Воронцова М.В., Дубровская Т.А. Семьеведение - файл n1.doc

Воронцова М.В., Дубровская Т.А. Семьеведение
скачать (1622 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1622kb.13.10.2012 21:50скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
Литература

Аристов А. Судьба русской женщины в до-петровское время //Заря. 1871. № 3. С. 170.

Беляев И.Д. Лекции по истории русского законодательства. М., 1888.

Бердников И.С. Краткий курс церковного права православной греко-российской церкви с указанием главнейших особенностей католического и протестантского права. Казань, 1888.

Бернштам Т.А. Русская народная культура Поморья в XIX – начале ХХ веков. Л., 1983.

Бернштам Т.А. Свадебная обрядность на Поморском и Онежском берегах Белого моря //Фольклор и этнография: Обряды и обрядовый фольклор /отв. ред.Б.Н. Путилов. Л., 1974.

Бернштам Т.А. Девушка-«невеста» и предбрачная обрядность в Поморе в XIX – начале ХХ в. //Русский народный свадебный обряд: исслед. И материалы /Под ред. К.В. Чистова, Т.А. Бернштам. Л., 1978.

Бернштам Т.А. Молодежь в обрядовой жизни русской общины. Л., 1988.

Бернштам Т.А. Народная культура Поморья. М., 2009.

Библия. Книга священного писания Ветхого и Нового Завета. М., 1968.

Брайчевский М.Ю. Утверждение христианства на Руси. Киев, 1989.

Бранденбургский Я.Н. Брак и его правовые последствия. М., 1926.

Булгаков С.В. Настольная книга для священно- церковно-служителей. Сборник сведений, касающихся преимущественно практической деятельности отечественного духовенства. Издательский отдел Московского Патриарха. 1993.

Вахтина М.Л. Брачный вопрос в настоящем и будущем и другие доклады. СПб., 1909.

Велесова книга /Мифы древних славян. Велесова книга /Сост. Баженова А.И., Вардугин В.И. Саратов, 1993.

Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Киев, 1915.

Владимирский-Буданов М. Хрестоматия по истории русского права. Киев, 1908. Вып.1.

Вольфсон С.Я. Семья и брак в их историческом развитии. М., 1937.

Гемп К.П. Сказ о Беломорье. Архангельск, 1983.

Голод С.И. Будущая семья: какова она? (Социально-нравственный аспект). М., 1990.

Городская семья XVIII века. Семейно-правовые акты купцов и разночинцев Москвы. М., 2002.

Горчаков М. О тайне супружества. Происхождение, историко-юридическое значение и каноническое достоинство 50 (по спискам патриархов Иосифа и Никона 51-й) главы печатной кормчей книги. СПб., 1880.

Денисова Л.Н. Судьба русской крестьянки в ХХ веке: брак, семья, быт. М., 2007.

Державин Н.С. Обычай «умыкания» невест в древнейшее время и его переживания в свадебных обрядах современных народов //Сб.статей. СПб., 1907. Ч.1.

Добряков А. Русская женщина в до-монгольский период. СПб., 1864.

Домострой. М., 1990.

Древнеславянская кормчая XIV титулов без толкований. Труд В.Н. Бенешевича /под общ.рук. Я.Н. Щапова. София, 1987. Т.2

Древняя Русь. Быт и культура /Под общ. ред. Б.А. Рыбакова. М., 1997.

Дубакин Д. Влияние христианства на семейный быт русского общества в период до времени появления «Домостроя». СПб., 1880.

Жирнова Г.В. Брак и свадьба русских горожан в прошлом и настоящем (по материалам городов средней полосы РСФСР). М., 1980.

Забелин И.М. История русской жизни с древнейших времен. М., 1908.

Косвен М.О. Семейная община и патронимия. М., 1963.

Куриленко О.Г. Трансформация понятия и формы брака в процессе формирования российского семейного права //Журнал российского права. 2000. № 5-6. С. 48.

Ласлетт П. Семья и домохозяйство: исторический подход //Брачность, рождаемость, семья за три века: Сб.статей /Под ред. А.Г. Вишневского, И.С. Кона. М., 1979.

Лотман Ю.М. Беседы о русской культуре. Быт и традиции русского дворянства (XVIII-начала XIX века). СПб., 1994.

Момотов В.В. Формирование семьи и брака в русском средневековом праве IX-XIV вв. Ростов-на-Дону, 1999.

Морошкин М. Свадебные обряды древней Руси //Сын Отечества. 1848. № 2. С. 55-80.

Нечаева А.М. Брак, семья, закон. М., 1984.

Нижник Н.С. Правовое регулирование семейно-брачных отношений в русской истории. М., 2006.

Никольский С.Я. Семья и брак в прошлом и настоящем. М., 1936.

Павлов А. 50-я глава Кормчей Книги как исторический и практический источник русского брачного права. М., 1887.

Павлов А. «Книги законныя» содержащие в себе в древне-русском переводе законы земледельческие, уголовные, брачные и судебные. СПб., 1885.

Пушкарева Н.Л. Женщины Древней Руси. М., 1989.

Пушкарева Н.Л. Имущественные права женщин на Руси (X-XV вв.) //Исторические записки. 1986. Вып.114. С. 180-224.

Семенов Ю. Пережитки первобытных форм отношений полов в обычаях русских крестьян XIX- начала ХХ в. //Этнографическое обозрение. 1996. № 1. С. 32-48.

Семенов Ю.И. Происхождение брака и семьи. М., 1974.

Щапов Я.Н. Большая и малая семья на Руси в VIII-XIII вв. //Становление раннефеодальных славянских государств. Киев, 1972.

Щапов Я.Н. Семья и брак в Древней Руси //Вопросы истории. 1970. № 10. С. 216-219.
2.2. Отношение к браку в России ХХ - начала XXI вв.
Общество всегда влияло на состояние семейной жизни и прежде всего государство. Особенно заметным было вмешательство государства в личную жизнь граждан в советские годы. В декабре 1917 года была создана система ЗАГС.

Началом реализации большевистской брачной политики можно считать декреты Совета Народных Комиссаров «О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния» от 18 декабря 1917 года и «О расторжении брака» от 19 декабря 1917 года.

В проекте декрета «О гражданском браке» впервые в русской истории утверждалось, что «церковный брак является частным делом брачующихся», а совершение брака на религиозному обряду и документы, удостоверяющие факт его свершения (церковные метрические книги) отныне признаются не имеющими юридического значения. Взамен церковных книг вводились книги записи актов гражданского состояния. Согласно декрету «О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния», с 20 декабря 1917 года единственной формой брака всех граждан России независимо от вероисповедания стало заключение гражданского брака в государственных органах. За браками, заключенными в церковной форме до принятия декрета, сохранялась юридическая сила, и они не нуждались в переоформлении.

Условия вступления в брак значительно упростились. Достаточно было достижения брачного возраста (16 лет – для женщин и 18 лет для мужчин) и взаимного согласия обоих супругов. Верхняя грань возраста не нормировалась, тогда, как до 1917 года церковное право предписывало вступать в браки лишь до 60 лет, а светское право – до 80 лет. Важнейшим положением, содержавшимся в декрете, было уравнение в правах законных и незаконнорожденных детей. Кроме того, в судебном порядке в соответствии с декретом было возможно установление отцовства. Декрет содержал указание на такое личное право, как выбор фамилии. Однако такое право предоставлялось только невесте. Она могла выбрать фамилию мужа, именоваться соединенной фамилией или оставить себе добрачную фамилию1.

Декрет, начинавшийся словами: «Российская Республика впредь признает лишь гражданские браки»2 не давал, таким образом, право лицам, вступающим в брак, на возможность выбора между церковным и гражданским браком при признании за ними одинаковой юридической силы. В Декрете было указано, что «Церковный брак, наряду с обязательным гражданским, является частным делом брачующихся»3. Таким образом, в России с 1917 года стал признаваться только гражданский брак.

Препятствиями к заключению брака, согласно нормам Декрета, были: близкое родство (родственники по прямой линии, полнородные или неполнородные братья и сестры); состояние в другом браке; не могли вступить в брак умалишенные.

Были сняты запреты с лиц, состоящих на военной или гражданской службе, вступать в брак без дозволения начальства, который был установлен ст.9 Свода законов гражданских. В отличие от правил церковного брака, по которым не допускалось вступление в 4-й по счету брак (ст. 21 Свода законов гражданских), гражданский брак был лишен такого ограничения1. Таким образом, нормами Декрета о гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния многие нормы церковного права, регулирующие брачно-семейные отношения, отменялись. Значительно были смягчены условия вступления в брак и устранены многие препятствия к его заключению.

Декрет фактически был снят запрет на брак лиц различных вероисповеданий. Стал допускаться брак священнослужителей, ранее давших обет безбрачия. Новым законодательством был существенно расширен круг родственников, между которыми брак стал допускаться. К ним относились двоюродные братья и сестры, дяди и племянницы, тети и племянники2. Свойство также перестало быть препятствием к заключению брака.

Брачный союз теперь рассматривался не как освященный церковью союз, а как свободный союз между мужчиной и женщиной, заключенный с целью ведения совместной жизни. Определяющим становилась свободная воля лиц, вступающих в брак, что определяло и семейные правоотношения в целом.

На основании декрета «О расторжении брака» процедура развода была существенно облегчена: брак мог быть расторгнут по просьбе одного из супругов местным судом, при обоюдной просьбе – ЗАГСом. Право на получение содержания после развода получали несовершеннолетние дети и жена (позже, когда женщины оказались втянутыми в общественное производство, такое решение уже казалось пережитком «буржуазного права»).

В 1918 году был принят первый Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве». В этом кодексе законодательно устанавливается, что гражданский брак, зарегистрированный в отделе ЗАГС, порождает права и обязанности супругов. Был расширен перечень препятствий для заключения брака. В качестве препятствия теперь рассматривалось также состояние в другом, не расторгнутом браке. Четко проводилось различие между разводом, прекращающим брак на будущее время, и признанием брака недействительным, обладающим обратной силой и аннулирующим брак с момента его заключения. Основаниями для признания брака недействительным считались следующие обстоятельства: заключение брака с лицом, не достигшим брачного возраста; отсутствие согласия на брак одного из супругов; брак между лицами, одно из которых состоит в другом, не расторгнутом браке; наличие запрещенных степеней родства; брак с недееспособным.

Раздел Кодекса о брачном праве открывался статей о признании государством лишь гражданского брака. «Брак, совершенный по религиозным обрядам и при содействии духовных лиц, не порождает никаких прав и обязанностей для лиц, в него вступивших, если он не зарегистрирован установленным порядком»1. Однако, в Примечании к ст.52, указывалось, что церковные и религиозные браки, заключенные до 20 декабря 1917 года с соблюдением условий и формы, предусмотренных статьями ранее действовавших законов гражданских, имеют силу зарегистрированных браков.

Условия заключения брака были установлены ст.66 и ст.70 Кодекса, в соответствии с которыми одним из важнейших являлось достижение брачного возраста. Брачный возраст устанавливался для мужчин в 18 лет, для женщин в 16 лет. Другим условием было взаимное согласие лиц, вступающих в брак. Таким образом, их прежнего законодательства были взяты только два условия заключения брака. Остальные нормами нового семейного права приняты не были.

Были установлены и препятствия к заключению брака. В соответствии с нормами Кодекса не могли вступать в брак лица, уже состоявшие в другом, зарегистрированном браке или браке, имеющим силу зарегистрированного (ст.68), то есть был признан принцип единобрачия для всех без исключения граждан России.

Не могли вступать в брак родственники по прямой нисходящей и восходящей линиям (ст.69). Что касается умалишенных, то ст.67 Кодекса повторила норму ст.5 Свода законов гражданских, которая запрещала вступать в брак с «безумными и сумасшедшими». В случае, если брак был заключен лицом душевнобольным, он мог быть по решению суда признан недействительным (ст.78).

Брак должен был быть зарегистрирован в отделе записей гражданского состояния (ст. 52), после чего он мог порождать права и обязанности супругов. Брак совершался публично, в присутствии председателя отдела записей гражданского состояния или его заместителя и совершающего запись секретаря отдела или его помощника в определенные дни и часы. В нотариальных отделах, где также мог быть заключен брак, брак заключался в присутствии нотариуса и секретаря (ст. 55).

С 1918 года были намечены меры по изъятию из церквей метрических книг и размещения их в архивах при отделах ЗАГС. Это было сделано для того, чтобы официально признать законность метрических актовых записей и церковных определений о расторжении брака.

Для совершения брака требовалось письменное заявление, подаваемое лицами, желающими вступить в брак, в местный отдел ЗАНС. К заявлению о желании вступить в брак должны были быть приложены: свидетельство о личности брачующихся и подписка последних о добровольном вступлении в брак и об отсутствии препятствий к браку (ст.58, 59). Если препятствия к заключению брака были установлены в процессе регистрации брака, запись могла быть прервана и, дело направлялось на рассмотрение в судебные органы.

Кодекс 1918 года явился основным законодательным актом в области семейного права на достаточно продолжительный срок. Он действовал без каких-либо изменений на протяжении 8 лет и содействовал раскрепощению женщин, уравниванию их в правах с мужчинами и развитию их гражданского самосознания. Правовые новации и мероприятия социально-экономической политики этого периода сопровождались распространением массовой антисемейной пропаганды. Так, вскоре после революции широкое распространение получили теории раскрепощения полов и свободной любви. Под воздействием новых норм морали и права у определенной части населения (в основном – молодежи) сформировалось резко отрицательное отношение к браку, выразившееся в росте добровольного безбрачия, ориентации в фактических браках на кратковременное сожительство. Все это отразилось на ускорении распада крупных расширенных семей.

Общей тенденцией тех лет было расширение круга сексуальных партнеров у женщин (за счет «женихов», «друзей»), распространенность внебрачных отношений. Добрачные сексуальные связи в обстановке тех лет (когда ежедневно постулировались равные права мужчин и женщин и необходимость вовлечения женщин в профессиональную деятельность и т.д.) перестали быть «привилегией» мужчин1.

В 1923 году началась разработка нового кодекса, который был принят только в 1926 году. В Кодексе законов о браке, семье и опеке РСФСР 1926 года в основу легло определение понятия брака в качестве наличия таких фактических отношений между мужчиной и женщиной, как совместное сожительство, ведение при этом сожительстве общего хозяйства, взаимная материальная поддержка, совместное воспитание детей (ст.12 КЗоБСО). Я.Н. Бранденбургский отмечал, что «кодекс о браке семье не может смотреть на семью иначе, как на трудовое объединение»1. Таким образом, Кодекс 1926 года относил общность хозяйства к одной из составляющих брака.

Четко определялось, что только зарегистрированный брак порождает взаимные права и обязанности супругов, однако появилось положение, в соответствии с которым цель регистрации брака – в интересах государственных и общественных, ради охраны личных и имущественных прав и интересов супругов и детей. Регистрация брака рассматривалась как бесспорное доказательство наличия брака, а документы, удостоверяющие факт совершения брака по религиозным обрядам уже никакого юридического значения не имели, ссылки на законодательство Российской империи отсутствовали. Регистрации брака отводилась роль «технического средства», бесспорного доказательства брака2.

Фактическим браком признавалось сожительство, не оформленное в установленном порядке, то есть не зарегистрированное в органах записи актов гражданского состояния. Однако закон устанавливал следующие условия признания фактического брака: взаимное признание друг друга супругами, совместное сожительство, ведение при этом сожительстве общего хозяйства, выявление супружеских отношений перед третьими лицами, а также взаимная поддержка, совместное воспитание детей3. Кодексом 1926 года была предусмотрена возможность признания юридической силы за фактическими брачными отношениями, не зарегистрированными в установленном законом порядке в органах ЗАГС. Главное, на что обращал внимание законодатель – есть ли общность имущества, ведется ли совместное хозяйство. Все это вытекало из сущности ст.12 КЗоБСО, согласно которой были установлены три элемента, составляющих брак: совместное сожительство мужчины и женщины, ведение при этом сожительстве общего хозяйства, совместное воспитание детей.

Условиями заключения брака, как и прежде, являлось достижение брачного возраста, взаимное согласие лиц, вступающих в брак и предоставление определенных документов: удостоверения личности, подписки об отсутствии препятствий к заключению брака. Кроме того, требовалось при заявлении к заключению брака указать, что лица, вступающие в брак, взаимно осведомлены о состоянии своего здоровья, в частности, в отношении венерических, душевных и туберкулезных заболеваниях, а также указать, в который по счету брак каждый из них вступает и сколько он имеет детей (ст.132 Кодекса)1.

В новом Кодексе был установлен единый брачный возраст вступления в брак – 18 лет. Но для женщин, при наличии уважительных причин, не указанных в законе, он мог быть снижен на один год. Провозглашался принцип единобрачия. Препятствия к заключению брака остались прежними: запрещались браки между близкими родственниками по прямой нисходящей и восходящей линиями, а также между полнородными и неполнородными братьями и сестрами. Не могли быть заключены браки между лицами, из которых хотя бы одно признано в установленном законом порядке слабоумным или душевнобольным.

Характерно, что семейный кодекс 1926 года был сориентирован уже на нуклеарный тип семьи. «Наш кодекс под семей подразумевает только родителей и детей…Прежний кодекс об актах гражданского состояния не знал этой узкой семьи»2. Постепенно менялся не только тип семьи и характер внутрисемейных отношений: в российской семе происходил отход от модели авторитарно-патриархальных отношений к более демократичным и равноправным, как между супругами, так и между родителями и детьми.

Период с 1917 по 1930 гг. в Советской России характеризуется формированием либерального законодательства в сфере семейно брачных отношений и легитимацией ряда запрещенных в имперский период индивидуальных, в том числе сексуальных, прав и свобод. Проводимые властью преобразования семи особенно ярко проявились в поведении молодежи, вызвали падение престижа брака и рост добровольного безбрачия3.

Период 30-х годов является уникальным в истории брачно-семейных отношений в России. За десять лет были разрушены все основы традиционной семьи, в корне изменено отношение к разводу: к 1935 году по сравнению с 1913 годом число разводов возросло в 68 раз. Это был настоящий «взрыв» разводимости. В стране стала быстро снижаться рождаемость, возросло число искусственных абортов, беспризорность детей приобрела невиданные масштабы. Советская власть была встревожена столь революционным развитием ее социального эксперимента и вскоре начала проводить политику последовательного отказа от свободы брака. При этом начали восстанавливаться основные функции семьи как хозяйственно-потребительской ячейки общества1.

С середины 30-х годов власть начала регламентировать все сферы жизнедеятельности семьи, ужесточая нормы и санкции брачно-семейного законодательства.

В 1936 году было принято Постановление ЦИК и СНК «О запрещении абортов, увеличении материальной помощи роженицам, установлении государственной помощи многосемейным, расширение сети родильных домов, детских яслей и детских садов, усилении уголовного наказания за неплатеж и о некоторых изменениях в законодательстве о разводах». Были введены некоторые усложнения в процедуру развода: требование обязательной явки супругов в ЗАГС, отметка о разводе в паспорте, увеличение пошлины за развод, возрастающей в зависимости от количества разводов у данного лица, ЗАГСы стали делать отметку о разводе в паспорте каждого.

Развод окончательно перестал считаться частным делом, и обсуждение вопроса о сохранении или не сохранении брака стало все чаще выноситься на общие собрания профессиональных коллективов и партийных или комсомольских ячеек.

В 40-е годы семенная политика эволюционировала в сторону ужесточения законодательства по пути «принудительной стабилизации семьи». Принципиальные изменения касались института семьи и развода. В 1944 году принимаются указы: о запрещении установления отцовства детей рожденных вне брака и о признании брака как существующего только у пар зарегистрированных, и не состоящих в фактическом браке. Согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 года, всем лицам, вступившим в фактические брачные отношения с 1926 по 1944 гг., предписывалось зарегистрировать брак, указав при этом дату фактического вступления в фактические брачные отношений и общих детей, т.к. только зарегистрированный брак порождал права и обязанности супругов. В противном случае их брак терял юридическое значение2. Признание законным только зарегистрированного брака создало новый правовой институт так называемых «одиночных матерей», т.е. женщин, родивших вне брака.

Указом от 8.08.1944 года устанавливался судебный порядок расторжения брака, причем народный суд обязан приложить все усилия к примирению супругов, расторгать же брак имел право только суд вышестоящего звена, т.е. вводилась двухступенчатая бракоразводная процедура. При подаче заявления о расторжении брака требовалось изложение мотивов развода, и законом вводилась обязательная публикация в местной газете объявления о разводе. Дело о расторжении брака должно было рассматриваться гласно, и в присутствии свидетелей. Увеличивались размеры пошлин, взыскиваемых при оформлении развода. Суду предоставлялось право отказать в иске о расторжении брака, даже если оба супруга настаивали на разводе, если мотивы ему казались неубедительными. Кроме того, с одного или обоих разведенных брался штраф от 500 до 2000 рублей (что было немалой суммой, так как месячная зарплата, например, младшего научного сотрудника в те годы равнялась 159 рублям).

Указ 1944 года, запрещая установление отцовства в отношении детей, рожденных вне брака, вновь ввел понятие «незаконнорожденный», ибо дети, рожденные вне брака, не могил получить фамилию отца, даже если последний давал на это согласие. Ребенку присваивалась фамилия матери, а в метрике в графе «отец» - ставился прочерк.

В таком виде законодательство о браке и семье просуществовало вплоть до принятия Основ законодательства о браке и семье Союза ССР и республик в 1968 году.

В соответствии с норами Кодекса 1969 года был установлен единый брачный возраст для мужчин и женщин – 18 лет (ст. 15). Снижение брачного возраста допускалось в случаях беременности женщины, рождения ею ребенка, фактически сложившихся брачных отношениях, призыва на военную службу. Решение вопроса о снижении брачного возраста могло приниматься только исполнительными комитетами районных, городских Советов народных депутатов. Другие органы были не вправе решать этот вопрос.

Нормами ст.15 предусматривалось, что снизить брачный возраст в исключительных случаях можно было не более чем на два года1. С просьбой о снижении брачного возраста могли обратиться как сами несовершеннолетние, так и их родители или попечители. Но брак мог быть зарегистрирован только по согласию несовершеннолетних2.

Одним из препятствий к заключению брака, было нахождение одного из лиц, вступающих в брак, в другом зарегистрированном браке. К зарегистрированным бракам приравнивались религиозные браки, совершенные до образования органов ЗАГС. За двоеженство предусматривалась уголовная ответственность.

Запрещались браки между родственниками по прямой восходящей и нисходящей линиям, между полнородными и неполнородными братьями и сестрами, а также между усыновителями и усыновленными (ст. 16). Внебрачное родство также являлось препятствием к заключению брака.

Основным законодательным актом в сфере регулирования семейных отношений сегодня стад Семейный Кодекс РФ, который действует с 1 марта 1996 года. В статье 1 сформулированы основные принципы Кодекса: укрепление семьи; недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи; признание государством только светского гражданского брака; добровольность брачного союза; моногамия брака; равенство супругов в семье; приоритет семейного воспитания детей и пр.

В Семейном Кодексе РФ отсутствует юридическое определение брака, что было характерно и для предыдущих брачно-семейных Кодексов России ХХ века. По мнению исследователей, соглашение о заключении брака по своей правовой природе не отличается от гражданского договора. В той части, в которой оно регулируется правом и порождает правовые последствия, оно является договором1. Другими исследователями брак трактуется как моногамный добровольный и равноправный союз мужчины и женщины, заключенный с соблюдением установленного законом порядка и порождающий между супругами взаимные личные и имущественные права и обязанности2. Существует и следующая точка зрения: «Брак представляет собой важнейший юридический факт, вызывающий возникновение семейно-правовых связей и представляющий собой свободный и добровольный союз мужчины и женщины, заключенный в установленном порядке и соблюдением требований закона, направленный на создание семьи»3.

Таким образом, современные исследователи выделяют следующие признаки брака:

- союз женщины и мужчины, заключенный на основах равенства, равноправия сторон;

- союз мужчины и женщины, установленный в законном порядке, поддерживаемый государством;

- союз должен быть свободным, добровольным;

- брак удостоверяется, регистрируется в установленном законом порядке, только такой брак порождает права и обязанности супругов. Следовательно, фактические брачные отношения не признаются;

- цели заключения брачного союза:

1) совместное проживание и создание семьи;

2) рождение и воспитание детей;

3) взаимная помощь и поддержка брачующихся лиц;

4) ведение совместного хозяйства.

Таким образом, в современном семейном законодательстве брак трактуется как свободный, равноправный и в принципе пожизненный союз мужчины и женщины, зарегистрированный в установленном законом порядке, имеющий целью создание семьи, рождение и воспитание детей, создающий для супругов взаимные личные неимущественные и имущественные права и обязанности.

Можно было ожидать, что огромные перемены, пережитые российским обществом и семьей в ХХ веке, приведут к изменению традиционной возрастной модели брачности, но, как оказалось на практике, за сто лет никаких видимых изменений в возрастных характеристиках вступления в брак не произошло.

В России в 1930-1950-х годах наблюдалось повышение возраста вступления в брак, а поколения женщин 1910-1930 годов рождения характеризовались повышенной, по сравнению с предшествующими поколениями, долей никогда не состоявших в браке к концу жизни.

Причины омоложения брачности в России в 1960-1980-х гг. заключаются, главным образом, в низкой культуре планирования семьи на фоне снижения возраста начала регулярной половой жизни. Это приводило к высокой распространенности добрачных зачатий, что в свою очередь, стимулировало заключение ранних браков.

Удивительный феномен позднего советского периода – возникновение «студенческих семей» - объясняется также снижением возраста сексуального дебюта, все еще по традиции требующего легитимации вступления в брак, особенно если в результате этих отношений наступала беременность. Расширившаяся практика предоставления специальных общежитий для семейных еще больше подталкивала к раннему заключению брака. Кроме того, в заключении брака до завершения учебы, нередко, был и меркантильный интерес исключительно советского свойства: избежать обязательного распределения после получения диплома, остаться (прописаться) в большом городе и т.п.1

В начале 1990-х годов более 30% девушек вступало в брак в возрасте до 20 лет, более 80% к 25 годам хотя бы один раз выходили замуж. Половина девушек вступала в первый брак к возрасту 21 год, а наиболее часто встречаемый возраст замужества составлял 19 лет, то есть соответствовал наиболее распространенному возрасту невесты на территориях преимущественного проживания православного населения во второй половине XIX века. Таким образом, в России, социальная норма, определявшая возраст первого замужества как 18-22 года, удержалась на протяжении жизни целого ряда поколения.

Возраст вступления в брак повышается между 1994 и 2002 годами значительными темпами. Средний возраст российской невесты по последним оценкам приближается к 24 годам.

В настоящее время большинство пар не регистрируют свои фактические брачные отношения. По сравнению с 1990 годом количество зарегистрированных браков в 2000 году снизилось почти на треть. Молодые пары все чаще отказываются от официальной регистрации брака1. Права детей, рожденных в результате фактических брачных отношений, не защищены. Статистика свидетельствует, что 25% детей рождается вне брака.
Литература

Антокольская М.В. Семейное право. М., 1996.

Бестужев-Лада И.В. Россия накануне XXI века: 1904-2004 /От колосса к коллапсу и обратно. М., 1997.

Волков А.Г. Семья – объект демографии. М., 1986.

Вольфсон С.Я. Семья и брак в их историческом развитии. М., 1937.

Головако Б.И. Студенческая семья. М., 1988.

Голод С.И. ХХ век и тенденции сексуальных отношений в России. СПб., 1996.

Голод С.И. Будущая семья: какова она? (Социально-нравственный аспект). М., 1990.

Декреты Советской власти. Т.1. М.. 1957.

Инструктивные указания по вопросам регистрации брака. Утверждены Министерством юстиции СССР 15.10.1982 г.

История советского гражданского права (1917-1947). М., 1949.

Куриленко О.Г. Трансформация понятия брака и формы брака в процессе формирования российского семейного права.

Ласлетт П. Семья и домохозяйство: исторический подход //Брачность, рождаемость, семья за три века: Сб.статей /Под ред. А.Г. Вишневского, И.С. Кона. М., 1979.

Магомедов А.А. Семья на Северном Кавказе. Ставрополь, 1999.

Нечаева А.М. Брак, семья, закон. М., 1984.

Нечаева А.М. Семья и закон. М., 1980.

Нечаева А.М. Семейное право. Курс лекций. М., 1998.

Никольский С.Я. Семья и брак в прошлом и настоящем. М., 1936.

Пчелинцева Л.М. Семейное право России. М., 1999

Семидеркин Н.А. Создание первого брачно-семейного кодекса. М., 1989.

Тулина Н.В.Семья и общество: от конфликта к гармонии. М., 1994.

Харчев А.Г. Семья и брак в СССР. М., 1979.
3. Сожительство и незарегистрированные браки
Современные социологи определяют брак как «исторически изменяющуюся социальную форму отношений между мужем и женой, посредством которой общество упорядочивает и санкционирует их половую жизнь и усматривает их супружеские и родительские права и обязанности»1.

Сожительство заключает в себе исходные положения брака, но лишено правовых основ. Отношения сожительства имеют как сходство с браком (совместное проживание, разделение ресурсов, исключительность отношений), так и отличия (неопределенность статуса, отсутствие регламентации взаимоотношений). Таким образом, сожительство отличается от брака тем, что в нем отсутствуют санкции контролирующие права и обязанности, которые в свою очередь, порождают ответственность.

Для более полного понимания данного явления рассмотрим понятия, касающиеся данной категории. Как отмечают исследователи, наиболее точные для русских словосочетаний – «близкие интимные отношения» или «интимный союз» и «пара», являются эквивалентные по смыслу английские «intimate relationships» и «couple»2.

Словарь синонимов русского языка объясняет понятие «сожительство» как любовную связь, близкие (или интимные) отношения. В толковом словаре русского языка Ожегова С.И. и Шведова Н.Ю. «сожительство» трактуется как интимные отношения между мужчиной и женщиной.

Обращаясь к социальной энциклопедии «сожительство» - это незаконный брак, обиходное, ненаучное наименование полового союза, не оформленное в соответствии с брачным законодательством.

В результате сопоставления нескольких определений «сожительства» становится очевидным, что каким бы образом не определялось понятие «сожительство», у всех оно сводится к отношениям, в основе которых лежат интимные (половые, сексуальные) отношения, то есть его главная сущность определяется удовлетворением естественной интимной потребности. Таким образом, сожительство – это, прежде всего, половые отношения мужчины женщины, не оформленные в соответствии с брачным законодательством данной страны.

Рассматривая внебрачные отношения, А.В. Ковалева1 отмечает, что базу этих отношений составляют межличностные взаимоотношения партнеров. То есть, мы говорим о связи между людьми (половые отношения) и об оценке одних людей другими (отношение общества к половым связям людей).

Непосредственно половые отношения, по мнению большинства исследователей, являются началом всех отношений между полами, потому как являются первичными потребностями человека. Так, А. Маслоу утверждает, что потребность в сексе является одной из самых востребованных у человека; Фрейд рассматривает сексуальность не как частный аспект человеческой жизни, а как ее основу, стержень половое влечение по Фрейду, составляет источник всей психической энергии индивида.

Сексуальное поведение считалось проявлением «репродуктивного инстинкта», потребности продолжения рода, свойственной не только мужчинам, но и женщинам (А. Форель, У. Мак-Дугалл, Ю.И. Семенов).

Согласно современным представлениям, И.С. Кон2 сформулировал целевые предпосылки сексуального поведения:

- релаксация, снятие полового напряжения;

- деторождение, удовлетворение потребности в зачатии и в акте рождения;

- чувственное наслаждение как самоцель (гедонизм);

- познание, удовлетворение полового любопытства;

- коммуникация, обретение чувства психологической личностной интимности, полного слияния с другим человеком;

- сексуальное самоутверждение, получение наглядных и убедительных доказательств собственной сексуальной состоятельности, потенции;

- внесексуальные цели, то есть внешние по отношению к собственно сексуальному поведению (материальные блага и выгоды; поддержание определенного ритуала или привычки);

- компенсация, замена, возмещение каких-то иных, дефицитных для индивида в силу каких-то причин, видов и форм деятельности или способов эмоционального удовлетворения.

Таким образом, половые отношения, а секс как инструмент в этих отношениях, - это первичная физическая и биологическая потребность каждого здорового человека. Во все времена человек нуждался в сексе, который служил единственным способом продолжения человеческого рода.

Однако рассмотрение интимных отношений только с позиций сущности внутреннего содержания было бы не неверным, необходимо их рассмотрение с позиции отношения общества к половым связям людей.

Сексуальная культура регулирует сексуальное поведение человека, формирует систему ценностей, запретов и правил, а также образцов поведения, которая, будучи усвоенной, в процессе социализации, определяет сексуальный сценарий индивида, стиль его поведения, вводит половую жизнь в социально приемлемые рамки на благо общества, семьи и брака.

По мнению А.И. Кравченко, наши действия только отчасти являются продуктом природы. Все человеческое поведение, прежде всего, результат обучения. Нас с детства учат правилам поведения, традициям, обычаям, ценностям. Обучаясь нормам, мы одновременно контролируем свое поведение и управляем. Нормы – правила, регулирующие человеческое поведение. Они указывают на то, где, как, когда и что именно мы должны делать. Норму предписывают образцы поведения и передаются индивиду в процессе инкультурации.

Рассмотрим основные нормы, имеющие отношение к формированию половой морали.

Обычай – традиционно установившийся порядок поведения. Обычаи – одобренные обществом массовые образцы действий, которым рекомендуется следовать. К нарушителям применяются неформальные санкции – неодобрение, изоляция, порицание. Если привычки и обычаи переходят от одного поколения к другому, они превращаются в традиции. Традиции относятся к культурному наследию, окружены почетом и уважением, служат объединительным началом. Измены традиционно рассматриваются как предательство, нарушение взятых на себя обязательств, а потому признаются безнравственными и осуждаются общественной и религиозной моралью. В XIX супружеская неверность в России признается половым преступлением, за которое устанавливается уголовная ответственность.

Нравы – особо оберегаемые, высоко чтимые обществом массовые образцы действий. Нравы отражают моральные ценности общества, их нарушение наказывается более сурово, нежели нарушение традиций. От этого слова происходит понятие «нравственность» - этические нормы, духовные принципы, которые определяют важнейшие стороны жизни общества. В разных обществах и культурах под понятие «нравственности» попадали различные сексуальные аспекты (запрет на добрачные и внебрачные связи). Очень часто супружеская измена была веским основанием для начала бракоразводных процессов. Как правило, наказание для женщин более суровое, чем для мужчин.

Необходимость продолжения фамилии сформировала основополагающий принцип патриархальной семьи – слитность и однозначную последовательность брачности, сексуальности и прокреации. В связи с этим сексуальные связи вне брака, рождение неузаконенного ребенка и самоценность полового общения супругов воспринималась окружающими как грех. К нарушителям христианско-авторитарных установок применялись жесткие санкции. Например, в российской деревне вплоть до конца XIX века женщине, родившей ребенка вне брака, грозили позор и презрение односельчан1.

В современном российском обществе половой акт, состоявшийся слишком быстро после знакомства служит убеждением для большинства мужчин о том, что женщина легко доступна для многих мужчин, это отражается на дальнейших отношениях в пренебрежительной форме. Мужчина склонен думать, что если женщина так легкодоступна для него в сексуальном плане, то она доступна и многим другим. Для мужчин это ревность к другим мужским особям, для женщин это пренебрежение скромностью и стыд для обоих: женщине за подобное поведение, мужчине за неверную женщину. Подобные позиции закрепились в моральных нормах и стали частью культуры нашего общества.

Так, в крестьянской среде России второй половины XIX века определяющим в молодежном общении являлся социальный контроль. Сельские парни и девушки придерживались сложившихся стереотипов поведения, исполнение которых достигалось силой общественного мнения. Так, губитель девичьей красоты (невинности) навсегда лишался права жениться на другой девушке. Неодобрительно крестьяне относились к ветряным девицам. Девушку, которая часто меняла парней, в селе называли заблудшей. Полюбить такую девицу было совестно перед товарищами, а женитьба на такой – это стыд перед родней и позор перед миром2.

Культура, как и общество, покоится на системе ценностей. Ценности – социально одобряемые и разделяемые большинством людей представления о том, что такое добро, справедливость, патриотизм, романтическая любовь, дружба и пр. Ценности не подвергаются сомнению, они служат эталоном и идеалом для всех людей. Если верность является ценностью, то отступление от нее осуждается как предательство. Ценности представляют собой разделяемые многими людьми убеждения относительно целей, к которым следует стремиться. Честь и достоинство семьи – одна из важнейших ценностей человеческого сообщества с древнейших времен. Проявляя заботу о семье, мужчина тем самым демонстрирует свою силу, храбрость, добродеятельность и все то, что высокого оценивается окружающими. В качестве руководства к своему поведению он выбрал высокочтимые ценности. Они стали его культурной нормой, а психологическая установка на их соблюдение – ценностной ориентацией.

Полагая, что половая мораль нашего общества во многом формировалась религией, рассмотрим так же нормативную составляющую – верование, являющейся основой религии.

Частью этой нормативной системы выступали стандарты сексуального поведения. Для женщины непререкаемой нормой поведения являлось целомудрие до свадьбы и верность мужу после нее. Брак представлялся завершением длительного периода романтического ухаживания. В нем сливались два начала – секс и любовь.

Закономерность построения общества такова: совокупность ценностей должна соответствовать совокупности норм. Если в обществе провозглашаются ценности индивидуальной ответственности, то должны существовать нормы свободного выбора брачного партнера, как для мужчины, так и для женщины. В традиционном обществе, где не провозглашалось такой ценности, мужчина по своему усмотрению выбирал невесту, а женщина безропотно соглашалась. Посредниками принудительного брака чаще всего выступали родители, и, прежде всего, глава семьи.

В русской народной культуре утверждался идеал «чистой любви», безоговорочно осуждался «блуд», капризы плоти, похоть. Способность видеть в любимом существе не только телесное явление, но и «душу», стремление к единению, основанному на однородности духовных оценок и общности жизненной цели, взаимное доверие и уважение – вот тот «состав» любовного чувства, который позволяет считать духовный элемент любви преобладающим в русской культурной традиции.

В период с 1917 по 1930-е годы естественный ход эволюции процесса формирования семьи был нарушено Октябрьской революцией. Этот период характеризуется либеральным законодательством и легитимацией ряда запрещенных в имперский период индивидуальных, в том числе и сексуальных прав и свобод. В послереволюционной России изменения традиционных брачно-семейных отношений были форсированы идеологическими построениями новой власти и происходили в кратчайшие сроки. Первым шагом на пути разрушения традиционной семьи была секуляризация брака. За непродолжительный период времени было принято несколько брачно-семейных кодексов, закрепляющих отделение брака от церкви, признание только гражданского брака, зарегистрированного или незарегистрированного. Проводимые властью преобразования семьи особенно ярко проявились в поведении молодежи, вызвали падение престижа брака и рост добровольного безбрачия. Фактически были разрушены все основы традиционной семьи, в корне изменено отношение к разводу. Последствия «свободы» в брачно-семейных отношениях проявились уже через несколько лет.

В 30-е годы государство начинает проводить политику последовательного отказа от свободы брака. Ужесточаются нормы и санкции брачно-семейного законодательства.

Позднее советские браки стали одними из самых крепких в мире, а к незарегистрированным парам относились крайне отрицательно. В этих условиях негатив к незарегистрированным бракам навязывался государством через вмешательство в личную жизнь граждан, путем ограничения разводов оно стремилось ограничить индивидуальные свободы и индивидуальную мобильность своих граждан, через парткомы и профкомы оно контролировало частную жизнь граждан.

Моральный кодекс не поощрял внебрачные связи, они старательно пресекались силами участковых, проживание в каком-то месте без определенный санкций (прописки или брачного штампа) не разрешалось, в соответствии с инструкциями в гостиницу не расписанных мужчину и женщину в один номер не селили. Сам же человек, состоящий в незарегистрированном браке, вряд ли мог рассчитывать на серьезную должность, партийной карьеры, а сожительство для него являлось поводом приобретения статуса «невыездного», т.е. человека, не имеющего права на выезд за границу. Лица, находящиеся в незарегистрированных союзах имели во всем наименее привилегированное положение по сравнению с их зарегистрированными согражданами. Одним словом, «штамп в паспорте» был необходим человеку для более комфортного существования в советском обществе.

Скромность девушки была в особом почете. Девушка, подозревавшаяся обществом во внебрачных отношениях, а женщина, родившая вне брака, становились объектом обсуждений.

Факт сожительства в средствах массовой информации жестко критиковался и стал синонимом аморальности. Фактически все половые связи вне брака проектировались на сожительств или проституцию, где один факт от другого отличался лишь тем, что это отношения за деньги или без них.

В традиционном обществе всю ответственность, как и свободу выбора, брал на себя мужчина. Поэтому чаще всего он женился лишь после того, как вставал на ноги и приобретал экономическую самостоятельность. В современном обществе провозглашается право выбора, равное для мужчины и женщина и ответственность за счастливый брак они несут поровну.

В современном обществе за провозглашенной свободой заключения брака для мужчины и женщины последовала такая же широкая свобода его расторжения. Без этого невозможно реализовать индивидуальные права и ценности.

В современном обществе мы наблюдаем противоречие в нормах половой культуры. Провозглашенное веками целомудрие попирает вседозволенность и половая свобода, вместе с тем общество не поощряет измены, адюльтер, беспорядочные и случайные половые связи и пр.

А.И. Антонов, В.М. Мягков отмечают, что добрачное сексуальное поведение, добрачные половые отношения не являются чем-то новым, возникшим только в последнее десятилетие.

Если половые отношения вне брака наше общество всегда считало безнравственными и неэтичными, то сейчас они позиционируются в большинстве случаев как нормальное явление. Происходит изменение интимности в обществе в целом, в гендерном отношении.

Как утверждает Э. Карпентер: «Секс идет первым, а руки, глаза, рот, мозг следуют за ним; центр живота и бедер излучает знание самости, религии и распущенности»1. Полагая, что личные отношения между мужчиной и женщиной базируются на сексуальных интересах, можно сделать вывод, что как в браке, так и в сожительстве первичными являются сексуальные отношения, которые в следствии порождают прочие отношения. Однако если в браке сексуальные отношения являются легитимными для общества, учитывая их правовое регулирование (право представляет собой систему обязательных правил поведения, санкционированных государством и выраженных в социальных, моральных и эстетических нормах, соответственно общество регулирует сексуальные отношения именно правом), то в сожительстве сексуальные отношения ничем не регламентируются. Кроме интимных отношений сожительство не несет в себе никаких других сколь значимых для совместного существования мужчины и женщины факторов. Напротив, мужчине здесь можно сбросить с себя традиционную роль кормильца, можно избегать любой долгосрочной занятости домашними делами, сосредоточившись вместо этого на своих собственных удовольствиях. Это объясняется тем, что такие отношения базируются на удовлетворении самих удовольствий. Социальный климат сожительства насыщен безответственностью к людям и снисходительностью к себе.

В современном мире семейные отношения между мужчиной и женщиной все чаще стали определяться термином «гражданский брак». Каждый десятый союз сегодня – это союз незарегистрированный.

Незарегистрированные браки – явление для России далеко не новое. Они существовали на протяжении своей нашей истории, просто говорить о них было не принято.

Путь к массовому распространению неформальных отношений как альтернативы официальному браку в первом партнерском союзе проложили поколения, родившиеся во второй половине 1960-х годов. Однако распространение неформальных отношений среди представителей поколений, родившихся после 1960 года, приобрело взрывной характер. Сегодня не менее 25% женщин к 20 годам и не менее 45% к 25 годам не регистрировали брак со своим первым партнером. Данные для мужчин подтверждают эти цифры - 40-45% первых союзов - это сегодня неформальные союзы.

Неформальные отношения в начале совместной жизни для большинства носят временный характер пробного брака. Спустя какое-то время для многих пар отношения становятся вполне респектабельным, юридически оформленным браком. В то же время, данные RusGGS показывают, что регистрация брака все чаще не просто откладывается на время до проверки прочности отношений, но и не наступает вовсе. Если в поколениях 1950-х годов рождения уже к первому году от начала неформального союза 50% женщин зарегистрировали брак со своим партнером, то в поколениях второй половины 1970-х годов - 30%. Снижается показатель и для тех, кто долго живет вместе. К третьему году еще недавно регистрировали брак до 70% партнеров, начавших совместную жизнь с неформальных отношений, сегодня - 50%. К пятому году семейной жизни снижение этого показателя составило более 10 процентных пунктов. Заметим, что если оформление отношений не происходит к 3-5 годам совместной жизни, шансы того, что брак в этом партнерском союзе будет когда-нибудь зарегистрирован вообще, минимальны - практически нет никакой разницы в процентных долях зарегистрировавших брак к 5-му и 10-му годам от начала отношений1.

Настороженное отношение к браку в первую очередь коснулось молодых людей. Теперь они предпочитают жить вместе, ведя совместное хозяйство, но не спешить с регистрацией своих отношений в государственных органах. Девиз существования таких супружеских союзов формулируется так: «я буду с ним, пока мне это выгодно и удобно. И пока я не найду кого-нибудь получше». И как только возникают трения или что-то перестает в человек устраивать, люди говорят друг другу – до свидания.

По всем параметрам брак как формальный союз в России теряет свою популярность. Он не только откладывается на более поздний возраст у современных поколений, но и вытесняется устойчивыми сожительствами.

К началу XXI века мы наблюдаем полное видоизменение явления сожительства.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации