Вартанян Аксель. Летопись футбола Акселя Вартаняна - файл n1.doc

Вартанян Аксель. Летопись футбола Акселя Вартаняна
скачать (2943.2 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc13523kb.03.07.2011 21:34скачать

n1.doc

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   132
ДРУЖБА ДРУЖБОЙ - МЯЧИ ВРОЗЬ

Прозрачно намекнув на необъективное судейство, центральные издания ни словом не обмолвились (цензура - не дура) о случившемся в ходе матча скандале.

Впервые весть о нем прошуршала в перестроечные годы, уже не помню, в каком издании. По утверждению автора заметки, баски, возмущенные судейством, дважды покидали поле. Их долго уговаривали и убедили-таки продолжить игру ради крепкой и искренней дружбы между народами двух стран. Оставить без внимания эту информацию я, естественно, не мог и принялся за поиски и "допрос" свидетелей. Судья всесоюзной категории Марк Рафалов, посетивший ту игру в юные годы, деталей не помнил, но осталась в его памяти атмосфера скандальности. Журналист Юрий Лукашин со слов присутствовавшего на матче известного футболиста Василия Трофимова рассказывал, что баски после назначенного в их ворота пенальти покинули поле. Михаил Якушин и Евгений Елисеев, участники матчей со сборной Басконии, на игре "Спартака" с басками сидели в ложе прессы и утверждали, что только вмешательство Молотова позволило продолжить прерванную минут на сорок встречу. Об этом несколько лет назад я узнал от Игоря Добронравова, знатока отечественного футбола и главного летописца московского "Динамо". И, наконец, еще один свидетель - Сергей Ильин. В журнале "Динамовский футбол" (№ 1 за 1992 год) сказал он следующее: "Ядо сих пор не прочитал настоящей правды о победе "Спартака" над басками... Та победа была обеспечена, причем так, что ошарашенные баски ушли с поля, и требовалось вмешательство самого Молотова, чтобы они для соблюдения приличий вышли вновь на поле".

Все сказанное сомнений не оставляет: Космачев "убивал" басков. Другой вопрос - был судья инициатором или исполнителем акции? Перед игрой в Ленинграде арбитр Николай Усов исполнил заказ начальства "сплавить" басков. Тому есть письменные свидетельства ("СЭФ" № 96). В данном случае прямые улики отсутствуют, но активная предматчевая деятельность главных действующих лиц ленинградской истории такой возможности не исключает. Вспомним слова Косарева, сказанные накануне матча Старостину. Зная о его участии в "ленинградском деле", можно предположить, что словами он не ограничился. Недавно в нашем еженедельнике ("СЭФ" № 92) было опубликовано интервью Марка Розина (живая история отечественного футбола, он многие годы возглавлял отдел детского и юношеского футбола в Спорткомитете СССР). Вот что он поведал нашему корреспонденту Андрею Буряку: "Судья Космачев... рассказывал много лет спустя, как принимали испанцев... Перед последним матчем (имеется в виду игра со"Спартаком". - Прим. А.В.) его вызвал Косарев - секретарь ЦК ВЛКСМ, страшный болельщик"Спартака", и сказал, как надо судить и что ему за это будет. Это был приказ. Я видел игру. Испанцев косили, из "вне игры" забивали... Позже Андрей Петрович Старостин встретился с кем-то из этих басков в Южной Америке, смеялся: "Простите, так уж получилось..." Воспоминания Розина поставленный чуть выше вопрос снимают.

Итак, Косареву нужна была победа. Лично Косареву или он был промежуточным звеном в исполнении воли старших партийных товарищей? Ответ, обернутый в прозрачные одежки, содержится в уже цитированной книге Николая Старостина: "Тогда у начальства широко было распространено мнение, что в международных матчах, даже играя с друзьями-соперниками, советские спортсмены обязаны побеждать. Любое поражение расценивалось как подрыв авторитета социалистической Родины. Высокопоставленными чиновниками овладевало маниакальное желание не отпускать басков, не обыграв их".

Николай Петрович многое знал, но не обо всем рассказывал. В данном отрывке он сказал, пожалуй, больше, чем хотел.

Пытаясь пролить свет на закулисную подоплеку этого матча, я был далек от желания принизить победу "Спартака": футболисты вне упрека. Они сделали что могли и извлекли из создавшейся ситуации максимальную выгоду. Уверен: Космачев и стоящие над ним сослужили спартаковцам недобрую службу. Наличие в составе высококлассных футболистов, собранных из разных клубов, боевой настрой команды не исключали успеха (пусть и не столь сокрушительного) в противоборстве с басками без помощи арбитра, что избавило бы спартаковцев от все возрастающего с годами шлейфа пересудов.

МОСКВА - КИЕВ

Добившись наконец цели, физкультначальство погрузило басков в скорый поезд "Москва - Киев" и с легким сердцем отправило на юг. Чуть раньше туда же последовали и участники московского матча - Щегоцкий с Шиловским. Они опередили испанцев и вместе со всей командой 13 июля встретили гостей на киевском вокзале. Заметив на перроне знакомые лица, испанский капитан не упустил возможности подковырнуть киевского. Еще несколько строк из книги Щегоцкого:

"Увидев меня, Регейро воскликнул: "Спартак! Спартак!" Я ответил ему: "Динамо" Киев - капитан!" И мы дружно рассмеялись".

Нагрузка на киевского капитана выпала огромная. Тренировки, контрольный матч с ростовским "Динамо" (3:3), выполнение общественных поручений. В их числе... продажа билетов на предстоящий матч: вместе с вратарем Трусевичем он в обеденный перерыв торговал билетами на заводе "Арсенал". Дефицитный товар расхватали в несколько минут.

Всего же продали, по одним источникам, 40, по другим - 50 тысяч билетов. Множество любителей понаехало с разных точек обширного Союза. Хлебосольный Киев, обделив своих, попотчевал зрелищем гостей - всех без исключения. Об этом в укор Москве писал корреспондент "Красного спорта" Александр Вит (Виттенберг): "Как и в Москве, матч с басками привлек ровно столько зрителей, сколько мог вместить стадион. В Киев на игру приехали из Новосибирска, Баку, Иркутска и других дальних городов. Ни один приезжий не остался без билета. Это - хороший урок москвичам".

Баски прибыли в Киев за два дня до игры и провели одну тренировку, где показали собравшимся, что можно делать с мячом. Большое оживление (и нескрываемое восхищение) зрителей вызвала самая зрелищная часть шоу - удары по воротам. Тренер Педро Вальяно с лицевой линии набрасывал мячи к границе штрафной площади, и, выстроившись друг другу в затылок, баскский конвейер без устали с лета молотил по объекту Грегорио Бласко. Жизнь голкипера была вне опасности - он редко соприкасался с мячом. По подсчету киевских футболистов (рассказываю со слов Щегоцкого), Горостиса 14 раз пробил по воротам. Итог: восемь попаданий в сетку, шесть - в штангу и только раз мяч ворота миновал. Так же блистательно стрелял и Лангара.

Киевляне перед игрой укрепили свои ряды (чем они хуже других), призвав одессита Николая Табачковского, лучшего в составе "Локомотива" в матче с басками Илью Гвоздкова и приглянувшегося в товарищеской встрече с ростовчанами Василия Глазкова.

Зрителей во избежание давки впускали на стадион за три часа до начала игры, назначенной на 19.00. Предматчевый церемониал описывать не стану. Отмечу лишь отличия. Бросалось в глаза обилие флагов. Небольшой ветерок колыхал четыре стяга - испанский, баскской автономии, советский и украинский. Гимнов исполнили чуть меньше - Испании, Республики Басконии и наш, советский, - "Интернационал". Стоя выслушивали их десятки тысяч людей на трибунах и участники матча: баски в привычной бело-зеленой форме, хозяева - во всем белом с голубой поперечной полосой на майках. Гостей, как обычно, усыпали цветами. Только дарили их не футболисты, а школьницы, судя по фотографиям - первоклашки.

ЛАНГАРА - КИЕВ - 3:1

Когда на поле остались только действующие лица, главный арбитр (свой, доморощенный, Лев Абрамович Чернобыльский) пустил часы.

1-я минута - 0:1. Белые (Константин Щегоцкий) начали, но преимущества не извлекли. Дебютная неточность обернулась материальной потерей - "гроссмейстер" Лангара ошибок не прощал.

Баски продолжали наседать, и, если бы стреляли так же уверенно, как на тренировке, киевлянам впору было останавливать часы. Сначала спас Трусевич, вслед за ним - штанга, а Горостиса с Регейро из позиций "забивай - не хочу" забивать не захотели.

Добившись материального и огромного позиционного перевеса, баски матовать хозяев не стали и неожиданно перевели партию в позиционное русло. Украинцы, освободившись от железных объятий, перевели дух и дали своему капитану возможность вдоволь побеседовать с испанским голкипером. Уговорить Бласко киевлянину не удалось. Дважды вратарь самоотверженными бросками в ноги Щегоцкому спасал своих, затем вытащил "мертвый" мяч, направленный в самый угол. Еще один, пущенный с нескольких метров, обошел испанские ворота стороной.

басков игра явно не клеится, - писал Вит. - Как-то вдруг пропала точность передач, а вместе с ней и блестящие комбинации. Луис Регейро, этот великолепный игрок, душа и мозг нападения, человек, создающий комбинации, сегодня незаметен. Горостиса играет вяло, словно нехотя. Нет и точности ударов. Передачи басков легко прерываются, комбинации ликвидируются в зародыше. Но у басков есть в нападении игрок, который может делать результат один". Нет смысла объяснять, на кого журналист намекал.

39-я минута - 0:2. Лангара выиграл мужское единоборство с Лифшицем, резко ушел вправо и вместо очевидного логического продолжения - навеса или прострела - предательски стрельнул в нижний угол. Трусевич, не ожидавший подвоха, только благодаря изумительной реакции успел коснуться мяча кончиками пальцев, изменив его маршрут. Мяч ударился о штангу, после чего мог продолжить путь в любом направлении. Выбрал самый для хозяев неудачный. Битый-перебитый, видимо, решил чуток передохнуть. Нарушив во второй раз границу, он оказался на нейтральной территории, недосягаемой для футболистов.

Конец?

44-я минута - 1:2. Киевляне все время играли на выдвинутого вперед Щегоцкого. Вот Махиня передачей слева дал еще один шанс своему капитану. Долгие бесполезные препирательства с Бласко изрядно поднадоели Щегоцкому, и он предоставил слово коллеге. Лаконичная реплика Шиловского оказалась столь убедительной, что у растерянного голкипера контраргументов не нашлось.

Блеснул лучик надежды. Светил он недолго - всего три минуты.

Начало второго тайма по характеру и последствиям стало полной копией первого. Баски снова навалились на хозяев. Трусевич делал что мог. Вот он обезвредил опасный удар Регейро и тут же снял мяч с карающей ноги Лангары.

Участие Николая Трусевича в матче было под большим вопросом. Неудачная игра в спарринге с Ростовом (после двух пропущенных мячей его сменил неплохо отстоявший Идзковский) породила гневные рецензии критиков. Тренер Товаровский, возможно, был не в курсе - занятый подготовкой к матчу, газет не читал. И поставил на Трусевича. Сыграл вратарь, если верить журналистам (кому же еще?), отменно. Не скажу безошибочно - однажды ошибся.

Играя в манере тбилисца Дорохова, он часто покидал ворота (подробности в предыдущей главе). Стремительные пробежки некоторых горячих голов во внутренних турнирах определенную пользу (учитывая бреши в обороне) приносили. Даже в тех случаях, когда голкиперы проигрывали в скорости, сближаясь с соперником, они сокращали угол обстрела, вынуждали его в цейтноте торопиться, выбирать не лучший ход. Самый эффективный (перебросить мяч через голкипера) был возможен при наличии тонкого чувства времени и пространства, глазомера и высокого исполнительского мастерства. Из-за дефицита перечисленного набора у нас частенько вратарей прощали. Иное дело - Лангара.

48-я минута - 1:3. В горячих перепалках тет-а-тет со стражами в карман за словом он не лез. В Москве учил уму-разуму Дорохова, ювелирно направив мяч через его голову в "калитку". В Киеве - Трусевича. Вратарь все понял, когда было уже поздно: расчетливо пущенный по единственно верной траектории мяч затрепетал в сетях за его спиной.

Через минуту в похожей ситуации оказался Шиловский. Когда на него, как бык на тореадора, пошел Бласко, "бандерилья" киевлянина пролетела намного выше цели.

Нажив капиталец, гости, как это с ними не раз случалось, расслабились. Слаженный испанский оркестр приглушил звук, дав возможность аудитории послушать соло в исполнении Грегорио Бласко. Выступление солиста прошло под гром оглушительных аплодисментов и не раз повторялось на бис.

Впечатлениями об игре Бласко делился на страницах "Красного спорта" Александр Вит. Он не пропустил ни одного московского концерта басков, и все же вдохновенная игра голкипера в Киеве потрясла журналиста настолько, что один из разделов огромного репортажа озаглавил он так: "Игру выиграл Бласко". Цитирую: "... вездесущий Бласко берет поистине "мертвые" мячи. Такого успеха Бласко мы еще не видели. Он играет осмотрительно и смело, точно и быстро, молниеносно оценивая складывающуюся обстановку. То он выбегает и выбивает мяч ногой, то бросается в ноги, снимая мяч, то отбивает совершенно немыслимый мяч, пробитый Щегоцким в верхний правый угол, берет два мяча от Гончаренко..."

Играл Бласко здорово, и все же тезис Вита не кажется мне бесспорным. Вратарь, будь он семи пядей во лбу, способен разве что уберечь от проигрыша. Чтобы выиграть - надо забивать. Хет-трик Лангары оказался весомее акробатических этюдов голкипера, если учесть при этом специфику (стараюсь выражаться аккуратно) методов борьбы, приставленного к баску со спецзаданием Лифшица.

Вот что писал по этому поводу "Красный спорт": "Очень жаль, что судья не заметил вовремя странной манеры игры центра полузащиты Киева Лифшица. Полученное им указание "держать" Лангару он понял, видимо, слишком буквально и действительно придерживал его обеими руками".

Кто видел единоборство Тернавского с бразильцем Ромарио в матчах "Спартак" - "Барселона" и Россия - Бразилия на ЧМ-94, легко воссоздаст перед взором картину киевского поединка.

И о судействе: "Судил игру Чернобыльский. К сожалению, он допустил несколько ошибок, в частности, не засчитал гола, забитого киевлянами из свалки у ворот. Офсайда в этом положении не могло быть, потому что защитник Аэдо стоял в воротах". Возможно, судья ошибся, но с чего взяли, что свистел он именно "вне игры". В свалке хозяева и пнуть могли, и толкнуть или рукой подыграть... Ни одна газета этот эпизод не пропустила. Вот если бы распрекрасные советские СМИ так же решительно осудили все результативные ошибки против басков, особенно в Ленинграде и матче со "Спартаком", на промашку Чернобыльского (если он и вправду ошибся) никто бы и внимания не обратил. Пишу об этом не из симпатий к баскам - объективности ради.

Перестраивать тактику по примеру "Спартака" киевляне не решились. Играли, как привыкли. Об этом после встречи говорил и испанский тренер Вальяно: "Измените тактику, и вы сможете соперничать с любой европейской командой. К примеру, "Спартак" уже готов к такому соперничеству". Тренер явно польстил нашим футболистам, но по существу был прав.

НА РОДИНУ ПРЕДКОВ

Следующая игра (в Тбилиси) назначена на 24 июля. Впереди девять долгожданных выходных. Наконец можно перевести дух, залечить болячки, отдохнуть, отвлечься от футбола... Как бы не так! Четверо суток в июльское пекло дорогие гости тряслись в душных вагонах, а беспрепятственно проникающий в купе едкий паровозный дым вперемешку с сажей неузнаваемо менял природный цвет кожи и облик пассажиров.

Только 21 июля поезд "Баку - Тбилиси" (в те годы поезда северо-западного направления проникали в Тбилиси кружным путем - через Баку) доставил изнеможенных испанцев в грузинскую столицу.

В СССР басков встречали как друзей, единомышленников, соратников в борьбе с фашизмом. В Грузии - как братьев. Не даст мне соврать главный печатный партийный орган (на русском языке) - "Заря Востока". Небольшой отрывок из опубликованной в день приезда басков статьи: "Наукой доказано родство древних испанских иберов (басков) с грузинскими племенами, также называвшимися иберами. И те и другие являются наследниками великого племени, создателя древнейшей человеческой культуры, элементы которой до сих пор живут в новейшей мировой цивилизации, в частности, в культуре Западной Европы. Это племя в лице этрусков, пелазгов и других занимало всю южную Европу. Оно же представлено грузинскими племенами...

Грузинский народ, возрожденный к полнокровной, свободной жизни могучей рукой великой Октябрьской социалистической революции, принимает своих братьев".

О том же через три дня на послематчевом банкете говорил руководитель испанской делегации Мануэль де ла Сота. В его яркой эмоциональной речи научное начало значительно уступало лирическим настроениям. Уделив должное внимание родству древних испанских иберов, или басков, с грузинскими племенами, он продолжил:

"Когда мы любовались вашими неподражаемыми плясками, мы с душевным волнением почувствовали то родство, которое существует между нашими народами... Некоторые из ваших песен оказались нам так родны, как если бы они исполнялись на нашей родине, среди наших гор, под шум нашего моря. Замечательная песня "Сулико" была для нас песней любви, которую посылало нам наше море.

Приветствуя вас и весь грузинский народ, я не хочу называть вас друзьями, я называю вас братьями. Вы приняли нас как братьев, объединенных общностью чувств и надежд".

ПРЕДМАТЧЕВЫЕ БУДНИ

На следующий день баски провели тренировку и заодно опробовали поле предстоящей битвы. В 11 часов утра, встреченные рукоплесканием десяти тысяч зрителей, они приступили к занятиям на центральном поле динамовского стадиона. За каждым движением испанских виртуозов наблюдали заранее оповещенные футбольные команды города всех уровней и возрастных категорий, лучшие физкультурники республики и случайные прохожие: вход на трибуны был свободным.

Для большинства зрителей это была единственная возможность увидеть в деле иберийских магов. Цены на билеты (в сравнении с ленинградскими - там из карманов трудящихся изымали от 10 до 16 рублей) божеские: 4-6 рублей для взрослого гражданского населения, по 3 рубля - входные, по 2 - теоретически могли обрести дети и красноармейцы. Но поди обрети. Спрос колоссальный. Дефицит усугубляли и низкие стадионные мощности: трибуны третьего яруса какой уже год, несмотря на клятвенные заверения строителей пустить их в эксплуатацию, пустовали, видимо, из-за нецелевого использования средств.

Реакция зрителей на показанные басками фокусы была примерно такой же, как в других городах, только эмоциональнее. Особенно во время обстрела ворот Бласко. Не выдерживали града мощных ударов на сей раз упругие, туго накачанные по просьбе Луиса Регейро мячи.

Во время артобстрела произошел забавный эпизод, описанный корреспондентом "Зари Востока": "Вдруг раздался смех на трибунах. Субиета с такой силой бьет по мячу, что его оболочка и камера рвутся, как тонкая бумага". Данный пример - свидетельство не столько силы и мощи испанских футболистов, сколько качества отечественной продукции.

Внимание в прессе оказывали гостям огромное. Пространные рассказы о стране обитания, игровые характеристики футболистов, их метрические и антропометрические данные... Журналисты живо интересовались мнением испанского тренера о тбилисском "Динамо". Видел Вальяно грузин в Москве в кубковой встрече с киевлянами. Тогда он весьма сдержанно отозвался об игре обеих команд. И в Тбилиси лукавить не стал: "Трудно судить о достоинствах и недостатках команды, видев ее на поле лишь один раз. Однако хочу отметить, что тбилисское "Динамо" играло лучше киевского".

На вопрос корреспондента "Молодого сталинца" о самой сложной в СССР игре тренер ответил: "Из всех сыгранных нами матчей самыми трудными оказались с московским "Динамо". Вот так вот. Не ничейная игра в Ленинграде, не катастрофическая со "Спартаком", а две победные. Это была демонстрация. Тренер преднамеренно не назвал игры с предрешенным исходом. Непосвященных ответ Вальяно озадачил, сведущие (если таковые имелись) помалкивали.

Тбилисцы готовились к матчу серьезно. Тренер Алексей Соколов, по примеру "Спартака", собирался играть в три защитника и заранее назвал имя персонального "телохранителя" Лангары. На эту должность он назначил Михаила Минаева.

ИГРА

24 июля. 17.00. До начала - целый час, но вся полезная площадь тбилисского стадиона уже забита до предела. Зияют пустотами недостроенный верхний ярус и правительственная ложа. Вскоре и она заполнится лучшими сынами республики во главе с хозяином - первым секретарем ЦК КП Грузии Лаврентием Берия. До его головокружительного прыжка через каменную стену древнего Кремля остается ровно год.

В 17.45 на поле появляются московский судья Александр Щелчков со помощники (Маложинским и Султаном) и восемь фанфаристов. Судьи остаются в центре, а трубачи разбредаются по четырем углам футбольного поля. По их сигналу появляются баски и, с минутным интервалом, - тбилисцы. У гостей проблема - приболел "главный конструктор" Луис Регейро. Огромная потеря. Капитанская обязанность возложена на Горостису. Он и произносит пламенную речь:

- Находясь на земле, где родился великий вождь, ведущий советский народ к радостной счастливой жизни, гений, на которого с надеждой взирает все человечество, я хочу выразить вам всю нашу любовь словами: "Да здравствует великий Сталин! Да здравствует Грузинская Республика!"

Стадион заходится в восторге.

Имя "спасителя человечества" за все время пребывания в СССР вырывалось из уст басков нечасто (или я не очень внимательно просматривал прессу?) А на плодородной грузинской земле расцвело пышным цветом...

18 часов 16 минут. Игра началась. С места в карьер рванули тбилисцы. Баски в долгу не остались. У обоих вратарей забот полон рот. Действуют они безошибочно. А в забитом на 12-й минуте Лангарой голе вины Дорохова нет. Стадион приветствует успех "брата Исидро", но Щелчков гол не засчитывает. Основание - "вне игры". Формально судья прав: Регейро действительно в офсайде, но пассивном, на ситуацию не влиял. Гости тем не менее не протестуют - выработался иммунитет.

Ближе к середине тайма баски отодвигают грузин к штрафной площади: следуют удары прямые, угловые, пару раз выручает штанга, неоднократно - Дорохов.

Газеты назовут вратаря лучшим в составе "Динамо". Судья скажет о нем после матча: "Его выступление 24 июля - сильнейшее в сезоне". А во время игры Дорохов удостоится похвалы самого Лангары. "Во время одной из атак гостей, - вспоминал позднее Дорохов, - в сторону наших ворот был назначен штрафной. Лангара пробил сильно и точно - мяч в обход стенки летел в угол. Я в прыжке накрыл его у самой линии, но при падении повредил плечо и не смог подняться. Поднял глаза и вижу - Лангара что есть мочи мчится на меня. Ну, думаю, не иначе, хочет вместе с мячом затолкать в ворота, а он подбежал, наклонился, похлопал по плечу: "Замора! Замора!" Такое сравнение было для меня большой честью". (Из книги Георгия Махарадзе "На поле виртуозы Басконии".)

Вскоре тбилисский страж после подачи Горостисой углового в невероятном броске снял мяч с головы испанского рыцаря. Не сосчитать, сколько единоборств выиграл вратарь у центрфорварда. Но Лангара не был бы Лангарой, если б закончил трудовую смену без выработки.

35-я минута - 0:1. Дуэт Горостиса - Лангара сработал отменно. Вообще вся многоходовка, разыгранная на одном дыхании, достойна подробного описания: "Выбитый Дороховым мяч, обойдя все головы полузащиты басков, опустился у Горостисы. Тот сейчас же передал мяч Лангаре. Шавгулидзе и Минаев понеслись навстречу стремительному центрфорварду басков. Но Лангара успел передать мяч обратно Горостисе. До ворот осталось метров 15. Горостису уже закрыли, но он коротким пасом выкатил мяч вперед, и Лангара с ходу послал его в правый нижний угол ворот "Динамо". Дорохов мог и не делать броска. Против таких мячей броски бесполезны". ("Молодой сталинец" от 25 июля.)

Баски атаковали чаще и острее, однако и тбилисцы не щи лаптем хлебали - и до гола, и после имели неплохие шансы. Гости должны благодарить динамовцев за нерасторопность, а своего голкипера - за надежность.

Во втором тайме рисунок остался прежним. Оба вратаря снова подтвердили высокий класс. Дорохову приходилось демонстрировать его чаще. Реальнейшую возможность отыграться грузины получили под занавес. Сначала Пайчадзе, пройдя, как нож сквозь масло, всю защиту, не сумел перехитрить Бласко. Аэдо выбил мяч с линии ворот после удара Бердзенишвили.

Суровый закон футбола сработал неотвратимо: не забил - получай.

89-я минута - 0:2. Угловой у ворот Тбилиси. Педро Регейро, опережая защиту, резко бьет в угол, Дорохов реагирует мгновенно. Мяч от его руки попадает в совершенно не кстати подвернувшегося Минаева и от него - в ворота. Могло быть 1:1, получилось 0:2. Все же 0:2 справедливее. Это единодушно признали обозреватели. Преимущество басков над "Динамо" не оспаривалось.

Сразу после матча местные власти, ссылаясь на многочисленные просьбы трудящихся Грузии, предложили защитникам испанской республики провести повторную встречу. Если незапланированные матчи с друзьями баски вынуждены были играть помимо своей воли и желания, братьям отказать не смогли. Однако их согласия было недостаточно. Следовало испросить разрешения старшего, московского "брата". Тот не возражал. 27 июля "Заря Востока" радостно сообщила: "С разрешения Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта при Совнаркоме СССР 30 июля на стадионе "Динамо" им. Берия будет проведен второй матч с участием команды басков". Что ж, до новой встречи на тбилисском стадионе имени Лаврентия Павловича

Год 1937. ЧАСТЬ ШЕСТАЯ - ЗАДАНИЕ НА ДОМ

СЕССИЯ. Так, если пользоваться вузовской терминологией, можно назвать турне по СССР сборной басков. Экзаменаторы оказались суровыми, но преподанные ими уроки не прошли даром.

СОСТАВ НАЗНАЧИЛ КОМИТЕТ

Испанские футболисты провели в Тбилиси десять дней. Развлекали их гостеприимные грузины как могли: бесчисленные экскурсии, встречи на предприятиях с трудящимися, посещение филармонии, театров, поездка в древнюю столицу Грузии - Мцхету...

В тесных промежутках обширнейшей культурной программы вконец измотанные баски успели провести пару тренировок и столько же игр. Подготовку ко второму матчу продолжили в Тбилиси, а подорвавших здоровье Луиса Регейро и Ирарагорри отправили на лечение в курортное место Боржоми.

Грузины проводили предматчевые сборы недалеко от города - в Кикетах, куда созвали лучших футболистов республики.

Пока соперники готовились к поединку, тысячи людей ломали головы над тем, как получить к нему доступ. Побывавшие на первом матче рассказывали об игре басков небылицы. С каждым днем рассказы обрастали новыми подробностями, разжигая все больший интерес к предстоящей встрече.

Из газет поступали противоречивые сведения. "Молодой сталинец" сообщил, что в связи с массовыми беспорядками при продаже билетов у касс динамовского стадиона перед первой игрой городские власти распорядились распространять билеты только на предприятиях. "Вечерний Тбилиси" болельщиков успокоил: "Часть билетов поступит в открытую продажу в кассы стадиона "Динамо" 28 июля с 9 часов утра. По заявкам предприятий и учреждений билеты отпускаться не будут. Спорторганизации получат билеты через Комитет физкультуры Грузии. Цены билетов, как и на первой игре - от 3 до 6 рублей".

В тот же день стадион "Динамо" оказался в осаде. Остаток дня и всю ночь десятки тысяч людей готовились к штурму билетных касс. "С каждым часом количество лиц, желающих приобрести билеты, все росло. Несмотря на это, милиция и администрация стадиона не приняли никаких мер к тому, чтобы установить у касс очередь, навести порядок", - писал с места событий корреспондент "Зари Востока".

К моменту осады и штурма стадионных касс хозяева с составом еще не определились. Штурмовиков это не очень-то беспокоило. Они шли на басков, чье участие в матче не оспаривалось. И это главное.

И все же, кто сыграет с гостями? По утверждению "Молодого сталинца" - сборная Тбилиси, их коллеги из других изданий уверены: сборная Грузии. Формально они были правы: среди призванных на сбор 24 футболистов двое представляли Очамчиры и Батуми. Фактически и во втором матче с басками сыграли динамовцы: недавние "железнодорожники" Апридонидзе, Джеджелава и Лоладзе в 37-м перешли на службу во внутренние органы республики. Из 16 участников повторной встречи только Вачнадзе (за семь минут до конца он сменил травмированного Пайчадзе) числился студентом Грузинского политехнического института. Все же команду окрестили сборной Грузии. И предстала она перед публикой не в традиционных бело-голубых, а в красных майках.

Состав на игру назначил... республиканский комитет физкультуры (не по указанию ли ЦК КП Грузии и лично товарища Берия? В футболе он разбирался). Есть сомнения? А вы полистайте "Зарю Востока" за 30 июля. Тренер Алексей Соколов ослушаться не посмел. Опубликованный накануне состав полностью совпал с вышедшим на поле.

Капитан грузин Шота Шавгулидзе настроен оптимистично: "Играть будет уже легче, так как мы видели их в деле. Некоторые игроки встретятся с ними во второй раз, я и Дорохов - в третий... Мы перестроили свою игру так, чтобы возможно эффективнее использовать все моменты своей игры, так и игры басков", - сказал он журналистам, но предсказывать счет не стал. Как и тренер испанцев Вальяно. Тот посетовал на отсутствие травмированных Луиса Регейро и Хосе Ирарагорри, усталость, потерю былой формы, изнуряющую тбилисскую жару и просил начать игру на полчаса позже. Хозяева поначалу упорствовали, но в день матча смягчились, и Александр Щелчков дал старт в 18.30.

ДЕТСКИЙ MAT

Баски в корне подавили реваншистские настроения хозяев и уже в дебюте похоронили интригу, объявив сопернику детский мат. Арбитр часы не остановил: футбол не шахматы, играть надо 90 минут. Но характер сложившихся на поле отношений и преимущество басков в классе ("они превосходили нас в технике и тактике", - признавали газеты) сомнений в окончательном исходе "партии" не вызывали.

5-я минута - 0:1. Коротко - для статистиков: Ларринага с подачи Алонсо забивает гол. Подробности - для эстетов: "Силаурен получил мяч на правом крае и, демонстрируя блестящий дриблинг, смещается на левый, отвлекая внимание полузащиты. Добившись своего, он делает, не глядя, длинный пас на Алонсо, который стремительно идет на сближение с Ларринагой. Защита пытается перекрыть Алонсо, но он успевает выкатить мяч партнеру, и Ларринага с лета неотразимо бьет в левый угол" ("Вечерний Тбилиси" от 31 июля).

Кто-то из журналистов приписал гол Лангаре. Тому есть объяснение. Проблемы в дебюте испытывали помимо грузинской обороны и труженики пера. "Возмутительное самодурство администрации стадиона "Динамо". 15 корреспондентов местных и центральных газет были изгнаны из их ложи и посажены перед оркестром на беговой дорожке. Никакие заявления не помогали. Лишь после протестов публики, которой мы заслонили поле, корреспондентов поместили в другой ложе. В прежней корреспондентской ложе места оставались свободными. Виновные в издевательском и хамском отношении к представителям печати должны быть наказаны", - просигналил 31 июля из Тбилиси спецкор "Красного спорта" Э. Шмерлинг.

Со столь необычной позиции определить истину нелегко. Мнения разделились. По подсчету журналистских голосов выиграл Ларринага, однако сомнения остались.

6-я минута - 0:2. Через минуту Алонсо с блеском исполнил сольную партию. Два удара - два гола. Дорохов вне упрека - мячи неберущиеся.

Сразу после забитого гола грузины огрызнулись: Пайчадзе вывел на идеальную позицию Гайоза Джеджелава. Удар у форварда получился отменный, как и кошачий бросок Бласко. Но это был эпизод. Баски продолжали наседать, Лангара пытался нокаутировать Дорохова - не на того напал: вратарь один за другим парировал смертельные "джебы" испанского голеадора. Однажды после блестяще разыгранной комбинации голкипера выручил счастливый случай. Силаурен по пути к воротам легко разобрался с двумя оборонцами. Его обступили новые. Оказавшись в окружении, испанец резко развернулся и направился к своим. И вдруг, к изумлению соперников и десятков тысяч наблюдателей, изловчившись, не глядя, сильно направил мяч через все поле к противоположным воротам. Тот покорно опустился у ног стоявшего в одиночестве на своей любимой точке Лангары. Отсюда он забивал с закрытыми глазами. Но чудеса все же случаются: мяч просвистел в сантиметрах от цели.

Артисты цирка, допустив оплошность, повторяют номер до победного конца. И Лангара свой после нескольких срывов исполнил.

26-я минута - 0:3. Протаранив оборону, испанский "танк" (так у нас окрестили Лангару) произвел очередной залп. Снаряд, едва не раздробив перекладину, взорвался за спиной голкипера.

Через несколько минут Лангара исполнил еще один фирменный номер - ювелирно перебросил мяч через рванувшего к нему Дорохова. Защитник Чумбуридзе в немыслимом прыжке выручил вратаря.

Нельзя сказать, что хозяева только оборонялись. Пару-тройку моментов создали. Самый реальный - перед перерывом, когда Пайчадзе потряс боковую стойку.

Во втором тайме стрелка спидометра безукоризненно технически оснащенной испанской машины резко поползла вниз. Не в первый раз, добившись солидного материального перевеса, баски переходили на щадящий режим работы. Неудивительно, что игра после перерыва переместилась к их воротам. Запахло жареным. А когда Аресу коснулся мяча рукой, Щелчков свистнул без промедления и, отсчитав 11 шагов, поставил мяч на точку.

51-я минута - 1:3. Кому бить? Вопрос не праздный. Одиннадцатиметровых дел мастер Михаил Бердзенишвили из-за повреждения вышел из игры еще в первом тайме. Все взоры обращены на динамовского бомбардира Бориса Пайчадзе. Воспоминания Бориса Соломоновича об этом эпизоде изложены в книге Георгия Махарадзе "На поле виртуозы из Басконии": "До этого случая я еще никогда не бил пенальти в официальных матчах, а тут хочешь не хочешь - бей. Об этом тебя безмолвно просит вся команда. Что было делать? Рискнул. Когда готовился, думал об одном - не попасть бы мячом прямо в Бласко, ну хотя бы на метр в сторону пробить. Представьте, удар получился, Бласко не успел даже пошевельнуться".

Бласко весь в работе. Выполнял ее добросовестно и, что немаловажно, качественно. Только к середине тайма друзья позволили ему передохнуть, и он вдоволь налюбовался игрой своего визави Дорохова, который с блеском выиграл микродуэль с Горостисой и серию поединков с главным оппонентом - Лангарой. Благодаря искусству обоих стражей счет до конца матча не изменился.

Тбилисский вратарь произвел на Бласко сильное впечатление. После игры он скажет журналистам: "Безусловно, Гранаткин и Акимов - вратари высокого класса. Но больше всех мне понравился Дорохов, особенно удачно игравший во время первого матча в Тбилиси. Прекрасная хватка, реакция на мяч, выбег в соединении со свободной игрой на штрафной площадке - все это качества прекрасного вратаря". Напоследок испанский голкипер дал ЦУ Дорохову и его советским коллегам: "Вашим вратарям надо меньше задерживать мяч и больше играть со своей защитой".

Прощалась Грузия с братьями 31 июля. Руководитель испанской делегации Мануэль де ля Сота сказал корреспонденту "Зари Востока": "Одним из наиболее ярких этапов нашего путешествия по СССР был приезд в гостеприимную Грузию...

Покидая солнечную Грузию, мы благодарим граждан вашей республики за радушный, очень душевный прием. Мы благодарим вас за то, что вы встретили нас как родных братьев, за то, что в Грузии мы чувствовали себя, как на своей родине".

Заново подвергать себя пытке закавказской жарой в железнодорожных душегубках "Тбилиси - Москва" баски не пожелали. Отправили их в автобусах по Военно-Грузинской дороге через Орджоникидзе (ныне Владикавказ).

НА ПОСОШОК

По утверждению "Зари Востока", баскам предстояли в СССР еще три матча - в Москве (с "Динамо"), Ленинграде и Минске. Подтверждения этой информации в центральной прессе не нашел. Если такие планы имелись, до их реализации по не известным мне причинам дело не дошло. Только в Минске баски "на посошок" все же сыграли. Впечатленные оказанным белорусами радушным приемом при пересечении польско-советской границы, они обещали вернуться. Испанские мужики от своих слов отказываться не собирались (иначе какие они мужики), но не все зависело от них. Этот матч за все время их пребывания в СССР находился в подвешенном состоянии. Только под конец, когда стала ясна бесперспективность ликвидации цифрового дисбаланса, советская власть позволила гостям порезвиться и в Минске.

Желающих поглазеть на виртуозов Басконии в белорусской столице было не меньше, чем в иных столичных, промышленных и культурных центрах. Однако их аппетиты резко ограничивала пропускная способность стадиона "Динамо", вмещавшего всего 8900 зрителей. Узнав о приезде басков, число посадочных мест в авральном порядке увеличили до 12 422 (данные из минской газеты "Рабочий"). На игре присутствовало свыше 15 000 человек. Дирекция советских стадионов в охватившей страну массовой борьбе за перевыполнение плана была не на последнем месте.

Территориально минские футболисты располагались в республиканском центре, а на футбольной карте страны - в провинции. Минскую команду ("Динамо") включили в число показательных в 1937 году. Итог - 9-е место (из 11) в последней группе - "Д", или 47-е (из 49) в общем зачете. Дружескую руку "провинциалам" перед ответственной игрой протянула Москва. В Минск отправили отряд ополченцев ("металлурга" Кудрявцева, "пищевика" Овсеенко, "артельщика" из "Спартака" Румянцева) в сопровождении бойцов Красной Армии Леонова и Лясковского.

Со спортивной точки зрения матч интереса не представлял. Жаждущие зрелищ иллюзий относительно исхода не питали. Интересовал их не результат, само собой разумеющийся, а сам процесс.

Началась игра с "хет-трика": третий матч басков в нашей стране реферировал глубоко ими уважаемый Владимир Стрепихеев.

Соперники разыграли острый дебютный вариант со взаимными шансами. Румянцев пробил мимо, Лангара - в штангу. Взрывоопасный прорыв Панфилова погасил Бласко, Лангары - Леонов. Московский вратарь играл небезошибочно, пропустил полдюжины мячей, но действовал самоотверженно, смело, красиво, выручал часто и единодушно был признан лучшим среди хозяев. А единственный гол баскам забил свой, минский форвард Лахонин.

5-я минута - 1:0. Молниеносная, в стиле блиц, двухходовка Зиновьев - Лахонин завершилась сильным (не в ущерб точности) ударом в нижний угол. Бласко при сем присутствовал. В ознаменование радостного события на мачте водрузили красный воздушный шарик. Так и болтался он сиротливо полтора часа, с завистью наблюдая затем, как на противоположном шесте время от времени возникали его зеленые собратья.

Первый уже через восемь минут вынудил поднять Исидро Лангара. Случилось бы это и раньше, не будь в воротах Леонова. На 8-й минуте он сделал невероятное: обезвредил мяч, пущенный Лангарой (со штрафного метров с 17) под планку. Не отбил, не перевел на угловой - взял намертво! Аплодисментов досталось ему не меньше, чем тремя минутами ранее Лахонину.

Холодный душ взбодрил гостей. Они включили скорость, задвигались, всерьез и надолго оккупировали минскую территорию. По словам Юрия Ваньята (его отчеты опубликовали "Красный спорт" и "Физкультура и спорт"), спурт басков длился до конца первого тайма и захватил начало второго. Сдерживать напор высококлассных форвардов, не нарушая правил, не удавалось и лучшим нашим командам. Стрепихеев в отличие от некоторых коллег все видел и, что важно, адекватно реагировал.

13-я минута - 1:1. Еще один штрафной за фол Гусева. Вроде неопасно - до ворот метров 30. Как сказать. Испанцы четко исполняют наигранный "стандарт" на раз-два. Силаурен навешивает на Лангару, и центр мощно - головой, как ногой, - вколачивает мяч в недосягаемую для Леонова точку.

30-я минута - 1:2. На сей раз Силаурен исполнил соло. С той же 30-метровой дистанции (расстояние - не помеха) приложился от души. Удар получился идеальный - мощный, плассированный, точный: мяч на бреющем полете во второй раз протаранил ворота Леонова. Возможно, вратарь среагировал чуть с опозданием, в последнюю секунду едва коснулся мяча, но остановить его стремительный полет был не в силах. Журналисты пожурили голкипера. Ругать его, видя, что вытворял Леонов всю игру, было грешно. Небольшого (по вратарским меркам) росточка, прыгучий, с отменной реакцией и отчаянной смелостью, он метался по углам, отбивал, брал, перехватывал, сломя голову (рискуя и в самом деле сломать ее) бросался под "танк". В том, что до перерыва счет не изменился, несомненная его заслуга.

Тайм второй. Баски продолжают давить. В штрафной площади собираются по 17 - 18 человек. Почти весь наличный состав участвует в обороне минской крепости. Перенаселенность штрафной особых проблем испанским канонирам не создает: мячи продолжают проникать в ворота, как мука сквозь сито.

50-я минута - 1:3. Горостиса, вынырнув из толпы, оказался в непосредственной близости от леоновских владений. Вратарь резко пошел на сближение. Форвард не испугался и сделал с Леоновым то, что неоднократно проделывал с нашими вратарями Лангара: искусно перебросил мяч через него в ворота.

ЦИРКОВОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ

Баски неоригинальны. Как и прежде, после качественно исполненной работы устроили перекур, позволив хозяевам постучать по воротам Бласко. Вратарь не пострадал, чего не скажешь о сгрудившихся возле ворот фотографах. Поделом. Что их туда понесло? Неужто надеялись выловить еще одну рыбку из испанских сетей? У тех, что облепили ворота Леонова, работы невпроворот.

Еременко современным футбольно-борцовским приемом (захват двумя руками) валит на зеленый ковер вновь ускользнувшего от него Горостису. Стрепихеев свистит, что видит. Пенальти. Первый и единственный в пользу басков за время их пребывания в СССР!

59-я минута - 1:4. Лангара подходит к белой точке и практически без разбега бьет. Но как! Послушаем свидетеля: "...Сделав молниеносный финт (замах левой ногой и корпусом влево, удар правой ногой в правый от вратаря угол), Лангара пушечным ударом забивает четвертый гол" (Ю. Ваньят. - "ФиС" № 16).

Болельщики со стажем наверняка видели пробитые без разбега пенальти: "шестидесятники" - в исполнении Эдуарда Стрельцова, "восьмидесятники" - бразильца Сократеса. Лангара делал это еще в 30-е годы. Удивляет другое: как ему удалось, стоя на месте, нанести "пушечный удар", предварив его каскадом финтов. Невероятно!

Обидно, что фантастический трюк Лангара показал в нашей стране самой малочисленной аудитории. Будь его воля (вернее, воля наших арбитров), при виде этого фокуса визжали бы от восторга 30 тысяч ленинградцев и 90 тысяч москвичей.

С 59-й минуты футбол кончился, начался цирк. После сольного номера Лангары последовало массовое выступление "жонглеров". Рассказывает Ваньят: "Итог матча ясен. Баски начинают играть спокойно, менее продуктивно, но более эффектно, вызывая шумное одобрение трибун. Особенно хороши несколько комбинаций, проведенных только ударами головы".

А в двухминутном антракте циркового представления и в футбольчик сгоняли, успев забить хозяевам еще два гола.

70-я минута - 1:5. В штрафной минчан огромная свалка. Кто-то из басков сумел в невероятной неразберихе провести мяч через границу. Судя по итоговым цифрам испанского турне, сделал это Лангара. Если так, это был третий хет-трик центрфорварда в СССР.

72-я минута - 1:6. Ларринага доказал, что и он владеет приемом, именуемым "парашютом": увидев вышедшего из ворот Леонова, запустил ему за спину очередной "десант".

Умиротворенные результатом, гости продолжали развлекать публику.

Первый гол в матче забили минчане, могли забить и последний. Панфилов, стартовав со своего "огорода", получил пас на ход, выиграл забег у Бласко и успел пробить. Мяч срикошетил и уверенно направился в гостеприимно распахнутые ворота. Его планы нарушил невесть откуда возникший Силаурен. Второго красного шарика не понадобилось.

Обе команды, обнявшись, под аплодисменты покинули арену. За кулисами зашли в судейскую комнату поблагодарить арбитра за безукоризненное (так считали и журналисты) судейство. Баски одержали в СССР три крупные победы - и все при арбитраже Владимира Стрепихеева.

ФИНАНСОВЫЕ РАСЧЕТЫ

Из Минска испанцев вернули в Москву. Перед отъездом из СССР необходимо было произвести окончательные финансовые расчеты. Неделей раньше тренер Вальяно обратился в Комитет физкультуры:

"Председателю Комитета спорта и физкультуры. Москва.

Господин,

Прошу Вас передать сумму в размере 10 000 (десяти тысяч) фр. (французских. - Прим.А.В.) франков в счет суммы, которую вы нам должны на расходы в путешествии при возвращении во Францию.

Благодарим Вас заранее и ждем Вашего ответа.

Примите, господин, наши лучшие приветствия.

Руководящий комитет баскской футбольной команды Педро Вальяно Рикардо де Иресабаль.

Перевод верен:

Референт Ино отдела (Полляк).

7.8.1937 г."

В первых строках челобитной сеньор Рикардо де Иресабаль совершил три разного калибра помарки: а) поменял местами составляющие главного физкультурного органа; б) допустил серьезную политическую ошибку, обозвав товарища господином; в) на момент подачи прошения председателя Комитета физкультуры Ивана Харченко (его имел в виду проситель) сняли с должности, и вакансию временно заполнила исполняющая обязанности (и.о.) председателя "госпожа" (она же товарищ) Елена Кнопова.

Последняя оплошность простительна: тренер мог не знать об изменениях на вершине физкультурной пирамиды, тем более что СМИ на сей счет не распространялись. И вообще обратился он не туда. Не ведал "невежда" Вальяно, что Комитет физкультуры не смел распоряжаться собственными финансами и производить денежные расчеты (особенно с иностранцами) без разрешения партийно-правительственных органов.

Кнопова, отдадим ей должное, действовала оперативно: тут же обратилась в наркомат финансов и просьбу тренера, правда, в значительно урезанном виде, исполнила. Из причитавшихся баскам за матчи в СССР 100 тысяч франков Вальяно выделили 3 тысячи, хотя просил десять. И на том спасибо.

Сработали наши товарищи сверхоперативно: уже на следующий день (8 августа) Педро Вальяно расписался в получении. Расписка приложена к письму Кноповой.

Остальную сумму главе испанской делегации выдали через неделю. Для этого Кноповой снова пришлось обратиться в валютный отдел наркомфина с просьбой "разрешить вывоз через пограничный пункт Белоостров 10 тыс. фр. франков и чека на 87 тыс. фр. франков руководителю футб. к-де Басконии де ла Сота Мануэлю".

С перепиской по линии Вальяно - Кнопова - наркомфин ознакомился в бывшем партархиве, именуемом ныне РГАСПИ.

"РЕНЕГАТ" ГОРОСТИСА

Баски намеревались вернуться в Париж. Попали туда окружным путем: когда нарисовалась перспектива подзаработать в Скандинавии, от нее, естественно, не отказались. Дважды обыграв в Осло норвежские команды, отправились в Копенгаген, чтобы распотрошить футболистов рабочего спортивного союза Дании - 11:1. Лишь после этого, сытые, довольные, направились в Париж и некоторое время отдыхали в его окрестностях - Барбизоне.

О злоключениях испанцев во Франции рассказали в "Известиях" (3 октября 1937 г.) братья Тур в материале "Семнадцать и один". В нем обильно цитировалось письмо Луиса Регейро, якобы написанное в Москву обретенному в СССР другу, работнику Комитета физкультуры. Фамилия комитетчика не указана.

Рассказывалось в письме баскского капитана (если таковое было) о приезде в Париж эмиссаров Франко с целью вернуть футболистов в Испанию под гарантии неприкосновенности, обещание солидных гонораров и угрозы (в случае непослушания) перебить оставшихся на родине родственников и при случае вздернуть отказников на первом попавшемся дереве. Предложение принял один - Горостиса. Он "изменил республике, демократии, товарищам, позорно перебежав в лагерь мятежников", - писали "Известия".

Через несколько дней Горостиса уже в качестве посланца Франко вернулся из Бильбао в Париж, подтвердив реальность данных каудильо обещаний и повторив угрозы. Уговорил еще одного члена делегации - массажиста Бирикинагу.

Завершалась статья пассажем братьев-авторов: "Генерал Франко проиграл игру со счетом 17:1 (массажиста не посчитали. - Прим. А.В.) в пользу республики. Не знаем, как это называется по-испански. А на русском языке - накося, выкуси!"

Сегодня мы спокойно воспринимаем (давно к тому приучены) легализованную на страницах печатных изданий и легко проникающую с телеканалов в квартиры (особенно во время трансляций футбольных матчей) ненормативную лексику. Однако и нашего современника произнесенная братьями заключительная фраза способна шокировать.

Подобные слова и выражения предназначались в 30-е годы исключительно врагам существовавшего строя - внешним и внутренним. Произносили их, не стыдясь, с партийно-правительственных трибун (и из зала судебных заседаний) "слуги народа", а труженики журналистского цеха охотно пользовались (не боясь быть уличенными в плагиате) перлами из лексикона старших партийных товарищей.

На следующий день (4 октября) "Известия" извергли на перебежчика (устами его бывшего соратника Луиса Регейро) изрядную порцию компромата: "Измена Горостисы мало огорчила нас... Спортсмены Басконии давно относились к Горостисе с недоверием, с трудом выносили его общество...

На памятной встрече с ткачихами "Трехгорной мануфактуры" - инициаторами сбора средств в помощь испанским детям и матерям - не участвовал лишь один из испанских футболистов. Это был Горостиса. Когда распределялись места в поезде, увозившем басков из Тбилиси в Москву, никто из футболистов не хотел ехать с ним в одном купе. Будущий франкист напился до скотского состояния. А в московской гостинице он умудрился украсть две бутылки вина.

Недаром мы презрительно звали его "Чато", по имени его дяди, отъявленного хулигана-погромщика", - уверял Регейро.

Не верю ни в намалеванный черными красками образ правого края, ни в то, что принадлежал он "кисти" Луиса Регейро, который не мог не знать, что из Тбилиси команда выбиралась автобусом. Не это главное. В трех заключительных матчах (в Тбилиси и Минске) выводил на поле команду и произносил пламенные речи не кто иной, как Горостиса. Не допускаю мысли, чтобы на ответственную и почетную должность капитана тренер Вальяно назначил (или избрала команда) не пользующегося доверием товарищей пьянчугу и воришку. Скорее всего, сработал распространенный в стране стереотип. Обласканные властью, осыпанные с головы до ног елейными эпитетами герои при разжаловании во враги народа вмиг наделялись характеристиками прямо противоположного свойства. В сшитые по стандартным меркам одежки нарядили и Горостису. Что же касается внешне неблаговидного поступка футболиста, делать категорические выводы не стану. Не зная истинных мотивов решения, осуждать его мы не вправе.

Из Парижа баски отправились в Мексику, успев "дозаявить" вместо выбывшего Горостисы трех футболистов - Агирре, Агиресабаля и Уркиагу. Там они провели около двух десятков игр с клубами и сборной. Итог: +17=1-0. Сборную обыграли дважды - 5:1 и 2:1. Последней точкой многомесячных скитаний по Европе и Америке стала Куба. Домой баски так и не вернулись, завершив спортивную карьеру в мексиканских и аргентинских клубах.

ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ

Летняя сессия, организованная испанскими профессорами для советских студентов, свелась преимущественно к лабораторным, практическим занятиям. Неудовлетворенные общеобразовательным уровнем слушателей, преподаватели оставили им задание на дом.

Луис Регейро:"Из всех линий команд мне больше всего у советских футболистов понравились линии нападения. Особенно хороши форварды у московского "Динамо", неплохие у киевского, а "Спартак" имеет такого блестящего игрока, как Степанов. Мне хотелось бы дружески посоветовать командам больше использовать края. В ваших командах игра ведется главным образом в центре, где продвижение затруднено. Игру надо растягивать по всей линии. Центрфорвард должен чаще давать мяч на края длинным пасом. Обводить игроков противника нужно лишь тогда, когда необходимо, ни в коем случае не увлекаясь обводкой. Что касается финтов, то ваши команды имеют такого мастера, как Ильин. Однако, по-моему, он этим слишком злоупотребляет, запутывая своих партнеров и теряя много времени...

Не обязательно самому доводить мяч до ворот, как это они часто делают. Нужно передавать его товарищу. Поменьше увлечений бесцельными комбинациями... Нужно всегда занимать такие места, чтобы посылаемый мяч согласовывал свой полет с движением партнера".

Педро Вальяно:"Физические качества ваших игроков прекрасные, волевые - тоже.

Какие недостатки у ваших команд? По-моему, прежде всего медленная передача мяча. Причем передача главным образом поперечным, а не продольным пасом. Мало и несмело бьют по воротам. Стремятся играть чересчур точно...

Мы считаем самой классной командой московское "Динамо". Неплохая команда и у киевлян. Что касается "Спартака", то я очень нервничал во время этой игры и больше следил за ошибками своих игроков, чем за успехом спартаковцев".

Обида не прошла. Рана кровоточит. Тренер не может забыть расправу Космачева с его ребятами. Как и ранее, он демонстративно отказывается говорить о "Спартаке" и выше него ставит трижды обыгранные им команды.

В заключение Вальяно предложил свой вариант сборной СССР: Дорохов, Виктор Соколов, Корчебоков, Лапшин, Андрей Старостин, Леута, Шиловский, Степанов, Щегоцкий, Комаров, Сергей Ильин.

Наиболее подробный план-конспект, озаглавленный "Несколько замечаний о советском футболе", изложил в журнале "Физкультура и спорт" (№ 16 1937 г.) инициатор зарубежного турне сборной Басконии, корреспондент газеты "Вечер" Алегрия.

Общие замечания

"Присутствие на шести футбольных матчах позволяет мне сделать некоторые замечания и дать приблизительную оценку класса игры. Эту оценку я мог бы превратить в симфонию комплиментов, похвал советскому футболу и советским игрокам. Внешне такая музыка была бы, конечно, приятна, но те, кто только хвалит, не всегда искренни. Моя же благодарность и признательность Советскому Союзу должна выражаться не в угодничестве, а в искренности. Заявляю: критика моя будет абсолютно честной, без боязни, что все приятное может быть истолковано, как лесть, а неприятное - как желание уколоть. Примите ее как объективную оценку товарища.

Советская публика своим выражением удивления и восторга, когда баскские футболисты играли головой, произвела на меня, как иностранца, большое впечатление. То, что в нашей стране очень распространено, здесь вызывает восхищение.

Думаю, что замечание, подсказанное мне зрителем, имеет немалое значение. В СССР мало практикуется игра головой. Это странно. Советские футболисты считаются прекрасно подготовленными физически, следовательно, они могут делать прыжки, столь выгодные в футболе. Я уверен, что если советские футболисты будут упорно добиваться, они быстро овладеют техникой игры головой. А это совершенно необходимо.

Другая характерная черта советского стиля - это тенденция вести игру через центр на базе коротких пасов, которая чересчур изобилует "обводами" и "мотанием". Такой способ игры зрительно интересен, приятен для публики, но мало эффективен. Систематическая обводка игрока другой команды вызывает аплодисменты публики. Но нужно принимать во внимание, что в то время, пока игрок выделывает подобные кренделя и завитушки, мяч мало движется. Это дает противнику время найти стратегическое решение. Время в футболе - чрезвычайно ценный фактор, которым нельзя не дорожить..."

Игроки

"Якушин должен воздерживаться от привычки переходить в центр нападения... Он добился бы большего эффекта, если бы развертывал игру к краям...

Всем известно, что Дементьев ведет игру низом. Его небольшой рост не дает ему возможности оспаривать у противника верхние мячи. Дементьев очень ловок. Он умеет пробираться в опасные минуты и, как видно, специализировался на игре низом. По моему мнению, он мог бы играть эффективнее...

Из всех крайних, виденных мною в Советском Союзе, лучшим считаю Ильина. Он умеет очень легко вести мяч к воротам, очень чисто освобождаясь от противника. Он имеет высокий класс игры. Своему товарищу по линии он может передавать мяч и длинным пасом, и низом, и верхом. Ильин обладает ловкостью и ориентацией перед воротами. Он не выпускает полученных мячей. Словом, это достаточно законченный край нападения, и его товарищи по линии могут извлекать из него очень большую пользу".

О "Спартаке", зрителях, судьях

матче 8 июля могу сказать, что сборная "Спартака" применила более открытую игру с длинным пасом. Но не следует забывать, что наш противник имел перед собой команду, усталую от быстро следующих один за другим переездов и матчей, так как баски сыграли пять партий за две недели... Не в наших правилах оправдывать неудачу, но переутомление наших игроков было очевидным.

Советский зритель беспристрастен и хорошо разбирается в игре.

К моему великому огорчению, я должен отметить, что судьи стоят ниже этого уровня игры и развития публики. Советские судьи недостаточно подвижны. Они не следят за игрой вблизи, а бегают по краям поля. Такое большое расстояние от игры вводит их в заблуждения, которые иногда решительно искажают и меняют ход матча.

В других странах рефери бегают, как игроки, если не больше, следуя всюду за мячом, стараются быть как можно ближе к месту развития игры. Эта подвижность дает им возможность оценивать с большей точностью нарушения игры и более справедливо давать наказания".

Резюме

"Мое искреннее убеждение, что в СССР мы нашли более высокий уровень игры, чем ожидали. Для нас это большой, приятный сюрприз.

Не могу не заметить, что было бы очень жаль, если бы недостаток контактов, встреч с командами других стран приводил бы к застою рост советского футбола. Чувствуется, что у вас есть "сырье", имеются "залежи", откуда можно готовить футболистов высшего класса.

Я был бы бесконечно счастлив, если бы эти скромные замечания принесли пользу советскому футболу. Я писал их именно с этим добрым намерением".

На протяжении двух месяцев советские специалисты внимательно следили за выступлениями этой великолепной команды, делились впечатлениями, комментировали, анализировали... Борис Чесноков в материале "Использовать уроки игры басков" (ФиС № 18) подвел черту. Небольшие отрывки из его статьи:

"Мяч летит несравненно быстрее, чем его может вести самый быстрый игрок. Баски сделали эту простую истину реальностью и с большой убедительностью продемонстрировали ее наполе. Результативность комбинаций и темп игры создаются передвижением самого мяча, а не бегом с ним игроков. Первое - это подлинная быстрота, второе - видимость ее... В отдельных случаях их комбинации разыгрывались в доли секунды... Четырехходовая комбинация, с которой баски забили первый мяч Киеву, длилась менее 30 секунд, хотя и была связана с потерей времени на обыгрывание противника.

Там, где дело решалось непосредственно бегом - с мячом ли, без мяча, - баски уступали и каждый порознь и всей командой в целом нашим игрокам Каким же колоссальным преимуществом располагали бы мы, если бы могли играть с мячом тем же стилем, что и баски!...

С точки зрения техники игра басков была образцом высокого класса, показа действительно мастерской отработки отдельных ее элементов и всего искусства владения мячом в целом.

На их игре мы могли убедиться, насколько эффективно умение форвардов бить по мячу из любого положения. Нападающие басков поражали наших вратарей внезапностью своих ударов, их силой и точностью. Во втором матче с "Динамо" баски били в его ворота 10-12 раз, но удары шли из таких неожиданных положений и были так точны, что семь из них оказались неотбиваемыми...

Игра басков головою была для нас настоящим откровением. Недаром в отчетах этому посвящались отдельные статьи, фотографировались целые серии кадров.

Но особенно ценной для нас была демонстрация принципов и сущности ведения (обводки) мяча и передачи его (пасовки] между партнерами...

Ведение мяча - это прежде всего средство для достижения основной в футболе цели - забить мяч в ворота. Вот почему баски водили и пасовали только вперед, всегда вперед и как можно быстрее вперед.

Мячом все они владели превосходно. При этом каждый из них держал мяч и вел его ровно столько, сколько это требовалось расположением своих и чужих игроков, диктовалось моментом. Лишь только появлялась возможность передать мяч оказавшемуся в выгодном положении партнеру, игрок немедленно отдавал мяч, хотя перед ним и открывалась перспектива легкой обводки противника...

При передаче мяча и разыгрывании комбинаций в команде басков поражали не только точность, но исключительная целесообразность каждогопосыламяча... Их игроки почти не вступали в борьбу с нашими, они только занимали нужные места, а мяч молниеносно следовал от одного игрока к другому. Были и поражающая быстрота, и неумолимый по своему результату конец...

Способность уловить, почувствовать, молниеносно оценить все открывающиеся возможности данной ситуации на поле является основным требованием, которому должен удовлетворять игрок действительно высокой квалификации. У басков этому требованию удовлетворяли все, в наших командах пока единицы...

Баски показали нам, что искусство финта в футболе должно стать предметом специальной технической тренировки и тактического изучения...

Финт ногой, выражавшийся в ложном замахе для удара и внезапной перемене этого намерения, был у них чрезвычайно эффективным приемом... Зрители восторженно принимали финты басков. Но это не кружило игрокам головы. Приемы обмана были строго подчинены у них чувству меры и целеустремленности. Ничего лишнего, ни капли переигрывания.

Помнится случай, когда кто-то из игроков "Локомотива" начал было финтить, не имея близко от себя противника. Его прыжки вокруг мяча оказались настолько нелепыми и комичными, что стадион задрожал от хохота...

Баски в конце концов не показали ничего, чего мы не знали бы теоретически. Но они показали нам на деле правильность теоретических основ футбола, показали настоящую культуру этой сложнейшей и интереснейшей игры...

Баски уехали. Уроки их выступлений чрезвычайно убедительны. Но в ходе борьбы за первенство Союза мы до сих пор не видим реальных последствий этих уроков".

На то же сетовал работник иностранного отдела Комитета физкультуры Полляк. Он сопровождал басков в поездке по стране, знал жизнь команды изнутри и обратил внимание наших специалистов на некоторые детали, оставшиеся вне поля их зрения. Об этом он рассказывал в октябре корреспонденту киевской газеты "ГПО" Дмитрию Якушеву:

"К сожалению, наши команды не использовали урок, преподанный баскскими футболистами, не взяли то ценное, что можно было взять. А учиться было чему, даже в мелочах.

1) Мяч. Они играют туго накачанными мячами (даже перекачанными). Наши продолжают играть слабо надутыми мячами. А это мешает контролю над мячом, дриблингу и точности ударов по воротам.

2) Они бережно относятся к инвентарю. На протяжении долгого времени они пользуются одной парой бутс (завхоз чистит их, подбивает шипы и т.д.). У нас меняют каждую неделю. Перед выходом на поле они специальными бинтами перебинтовывают ноги и предохраняют их от растяжения мышц и прочих травм..."

Домашнее задание советские футболисты в меру сил и возможностей выполняли, что-то получалось, что-то - не очень. Например, игра головой, уровень судейства и кое-что еще - и по сей день слабые звенья в отечественном футболе. Как бы то ни было, пользу общение с испанскими футболистами принесло несомненную.

Реакция официальных кругов была менее терпимой.

РОЖДЕНИЕ ТРАДИЦИИ

Баски покинули пределы дружественного государства, оставив после себя пепелище. Столь разрушительного нашествия отечество не знало со времен монголо-татар. Они трижды "сожгли" Москву, дважды - Тбилиси, по разу - Киев и Минск. В ходе сражений повержены отборные отряды советской столицы, Украины, Грузии, Белоруссии. Общий итог боевых действий: +7=1-1 при разности мячей 32 - 17 в пользу пришельцев. Даже победа "Спартака" в "Куликовской битве" не в состоянии была сдержать раздражение верхов.

Не успели остыть тела павших в боях, как 5 августа 1937 года "Правда" разразилась огромной ругательной статьей под заголовком "Советские футболисты должны стать непобедимыми". В ней, в частности, говорилось:

"Выступления в СССР Страны Басков показали, что наши лучшие команды еще далеки от высокого мастерства.

Проигрыш команды мастеров "Локомотива", двойное поражение одной из лучших команд страны - московского "Динамо", поражение чемпиона Украины - киевского "Динамо" и сильной команды тбилисского "Динамо" - явления вовсе не случайные. Отставание советского футбола тем более нетерпимо, что ни в одной другой стране нет такой молодежи, как у нас. Молодежи, окруженной заботой, вниманием и любовью партии и правительства...

Во Всесоюзном комитете по делам физкультуры и спорта самым серьезным образом считают, что класс и стиль советских футболистов стоят на уровне лучших европейских команд.

Они родились в результате побед наших лучших футбольных команд над слабыми малоопытными командами рабочих спортивных союзов... Между тем, встречи с более сильными европейскими командами вовсе не дают основания для оптимистических заключений".

Причины отставания советского футбола газета видела во "вредной успокоенности и откровенном зазнайстве людей, которые руководят футболом", в отсутствии квалифицированных тренеров и судей, специальной литературы, методических пособий, процветании грубости и бескультурья игроков, некачественном инвентаре, и прочая, и прочая.

Вывод: "Естественно, что повышение класса советских команд стоит в прямой зависимости от встреч с серьезными противниками. Игры с командой Басконии принесли немалую пользу нашим футболистам (длинный пас, игра краями, игра головой). Дальнейшие же встречи с лучшими командами Запада еще больше обогатят советские команды и помогут им стать в ряды лучших футболистов мира".

Случайно, спонтанно статьи такого рода в "Правде" не появлялись. Преследуя определенную, конкретную цель, они инициировались сверху. Данная явилась руководством к действию для высшей физкульторганизации. Намек был понят с полуслова. Ровно через месяц и. о. председателя Комитета физкультуры Елена Кнопова подписала постановление "О мероприятиях по улучшению организации и повышению класса советского футбола", состоявшее из множества пунктов и подпунктов. В основу этого документа легли тезисы, изложенные в главном партийном органе. Так была заложена традиция разражаться вслед провальным международным матчам и турнирам грозовыми приказами и постановлениями с сопутствующими им оргвыводами. Ее свято блюли десятки лет. Об эффективности такого рода документов догадаться несложно.

"Правда" призывала равняться на басков в техническом исполнении. Отличную от нашей прогрессивную тактику иноземцев газета не разглядела. Не близорукость тому причина - идеологическая зашоренность. "Дубль-ве" у нас упорно относили к системе оборонительной, противоречащей наступательной доктрине советского футбола. Поступаться принципами руководство не собиралось.

Досталось Андрею Старостину. Он и после победного матча с басками продолжал осваивать роль центрального защитника: "Игра Андрея Старостина не может быть оправдана. Занятая им позиция в глубине своей обороны лишает спартаковское нападение должной поддержки со стороны своего центрального полузащитника", - выговаривал ему "Красный спорт".

Андрею Петровичу не позавидуешь. На отступившего в оборону атакующего центрхава смотрели, как на дезертира, который во время боя отсиживался в тылу. Старостину перед матчем с басками, где ему предстояло сыграть новую роль, пришлось выслушать немало обидных слов:

"- Что я слышу, - ужаснулся Юрий Карлович Олеша, - были созидателем, а стали разрушителем?!.. Какая скука - сторожить!.. Неужели вы согласитесь на такую унизительную должность? Я о вас был лучшего мнения.

Валерий Павлович Чкалов лаконично обронил: "С истребителя на тихоход!" (А. Старостин - "Встречи на футбольной орбите".)

К счастью, специалисты осознали неизбежность перевода нашего футбола с примитивной, ограничивающей его возможности узкоколейки на прогрессивные общеевропейские тактические рельсы. "Спартак", "Торпедо", а вслед за ними и другие советские команды в течение последующих двух-трех лет перестроили игру всех линий в соответствии с лучшими международными стандартами. Рано или поздно это должно было случиться. Баски процесс ускорили. В этом видится главное значение их визита в СССР.

Кроме того, баски показали, чего мы стоим на самом деле. Выяснилось, что не так много, как нам самим казалось после натужных побед сборной СССР над турками, сборной Москвы над посредственными профессионалами и вызвавшего прилив энтузиазма почетного проигрыша французскому "Рэсингу".

Все же встречи со сборной Басконии выявили огромный потенциал советского футбола, который при благоприятных условиях (постоянных контактах с сильнейшими профессионалами, наведении порядка в многогранном футбольном хозяйстве, тактической перестройке, научно-методической работе, доступе к специальной иностранной литературе, развитии детского футбола и т.д. и т.п.) способен был нарастить мускулы и поколачивать чемпионов не только регионального, но и планетарного масштаба. Что и случилось в послевоенные годы.

НА БЕЗРЫБЬЕ...

Международный календарь 1937 года не ограничился встречами со сборной Басконии. Комитет физкультуры планировал в последних числах июля отправить советскую команду на Всемирную рабочую Олимпиаду в Антверпен и небольшой турнир рабочих команд, приуроченный к Всемирной выставке в Париже. Кандидатов на поездку отбирали... баски. Проигравших Комитет отсеивал автоматически. Настал черед "Спартака". Харченко и Косырев обещали в случае успеха премировать поездкой в Бельгию и Францию. Слово сдержали. Сразу после игры всех участников матча (за исключением Щегоцкого) ожидали приятные хлопоты - оформление документов в двухнедельную загранкомандировку.

Параллельно велись переговоры и о встречах с профессионалами. Перед отъездом Николай Старостин в небольшой заметке в "Известиях" (от 24 июля) информацию подтвердил:

"Из Антверпена мы поедем в Париж, где нам, возможно, придется встретиться с одной из лучших профессиональных команд Франции. Не исключена также возможность нашей встречи в Праге со знаменитыми "Спартой" и "Славией".

Обещания сыграть с лучшими европейскими профессионалами раздавались высшим физкультурным ведомством из года в год. В 36-м намеревались встретиться с сильнейшими английскими, шотландскими, чехословацкими и французскими клубами. В 20-х числах апреля 1937 года Иван Харченко, выступая в Ленинграде на собрании физкультурного актива города, сообщил о приглашении Всесоюзным комитетом профессиональных команд Чехословакии и Франции. 23 июня "Ленинградская правда" информировала читателей о предстоящем в начале июля визите в Ленинград сборной Швеции...

Ни одна из анонсированных встреч не состоялась и состояться не могла: ФИФА тщательно оберегала чистоту своих рядов, не позволяя подданным общаться с "иноверцами".

Периодически возникавшие в нашей стране слухи о вступлении в ФИФА проникали в покои ее президента Жюля Римэ. В переписке с Римэ Харченко обещал превратить слух в реальность, что и подтвердил при личной встрече в начале января 1936 года в Париже. Под эти гарантии Римэ разрешил сборной Москвы перед ее визитом к французским рабочим встречу с профессиональным парижским клубом "Рэсинг".

В связи с невыполненным (не по вине Харченко) обещанием наши контакты с членами ФИФА прекратились. Баски - дело другое. Их поездка по Европе и СССР во время гражданской войны в Испании преследовала гуманные цели - сбор средств для оказания материальной помощи семьям погибших. С этим Римэ не считаться не мог. В последующие три года наш футбол вновь оказался в международной изоляции. Встречи с рабочими - бога ради. Хоть каждый день. Этим и ограничились. На безрыбье и рак рыба.

На Олимпиаду в Антверпен помимо футболистов отправили легкоатлетов, боксеров, штангистов, гимнастов... Благонадежность командированных тщательно проверялась, списки сужались не только из финансовых соображений: поди за всеми уследи...

Вот и "Спартак" вынудили ограничить состав 15 футболистами, фактически - 14 (Михайлов, получивший травму в игре с басками, оклематься не успел). С вычетом двух вратарей оставалось 12 полевых игроков.

ЧУДО-ГОЛ Григория ФЕДОТОВА

Интернациональная рабочая братва не шибко церемонилась со старшим братом. В первой стычке с датскими пролетариями наши чаще били по воротам, те - по ногам. Итог - 8:3 (восемь забитых мячей и трое травмированных: повреждения получили Александр и Андрей Старостины, Виктор Шиловский). Для капитана, Александра Старостина, первый турнирный матч оказался последним, после чего он полностью переключился на журналистскую работу - обеспечивал оперативной информацией "Красный спорт".

Игра поначалу складывалась легко: к 10-й минуте вели - 3:0. Окончательный счет - 8:0. Пять мячей из восьми забил Семенов, что не прошло мимо внимания следующих соперников - французских рабочих из ФСЖТ. Когда уже на 7-й минуте спартаковский центр оставил автограф в их воротах, наши французские друзья поняли, что этим он не ограничится, и тут же пополнили спартаковский лазарет. Семенова унесли с поля на 8-й минуте. Оставшиеся 82 играли вдесятером (замены не разрешались). Только потому установленный в первой встрече рекорд устоял. Довольствовались "скромной" победой - 7:1. Перед игрой возникли серьезные кадровые проблемы: на трех покалеченных оставался один здоровый резервист - Глазков. Выручили братья - Андрей Старостин от бюллетеня отказался. Последнюю вакансию заполнил старший брат, глава тренерского совета Николай Старостин. Несмотря на солидный перерыв, играть в футбол он не разучился. И голом отметился.

В полуфинале ожидали нас каталонцы - соотечественники басков. Команда сильная, сколь техничная, столь и жесткая. Настрой - сумасшедший. Тысячи зрителей стали свидетелями вендетты по-испански - за проигрыш соплеменников в Москве "Спартаку". Решали испанцы две задачи: взять реванш у команды и "пустить кровь" двум персональным обидчикам басков - Степанову и Шиловскому (на пару они забили пять мячей из шести). Со второй задачей справились отменно. Решали ее именно в такой последовательности. Уже в первом тайме вывели из игры сделавшего баскам хет-трик Степанова, во втором - добили не оправившегося после недавней травмы Шиловского. Доигрывали девять человек. Если быть абсолютно точным - восемь с половиной: Петр Старостин продолжал играть на одной ноге. За что досталось ему, неизвестно - в матче с басками он не участвовал.

Шаткое преимущество, добытое Глазковым еще при численном равенстве, могло улетучиться в любую минуту. Неизвестно, чем бы все кончилось, не будь на поле Григория Федотова. Чудо-гол в его исполнении (получив мяч у своих ворот, он протащил его через все поле и забил в чужие) достоин описания. Собственно, описал его участник матча - Андрей Старостин. Времени это потребовало много больше, чем исполненная Федотовым акция. Вот и прекрасно. Включив воображение, просмакуем федотовский гол в мельчайших деталях, как в замедленной съемке:

"Федотов прибежал к штрафной площадке помочь защите в трудную минуту. Вот он отобрал мяч у противника и своей мягкой, стелющейся, неторопливой поначалу, вкрадчивой, волчьей рысью направляется к чужим воротам.

Он начал рейд, имея впереди 90 метров тернистого пути, трех противников, не считая вратаря, нескольких преследователей, бросившихся за ним со всех ног и только одного партнера в лице травмированного, прихрамывающего в одиночестве где-то возле центрального круга поля Петра Старостина...

Находясь в кольце противника, он понял, что реальной помощи ждать не от кого, разве что от травмированного Петра. Для начала исполнив великолепный финт, Григорий проскользнул мимо первого противника и, прибавив скорость, выиграл 15 метров пространства. Сделав ложный маневр к центру поля, как бы намереваясь сыграть с Петром в стенку, он резко изменил направление, повернул к левому флангу, направив по ложному курсу второго противника, и, набирая предельную скорость, выиграл еще 25 метров. Теперь на него, успевшего уже пересечь среднюю линию поля, с оглядкой, будучи последней опорой обороны, двигался центральный защитник. Не сбавляя скорости, нападающий опять сменил направление и двинулся к центру поля, будто намереваясь использовать в меру сил поспешавшего за линией атаки прихрамывающего Петра...

Дезориентированный стоппернамгновение поверил Федотову и чуть подался к центру. Этого было достаточно, чтобы нападающий резко протолкнул мяч вперед и устремился мимо центрального защитника к цели. Теперь на пути к ней оставалось одно препятствие - вратарь каталонцев.

Григорий находился в жесточайшем цейтноте: навстречу ему двигался вратарь, а на пятках сидели преследователи, отчаянно напрягавшие силы, чтобы выбить мяч или сшибить с ног мчавшегося к штрафной площадке форварда. Исполнитель главной роли отлично чувствовал обстановку и понимал, что надо делать. Он ни на миг не сбавил скорости, чтобы не дать себя сбить ударом по ногам сзади, при этом зорко наблюдая за выбежавшим навстречу вратарем...

В нужную долю секунды, выманив вратаря на критически близкое к себе расстояние, он успел протолкнуть мимо него мяч в направлении ворот и распластался на земле, сбитый одновременно и вратарем, и подоспевшими к месту столкновения противниками. Тела сплелись в клубок, и нельзя было разобрать, где вратарь, где защитники, где Федотов. А мяч не быстро, но по точно заданному курсу катился в ворота противника. И ничто, и никто не могло помешать ему докатиться до цели... Это был футбольный шедевр Федотова".

Рейд Федотова все и решил. Пропустив под занавес гол, победный счет наши сохранили.

ЧЕМПИОНЫ МИРА!

Методическое уничтожение наличного состава создало перед финалом с норвежскими рабочими довольно сложные проблемы. Центральная тройка Степанов - Семенов - Шиловский играть не могла. Братья Старостины, Андрей и Петр, вышли на поле с незалеченными травмами. Снова выручил Николай Петрович. Но и с ним набиралось всего десять человек. Кто одиннадцатый? Вариантов два: выпускать в поле второго вратаря - Рыжова или искать кого-то на стороне. Избрали второй. Выбор пал на харьковского гимнаста Михаила Дмитриева. Чемпион СССР 1936 года в многоборье, Дмитриев в закончившихся олимпийских соревнованиях занял второе место. В футболе был он человеком не случайным. Во второй половине 30-х участвовал в составе харьковского "Спартака" в двух крупнейших союзных турнирах - Кубке и чемпионате (по группе "В").

Играл "Спартак" на рабочих турнирах по старинке - "пять в линию", то есть с двумя защитниками (уроки испанского не пошли впрок). Но в финале в связи с кадровыми осложнениями и недокомплектом форвардов был вынужден укреплять оборону. Об этом Александр Старостин телеграфировал "Красному спорту": "Спартак" применил защитный вариант "дубль-ве", усилив беков центрхавбеком. В нужные минуты далеко назад оттягивались оба инсайда". Набралось "нужных минут" немало. Игра шла с преимуществом норвежцев. Часто спасал Акимов. Сиротливо маячившего впереди Федотова норвежцы стерегли внимательно. Свой гол он все же забил. А незадолго до конца добавил "одноногий" Петр Старостин - 2:0. Проигравшие вели себя как джентльмены. В благодарность Александр Петрович посвятил им такие строки: "Норвежцы заслужили всяческой похвалы. Они играли очень хорошо и очень корректно. О норвежских футболистах мы сохранили самые лучшие воспоминания".

Советские футболисты чемпионы мира! Пусть по "версии Коминтерна", но все же чемпионы. В этом ранге и отправились в Париж на другой международный турнир.

Наконец перевели дух. На Олимпиаде играли каждый день - четыре матча за четыре дня, во Франции - с трехдневным интервалом.

Во встрече с рабочим союзом Англии состав "Спартака" был тем же, что и с норвежцами. Только в воротах вместо Акимова стоял Рыжов. Англичан прошли легко - 4:0. А в финале вновь замаячила Каталония. "Спартак" поднял с коек весь госпиталь. "На костылях" играли Семенов, Степанов и Шиловский, с незалеченными ранами - Андрей и Петр Старостины. Впору было участвовать в турнире инвалидов, если бы таковой проводился. Тем не менее наши выиграли - 2:0. На сей раз "кровную месть" за себя и своих товарищей совершил Владимир Степанов, забивший оба гола. "Испанские футболисты играли на этот раз не так грубо, как в Антверпене", - писал из Парижа корреспондент "Красного спорта". Но и этого хватило, чтобы окончательно добить Степанова с Шиловским. Месяц зализывал раны киевлянин, и того более - Степанов, из-за чего пропустили по нескольку матчей начавшегося в стране чемпионата.

На этом международная программа сезона-37 себя исчерпала. Пора приступать к делам домашним

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   132


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации