Лекции - Сделки. Отлагательные и отменительные условия сделок - файл n1.doc

Лекции - Сделки. Отлагательные и отменительные условия сделок
скачать (1732 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1732kb.03.11.2012 16:13скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

1.2. Отлагательное и отменительное условия как юридический факт



Согласно п. 1, 2 ст. 157 ГК РФ условие - это обстоятельство, относительно которого неизвестно, наступит оно или нет. Следовательно, "в отличие от условия как элемента содержания любой сделки здесь условием является юридический факт"*(84). Рассмотрим отлагательное и отменительное условия как юридический факт.

Первый признак отлагательного и отменительного условий - признак возможности. Возможность условия означает допустимость, вероятность его наступления. Из всех существующих знаний о природе и обществе не следует, что обстоятельство, названное сторонами отлагательным или отменительным условием, никогда не произойдет.

Второй признак условия - признак неопределенности (неизвестности) может быть определен как отсутствие в момент совершения сделки достоверного знания о том, что условие неизбежно наступит. Понятие "неопределенности" нуждается в уточнении. Гражданское законодательство и доктрина часто используют термин "неопределенность". При этом неопределенность, как правило, нежелательна, но в отдельных случаях не только допускается, но и приветствуется.

Неопределенность может касаться личности управомоченного (например, обязательства из игр и пари). Неопределенность может касаться предмета обязательства или суммы сделки (примером последнего может быть договор ренты).

Особенность условной сделки состоит в том, что условная сделка связана с неопределенностью, которая касается завершения юридического состава. Признак неопределенности означает, что, пока условие не наступило, существует объективная неизвестность, будет ли завершен юридический состав и наступят ли (прекратятся ли) юридические последствия сделки.

В дореволюционной цивилистике обсуждался вопрос о том, характеризуется ли условная сделка неопределенностью объективной или субъективной*(85). Содержание ст. 157 ГК РФ позволяет утверждать, что наступление условия связано с объективно существующей неизвестностью (неопределенностью) в момент совершения сделки. В момент заключения сделки достоверное знание о том, наступит ли условие, отсутствует и у сторон, и у третьих лиц.

Признак неопределенности отличает отлагательное (отменительное) условие от срока. Срок определяется датой, периодом времени или обстоятельством, которое неизбежно произойдет (ст. 190 ГК РФ), поэтому можно согласиться с теми авторами, которые отмечают, что отлагательное и отменительное условия отличаются от срока признаком неизвестности*(86).

Третий признак условия состоит в том, что условие - это обстоятельство, которое произойдет в будущем. Этот признак условия оспаривался в дореволюционной отечественной цивилистике, но в современном законодательстве редакция ст. 157 ГК РФ не оставляет почвы для сомнения: если к моменту совершения сделки обстоятельство уже наступило, оно не может быть признано ни отлагательным, ни отменительным условием.

Четвертый признак отлагательного и отменительного условия - признак произвольности*(87). Признак произвольности означает, что обстоятельство получило качество юридического факта по воле сторон, а не в силу прямого указания закона. Стороны своим соглашением придают качество юридического факта такому обстоятельству, которое в силу закона обычно не составляет юридического факта и не влечет динамику данного правоотношения.

Можно согласиться с тем, что осуществление стороной альтернативного обязательства выбора предмета исполнения не является отлагательным условием, "поскольку для любого условия характерна неопределенность в его наступлении. В случае же с выбором в альтернативном обязательстве участники альтернативного обязательства в момент его порождения не ставят под сомнение возможность выбора"*(88). Нужно добавить, что любое альтернативное обязательство предполагает осуществление должником или кредитором права выбора. Отлагательным или отменительным условием не может быть обстоятельство, в зависимость от которого закон, а не договор ставит динамику правоотношения.

Однако закон в отдельных случаях может содержать указания на допустимость тех или иных отлагательных или отменительных условий в определенных сделках. Так, далее будет обсуждаться вопрос о том, не содержит ли п. 4 ст. 578 ГК РФ дозволение сторонам договора дарения включать в договор отменительное условие "если даритель переживет одаряемого". В Семейном кодексе Российской Федерации есть указание о том, что брачный договор может заключаться под условием (п. 2 ст. 42 Семейного кодекса РФ).

Для определения понятия отлагательного (отменительного) условия необходимо также отнести термин "условие" к ближайшему роду явлений.

Законодатель определяет условие как "обстоятельство" (ст. 157 ГК РФ), следовательно, отлагательное и отменительное условия - это юридический факт. Но юридические факты делятся на действия и события. Бесспорно, условием может быть событие или действие третьего лица, не участвующего в сделке.

Имеет и теоретическое, и практическое значение вопрос: можно ли считать отлагательным (отменительным) условием действие или бездействие одной из сторон обязательства?

В иностранной доктрине отлагательное или отменительное условие, наступление которого зависит от воли одной из сторон сделки, называется потестативным*(89) (от лат. - власть, воля). Французский законодатель признает допустимость потестативных условий и даже закрепляет их легальное определение (ст. 1170 ФГК). Но при этом устанавливается правило: "Любое обязательство является недействительным, если оно заключено под условием, наступление которого зависит от того, кто принимает на себя обязанность" (ст. 1174 ФГК).

В отечественной дореволюционной науке гражданского права*(90) признавалось, что условием может быть не только событие, но и действие, в том числе и действие стороны обязательства.

В дореволюционной цивилистике противником потестативных условий был В. Голевинский, который отмечал, что определение условия произвольного (потестативного) не только бесполезно, но даже вредно*(91). В отечественной цивилистике советского периода преобладало мнение о том, что действие стороны сделки не может быть условием*(92).

И.Б. Новицкий определил условие в качестве будущего события, относительно которого неизвестно, наступит оно или нет*(93). В современной цивилистике вывод о том, что действие не может составлять условие, признан слишком категоричным*(94).

Доводы о допустимости потестативных отлагательных и отменительных условий в российском гражданском праве высказывает А.Г. Карапетов*(95).

В правоприменительной практике нет единого подхода к толкованию ст. 157 ГК РФ. Используются взаимоисключающие толкования. С одной стороны, отмечается, что условие не может быть связано с действиями сторон сделки*(96).

С другой стороны, в ряде решений допускается применение ст. 157 ГК РФ к обстоятельствам, наступление которых зависит от воли одной из сторон сделки*(97).

В одном из судебных решений ФАС Западно-Сибирского округа отмечено, что "квалификация судом условия договора о частичной оплате доли после проведения собрания учредителей и переизбрания действующего директора общества как отлагательного соответствует норме п. 1 ст. 157 ГК РФ", таким образом, действия стороны сделки по изменению органов управления общества, доли в уставном капитале которого подлежали уступке, суд определил в качестве отлагательного условия*(98).

В данной ситуации корпоративные действия одной из сторон обязательства определены в качестве отлагательного условия.

В учебной литературе сделан вывод о том, что "закон не ограничивает условия в условной сделке исключительно событиями или действиями третьих лиц, а говорит об обстоятельствах, относительно которых неизвестно, наступят они или нет. Обстоятельства такого рода могут быть вызваны и действиями сторон"*(99).

Вопрос о допустимости в сделке таких условий, наступление которых зависит от одной из сторон обязательства, заслуживает очень осторожного и взвешенного подхода, так как от решения этого вопроса во многом зависит правильное соотношение отлагательного и отменительного условий с иными юридическими фактами, влекущими динамику гражданского правоотношения, а именно - исполнением обязательства, неисполнением обязательства, расторжением договора, отказом от договора, односторонним изменением условий обязательства.

Видятся одинаково опасными две возможные при определении понятия отлагательного и отменительного условий крайности.

Первая - в том, чтобы, огульно отрицая возможность включения в сделку таких условий, наступление которых зависит от волевых действий сторон, сократить тем самым объем возможностей, предоставленных сторонам нормой ст. 157 ГК РФ.

Данная норма не содержит прямого запрета потестативных, т.е. зависящих от волевых действий сторон, условий.

В подтверждение можно привести следующие доводы.

Во-первых, законодатель в ст. 157 ГК РФ использует термин "обстоятельства", а не "события".

Во-вторых, п. 3 ст. 157 ГК РФ запрещает только недобросовестное содействие наступлению условия, добросовестное содействие не исключается.

В-третьих, ст. 1052 ГК РФ называет отменительным условием достижение цели договора простого товарищества. Для достижения цели договора товарищества необходима волевая деятельность сторон.

В-четвертых, особенности регулируемых отношений требуют признать условием в смысле ст. 157 ГК РФ не только события и действия третьего лица, но и действия стороны обязательства.

Отлагательное и отменительное условия составляют способ придать юридическое значение мотивам сделки*(100); а потребность совершить сделку для одной из сторон может быть связана с желательным поведением другой стороны.

Таким образом, стороны сделки могут предусмотреть в качестве отлагательного или отменительного условия не только событие, но и действие.

Однако видится опасным и противоположная крайность, а именно, признание допустимым любого отлагательного условия, в том числе и такого, которое состоит в подтверждении сделки одной из сторон или в исполнении договорной обязанности, например - обязанности по оплате.

Недостаточно точное отграничение отлагательного (отменительного) условия от таких влекущих динамику обязательства юридических фактов, как исполнение (неисполнение), отказ от договора, расторжение или изменение договора, способно привести к незащищенности должника, который вынужден будет терпеливо ждать наступления условия вместо того, чтобы требовать исполнения.

В римском праве существовало правило о том, что не может быть поставлено в зависимость от наступления условия правовое последствие сделки, если условием является подтверждение сделки должником. "Под таким условием: "если я захочу" - обязательство оказывается ничтожным, ведь его принимают за непоставленное, раз тебя нельзя принудить дать, если ты не захочешь; и наследник должника также не отвечает..." (Pomponius, 16 ad Sab., D. 44, 7, 8)*(101).

Иностранная доктрина ограничивает потестативные условия. Так, во французском гражданском праве ничтожным является дарение, совершенное под условиями, выполнение которых зависит лишь от воли дарителя (ст. 944 ФГК). Помимо этого французское законодательство предусматривает правило (в отношении тех сделок, где потестативные условия в целом допустимы), по содержанию аналогичное только что рассмотренному римскому: "Любое обязательство является недействительным, если оно заключено под условием, наступление которого зависит от того, кто принимает на себя обязанность" (ст. 1174 ФГК).

В германской доктрине отмечается, что особой разновидностью потестативных условий являются так называемые условия воли. Эти условия состоят в высказанном одной из сторон одобрении сделки. Германский законодатель разрешил такие условия, закрепив в качестве условной сделки конструкцию купли-продажи на пробу (§ 445, 446 ГГУ). Но, даже учитывая редакцию § 445 ГГУ, во всех иных случаях такие отлагательные условия, которые состоят в одобрении сделки одной из сторон сделки, германские цивилисты считают недопустимыми*(102).

По определению Карла Ларенца, очень сомнительно, чтобы сделка могла быть поставлена под такое условие, которое состояло бы в объявлении одной из сторон о действии сделки. Хотя такие условие прямо разрешены законодателем в договоре "купли-продажи на пробу"*(103), тем не менее вызывает сомнение возможность такого условия в иных договорах*(104).

Следовательно, признавая допустимость потестативных условий, т.е. условий, зависящих от стороны обязательства, следует избегать крайности и отличать отлагательное (отменительное) условие от исполнения (неисполнения) обязанности.

Не всякое действие может составить отлагательное или отменительное условие. Действие или бездействие третьего лица может составить условие сделки, если на третье лицо не возложена обязанность исполнения возникающего из сделки обязательства, поскольку в противном случае будет нарушен принцип недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства (ст. 310 ГК РФ).

Иными словами, отлагательное или отменительное условие - это такое обстоятельство, которое изначально, в силу указания закона, не влияло на динамику данного правоотношения, и только стороны своим соглашением придали обстоятельству качество юридического факта.

А исполнение или неисполнение обязательства влечет динамику правоотношения уже в силу указания закона. Поэтому нужно различать отлагательное (отменительное) условие и исполнение (неисполнение) возникшего из сделки обязательства.

К сожалению, имеются случаи недостаточно ясного разграничения исполнения обязательства и условия. Например, условием вступления в силу кредитного договора являлась регистрация залога товаров в обороте, принадлежащих заемщику, в коммерческой организации, осуществляющей их переработку. Заемщик договор не зарегистрировал. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ использовал п. 3 ст. 157 ГК РФ для того, чтобы не позволить недобросовестному должнику избежать обращения взыскания на предмет залога*(105). Видится неверным вывод суда о том, что сделка совершена в качестве сделки под условием. Поскольку регистрация залога входила в обязанность должника, она не может оцениваться в качестве отлагательного условия.

В иностранной доктрине имеются разные подходы к разграничению понятий "отменительное условие" и "неисполнение обязательства"; в частности, согласно ст. 1184 ФГК, эти понятия соотносятся как общее и часть*(106). Такое соотношение вряд ли следует использовать в толковании российского законодательства.

Верным можно признать принятый в правоприменительной практике подход, согласно которому не признается отлагательным условием действие, составляющее исполнение обязательства.

Вместе с тем для проведения этого верного подхода нет надобности отрицать возможность потестативных условий, т.е. условий, зависящих от воли стороны обязательства. Достаточно провести разграничение между исполнением обязательства и условием и не считать потестативным условием такое действие, совершить которое лицо обязано в силу закона или договора.

Так, например, передача документом или принадлежностей не может составлять отлагательного условия договора купли-продажи, поскольку обязанность передать документы и принадлежности, относящиеся к вещи, составляет обязанность продавца (ст. 464 ГК РФ).

Можно сравнить исполнение (неисполнение) обязанности и наступление (ненаступление) условия. Сходство состоит в том, что это - юридические факты: положительные или отрицательные. Различие можно провести по четырем признакам.

Во-первых, в зависимости от вида правового регулирования общественного отношения. Если речь идет об исполнении договора, предусмотренного гражданским законодательством, имеется видовое регулирование общественных отношений. Если же динамика предусмотренного гражданским законодательством договора связана с отлагательным или отменительным условием, имеется родовое регулирование*(107) общественных отношений, так как закон определяет последствия наступления отлагательного (отменительного) условия в целом для всех разновидностей сделок. В сфере действия ст. 157 ГК РФ - все условные сделки, и ни одна из них не имеет индивидуального регулирования.

Во-вторых, по степени распространенности сравниваемых юридических фактов. Исполнение или неисполнение - юридический факт, с которым связана динамика каждого обязательства, как договорного, так и внедоговорного. Отлагательное и отменительное условия влекут динамику отдельных правоотношений, возникающих из сделки. Исполнение обязательства - правило, условие (отлагательное или отменительное) - исключение.

В-третьих, в зависимости от характера правоотношения. Из сделки с отлагательным или отменительным условием возникает регулятивное правоотношение. Наступит условие или не наступит, правоотношение останется регулятивным. Напротив, в случае неисполнения обязательства возникает охранительное правоотношение.

В-четвертых, в зависимости от последствий. Ненаступление отлагательного (отменительного) условия влечет отсутствие динамики правоотношения. Основное обязательство не возникает (или не прекращается до наступления иных обстоятельств, таких, как истечение срока или отказ от договора). Неисполнение обязательства влечет применение санкций. Наступление отменительного условия влечет прекращение правоотношения, причем судебное решение для этого не требуется. Неисполнение обязательства влечет право требовать расторжения договора, если оно является существенным (ст. 450 ГК РФ), и расторжение договора осуществляется в судебном порядке.

Поэтому можно сделать вывод о том, что исполнение должником обязанности не может рассматриваться в качестве отменительного или отлагательного условия.

Также осуществление кредитором права не может рассматриваться в качестве условия, так как этот юридический факт не обладает признаком произвольности. Закон, а не сделка связывает с ним динамику правоотношения.

Следовательно, нельзя согласиться с теми авторами, которые считают договор с оговоркой о сохранении права собственности за продавцом (ст. 491 ГК РФ) договором купли-продажи под отлагательным условием (п. 1 ст. 157 ГК РФ)*(108).

Оплата товара составляет обязанность покупателя. Закон, а не договор связывает динамику обязательства с исполнением покупателем его обязанности. Исполнение обязанности стороной сделки не может оцениваться как условие.

Нужно отметить, что отлагательное условие не должно использоваться для ограничения или устранения ответственности.

Так, например, стороны заключили между собой договор поручительства, по которому поручитель обязался перед кредитором отвечать за исполнение обществом с ограниченной ответственностью (должником) обязательства из мирового соглашения.

Обращаясь в Арбитражный суд Тюменской области с иском о взыскании суммы долга и процентов с поручителя, кредитор указал, что должник не погасил задолженность в указанный мировым соглашением срок.

Отклоняя заявленные требования, суд первой инстанции посчитал, что договор поручительства - это условная сделка; суд в обоснование такого вывода сослался на п. 2.4 договора поручительства, устанавливающего, что в случае невозможности получения взысканных сумм с должника по мировому соглашению в полном объеме или частично, кредитор вправе потребовать исполнения обязательств у поручителя либо осуществить в установленном порядке взыскание долга.

Суд указал, что кредитор (истец) не доказал наступление обстоятельств, предусмотренных п. 2.4 договора поручительства, поскольку во исполнение мирового соглашения выдан исполнительный лист, возбуждено исполнительное производство, которое не окончено. Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа обоснованно указал, что договор не является сделкой под отлагательным условием (п. 1 ст. 157 Гражданского кодекса РФ).

ФАС Западно-Сибирского округа, отменяя решение суда первой инстанции, указал на необходимость проверить условие п. 2.4 договора поручительства о праве кредитора обратить свое требование к поручителю в случае невозможности получения сумм с должника с позиции норм законодательства, регулирующих отношения поручительства.

Указав на солидарный характер ответственности должника и поручителя (ст. 322 ГК РФ), суд отметил, что "кредитор вправе предъявить свои требования либо к поручителю и должнику одновременно, либо к каждому из них в отдельности как в полной сумме, так и в части долга. Если кредитор предъявит свое требование в полной сумме только к должнику и, получив исполнительный лист, не сможет его исполнить, он не лишается права предъявить впоследствии соответствующий иск к поручителю*(109).

Вывод ФАС Западно-Сибирского округа о солидарной ответственности должника и поручителя в данной ситуации видится обоснованным. Однако необходимым кажется подчеркнуть, что условие договора, судом первой инстанции определенное в качестве отлагательного условия, является недействительным.

Согласно п. 1 ст. 363 Гражданского кодекса РФ при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя.

Статья 399 Гражданского кодекса РФ, определяя понятие субсидиарной ответственности, указывает, что "до предъявления требования к субсидиарному должнику, кредитор должен предъявить требование к основному должнику. "Если основной должник отказался удовлетворить требование кредитора или кредитор не получил от него в разумный срок ответ на предъявленное требование, это требование может быть предъявлено лицу, несущему субсидиарную ответственность" (п. 1 ст. 399 ГК РФ). Кредитор не вправе требовать удовлетворения своего требования к основному должнику от лица, несущего субсидиарную ответственность, если это требование может быть удовлетворено путем зачета встречного требования к основному должнику либо бесспорного взыскания средств с основного должника. Иных предпосылок привлечения субсидиарного должника к ответственности закон (ст. 399 ГК РФ) не устанавливает.

Нормы п. 1 и 2 ст. 399 ГК РФ являются императивными и не позволяют сторонам установить какие-либо иные дополнительные условия привлечения субсидиарного должника к ответственности. В том числе ст. 399 ГК РФ не позволяет сторонам договора поставить субсидиарную ответственность должника под условие недостаточности имущества основного должника для удовлетворения требования кредитора.

Таким образом, в п. 2.4 рассмотренного выше договора поручительства стороны попытались изменить предусмотренный ст. 399 ГК РФ порядок привлечения субсидиарного должника к ответственности. Данное условие договора недействительно как противоречащее закону (ст. 168, 399 ГК РФ). Поскольку в данной ситуации договор поручительства может существовать без включения в него недействительного условия, договор поручительства является действительной сделкой.

Императивный характер правила о том, что субсидиарный должник отвечает, если основной должник отказался удовлетворить требование кредитора или кредитор не получил от основного должника ответа в разумный срок, не позволяет расширить предпосылки субсидиарной ответственности за счет включения в договор отлагательного условия.

Рассматривая проблему потестативных условий, нельзя не отметить, что отменительное условие, наступление которого зависело бы только от усмотрения одной из сторон сделки, представляло бы односторонний отказ от обязательства. Согласно ст. 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Следовательно, возможность включения в договор, не связанный с предпринимательской деятельностью, отменительного условия, зависящего только от стороны сделки (отменительного потестативного условия), существует лишь в том случае, когда возможность одностороннего отказа от обязательства предусмотрена договором.

Так, например, допускаются отменительные условия, в зависимость от которых стороны поставили прекращение бессрочного договора аренды, поскольку в таком договоре допускается отказ от обязательства.

В то же время, согласно п. 2 ст. 977 Гражданского кодекса РФ, доверитель вправе отменить поручение, а поверенный отказаться от него во всякое время. Соглашение об отказе от этого права ничтожно.

Следовательно, если право на отказ от договора связывается только с определенным обстоятельством, зависящим от одной из сторон, такое условие противоречит п. 2 ст. 977 ГК РФ как ограничивающее право другой стороны отказаться от договора поручения. Если же такого ограничения нет, отменительное потестативное условие становится просто излишним.

Рассматривая прекращение отменительным потестативным условием обязательства, связанного с предпринимательской деятельностью, нужно учесть, что односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и одностороннее изменение условий такого обязательства допускаются также в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства (ст. 310 ГК РФ). Поэтому в предпринимательских обязательствах отменительные потестативные условия можно признать по общему правилу допустимыми.

Наконец, необходимость разграничения условной сделки и сделки незаключенной не позволяет признать отлагательным условием дополнительное соглашение сторон. Если в договоре предусмотрено вступление договора в силу при условии подтверждения договора сторонами, направленность на возникновение, изменение, прекращение правовых последствий такого договора отсутствует.

Таким образом, признавая, что отлагательным или отменительным условием могут быть как обстоятельства, внешние по отношению к участникам сделки, так и действие либо бездействие одной из сторон (а вернее, определенный договором результат такого действия или бездействия), необходимо подчеркнуть, что исполнение либо неисполнение обязательства не составляют ни отлагательного, ни отменительного условия.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации