Мосолкина Т.В., Николаева Н.И. Курс лекций по источниковедению новой и новейшей истории - файл n1.docx

Мосолкина Т.В., Николаева Н.И. Курс лекций по источниковедению новой и новейшей истории
скачать (220.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.docx221kb.15.10.2012 23:47скачать

n1.docx

  1   2   3   4   5   6

Саратовский государственный университет ни. Н. Г. Чернышевского

Т. В. Мосолкина, Н. И. Николаева

КУРС ЛЕКЦИЙ ПО ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЮ НОВОЙ И НОВЕЙШЕЙ ИСТОРИИ
Учебное пособие для студентов исторического факультета


Издательство Саратовского университета 2004

УДК 93/99(093 )(4«Х075.8) ББК 63 2(0)я73 М82

Рекомендуют к печати-

Кафедра истории нового и новейшего времени исторического факультета С ГУ Доктор исторических наук, профессор Я. В. Саранцев Доктор исторических наук, профессор В Н. Парфенов

Мосолкына Т. Николаева Н- И.

М 82 Курс лекций по источниковедению новой и новейшей истории: Учеб пособие для студ. ист фак. - Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2004.-96 с.

ISBN 5-292-03157-7
Источниковедческое исследование является основой любого серьезного исторического исследования С середины XX в наблюдалось возрастание интереса к теоретическому источниковедению, стало больше уделяться внимания проблемам оптимизации научного исследования, методике организации эффективного научного анализа Тем не менее, до сих пор не выработано общепринятое представление о понятии «источниковедение», о задачах и специфике теоретического и прикладного источниковедения, о понятии «исторический источник» и классификации исторически?: источников, о методах источниковедческого анализа и пр Данное учебное пособие поможет разобраться в перечисленных проблемах

Для студентов исторического факультета университета.
УДК 93/99(093)(4/9)(075 8) ББК 63 2(0)я73


ISBN 5-292-03157-7

© Мосолкина Т В , Николаева Н И , 2004



ВВЕДЕНИЕ
Изучение исторических источников является обязательным условием формирования самостоятельных научных выводов. История изучает прошлое, которое может быть отделено от нас многими веками и даже тысячелетиями. Если ученые-естественники в большинстве случаев не только могут наблюдать интересующие их явления, но и воспроизводить их в лабораторных условиях, то исследователи-историки такой возможности лишены: если они не были участниками событий, то не в состоянии их искусственно воссоздать, т. е. роль эксперимента в исторической науке крайне незначительна. Получить информацию о людях и событиях прошлого можно, лишь используя исторические источники. Не только специалисты-историки, но и социологи, антропологи, этнологи, психологи, искусствоведы обращаются к историческим источникам, отыскивая в них необходимую информацию.

Источниковедение - это научная дисциплина, которая изучает различные типы исторических источников и разрабатывает методы извлечения из них достоверных сведений об исторических явлениях и процессах.

Объектом изучения при этом являются совокупность исторических источников и их различные классификационные группы, а также методы исследования и практические приемы их изучения.

Для чего студенту-историку изучать источниковедение? Каково его место в системе исторического образования?

Как бы предвосхищая подобные вопросы, французский ученый Лависс еще в 1884 г. писал: «Претендовать на то, чтобы факультеты ставили себе главною задачею приготовление к экзаменам, значит желать замены научного образования дрессировкой»1.

Историческое образование не может сводиться просто к запоминанию какого-то минимума фактов и дат. Студент должен научиться научно мыслить, творчески осмысливать исторические события и знать, как добывать сведения об этих событиях, должен приобрести навыки научно-исследовательской работы в области истории.

И роль источниковедения в этом деле трудно переоценить.

В центре внимания источниковедов находятся вопросы происхождения и авторства источников, истории их возникновения и создания, методы ин-



терпретации и анализа их содержания, полноты и достоверности содержащихся в источниках свидетельств.

Работа с историческими источниками является одной из главных составляющих исторического исследования. Умение работать с источником - необходимое качество для профессионального историка. Источниковедение призвано помочь овладеть приемами и навыками источниковедческого анализа. А. Н. Соколов дает определение источниковедению как «творческой лаборатории или мастерской исторической науки»2.

Источниковедение по традиции рассматривается как вспомогательная историческая дисциплина. В некоторых теоретических исследованиях термин «вспомогательная» заменяют на «специальная». Еще в 60-е гг. XX в. С. О. Шмидт высказал мнение, что «специальными» исторические дисциплины являются в зависимости от их предмета изучения (и соответственно специфической методики); «вспомогательными» - в зависимости от функций в процессе исторического исследования3.

Источниковедение объединяет результаты, добытые другими вспомогательными дисциплинами при изучении отдельных типов исторических источников. Так, палеография (история письма) имеет дело только с рукописями, дипломатика - с формулами документов, сфрагистика - с печатями, нумизматика - с денежными знаками, геральдика - с гербами, генеалогия -с родословными и т. д. Источниковедение же охватывает весь круг исторических источников и опирается при этом на результаты, добытые остальными вспомогательными дисциплинами.

Изучая содержание источников, классифицируя их, т. е. располагая в определенную систему, разрабатывая методы их изучения, источниковедение предоставляет материал для конкретных исторических исследований.

Лекция 1. ВВОДНАЯ
Задачами курса источниковедения являются ознакомление с различными типами источников и рассмотрение основных принципов их анализа.

Что же мы понимаем под историческим источником? М. Блок писал: «Разнообразие исторических свидетельств почти бесконечно. Все, что человек говорит или пишет, все, что он изготовляет, все, к чему он прикасается, может и должно давать о нем сведения»'.

Советская историческая энциклопедия дает такое определение: «Источники исторические - всё, непосредственно отражающее исторический процесс и дающее возможность изучать прошлое человеческого общества, т.е. все созданное ранее человеческим обществом и дошедшее до наших дней в виде предметов материальной культуры, памятников письменности, идеологии, нравов, обычаев, языка»4.

Другими словами, под историческим источником понимается все созданное в процессе человеческой деятельности или испытавшее его воздействие.

Каждый документ, каждый материальный продукт человеческой деятельности имеет помимо непосредственного целевого назначения в реальной действительности своего времени еще и вторичное - быть потенциальным историческим источником, служить для получения информации о процессах общественного развития своего времени.

Памятник материальной и духовной культуры создается человеком с определенными целями, имеет свое практическое назначение. Но начиная служить цели получения информации, он становится источником информации, и если это информация о прошлом - историческим источником.


1 Блок М. Апология истории или ремесло историка. М., 1986. С. 39.

Исследовать источник, являющийся результатом целенаправленной деятельности, необходимо с учетом того, какими причинами было вызвано его появление, какое место занимал он в общественной системе своего времени. Без учета объективных закономерностей, вызвавших к жизни данный источник, отразившихся на его форме и содержании, его изучение невозможно.

Из этого следует, что источник, возникая в ходе исторического процесса и став позднее объектом исторического изучения, выступает как связующее звено между историей как процессом и научным познанием истории.

Исторический источник неисчерпаем. Проблема в том, как извлечь и правильно истолковать содержащуюся в нем информацию. Важность этой задачи определяется тем, что именно данные исторических источников и составляют основу исторического знания.

Каждая историческая эпоха порождала и продолжает порождать разные типы источников. Отдельные типы существуют на протяжении ряда исторических периодов, другие встречаются лишь в определенных из них.

Проблема классификации. В реальной исторической действительности источники, которые являются документами определенного исторического времени, теснейшим образом взаимосвязаны. Они образуют единое информационно-коммуникативное поле.

Каждый отдельный документ, источник - часть этого поля, ее элемент, что и определяет некоторые моменты его содержания, новизны или повторяемости информации.

Как уже отмечалось, для каждого периода истории можно выделить свои типы источников, наиболее характерные для той или иной эпохи. Но практически для всех периодов характерны 5 типов источников:

  1. Природно-географические.

  2. Этнографические.

  3. Вещественные.

  4. Художественно-изобразительные.

  5. Письменные.

Для периода новейшей истории можно выделить и 6-й тип.

6. Фото- фоно- кинодокументы.

I. Природно-географические - данные о ландшафте, климате, почвах, растительности и др. компонентах окружающей среды. Эти сведения тесно связаны с проблемой влияния окружающей среды на историческое развитие той или иной территории и, с другой стороны, с вопросом о влиянии человека на природу. Окружающая среда накладывает определенный отпечаток на процесс исторического развития - ускоряя или замедлял его, формируя его специфические местные особенности. Например, климат влиял на выбор людьми открытого, полуоткрытого или закрытого типа жилища. В свою очередь природно-географи ческая среда зависит от уровня развития общества. Одни и те же реки могут служить в одном случае только средством передвижения, в другом - источником энергии. Одна и та же территория в разное время может использоваться как охотничьи угодья, как объект земледелия или как место разработки полезных ископаемых. Под воздействием человека меняется флора и фауна, речная система сообщений дополняется искусственными каналами, отвоевывается земля у моря, вообще ландшафт континента приобретает иной вид. Люди распахивают поля, вырубают леса, сжигают растительный покров, осушают болота, добывают камень, строят дома, спускают воду из озер, возводят плотины, мельницы, мосты, роют каналы и шахты. Чем интенсивнее внедрялись прогрессивные системы хозяйствования, тем сильнее нарушалась гармония различных компонентов флоры. Нерасчетливый выпас скота и сведение лесов обусловили появление густой сети балок и оврагов. Однако определение степени этого взаимного воздействия в каждом отдельном случае требует конкретного анализа, исследования всей совокупности причин, влиявших на особенности развития данного региона.

  1. Этнографические - старинные технологии, обычаи, стереотипы мышления, виды жилищ, костюмы, кухня, фольклор, древние пласты современных языков. В современную эпоху научно-техническая революция и социальный прогресс сопровождаются быстрым исчезновением архаичных традиций. Изучение архаики у отставших в своем развитии народов дает дополнительный материал для изучения истории развитых обществ на ранней стадии их развития. В то же время нужно учитывать возникновение новых традиций в том числе в сфере повседневной культуры. Изучение их позволяет представить современные народы (в том числе индустриально развитых стран) как живые, развивающиеся общности.

  2. Вещественные - памятники археологии, постройки, орудия труда, средства транспорта, экспонаты музеев, домашняя утварь, оружие и т. д. Вещественные памятники раскрывают перед историком научно-технические достижения той или иной эпохи. Они отражают развитие техники в промышленности и сельском хозяйстве, дают представление об особенностях культуры и пр.

  3. Художественно-изобразительные - памятники архитектуры, живописи, скульптуры и прикладного искусства, отразившие свою эпоху в художественных образах. Памятники изобразительного искусства являются важными источниками по истории быта и нравов. Портреты и скульптура сохранили облик исторических деятелей. Особенно ценны портреты, созданные до изобретения фотографии. Пейзажи и жанровая живопись, изображения на предметах прикладного искусства помогают восстановить историческую географию, виды жилищ (особенно построенных из недолговечных материалов), одежду, домашний быт и т.д. Очень интересный пример вышесказанного дает фаянсовый «Сервиз с зеленой лягушкой», заказанный Екатериной П на английской мануфактуре в 1774 году. В этом столовом и десертном сервизе 952 предмета, на которых изображены 1244 подлинных вида Англии того периода: пейзажи, архитектурные памятники, замки, аббатства, руины монастырей, иногда даже каменноугольные копи, глинобитные хижины, плотины, сельские дороги. Многие из этих видов нигде больше не изображались, а начавшийся промышленный переворот резко изменил общий облик страны.

Некоторые произведения искусства являются источниками по истории общественной мысли. Например, карикатуры О. Домье, насчитывающие 5 тыс. экземпляров, отразили историю Франции за 50 лет от Июльской монархии до Третьей республики, для установления которой много сделал великий карикатурист.

5. Письменные - любые тексты, записанные буквами, цифрами, нотами
и другими знаками письма.

Письменные источники, в свою очередь, можно разделить на 3 класса;

~ нарративные (повествовательные) - хроники, анналы, письма, биографии, генеалогии, мемуары и пр.

6. Фото-фоно-кинодокументы - дагерротипы, фотографии, звуковые
записи, документальные киноленты и пр.

Исследователь обычно пользуется всеми доступными видами исторических источников. Хотя, чем ближе к нам изучаемое время, тем большее значение приобретают письменные источники. Для периода новой и новейшей истории они наиболее информативны.

Разумеется, любая классификация условна, поскольку многие исторические источники могут одновременно рассматриваться как вещественные, художественно-изобразительные и письменные (пергаментные свитки, средневековые рукописи, памятники архитектуры и пр.). Отнесение источника к тому или иному типу определяется той информацией, которая нужна в процессе конкретного исследования.

Не нужно думать, что чем ближе к нам изучаемое время, тем легче добыть источники. Например, трудно ожидать, что даже в наше время орден иезуитов откроет непосвященным доступ к своим документам, без которых столько проблем новой истории остаются абсолютно темными, или что французский банк пригласит специалистов по истории Первой империи исследовать свои реестры, даже самые старые, настолько дух секретности присущ всякой корпорации. И мирное время вовсе не облегчает доступ к источникам. То1да как революции иногда открывают сейфы, где хранились секретные документы. Благодаря революциям в государственные архивы попадали документы частных лиц, церковных и прочих учреждений, которые в обычное время не допустили бы к своим архивам исследователей.

Так что историк современности иногда оказывается в худшем положении, чем исследователь античности или средневековья. И сейчас документы теряются по небрежности, скрываются по дипломатическим, деловым, семейным соображениям. Например, нотариусы не имеют права разглашать деловые операции своего клиента. Но они окружают такой же таинственностью и контракты, заключавшиеся клиентами его прадедушки, хотя не несут



никакой ответственности, если документы у них истлеют. Крупные предприятия отказываются от публикации статистических данных, которые необходимы для изучения национальной экономики. То есть при изучении современной истории исследователи испытывают тоже немало трудностей.

Историк должен учитывать, что много свидетельств, имеющих для науки огромное значение, вообще не сохранилось. В то же время до нас дошли и такие материалы, которые отражают лишь случайные явления.

Но даже те источники, которые зафиксировали исторически значимые факты, дают сведения в большинстве случаев о каком-то отдельном фрагменте исторического процесса, а часто и об одном конкретном явлении. Поэтому так важно использовать все доступные типы источников.

Следует учитывать и то обстоятельство, что авторы и создатели источников чаще всего мало задумывались над тем, какие сведения могут понадобиться потомкам. Возникновение тех или иных документов вызывалось требованиями жизни, и их содержание отражало жизнь с той стороны, с которой это было важно его создателю.

Но даже в тех случаях, когда источники дают, на первый взгляд, ценные сведения об исторических событиях, историки не могут пользоваться ими без проведения предварительной проверки. Перед исследователями возникает много вопросов.

Нужно прежде всего доказать подлинность источника и восстановить его в том виде, какой он имел в прошлом. Следует выяснить, например, играл ли вещественный памятник в прошлой жизни ту роль, которую должен был играть по нашим представлениям. Так, если это орудие труда, то насколько широко оно использовалось; если это текст международного договора - был ли он заключен или остался в проекте. Примером могут служить чертежи технических изобретений Леонардо да Винчи. Если судить только по ним об уровне технических достижений в период средних веков, то мы должны будем считать, что уже в XVI в. существовали подводные лодки и летательные аппараты.

Если источник рассказывает о событиях, необходимо установить, в какой мере автор был о них осведомлен. Наконец, нельзя забывать, что исторические деятели всегда выражали интересы определенных политических и социальных групп, и это отражалось на создаваемых ими документах,

Только учитывая все это можно выявить реальную основу в сообщениях источников.

Из этого вытекает, что каждый в отдельности источник нуждается в глубоком, индивидуальном изучении, на основе которого и можно решить вопрос о степени его достоверности, о точности сообщаемых им сведений и о возможности использования его в историческом исследовании. Поэтому овладеть навыками научной критики источников можно только на основе самостоятельной работы над различными документами прошлого, сохранившимися от разных эпох, т. е. в процессе практической работы с ними.

МЕТОДИКА

ИСТОРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ
«Нет ничего вредней для начинающего историка, - писал М. Блок, - чем советовать ему просто ждать в состоянии бездействия, пока сам источник не пошлет ему вдохновение. При таком методе многие вполне добросовестные изыскания потерпели неудачу или дали ничтожно мало...»5 Даже самые понятные на первый взгляд источники могут что-то «сказать» историку, только если он умеет их спрашивать. То есть любое историческое исследование предполагает, что с самого начала необходимо составить вопросник, по которому будет вестись изучение источника.

Можно ли собрать все факты? В принципе исследователь должен стремиться собрать все факты, имеющие отношение к поставленной проблеме. Это необходимо для самостоятельности выводов. «Всегда неприятно сказать: «Я не знаю», «я не могу узнать». Но говорить об этом надо только после самых энергичных, отчаянных розысков. Бывают, однако, моменты, ко-гда настоятельный долг ученого велит, испробовав все, примириться со своим незнанием и честно в нем признаться»2.

Поскольку все источники по новой и новейшей истории из-за их обилия не всегда могут быть собраны, встает вопрос: в какой момент исследователь вправе прекратить накопление фактического материала? Пока фактов мало, никакие обобщения невозможны Но слишком долгое накопление фактов тормозит исследование. То есть количество собранных фактов должно быть оптимальным.

Это оптимальное накопление фактов наступает тогда, когда собранный материал позволяет исследователю сделать определенные выводы, а новые факты лишь подтверждают их.

Историзм в исследовании. Исследователь должен исходить из принципа историзма, который требует учитывать специфику эпохи, в том числе характер мышления живших в изучаемое время людей Не следует переоценивать развитие общественного сознания и модернизировать психологию лю-



дей прошлого. Нельзя критиковать действия исторических персонажей с современной точки зрения. «Историзм предполагает рассматривать историю как внутренне закономерный и причинно обусловленный процесс развития общества»6.

Итак, историческая наука не может обходиться без источников, поскольку она изучает прошлое, часто весьма отдаленное от современности.

Лекция 2. ИСТОЧНИКОВЕДЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Содержащийся в источниках материал является для историка лишь сырьем, которое еще нужно обработать. До включения материалов источников в свое исследование историк обязан подвергнуть их анализу: выявить подлинность, соответствие исторической правде, положительные и отрицательные стороны, общую ценность. Такой анализ в исторической науке принято называть исторической критикой. Историческая критика является важнейшим методом исторической науки. При этом под словом «критика» следует понимать обсуждение, разбор, оценку в научном смысле, а не замечания ругательного характера.

Основное внимание при характеристике источников мы будем уделять письменным источникам.

Говоря о периоде новой и новейшей истории, нужно отметить, что значительная часть письменных источников дошла до нас в виде рукописей, т.е. текстов, написанных от руки.

Даже после изобретения книгопечатания лишь малая часть материалов печаталась в типографиях. Подавляющее число их издавать не имело никакого смысла, да и не было никакой возможности. Поэтому в рукописях сохранились почти все документы текущего делопроизводства правительственных канцелярий как в центре, так и на местах, личная переписка и многие другие материалы.

Сочинения и прочие материалы, изданные типографским путем, в большинстве случаев представляют собой последнюю редакцию текста, выправленную автором и в наибольшей мере выражающую его взгляды. Однако бывает и так, что напечатанные материалы искажают мысли автора, отражая изменения текста со стороны редакторов и цензуры. Решить этот вопрос можно лишь после изучения рукописи. Поэтому как источник важен не только напечатанный текст, но и все подготовительные к нему материалы.

Из рукописных материалов наибольшую ценность для историков представляют подлинники. Подлинной считается рукопись, текст которой принадлежит тому автору и возник в том месте, времени и условиях, какие приписывают ему создатели рукописи, или если рукопись не называет имени автора, места, времени или условий возникновения, но это вытекает из ее внешних признаков и содержания.

Подлинники, как уже сказано, представляют наибольшую ценность для историка. Правда, много архивных документов погибало от небрежного хранения, а часть из них уничтожалась сознательно, например, по политическим, религиозным и прочим соображением. Тем не менее, от столетия к столетию их сохранялось все больше и больше, и уже от XVffl и последующих столетий число дошедших до нас подлинных письменных источников насчитывалось десятками и сотнями тысяч.

В тех случаях, когда не имеется подлинников, независимо от того, исчезли ли они навсегда или не разысканы, исследователи обращаются к копиям, т.е. к текстам, списанным с оригинала и точно повторяющим его текст.

При создании копии переписчики часто допускали ошибки и искажения текста, но если эти ошибки были ненамеренными, то и такой текст признается копией.

Обычно считается, что чем ближе копия по времени стоит к оригиналу, тем точнее она передает его текст. Однако часто бывает наоборот, т. к. многое зависит от цели, которая была поставлена перед переписчиком, его личных качеств и условий, в которых он работал.

Копия имеет важное значение для историка и в тех случаях, когда подлинник сохранился, но уже после снятия копии подвергся порче и в отдельных местах не может быть прочтен.

Если рукопись создана не тем лицом, которому это приписывается, не в том месте, времени и условиях, в которых по всем признакам должна была появиться, если она не является копией документа, а сфальсифицирована с какой-то определенной целью, она считается поддельной.

Долгое время историки считали поддельную рукопись не заслуживающей внимания. Действительно, по ним нельзя установить достоверные факты. Но очень интересные соображения были высказаны М. Н. Смирновым еще в 1916 г.: «Можно даже, выражаясь несколько парадоксально, сказать, что частный акт тем подлиннее, чем он более подложен. Всякий подделыватель, несомненно, прежде всего стремится к тому, чтобы его документ сохранял все реквизиты подлинного... Факты, изложенные в поддельном документе, конечно не соответствуют действительности, но отношения, в нем изображенные, теоретически вполне достоверные. Для правосудия подложный документ ничтожен, для дипломатики он имеет такое же значение, как и подлинный»'.

Таким образом, все дошедшие до нас рукописные материалы: и подлинники, и копии, и подделки используются исследователями как исторический источник. Однако значение каждого из них, так же как цель, форма и степень использования, будут различными.
Цит по Пронштейн А П Методика исторического исследования Ростов-н/Д 1971 С. 40

Источниковедческий анализ любого типа источников предполагает ряд последовательных операций. Во-первых, сбор необходимых материалов для исследования той или иной проблемы, точное прочтение текста, очищение его от вставок и фальсификаций, заполнение лакун, выяснение редакторских дополнений. Во-вторых, определение времени создания источника, места написания, цели и обстоятельства его составления, авторства, мировоззрения автора, его политические пристрастия, социальную принадлежность, профессиональную подготовку. В-третьих, определение степени его достоверности, роли субъективного и объективного начал.

После такой проделанной работы сам источниковед или другой исследователь может использовать подготовленный материал для конкретных или общеисторических исследований, воссоздания исторической реальности, нашедшей отражение в источниках.

Важное место среди методов изучения исторических источников занимает метод сочетания данных различных видов и классов источников. Освещая общество с разных сторон, они не просто дополняют, но и корректируют друг друга. В последние десятилетия этот метод получил дополнительный импульс в связи с развитием междисциплинарных исследований, например, на стыке истории и социологии, истории и философии и т.п.

Одна из центральных проблем современного источниковедения - роль субъективного начала в источнике и, следовательно, в более широком плане - проблема достоверности источника.

В каждом источнике заложена информация 3-х видов: 1} информация, заложенная намеренно, сознательно; 2) информация, о которой не предполагал создатель; 3) информация, которая сознательно или ненамеренно искажает истинное положение.

Субъективизм в источнике связан с опытом, степенью профессиональной подготовки создателя, влиянием на него среды и других факторов. Особенности мировоззрения самого исследователя вносят дополнительные элементы в проблему субъективного при работе с историческими источниками.

Другая причина субъективизма зависит от типа источника и тех задач, которые перед ним поставлены: юридический памятник и трактат по хозяйству рассматривают современную им реальность под разным углом зрения.

Наиболее субъективными являются нарративные источники. Хотя, конечно, это не значит, что законодательные или документальные источники свободны от ошибок или лжи.

Фальсификация может быть двух типов. Первая связана с подделкой имени автора и даты, т.е. фальшивка в юридическом смысле слова. Например, все письма, опубликованные за подписью Марии-Антуанетты, жены Людовика XVI, казненной по приговору революционного трибунала, не были написаны ею. Среди них есть и написанные в XIX веке. Или тиара, проданная в Лувр в 1896 г. за 200 тыс. франков в качестве скифского памятника

Ill в. до н.э., была изготовлена одесским ювелиром в 1895 году. Подделка была разоблачена лишь в 1903 году.

Второй тип фальсификации связан с содержанием документа. Например, Талейран в своих «Мемуарах» сознательно что-то исказил, многое опустил. Отбор и оценку информации Талейран подчинял своим замыслам и оправданию своих действий.

Нужно заметить, что большинство письменных документов, подписанных вымышленным именем, лживы также и по содержанию. Так называемые «Протоколы сионских мудрецов» не только не написаны сионскими мудрецами, но и по содержанию крайне далеки от истины. Этот документ содержал план установления на развалинах христианской цивилизации совместно с франкмасонами «еврейского мирового господства» во главе с «царем из дома Сиона».

Протоколы якобы содержали материалы заседаний сионистов в Базеле в 1897 году. В 1921 г. английский журналист Ф. Грейвз продемонстрировал их подозрительное сходство с сатирой Мориса Жоли на Наполеона Ш (Диалог в аду между Макиавелли и Монтескье, 1864 г.). Исследования русского историка В. Бурцева показали, что «Протоколы» - это подделка, составленная Охранным отделением. В 1935 г. международный суд в Берне объявил «Протоколы» фальшивкой.

Иногда документы, бесспорные по происхождению, лживы по содержанию. Но ученым, устанавливающим достоверность источника, приходится очень тяжело трудиться, чтобы добраться до истины. Например, акты государственной власти и частные контракты могут быть должным образом заверены, но и те, и другие могут быть лживы по содержанию. Так, в 1834 г. еще до начала судебного процесса над тайными обществами во Франции Тьер, который был министром во времена Июльской монархии и руководил подавлением восстаний 1834 г. в Лионе и Париже, писал префекту департамента Нижний Рейн: «Предписываю вам приложить все усилия, чтобы обеспечить с вашей стороны наличие документов для начинающегося главного следствия... Важно надлежащим образом выявить корреспонденцию этих анархистов, выяснить тесную связь событий в Париже, Лионе, Страсбурге - одним словом, существование обширного заговора, охватывающего всю Францию». То есть еще до начала процесса было решено, что заговор существует, и нужны были только соответствующие документы, подтверждающие это.

Даже документы, должным образом датированные и заверенные печатью, могут содержать умышленные неточности. Сколько раз и сейчас задним числом датируется какой-то документ или ставится подпись под ним.

Однако недостаточно констатировать обман, нужно еще раскрыть его мотивы. Доказав, что тот или иной документ подделка, мы избавимся от заблуждения, но не приобретем никаких новых знаний. Если же удастся устано вить цель изготовления фальшивки, кому это было выгодно, мы сможем лучше понять изучаемое явление.

Так от критики источников исследователь приходит к тому, чтобы за обманом искать обманщика, т. е. связать изучение исторических фактов с реальными людьми.

Причины, побуждающие создавать фальшивые документы, очень разнообразны. Иногда это объясняется тщеславием, иногда скрытностью. Например, Франсуа Ленорман, сын члена Французской Академии, и сам впоследствии заседавший в этом учреждении, начал свою карьеру в 17 лет, обманув своего отца в том, что якобы «открыл» древние надписи, которые целиком были сделаны его рукою. Когда он был уже стар и осыпан почестями, его последней блестящей проделкой, говорят, было описание как греческих древностей нескольких обычных предметов, которые он подобрал на полях Франции.

Мифомания присуща не только отдельным людям, но и целым эпохам. Такими были конец XVIII и начало XIX века. В это время появляется целый ряд подделок: псевдокельтские поэмы, приписываемые Оссиану, но написанные Джеймсом Макферсоном, эпопеи и баллады, якобы переведенные со староанглийского языка поэтом Т. Чаттертоном («Бристольская трагедия», «Элла» и др.), мнимосредневековые стихи Клотильды де Сюрвиль, в действительности написанные совсем не в средние века маркизом де Сюрвиль, бретонские песни, придуманные Вильмарке, переведенные якобы с хорватского языка песни, написанные Мериме, героические чешские песни кра-ледворской рукописи - всего не перечислишь. В течение нескольких десятилетий по всей Европе распространилась масса подделок.

Отдельные примеры показывают, что нарушение истины порождает целую цепь лжи, что всякий обман почти неизбежно влечет за собой многие другие, чтобы хотя бы внешне поддержать друг друга. Вот почему знаменитые фальшивки возникали целыми гроздьями: фальшивые привилегии кен-терберийского архиепископства, фальшивые привилегии австрийского герцогства с подписями многих великих государей от Юлия Цезаря до Фридриха Барбароссы, фальшивое дело Дрейфуса, разветвленное, как генеалогическое древо. Обман по природе своей рождает следующий обман.

От чистого обмана до невольного заблуждения немало ступеней. Так, многие очевидцы событий обманываются совершенно искренне. Поэтому нужно поставить вопрос о психологии свидетельства.

У большинства людей мозг воспринимает окружающий мир весьма несовершенно. Кроме того, поскольку свидетельства чаще всего бывают воспоминаниями, всегда есть опасность, что к первоначальным ошибкам восприятия добавятся ошибки памяти.

Нет таких свидетелей, чьи слова всегда и при всех обстоятельствах были бы абсолютно правдивы. Даже у самого способного человека точность фиксации в мозгу образов нарушается по двум причинам. Одна связана с временным состоянием наблюдателя, например, с усталостью или волнением. Другая - со степенью его внимания.

За редким исключением мы хорошо видим и слышим лишь то, что для нас важно. Так, добросовестный врач после посещения больного даст более точное описание внешнего вида и поведения пациента, чем находившейся в комнате мебели, хотя она и была в поле его зрения.

Вот почему, вопреки довольно распространенному предрассудку, самые привычные для нас предметы относятся, как правило, к тем, точное описание которых получить труднее всего - привычка почти неизбежно порождает безразличие.

Неточность воспоминаний связана и с тем, что свидетели исторических событий часто наблюдали их в момент сильного эмоционального смятения. Если событие было неожиданным, то внимание могло было быть мобилизовано слишком поздно, или свидетель был поглощен заботами о неотложных действиях. В этих случаях внимание не способно с достаточной четкостью зафиксировать события, которым историк в будущем будет придавать первостепенное значение.

Но эти рассуждения не должны внушать пессимизма. Такое искаженное восприятие относится только к ближайшим по времени событиям. Они сами по себе относятся к разряду непредвиденного или случайного. Они не затрагивают основу структуры прошлого.

Если же говорить о глубинных пружинах человеческого поведения, переменах в мышлении и в образе чувств, в технике, в социальной или экономической структурах, то свидетели в данном случае не подвержены слабостям моментального восприятия. Еще Вольтер считал, что самое глубокое в истории - это также и самое в ней достоверное.

Если бы ошибки в источниках определялись только личными качествами свидетелей, то историку пришлось бы предоставить их изучение психологу. Но чтобы ошибка одного свидетеля стала ошибкой многих, чтобы неверное наблюдение превратилось в ложные представления широкого слоя людей, необходимо определенное состояние общества, взбудораженного теми или иными причинами.

Однако каким бы значительным ни было субъективное начало в источнике, в нем всегда есть объективное ядро. Иначе говоря, не может быть ненужных источников, ничего не дающих для исторического исследования. Любой источник содержит информацию о той или иной исторической реальности, и главной задачей историка является умение ее расшифровать. Прогресс исторической науки состоит в том, что наряду с возрастанием количества источников, открытием новых их типов совершенствуются методы источниковедческого анализа, развиваются познавательные способности самого историка.

Критика источников, связанная с особенностями восприятия событий, всегда будет тонким искусством. Но все же это искусство рациональное, основанное на методичном проведении нескольких важнейших Операций.

Предположим, что от какой-то исчезнувшей цивилизации остался лишь один предмет, и у нас нет возможности связать его с чем бы то ни было, даже с геологическими отложениями. Будет совершенно невозможно датировать эту единичную находку и оценить ее подлинность.

Всякое установление даты, всякая проверка и интерпретация источника в целом возможны лишь при наличии целого хронологического ряда или синхронного комплекса источников, поскольку в основе почти всякой критики источников лежит сравнение.

Однако результаты этого сравнения неоднозначны. Сравнение приводит к установлению либо сходства, либо различия

Если два источника, относящиеся к одному времени, противоречат друг другу, то один из них лжет. Это вытекает из самого универсального закона логики: закон противоречия категорически не допускает, чтобы какое-то событие могло произойти и в то же время не произойти.

Как сделать выбор между свидетельствами, которые противоречат друг другу? Здесь решает дело психологический анализ: необходимо взвесить возможные мотивы правдивости, лживости или заблуждения свидетелей. Правда, иногда это сделать очень трудно, и выводы будут весьма приблизительными.

Не очень хорошо, однако, если свидетельства слишком уж совпадают во всем. Это говорит не в их пользу и заставляет сомневаться в их правдивости. Возьмем простой пример. Всякий знает, что в сражении при Ватерлоо Наполеон потерпел поражение. Если кто-то из современников будет это отрицать, мы сочтем его лжесвидетелем. Но если два участника сражения опишут эту битву в одних и тех же выражениях, с одинаковыми деталями? Мы должны будем сделать вывод, что либо один из них списал у другого, либо оба они списали с какого-то общего образца.

Невозможно допустить, что два наблюдателя, находившиеся в разных пунктах и в разной степени внимательные, могли записать с одними и теми же подробностями один и тот же эпизод, или что в бесконечном количестве слов языка они выбрали те же слова и расположили их в той же последовательности для описания одного факта.

Если два одинаковых рассказа разных людей выдают себя за непосредственное описание событий, то по крайней мере один из них лжет.

Когда перед нами стоит выбор: определить, какой документ подлинный, а какой - копия (или плагиат), то каким путем идти?

Сначала нужно обратить внимание на внешние критерии, например, датировку обоих документов, если ее можно установить, почерк и пр. Если же этой подсказки нет, то вступает в действие текстологический и психологический анализ. Но он не подчиняется каким-то механическим правилам.

Некоторые исследователи утверждают, что при позднейших обработках текста в него вносятся дополнения, которых не было в первоначальном варианте, и в конце концов он обрастает фантастическими деталями (рассказами о своих подвигах, о победах своей армии и пр.). Но бывает и наоборот, подвергая переработке первоначальный текст плагиатор отбрасывает невероятные, с его точки зрения, детали.

Существует много способов подражания. Они зависят от характера подражателя, от условностей его времени. Плагиаторы часто выдают себя своими промахами. Иногда они не понимают отдельных мест в тексте, и тогда в их текст вкрадывается бессмыслица. Или они пытаются замаскировать свое заимствование, переиначивая текст первоисточника, тогда разность стиля изложения доказывает плагиат.

Иногда документ не является плагиатом или подделкой под какой-то оригинальный текст, но он является «заказным». Примером могут служить протоколы допросов тамплиеров. Если обвиняемые из разных «ступеней» ордена допрашивались одним инквизитором, они обязательно признавались в одних и тех же грехах и зверствах. Если же обвиняемые, принадлежавшие к одной «ступени» посвящения, допрашивались разными инквизиторами, их признания уже не совпадали. Естественно сделать вывод о том, что ответы диктовал тот, кто допрашивал. Подобные примеры можно встретить и в юридических актах.

Таким образом, при сравнении свидетельств должен действовать принцип ограниченного сходства. Например, чтобы тот или иной источник был признан подлинным, он должен иметь определенное сходство с близкими ему по времени и условиям возникновения. Но если доводить это требование сходства до крайности, то к чему мы придем? Ни о каких открытиях в науке тогда не будет и речи! Само открытие означает неожиданность, отклонение. Заниматься такой наукой, которая ограничивается констатацией того, что все происходит всегда так, как этого ожидаешь, было бы и бесполезно, и неинтересно. Нельзя никакие приемы критики источников доводить до крайности.

Социальная однородность не так уж всесильна, чтобы отдельные люди или небольшие группы не могли ускользнуть от ее власти. Однако возможность отклонений не отрицает метода установления достоверности на основе сходства. Ибо всякая индивидуальная оригинальность имеет свои границы. Нельзя ожидать, что атомная бомба могла быть изобретена в XII веке. Важно, чтобы точный анализ определял возможность отклонений и точки необходимого сходства.

Оценить вероятность какого-либо события - значит установить, сколько у него есть шансов произойти. Прошлое есть данность, в которой уже нет места возможному. Гадать можно только о будущем. Но пытаясь восстановить события, происходившие перед тем или иным свершившимся историческим фактом, исследователь определяет, насколько он был случайным



или предопределенным Поэтому историк тоже может применять понятие вероятности в историческом исследовании Например, насколько неизбежными были война между Стефаном и Матильдой в Англии XII в и война между Севером и Югом в Америке9

М Блок писал «При нашей неизбежной подчиненности прошлому мы пользуемся по крайней мере одной льготой хотя мы обречены знакомиться с ним лишь по его следам, нам все же удается узнать о нем больше, чем ему угодно было нам открыть»7

  1   2   3   4   5   6


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации