Сергиенко Е.А., Крюкова Т.Л. Психология совладающего поведения. Материалы Международной научно-практической конференции - файл n1.doc

Сергиенко Е.А., Крюкова Т.Л. Психология совладающего поведения. Материалы Международной научно-практической конференции
скачать (998 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc998kb.03.11.2012 12:00скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

ПОНЯТИЕ «ЖИЗНЕСПОСОБНОСТЬ»

И ЕГО ОТЛИЧИЕ ОТ ТЕРМИНОВ

«СОВЛАДАНИЕ С ТРУДНЫМИ

ЖИЗНЕННЫМИ СИТУАЦИЯМИ» И

«ЖИЗНЕСТОЙКОСТЬ»

А. И. Лактионова (Москва)

На развитие адаптационных способностей ин-

дивида значительное влияние оказывает наличие

у него такого качества как «жизнеспособность».

Термин «жизнеспособность» (resilience) буквально

переводится как гибкость, упругость, эластичность,

устойчивость (к внешним воздействиям) и как спо-

собность быстро восстанавливать здоровое физи-

ческое и душевное состояние. Это интегративное

качество личности было впервые выделено в лон-

гитюдном исследовании жителей о. Кауи (Гавайс-

кие острова) E. Werner и его сотрудниками (Werner,

1993).

«Жизнеспособность – это способность чело-

века или социальной системы строить нормальную,

полноценную жизнь в трудных условиях» (Вани-

штендаль, 1998). М. Ungar определил это понятие

как способность человека управлять ресурсами

собственного здоровья и социально приемлемым

способом использовать для этого семью, общество

и культуру (Ungar, 2005).

Важно отметить, что жизнеспособность не

является u1091 универсальным, безоговорочным или

фиксированным качеством; она изменяется в за-

висимости от вида стресса, его контекста и иных

факторов, которые можно определить как факторы

риска и защитные факторы. Кроме того, жизнеспо-

собность может меняться со временем и в разных

условиях (Luthar и др., 2000). Ваништендаль счи-

тает, что «жизнеспособность» может находиться в

латентном состоянии. Но в силу различных собы-

тий, происходящих в жизни индивида, его способ-

ность сопротивляться разрушению и строить свою

жизнь несмотря ни на что, может «перейти в актив-

ную фазу» и даже усилиться. Речь идет о «разбу-

женном» потенциале. Таким образом, сам процесс

перехода человека из пассивного состояния в актив-

ное может усилить его «жизнеспособность». Часто

результатом этого является позитивное развитие

человека в тяжелой жизненной ситуации (Ваниш-

тендаль, 1998).

Жизнеспособность связана с защитной три-

адой, которая включает в себя индивидуальные

свойства, семейные связи, а также возможность по-

лучения поддержки общества. К индивидуальным

свойствам следует отнести биологические и психо-

логические характеристики индивида. Биологичес-

кие характеристики включают в себя генетические

и нейробиологические свойства; психологические

- эмоциональную, мотивационно-волевую, когни-

тивную сферы (уровень субъективного контроля,

особенности самооценки, защитные механизмы и

механизмы совладания, жизнестойкость). Поми-

мо биологических и психологических влияний, и

нормальное, и асоциальное развитие во многом за-

висит от социального контекста. Все эти свойства

по-разному формируют и/или оказывают влияние

на жизнеспособность личности. Индивидуальные

свойства или социальный контекст, уменьшаю-

щие опасность развития у индивида расстройства

адаптации относят к защитным факторам (факто-

рам жизнеспособности), тогда как факторы риска

делают обратное - они увеличивают вероятность

того, что у индивида возникают трудности. Поня-

тие «жизнеспособность» связано с непрерывны-

ми интеракциями между защитными факторами и

факторами риска, u1089 связанными с самим индивидом,

возникающими между индивидом и его окруже-

нием (Мэш, Вольф, 2003). Защитные факторы и

факторы риска рассматриваются как процессы, а

не как абсолютные величины, поскольку одно и то

же событие или условие может выступать как в ка-

честве защитного, так и в качестве фактора риска,

в зависимости от общего контекста, в котором оно

возникает (Millstein и др., 1993). Понимание этого

контекста требует учета и проксимальных (ближ-

них), и дистантных (отдаленных) событий, а также

событий, непосредственно влияющих на индивида

в конкретной ситуации и в конкретное время (Мэш,

Вольф, 2003). Социальные условия и жизненный

опыт подростка следует рассматривать в контексте

семьи, культуры в целом и его взаимоотношений со

сверстниками (Makhnach, Laktionova, 2005).

Следует провести разграничение между таки-

ми понятиями, как «жизнеспособность», «совлада-

ние с трудными жизненными ситуациями» и «жиз-

нестойкость».

Концепция совладания включает поведенчес-

кую, эмоциональную и когнитивную активность,

которую индивиды привлекают с целью приспо-

собления и адаптации к сложным жизненным об-

стоятельствам (Мэш, Вольф, 2003). Результатом

такой активности субъекта может быть устранение

трудности (стрессора), преобразование ситуации

либо адаптации к ее требованиям. «Совладание

опосредовано требованиями ситуации, «запускаю-

щей» копинг и внутренней активностью субъекта,

его отношением к ней, обусловленными системой

его личностных смыслов и диспозиционной струк-

турой» (Крюкова, 2003). Folkman, Lazarus считают,

что совладание выполняет две основные функции:

45

Кострома, 16–18 мая 2007 г.

регуляции эмоций (к этой функции относят когни-

тивные, эмоциональные и поведенческие усилия,

с помощью которых личность пытается редуциро-

вать эмоциональное напряжение, эмоциональный

компонент дистресса) и управления проблемами,

вызывающими дистресс (устранение угрозы, влия-

ние стрессора). Обе функции используются в боль-

шинстве стрессовых ситуаций, при этом их процен-

тное соотношение зависит от того, как стрессовые

ситуации оценены человеком (Folkman, Lazarus,

1980).

В процессе u1089 совладания со стрессом использу-

ются поведенческие стратегии на основе личнос-

тных и средовых ресурсов совладания. Стратегии

совладания подразделяются на активные и пассив-

ные. Чем разнообразнее и шире набор ресурсов ин-

дивида, тем скорее он будет использовать активные

стратегии совладания (Махнач и др., 1999), вклю-

чающие все варианты поведения человека, направ-

ленные на разрешение проблемной и/или стрессо-

вой ситуации и поиск социальной поддержки. Пас-

сивное совладающее поведение включает в себя ба-

зисную стратегию избегания, но некоторые формы

избегания могут носить и активный характер.

Термин «жизнеспособность» отличается от

понятия «совладание с трудными жизненными си-

туациями», он подразумевает не просто преодоле-

ние человеком трудностей и возврат к прежнему

состоянию, а прогресс, движение через трудности к

новому этапу жизни. Таким образом, оно включает

в себя два понятия:

- сопротивление разрушению, то есть способ-

ность личности защищать свою целостность,

когда она испытывает сильное давление;

- а также, помимо простого сопротивления,

способность строить полноценную жизнь в

трудных условиях; такое «созидание» пред-

полагает умение планировать свою жизнь,

двигаясь в определенном направлении в те-

чение какого-то времени (Ваништендаль,

1998).

Поэтому «жизнеспособность» является более

широким понятием, чем «совладание с трудными

жизненными ситуациями», включая его в себя.

Исследователи совладающего поведения пред-

полагают, что в различных возрастных и социаль-

ных группах имеются личности, отличающиеся

жизнестойкостью, которые лучше справляются со

стрессом, обладают особыми стратегиями преодо-

ления трудных ситуаций, и, вероятно, большим их

количеством и разнообразием. В связи с этим было

введено понятие «жизнестойкость» (hardiness), от-

ражающее психологическую живучесть и расши-

ренную эффективность человека и являющееся по-

казателем психического здоровья (Maddi, Khoshaba,

1994). Понятие «жизнестойкость» (Леонтьев, 2002)

используется в контексте проблематики совладания

со стрессом и подчеркивает наличие аттитюдов,

мотивирующих человека преобразовывать стрес-

согенные жизненные события. Понятие «жизне-

стойкость» не тождественно понятию «стратегия

совладания». Cтратегия совладания – это прием,

алгоритм действия, привычное и традиционное для

личности действие, в то время как жизнестойкость

- черта личности, установка на выживаемость. Пер-

вой характеристикой жизнестойкости, согласно С.

Мадди, является «включенность» (commitment),

позволяющая индивиду чувствовать свою зна-

чимость и ценность, для того, чтобы полностью

включаться в решение жизненных задач, несмотря

на наличие стрессогенных факторов и изменений.

Жизнестойкость – установка, условно названная

«контролем», во многом сходна с понятием «локус

контроля» Роттера. И как установка, она мотиви-

рует к поиску путей влияния на результаты стрес-

согенных изменений, в отличие от состояния бес-

помощности и пассивности. Помимо установок,

«жизнестойкость» включает в себя такие базовые

ценности, как кооперация, доверие и креативность.

Williams и др. сумели доказать наличие положитель-

ной связи между жизнестойкостью и адаптивными

стратегиями совладания, а также показателями здо-

ровья-болезни (Williams, 1992). Можно сказать, что

жизнестойкость - это особый паттерн установок и

навыков, позволяющих превратить изменения, про-

исходящие с личностью, в ее возможности.

Таким образом, наличие «жизнестойкости»

является необходимой составляющей «жизнеспо-

собности» и, также как и «совладание с трудными

жизненными ситуациями», включается в это поня-

тие.

СОЦИАЛЬНЫЙ И ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ

ИНТЕЛЛЕКТ КАК КОПИНГ-РЕСУРСЫ

О. В. Лунева, А. В. Манторова (Москва)

В современной психологии активно разраба-

тывается проблема «совладающего поведения».

Многие исследователи ищут ответы на вопрос, ка-

ким образом, какими способами человек справляет-

ся с ситуациями, событиями и проблемами в своей

жизни, как он их разрешает. Ответы на этот вопрос

имеют большую теоретическую и практическую

значимость (Голованевская, 2003). Наибольший

опыт изучения этой проблемы имеет западная пси-

хология. В отечественной u1087 психологии интерес к

совладающему поведению является относительно

новым, особенно на уровне теоретических исследо-

ваний (В. И Голованевская, Л. И. Дементий, Т. Л.

Крюкова и др. ).

«Копинг» или «совладающее поведение» - это

разновидность социального поведения человека,

смысл которого заключается в том, чтобы разре-

46

ПСИХОЛОГ ИЯ СО ВЛАДАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ

шить или смягчить, привыкнуть или уклониться от

требования, предъявляемого трудной ситуацией, а

также, возможно, предотвратить, своевременно раз-

гадав ее неразрешимость и опасность. Механизмы

совладания используются человеком сознательно и

целенаправленно, а способы, используемые субъек-

том, адекватны личностным особенностям и ситуа-

ции (Крюкова, 2005). Таким образом, можно гово-

рить, что для отечественной психологии характерно

рассмотрение совладающего поведения как осоз-

нанного рационального поведения, направленного

на устранение стрессовой ситуации. Оно зависит,

по крайней мере, от двух факторов - личности (ко-

пинг-ресурсы) и реальной ситуации. Совладающее

поведение может проявляться на поведенческом,

эмоциональном и познавательном уровнях функци-

онирования личности. Человеку необходимо осоз-

нание ситуации и способов эффективного совладе-

ния с ней, а также умение вовремя применить их

в поведении. Совладание представляет собой инди-

видуальный способ взаимодействия с ситуацией в

соответствии с ее собственной логикой, значимос-

тью в жизни человека и его психологическими воз-

можностями.

Изучение совладающего поведения в контек-

сте «личностных особенностей», «личностных ка-

честв» позволяет рассматривать их в качестве ко-

пинг-ресурсов. Под копинг-ресурсами понимаются

характеристики личности и ее окружения, которые

связывают с низким уровнем дистресса или физио-

логическими симптомами, следующими за началом

действия стрессоров. Это противостояние стрессу и

названо ресурсами. В качестве копинг-ресурсов мо-

гут выступать такие характеристики, как самооцен-

ка, особенности социального окружения, социаль-

ная поддержка, достигнутые u1089 статусы (образование,

финансовые ресурсы, престиж профессии и т. д. )

(Дементий, 2004).

Исследуя копинг-ресурсы, психологи отмеча-

ют постоянное взаимодействие средовых и личнос-

тных детерминант. Средовые факторы - пусковой

механизм копинга. Одним из стержневых моментов

механизма адаптации считается поиск тех условий

и факторов, которые могут смягчать для человека

действие жестких стрессовых ударов. Именно по-

этому одна и та же ситуация по-разному восприни-

мается и весьма индивидуально решается. В этой

связи весьма продуктивно исследование копинга

с точки зрения личности, справляющейся с чем

либо.

Личностные источники как ресурсы преодо-

ления стали предметом исследования многих зару-

бежные и отечественных авторов. Анализ их пуб-

ликаций показывает, что в качестве личностных ре-

сурсов преодоления выделяются тип темперамента,

мотивация достижения, локус контроля, ответс-

твенность, эмпатия, Я-концепция (К. А. Абульхано-

ва, Л. Т. Китаев-Смык, С. Кобаса, В. Д. Небылицин,

Дж. Ормел, Р. Сандерман).

Изложенный подход к пониманию копинг-ре-

сурсов позволяет значительно расширить их круг,

сделав акцент на социально-психологической со-

ставляющей процесса совладающего поведения.

Поскольку, по мнению большинства авторов, речь

идет о социальном поведении, объединяющем лич-

ность и реальную стрессовую ситуацию, считаем

уместным рассмотрение в качестве копинг-ресур-

сов социальный и эмоциональный интеллекты. В

современной психологии существуют различные

подходы как к пониманию их содержания, так и

соотношения (Лунева, 2005, 2007; Люсин, Ушаков,

2004 и др. ). Не останавливаясь на сути научных

дискуссий по этому поводу, отметим, что многие

исследователи считают социальный интеллект

социальной способностью. Так, В. Н. Куницына

считает, что СИ – глобальная способность, возни-

кающая на базе комплекса интеллектуальных, лич-

ностных, коммуникативных и поведенческих черт,

включая уровень энергетической обеспеченности

процессов саморегуляции; эти черты обусловли-

вают прогнозирование развития межличностных

ситуаций, интерпретацию u1080 информации и поведе-

ния, готовность к социальному взаимодействию и

принятию решений. Эта способность позволяет че-

ловеку достигать гармонии с собой и окружающей

средой. Кроме того, автор обращает внимание на

отдельный аспект СИ – коммуникативно-личност-

ный потенциал, а также и менее значимые другие

аспекты: характеристики самосознания (чувство

самоуважения, открытость новым идеям, свобода

от комплексов; социальная перцепция; энергети-

ческие характеристики) (Куницына и др., 2002).

Ушаков Д. В. в рамках собственной структур-

но-динамической теории интеллекта рассматривает

СИ как способность понимать других людей, их

взаимоотношения и социальные ситуации. Он поз-

воляет более адекватно выстроить стратегию пове-

дения. Уровень СИ, по мнению автора, зависит от

потенциала формирования, включающего уровень

общего интеллекта, от личностных особенностей

(в первую очередь, эмоциональных) и от того, как

сложился жизненный путь человека, на что были

направлены его жизненные силы (Ушаков, 2004). В.

Н. Дружинин предполагал, что у человека сущест-

вуют базовые социальные способности, обеспечи-

вающие ему эффективное взаимодействие с други-

ми людьми.

Согласно предположению О. В. Луневой, со-

циальный интеллект - социально-психологический

конструкт, обеспечивающий личности создание

«картины» социально-психологического взаимо-

действия (и себя как части этой «картины») и воз-

действие (регуляцию) личности на собственное

поведение, на процесс и людей, включенных в это

47

Кострома, 16–18 мая 2007 г.

взаимодействие. Эти две формы (функции) прояв-

ления социального интеллекта детерминируются

определенной иерархией личностных и индивиду-

альных характеристик (Лунева, 2007). Социальный

интеллект способствует адаптации личности в со-

циуме, в групповых и межличностных системах от-

ношений и взаимодействий. Этот процесс социаль-

ной адаптации, очевидно, включает и механизмы

совладающего поведения. Все это дает основания

гипотетически рассматривать феномен социально-

го интеллекта как родственный феномену копинга,

а также как конструкт, u1086 осуществляющий «запуск»

и «реализацию» совладающего поведения, направ-

ленного на достижение конкретной цели.

Понятием, близко расположенным к смыс-

ловому полю совладающего поведения является и

эмоциональный интеллект. Зарубежные авторы не

раз упоминали о взаимосвязи эмоционального ин-

теллекта и устойчивости человека к стрессу (R. Bar-

On, D. Goleman, R. Cooper).

Первая и наиболее известная в научной пси-

хологии модель эмоционального интеллекта была

разработана Питером Саловеем и Джоном Майе-

ром. Они же ввели в психологию и сам термин

«эмоциональный интеллект». Первоначальный

вариант этой модели был предложен в 1990 году.

Исследователи определили эмоциональный интел-

лект как «способность отслеживать собственные и

чужие чувства и эмоции, различать их и использо-

вать эту информацию для направления мышления

и действий. Эмоциональный интеллект трактовался

как сложный конструкт, состоящий из способнос-

тей трех типов:

1) идентификация и выражение эмоций,

2) регуляция эмоций,

3) использование эмоциональной информации

в мышлении и деятельности (Mayer, Salovey,

1997).

Анализ отечественных (О.В. Лунева, Д.В. Лю-

син) и зарубежных (R. Bar-On, D. Goleman, J. Mayer,

P. Salovey) представлений об эмоциональном ин-

теллекте показывает его как сложный конструкт,

включающий следующие компоненты:

• понимание своих эмоций: знание себя, спо-

собность распознать и понять собственное

настроение, эмоции и движущие силы, равно

как и их влияние на других, переходы от од-

ной эмоции к другой, причины эмоций, вер-

бальную информацию об эмоциях;

• контроль своих эмоций: самоконтроль, спо-

собность контролировать и переориентиро-

вать деструктивные импульсы и настроения,

склонность не давать поспешных оценок,

думать, прежде чем действовать, управление

стрессовыми ситуациями, устойчивость к

стрессу, контроль за импульсивностью, само-

мотивация;

• понимание эмоций других людей и социаль-

ные навыки: эмпатия, распознавание эмоций

других людей, умение воздействовать на эмо-

циональное состояние других людей, лидерс-

тво, влияние, взаимодействие, изменяемость,

управление конфликтом, построение связей,

работа в команде.

По данным израильского психолога Р. Бар-

Она, эмоциональный интеллект определяется та-

кими качествами индивида, которые помогают ему

противостоять требованиям и давлению внешней

среды, справляться со стрессом. Эмоциональный

интеллект связан с общим психологическим само-

чувствием личности. В тесте, разработанном Бар-

Оном, учитывается 152 психологических ощуще-

ния, например, поведение при стрессе, ощущение

счастья и поведенческий оптимизм (Bar-On, 1997).

Американский психолог Роберт Купер рассмат-

ривал взаимодействие стресса и эмоционального

интеллекта. В его методике «Карта эмоционального

коэффициента», включающей двадцать шкал, три

первые шкалы посвящены стрессовым факторам,

которые влияют на человека (среда, стресс на рабо-

те, стресс в личной жизни). В последующих шкалах

отражены манеры поведения и способы реагирова-

ния на стрессовое воздействие. Вот пример одно-

го утверждения из шкалы «Стойкость»: «Я быстро

прихожу в себя после разочарований; из любой си-

туации существует несколько выходов; сталкиваясь

с проблемой, я сосредотачиваюсь на том, что я могу

сделать для ее решения». Р. Купер в своей работе

пишет о том, что способность противостоять стрес-

совому воздействию напрямую зависит от уровня

развития эмоционального интеллекта: чем выше

уровень эмоционального интеллекта, тем выше

способность противостоять стрессовому воздейс-

твию (Cooper, Sawaf, 1997).

Таким образом, социальный и эмоциональный

интеллекты, согласно изложенным данным, явля-

ются близкими смысловыми понятиями с совлада-

ющим поведением и могут рассматриваться как в

качестве его механизмов, так и копинг-ресурса. Ис-

следования в этом направлении помогут более ши-

роко взглянуть на проблему совладающего поведе-

ния и разработать новые методики его измерения.

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ

ПСИХОЛОГИИ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ

(Исследование выполнено при финансовой

поддержке РГНФ, грант 07-06-00442)

В. А. Мазилов (Ярославль)

Последние годы развития психологии в оте-

чественной науке ознаменовались появлениемpar 48

ПСИХОЛОГ ИЯ СО ВЛАДАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ

нового направления исследований – психологии

совладающего поведения (Крюкова, 2004). Данное

направление представляет собой дальнейшее раз-

витие одного из ведущих в отечественной психо-

логической науке подходов – психологии субъекта

(Рубинштейн, Абульханова, Брушлинский, Журав-

лев, Знаков и др. ).

В рамках субъектного подхода может на новом

уровне получить разработку проблема индивиду-

альности. Исследование индивидуальности несом-

ненно представляет собой одну из важнейших задач

современной психологии. В изучении индивидуаль-

ности психология сталкивается с рядом проблем,

которые происходят от недостаточной разработан-

ности методологических проблем психологической

науки. Отметим, что некоторые методологические

проблемы наиболее отчетливо проявляются именно

при исследовании индивидуальности. Остановимся

несколько подробнее на некоторых из них. Наибо-

лее важной, на наш взгляд, является проблема пред-

мета психологии. Эта проблема является источни-

ком постоянных недоразумений. Действительно, в

современной психологии мы имеем дело с «мно-

гоступенчатым» предметом («декларируемый»,

«рационализированный», «реальный»). Важно под-

черкнуть, что, «закрывая» эту проблему (как часто

и происходит), мы лишаемся надежды на установ-

ление какого-либо взаимопонимания в психологии

(Мазилов, 2006).

В последние годы появляются новые подхо-

ды к изучению индивидуальности. На наш взгляд,

представляется интересной попытка рассмотрения

внутреннего мира человека как основы индивиду-

альности (Шадриков, 2004). Перспективность та-

кого подхода связана с тем, что позволяет «навести

мосты» между психическими процессами, с одной

стороны, и индивидуальностью и личностью, с дру-

гой. Не секрет, что при традиционном понимании

предмета психологии они в значительной степени

оказываются «разорванными», а от «приговарива-

ния» слова психика особенного «сближения» обыч-

но не происходит. Более того, сегодня совершенно

ясно, что академическая психология, являясь «на-

следницей по прямойu187 » картезианского дуализма, не

может объяснить активности психики. Если это еще

как-то удается сделать в сфере познания, то в об-

ласти психологии индивидуальности затруднения

становятся практически непреодолимыми.

Как мы полагаем, современной психологии

требуется новое, более широкое понимание психи-

ки. Чтобы сделанные выше утверждения не пока-

зались излишней драматизацией ситуации, попро-

буем ее пояснить. Для иллюстрации воспользуемся

работой классика психологии XX столетия Ж. Пи-

аже (Пиаже, 1966). Ж. Пиаже в главе, посвященной

проблеме объяснения в психологии, замечает: «В

самом деле, поразительно, с какой неосторожнос-

тью многие крупные психологи пользуются фи-

зическими понятиями, когда говорят о сознании.

Жане употреблял выражения «сила синтеза» и

«психологическая сила». Выражение «психическая

энергия» стало широко распространенным, а выра-

жение «работа» даже избитым. Итак, одно из двух:

либо при этом в скрытой форме подразумевают фи-

зиологию и остается только уточнять, а вернее, из-

мерять, либо говорят о сознании и прибегают к ме-

тафоре из-за отсутствия всякого определения этих

понятий, сопоставимого с понятиями, которыми

пользуются в сфере физических законов и физичес-

кой причинности. В самом деле, все эти понятия,

прямо или косвенно предполагают понятие массы

или субстанции, которое лишено всякого смысла в

сфере сознания» (Пиаже, 1966, c. 190). Ж. Пиаже

продолжает: «. . . понятие причинности не приме-

нимо к сознанию. Это понятие применимо, разуме-

ется, к поведению и даже к деятельности; отсюда и

разные типы причинного объяснения, которые мы

различаем. Но оно не «подведомственно» сфере со-

знания как такового, ибо одно состояние сознания

не является «причиной» другого состояния созна-

ния, но вызывает его согласно другим категориям.

Из семи перечисленных нами форм объяснения

только абстрактные модели применимы к структу-

рам сознания, именно потому, что они могут абс-

трагироваться от того, что мы называем реальным

«субстратом». Причинность же предполагает при-

менение дедукции к подобному субстрату, и отли-

чием субстрата как такового от самой дедукции

является то, что он описывается в материальных

терминах (даже когда речь идет о поведении и де-

ятельности). Более того (и это является проверкой

наших предположений), трудности теории взаимо-

действия возникают именно от того, что она пыта-

ется распространить сферу действия причинности

на само сознание» (Ж. Пиаже, 1966, c. 190). А это

означает, что реальный предмет оказывается «разо-

рванным» между двумя сферами, поэтому не стоит

удивляться, что «одушевляющая связь» (Гете) так-

же разрывается и «подслушать жизнь» (как всегда и

бывает в таких случаях) не удается. Остается забо-

титься о том, чтобы психическое в очередной раз не

оказалось эпифеноменом: «Все это поднимает, сле-

довательно, серьезную проблему, и для того, чтобы

решение, состоящее в признании существования

двух «параллельных» или изоморфных рядов, дейс-

твительно могло удовлетворить нашу потребность

в объяснении, хотелось бы, чтобы ни один из этих

рядов не утратил всего своего функционального

значения, а, напротив, чтобы стало понятным, по

крайней мере, чем эти разнородные ряды, не име-

ющие друг с другом причинного взаимодействия,

тем не менее, дополняют друг друга» (Пиаже, 1966,

c. 189). Конечно, Декарт сделал для психологии

много, создав методологическую возможность для

появления современной психологии. Но абсолю-

49

Кострома, 16–18 мая 2007 г.

тизировать его вклад, вероятно, все же (в начале

третьего тысячелетия) не стоит: дуализм позволил

психологии стать наукой, но в настоящее время он

мешает стать подлинной наукой - не только самосто-

ятельной, но самобытной (учитывая уникальность

ее предмета). Психическое и физиологическое, та-

ким образом, оказываются и в современной психо-

логии разорванными, разнесенными. Дело даже не

в том, что в этом случае возникает искушение, кото-

рое, как показала история психологической науки,

было чрезвычайно трудно преодолеть на заре науч-

ной психологии: искушение причинно объяснить

одно за счет другого. В современной науке научи-

лись противостоять такому искушению. Ж. Пиаже

в уже цитированной нами работе отмечает: «Эти

непреодолимые трудности толкают большинство

авторов к тому, чтобы допустить существование

двух различных рядов явлений, один из которых об-

разован состояниями сознания, а другой сопровож-

дающими их нервными процессами (причем всякое

состояние сознания соответствует такому процессу,

а обратное было бы неверно). Связь между членами

одного из рядов и членами другого ряда никогда не

является причинной связью, а представляет собой

их простое соответствие, или как обычно говорят,

«параллелизм» (Пиаже, 1966, c. 188). Здесь один

шаг до признания психического эпифеноменом.

Требуется усилие, чтобы удержаться от этого шага:

«В самом деле, если сознание - лишь субъективный

аспект нервной деятельности, то непонятно, какова

же его функция, так как вполне достаточно одной

этой нервной деятельности» (Пиаже, 1966, c. 188).

Дело в том, что подобного рода разрыв между пси-

хическим и физиологическим на две «параллель-

ные» сферы произведен таким образом, что делает

психическое безжизненным, лишенным самодви-

жения (в силу постулируемой простоты психичес-

кого). Поэтому психическое необходимо подлежит

«объяснению», за счет которого психика и должна

получить «движение»: оно будет внесено извне, за

счет того, «чем» именно психическое будет объяс-

няться («организмически» или «социально», при-

нципиального значения в данном случае не имеет).

Иначе при этой логике и быть не может (ведь пред-

полагается, что предмет «внутренне простой»!).

Это представляется роковой ошибкой. На самом

деле психическое существует объективно (как это

убедительно показано еще К. Г. Юнгом), имеет

собственную логику движения. Поэтому известное

правило Э. Шпрангера «psychologica - psychological

» (объяснять психическое через психическое) яв-

ляется логически обоснованным: если психическое

имеет свою логику движения, то объяснение долж-

но происходить «в пределах психологии» (для того,

чтобы сохранить качественную специфику психо-

логического объяснения). Все трудности, которые

зафиксированы в работе Ж. Пиаже, имеют общее

«происхождение»: современная u1085 научная психоло-

гия неудачно определяет свой предмет.

Возможные способы построения нового по-

нимания предмета психологии описаны (Мазилов,

2006). Можно полагать, что такое понимание пред-

мета открывает новые перспективы и для исследо-

вания индивидуальности.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации