2002. 28 августа).

ТК РФ - Трудовой кодекс Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. N 197-ФЗ (СЗ РФ. 2002. N 1. Ст. 3; N 30. Ст. 3014, 3033).

СЗ РФ - Собрание законодательства Российской Федерации.

Ведомости - Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации.

Вестник ВАС РФ - Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.
"История конкурсного законодательства

в России - печальная повесть о том,

как много попыток было сделано к изданию

удовлетворительного конкурсного права

России и как все эти попытки неизменно

кончались неудачей".

А.Трайнин <*>
--------------------------------

<*> Трайнин А. Несостоятельность и банкротство: Доклад, читанный в С.-Петербургском Юридическом Обществе. СПб., 1913. С. 3.
ВВЕДЕНИЕ
Очередная реформа законодательства

о несостоятельности (банкротстве)
В течение последних 10 лет со дня возрождения института несостоятельности (банкротства) в России принят уже третий по счету Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)". Наверное, это абсолютный мировой рекорд "скорострельности" в этой весьма сложной сфере правового регулирования, не терпящей суеты и непродуманных решений.

С первого дня введения в действие предпоследнего Закона <*> стали говорить о его недостатках и имеющихся пробелах в правовом регулировании отношений, связанных с несостоятельностью (банкротством). Но в период с 1998 по 2000 год у законодателя хватило терпения дождаться того, чтобы указанные недостатки и пробелы Закона проявили себя в судебной практике и стали очевидными.

--------------------------------

<*> Закон о банкротстве 1998 г. // СЗ РФ. 1998. N 2. Ст. 222.
Разумной реакцией на указанные недостатки и пробелы было бы внесение конкретных изменений и дополнений в действовавший тогда Закон. Однако тонкой работе по налаживанию механизма правового регулирования отношений, связанных с несостоятельностью (банкротством), как это делается в развитых правопорядках, законодатель предпочел новую реформу этой сферы законодательства, в результате которой появился новый закон, которому присущи новые недостатки и пробелы. Все начинается сначала.
Современный этап реформирования законодательства

о несостоятельности
Новый Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)", принятый Государственной Думой 27 сентября 2002 г., был подписан Президентом Российской Федерации 26 октября 2002 г. (N 127-ФЗ) и введен в действие по истечении 30 дней со дня его официального опубликования <*>. Как было определено в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 8 апреля 2003 г. N 4 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" <**>, официальной датой вступления данного Закона в силу следует считать 3 декабря 2002 г.

--------------------------------

<*> Российская газета. 2002. 2 ноября.

<**> Вестник ВАС РФ. 2003. N 6. С. 7.
Данный Федеральный закон олицетворяет собой третий этап развития правового регулирования отношений, связанных с несостоятельностью (банкротством) организаций и граждан - участников имущественного оборота, в Российской Федерации. Как известно, возрождение института несостоятельности в России после десятилетий забвения связывается с появлением Закона Российской Федерации "О несостоятельности (банкротстве) предприятий", который был принят Верховным Советом Российской Федерации 19 ноября 1992 г. и введен в действие с 1 марта 1993 г. <*> (первый этап развития правового регулирования несостоятельности).

--------------------------------

<*> Ведомости. 1993. N 1. Ст. 6.
Началом второго этапа развития правового регулирования несостоятельности послужило введение в действие Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" <*> с 1 марта 1998 г. Об этом этапе обычно говорят как о реформе законодательства о несостоятельности (банкротстве), поскольку были подвергнуты изменению практически все основные положения законодательства, регламентирующие как критерии, внешние признаки несостоятельности и порядок рассмотрения дел о банкротстве, так и основания введения и порядок проведения каждой из процедур банкротства.

--------------------------------

<*> СЗ РФ. 1998. N 2. Ст. 222.
Наступивший недавно третий этап развития правового регулирования отношений, связанных с несостоятельностью (банкротством), может быть охарактеризован как продолжение и развитие реформы законодательства о несостоятельности, начатой в 1998 г. Для него характерны детализация и конкретизация основных положений указанного законодательства с одновременным концептуальным изменением в правовом регулировании отдельных институтов несостоятельности. В частности, неизменным остался подход к определению критериев и внешних признаков несостоятельности (с известной долей модернизации их количественного выражения), значительной детализации подвергнуты известные процедуры несостоятельности: наблюдение, внешнее управление, конкурсное производство, мировое соглашение.

К числу концептуальных изменений правового регулирования несостоятельности могут быть отнесены следующие законоположения: об основаниях возбуждения дел о банкротстве; о требованиях, предъявляемых к арбитражным управляющим, порядке их назначения и контроле за их деятельностью; о новой реабилитационной процедуре финансового оздоровления должника; об очередности удовлетворения требований кредиторов в конкурсном производстве; об особенностях несостоятельности (банкротства) стратегических организаций и субъектов естественных монополий.

Следует заметить, что законодательство о несостоятельности (банкротстве) и практика его применения действительно нуждались в реформировании, поскольку некоторые законоположения не только не препятствовали чисто механическому возбуждению дел о банкротстве, но, как оказалось, не исключали возможности различного рода злоупотреблений со стороны должников, кредиторов, арбитражных управляющих. Поэтому разумно было ожидать, что изменения и дополнения, вносимые в Федеральный закон, будут направлены прежде всего на устранение выявленных недостатков и пробелов в правовом регулировании несостоятельности (банкротства). И целый ряд новелл действительно служит этой цели. Однако, как показывает ознакомление с текстом нового Закона, этим дело не ограничилось: он содержит ряд новелл, появление которых никак не может быть объяснено целью устранения недостатков в действующем законодательстве. Более того, некоторые новые законоположения при их реализации могут породить такие проблемы, с которыми ранее не сталкивались ни должники, ни кредиторы, ни арбитражные суды.

Например, в первой же статье Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" содержится норма о том, что действие указанного Закона распространяется на все юридические лица, за исключением казенных предприятий, учреждений, политических партий и религиозных организаций. Суть изменения состоит в том, что значительно расширяется круг потенциальных банкротов из числа некоммерческих организаций; ранее под действие Закона попадали лишь потребительские кооперативы, а также благотворительные и иные фонды. Трудно объяснить, зачем понадобилось распространять риск банкротства, скажем, на общественные организации и объединения, торгово-промышленные палаты, творческие коллективы и ассоциации и иные некоммерческие организации, которые в соответствии с Гражданским кодексом РФ (п. 3 ст. 50) могут осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и соответствующую этим целям.

Кроме того, данная норма вступает в противоречие с п. 1 ст. 65 ГК, а ведь согласно п. 2 ст. 3 ГК нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать Гражданскому кодексу. Правда, Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ счел, что указанное противоречие представляет собой скорее техническую оплошность законодателя, "забывшего" внести необходимые изменения в ст. 65 ГК, нежели результат его волеизъявления, и допустил применение соответствующего положения, содержащегося в ст. 1 Закона о банкротстве (п. 2 Постановления от 8 апреля 2003 г. N 4).

Большие сомнения вызывает также предлагаемая Законом новая организация деятельности арбитражных управляющих исключительно через так называемые саморегулируемые организации. Данное направление развития российского законодательства, когда арбитражный управляющий ставится в полную зависимость от своей саморегулируемой организации, расходится с мировыми тенденциями развития института несостоятельности, для которых, напротив, характерно стремление к независимости антикризисных управляющих.

Хотя, конечно же, истинную оценку всем новым законоположениям даст практика их применения.
1. Характеристика основных новых законоположений
Арбитражные управляющие и саморегулируемые организации
Как известно, одной из ключевых фигур всякого дела о банкротстве на любой его стадии является арбитражный управляющий, на которого возложено непосредственное проведение процедур банкротства должника, а при осуществлении внешнего управления и конкурсного производства арбитражный управляющий также осуществляет функции руководителя соответствующей организации.

Практика применения законодательства о несостоятельности (банкротстве) настоятельно требовала внесения в него изменений, направленных на укрепление независимости (юридической, материальной и т.п.) арбитражных управляющих, вовлечение в эту профессию компетентных, опытных специалистов, усиление контроля арбитражного суда за их деятельностью.

Вместо этого новый Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" содержит нормы, превращающие арбитражного управляющего в один из элементов огромного и непонятного механизма и способные вовсе погубить эту новую профессию. Теперь каждый арбитражный управляющий должен быть членом одной из так называемых саморегулируемых организаций (СРО), которые должны представлять арбитражному суду и собраниям кредиторов кандидатуры этих самых арбитражных управляющих из числа своих членов. Причем представляются эти кандидатуры целым списком (из трех членов СРО), в каковом кандидатуры должны располагаться, как говорится в ст. 45 Закона о банкротстве, "в порядке уменьшения их соответствия требованиям к кандидатуре арбитражного управляющего" или "в порядке снижения уровня их профессиональных качеств". Более того, должник и заинтересованный кредитор наделены правом безмотивно отвести по одной из кандидатур из числа представленных СРО, а на арбитражный суд возлагается обязанность утвердить в качестве арбитражного управляющего оставшуюся (неотведенную) кандидатуру. Можно себе представить результаты "управления" отобранного таким образом арбитражного управляющего! И никакой альтернативы: все, что было наработано в ходе применения действующего законодательства, и в частности списки независимых арбитражных управляющих, зарегистрированных при арбитражных судах, перечеркивается.

Нельзя не обратить внимание и на так называемые саморегулируемые организации арбитражных управляющих, претендующие на монополизацию услуг в области антикризисного управления, да и на самих субъектов, оказывающих такие услуги, - на арбитражных управляющих. Согласно Закону о банкротстве (ст. ст. 21 - 22) в таком качестве может выступать некая некоммерческая организация, внесенная в единый государственный реестр саморегулируемых организаций, для чего требуется иметь в своем составе не менее 100 арбитражных управляющих, каждый из которых должен внести взнос в компенсационный фонд соответствующей организации в размере не менее 50 тыс. рублей (имущественный ценз?!).

По всей вероятности, подобные саморегулируемые организации будут создаваться, в частности (гласно или негласно), заинтересованными коммерческими структурами, располагающими необходимыми финансовыми ресурсами. А что же арбитражные управляющие? Они попадают в полную зависимость от саморегулируемых организаций (или их хозяев?), о чем недвусмысленно сказано в Законе, в частности в ст. 22 (п. 1), согласно которой саморегулируемые организации наделяются правом применять в отношении своих членов меры дисциплинарной ответственности вплоть до исключения из числа членов саморегулируемой организации (что для арбитражного управляющего - верная профессиональная смерть), а также заявлять в арбитражный суд ходатайства об отстранении своих членов от участия в делах о банкротстве в качестве арбитражных управляющих.

И это не все. Арбитражный управляющий, утвержденный арбитражным судом по делу о банкротстве, должен в течение 10 дней обеспечить страхование своей ответственности на страховую сумму не менее 3 млн. рублей в год (п. 8 ст. 20 Закона). Излишне говорить, что выполнение этого требования неминуемо влечет полную финансовую зависимость арбитражного управляющего.

К сожалению, в ходе принятия Закона о банкротстве были отвергнуты поправки, согласно которым предлагалось наряду с новой системой саморегулируемых организаций сохранить и существующую систему независимых арбитражных управляющих, не являющихся членами СРО и зарегистрированных при арбитражных судах. В этом случае право выбора той или иной системы антикризисного управления должником принадлежало бы его кредиторам, которые решали бы этот вопрос сообразно своим интересам. Такой выбор был бы вполне реальным: либо привлекать к управлению должником саморегулируемую организацию (с аккредитованными при ней страховыми организациями и профессиональными реестродержателями), что влечет за собой утрату значительной части имущества должника, но обеспечивает страхование ответственности арбитражного управляющего; либо доверить управление должника конкретному независимому арбитражному управляющему, имеющему репутацию компетентного и порядочного профессионала.

К слову сказать, только в таких условиях конкуренции с независимыми арбитражными управляющими можно было надеяться на появление действительно самостоятельных в профессиональном отношении саморегулируемых организаций арбитражных управляющих.
Понятие, критерии и признаки несостоятельности.

Основания возбуждения дела о банкротстве
В соответствии с новым Законом о банкротстве под несостоятельностью (банкротством) должника понимается признанная арбитражным судом или объявленная должником неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанности по уплате обязательных платежей. При этом юридическое лицо считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам или исполнить обязанности по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства (обязанности) не исполнены им в течение трех месяцев с момента наступления даты их исполнения, а гражданин - если указанные обязательства или обязанности не исполнены им в течение трех месяцев, при условии, что сумма его обязательств превышает стоимость принадлежащего ему имущества (ст. ст. 2, 3 Закона). Как видим, положения о критерии несостоятельности (неплатежеспособности должника) остались неизмененными. Уточнен лишь один из внешних признаков несостоятельности: сумма задолженности должника - юридического лица должна быть не менее 100 тыс. рублей (п. 2 ст. 33 Закона).

Аналогичные положения, содержащиеся в Законе о банкротстве 1998 г., постоянно подвергались критике, они рассматривались в качестве одного из основных недостатков, которые якобы позволяют признать банкротом всякого участника имущественного оборота. Вносились многочисленные предложения, направленные на изменение как критериев, так и внешних признаков несостоятельности (банкротства).

Более того, в 2000 г. Государственной Думой был принят в трех чтениях, а впоследствии и одобрен Советом Федерации проект Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)". В указанном законопроекте в качестве основания несостоятельности должника-организации использовалась неоплатность последнего. Причем в редакции законопроекта, прошедшей первое чтение, принцип неоплатности был реализован в своем классическом виде, когда основанием банкротства признавалось превышение кредиторской задолженности над стоимостью имущества должника, а в окончательном варианте законопроекта можно было обнаружить норму о том, что юридическое лицо считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам или исполнить обязанности по уплате обязательных платежей при условии, что "краткосрочные пассивы указанного юридического лица превышают балансовую стоимость его оборотных активов на дату представления в налоговые органы последнего балансового отчета" (?!).

К счастью, мы не сможем на практике убедиться в совершенной непригодности такого основания несостоятельности, поскольку Президент Российской Федерации наложил вето на указанный законопроект, вполне резонно указав его сторонникам, что введение в состав признаков банкротства условия о том, что сумма краткосрочных пассивов должна превышать балансовую стоимость оборотных активов должника, сделает нереальным осуществление на практике процедуры банкротства и будет ориентировать организации на наращивание дебиторской задолженности (наиболее легкий способ увеличения балансовой стоимости активов), что в свою очередь отрицательно скажется на ситуации с неплатежами в экономике.

Действительные причины проблемы необоснованных, а также "искусственных" банкротств, которые имели место при применении Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" образца 1998 г., заключались отнюдь не в либеральных критериях и внешних признаках несостоятельности, а скорее в действовавших тогда законоположениях, допускавших чисто механическое возбуждение дела о банкротстве, за которым следовало обязательное введение первой процедуры банкротства - наблюдения, по непроверенному (с точки зрения законности и обоснованности) заявлению кредитора.

К чести нового Закона о банкротстве указанный недостаток правового регулирования несостоятельности устранен. Теперь в соответствии с п. 3 ст. 40 Закона к заявлению кредитора о признании должника банкротом должны быть приложены вступившие в законную силу решения суда, арбитражного суда или третейского суда, рассматривавших требование кредитора к должнику, а также доказательства направления (предъявления к исполнению) исполнительного документа в службу судебных приставов и его копии должнику. Заявление кредитора, поданное с нарушением данных требований, арбитражный суд не принимает к рассмотрению, а возвращает заявителю (ст. 44 Закона).

В случае вынесения арбитражным судом определения о принятии заявления о признании должника банкротом данный факт более не влечет за собой автоматического введения в отношении должника процедуры наблюдения. Указанная первая процедура банкротства может быть введена только по результатам рассмотрения обоснованности требований заявителя к должнику, за исключением случая возбуждения дела о банкротстве на основании заявления самого должника, когда наблюдение вводится с момента вынесения арбитражным судом определения о принятии такого заявления. В остальных случаях судебное заседание по проверке обоснованности требований заявителя проводится арбитражным судом не менее чем через 15 дней и не более чем через 30 дней с даты вынесения определения о принятии заявления о признании должника банкротом. Если до назначенного арбитражным судом заседания на его рассмотрение поступают заявления о признании должника банкротом от других лиц, все поступившие заявления рассматриваются арбитражным судом в качестве заявлений о вступлении в дело о банкротстве. Эти заявления должны быть рассмотрены в течение 15 дней с даты судебного заседания по проверке обоснованности требований первого заявителя, обратившегося в арбитражный суд (п. п. 6, 8 ст. 42, ст. 62 Закона о банкротстве).
Лица, участвующие в деле, а также в арбитражном процессе

по делу о банкротстве
Серьезным недостатком положений, содержавшихся в Федеральном законе "О несостоятельности (банкротстве)" 1998 г., о круге лиц, участвующих в деле о банкротстве, а также лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве, являлось то, что среди указанных лиц при проведении таких основных процедур, как внешнее управление и конкурсное производство, не оказывалось ни одного лица, заинтересованного в защите прав должника. В частности, акционеры и иные учредители (участники) хозяйственного общества или товарищества - должника, подвергшегося банкротству, никак не были представлены среди названных лиц.

Закон о банкротстве исправил указанную ошибку в правовом регулировании. Согласно ст. 35 Закона к лицам, участвующим в арбитражном процессе по делу о банкротстве, теперь наряду с представителем работников должника отнесены также представитель учредителей (участников) должника и представитель собственника имущества должника - государственного или муниципального унитарного предприятия. Для обеспечения прав и интересов должника названные лица наделены необходимыми полномочиями, в частности: правом на обращение в арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве, с заявлением о признании недействительным решения собрания кредиторов (п. 4 ст. 15); возможностью представлять арбитражному суду возражения относительно требований кредиторов (п. 2 ст. 71); правом заявлять ходатайство первому собранию кредиторов и арбитражному суду о введении в отношении должника процедуры финансового оздоровления (ст. 77 Закона).

Кроме того, при проведении процедур банкротства, введение которых ранее автоматически прекращало полномочия органов управления должника (общего собрания участников, совета директоров, правления), например внешнего управления или конкурсного производства, теперь за указанными органами управления сохраняются определенные правомочия. Так, в случае введения внешнего управления органы управления должника в пределах компетенции, установленной Законом о банкротстве, могут принимать следующие решения: о внесении изменений и дополнений в устав общества в части увеличения уставного капитала; об определении количества и номинальной стоимости объявленных акций; об увеличении уставного капитала акционерного общества путем размещения дополнительных обыкновенных акций; об обращении с ходатайством к собранию кредиторов о включении в план внешнего управления возможности дополнительной эмиссии акций; о замещении активов должника и некоторые другие (п. 2 ст. 94 Закона).

Вместе с тем не может не настораживать то обстоятельство, что Закон о банкротстве содержит целый ряд положений о так называемых третьих лицах, которые, не являясь ни лицами, участвующими в деле о банкротстве, ни лицами, участвующими в арбитражном процессе по делу о банкротстве, нередко наделяются полномочиями, аналогичными тем, которые предоставлены учредителям (участникам) хозяйственных обществ и товариществ, а также собственнику имущества должника - унитарного предприятия.

К примеру, третье лицо (третьи лица), так же как и собственник имущества унитарного предприятия или учредители (участники) хозяйственного общества или товарищества - должника, вправе по согласованию с должником обратиться к собранию кредиторов или в арбитражный суд с ходатайством о введении финансового оздоровления, предложив необходимое обеспечение исполнения должником обязательств в соответствии с графиком погашения задолженности (п. 1 ст. 78 Закона).

Третьему лицу (третьим лицам), как и собственнику имущества унитарного предприятия или учредителям (участникам) корпоративной организации - должника, предоставляется возможность в любое время до окончания внешнего управления в целях прекращения производства по делу о банкротстве удовлетворить требования кредиторов в соответствии с реестром требований кредиторов или предоставить должнику денежные средства, достаточные для удовлетворения всех требований кредиторов (п. п. 1 и 2 ст. 113 Закона).

При этом кредиторы обязаны принять такое удовлетворение их требований, предложенное третьим лицом, а должник обязан использовать денежные средства, переданные третьим лицом, для удовлетворения требований кредиторов и уполномоченных органов. А на случай отсутствия возможности удовлетворить требования кредиторов подобным образом, например по причине непредоставления кредитором необходимых сведений или уклонения последнего от принятия исполнения обязательств должника от третьего лица, указанному третьему лицу предоставлено право удовлетворить требования соответствующих кредиторов путем внесения денежных средств в депозит нотариуса (п. 3 ст. 113 Закона).

Денежные средства, направленные третьим лицом на удовлетворение требований кредиторов должника, считаются предоставленными последнему на условиях договора беспроцентного займа, срок которого определен моментом востребования, но не ранее окончания срока, на который была введена процедура внешнего управления. Допускается также заключение соглашения между третьим лицом и органами управления должника, уполномоченными в соответствии с учредительными документами принимать решения о заключении крупных сделок, об иных условиях предоставления денежных средств для исполнения обязательств должника (п. 4 ст. 113). В аналогичном порядке третьим лицом могут быть удовлетворены требования кредиторов по обязательствам должника и в ходе конкурсного производства (п. 1 ст. 142 Закона).

Очевидно, что, направив необходимую денежную сумму на удовлетворение требований кредиторов должника, третье лицо оказывается в положении его единственного кредитора, а должник попадает в полную зависимость от этого третьего лица, единственной мотивацией действий которого (если только оно не является благотворительной организацией) может служить передел собственности - полный контроль над деятельностью должника. Поэтому названные законоположения представляют собой не что иное, как легальный механизм "захвата" имущества должника ("предела собственности").
Определение и учет требований кредиторов
В отличие от ранее действовавшего законодательства о несостоятельности Закон о банкротстве четко определяет те требования кредиторов, которые могут участвовать в деле о банкротстве. Согласно п. 2 ст. 4 Закона для определения наличия признаков банкротства должника учитываются: размер денежных обязательств, в том числе размер задолженности за переданные товары, выполненные работы и оказанные услуги, суммы займа с учетом процентов, подлежащих уплате должником, размер задолженности, возникшей вследствие неосновательного обогащения, и размер задолженности, возникшей вследствие причинения вреда имуществу кредиторов.

Кредиторы, обладающие названными требованиями, относятся к числу конкурсных кредиторов, которые вправе обращаться в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника, а также участвовать в собраниях кредиторов с правом голоса.

Другую категорию требований составляют обязательства должника перед гражданами в связи с причинением вреда жизни или здоровью; обязательства по выплате вознаграждения по авторским договорам; обязанности должника, вытекающие из трудовых отношений, по выплате выходных пособий и оплате труда лиц, работающих по трудовому договору. Обладатели указанных требований не признаются конкурсными кредиторами, хотя сами требования подлежат учету в реестре требований кредиторов и в период конкурсного производства составляют первые две очереди требований, подлежащие удовлетворению в привилегированном порядке.

К требованиям конкурсных кредиторов приравнены требования о взыскании недоимок по обязательным платежам в бюджет и во внебюджетные фонды. Уполномоченные государственные органы, так же как конкурсные кредиторы, могут инициировать дело о банкротстве должника и принимать участие во всех собраниях кредиторов с правом голоса.

Что касается иных требований кредиторов по обязательствам, не являющимся денежными, то они не рассматриваются в деле о банкротстве, а подлежат предъявлению в суд, арбитражный суд в рамках общей подведомственности в соответствии с процессуальным законодательством (п. 5 ст. 4 Закона).

К сожалению, остался нерешенным вопрос о включении в число конкурсных кредиторов тех кредиторов по гражданско-правовым обязательствам (в том числе неденежного характера), которые обладают правом требования к должнику о возмещении убытков (в виде прямого ущерба) в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств, подтвержденным решением суда или письменным признанием должника. На одном из этапов подготовки проекта Закона о банкротстве соответствующие нормы включались в законопроект, о чем свидетельствует, в частности, сохранившаяся в Законе о банкротстве норма о дифференциации требований о возмещении убытков в целях их удовлетворения на требования о возмещении прямого ущерба, которые удовлетворяются вместе с требованиями конкурсных кредиторов третьей очереди, и требования о взыскании упущенной выгоды, которые подлежат удовлетворению после полного расчета с конкурсными кредиторами третьей очереди, включая требования о возмещении прямого ущерба (п. 3 ст. 137).

К числу конкурсных требований, учитываемых для определения признаков банкротства должника, следовало бы отнести и суммы, взысканные судом вместо причитавшегося кредитору исполнения обязательства в натуре (стоимость не переданного кредитору имущества, не выполненных должником работ, неоказанных услуг и т.п.). Такой же правовой режим целесообразно было бы распространить и на суммы, присужденные кредитору в связи с изменением способа или порядка исполнения судебного акта или постановления иного органа (ст. 324 АПК РФ, ст. 434 ГПК РФ).

Отсутствие отмеченных необходимых правил в Законе о банкротстве необоснованно сужает круг конкурсных кредиторов, оставляя "за бортом" дела о банкротстве должника значительную часть его кредиторов, которые к тому же сохраняют возможность предъявлять свои требования к должнику в обычном (исковом) порядке. Данное обстоятельство делает проведение процедур банкротства (в особенности реабилитационных) непредсказуемым.

В Законе о банкротстве предусмотрен дифференцированный порядок определения состава и размера требований кредиторов, а также уполномоченных органов.

Для тех кредиторов (уполномоченных органов), которые обращаются в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом, установлен порядок, согласно которому состав и размер их требований определяются на дату подачи соответствующего заявления.

В отношении требований кредиторов, вступающих в дело о банкротстве после его возбуждения арбитражным судом, но до открытия конкурсного производства, действует правило, в соответствии с которым состав и размер денежных обязательств и обязательных платежей определяются на дату введения каждой процедуры банкротства, следующей после наступления срока исполнения соответствующего обязательства (обязанности).

Состав и размер денежных обязательств и обязательных платежей по требованиям кредиторов, заявленным после признания должника банкротом и открытия конкурсного производства, определяются на дату открытия конкурсного производства.

Указанные правила определения состава и размера требований кредиторов и уполномоченных органов имеют особое значение для тех случаев, когда денежные обязательства и обязательные платежи выражены в иностранной валюте, что делает необходимым перевод соответствующих сумм в рубли (например, для включения соответствующих требований в реестр требований кредиторов). В этих целях должен использоваться курс Центрального банка на дату введения каждой процедуры банкротства, следующей после наступления срока исполнения обязательства (обязанности).

В отличие от ранее действовавшего порядка теперь требования кредиторов могут быть включены в реестр требований кредиторов или, напротив, исключены из него только на основании судебных актов, устанавливающих состав и размер соответствующих требований. Исключение составляют лишь требования о выплате выходных пособий и об оплате труда лиц, работающих по трудовому договору, которые включаются в реестр требований кредиторов арбитражным управляющим или, по представлению последнего, реестродержателем (п. 6 ст. 16 Закона).

Большое практическое значение будет иметь выделение в Законе о банкротстве категории так называемых текущих платежей, под которыми понимаются денежные обязательства и обязательные платежи, возникшие после возбуждения производства по делу о банкротстве должника, а также требования, срок исполнения которых наступил после введения соответствующей процедуры банкротства (ст. 5 Закона).

Практический смысл квалификации того или иного требования в качестве текущего платежа состоит в том, что до окончания процедуры банкротства (за исключением конкурсного производства), во время которой наступил срок исполнения соответствующего требования, последнее не включается в реестр требований кредиторов и может быть удовлетворено в общем порядке, предусмотренном процессуальным законодательством. Если же указанные требования не были удовлетворены, то при переходе к следующей процедуре банкротства обладатели указанных требований признаются лицами, участвующими в деле о банкротстве, а сами требования включаются в реестр требований кредиторов и подлежат удовлетворению в порядке, установленном Законом о банкротстве.

Что касается обязательств и обязательных платежей, возникших после принятия заявления о признании должника банкротом, то в конкурсном производстве они подлежат удовлетворению за счет конкурсной массы вне очереди (п. 1 ст. 134 Закона).
2. Отдельные процедуры банкротства
Основное изменение правового регулирования несостоятельности в части отдельных процедур банкротства заключается в расширении круга реабилитационных процедур за счет такой новой процедуры, как финансовое оздоровление. Вместе с тем Закон о банкротстве содержит немало новелл, затрагивающих в той или иной степени как основания введения соответствующих процедур банкротства, так и порядка их проведения.
Наблюдение
В отличие от ранее действовавшего законодательства первая процедура банкротства - наблюдение - по общему правилу вводится не с момента возбуждения производства, а по результатам рассмотрения арбитражным судом обоснованности требований заявителя, обратившегося в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом, что послужило основанием для возбуждения производства по делу о банкротстве должника (п. 1 ст. 62 Закона). Определение о введении наблюдения может быть вынесено лишь в том случае, если требование заявителя соответствует условиям, предусмотренным Законом о банкротстве, признано арбитражным судом обоснованным и не удовлетворено должником на дату заседания арбитражного суда (п. 3 ст. 48 Закона).

Именно с моментом вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения (а не определения о принятии заявления о банкротстве должника, как это имело место ранее) Закон о банкротстве связывает наступление юридических последствий как для кредиторов, так и для должника (ст. ст. 63 и 64 Закона).

Основные изменения указанной процедуры банкротства касаются порядка отстранения руководителя должника от должности по ходатайству временного управляющего (вернее, последствий такого отстранения), а также порядка и срока представления возражений на требования кредиторов, вступающих в дело о банкротстве, и их рассмотрения арбитражным судом.

Ранее, как известно, удовлетворение арбитражным судом ходатайства временного управляющего об отстранении руководителя должника влекло за собой возложение на временного управляющего не свойственных ему обязанностей руководителя должника.

Теперь при аналогичной ситуации в соответствии с п. 4 ст. 69 Закона о банкротстве арбитражный суд должен вынести определение об отстранении руководителя должника и о возложении исполнения его обязанностей на лицо, представленное в качестве руководителя должника представителем учредителей (участников) должника или иным коллегиальным органом управления должника либо представителем собственника имущества должника - унитарного предприятия. При отсутствии таких кандидатур арбитражный суд возлагает исполнение обязанностей руководителя на одного из заместителей руководителя должника (одного из работников должника). В любом случае возможность перехода к временному управляющему управления делами должника исключается.

Кредиторы и уполномоченные органы, желающие принять участие в первом собрании кредиторов, могут вступить в дело о банкротстве на стадии наблюдения. В этих целях они должны предъявить свои требования к должнику в течение 30 дней с момента опубликования сообщения о введении наблюдения. Указанные требования могут быть оспорены не только должником, как было ранее, но и иными кредиторами, вступившими в дело о банкротстве, временным управляющим, а также представителем учредителей (участников) должника или соответственно собственника имущества унитарного предприятия - должника. Возражения указанных лиц на требования кредитора или уполномоченного органа могут быть заявлены не позднее чем через 15 дней со дня истечения 30-дневного срока для предъявления требований к должнику в период наблюдения. При наличии таких возражений арбитражный суд должен проверить обоснованность соответствующих требований и установить, имеются ли основания для их включения в реестр требований кредиторов. По результатам рассмотрения возражений арбитражный суд выносит определение о включении или об отказе во включении указанных требований в реестр требований кредиторов.

В таком же порядке арбитражным судом рассматриваются и те требования, в отношении которых не поступило никаких возражений. Во всяком случае любое требование кредитора или уполномоченного органа может попасть в реестр требований кредиторов только на основании определения арбитражного суда о включении данного требования в реестр требований кредиторов.
Финансовое оздоровление
Новый Закон о банкротстве отличается от ранее действовавшего законодательства своей явно выраженной реабилитационной направленностью. Основным свидетельством этого является новая, доселе неизвестная процедура банкротства - финансовое оздоровление должника, - под которой понимается такая процедура банкротства, которая применяется к должнику в целях восстановления его платежеспособности и погашения задолженности в соответствии с графиком погашения задолженности (ст. 2 Закона).

Особенности данной процедуры состоят в том, что при ее проведении имеется возможность сохранить органы управления должника, включая его руководителя, которые вследствие этого оказываются заинтересованными во введении в отношении должника финансового оздоровления. Кроме того, активная роль в инициировании и проведении финансового оздоровления отводится учредителям (участникам) должника, а также собственнику имущества должника - унитарного предприятия, которые наделяются правом обращения к первому собранию кредиторов с ходатайством о введении финансового оздоровления. Указанные лица вправе также предоставить обеспечение исполнения должником обязательств в соответствии с графиком погашения задолженности.

Финансовое оздоровление может быть введено арбитражным судом и в том случае, если первое собрание кредиторов проголосует за обращение в арбитражный суд с ходатайством о введении внешнего управления или о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства. Необходимым условием для вынесения арбитражным судом в подобной ситуации определения о введении финансового оздоровления является предоставление лицами, заявляющими ходатайство о переходе к этой процедуре, обеспечения исполнения должником своих обязательств в соответствии с графиком погашения задолженности в виде банковской гарантии (п. п. 2 и 3 ст. 75 Закона).

К сожалению, в соответствии с Законом о банкротстве правом на обращение к собранию кредиторов с ходатайством о введении финансового оздоровления наделяются не только учредители (участники) должника и собственник имущества должника - унитарного предприятия, но и так называемые третьи лица, которые, таким образом, могут воспользоваться данной процедурой банкротства для получения контроля над имуществом должника и его органами управления.

Организация и проведение процедуры финансового оздоровления возлагаются на административного управляющего, полномочия которого во многом схожи с полномочиями, осуществляемыми временным управляющим в период наблюдения. Вместе с тем административный управляющий выполняет и ряд специфических функций, характерных для финансового оздоровления. В частности, он обязан: рассматривать отчеты должника о ходе выполнения плана финансового оздоровления и графика погашения задолженности, а также представлять собранию кредиторов соответствующую информацию; осуществлять контроль за выполнением должником текущих требований кредиторов; в случае неисполнения должником обязательств в соответствии с графиком погашения задолженности требовать от лиц, предоставивших обеспечение указанных обязательств, исполнения их обязанностей, вытекающих из такого обеспечения (ст. ст. 82, 83).

Существо же самой процедуры финансового оздоровления и ее практический смысл заключаются в том, что в течение этой процедуры (максимальный срок - два года) должник производит расчеты со всеми кредиторами в соответствии с графиком погашения задолженности. При этом графиком погашения задолженности должно предусматриваться погашение всех требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, не позднее чем за месяц до даты окончания срока финансового оздоровления, при том условии, что погашение требований кредиторов первой и второй очереди должно быть произведено не позднее чем через шесть месяцев с даты введения финансового оздоровления (п. 3 ст. 84 Закона).

В случае введения процедуры финансового оздоровления шансы кредиторов получить удовлетворение своих требований многократно повышаются, поскольку на случай срыва графика погашения задолженности в Законе о банкротстве предусмотрен упрощенный порядок погашения требований кредиторов лицами, предоставившими обеспечение исполнения должником обязательств в соответствии с графиком погашения задолженности, непосредственно в рамках дела о банкротстве должника (ст. 89 Закона).
Внешнее управление
Другая реабилитационная процедура - внешнее управление - не претерпела принципиальных изменений, из которых заслуживает быть отмеченным прежде всего расширение круга способов восстановления платежеспособности должника.

Наряду с известными мерами по восстановлению платежеспособности должника в плане внешнего управления могут быть предусмотрены такие новые способы, как увеличение уставного капитала должника за счет взносов участников и третьих лиц путем размещения дополнительных обыкновенных акций должника; замещение активов должника; исполнение обязательств должника собственником имущества должника - унитарного предприятия, учредителями (участниками) должника либо третьим лицом (третьими лицами).

Увеличение уставного капитала путем размещения дополнительных акций может быть включено собранием кредиторов в план внешнего управления исключительно по ходатайству соответствующего органа управления должника - акционерного общества. При этом обеспечивается защита прав и законных интересов акционеров должника, которым предоставлено преимущественное право на приобретение дополнительных обыкновенных акций должника, размещаемых по закрытой подписке. Указанное преимущественное право на приобретение дополнительных акций может быть реализовано акционерами должника в течение 45 дней с момента начала размещения указанных акций (ст. 114 Закона).

Замещение активов должника осуществляется путем создания на базе имущества должника одного или нескольких открытых акционерных обществ. В качестве вклада должника вновь создаваемого акционерного общества в его уставный капитал вносится все имущество, входящее в состав предприятия (имущественного комплекса), принадлежащего должнику. Таким образом, действительно происходит "замещение активов" должника (предприятия) акциями вновь созданного акционерного общества. Указанные акции включаются в имущество должника и могут быть проданы на открытых торгах в целях накопления денежных средств для погашения требований всех кредиторов. Важно подчеркнуть, что и этот способ восстановления платежеспособности должника может попасть в план внешнего управления не иначе как на основании решения соответствующего органа управления должника (общего собрания акционеров или совета директоров) (ст. 115).

В целях прекращения производства по делу о банкротстве собственник имущества должника - унитарного предприятия, учредители (участники) должника либо третье лицо (третьи лица) могут в любое время до окончания внешнего управления удовлетворить все требования, включенные в реестр требований кредиторов, либо предоставить должнику денежные средства, достаточные для погашения всех требований кредиторов. При этом кредиторы не могут отказать в принятии такого удовлетворения их требований, а должнику вменяется в обязанность использовать полученные средства на погашение требований кредиторов (ст. 113 Закона).

Следует отметить также предусмотренную Законом о банкротстве (ст. 146) возможность перехода к внешнему управлению от процедуры конкурсного производства. Это возможно в случае, когда в отношении должника ранее не вводились реабилитационные процедуры (финансовое оздоровление или внешнее управление), а в ходе конкурсного производства появились достаточные основания полагать, что платежеспособность должника может быть восстановлена. Определение о прекращении конкурсного производства и переходе к внешнему управлению может быть вынесено арбитражным судом на основании ходатайства собрания кредиторов. Решение об обращении в арбитражный суд с таким ходатайством принимается большинством голосов от общего числа голосов кредиторов, требования которых включены в реестр требований и остались непогашенными на дату соответствующего собрания кредиторов.
Конкурсное производство
Первое, что бросается в глаза при анализе положений Закона о банкротстве, регулирующих конкурсное производство, - это сокращение числа очередей удовлетворения требований кредиторов с пяти до трех (что само по себе противоречит ст. ст. 64 и 65 ГК РФ). По сравнению с ГК и Законом о банкротстве 1998 г. утрачивают свое значение третья (требования по обязательствам, исполнение которых обеспечено залогом) и четвертая (требования по обязательным платежам) очереди (п. 4 ст. 134 Закона).

Несмотря на очевидное противоречие между ст. 134 Закона о банкротстве и ст. ст. 64 и 65 ГК, Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ косвенным образом признал новую очередность удовлетворения требований кредиторов при банкротстве должника, разъяснив, что "изменение очередности удовлетворения требований кредиторов при несостоятельности должника не затрагивает установленную п. 1 ст. 64 ГК РФ очередность удовлетворения требований при ликвидации юридических лиц, не связанной с банкротством" (п. 8 Постановления от 8 апреля 2003 г. N 4).

Новая судьба требований, потерявших свою особую очередность, различна. Законодатель не стал церемониться с требованиями государства по недоимкам и иным обязательным платежам, поместив их в одну большую очередь с обычными коммерческими требованиями. Хотя такой подход, когда налоговые платежи, предназначенные для удовлетворения интересов всего общества, опускаются до уровня частных требований, не может не вызывать вопросов.

Иное дело - требования по гражданско-правовым (т.е. частным) обязательствам, исполнение которых обеспечено залогом. Такие требования также помещаются в третью очередь, а стало быть, их субъекты - залогодержатели получают все права конкурсных кредиторов, в том числе и право голосовать на собраниях кредиторов. Однако в случае продажи предмета залога требования залогодержателя подлежат удовлетворению в первую очередь за счет выручки от продажи заложенного имущества преимущественно перед всеми иными кредиторами. Исключение составляют лишь требования кредиторов первой и второй очереди, возникшие до заключения договора залога (п. 2 ст. 138 Закона).

Надо понимать так, что кредиторов первой и второй очереди (а это граждане с требованиями к должнику в связи с причинением вреда их жизни и здоровью, а также работники должника с требованиями о взыскании задолженности по заработной плате и выплате выходных пособий) теперь мы будем делить на "белых" и "черных" в зависимости от того, когда им был причинен вред или не выплачены заработанные деньги: до заключения договора залога или после. К примеру, если машина должника сбила гражданина на улице после того, как должником был заключен договор залога с кредитором, то в случае реализации в процессе конкурсного производства предмета залога (а это может быть и весь имущественный комплекс должника) из вырученной суммы указанный гражданин не получит ни копейки. Вот если бы он попал "под колеса" до заключения договора залога, то с ним бы был произведен расчет.

Очевидно, что особое положение кредитора по обеспеченному залогом обязательству должно сопровождаться усилением гарантий удовлетворения требований кредиторов первых двух очередей, например, путем создания резервного фонда (за счет отчислений работодателей) для выплаты задолженности по заработной плате работников, увольняемых в связи с банкротством организаций должников.

Что касается кредиторов первой очереди, то, к сожалению, новый Закон о банкротстве (как и его предшественник) не содержит механизма реализации положения о том, что с согласия гражданина - обладателя требования о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, указанное требование в сумме капитализированных платежей переходит к Российской Федерации вместе с обязанностью производить в отношении указанного гражданина выплаты повременных платежей. Вместо этого в Законе о банкротстве имеется уже ставшая традиционной ссылка на некий порядок исполнения государством этой обязанности, который должен быть установлен Правительством РФ (п. 3 ст. 135).

Существенный характер носят изменения порядка определения судьбы имущества должника, не включаемого в конкурсную массу, в частности, дошкольных и иных образовательных учреждений, лечебных учреждений, спортивных сооружений, объектов коммунальной инфраструктуры. Указанные социально значимые объекты теперь подлежат продаже (ранее они передавались в муниципальную собственность) путем проведения торгов в форме конкурса, обязательным условием которого является обязанность покупателя содержать данные объекты и обеспечивать их использование по целевому назначению. По результатам проведения конкурса между органом местного самоуправления и победителем конкурса заключается соглашение об исполнении условий конкурса (в дополнение к договору купли-продажи), в случае нарушения которого указанное соглашение и договор купли-продажи могут быть расторгнуты арбитражным судом на основании заявления органа местного самоуправления. В этом случае объекты подлежат передаче в муниципальную собственность, а уплаченные по договору купли-продажи покупателем денежные средства возмещаются последнему за счет местного бюджета (п. 4 ст. 132 Закона).

Заслуживает быть отмеченным также новое положение Закона о банкротстве, допускающее замещение активов должника (т.е. создание на базе имущества должника открытого акционерного общества) в ходе конкурсного производства, которое может иметь место на основании решения собрания кредиторов, при условии, что за принятие такого решения проголосовали все кредиторы, обязательства которых обеспечены залогом имущества должника (ст. 141).
Мировое соглашение
Как и прежде, мировое соглашение между должником и конкурсными кредиторами (к ним теперь добавляются также уполномоченные органы с требованиями по обязательным платежам) может быть заключено на любой стадии рассмотрения арбитражным судом дела о банкротстве должника (п. 1 ст. 150 Закона).

Из текста Закона о банкротстве исключены положения, допускающие возможность последующего признания мирового соглашения, утвержденного арбитражным судом, недействительным. Вместо этого предусмотрены правила, регулирующие порядок обжалования и последствия отмены определения арбитражного суда об утверждении мирового соглашения (ст. ст. 162, 163).

Наряду с общей нормой о том, что определение об утверждении мирового соглашения может быть обжаловано в порядке, установленном Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации (чего в принципе было бы достаточно), Закон о банкротстве включает в себя отдельное положение об основаниях пересмотра указанного определения арбитражного суда по вновь открывшимся обстоятельствам. К числу вновь открывшихся отнесены обстоятельства, препятствующие утверждению мирового соглашения, которые не были и не могли быть известны заявителю на момент утверждения мирового соглашения, а также на случай, когда заявитель не участвовал в заключении мирового соглашения, однако мировым соглашением нарушены его права и законные интересы (п. 2 ст. 162 Закона). При таком подходе всякое мировое соглашение будет находиться под постоянной угрозой отмены (по "вновь открывшимся обстоятельствам") утвердившего его определения арбитражного суда.

Согласно ст. 164 Закона о банкротстве мировое соглашение может быть расторгнуто в отношении всех конкурсных кредиторов и уполномоченных органов (т.е. в полном объеме, целиком) по заявлению конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, обладавших на дату утверждения мирового соглашения не менее чем одной четвертой требований к должнику. Таким образом, в отличие от ранее действовавшего законодательства исключается возможность расторжения мирового соглашения в отношении отдельного кредитора по заявлению последнего. И это правильно: предусматривая такую возможность, Закон о банкротстве 1998 г. тем самым допускал несправедливое, предпочтительное удовлетворение требований отдельного кредитора, вышедшего из мирового соглашения и благодаря этому восстановившего свое требование в прежнем объеме, в то время как остальные кредиторы могли рассчитывать лишь на удовлетворение своих требований на условиях мирового соглашения.

Вместе с тем в ст. 165 (п. 3) Закона о банкротстве, регламентирующей порядок рассмотрения заявления о расторжении мирового соглашения, мы неожиданно находим норму о том, что о дате и времени судебного заседания по рассмотрению заявления о расторжении мирового соглашения в отношении отдельного кредитора уведомляются должник, конкурсный кредитор или конкурсные кредиторы либо уполномоченные органы, обратившиеся с заявлением о расторжении мирового соглашения, а также третьи лица, участвующие в мировом соглашении.

Отмеченная несогласованность правовых норм, явившаяся результатом элементарной небрежности составителей законопроекта, может породить серьезные проблемы в практике применения Закона о банкротстве.
3. Особенности банкротства отдельных категорий должников
Новый Закон о банкротстве, как и ранее действовавший Закон, включает в себя главу, содержащую нормы об особенностях банкротства отдельных категорий должников - юридических лиц (глава IX, ст. ст. 168 - 201). К числу таких юридических лиц, в отношении которых обеспечивается специальное регулирование банкротства, отнесены следующие категории должников: градообразующие, сельскохозяйственные, финансовые организации, стратегические предприятия и организации, а также субъекты естественных монополий.

Юридический смысл правил, помещенных в главе IX Закона о банкротстве, как и прежде, состоит в том, что обеспечивается их приоритетное применение по отношению к иным (общим) положениям о банкротстве должников - юридических лиц, которые подлежат применению лишь в субсидиарном порядке, т.е. только в том случае, если соответствующие правоотношения не урегулированы специальными правилами об особенностях банкротства отдельных категорий должников.

По характеру изменений правового регулирования, внесенных Законом о банкротстве, указанные категории должников - юридических лиц можно дифференцировать на несколько групп. Во-первых, по существу остались неизмененными правила о банкротстве сельскохозяйственных организаций, если не считать незначительного их дополнения нормами об особенностях проведения в отношении указанных субъектов новой процедуры финансового оздоровления (п. 2 ст. 178 Закона). Во-вторых, нормы о банкротстве страховых организаций, профессиональных участников рынка ценных бумаг и кредитных организаций (при сохранении их содержания) теперь структурно объединены в параграфе 4 главы IX Закона о банкротстве (ст. ст. 180 - 189) в качестве особенностей банкротства так называемых финансовых организаций. Указанная по сути техническая операция, однако, имеет и определенные юридические последствия: применительно к банкротству всех названных субъектов, отнесенных к категории финансовых организаций, допускается применение неких общих особенностей (а что у этих субъектов может быть общего с точки зрения банкротства?), которые должны быть установлены федеральным законом о несостоятельности (банкротстве) финансовых организаций (ст. 180 Закона о банкротстве). В случае принятия такого закона неминуемо возникнет проблема его соотношения с другими нормативными правовыми актами и, в частности, с Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" <*>. В-третьих, серьезным изменениям подвергнуты правила об особенностях банкротства градообразующих организаций. И наконец, в-четвертых, впервые выделены и урегулированы особенности банкротства таких категорий должников, как стратегические организации и субъекты естественных монополий.

--------------------------------

<*> СЗ РФ. 1999. N 9. Ст. 1097; 2000. N 2. Ст. 127; 2001. N 26. Ст. 2590; N 33 (часть 1). Ст. 3419; 2002. N 12. Ст. 1093.
Градообразующие организации
Как известно, в ранее действовавшем Законе о банкротстве 1998 г. под градообразующими организациями понимались такие юридические лица, численность работников которых с учетом членов их семей составляла не менее половины численности населения соответствующего населенного пункта.

Новый Закон о банкротстве изменяет признаки градообразующих организаций и относит к их числу те юридические лица, численность работников которых составляет не менее 25 процентов численности работающего населения соответствующего населенного пункта. Плюс к этому, как и прежде, положения об особенностях банкротства градообразующих организаций подлежат применению ко всякой иной организации, численность работников которой превышает 5 тыс. человек (ст. 169 Закона).

Сохранилось правило об обязательном включении в число лиц, участвующих в деле о банкротстве градообразующей организации, соответствующего органа местного самоуправления. В таком же качестве арбитражным судом могут быть привлечены к участию в деле и федеральные органы исполнительной власти, а также органы исполнительной власти соответствующего субъекта Российской Федерации.

По ходатайству названных органов арбитражный суд, как и прежде, может ввести внешнее управление в отношении должника - градообразующей организации даже в том случае, когда собрание кредиторов проголосует за признание его банкротом и открытие конкурсного производства. Однако в этом случае, представляя ходатайство, соответствующие органы должны будут дать поручительство по обязательствам должника и тем самым взять на себя обязанность нести субсидиарную ответственность перед его кредиторами.

Кроме того, по ходатайству названных органов внешнее управление, а также финансовое оздоровление могут быть продлены арбитражным судом на срок не более года. Таким образом, общая продолжительность внешнего управления, а стало быть, и срок действия моратория на удовлетворение требований кредиторов могут составить три года. Вместе с тем, в отличие от Закона 1998 г., новый Закон о банкротстве не предусматривает возможность продления в исключительных случаях срока внешнего управления градообразующей организации до 10 лет, при условии, что должник и его поручитель приступят к расчетам с кредиторами не позже чем через два года после введения внешнего управления.

На практике нередко возникал вопрос о правовой природе поручительства, выдаваемого местными органами и исполнительными органами государственной власти, а отсюда следующий вопрос - о требованиях, которые надлежит предъявлять к такого рода поручителю. В связи с тем что Закон о банкротстве 1998 г. не обеспечивал достаточно полного регулирования отношений, связанных с выдачей соответствующего поручительства, нередко встречались попытки квалифицировать указанные правоотношения как обычное гражданско-правовое поручительство со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Согласно п. 1 ст. 173 нового Закона о банкротстве под поручительством понимаются односторонняя обязанность лица, давшего поручительство за должника, отвечать за исполнение всех его денежных обязательств перед кредиторами, а также обязанность по уплате обязательных платежей в бюджеты и внебюджетные фонды. Подробно регламентируются форма и содержание поручительства, порядок его выдачи и исполнения обязательств по поручительству, последствия его нарушения (п. п. 2 - 5 ст. 173 Закона).

Теперь уже однозначно можно утверждать, что поручительство, выдаваемое органами власти, не имеет никакого отношения к гражданско-правовому договору поручительства, а представляет собой одностороннюю сделку, в соответствии с которой соответствующий государственный или местный орган принимает на себя обязательство (не перед кредиторами, а перед судом!) нести субсидиарную ответственность по обязательствам должника в случае неудачи внешнего управления.

В процессе внешнего управления должником - градообразующей организацией может быть, как прежде, осуществлена продажа предприятия как единого имущественного комплекса, что позволит получить средства, необходимые для расчетов с кредиторами, не прибегая к ликвидации должника, а также сохранить рабочие места. Причем при наличии ходатайства государственного органа либо органа местного самоуправления существенным условием договора купли-продажи предприятия может быть признано сохранение рабочих мест не менее чем для 50 процентов работников такого предприятия на дату его продажи и в течение не более чем трех лет с момента заключения договора (п. 2 ст. 175 Закона).

Правда, не могут не вызвать возражения положения о последствиях расторжения договора купли-продажи предприятия в связи с неисполнением его условий покупателем. В этом случае за счет средств соответствующего бюджета покупателю подлежат возмещению не только денежные средства, затраченные на приобретение предприятия, но и осуществленные им в период действия договора инвестиции (?!), а предприятие передается в муниципальную собственность (п. 3 ст. 175).
Стратегические организации и субъекты естественных монополий
Излишне говорить, что общие критерии, внешние признаки несостоятельности и правила проведения процедур банкротства, предназначенные для всех юридических лиц (хозяйственных товариществ и обществ, производственных и потребительских кооперативов и т.п.), совершенно непригодны для регулирования банкротства организаций оборонно-промышленного комплекса, субъектов естественных монополий и иных организаций, имеющих важное социально-экономическое значение. Ведь речь идет об обороноспособности и безопасности государства, а также о тех категориях юридических лиц, без которых не могут существовать ни экономика, ни само российское общество.

В этом плане новый Закон о банкротстве выгодно отличается от ранее действовавшего законодательства, поскольку в его тексте можно обнаружить правила, непосредственно регулирующие особенности банкротства указанных категорий юридических лиц (ст. ст. 190 - 201).

Вместе с тем в число стратегических организаций и предприятий наряду с организациями оборонно-промышленного комплекса по непонятным причинам попали федеральные государственные предприятия и акционерные общества, акции которых принадлежат государству, осуществляющие производство продукции (работ, услуг), имеющей стратегическое значение для обеспечения не только обороноспособности и безопасности государства, но и для защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов граждан (средства массовой информации, санатории и здравницы, аптеки?!). Несколько спасает положение норма о том, что перечень стратегических предприятий и организаций, в том числе организаций оборонно-промышленного комплекса, утверждается Правительством Российской Федерации и подлежит обязательному опубликованию (п. п. 1, 2 ст. 190 Закона о банкротстве).

Под субъектом естественной монополии в Законе о банкротстве понимается организация, осуществляющая производство или реализацию товаров (работ, услуг) в условиях естественной монополии (п. 1 ст. 197). Следует заметить, что гораздо более точное определение круга субъектов естественных монополий можно найти в Федеральном законе "О естественных монополиях" <*> (ст. ст. 3, 4). Кроме того, надо иметь в виду, что нормы об особенностях банкротства субъектов естественных монополий, содержащиеся в Законе о банкротстве, в соответствии с п. 1 ст. 231 Закона вступают в силу только с 1 января 2005 г. К этой дате приурочено признание утратившим силу Федерального закона "Об особенностях несостоятельности (банкротства) организаций - субъектов естественных монополий в топливно-энергетическом комплексе" <**>.

--------------------------------

<*> СЗ РФ. 1995. N 34. Ст. 3426.

<**> СЗ РФ. 1999. N 26. Ст. 3179.
Стратегические организации и субъекты естественных монополий считаются неспособными удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и исполнить обязанности по уплате обязательных платежей, если соответствующие требования и обязанности превысили сумму в 500 тыс. рублей и не исполнены в течение шести месяцев с момента, когда они должны были быть исполнены (п. п. 3, 4 ст. 190, п. п. 2, 3 ст. 197 Закона о банкротстве).

В делах о банкротстве этих категорий должников в качестве лиц, участвующих в деле в обязательном порядке, принимают участие федеральные органы власти, обеспечивающие проведение единой государственной политики в соответствующей отрасли экономики.

При банкротстве стратегических организаций в случае, когда первое собрание кредиторов не приняло решения об обращении в суд с ходатайством о введении в отношении должника определенной процедуры банкротства или проголосовало за введение внешнего управления либо признание должника банкротом, указанный федеральный орган исполнительной власти может заявить ходатайство о введении процедуры финансового оздоровления при условии предоставления обеспечения исполнения должником графика погашения задолженности. Впрочем, такими же правами обладают учредители (участники) должника, а также третьи лица. При этом Закон о банкротстве предъявляет жесткие требования к графику погашения задолженности, который должен предусматривать начало удовлетворения требований кредиторов не позднее чем через месяц после вынесения арбитражным судом определения о введении финансового оздоровления и погашение требований кредиторов ежемесячно равными долями в течение года с даты начала погашения требований. В подобной ситуации по заключению федерального органа исполнительной власти о возможности восстановления платежеспособности стратегической организации арбитражным судом может быть введена и процедура внешнего управления (п. 1 ст. 194 Закона о банкротстве).

При осуществлении внешнего управления должником - стратегической организацией со стороны внешнего управляющего не допускается отказ от исполнения тех договоров должника, которые связаны с выполнением работ по государственному оборонному заказу, обеспечением федеральных государственных нужд в области поддержания обороноспособности и безопасности государства. Внешний управляющий не вправе также отчуждать отдельные виды имущества, которое входит в состав имущественного комплекса стратегической организации, предназначенного для осуществления указанной деятельности.

Вместе с тем в ходе внешнего управления стратегической организации допускается продажа принадлежащего ей имущественного комплекса (предприятия) путем проведения конкурса. При этом государству (Российской Федерации) предоставлено право в течение месяца с момента подписания протокола об итогах торгов приобрести указанное предприятие, заключив договор купли-продажи в качестве покупателя по цене, определенной в результате торгов. Если государство в течение названного срока не воспользуется своим правом, договор купли-продажи имущественного комплекса стратегической организации заключается с победителем торгов. Продажа предприятия должника - стратегической организации может быть осуществлена и в ходе конкурсного производства. При наличии в составе предприятия имущества, изъятого из оборота, это имущество передается конкурсным управляющим его собственнику (ст. 196 Закона о банкротстве).

Что касается банкротства субъектов естественных монополий, то многие правила, регулирующие порядок проведения процедур банкротства этой категории должников, "перекочевали" в Закон о банкротстве из Федерального закона "Об особенностях несостоятельности (банкротства) организаций - субъектов естественных монополий в топливно-энергетическом комплексе".

Общим недостатком норм, регулирующих особенности банкротства как стратегических организаций, так и субъектов естественных монополий, следует признать отсутствие каких-либо специальных правил о назначении арбитражных управляющих, кандидатуры которых, как и при банкротстве обычных должников, подбираются саморегулируемыми организациями. Предпочтительнее был бы порядок, при котором подбор кандидатур для назначения арбитражными управляющими осуществлялся бы государственными органами.

Главная же проблема состоит в том, что законодатель не посчитал необходимым установить особый критерий несостоятельности для этих категорий должников, как это имеет место сегодня, например, в отношении субъектов естественных монополий в топливно-энергетическом комплексе, где действует критерий неоплатности, т.е. общую сумму кредиторской задолженности необходимо сравнивать со стоимостью всего имущества такого должника. Следовательно, в отношении организации оборонной промышленности и субъектов естественных монополий действует общий критерий несостоятельности, применяемый ко всем остальным должникам, а именно критерий неплатежеспособности. Особенность имеется лишь во внешних признаках неплатежеспособности: для возбуждения дела о банкротстве указанных организаций достаточно иметь сумму долга в 500 тыс. рублей, уплата которого просрочена на шесть месяцев.

Складывается впечатление, что именно на банкротство этих категорий должников (организаций оборонно-промышленного комплекса и субъектов естественных монополий) и рассчитан "бизнес на несостоятельности", так основательно урегулированный в новом Законе о банкротстве. Имеется в виду, что отличительной чертой общей направленности проводимой реформы правового регулирования несостоятельности (банкротства) является отнюдь не защита добросовестных должников и их кредиторов, а скорее обеспечение интересов крупных финансовых структур, а также профессиональных организаций (прежде всего саморегулируемых организаций арбитражных управляющих и аккредитуемых при них страховых организаций и профессиональных участников рынка ценных бумаг), специализирующихся в области антикризисного управления: первые получают легальную возможность "передела собственности", а последние - постоянный источник дохода за счет имущества обанкротившихся должников (и естественно - за счет их кредиторов).

Поэтому принятие нового Закона о банкротстве вряд ли можно рассматривать в качестве стабилизирующего фактора в этой сложной области правового регулирования экономических отношений. Очевидно, что законодательство не может сохраняться в неизменном виде в течение длительного периода. Следовательно, речь идет лишь об очередной краткосрочной реформе правового регулирования несостоятельности (банкротства).
26 октября 2002 года N 127-ФЗ


РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН
О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВЕ) <*>
--------------------------------

<*> Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 43. Ст. 4190.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации