Агарков М.М. Основы банковского права - файл n1.doc

Агарков М.М. Основы банковского права
скачать (703 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc703kb.23.11.2012 20:57скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

ЛЕКЦИЯ VII. АКТИВНЫЕ ОПЕРАЦИИ (Продолжение)

1. Срочные ссуды. 2. Специальный текущий счет до востребо­вания (on call). 3. Целевые ссуды. 4. Гарантийный кредит. 5. Акцептный и рамбурсный кредиты.


1. Срочные ссуды. Срочная ссуда представляет собой де­нежный заем на определенный срок, по которому банк является заимодавцем, а клиент — заемщиком (ст. 208 Г. К.). Сроки ссуд не должны превышать пределов, определенных уставом банка. Для Государственного банка этот предел установлен п. 4 ст. 29 Положения о нем в три месяца. В отношении краткосрочного кредита уставы чаще всего указывают в качестве предельного шестимесячный срок. Весьма разнообразные сроки установле­ны уставами и законом для ссуд по долгосрочному кредитова­нию — промышленному, сельскохозяйственному, коммуналь­ному и жилищно-строительному. По жилищно-строительному кредиту они доходят до 60 лет.

Срочная ссуда (по краткосрочному кредиту) должна быть обеспечена залогом товаров или ценностей (ценных бумаг, благородных металлов, иностранной валюты). Долгосрочные ссуды обычно не обеспечиваются залогом за исключением ссуд застройщикам (залог права застройки).

В соответствии со ст. 211 Г. К. срочная ссуда на сумму свыше 50 рублей должна быть совершена в письменной форме. При отсутствии письменной формы кредитное учреждение не могло бы доказывать наличие и размер ссуды свидетельскими по­казаниями. Срочная ссуда обычно оформляется посредством получения банком от клиента подписанного последним так называемого обязательства. Долгосрочные ссуды иногда оформляются посредством письменных договоров, подписыва­емых и банком и клиентом. По краткосрочным ссудам банки часто берут от клиента вексель за подписью последнего сроком по предъявлении.

Проценты по ссуде должны быть особо оговорены (ст. 212 Г. К.). Проценты подлежат начислению только на капитальную сумму долга. По общему правилу, сложные проценты воспрещаются. Однако, закон делает изъятие для кредитных учреждений (ст. 213). Впрочем, по срочным ссудам сложные проценты, по общему правилу, не встречаются. По краткосрочным ссудам проценты обычно удерживаются банком вперед. Ссуда должна быть погашена с наступлением обусловленного по ней срока. Но она может быть в двух случаях погашена до срока. Во-первых, согласно ст. 216 Г. К., если проценты по займу установлены свыше 6% годовых, то заемщик может, предварив заимодавца за три месяца вперед или уплатив ему проценты за месяц вперед, досрочно погасить свое обязательство. Отказ заемщика от этого права недействителен. Согласно правилам Госбанка, клиент может досрочно погашать ссуду полностью или частью, причем банк удерживает проценты за время действительного пользования ссудой, но не менее как за 15 дней. Во-вторых, оперативные правила обычно устанавливают, что банки могут требовать досрочного погашения ссуды полностью или в части, если рыночная цена заложенного в обеспечение ссуды имущес­тва понизится.

2. Специальный текущий счет до востребования (on call). Активная операция, известная под этим названием, пред­ставляет собой договор об открытии кредита в пределах до определенной суммы, которым клиент может пользоваться частями и который в любое время может быть прекращен банком. Сумма задолженности клиента по этой операции явля­ется текучей и зависит от размеров используемого им во время действия договора кредита. Таким образом, юридическая при­рода операции представляет собой сочетание предварительного договора о будущих займах в пределах суммы открытого кредита и отдельных бессрочных займов, совершаемых на основании этого предварительного договора. Специальный те­кущий счет до востребования сближается с простым текущим счетом тем, что в том и в другом случае налицо текучесть суммы долга. Но в первом случае это — долг клиента банку, а во втором — банка клиенту. Специальный текущий счет до вос­требования следует отличать от контокоррента. В контокоррен­те стороны обязываются заносить на единый счет свои требо­вания друг к другу с целью зачета (см. лекцию IV, 4). При специальном же текущем счете до востребования нет взаимных требований сторон друг к другу, а только требования банка к клиенту. Кроме того, нет также и зачета, а есть лишь погашение клиентом задолженности банку.

Характерной особенностью специального текущего счета до востребования является право банка во всякое время закрыть кредит и прекратить дальнейшие выдачи, уменьшить кредит, а также потребовать от клиента частичного или полного пога­шения задолженности.

Получение клиентом денег в счет открытого ему кредита производится обычно посредством чеков, так же, как и по простому текущему счету.

Открытый банком кредит по специальному текущему счету обеспечивается залогом товаров, распорядительных бумаг, цен­ных бумаг, векселей (см. лекцию VIII).

3. Целевые ссуды. Видом срочных ссуд являются целевые ссуды. Целевая ссуда является самой характерной для советс­ких кредитных учреждений активной операцией.

Термин «целевая ссуда» обозначает такую ссуду, которая выдается с указанием целевого назначения тех средств, кото­рые клиент получает от банка. Целевой кредит вообще является характерным для советских банков. Обычно уставы указывают, что банк учреждается для содействия той или иной цели, например, развитию внешней торговли, местного хозяйства и т. п. Операции кредитного учреждения должны совершаться в соответствии с той целью, которая поставлена уставом. Учиты­вает ли банк вексель, выдает ли он обычную срочную ссуду под залог товара, открывает ли он специальный текущий счет — во всех этих случаях цель должна быть одним из тех оснований, в силу которых банк открывает кредит клиенту и совершает с ним ту или иную активную операцию. Нос момента совершения сделки цель теряет свое значение для основанных на операции отношениях банка и клиента. Цель не входит в содержание правоотношений между ними и не имеет значения для опреде­ления прав и обязанностей сторон. Это обстоятельство резко отличает все эти операции от целевых ссуд в собственном смысле слова. Равным образом не является целевой ссудой тот случай, когда банк, открыв клиенту кредит до востребования, затем руководится целью, указанной уставом, при определении момента закрытия кредита. В этом случае цель также не имеет юридического значения для определения правоотношений между банком и клиентом. Соображения о достижении посредством кредитования той или иной цели являются для банка одним из мотивов при осуществлении предоставленного ему права в любой момент прекратить обязательственное отношение моти­ва, который может иметь место наряду с другими мотивами. Банк, например, может воспользоваться своим правом в силу того, что имущественное положение клиента пошатнулось. Таким образом, отличая целевую ссуду от родственных ей явлений в области кредита, мы должны в качестве специфичес­кого ее признака признать введение целевого назначения получаемых клиентом средств в содержание договора между ним и банком. Благодаря этому целевое назначение не остается вне правоотношения и приобретает юридическое значение при определении судьбы последнего.

Область применения целевой ссуды в советском хозяйстве весьма значительна. Целевые ссуды являются юридической формой, в которую укладывается долгосрочное банковое креди­тование промышленности, сельского хозяйства, коммунального хозяйства и жилищного строительства. Таким образом, все долгосрочное банковое кредитование осуществляется в форме целевых ссуд. Целевая ссуда захватывает частично и область краткосрочного кредита. Она обычно применяется при кредито­вании заготовок промышленного и экспортного сырья.

Целевая ссуда является осложненным договором займа. Выяснение юридической природы этого осложнения даст ответ на вопрос об юридической природе целевой ссуды. Для этого прежде всего необходимо выяснить, порождает ли целевая ссуда обязательство (в техническом значении термина) клиента перед банком выполнить то, что составляет целевое назначение ссуды, другими словами,— имеет ли право банк потребовать от заемщика совершения соответствующих действий и, в случае неисполнения с его стороны, принадлежат ли ему те средства, которые по действующему гражданскому праву принадлежат кредитору против неисправного должника. Теоретически поло­жительный ответ на вопрос является мыслимым. Стороны могут соответствующим образом установить свои взаимоотно­шения. Но в действительности это не имеет места. Те договор­ные условия, которые в настоящее время приняты в практике советских банков как в области долгосрочного, так и краткос­рочного кредита заставляют нас придти к отрицательному ответу на поставленный вопрос. Банк не имеет права требовать от заемщика выполнения действий, необходимых для достиже­ния целевого назначения. Да это и вполне понятно. Это не соответствовало бы природе банка как кредитного учреждения. Банк заинтересован в том, чтобы деньги не пошли по назначе­нию, противоречащему договору. Но банк, как таковой, не является заинтересованным в том, чтобы было воздвигнуто то или иное сооружение и т. п. Банк не компетентен судить о том, должно ли быть это сооружение воздвигнуто. Представим себе, что какой-либо местный совет получил в банке ссуду на возведение городской электрической станции для обслужива­ния городского освещения. Представим себе также, что после того, как договор о целевой ссуде был заключен, выяснилось, что вблизи от города будет построена районная электрическая станция и что путем присоединения города к этой районной станции возможно обслуживать городское освещение. Построй­ка городской станции поэтому сделается нецелесообразной. Совершенно естественно, что банку не принадлежит право требовать от местного совета возведения городской станции. Вопрос о ней должен быть разрешен другой компетентной инстанцией. В случае отрицательного решения банк должен только иметь возможность получить свои деньги обратно до срока. Было бы совершенно недопустимо заставить заемщика возводить ненужное сооружение только потому, что он получил на это деньги. Поэтому, не отрицая теоретической возможности такого договора, по которому банк выговаривает себе право требовать от своего контрагента совершения действий, необхо­димых для достижения целевого назначения ссуды, следует признать, что в настоящее время, по крайней мере по общему правилу, такие договоры не имеют места. При отсутствии в договоре прямого указания на указанную обязанность заемщи­ка, ее нельзя предполагать. Если бы она была установлена, то такой договор по своей природе существенно отличался бы от тех ссуд, которые в настоящее время называют целевыми.

Можно рассматривать целевую ссуду, как договор займа, осложненного отрицательным, отменительным условием (ст. 41 Г. К.). Допустим, что банк выдал ссуду на электрификацию текстильной фабрики. Допустим далее, что заемщик употребил ссуду не по назначению. В таком случае должны наступить те же последствия, как и в случае наступления срока по договору займа. Банк получит право требовать досрочного погашения ссуды. Целевое назначение является отрицательным условием, так как последствия наступают в случае ненаступления опре­деленного события (употребления ссуды по назначению). Целе­вое назначение, кроме того, будет представлять собой отменительное условие. С точки зрения Г. К. наступление отменительного условия прекращает действие сделки. В случае договора займа наступление отменительного условия производит эф­фект, тождественный наступлению срока займа. Следователь­но, с этого момента банк может требовать от заемщика погаше­ния ссуды.

Изложенная конструкция целевой ссуды является вполне возможной. Однако, она обладает некоторыми недостатками. Прекращение договора наступает автоматически в случае не­наступления условия. С этого момента у банка возникает требование о погашении ссуды. С этого же момента начинает течь давностный срок по этому требованию. Между тем на практике иногда довольно трудно определить момент наступле­ния или ненаступления условия об употреблении ссуды по назначению. Возьмем, например, договор Цекомбанка с заем­щиком по жилищному строительству. В самом договоре или в приложениях, на которые договор ссылается, целым рядом признаков оговаривается характер того жилого строения, кото­рое должно быть возведено на деньги, полученные от банка. Отступление заемщика от этих признаков является употребле­нием ссуды не по назначению. Совершенно естественно, что между сторонами вопрос о наличии такого отступления и о том, в какой степени оно существенно, может быть спорным. Нако­нец, банк может далеко не сразу узнать о том, что ссуда употреблена заемщиком не по назначению. Таким образом, практически, изложенная конструкция может приводить или к неопределенности момента возникновения требования и начала течения давностного срока или неизвестности этого момента для банка. Поэтому, при отсутствии прямых указаний на эту конструкцию в договоре, мы считаем более правильным при­нять следующее построение.

Можно рассматривать целевую ссуду как договор займа, осложненный предоставлением заимодавцу права односторон­ним волеизъявлением расторгнуть договор в случае неупотреб­ления ссуды по назначению. Указанное право банка будет таким образом поставлено в зависимость от отрицательного, отлага­тельного условия. Особенностью этой конструкции является то обстоятельство, что в зависимости от условия поставлено на­ступление не последствий по сделке в целом, а только возникно­вение права банка расторгнуть сделку.

Конструкция целевой ссуды как договора займа, осложнен­ного предоставлением банку права досрочного прекращения договора в случае неупотребления ссуды по назначению, не обладает недостатками конструкции, изложенной выше. Поэто­му при толковании договора и восполнении воли сторон пред­почтительно пользоваться ею.

До настоящего момента мы говорили только о целевой ссуде. Фактически целевой ссуде всегда предшествует договор об открытии кредита в форме целевой ссуды, т. е. предваритель­ный договор о целевой ссуде (см. лекцию VI, 1). Договоры, заключаемые банками с клиентами, обычно представляют со­бой предварительные договоры о выдаче целевых ссуд. Договор же целевой ссуды оформляется только как выдача назначен­ных по этому договору сумм.

Предварительный договор о целевой ссуде представляет собой предварительный договор о заключении в будущем договора займа (ст. 218 Г. К), осложненный предоставлением заимодавцу права односторонним волеизъявлением растор­гнуть договор в случае неупотребления ссуды по назначению. Это право заимодавца, таким образом, поставлено в зависи­мость от отрицательного, отлагательного условия. В случае неупотребления заемщиком ссуды по назначению или невоз­можности такого употребления, банк имеет право расторгнуть договор, причем расторжение договора не только прекращает его действие на будущее время, но и имеет обратную силу. Допустим, что банк назначил ссуду в 100 тыс. рублей и обязался выдавать ее в течение 10 месяцев по 10 тыс. рублей в конце каждого месяца. Допустим, что в конце первого месяца банк был неисправен, не выдал первых 10 000 рублей и что через полто­ра месяца оказалось, что достижение поставленной договором цели невозможно. Банк расторгает договор. Банк освобождается от обязанности не только производить выдачи в конце последу­ющих месяцев, но и выдать 10 000 рублей, просроченных им в конце первого месяца.

Любопытное ограничение права банка расторгать договор в случае использования клиентом ссуды не по назначению содер­жится в Основных положениях о банке долгосрочного кредито­вания промышленности и электрохозяйства СССР (С. 3. СССР, 1928 г., № 42, ст. 377). Ч. 1-я ст. 12 этих Основных положений говорит следующее: «В тех случаях, когда полученные клиен­том по долгосрочной ссуде или безвозвратной выдаче суммы расходуются им не по назначению, обусловленному договором, Промбанк приостанавливает дальнейшую выдачу, если вся сумма полностью еще не выдана, и немедленно доводит об этом до сведения ВСНХ и НКФ СССР или союзной республики по принадлежности. Дальнейшая выдача, а также принятие мер к устранению допущенных клиентом неправильностей, или до­срочное взыскание ссуды производится Промбанком в соответ­ствии с указанием подлежащего ВСНХ, с уведомлением соот­ветствующего НКФ». Приведенное правило имеет целью согла­совать гражданско-правовую форму кредита (целевую ссуду) с плановым построением советского хозяйства.

4. Гарантийный кредит. Гарантийным кредитом называ­ется принятие на себя банком поручительства перед третьим лицом за своего клиента. Банк в этом случае не предоставляет клиенту необходимые последнему средства, а дает ему возмож­ность получить их от третьего лица. Приняв на себя поручи­тельство, банк может оказаться в случае, если клиент не исполнит своего обязательства, в необходимости произвести платеж кредитору. На этот случай банк должен обеспечить себя в отношении клиента. Уставы кредитных учреждений поэтому требуют, чтобы гарантийный кредит был облегчен в том же порядке, как и ссуды, т. е. залогом товаров, ценных бумаг и т. д.

Чаще всего банки принимают на себя поручительство по вексельным обязательствам клиента. Но они могут также при­нимать на себя поручительства и по иным обязательствам. Поручительство может быть двоякое. Оно может быть обще­гражданским (ст. 236 Г. К.) и вексельным. Общегражданское поручительство может быть дано и по вексельному долгу клиента. (Разъяснение НКЮ РСФСР от 27 октября 1924 г. за № 1248-3, решение АК СТО от 12 июня 1924 года по иску Тико к Наркомсобесу Татреспублики — решения АК СТО 1924 год, вып. 1, № 9.).

По договору поручительства поручитель принимает на себя ответственность перед кредитором своего клиента за исполне­ние последним обязательства полностью или в части. Поручи­тельство необходимо отличать от рекомендации или справки о платежеспособности, если эта рекомендация или справка дана без точно выраженного намерения обязаться наряду с лицом, о котором дана рекомендация или справка (прим. к ст. 236 Г. К.). Поручительство должно быть дано под страхом последствий, указанных в ст. 136 Г. К., в письменной форме. Банки обычно дают поручительство в форме так наз. гарантийных писем. Должник по основному обязательству и поручитель отвечают перед кредитором, поскольку иное не установлено договором поручительства, солидарно (ст. 241). Поручитель может защи­щаться против требования кредитора всеми возражениями, которые мог бы предъявить сам должник. Он не теряет это право, даже если сам должник признал свое обязательство или отказался от тех или иных возражений (ст. 245). Банк, уплатив­ший по поручительству, приобретает в отношении должника все права кредитора по главному обязательству (ст. 246). Для обеспечения поручителю возможности осуществить свои права в отношении должника закон предоставляет ему право потре­бовать от кредитора, которому он исполнил обязательство, передачи всех прав, обеспечивающих требование к должнику, и документов, удостоверяющих это требование (ст. 247). Если к поручителю предъявлен кредитором иск, то он должен при­влечь должника к участию в деле. В противном случае должник сможет противопоставить ему все возражения, которые он (должник) имеет против кредитора (ст. 242). Поручитель обязан уведомить должника о своем намерении уплатить долг. В противном случае поручитель теряет право обратного требова­ния к должнику, если последний в свою очередь исполнит обязательство (ст. 243). Банк, уплативший кредитору после главного должника, не уведомившего его об исполнении обяза­тельства, не теряет своего права регресса к последнему (ст. 244). Согласно ст. 250 поручительство прекращается, если кредитор в течение трех месяцев со дня наступления срока главного обязательства не предъявил иска к поручителю. Если срок исполнения главного обязательства не указан, то при отсутст­вии иного соглашения ответственность поручителя прекраща­ется по истечении одного года со дня заключения договора поручительства. В банковой практике принято обусловливать ответственность по гарантиям заявлением кредитора в течение того или иного короткого срока, доходящего иногда до несколь­ких дней. Законность такого условия признана судебной прак­тикой, которая рассматривает включение в договор поручи­тельства условия о своевременном оповещении поручителя о наступлении его ответственности, как отменительное условие, предусмотренное ч. 2, ст. 4 Г. К. (Определение Г. К. К. по д. № 35397 1926 г. — «Судебная практика» 1927 г., № 3).

Вексельное поручительство (аваль) введено в действующее вексельное право постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 17 сентября 1928 г. о дополнении «Положения о векселях» новым отделом III «о вексельном поручительстве» и т. д. (С. У. РСФСР, 1928 г., № 125, ст. 797). Вексельное поручительство отличается от общегражданского прежде всего тем, что оно создает вексельное обязательство. Вексельное поручительство дается надписью на самом векселе. Оно может быть дано за каждое ответственное по векселю лицо (векселедателя, акцеп­танта, надписателя). Вексельный поручитель отвечает так же, как и то лицо, за которое он поручился. Поручители за вексе­ледателя, надписателя, акцептанта отвечают соответственно как векселедатель, надписатель, акцептант. Поэтому, напри­мер, для осуществления векселедержателем права требования по векселю против поручителя за надписателя необходим протест векселя. Поручитель отвечает, хотя бы обязательство лица, за которое он поручился, оказалось недействительным, если только вексель и надпись составлены в соответствии с требованием Положения о векселях (ст. 32). В соответствии с этим вексельный поручитель может отвечать и в том случае, если надпись лица, за которое он поручился, окажется подлож­ной. Вексельное поручительство не может быть дано в части вексельной суммы. Если оно дано несколькими поручителями, то дробление вексельной суммы не допускается. Каждый пору­читель отвечает в полной сумме. Если не названо лицо, за которое дано поручительство, то поручительство считается данным в простом векселе за векселедателя, а в переводном векселе за акцептанта. Если переводный вексель не акцептован, то поручительство считается данным за трассанта (ст. 33). По оплате векселя поручитель вступает в права векселедержателя как против лица, за которое он поручился, так и против лиц, ответственных перед последним (ст. 34).

Поручительство как общегражданское, так и вексельное, есть сделка, которая устанавливает юридическое отношение между банком (поручителем) и третьим лицом (кредитором клиента банка). Отношения же между банком и клиентом основаны на договоре, по которому банк принимает на себя обязательство поручиться за клиента, а последний обязуется уплатить вознаграждение и своевременно погасить долг своему кредитору или же своевременно внести соответственную сумму банку. Последнее является весьма существенным элементом договора, так как банк заинтересован в том, чтобы не помещать в операцию своих собственных средств. В противном случае гарантийный кредит превратился бы в ссуду. Указанный договор между банком и клиентом не подходит ни под один из урегулированных Г. К. договоров.

5. Акцептный и рамбурсный кредиты. Акцептный кре­дит предоставляется по договору, в силу которого банк обязу­ется акцептовать вексель, трассированный на него клиентом, а последний обязуется уплатить вознаграждение и своевременно погасить свой долг векселедержателю или же своевременно внести соответствующую сумму банку. Этот договор по своей юридической природе почти совпадает с договором, на основа­нии которого банк берет на себя поручительство за клиента. Банк, акцептовавший вексель клиента, несет ответственность по этому векселю на основании правил вексельного права. Акцептный кредит должен быть обеспечен, как и гарантийный кредит.

Рамбурсный кредит применяется при кредитовании внешней торговли. Банк принимает на себя за вознаграждение обяза­тельство перед клиентом, покупателем товара, акцептовать за счет клиента вексель, трассированный продавцом товара. Ак­цепт производится против документа на товар (коносамента), который и служит залоговым обеспечением открытого банком кредита. Эта форма кредита представляет то удобство, что вексель, акцептованный банком, вызовет больше доверия в стране продавца, чем вексель, акцептованный покупателем. Рамбурсный кредит в деталях очень разнообразен. Следует отметить, что рамбурсным кредитом называют иногда также и учет векселя по внешней торговле, сопровождаемый залогом коносамента.

Вопросы для повторения к VII лекции

1. Какова юридическая природа срочной ссуды?

2. Какова юридическая природа специального текущего сче­та до востребования?

3. Чем отличается специальный текущий счет до востребова­ния от контокоррента?

4. В чем различие понятий «целевая ссуда» и «целевой кредит»?

5. Какова юридическая природа целевой ссуды?

6. Какова юридическая природа гарантийного кредита?

7. В чем особенности вексельного поручительства по сравне­нию с общегражданским?

8. Какова юридическая природа акцептного кредита?

9. Какова юридическая природа рамбурсного кредита?

Указания для учащихся к VII лекции

Материал, содержащийся в лекции VII, может представлять для учащихся большие трудности при усвоении; поэтому необ­ходима особенно тщательная его проработка. Безусловно необ­ходимо для надлежащего усвоения иметь под рукой Г. К. и восстановить в памяти отделы хозяйственного права, посвя­щенные учению о сделке, займе, предварительном договоре о займе (см. лекцию VI) и о поручительстве.

Литература к VII лекции

1. Л. С. Элиассон. Деньги, банки и банковые операции. 1926 г.

2. М. М. Агарков. Природа целевой ссуды. «Кредит и Хозяйство». 1927 г., № 8-9.

3. Е. Н. Данилова. Специальный текущий счет. Москва. 1913.

4. Шершеневич. Курс торгового права, т. II.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации