Реферат - Инквизиция - файл n1.doc

Реферат - Инквизиция
скачать (590.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc591kb.03.11.2012 15:10скачать

n1.doc



Реферат
Тема: «Инквизиция»
По предмету: «Основы религиеведения»

Содержание

I Основополагающие начала Инквизиции 3

II С чем боролась Инквизиция 4

III Судебный процесс 8

IV Жертвы Инквизиции 12

V Инквизиция сегодня 14

Использованная литература 15

I Основополагающие начала Инквизиции

ИНКВИЗИЦИЯ (от лат. inquisitio — расследование, розыск, опрос) — особый церковный суд по делам о еретиках в католической церкви, существовавший с XIII по XIX век. Была создана для борьбы с ересями, суда и расправы над участниками народных антифеодальных движений. Боролась с лю­бым проявлением свободо­мыслия, оппозиции церк­ви и охраняемому ею феодальному строю. В 1184 году папа Луций III и император Фридрих I Барбаросса установили строгий порядок розыска епископами еретиков, расследования их дел епископскими судами; светские же власти обязывались приводить в исполнение выносимые ими смертные приговоры. В 1215 году впервые об Инквизиции как об учреждении говорилось на созванном папой Иннокентием III (1198 — 1216гг.) 4-м Латеранском соборе, установившем особый процесс для преследования еретиков (лат. per inquisitionem), достаточным основанием для которого объявлялись порочащие слухи. Этот папа поручил осуществление инквизиции во времена альбигойских войн мона­хам цистерцианского ор­дена (сначала в южных об­ластях Франции). При папе Гонории III (1216 — 1227гг.) папская инквизиция распро­странилась и на территории Ита­лии. Окончательно офор­млено учреждение инквизиции было при Григории IX (1227 — 1241гг.), который передал ее в руки нищенствующих ор­денов доминиканцев, а также францисканцев и установил инквизиционные три буналы в ряде стран Европы(в Германии, Испании, Португалии и др.). Инквизиция в своей деятельности целиком зависела от пап­ства и опиралась повсюду на содействие и поддержку светских властей. Она лишала обвиняемых всяких гаран­тий благодаря тайному и произвольному ходу судопро­изводства и полной независимости от светской судебной вла­сти (члены инквизиц. трибунала, непосредственно зави­севшие от римского папы, обладали личной неприкосновен­ностью и неподсудностью местным светским и церковным властям). Широкое применение жестоких и изощренных пыток, вознаграждение доносчика имуществом обвиняе­мого, материальная заинтересованность самой инквизиции и ис­полнявшей ее приговоры светской власти сделали инквизицию бичом католических стран Европы.
II С чем боролась Инквизиция

Инквизиция была создана для борьбы с ересями, суда и расправы над участниками народных антифеодальных движений. В свете этого очевидно стоит определить что же есть ересь, и рассмотреть несколько их разновидностей.

Ересь (греч. ??????, «выбор, направление») — совокупность теологических или религиозных доктрин, идей, противоречащих признанному в церкви или религиозной общине догмату веры или не совпадающих с ним, и связанное с этим выделение из состава церкви новой общины. В христианстве наиболее распространены были такие ереси как анабаптисты, арианство, донатисты, духоборы, иконоборчество, исохристы, молокане, монофизитство, монофелитство, монтанизм, несторианство, пелагианство, скопцы, хлысты, филетизм.

Ересиарх (греч. ?????ά????) — глава еретической религиозной общины, движения.

Еретик (греч. ??????ό? — приверженец еретической идеологии, член еретической общины.

Из всего перечисленного множества разнообразных ересей рассмотрим два течения, наиболее ярко характеридующих основные тенденции еретичества.

Ско́пцы — секта христиан, близкая к хлыстам. Возникла в XVIII веке, основателем считается К. Селиванов. Общины скопцов считали, что единственным путём спасения души является борьба с плотью путём оскопления (кастрации). Общины скопцов назывались кораблями, молитвы — радения. В царской России скопцов ссылали в Сибирь. В СССР эта секта была запрещена. В настоящее время небольшое количество скопцов осталось в некоторых районах Северного Кавказа.

Иконоборчество (иконоклазм, от греч. ???ώ? — изображение, икона и ???????? — разбивать) — религиозное движение в Византии в VIII — начале IX веков, направленное против почитания икон. Иконоборцы считали священные изображения идолами, а культ почитания икон — идолопоклонством, ссылаясь на ветхозаветные заповеди («не сотвори себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху,.. не поклоняйся им и не служи им», — Исход, 20, 4-5). В 730 году император Лев III Исавр запретил почитание икон. Результатом иконоборчества стало уничтожение тысяч икон, а также мозаик, фресок, статуй святых, расписных алтарей и витражей во многих храмах.

Иконоборчество было официально признано на Константинопольском соборе в 754 при поддержке императора Константина V Копронима, сурово ополчившегося против иконопочитателей, особенно монахов. При поддержке императрицы Ирины, вдовы Льва IV в 787 состоялся новый Никейский собор, утвердивший догмат иконопочитания, отменивший решение предыдущего собора, лишив последнего статуса «вселенского». Императоры, правившие после неё: Никифор ? Геник и Михаил I Рангаве — придерживались иконопочитания. Однако сокрушительное поражение Михаила I в войне с болгарами в 813 привело на престол Льва V Армянина, при котором было возобновлено иконоборчество и вновь были признаны решения собора 754.

Преувеличенные формы иконопочитания, навлекали на христиан упреки в идолопоклонстве, особенно со стороны мусульман, которые в это время не только энергично распространяли свою враждебную всякому иконопочитанию религию, но и требовали от подвластных себе христиан прекращения поклонения иконам. [2]. Чрезмерное иконопочитание вызвало также энергичное противодействие со стороны византийского императора Льва III Исаврийского (717—741). Этот замечательный полководец, администратор и законодатель, стремился — вместе с военной борьбой против арабов — и к распространению христианства среди мусульман, евреев и не стеснявшийся властно вмешиваться в вопросы церковной жизни. С 726 г. он выступил против иконопочитания, приказывал снимать, выламывать и закрашивать иконы.

Эти распоряжения вызвали среди иконопочитателей (иконодулов, иконолатров, идололатров — иконопоклонников, идолопоклонников, как их называли противники), к которым принадлежали, главным образом, духовенство и особенно монахи, массы простого народа и женщины всех классов общества, большое раздражение; при уничтожении икон происходили схватки и побоища. Население Греции (Эллады) и Цикладских островов, провозгласив нового императора, подняло восстание, окончившееся полнным поражением и победой энергичного Льва III. Немало жителей внутренних частей империи, не желая мириться с ересью, бежали на окраины государства; значительная часть итальянских владений Византии с г. Равенной отдалась под власть Лангобардов.

Папа Григорий II отказался подчиняться требованиям императора в объявил иконоборчество ересью (такой же политики держался и его преемник Григорий III). Константинопольский патриарх Герман смело обличал Льва в ереси, на настоянии императора подписать эдикт против икон ответил отказом вводить что-нибудь новое в делах веры без вселенского собора и, наконец, сложил с себя патриаршую власть.

На Востоке самым сильным противником иконоборчества в эту эпоху был знаменитый Иоанн Дамаскин. Несмотря на такую сильную оппозицию, Лев, опираясь на войско и придворную аристократию, составлявших главный оплот партии иконоборцев (икономахов, иконокластов, иконокаустов — сокрушителей, сожигателей икон, как их называли противники), а также находивший себе поддержку и в некоторой части духовенства, до конца царствования поддерживал иконоборчество. Сын и преемник его Константин V Копроним (741—775) с ещё большей энергией выступил против иконопочитания, несмотря на трудную борьбу (в начале царствования) с православной партией, выставившей против него нового императора, его зятя Артавазда, который в течение почти двух с половиной лет (741—743) владел Константинополем.

Желая более определенно провести иконоборческие идеи, и подготовив к этому умы путем «народных собраний» [4] Константин в 754 г. созвал во дворце Иерии, на азиатском берегу Босфора, между Халкидоном и Хрисополем (Скутари) большой собор, на котором было более 300 епископов (но, однако, не присутствовало ни одного представителя патриарших кафедр). Здесь было определено, что «восстановлять образы святых посредством материальных красок и цветов есть дело бесполезное, праздное и даже богопротивное и диавольское», но что, «вместо того следует заботиться о подражании на деле святым», добродетели которых «должны служить как бы одушевленными иконами», молитве и предстательства которых следует спрашивать согласно с церковным преданием.

Между тем стремления Константина вели его к покровительству приверженным павликианству «сириянам и армянам», которые переселялись в европейскую часть империи, усиливая здесь восточный элемент (вообще влиятельный при иконоборческих императорах), и к раздражению против монашества. Константин не только стал подвергать (вероятно, не ранее 761 г.) открытому гонению и мучениям отдельных представителей монашества (например, св. Стефана Нового), но преследовал, по-видимому, и самый институт монашества. Благодаря этому, усиливалась эмиграция греческого монашества, бежавшего, главным образом, в южную Италию и на северные берега Черного моря. Несмотря на усиление оппозиции (в которой встречались уже и высокопоставленные светские лица), иконоборчество держалось не только до смерти Константина, но и в царствование его сына, более умеренного Льва IV Хазара (775—780). Только в регентство жены его Ирины (за малолетством его сына, императора Константина VI (780—790) партия иконопочитателей, находившая сочувствие в императрице (как и вообще в большинстве знатных женщин), одержала верх.

После возведения в константинопольские патриархи Тарасия (784 г.) было решено созвать вселенский собор для восстановления иконопочитания. В августе 786 г. был открыт собор в Константинополе, но войско, оплот иконоборцев, оказало такое сопротивление деятельности собора, что участвовавшие в нем вынуждены были разойтись. Под благовидным предлогом переместив столичное войско в провинции и отпустив ветеранов на родину, составив новое войско и поставив над ними преданных себе начальников, Ирина, в сентябре 787 г., созвала в Никее VII вселенский собор, отвергнувший постановления собора 754 г., предавший анафеме иконоборцев и установивший иконопочитание:

не должно было оказывать иконам преклонения, приличествующего только Богу, но их подобало чтить совершенно так же, как и святой, животворящий крест (почитание которого не отвергалось иконоборцами), подобало прикладываться к ним, преклонять пред ними колена, воскурять фимиам, возжигать свечи; обращаться к ним с молитвой.

Иконоборцы, однако, не подвергались, по-видимому, преследованиям в смутную эпоху правления Константина VI и Ирины (до 802 г.), а тем более в царствование Никифора (802—811), вызывавшего недовольство православной партии и особенно монахов не только своими финансовыми аферами, но и терпимостью к павликианам. Только лишь в короткое царствование императора Михаила I (811—813), находившегося под сильным влиянием духовенства, иконоборцы (и павликиане) стали подвергаться гонениям. Плохой администратор и неудачный полководец, Михаил, был низвергнут солдатами, которые возвели на его место энергичного и популярного полководца Льва V Армянина (813 - 820). Этот восточный по происхождению император снова стал на сторону иконоборчества. Сломив деятельную оппозицию духовенства (константинопольского патриарха Никифора, созвавшего поместный собор для защиты иконопочитания, и особенно св. Феодора Студита, деятельно поддерживавшего православных и смело порицавшего императора), Лев созвал в 815 г. собор, отменивший постановления VII вселенского собора и восстановивший определения собора 754 г. Тогда возобновилось уничтожение икон, преследование монахов и их эмиграция на Восток и в Италию.

Преемник Льва, Михаил II Косноязычный (Аморейский) попытался держаться довольно своеобразной политики терпимости относительно иконопочитателей: он дал амнистию всем, потерпевшим за иконопочитание (в том числе и Феодору Студиту), и издал постановление, требовавшее, чтобы «никто не смел приводить в движение язык свой ни против икон, ни за иконы», «чтобы молчание было правилом во всем, что напоминает иконы». Однако, и в это царствование произошло восстание самозванца Фомы, поднятое, вероятно, во имя православия. Постановление Михаила II оставалось в силе, а при его преемнике, императоре Феофиле (829—842), который, однако, снова стал энергично преследовать иконопочитателей. Лишь по смерти Феофила в регентство (за малолетством императора Михаила III) его жены Феодоры и других лиц (между ними Мануила, дяди императрицы), византийское духовенство, при посредстве Мануила, действовавшего, вероятно, из политических соображений [6], убедило императрицу, давно расположенную к иконопочитанию, восстановить последнее. Был свергнут приверженец ереси, патриарх Иоанн VII, и на его место возведен защитник иконопочитания, Мефодий, подвергшийся преследованию при Феофиле. Под его председательством состоялся в 842 г. собор, утвердивший и одобривший все определения VII вселенского собора и подвергший снова отлучению иконоборцев (исключение было сделано для Феофила). Тогда же был установлен и впервые совершен (19 февраля 842 г.) чин провозглашения вечной памяти ревнителям православия и анафематствования еретикам, совершаемый в православной церкви и до нашего времени в неделю православия.
III Судебный процесс

Основной задачей инквизиции являлось определение, является ли обвиняемый виновным в ереси.

С конца XV века, когда в Европе начинают распространяться представления о массовом присутствии заключивших договор с нечистой силой ведьм среди обычного населения, в ее компетенцию начинают входить процессы о ведьмах.

В то же время подавляющее число приговоров о ведьмах вынесли светские суды католических и протестантских стран в XVI и XVII веках.

Хотя инквизиция действительно преследовала ведьм, точно так же поступало и практически любое светское правительство. К концу XVI века римские инквизиторы начали выражать серьезные сомнения в большинстве случаев обвинения в ведовстве.

Также в компетенцию инквизиции с 1451 года Папа Николай V передал дела о еврейских погромах. Инквизиция должна была не только наказывать погромщиков, но и действовать превентивно, предупреждая насилие.



Рис. 2 - Пытка посредством «испанских сапог». Старинная гравюра.

Внесудебных расправ инквизиция не допускала. Кроме обычных допросов, применялась, как и в светских судах того времени, пытка подозреваемого. Вместе с тем, пытки считались неэффективным средством следствия и поэтому применялись инквизицией реже, чем светскими трибуналами (только приблизительно в 10% случаев). Юристы католической церкви огромное значение придавали чистосердечному признанию. В том случае, если подозреваемый не умирал в ходе следствия, а признавался в содеянном и раскаивался, то материалы дела передавались в суд.

VIII. Инквизитор допрашивал свидетелей в присутствии секретаря и двух священников, которым было поручено наблюдать, чтобы показания верно записывались, или, по крайней мере, присутствовать, когда они были даны, чтобы выслушивать их при чтении полностью. Это чтение происходило в присутствии свидетелей, у которых спрашивали, признают ли они то, что сейчас им было прочитано. Если преступление или подозрение в ереси было доказано на предварительном следствии, то оговоренного арестовывали и сажали в церковную тюрьму, в случае если в городе не было доминиканского монастыря, который обыкновенно заменял ее. После ареста подсудимый подвергался допросу, и против него тотчас же начиналось дело согласно правилам, причем делалось сравнение его ответов с показаниями предварительного следствия.

IX. В первые времена инквизиции не существовало прокурора, обязанного обвинять подозреваемых лиц; эта формальность судопроизводства выполнялась словесно инквизитором после заслушания свидетелей; сознание обвиняемого служило обвинением и ответом. Если обвиняемый признавал себя виновным в одной ереси, напрасно уверял он, что он не виновен по отношению к другим; ему не разрешалось защищаться, потому что преступление, за которое он был предан суду, было уже доказано. Его спрашивали только, расположен ли он сделать отречение от ереси, в которой признавал себя виновным. Если он соглашался, то его примиряли с Церковью, накладывая на него каноническую епитимью одновременно с каким-нибудь другим наказанием. В противном случае он объявлялся упорным еретиком, и его предавали в руки светской власти с копией приговора.

Смертная казнь, как и конфискация, была мерою, которую в теории Инквизиция не применяла. Её дело было употребить все усилия, чтобы вернуть еретика в лоно Церкви; если он упорствовал, или если его обращение было притворным, ей нечего было с ним более делать. Как не католик, он не подлежал юрисдикции Церкви, которую он отвергал, и Церковь была вынуждена объявить его еретиком и лишить своего покровительства. Первоначально приговор был только простым осуждением за ересь и сопровождался отлучением от Церкви или объявлением, что виновный не считается более подсудным суду Церкви; иногда добавлялось, что он передаётся светскому суду, что он отпущен на волю — ужасное выражение, обозначавшее, что окончилось уже прямое вмешательство Церкви в его судьбу. С течением времени приговоры стали пространнее; часто уже начинает встречаться замечание, поясняющее, что Церковь ничего не может более сделать, чтобы загладить прегрешения виновного, и передача его в руки светской власти сопровождается следующими знаменательными словами: debita animadversione puniendum, то есть «да будет наказан по заслугам». Лицемерное обращение, в котором Инквизиция заклинала светские власти пощадить жизнь и тело отпавшего, не встречается в старинных приговорах и никогда не формулировалось точно.

Инквизитор Пегна не задумывается признать, что это воззвание к милосердию было пустою формальностью, и объясняет, что к нему прибегали только с той целью, чтобы не казалось, что инквизиторы согласны на пролитие крови, так как это было бы нарушением канонических правил. Но в то же время Церковь зорко следила за тем, чтобы её резолюция не толковалась превратно. Она поучала, что не может быть и речи о каком-либо снисхождении, если еретик не раскается и не засвидетельствует своей искренности выдачей всех своих единомышленников.


Рис. 2 - Аутодафе
Неумолимая логика св. Фомы Аквината ясно установила, что светская власть не могла не предавать еретиков смерти, и что только вследствие своей безграничной любви Церковь могла два раза обращаться к еретикам со словами убеждения раньше, чем предать их в руки светской власти на заслуженное наказание. Сами инквизиторы нисколько не скрывали этого и постоянно учили, что осужденный ими еретик должен быть предан смерти; это видно, между прочим, из того, что они воздерживались произносить свой приговор над ним в пределах церковной ограды, которую осквернило бы осуждение на смертную казнь, а произносили его на площади, где происходило последнее действие аутодафе. Один из их докторов XIII века, цитируемый в XIV веке Бернаром Ги, так аргументирует это: «Цель Инквизиции — уничтожение ереси; ересь же не может быть уничтожена без уничтожения еретиков; а еретиков нельзя уничтожить, если не будут уничтожены также защитники и сторонники ереси, а это может быть достигнуто двумя способами: обращением их в истинную католическую веру или обращением их плоти в пепел, после того, как они будут выданы в руки светской власти».

«Раскаявшиеся еретики» редко выходили из-под власти инквизиции, обычно они попадали в тюрьму и лишались своего имущества под видом из­держек судебного процесса. «Упорствующие» же передавались в руки светской власти для «бескровного нака­зания», что означало сожжение на костре (аутодафе). Инквизиционное наказание постигало не только живых, но даже мертвых и бежавших, и было сопряжено с позо­ром и лишением прав для потомков наказанно­го. Сотни тысяч людей погибли в застенках и на кострах инквизиции.

IV Жертвы Инквизиции

В 1481 году вступил в должность первый Великий Инквизитор Испании Томас Торквемада.

Только за 18 лет деятельности испанского инквизитора Торквемады было сожжено зажи­во 10 220 человек, а фигу­рально (после смерти или в случае отсутствия в виде изображе­ния) — 6860; свыше 97 тысяч человек пострадали от инквизиции вследствие конфискации имущества, тюремного заключения, лишения службы и т. д.

Точное число людей, уничтоженных инквизицией в Европе и в колониях европейских стран, неизвестно. Наиболее известны первые расчёты, которые дал Хуан Антонио Льоренте в книге «История испанской инквизиции» для Испании в 1540-1700 годах По его расчетам, получается примерно 31 700 человек, сожженных в Испании, без учета её колоний.

Сосчитать число жертв инквизиции значит установить материально одну из самых могущественных и самых действительных причин уменьшения народонаселения Испании. В самом деле, если к нескольким миллионам жителей, которых инквизиторская система изъяла из королевства путем поголовного изгнания евреев, покоренных мавров и крещеных морисков, прибавить около полумиллиона семейств, совершенно уничтоженных казнями святого трибунала, то отсюда последует бесспорный вывод, что без существования этого трибунала и влияния его принципов в Испании насчитывалось бы на двенадцать миллионов человек больше против теперешнего населения, которое исчисляют в одиннадцать миллионов.

Если сравнить этот результат с 343 522 жертвами, можно заметить, что я уменьшил это число на две тысячи пятьсот один, из которых две тысячи четыреста семьдесят принадлежат к первому разряду осужденных, а тридцать один ко второму. Эта разница происходит оттого, что я поставил себе за правило при составлении этой Истории произвести самый умеренный подсчет, какой только мне позволят обстоятельства. Я могу уверить, что совершенно бессмысленно искать в каком-нибудь документе доказательство того, что мои расчеты преувеличены; наоборот, я убежден, что с 1481 года, когда начались казни, до конца царствования Филиппа II число жертв было гораздо более значительно, судя по заметкам, которые мне доставили трибуналы Толедо и Сарагосы, где число осужденных почти совпадает с числом жертв в других трибуналах.

Под жертвами Льоренте подразумевает всех, как сказали бы в наше время, репрессированных: жертвы первого разряда — сожжённые заживо (также называется «релаксация»), жертвы второго разряда — сожжённые фигурально (до казни либо сбежали, либо умерли под пытками или своей смертью), жертвы третьего разряда — так называемые примиренные: тюрьма, конфискация имущества и т. д.

Все современные западные историки, однако, считают эти цифры серьёзно завышенными. Изучение архивов испанской инквизиции показывает, что общее количество сожжённых составило 3000-5000 человек за всё время существования инквизиции в Испании, что на порядки ниже числа казённых по приговорам светских судов. Не следует забывать, что охота на ведьм происходила в основном не в католических, а в протестантских странах, а применяемые к подследственным пытки были строго регламентированы и не отличались разнообразием. Распространение образа сладострастного инквизитора-садиста можно приписать геополитическим конкурентам испанцев - англичанам, которые, кроме того, стремились искоренить католицизм и у себя в стране.

Зверства инквизиции вызывали против нее массовые народные выступления (в Тулузе в 1235г., 1237г.; в Нарбопне в 1233—38гг., 1248г.; во Флоренции в 1237г., 1245г., мятежи в Сарагосе, Валенсии и других испанских городах в 80-х гг. 15 в.).

С ростом королевской и упадком папской власти инквизиция попала в зависимость от светской власти. С победой протестантизма в ряде стран Европы поле деятельности инквизиции было сужено. Но уже в период контрреформации Павел III учредил в Риме вер­ховный инквизиционный трибунал (1542г.). В XVI — XVII вв. инквизиция была грозным орудием католической церкви в борьбе с передовыми идеями, нау­кой (были сожжены на костре Джордано Бруно, Джанни Ванини, подвергнуты преследованиям Кампанелла, Галилей и др., уничтожено множество книг, изобретений). Особенно свиреп­ствовала инквизиция в Испании, где с конца XV в. она стала государственным королевским учреждением, направленным не только против «еретиков», политических противников абсолютизма, но и против мавров и евреев, что привело к мас­совой эмиграции нехристианской части населения и способствовало упадку Испании. Испанские и португальские завоеватели перенесли инквизицию в свои американские колонии (XVIв.). На совести инквизиции лежат массовые «ведовские процессы» в странах Ев­ропы в XV — XVII вв., приведшие к гибели де­сятков тысяч людей, особенно женщин (Ведовство.)

Православная церковь, не имевшая специальных учреждений, подобных инквизиции, на практике применяла методы преследо­вания еретиков, принятые католической церковью, вплоть до сожжения.

Протестантские церкви (в частности, кальвинисты) также действовали инквизиционными методами в деле Сервета, Сейлемском процессе против «ведьм» в США (1692г.) и др.

V Инквизиция сегодня

В XVIII в. инквизиция была уничтожена как судебное уч­реждение в большинстве стран Западной Европы, а в XIX в.— в Португалии (1820г.), Испании (1834г.), Папской области (1859г.) и в испанских и португальских колониях Америки (с падением в них колониального режима). Последний акт сож­жения на костре, имевший место в 1826г. в Испании, вызвал бурное возмущение про­тив инквизиции во всей Европе.

В 1908 году переименована в «Конгрегацию по делам вероучения» (Sacra congregatio Romanae et universalis Inquisitionis seu Sancti Officii). Работа этого учреждения строится в строгом соответствии с действующим тогда в католических странах законодательством. Она ведает делами цензуры, издает декреты об отлучении, об отре­шении от сана, разрешает и запрещает издание книг для католиков, разрабатывает догматические положения.

Методы средневековой инквизиции воскрешались в период 2-й мировой войны фашистами.

Дек­рет инквизиции от 1949г., отлучавший от церкви всех сочувствую­щих коммунистам, отразил реакционную антисоветскую и антигуманную роль, которую выбрала современная инквизиция на международной арене.

К счастью современный институт Инквизиции отличается достаточно гуманными методами воздействия и ограниченностью сфер влияния.


Использованная литература

  1. «Советская историческая энциклопедия», том 6, Научный совет издательства «Советская энциклопедия», Отделение итории Академии Наук СССР, Москва, 1965г.

  2. Генри Чарльз Ли. История инквизиции в средние века. Т. 1. - СПб., 1911.

  3. М. Н. Покровский. Средневековые ереси и инквизиция (в Книге для чтения по истории средних веков под ред. проф. П. Г. Виноградова, вып. 2, 1897)..

  4. Ш. В. Ланглуа. Инквизиция по новейшим исследованиям (1903).

  5. Сайт ru.wikipedia.org.



Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации