Лекции - Сделки. Отлагательные и отменительные условия сделок - файл n1.doc

Лекции - Сделки. Отлагательные и отменительные условия сделок
скачать (1732 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1732kb.03.11.2012 16:13скачать

n1.doc

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   21

3. Отлагательные и отменительные условия односторонних сделок

3.1. Общая характеристика односторонних сделок с отлагательным и отменительным условиями


Односторонние сделки никогда не были обойдены вниманием отечественной цивилистики, но вопрос о допустимости отлагательных и отменительных условий в односторонних сделках пока не рассматривался (исключением являются отлагательные и отменительные условия завещания).

Вопрос о допустимости отлагательного и отменительного условий односторонней сделки можно попытаться разрешить, используя принятые в отечественной доктрине классификации односторонних сделок.

Во-первых, сделки классифицируются на односторонне-обязывающие о односторонне-управомочивающие. С.С. Алексеев отметил, что "односторонне-обязывающие сделки в отличие от односторонне-управомочивающих являются "чистыми" юридическими фактами: они не регламентируют содержания прав и обязанностей, а только в соответствии с нормами объективного права являются основаниями, влияющими на изменение или прекращение правоотношений"*(274).

Таким образом, односторонне-управомочивающие сделки выполняют функции (1) юридического факта, (2) акта индивидуальной (поднормативной) регламентации прав и обязанностей сторон. Односторонне-обязывающие сделки выполняют только функции юридического факта, и содержание возникающего из них правоотношения не регламентируют, поскольку, во-первых, сами являются реализацией той возможности, которая входила в содержание правоообразовательного правомочия или секундарного права. Эта возможность так или иначе сводится к возможности изменения или прекращения правоотношения. Рассматривать ее подробнее - означало бы вдаваться в анализ теории секундарных прав, что вышло бы за пределы исследования. Во-вторых, односторонне-обязывающие сделки часто не влекут за собой никакого нового правоотношения: они направлены не на возникновение, а на прекращение правоотношения, и в этом погашающем действии и состоят последствия односторонне-обязывающей сделки.

Поскольку односторонне-обязывающие сделки не являются актами индивидуального регулирования, они не могут ставить возникновение или прекращение обязанностей в зависимость от отлагательного или отменительного условия. Следовательно, можно предположить, что односторонне-обязывающие сделки по определению являются безусловными.

Указания закона о недопустимости совершения под условием таких сделок, как принятие наследства (ст. 1152 ГК РФ), отказ от наследства (ст. 1158 ГК РФ), отказ от получения завещательного отказа (ст. 1160 ГК РФ), подтверждают это предположение.

Это общее правило можно распространить на отдельные односторонне-обязывающие сделки, относительно которых закон не содержит указаний о допустимости их совершения под отлагательным или отменительным условием.

В частности, к таким сделкам относится заявление о зачете (ст. 410-412 ГК РФ).

Согласно ст. 410 ГК РФ, обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования. Для зачета достаточно заявления одной стороны. В литературе является общепризнанным и бесспорным вывод о том, что заявление о зачете - это односторонняя сделка.

Заявление о зачете может быть охарактеризовано как односторонне-обязывающая сделка, поскольку влечет прекращение встречных однородных требований полностью или в части.

В иностранном законодательстве есть указание о недопустимости отлагательных и отменительных условий в заявлении о зачете. Согласно § 388 Гражданского Уложения Германии "зачет осуществляется посредством заявления другой стороне. Заявление недействительно, если оно делается под условием или с указанием срока".

В российском законодательстве такое указание отсутствует. При решении вопроса о допустимости отлагательных и отменительных условий односторонних сделок можно учесть и деление таких сделок на две группы:

(1) односторонние сделки, нуждающиеся в восприятии другими лицами (например, принятие наследства и отказ от наследства)*(275);

(2) сделки, не нуждающиеся в восприятии другими лицами (например, завещание, которое устанавливает права на принятие наследства также и в пользу наследников, не знающих о нем или о его содержании).

Требование о необходимости восприятия, очевидно, введено законом для того, чтобы лицо, чье право или обязанность возникло из односторонней сделки, знало о юридических последствиях сделки.

Субъект гражданского права заинтересован знать свои права и обязанности. При включении в заявление о зачете отлагательного условия другая сторона получит уведомление и будет ждать наступления обстоятельства, названного в качестве условия, чтобы знать: прекращено ли обязательство?

Такую ситуацию нельзя не отличить от ожидания отлагательного условия, предусмотренного договором.

Если отлагательное условие предусмотрено договором, сторона согласилась с условием. Что же касается заявления о зачете, это - односторонне-обязывающая сделка. Субъективное право одной стороны обязательства прекращается в результате волевого действия другой стороны обязательства. Лицо, таким образом, оказывается связанным чужой волей. Возможно, обязанность стороны учитывать еще и сторонние обстоятельства (отлагательные и отменительные условия), с которыми другая сторона, заявляя о зачете, свяжет прекращение обязательства, стало бы чрезмерным стеснением свободы этой стороны.

В гражданском праве немало односторонних сделок, правовые последствия которых наступают, по общему правилу, с момента получения другой стороной уведомления. Например, применительно к договору поставки (п. 4 ст. 523 ГК РФ) законом установлено, что договор считается измененным или расторгнутым с момента получения стороной уведомления.

Указание срока при отказе от договора тем не менее допускается. Согласно п. 4 ст. 523 ГК РФ "договор поставки считается измененным или расторгнутым с момента получения одной стороной уведомления другой стороны об одностороннем отказе от исполнения договора полностью или частично, если иной срок расторжения или изменения договора не предусмотрен в уведомлении либо не определен соглашением сторон".

Казалось бы, где допускается срок, там можно допустить и условие. Согласно п. 4 ст. 523 ГК РФ договор поставки считается измененным или расторгнутым с момента получения одной стороной уведомления другой стороны об одностороннем отказе от исполнения договора полностью или частично, если иной срок расторжения или изменения договора не предусмотрен в уведомлении либо не определен соглашением сторон.

Однако соображение о чрезмерном стеснении свободы другой стороны обязательства и законном интересе лица знать свои права и обязанности побуждает принять все же вывод о недопустимости отказа от договора и заявления о зачете под отлагательным или отменительным условием.

Отдельно нужно обсудить такую сделку, как отказ от права.

Верховный Суд РФ определил в качестве сделки отказ от осуществления преимущественного права покупки. "Отказ от преимущественного права покупки является действием, влекущим прекращение вытекающего из отношений общей собственности права отказавшегося лица и соответственно обязанности продавца продать именно ему отчуждаемую долю, а равно возникновение у продавца права на отчуждение доли в общей собственности другому избранному им лицу. Действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, признаются сделками (ст. 153 Гражданского кодекса РФ). Следовательно, отказ от... преимущественного права покупки... относится к сделкам"*(276).

Если отказ от осуществления преимущественного права покупки определяется как сделка, есть все основания считать сделкою и отказ от права собственности. До рассмотрения условий таких сделок нужно обратить внимание на особенности сделки, направленной на отказ от права собственности.

Федеральный закон от 22 июля 2008 г. N 141 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования земельных отношений"*(277) (далее - Федеральный закон N 141) внес некоторые изменения в порядок приобретения права муниципальной собственности на бесхозяйные недвижимые вещи. Суть этих изменений состоит в следующем.

Во-первых, отказаться от права собственности можно только посредством подачи собственником земельного участка заявления об отказе в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним. При этом право собственности на земельный участок прекращается с даты государственной регистрации прекращения права собственности (п. 2 ст. 53 Земельного кодекса РФ).

Во-вторых, п. 1.1 ст. 19 Земельного кодекса предусмотрено немедленное возникновение у публично-правового образования права собственности на земельный участок, от которого собственник отказался. "Если иное не предусмотрено другими федеральными законами, земельный участок, от права собственности на который собственник отказался, является с даты государственной регистрации прекращения права собственности на него собственностью городского округа, городского или сельского поселения либо в случае расположения такого земельного участка на межселенной территории собственностью муниципального района по месту расположения земельного участка".

Публично-правовое образование при этом даже не выражает воли на приобретение. Его лишь уведомляют о состоявшейся государственной регистрации отказа от права собственности (п. 4 ст. 30.2 ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним").

Государственная регистрация, как единственное доказательство существования зарегистрированного права, является завершающим фактом юридического состава и ст. 30.2 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" императивно ограничивает перечень документов, предъявляемых для регистрации заявлением собственника об отказе от права собственности и правоустанавливающими документами на земельный участок. Этот ограниченный перечень не позволяет допустить отлагательных (тем более - отменительных условий) в заявлении об отказе от права собственности. Если собственник выражает намерение отказаться от права собственности на земельный участок, если случится определенное обстоятельство, он еще не отказывается от права собственности.

Тем более отказ от иных недвижимых вещей, допускаемый в силу п. 3 ст. 225 и ст. 236 ГК РФ, не может быть совершен под отлагательным или отменительным условием; поскольку воля собственника при таком отказе чаще бывает выражена не заявлением, а конклюдентными действиями. Сопоставление ст. 19 и 53 Земельного кодекса РФ и ст. 225 ГК РФ в редакции Федерального закона N 141 позволяет сделать вывод о том, что немедленный переход права собственности от лица, отказавшегося от вещи, к муниципальному образованию предусмотрен в отношении земельных участков в качестве специального правила. В отношении же остальных недвижимых вещей продолжает действовать общее правило. Бесхозяйные недвижимые вещи принимаются на учет органом, осуществляющим государственную регистрацию права на недвижимое имущество, по заявлению органа местного самоуправления, на территории которого они находятся. По истечении года со дня постановки бесхозяйной недвижимой вещи на учет орган, уполномоченный управлять муниципальным имуществом, может обратиться в суд с требованием о признании права муниципальной собственности на эту вещь (п. 3 ст. 225 ГК РФ).

Законодатель несколько непоследователен, устанавливая различный порядок для отказа от права частной собственности и приобретения права муниципальной собственности, с одной стороны, в отношении земельных участков (ст. 19 и 53 Земельного кодекса РФ), а с другой стороны - в отношении иных недвижимых вещей, в том числе зданий и сооружений. Получается, что, если собственник отказался от права собственности и на земельный участок, и на объекты коммунальной инфраструктуры (сооружения), находящиеся на этом участке, право собственности на земельный участок у муниципального образования возникает немедленно и независимо от его воли, а право муниципальной собственности на земельный участок может быть установлено судебным решением по иску муниципального образования, когда (и если) муниципальное образование обратится в суд с требованием о признании права муниципальной собственности на сооружения. Такое различие не согласуется с провозглашенным Земельным кодексом РФ принципом единства судьбы земельного участка и тесно связанных с ним строений (ст. 1 Земельного кодекса РФ). В судебной практике высказано мнение о том, что требование о признании права муниципальной собственности представляет собой права, а не обязанность муниципального образования. В определении ВАС РФ от 8 февраля 2008 г. отмечается, что "гражданское законодательство не содержит обязательного предписания для органа местного самоуправления, на территории которого находится бесхозяйное имущество, о принятии его на учет и об обращении с иском о признании права муниципальной собственности на это имущество"*(278). В контексте такого толкования у собственника, действительно заинтересованного отдать и земельный участок, и сооружение в муниципальную собственность, может появиться соблазн обусловить отказ от права собственности на земельный участок приобретением муниципальным образованием права собственности на сооружение; однако такой интерес нужно защищать отчуждательным договором, а не отказом под условием. В итоге можно предложить вывод о том, что отказ от права собственности не может быть совершен под условием.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   21


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации