Вартанян Аксель. Летопись футбола Акселя Вартаняна - файл n1.doc

Вартанян Аксель. Летопись футбола Акселя Вартаняна
скачать (2943.2 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc13523kb.03.07.2011 21:34скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   132

ГОД 1936. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - ВСЕ ВПЕРВЫЕ

НАЧАЛО. Перед открытием первого в СССР футбольного чемпионата особого волнения в прессе не наблюдалось. Историческую значимость матча "Динамо" Ленинград - "Локомотив" Москва осознают много позже.

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ. СТАРТ

Накануне игры "Красный спорт" ограничился публикацией ориентировочных составов команд. Ленинградские газеты были столь же сдержанны. А вечерняя "Красная газета" имела довольно смутное представление о ранге предстоящего матча. Вот что она писала 20 мая, за два дня до игры:

"НА КУБОК СССР

22 мая на стадионе "Динамо" состоится футбольная игра на первенство СССР. Встретятся команды ленинградского "Динамо" и московского "Локомотива". Этот матч является одной из игр первого круга на футбольный Кубок СССР. Начало игры в 7 час. веч.".

Только в день матча ошибку исправили и, чтобы вернуть доверие более информированных читателей, подробно, без единой помарки рассказали все, что удалось выяснить о предстоящем турнире, включая систему розыгрыша и составы групп.

Промозглым осенним вечером 25 октября 1917 года в Петрограде с залпа крейсера "Аврора" начался штурм Зимнего дворца. Теплым, погожим весенним вечером 22 мая 1936 года в том же городе со свистка московского судьи Александра Богданова начался штурм первой чемпионской высоты.

Сыгранный 22 мая в Ленинграде матч, ничем по содержанию не примечательный, в исполнении команд, осевших в итоговой таблице в нижней ее части, заслужил столь пристальное наше внимание только потому, что волею судьбы оказался в советской футбольной истории первым. Этим и объясняется желание вашего покорного слуги опубликовать первый о нем репортаж.

Предпочтение отдаю отчету в "Красной газете", как наиболее подробному и объемному из всех:

"НА ЗВАНИЕ ЧЕМПИОНА СССР"

Вчера на стадионе "Динамо" 12 тысяч зрителей с трудом разместились вчера вокруг футбольного поля общества "Динамо", чтобы быть свидетелями первой игры на звание чемпиона СССР по футболу.

На долю футболистов ленинградского общества "Динамо" и московского общества "Локомотив" выпала честь быть участниками первой игры на звание чемпиона страны. Обе команды вышли на поле в полных боевых составах. У "Динамо" команда значительно "омоложена" по сравнению с прошлым годом - в состав ее влилось 7 новых игроков. "Локомотив" впервые появился на ответственной игре - выход команды на поле показал, что ее руководители особое внимание обратили на подбор физически сильных игроков.

Игра началась атакой ленинградских ворот. "Локомотив" взял старт резко и уверенно и на момент смешал ряды динамовской защиты - уже на 6-й минуте мяч прошел линию ворот "Динамо". Москвичи, не теряя ни секунды, бросились в новую атаку. Резкий выход на мяч, передача длинными ударами, ставка на крайних нападающих, "силовая" игра телом - определяли систему игры московской команды. Динамовцы не сразу успели приспособиться к этой системе.

Полчаса продолжалась атака москвичей, израсходовавших в этот промежуток времени почти весь запас энергии. Игра пошла ровнее, и белые фигуры динамовцев стали приближаться к воротам красных. На 35-й минуте зрители бурно аплодируют первому успеху ленинградцев: Светлов на полном ходу передает мяч Барышеву, следует сильный удар, и мяч в сетке. За минуту до перерыва Виктор Федоров с передачи того же Барышева забивает второй мяч. Счет 2:1.

Начало второй половины напоминало первую, но уже атаки "Локомотива" были слабее и, напротив, увереннее защищались динамовцы. И все же Кузьминскому не раз приходилось выступать на защиту своих ворот. Снова через 25 минут стихает порыв москвичей, и динамовцы в свою очередь овладевают игрой. Дементьев посылает мяч на ворота, Гранаткин (Москва) отражает удар, но подоспевший Алекс. Федоров забивает третий мяч. Это определяет исход игры. "Динамо" получает полное преимущество - виртуозный Дементьев своим искусством обводки мяча "психически" добивает противника. За 2 мин. Дементьев пушечным ударом бьет на ворота, но мяч попадает в стойку и уходит обратно в поле. Судья (москвич Богданов) фиксирует победу "Динамо" со счетом 3:1. Мих. НИКОЛАЕВ".

На вкус избалованного обилием яств современника, отчет пресноватый, ущербный - без "компота" (так на журналистском сленге именуют протокольные сведения). Но в те голодные годы (вплоть до второй половины 50-х) "десерт" подавали редко, случалось, и вовсе без обеда оставляли, ограничивая в разгрузочные дни аппетиты гурманов обглоданной косточкой - указанием счета. Так что варево, от которого мы с вами нос воротим, проглотили вмиг, и с большим удовольствием.

ВСЕ ВПЕРВЫЕ

С судьей все ясно. Но вам ведь хочется знать, кто по сигналу Богданова произвел первый удар по мячу. Интересовался. Несколько ленинградских газет проштудировал, и ни в одному глазу. Выручил "Красный спорт": "Игру начали москвичи". Раз так, то первым должен был коснуться мяча центрфорвард, то есть Николай Михеев. Догадку 45 лет спустя подтвердил ленинградец Виктор Федоров, участник матча: "Обычно динамовцы предоставляли гостям право выбора стороны, а сами предпочитали начало. На этот раз было иначе... Значит, первый удар произвел центральный нападающий железнодорожников Н. Михеев" (цитата из ленинградского календаря-справочника 1981 года).

С создателем первого гола, хотя имя его в отчете не значится, проблем не возникло. Родитель известен - нападающий "Локомотива" Виктор Лавров. Что касается обстоятельств появления на свет первенца, вопросы имеются. Версия "Красной газеты" нам известна. Не все издания ее разделяют. Но это не суть важно, когда есть возможность обратиться к первоисточнику.

В 1976 году Виктор Лавров в беседе с журналистом Юрием Ваньятом рассказал о своем творении в мельчайших подробностях: "По правому флангу хорошо рванулся А. Семенов. Я, находясь в своей зоне левого полусреднего, в надежде на передачу двинулся к центру штрафной площади. Но тут два защитника "Динамо" перекрыли дорогу. В это мгновение Семенов внезапно пробил сам. Вратарь ленинградцев Кузьминский в падении отбил мяч... Мне удалось обмануть защитников, проскочить между ними и примерно с 11-метровой отметки сильно пробить низом. Мяч оказался в воротах. Мы повели - 1:0..." Вот так был забит первый из 31 307 зафиксированных в 54 итоговых таблицах союзных чемпионатов мячей.

Со временем многое в памяти футболистов, как и у всех нас, стирается, но первые свои голы они в подавляющем большинстве помнят в деталях. Знаю по опыту, многих пытал. Рассказу Лаврова верю, тем более что, по словам моего коллеги Павла Алешина, тесно общавшегося с нашим героем, памятью обладал он великолепной.

Ну а впервые извлек мяч из собственных ворот Александр Кузьминский.

До перерыва (по разным источникам на 23-й, 33-й или 35-й минуте) свой первый гол забили и ленинградцы - левый край Алексей Барышев, разносторонний спортсмен, чемпион Ленинграда в беге на 800 метров, вбил мяч в ворота москвичей левой ногой. Для тех, кому интересна и такого рода статистика, это первый левый (без кавычек) советский гол..

Среди стражей железнодорожных ворот впервые печальную процедуру исполнил человек весьма уважаемый в СССР и далеко за его пределами - в будущем многолетний председатель Федерации футбола страны и первый советский вице-президент ФИФА Валентин Гранаткин.

На этом его страдания не закончились. Побеспокоили московского гостя два из трех находившихся на поле Федоровых: Виктор - незадолго до антракта, Александр - во втором акте - 3:1 в пользу Ленинграда. Так состоялись первая волевая и первая домашняя победа в союзных первенствах. Недружелюбный к гостям почин ленинградцев поддержали в дальнейшем десятки футбольных коллективов страны.

Ни одна газета, уделившая этому матчу внимание, не опубликовала составов команд. Всего 7 футболистов из 22 упомянуты в только что прочитанном вами отчете М. Николаева. Столько же назвал и "Красный спорт". В некоторых изданиях - и того меньше.

Постараюсь восполнить пробел. Источник - составы, объявленные накануне матча в московской и ленинградской прессе.

"Динамо": Кузьминский, Киселев, Юденич, Кузьмин, Смольников, Вал. Федоров, Светлов, П. Дементьев, Вик. Федоров, Ал-р Федоров, Барышев.

"Локомотив": Гранаткин, Андреев, Гвоздков, Стрелков, Жуков, Столяров, Сердюков, А. Соколов, Михеев, Лавров, А. Семенов.

В прошлый раз, утверждая, что дисквалифицированные Жуков, Ильин и Столяров (он увел команду с поля) приняли участие в матче открытия первенства, немного погорячился. Жуков и Столяров действительно играли. Столярова, правда, в негативном контексте упомянул "Красный спорт" ("Москвичи начали грубить, в чем особенно отличился Столяров"). Но участие Ильина, хотя на этом настаивают ленинградские и группа московских статистиков, сомнение вызывает. В опубликованном "Красным спортом" и "Вечеркой" составе "Локомотива", отбывшего 20 мая в Ленинград, Ильин не назван. Кроме того, "Красный спорт" 23 мая рядом с отчетом о матче, в рубрике "Пишите, мы вам ответим", на вопрос ленинградца Голивача "Какой футболист Ильин дисквалифицирован?" ответил: "Дисквалифицирован не игрок сборной Москвы и СССР - левый край С. Ильин, а Н. Ильин, игравший центра полузащиты первой футбольной команды завода "Серп и молот". Его даже игроком "Локомотива" не считали. Видимо, переход Ильина в этот клуб поначалу не утвердили. Но железнодорожное начальство своего добилось, и Комитет пошел на попятный. Николай Ильин все же успел отметиться в весеннем турнире - в последнем матче с киевским "Динамо".

Победителей не судят. Этого принципа на протяжении десятков лет неукоснительно придерживались пишущие о футболе. Первый матч стал исключением. В этом еще одна его особенность. Вот как оценили победу своей команды ленинградские газеты. "Смена": "Победа на стороне "Динамо", но торжествовать все же рано, ибо хотя ленинградцы выиграли матч, он показал еще очень большое количество недостатков в игре всей команды. Прежде всего динамовцам следует очень серьезно задуматься над линией нападения, которая в игре еще слабовата...

Они быстро слабеют на штрафной площади противника, ибо из них мало кто пытается бить по воротам".

"Ленинградская правда": "Нельзя не отметить некоторую медлительность и недостаточное умение бить по воротам, как основной недостаток пятерки нападения "Динамо".

Ненасытные - им и трех мячей мало! Надо же, как избаловали футболисты нашего брата. Что бы они сейчас говорили?

Современников, наслышанных о переполненных трибунах в те далекие годы, может озадачить смехотворная цифра - 12 тысяч зрителей. Ларчик открывается просто. Зрительский интерес определяет не сама по себе посещаемость в цифровом выражении, а заполненность трибун в процентном отношении.

Самый крупный в довоенные годы ленинградский стадион имени Ленина, вместимостью в 30 тысяч зрителей, подготовить к сезону не успели, и открывать первенство пришлось на стадионе "Динамо", где было всего две трибуны по всей длине поля: одна - бетонная, другая - низкая, деревянная. Так вот, на матче хозяев с "Локомотивом" перегруженность трибун в два-три раза превышала норму.

Советую послушать воспоминания очевидца, подполковника запаса Г. Браиловского: "О том, чтобы попасть на открытие чемпионата страны, можно было только мечтать. Нам было по 14, и мы умели не только мечтать, а и пробираться без билетов. В тот день пацанам повезло, игра проводилась на "Динамо". Старожилы знают, в то время вход на стадион имени Ленина был один, через относительно узкий мостик, и нам, мальчишкам, иногда приходилось действовать вплавь. "Динамо" - не Петровский остров, водной преграды не было, а заборы препятствием мы не считали. Вместимость стадиона "Динамо" была невелика, желающих - тысячи...

На трибуне в тот день было тесно, еще бы, на каждом месте сидело не по два, как обычно, а по три болельщика. Но кто тогда это замечал?!" ("Футбол - Хоккей", 1981 год, № 21).

Судя по всему, приведенная в отчете цифра сильно преуменьшена. Ситуация для тех лет обычная.

"Красный спорт" от 23 мая помимо отчета посвятил открытию первенства и передовицу. Отталкиваясь от первого матча, газета затронула самые болезненные в нашем футболе явления, борьбу с которыми, сколь долгую, столь и безуспешную, предстояло вести свыше шести десятков лет: "Большое значение в успешном проведении первенства будет иметь четкость в работе судей. Между тем, во вчерашней встрече "Локомотива" и "Динамо" работа судьи не всегда находилась на должной высоте, не всегда он был "хозяином" игры".

Ленинградские газеты судейства не касались. "Красный спорт" был лаконичен: "Судья Богданов не совсем четко провел матч". Вот вам и первая в многокилометровом строю негативная оценка деятельности арбитра.

И еще: "...не обошлось без грубости и некорректности в игре. Надо твердо сказать, что это не наш, не советский стиль игры, с этими отрицательными явлениями в дальнейших встречах надо бороться и бороться беспощадно...

Футбол в СССР - самый популярный вид спорта. Это - культурное народное зрелище, и мы обязаны огородить его от бескультурья". Без комментариев.

ДЕНЬ ВТОРОЙ. РЕВАНШ СТОЛИЦЫ

На следующий день матчевая встреча Москва - Ленинград продолжилась уже на московской территории. ЦДКА принимал на своем стадионе в Сокольниках ленинградскую "Красную зарю" и взял за поражение "Локомотива" более чем убедительный реванш - 6:2.

Не собираюсь рецензировать все игры первенства-дебютанта, и в то же время не имею права игнорировать события, достойные рубрики "Впервые".

Армейцы шестью залпами отметили первую крупную победу в чемпионатах. В этой игре состоялся и первый пенальти. Получился он, как бы поделикатнее выразиться, со значительными отклонениями от общепринятых норм: во-первых, был назначен в ворота хозяев, во-вторых, наказал армейцев свой, земляк - москвич Евгений Георгиевский. В-третьих, однофамилец нынешнего тренера российской сборной, ленинградец Николай Ярцев, человек совестливый, оценил благородство арбитра и ответил тем же - смазал 11-метровый, открыв счет незабитым пенальти.

Отмечен в этой встрече и первый дубль - два метких выстрела произвел боец Красной армии Константин Рязанцев.

Ленинградцы, хотя и проиграли крупно, внесли большой вклад в отечественную статистику. Помимо Ярцева "отличился" Дмитрий Карев, сотворивший первый автогол. А его одноклубник Василий Иванов, вступив в игру во втором тайме, открыл счет мячам, забитым резервистами.

Чтобы быть последовательным, сообщу составы и остальных пяти участников турнира в дебютных матчах, а также их первые забитые и пропущенные мячи.

ЦДКА: Леонов, Лясковский, Саванов, Зенкин, Малинин, Никишин, Митронов, Е. Шелагин, Рязанцев, Щавелев, Петров.

"Красная заря": Лихвинцев, В. Топталов, В. Григорьев, Карев, Орешкин, Яблочкин, П. Григорьев, И. Смирнов, П. Артемьев (В. Иванов), Ярцев, Аксенов.

По поводу первого гола армейцев имеются расхождения. Судя по отчету Юрия Ваньята в "Красном спорте", забил его Александр Щавелев, у "Красной зари" - Николай Ярцев. Фамилии пропустивших стоят в указанных здесь составах первыми.

Ленинградские журналисты в предыдущей игре выразили недовольство своим нападением. Их, видите ли, три мяча не насытили. Зато коллегу ленинградцев из "Вечерней Москвы" впечатлила продырявленная шестью прямыми попаданиями оборона гостей: "Неплохо игравшая ленинградская защита не могла остановить напора москвичей", - писал он.

А Ваньят восторгался арбитром: "Игра прошла очень корректно, чему немало способствовала исключительно четкая работа молодого судьи т. Георгиевского". Первый из редчайших хвалебных отзывов о работе судей.

ДЕНЬ ТРЕТИЙ. ПОБЕДА В ГОСТЯХ

Огромный интерес вызвал матч в украинской столице между динамовцами Киева и Москвы. Билеты разлетелись вмиг. "Стадион "Динамо", расположенный на берегу Днепра, отремонтирован и готов к встрече с москвичами. 24 мая на матче будет не меньше 35 тысяч человек. Команда киевского "Динамо" хорошо подготовилась к встрече", - рапортовали из Киева.

Москвичи прибыли на место за два дня до игры. Гостей встретили радушно, удобно разместили, дали потренироваться.

Накануне игры слово взяли капитаны. Константин Фомин, как и положено хозяевам, проявил такт: "Мы готовы к упорной борьбе и намерены показать высокий класс. Кто победит, сказать трудно". Сергей Ильин, отбросив дипломатические предрассудки, заявил прямо и откровенно: "Как капитан московского "Динамо" я заявляю, что команда поставила задачу выиграть у киевского "Динамо", сильного и техничного противника. Мы шлем привет киевским спортсменам и зрителям!"

Киев жил предстоящим матчем. За два часа до начала игры около 40 тысяч зрителей (по сообщению киевской спортивный газеты ГПО) заполнили трибуны стадиона.

Незадолго до появления на арене главных действующих лиц грянул гром аплодисментов. "Киевляне приветствуют появившихся в ложе любимых вождей украинского народа", - писала ГПО.

В правительственной ложе, как и на трибунах, - битком. Здесь и генсек компартии Украины Станислав Косиор, и председатель ЦИК УССР Григорий Петровский, и один из ведущих советских военачальников - командарм первого ранга Иона Якир, и министр внутренних дел Украины Всеволод Балицкий, чье имя еще носит киевский стадион "Динамо"... По прошествии трех лет многих посетителей правительственной ложи постигнет карающий меч революции.

Явление вождей народу изменило ритуал выхода команд на поле, согласно которому первыми к центральному кругу выбегали гости, за ними - хозяева. В тот вечер киевляне в красных майках и москвичи в белых чеканным шагом обошли футбольное поле и остановились перед правительственной трибуной. Сергей Ильин произнес короткую приветственную речь в адрес ЦК партии и правительства Советской Украины. Отдав долг, футболисты прошли к центру поля, где их ожидал московский судья Александр Щелчков и его помощники - киевляне Михаил Ходак и Герман Бланк.

Составы команд. Киев: Идзковский, Волин, Фомин, Тютчев, Лифшиц, Гребер, Шиловский, Комаров, Щегоцкий, Паровышников, Махиня.

(Во втором тайме Идзковского сменил Трусевич, Лифшица - Кузьменко.)

Москва: Квасников, Корчебоков, Тетерин, Ремин, Елисеев, Лапшин, Семичастный, Павлов, В. Смирнов, Якушин, С. Ильин.

Фомин преподносит Ильину огромный букет цветов.

Дружба дружбой, а голы - врозь. По истечении четверти часа гости вели с преимуществом в два мяча. Первый гол московского "Динамо" в союзных турнирах забил Василий Павлов: на 9-й минуте он пробил Антона Идзковского. Через пять минут нападающий москвичей процедуру повторил. В первом тайме инициативу товарища поддержал его тезка Смирнов - 3:0. После перерыва счет возрос до 5:0. Сергей Ильин - настоящий мужик. Сказал - сделал. Предматчевое обещание подкрепил конкретными делами и стал по системе "гол плюс пас" самым результативным игроком матча, набрав три очка - гол и две результативные передачи.

Минут за десять до конца "родили" и киевляне: после короткой воздушной перепасовки Николай Махиня размочил Александра Квасникова - 5:1. Гости одержали первую в советских турнирах победу. Да еще какую!

Необычный эпизод случился во втором тайме. В центре поля в столкновении с соперником получил травму Павлов. Воспользовавшись тем, что игра переместилась к киевским воротам, московские эскулапы ринулись к пострадавшему и тут же на поле брани, благо мяч киевскую территорию все это время не покидал, поколдовали вволю и поставили пациента на ноги.

Вообще-то по существующим тогда правилам судья в случае травмы футболистов игру не останавливал. Изувеченный сам или с помощью товарищей покидал поле, и только за его пределами не возбранялся доступ врачей к телу.

Видимо, этот случай подтолкнул спортивно-судейский комитет ВСФК пересмотреть правила, и уже 9 июня на заседании комитета внесли уточнение: "Впредь судья на поле обязан будет останавливать игру при грубостях".

Автор отчета в ГПО В. Сергиевич был объективен - разругал своих (особенно досталось Идзковскому), похвалил московскую атаку и Елисеева. Арбитра не заметил. Высшая для судей похвала.

Е. Исаев ("Красный спорт") на комплименты не поскупился: восторгался арбитражем ("Прекрасно судил этот ответственный матч судья Щелчков") и командами ("Игра была корректной").

Так оно и было, несмотря на участие в матче известного в 30-е годы "членовредителя" Константина Фомина.

Исаев объяснил неудачу хозяев отсутствием взаимопонимания: "Команда была наспех скомплектована из отдельных хороших футболистов Харькова, Днепропетровска, Киева, Одессы".

В этом смысле у гостей проблем не возникло. Москвичи не первый год выступали в наигранном составе. Перед началом сезона команду пополнили Евгений Елисеев, прибывший из Ленинграда, и Михаил Семичастный, сменивший красноармейскую винтовку на чекистский маузер. Новое оружие новобранец освоил быстро. В Киеве положил в цель одну пулю, а до конца скоротечного спринтерского турнира заметно обойму облегчил и с шестью меткими попаданиями стал лучшим стрелком весеннего первенства.

ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ. КРИТИЧЕСКИЕ ДНИ

С недельным опозданием вступил в турнир "Спартак". 29 мая ему предстояла встреча с ЦДКА. Освобожденный жребием в первом туре, "Спартак", чтобы держать себя в тонусе, провел спарринг в Горьком и победил - 3:1. Перед календарной игрой акции "Спартака" расценивались высоко. Преимущество в реальной практической силе, классе футболистов, подкреплялось убедительной статистикой предыдущих встреч - товарищеских и в московских чемпионатах: +12=3-3. Прошедший в день игры дождь шансов армейцам не оставлял - "Спартак" издавна считался самой "дождеустойчивой" командой. Болельщики вспоминали, как в весеннем первенстве Москвы 1935 года "артельщики" на мокром от дождя поле обратили Красную армию в позорное бегство - 8:0. По всей вероятности, огромное теоретическое преимущество спартаковцы сумели бы воплотить в материальное, если бы не одно весьма существенное "но".

К всевозможным пакостям и проказам природы приучены мы давно. Необходимость в меру сил и возможностей противостоять им вынуждает повышать общеобразовательный медицинский уровень. Благодаря накопленным знаниям мы легко объясняем отклонения в поведении, самочувствии или неудачах отдельных индивидов. Тому пример - сбой барьеристки Печенкиной на недавнем мировом чемпионате легкоатлетов.

Широта кругозора позволяет нам легко выявить причину неожиданного на дилетантский взгляд итога встречи 29 мая 1936 года на московском стадионе "Динамо". "Спартак", несмотря на благоприятные сопутствующие обстоятельства, проиграл менее мастеровитой команде. Проиграл шокирующе крупно - 0:3. "Спартаку", как и Печенкиной, не повезло со сроками. Матч выпал на неблагоприятные для него критические дни. За несколько дней до встречи мастеров состоялись матчи этих же коллективов в первенстве Москвы. Зачет шел по шести командам разных возрастных групп. Только спартаковские ветераны (их назвали тогда "старичками") получили очки на халяву - без игры. А во всех пяти вышедших на поле парах торжествовала армия!

Случившиеся в конце мая 1936 года события на футбольных полях столицы способны расширить познания современной медицины. Оказывается, метеозависимости могут быть подвержены не только отдельные лица, но и целые коллективы.

Особо чувствительны к атмосферным завихрениями люди с хрупким здоровьем и тонким душевым складом. "Спартак" - из их числа. Обласканный богемой, впечатлительный, подверженный резким эмоциональным перепадам, он в те критические майские дни шансов в противоборстве с прошедшими сквозь сито суровых медкомиссий крепкими, пышущими здоровьем красноармейцами, не подверженным ни снежным, ни магнитным бурям, не мог. Произошло то, что и должно было произойти на данном атмосферной фоне: Красная армия разбила противника на всех фронтах.

Уровень знаний "невежественных, темных" людей довоенной поры не позволял им объяснить произошедший на поле катаклизм. Автор отчета в "Красном спорте" И. Юрьев лишь констатировал факт: "Команда "Спартака" находилась в состоянии глубокой и полной разлаженности, потеряла свой облик, свою физиономию, свой стиль". После чего опустился до банальных упреков из разряда тех, что приходится выслушивать нерадивым школьникам от кормильцев: "Перед началом сезона игрокам "Спартака" были предоставлены все возможности серьезной тренировки в наилучших условиях, были затрачены на это изрядные материальные средства".

Причина провала, изложенная корреспондентом спортивной газеты, с высоты сегодняшних наших познаний о природе выглядит по меньшей мере наивной: "Поражение "Спартака"... должно заставить руководство команды подумать об изменении системы тренировки и манеры игры и о замене молодежью ряда "имен", теряющих свой былой класс. Смена у "Спартака" есть. Ее надо только выдвинуть!" - поучал Юрьев.

Кого он имел в виду? Чтобы ответить на этот вопрос, я должен обнародовать спартаковский состав в его дебютном матче: Акимов, Ал-р Старостин, Путилин, Леута, Ан. Старостин, Михайлов, Зайцев, С. Артемьев, Степанов, Никифоров, Егоров.

Если под "именами" разумелись люди возрастные, то намекал спецкор на братьев Старостиных и Леуту, без которых "Спартак" во второй половине 30-х представить было невозможно. Остальные - в расцвете сил, в самом соку: от 21 до 26 лет. Девять игроков из перечисленных, за исключением двух крайних, правого - Зайцева и левого - Егорова, не один год играли за "Спартак" и выиграют еще с ним первенство и Кубок, некоторые по несколько раз.

Не станем винить журналиста в том, в чем вины его не было. Откуда мог он в те далекие годы знать о погодных аномалиях? Успокоились небеса, и все встало на свои места. В трех последующих матчах "Спартак" после небольшого косметического ремонта, практически в том же составе, разгромил попавшихся под его горячую руку с общим счетом 11:2.

Ну а первый спартаковский блин подгорел. Самая титулованная советская команда (33 призовых места: по 12 первых и вторых, 9 третьих, не считая кубковых завоеваний) начала чемпионат с сокрушительного поражения.

Чем интересен матч с ЦДКА с точки зрения статистика? Впервые одной из команд не удалось забить. Если кто-то не забивает, значит, кто-то не пропускает. Первый "незамоченный" вратарь - красноармеец Сергей Леонов. Первый спартаковский гол пропустил покоритель Парижа Анатолий Акимов.

А голевые "роды" застали "Спартак" в командировке, на глазах у многочисленной киевской публики. Не думаю, что пришла она в восторг при виде попавшей в сети их любимца Николая Трусевича "рыбки", подброшенной Георгием Глазковым. "Спартак" вернулся домой со щитом - 3:1.

ДЕНЬ ПЯТЫЙ. ДОСРОЧНАЯ КОРОНАЦИЯ?

За неделю до этого, в последний весенний день, в Москве состоялся матч, который, по всеобщему мнению, должен был досрочно выявить чемпиона.

Сильнейшими футбольными центрами считались в те годы Москва и Ленинград. Из их игроков в основном комплектовалась в 20 - 30-е годы сборная Советского Союза. Турнирный расклад сборных городов 1935 года стал еще одним тому свидетельством: Москва и Ленинград финишировали раньше остальных. Потому им выделили шесть мест из семи в весеннем первенстве. Динамовские команды двух советских столиц были лучшими в Союзе - по мнению их поклонников, естественно. Потому их очная встреча расценивалась как центральная не только в туре, но и в чемпионате, а победителя готовились короновать сразу после игры.

Обе команды, начав с уверенных побед, ожидания поначалу оправдывали. Остальных в расчет не принимали. Даже ЦДКА, несмотря на две крупные стартовые победы. Отношение к его турнирным перспективам было таким же, как в начале нынешнего сезона у Сергея Семака к прошедшим несколько туров без проколов "Ростову" и "Черноморцу". "У них еще все впереди", - предрекал армейский капитан. Прогноз любителей в 36-м и профессионала в нынешнем оказался безошибочными. О турнирных делах ростовчан и новороссийцев вы знаете. А ЦДКА первого созыва в оставшихся четырех матчах раз сыграл вничью и трижды проиграл при разности мячей 4-16. Сдавая после двух мощных наступательных операций позицию за позицией, ЦДКА окопался на турнирном экваторе.

И москвичи, и ленинградцы готовились к поединку со всей тщательностью. Еще в 20-х числах мая, до игры с "Локомотивом", представитель ленинградского "Динамо" передал по телефону: "Команда собирается прибыть в Москву 29 мая, чтобы успеть отдохнуть перед встречей". А предстоящую игру с "Локомотивом" расценил как "генеральную репетицию перед матчем с московским "Динамо".

И в столице подготовка шла полным ходом. Готовились игроки, в ожидании многочисленных гостей торопливо наводила марафет радушная хозяйка - стадион "Динамо". Дней за десять до свидания одноклубников "Вечерка" радостно сообщила: "Крупнейший в СССР стадион "Динамо" (Москва, Петровский парк) в основном готов уже к сезону. Поле находится в хорошем состоянии, а трибуны готовы принять тысячи зрителей. На стадионе заново оборудован радиоузел.

31 мая, в день матча между московским и ленинградским "Динамо", зрителей будет обслуживать несколько сот продавцов с кондитерскими изделиями, бутербродами и т.д."

ОДА БОЛЕЛЬЩИКУ

Не подумайте, бога ради, что зрителя калачиком на стадионы заманивали. В те благословенные времена футбол был только игрой, притягательным зрелищем, а люди шли на стадион по зову сердца.

Стадионы в советском тоталитарном государстве оставались островками свободы и демократии. Где еще (помимо санкционированных властью митингов и демонстраций) позволяли собираться в одном месте десяткам тысяч людей? Только здесь, на трибунах, придавленные в повседневной жизни страхом, контролируя каждое произнесенное слово, обретали они истинную свободу в проявлении чувств: страсти и пристрастия, любовь и неприязнь, дружеские объятия с единоверцами и перепалки с оппонентами, слезы радости и отчаяния, надежду и разочарование... Ведь это сама жизнь, пусть в миниатюре, спрессованная в полтора часа. Только здесь болельщик успевал в одном земном воплощении прожить несколько ярких, полнокровных жизней. Ради этого он часами простаивал в километровых очередях, штурмовал билетные кассы, а на пути к трибунам рисковал упасть с крыши троллейбуса, сорваться с подножки трамвая или быть раздавленным в транспортной утробе. Попадая на место, упивался игрой, не замечая огненных лучей солнца, промозглого ветра, нескончаемого ливня... Он не ограничивал себя ролью стороннего наблюдателя, был активным соучастником происходящих событий: воодушевлял, осуждал, призывал, то есть влиял на настроение и поведение действующих лиц, следовательно, на ход и исход поединка. Он незримой нитью был связан с участниками футбольного действа, составлял с ними единое целое...

Зримые контуры возникшего на горизонте цейтнота вынуждают прервать Оду Болельщику. Предстоит обозреть, как тогда думали, центральный матч турнира в исполнении двух динамовских команд. До выхода футболистов на поле есть еще время. Чтобы занять вас, чуть подробнее расскажу в образовавшейся паузе об "островках свободы и демократии", тем более что в летописи 36-го собирался осветить эту тему.

СЕГОДНЯ - ПО ДВА РУБЛЯ, ЗАВТРА - ПО ПЯТЬ

"Островную" тематику в тот год вниманием не обделяли. О порядках, вернее, беспорядках на стадионах писали много и часто. Огромная статья под заголовком "Некультурный стадион" вышла из-под пера Л. Никольского в ленинградской "Красной газете". Несколько штрихов воссоздадут общую картину, царившую в дни футбольных матчей на ленинградском стадионе имени Ленина: "Неуважение к зрителю дает себя знать задолго до входа на стадион. Вход устроен за полкилометра от большой магистрали - проспекта Карла Либкнехта. По булыжнику, мимо штабелей дров сюда спешат любители интересной игры, чтобы потом пройти еще полкилометра до трибуны стадиона. Есть, правда, другой вход около Тучкова моста, который сокращает дорогу во много раз, но он... в дни большого наплыва публики закрыт.

Давка и толкотня происходят и возле трибуны... Но вот вы благополучно прошли через контроль и попали на трибуну. Вы сидите на грязной скамейке. Чистых здесь не бывает. Вам интересно узнать, кто играет, состав команд. Иногда это сообщают по радио, иногда нет...

Во время короткого антракта юный радиотехник зажаривает какой-нибудь сверхджазистый фокстрот. Хотите кушать? Черствые булки и позавчерашние пирожки поступают не только с Петроградской стороны, но завозятся и с соседнего Васильевского острова. Купить в перерыве виноград, выпить стакан молока, скушать пару горячих сосисок - бесплодная мечта.

В давке и толкотне вы снова попадаете на трибуну... Но вот игра закончилась. Избитого, измазанного и голодного толпа тащит вас к выходу...

Несколько слов о милиции. Ее вполне достаточно, но порядка, увы, нет... Всю свою миссию они видят в том, чтобы не пускать..."

Все это на одном из крупнейших в 30-е годы стадионов СССР. Что же тогда в провинции творилось? Ответ дала 20 мая, всего за три дня до открытия чемпионата, "Комсомольская правда". Итогам переклички со стадионов десятков городов (Саратова, Днепропетровска, Грозного, Казани, Куйбышева, Баку, Челябинска, Иркутска...) посвятила она всю четвертую полосу под общим заголовком "Пора навести порядок на стадионах".

Картина беспросветная: кругом грязь, неудобства для зрителей, скудный ассортимент продуктов не первой свежести, необустроенность раздевалок, отсутствие воды (в лучшем случае - горячей) в душевых. ..

Две зарисовки из Ростова.

Стадион имени Ворошилова: за несколько минут до начала встречи "Локомотива" со "Спартаком" у ворот столпились сотни людей с билетами на руках. Ворота заперты.

- Начальство не велело открывать. Обойдите кругом, может быть, другие ворота открыты, - участливо посоветовал сторож.

Страж рекомендованных публике ворот оказался покруче - он и футболистов не пустил. Им ничего не оставалось, как перемахнуть через забор. Зрителей так и не впустили. Не исключаю, что по крайней мере способные преодолевать препятствия последовали примеру игроков.

Стадион "Динамо". Открытие сезона со всеми приличествующими случаю атрибутами: физкультурный парад на закуску и товарищеская игра с участием ростовского "Динамо" (между прочим, будущего победителя союзного турнира по группе "В") - на обед. Зрителям позволили посмотреть парад и послушать сопровождавшую марширующие колоны громкую музыку в исполнении духового оркестра. По завершении художественной части попросили их освободить "помещение". Изгнав людей, ворота заперли. Желающим обозреть игру предложили вновь приобрести билеты по два рубля.

- Это еще дешево, - успокаивал возмущенных зрителей секретарь областного совета "Динамо" Фитингоф. - В следующий выходной состоится календарная встреча с киевским "Локомотивом", билеты тогда будут по пяти рублей.

Не эта ли история через много лет легла в основу известного монолога Романа Карцева?

НЕ СВИСТЕТЬ!

Обобщая итоги всесоюзной переклички, "Комсомолка" писала: "Приходится просто удивляться, насколько наши стадионы не соответствуют облику всей страны, насколько они отстают от запросов масс трудящихся".

Не обошел больную тему и "Красный спорт", совершивший рейды по московским стадионам. Оказалось, ничем они от провинциальных не отличались. Один только пример из множества проиллюстрированных. Стадион "Серп и молот": "Налево - куча щебня, битого кирпича, песка. Направо - маленькая избушка "буфет", куда в перерыве между таймами попасть невозможно.

Трибуны уже заполнены, однако касса еще торгует билетами на сидячие места".

На таком, с позволения сказать, стадионе проводил матчи всесоюзного первенства "Металлург" (в 37-м команда переберется в сильнейшую группу) с выдающимся в будущем известным тренером Борисом Аркадьевым и не менее выдающимся футболистом Григорием Федотовым.

Небольшой фрагмент из передовицы "Красного спорта" от 21 мая, озаглавленной "Покончить с бескультурьем на стадионах": "Свистки, крики, насмешки, брань имеют еще место... Борьбу за культурного зрителя, за культурного участника соревнования нужно связать с борьбой за культурную, умелую организацию спортивных мероприятий".

Не трудно представить реакцию нашего современника на утопические призывы командиров давно минувшей эпохи. Спешу их успокоить: из жалкой попытки надеть на болельщика смирительную рубашку, превратить футбольного зрителя в театрального ничего не вышло. И слава богу. Футбол без эмоций (здоровых, разумеется, в разумных пределах) немыслим.

На этом безрадостном фоне московский стадион "Динамо" (несмотря на характерные мелкие недостатки) слыл образцово-показательным. Сооруженный в 28-м стадион-красавец, безусловно, самый крупный и комфортабельный в СССР, был всеобщей гордостью. К открытию чемпионата подвергли реконструкции Восточную трибуну, усовершенствовали работу радиоузла и, главное, подготовили прекрасную зеленую поляну. Произвела она впечатление и на видавшего виды английского профессора Хилла. "По своему качеству поле стадиона "Динамо" приближается к лучшим футбольным полям Англии", - сказал он. Более лестного комплимента не придумаешь. Кстати, готовилось оно в неведомых иностранным господам климатических условиях. По убеждению иностранных специалистов, трава после освобождения от многомесячного снежного покрова и толстой корки льда не живет. Это у них не живет. Русские специалисты, в частности, динамовский полевод Архипов, применяя одному ему известные сложные комбинации из полутора десятка сортов семян и разных видов удобрений, воскрешал бездыханное поле динамовского стадиона.

Верь после этого сегодняшним травяных дел мастерам. Брак производства объясняют они происками сурового российского климата. Так и быть, поделюсь с ними раздобытыми из архиповской кухни рецептами. Только не сейчас. Ощущаю смертельное дыхание приближающегося цейтнота. Для спасения "партии" должен успеть сделать пару-другую ходов.

ТИХИЕ ПОХОРОНЫ

К открытию чемпионата работа на многих советских стадионах кипела. Велась реконструкция московского тезки в Тбилиси. Сданный в эксплуатацию в 35-м стадион "Динамо" не удовлетворял высоких потребностей "джигитов". В срочном порядке число посадочных мест увеличивали с 15 до 25 тысяч.

В мае в одесском Парке культуры и отдыха имени Шевченко ввели в строй прекрасный 35-тысячник. Идя навстречу пожеланиям трудящихся, городские власти присвоили ему имя знакомого вам по Киеву Станислава Косиора, вскоре объявленного врагом этих самых трудящихся.

Все команды группы "А" успели обзавестись к 1936 году стадионами. Все, кроме... "Спартака". Спартаковский покровитель Александр Косарев бил челом партийным товарищам. Просьба Косарева рассматривалась 1 мая 1936 года на Оргбюро ЦК ВКП(б). В разделе "Слушали" записано: "Просьба ЦК ВЛКСМ и президиума Всекопромсовета об утверждении лимита на 1936 г. спортивному обществу "Спартак" в сумме 13 255 500 руб. на строительство стадионов и физкультурных сооружений.

Постановили: передать вопрос на рассмотрение СНК СССР".

(РГАСПИ, фонд 17, опись 114, дело 606).

Партия отфутболила челобитную правительству, а оно в одно касание - Моссовету (тайному поклоннику "Спартака"). Столичные власти расщедрились, подкинули вместо 13 с небольшим 16 миллионов рублей и площадь в 30 гектаров для строительства спортивного комплекса с ареной на 50 тысяч мест на территории бывшего Лазаревского... кладбища, что рядом с Марьинским рынком. Комплекс собирались запускать поэтапно, вплоть до 1939 года.

Чем это кончилось, если учесть, что и по сей день "Спартак" не имеет своего рабочего места, догадаться нетрудно. Проект и благие помысли тихо без помпы предали земле. Благо далеко ходить не надо - тут же, на кладбище.

Схожая судьба у начатого весной и тоже не завершенного строительства в Ленинграде, на Крестовском острове, гиганта на 100 тысяч мест (автор проекта - профессор Никольский).

Та же участь постигла и грандиозный проект, созданный профессором Колли и Андреевским в содружестве с архитекторами Вольпензоном и Макарычевым.

Решением и при содействии Совета народных комиссаров в Измайлове началось строительство на территории общей площадью 300 гектаров огромного спорткомплекса с футбольным стадионом на 105 тысяч мест. Правительство выделило на эти цели 56 миллионов рублей. Работы с участием более тысячи рабочих начались в том же 36-м и должны были ударными темпами завершиться к 1 марта 1938 года.

Сначала стройкой руководил трест "Госгражданстрой". Но выделенные ему до конца года денежки (20,5 миллиона рублей) неожиданно кончились на взлете: к тому времени строительная организация успела выполнить всего 14 процентов от общего объема работ. Тогда правительственный заказ перепоручили тресту "Стадионстрой". Результат тот же. О судьбе руководителей обоих трестов мне ничего не известно. Впрочем, особо и не интересовался.

Ситуация банальная. Деньги в нашей стране во все времена обладали редчайшей способностью внезапно исчезать задолго до выполнения возложенной на них миссии. Куда они деваются? Исчерпывающее объяснение феномена прозвучало из уст первого президента России. Отвечая на вопрос о причинах пропажи огромных сумм, выделенных на восстановление Чечни, он сказал: "А черт его знает!" Добавить к этому мне нечего.

ЕЩЕ РАЗ О ТЕОРИИ ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ

Предлагаю с так и не построенных прекрасных сооружений вернуться в уже обозначенное нами время, 31 мая 1936 года, на реально действующий московский стадион "Динамо", где более 40 тысяч зрителей приветствуют построенные в центральном круге динамовские команды и харьковского арбитра Льва Иоселевича.

Тесно и в правительственной ложе. Здесь видные партийные, комсомольские, спортивные деятели и примкнувший к ним председатель ЦИК Украины, который неделей раньше был замечен на игре киевского и московского "Динамо". Сей факт позволяет назвать Григория Петровского, одного из руководителей октябрьской заварушки, родоначальником фанатского движения московского "Динамо".

Ожидавшаяся с необыкновенным интересом встреча разочаровала. Обозревателей не устроило содержание игры претендентов на чемпионство. Огромный репортаж в "Красном спорте" перенасыщен критическими замечаниями. Досталось нападению обеих команд. Исключение - ленинградец Барышев и москвич Якушин. "Защита команд была сильнее нападения... Московское и ленинградское нападение показали тактическую беспомощность. В их игре не было не только системы, но даже отдельных сколько-нибудь продуманных комбинаций. Дело сводилось к попыткам прорыва. Мало и неточно били по воротам".

Мало. Относительно чего? Вопрос не праздный. Подобной постановкой вопроса герой рекламного ролика Иван Таранов вдохновил Альберта Эйнштейна. Согласно опубликованным в том же материале статистическим данным, только в створ ворот обе команды попали 21 раз: 13 - хозяева (дважды после ударов Ильина и Семичастного мяч оказался в сетке - 2:0) и 8 - гости. Сколько мячей просвистело мимо, никто из пишущих сосчитать не смог. И этого им было мало! Относительно 30-х годов - безусловно. А применительно к нашему времени? В минувшем, 23-м туре, цвет нашего футбола, ЦСКА и "Сатурн", попали в "раму" на пару 9 раз, а всего (с промахами) общими усилиями нанесли 18 ударов по воротам. Максимальное количество попаданий в створ в туре - 11, минимальное - 5.

Возмутило журналиста и поведение обеих команд: "Игра после этого (после первого гола. - Прим. А.В.) становится грубой... Особенно усердствуют левый полузащитник Ленинграда Вал. Федоров, защитник Киселев и москвичи Лапшин и Смирнов.

Судья не находит нужным удалять с поля игроков даже тогда, когда покушение на целость ног противника следует одно за другим".

Из статистических выкладок: 16 раз Иоселевич штрафовал Ленинград, 14 - Москву. Итого 30 нарушений. Этот матч отнесли к одному из самых грубых в весеннем первенстве. Для сравнения. В недавней встрече российских лидеров ЦСКА с "Сатурном" совместно заработали 55 фолов, то есть почти вдвое больше. Вот и решайте: много били (по воротам и по ногам) 31 мая на динамовском стадионе или мало?

Анонимный автор отчета усомнился в уровне мастерства лучших советских коллективов: "Вчерашняя встреча, как и недавний проигрыш "Спартака", снова ставит вопрос о классе игры так называемых "команд мастеров". Обе команды вчера "блеснули" отсутствием высокой техники и культурности игры. Не видно, чтобы продолжительная тренировка на юге обеих команд принесла им заметную пользу".

В тот же день играли и в Ленинграде - "Красная заря" с киевлянами (2:7). Вовсе не упомянул бы об этой встрече, не случись ЧП: первое в СССР удаление. Москвич Николай Корнеев попросил с поля своего тезку Николая Ярцева, "теневого героя" чемпионата (помните, он первый советский пенальти "смазал") за удар без мяча самого Фомина. Видимо, изрядно досаждал ему киевский костолом. Через несколько дней последовала официальная реакция начальства: Ярцева условно дисквалифицировали до конца чемпионата. Иными словами, нарушителя помиловали. В первый и далеко-далеко не в последний раз. Что касается матча лидеров, один из претендентов выпал в осадок. Но, вопреки ожиданиям, турнирная интрига на этом себя не исчерпала. Кульминация наступит месяца через полтора. Непременно до нее доберемся. Всему свое время.
Год 1936. Часть четвертая - ПЕРВЕНЕЦ С ОТКЛОНЕНИЯМИ

ФУТБОЛЬНАЯ ВЕСНА.В первом, весеннем, чемпионате СССР можно обнаружить немало такого, что на нынешний "просвещенный" взгляд может показаться необычным и даже диковатым.

ТРЕНЕРСКАЯ ЦЕЛИНА

В начале 1936 года Всесоюзный совет физкультуры обязал всех участников весеннего первенства обзавестись массажистами, врачами и... тренерами.

Да-да, в 30-е годы тренеры работали не во всех командах. В силу разных причин тренер не считался фигурой центральной, значимой ни в комплектовании команд, ни в определении турнирной стратегии и тактики, ни в планировании тренировочного процесса, ни во многом другом. Отсутствие научно-методической литературы, изоляция от зарубежного футбола вынуждали вариться в собственном соку, до всего доходить своим умом.

С мертвой точки тренерское дело, находившееся в эмбриональном состоянии, сдвинулось в 36-м. В "Красном спорте" появились дискуссионные материалы о роли тренера в современном спорте. Приведу несколько небольших отрывков из статьи З.Фирсова "Советский тренер": "Звание тренера у нас появилось как-то само по себе. Сделаться сейчас тренером так же легко, как просто устроиться чернорабочим на производстве. Стоит только удачно выступить на соревнованиях или выиграть какое-либо первенство - и путь к тренерской работе открыт.

А кем утверждается квалификация тренера? Да существует ли вообще у нас такая узаконенная положением квалификация?"

Вопрос из категории риторических. Ответа и не последовало. Далее: "Тренер в спорте - это ученая степень в науке, это - профессор! И не всякому дано быть этим "профессором".

ВСФК СССР должен выработать положение о тренере, из которого было бы ясно, кто может быть тренером, каков его профиль, какова оплата работы, кто его должен утверждать и т.д. ..., обязан создать всесоюзные курсы по повышению квалификации тренера.

И, наконец, нужно покончить с самовыдвижением на звание тренера. Это звание должно присуждаться после защиты своего рода диссертации".

Мне кажется, некоторые положения, затронутые в статье, актуальны и сегодня, во всяком случае, в футболе.

В конце марта состоялось заседание президиума футбольной секции Москвы. Ее председатель И.Бабаев рассказал журналистам о ближайших планах подготовки тренерских кадров столицы: "Два раза в месяц будет собираться совет тренеров при президиуме секции... Совет должен устранить разнобой в системах тренировки, обсудить составы сборных команд, издать пособия по тренировке. На сборах будут разбираться игры на первенство Москвы, демонстрироваться футбольные фильмы".

Все это неплохо, надо ведь с чего-то начинать, пусть даже в пределах одного города. Но недостаточно. Без помощи далеко продвинутых в этой области западных специалистов сдвинуть воз с места нам было не под силу.

Редчайшие прорывы советских спецов за кордон пользу приносили несомненную. Весной 36-го профессор В. Блях принял участие в международной спортивной конференции в Праге, где знакомился с состоянием спорта, в частности футбола, в Чехословакии. Он наблюдал за матчами и тренировками лучших команд - "Спарты" и "Славии". Профессора поразили непререкаемый авторитет тренера, высокая организованность и дисциплина футболистов на тренировках и в календарных играх.

Чехословацкие тренеры составляли план занятий на неделю. Помимо футбола игроки занимались гимнастикой, легкой атлетикой, плаванием, водным поло. После тренировки - непременная реабилитация: массаж, электропроцедуры и т.д. Кроме командных каждый футболист проводил индивидуальные тренировки по составленному тренером плану.

ЗАПАД НАМ ПОМОГ

Возвратившись в страну, Блях щедро поделился своими впечатлениями. Все же лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. И вскоре с дозволения партаппарата пригласили в страну зарубежных тренеров: Антонина Фивебра из Чехословакии и Жюля Лимбека из Франции - нашего старого знакомого по матчу сборной Москвы с парижским "Рэсингом". Лимбек в середине 20-х играл центрфорварда в будапештском "Уйпеште" и венской "Аустрии". В 1930 году тренировал турецкий "Галатасарай" и вывел его в чемпионы.

Первым в апреле появился Лимбек и начал работу на предсезонных сборах сразу с двумя украинскими командами - Днепропетровска и Запорожья. Загружал месье наших хлопцев выше крыши. Кроме футбола - гимнастика, легкая атлетика, кроссы, спортигры... График жесткий: пять дней работы до "кровавых мальчиков в глазах" - один выходной.

Объем по тем временам огромный, не шедший ни в какое сравнение с разгрузочной программой ведущих советских клубов на Черном море и Кавказе (см. "СЭФ" от 15.08.03). "Много внимания уделяет Лимбек и тактике игры, - информировал с юга известный радиокомментатор Вадим Синявский. - Он придерживается так называемой австрийской системы - "облегченное дубль-вэ". Она отличается от английского "дубль вэ" тем, что инсайты оттягиваются назад не на 12-15 метров, а на 5 - 6 и центр полузащиты не уподобляется третьему защитнику". ("Красный спорт" от 17.04. 1936 г.)

Лимбек проявил такт. Учитывая приверженность советских команд тактической схеме "пять в линию", он прописал облегченный курс лечения, прививая распространенную в Европе систему малыми дозами.

В июне в Тифлисе по инициативе Лимбека впервые в СССР был организован учебный сбор тренеров. Дипломы об успешном окончании курсов получили 22 слушателя из Грузии, Армении и Азербайджана.

Кавказский климат подошел французу, и он продлил командировку в Грузию, заключив в августе союз с прошедшими в группу "А" динамовцами Тифлиса. Из Кавказа Лимбек направился в Москву и поработал с "Локомотивом".

Если появление Лимбека в СССР осталось почти незамеченным, то Антонина Фивебра "раскрутили" в лучшем виде.

Об альянсе с чехом сообщили недели за три до его приезда в Москву. В телефонном разговоре с корреспондентом "Красного спорта" Фивебр коротко рассказал о себе и обрисовал радужные перспективы: "Рассчитываю хорошо познакомиться преимущественно со способной, крепкой молодежью, из которой можно будет воспитать первоклассных футболистов Европы".

Откровенная самореклама выдает огромное желание гостя поработать в СССР, а чтобы власти не раздумали, он поклялся в верности исповедуемой в нашей стране тактической вере: "Я сторонник игры "пять в линию".

7 мая Фивебра торжественно встретили на Белорусском вокзале. На следующий день его принял председатель ВСФК Манцев, после встречи сообщивший журналистам: "Фивебр будет преподавать в школе футбольных тренеров. Кроме этого он, возможно, будет тренировать одну из сильнейших футбольных команд".

В тот же день иностранный гость посетил стадион "Динамо", где его приветствовал и ознакомил со своим хозяйством директор стадиона товарищ Гольдфарб. Аккурат в это время на поле тренировались динамовцы. Фивебр тут же включился в игру, давал советы, указания. А после занятий, очень довольный собой и игроками, сказал: "Прекрасный человеческий материал. С такими футболистами можно сделать очень многое".

9 мая Фивебр дал пространное интервью "Комсомолке". На вопрос: "Какие команды вы бы хотели тренировать?" - ответил: "Не прочь поработать с молодыми футболистами 13 - 17 лет". В ходе беседы выяснилось, что Фивебр - сторонник железной дисциплины, строгого режима и аскетического образа жизни.

Недели через две он начал работу сразу с четырьмя участниками первенства Москвы - "Сталинцем", Инфизкультом, а также молодежными командами "Динамо" и "Спартака". Ребятами остался доволен. Выделил студента Келлера, динамовца Качалина и спартаковца Жигалина.

КТО ТРЕНИРОВАЛ "СПАРТАК"?

Уследить за "финтами" Фивебра было сложно. В начале июня он уже занимается с детской командой стадиона "Юных пионеров", а через несколько дней замечен в стане "Спартака" в Тарасовке перед календарной игрой с ленинградским "Динамо". "Красный спорт" 9 июня запечатлел момент тренировки, которой руководил Фивебр. Михаил Ромм в отчете об игре "Спартака" с ленинградцами был категоричен: "Команду "Спартак" тренирует А. Фивебр".

Возможно, фото в спортивной газете и утверждение ведущего журналиста и позволили авторам нескольких справочных изданий назвать Фивебра тренером "Спартака" в весеннем первенстве 1936 года. Я и сам лет десять тому назад клюнул на эту наживку ("Футбол" № 4, 1994 г.). Позже при более основательной работе с периодикой тех лет усомнился в достоверности этой версии.

Похожая фотография появилась 12 июня и на страницах "Комсомолки". Но в отличие от спортивной газеты она поместила большой материал, фактически опровергающий, казалось бы, очевидный факт.

За пару дней до матча спецкор "Комсомольской правды" с Андреем Старостиным подъехали к стадиону "Юных пионеров" и, дождавшись, когда Фивебр закончит тренировку с группой молодых футболистов, пригласили его в Тарасовку. По прибытии пан Антонин спросил у Андрея Петровича: "Когда ближайшая игра?" Получив ответ, заявил: "Сегодня побольше гимнастики и немного тренировки с мячом".

Некоторые гимнастические упражнения вызвали у футболистов серьезные проблемы. Справившись кое-как с непривычным заданием, спартаковцы по сигналу тренера приступили к игре: сначала в одни ворота, затем в двое. Неугомонный Фивебр то и дело выбегал на поле, вмешивался в игру, указывал на ошибки. Когда Степанов вышел на вратаря и метров с 15 что есть силы пульнул в небеса, Фивебр тут же поставил диагноз: отсутствие концентрации, спешка, растерянность, технически неправильно выполненный удар. Затем, обратившись к команде, дал совет:

- Бейте по воротам как можно чаще, при первой возможности. Используйте любую позицию.

Завершились занятия длинной серией 11-метровых. От волнения игроки не могли попасть в цель. Не говоря ни слова, Фивебр преподал наглядный урок: поставил мяч на "точку" и четко послал его в уголок впритирку со штангой.

Содержание репортажа и отдельные детали (в частности, вопрос: "Когда ближайшая игра?") лично у меня сомнений не оставили: нет оснований считать Фивебра тренером "Спартака" в весеннем розыгрыше. То была лишь одноразовая акция - показательная тренировка.

В подтверждение сошлюсь на информацию "Красного спорта". Примерно неделю спустя после посещения Тарасовки Фивебр приступил к тренировке трех только что созданных образцовых юношеских команд численностью 40 человек.

В дальнейшем чехословацкого тренера ненадолго приютили в Ленинграде, после чего он вновь возвратился в столицу - в "Сталинец".

За короткий срок иностранцы успели набраться впечатлений: Лимбек в основном на южном направлении (Украина - Грузия), Фивебр - на северо-западном. Так что еще до появления в нашем футболе блуждающего форварда довольно успешно стала осваиваться роль блуждающего тренера. Насколько основательно освоили ее с годами, мы знаем. Исключения (Романцев, Семин) укоренившееся правило подтверждают.

Завершая тренерскую тематику, назову наставников команд группы "А" в первом союзном чемпионате: Константин Квашнин ("Динамо" Москва), Михаил Товаровский ("Динамо" Киев), Павел Халкиопов (ЦДКА), Павел Батырев в содружестве с Михаилом Бутусовым ("Динамо" Ленинград), Михаил Окунь ("Красная заря").

Вопреки распоряжению ВСФК "Локомотив" штатной тренерской единицы не предусмотрел, а обошелся, видимо, с целью экономии средств внутренними ресурсами: должность тренера исполнял по совместительству полузащитник Алексей Столяров.

Ну а кто же все-таки тренировал "Спартак"? К сезону, как мы писали, готовил его Михаил Козлов. В осеннем первенстве он вновь возглавил команду. В промежутке следов его деятельности в "Спартаке" не обнаружено. Видимо, руководил командой тренерский совет, возглавляемый Николаем Старостиным. Роль совета в "Спартаке" в довоенные годы была огромна, даже при наличии штатных тренеров. Круг его деятельности включал комплектование команды, определение состава на игру и многое другое.

Но пора и на футбольные поля вернуться.

УРОК МАЭСТРО

В середине июня, за два шага до финиша, когда турнирная температура приближалась к точке кипения, организаторы выключили "чайник", охладили пары, предложив участникам немного расслабиться, успокоить нервы на турнире восьми городов. Возник он не вдруг, не спонтанно. В футбольном разделе составленного еще осенью 1935 года спортивного календаря турнир сборных ведущих футбольных центров занимал особое место. Возникший весной 36-го чемпионат клубных команд не вступил в конфликт с заранее намеченными планами физкультурного руководства, и в составленном в середине мая календаре союзного первенства для матчевой встречи сборных восьми городов оставили большое двустворчатое окно.

Формула турнира нехитра: две группы (в Ленинграде и Горьком) по четыре участника в каждой. Встречались они друг с другом по разу. Победители выходили в финал, намеченный на 18 июля в Москве.

В Горьком на полюсах оказались Москва (все победы без единого пропущенного мяча) и Баку (три поражения и ни единого забитого мяча). За второе место пободались Харьков с Горьким. Победа досталась гостям - 3:2.

В Ленинграде (помимо хозяев в группу включили Киев, Ростов и Тифлис) вопреки ожиданиям борьбы не получилось. Не желая отвлекаться от поставленной задачи выхода в сильнейшую группу, от турнира отважно отказались грузины. Рисковали сильно: такими делами шутить не стоило. Неявка на игру, даже товарищескую, грозила большими неприятностями - что же говорить об отказе от санкционированного властями турнира! При желании легко было получить обвинение в противопоставлении личных интересов государственным. Но, судя по всему, желания такого вверху не возникло. Пронесло.

В итоге разыграли турнир "на троих". Фавориты легко разобрались с ростовскими ребятами, закатив им по три "оплеухи". Ростов ответил одной, да и то с пенальти. Надежды хозяев на победу в решающей игре с украинцами уже к 10-й минуте стали призрачными - 0:2. Интерес к зрелищу через несколько минут вернул центрфорвард Ленинграда легендарный Михаил Бутусов. Точно пробив с 11 метров, он сократил отставание до минимума. Ближе к перерыву арбитр подыграл хозяевам и назначил в сторону Киева еще один пенальти, хотя нарушение было на подступах к штрафной. На это обратил внимание судьи Константин Щегоцкий. Без результата. Призванный им в качестве свидетеля Бутусов слова Щегоцкого подтвердил. Судья неумолим. Тогда "Бутусов, пожав плечами, разбежался и демонстративно послал мяч в сторону от ворот", - рассказывал Щегоцкий об этом эпизоде в книге "В игре и вне игры".

Благородство, проявленное Мастером в игре за первое место, да еще при шатком счете, - высшей пробы. Нереализованный, пусть из добрых побуждений, пенальти психологически надломил ленинградцев - 1:5.

Назначенный на 18 июля финал Москва - Киев не состоялся: оказался он в длинном ряду отмененных Всесоюзным комитетом физкультуры спортивных соревнований.

ЦК СДВИГАЕТ КАЛЕНДАРЬ

По завершении групповых турниров москвичи (в сборную входили в основном игроки "Динамо" и "Спартака") и ленинградцы переоделись в клубную форму. Недавние соратники превратились в непримиримых соперников: "Динамо и "Спартаку" в очной встрече предстояло определить чемпиона, а ленинградцам в заочной - побороться за предпоследнее место, дабы продлить пребывание в группе "А".

Турнирная ситуация перед двумя заключительными турами была такова: "Динамо" (Москва) - 12 очков, "Спартак" - 10, ЦДКА - 9, киевляне - 8, "Локомотив" - 6. Столько же очков, но после пяти игр, имели ленинградцы.

По календарю 6 июля встречались "Динамо" и "Спартак". Победа динамовцев делала их недосягаемыми, в случае выигрыша "Спартака" вопрос о чемпионстве мог решиться в дополнительной встрече. Матч в назначенный срок не состоялся, его перенесли на 11 июля. Это была первая отложенная в союзных чемпионатах встреча, в связи с чем матчи "Динамо" и "Спартака", намеченные на 11 и 12 июля, тоже отодвинулись на несколько дней. Таким образом, в первом всесоюзном турнире перенесли три игры из 21 - всего 14,3 процента. Лиха беда начало. Этот жалкий, ничтожный показатель футбольные стахановцы в скором времени поднимут на недосягаемую высоту.

В данном случае вины составителей календаря не было. Ответственность за нарушение графика взяла на себя партия. Дата встречи лидеров, 6 июля, совпала с Днем физкультурника. Пользуясь случаем, великий вождь решил ознаменовать этот день грандиозным парадом для демонстрации силы, мужества, красоты и здоровья народа в процветающей, счастливой и свободной стране. Красная площадь в этот день, по словам Николая Старостина, стала местом схватки "Динамо" и "Спартака". Эту идею он озвучил в книге "Футбол сквозь годы": "Великое противостояние "Спартака" и "Динамо" началось, пожалуй, в 1936 году. И не на спортивных аренах, а на Красной площади, в самом центре столицы".

Первыми показательную программу исполнили динамовцы, самый многочисленный отряд (свыше восьми тысяч) из 75 тысяч физкультурников, представших пред светлы сталинские очи. Они наглядно продемонстрировали известное изречение пролетарского писателя: "Динамо" - сила в движении". Чеканя шаг, не останавливаясь, бело-голубые показали Сталину и его свите сложные упражнения гимнастов, барьерный бег, выступления гиревиков, матчи волейболистов и баскетболистов... Колонна боксеров несла на своих плечах 28 рингов, на них остервенело колошматили друг друга кулачные бойцы. Фигуристы на передвижных катках, устроенных на двух грузовиках, проделывали замысловатые пируэты.

Бывшие уголовники, перевоспитанные в трудовой коммуне имени наркома НКВД Генриха Ягоды, "возвращенные к трудовой жизни мудрой политикой партии, прошли по площади с лозунгом: "Спасибо товарищу Сталину за возвращенную жизнь", - писали газеты.

Специально к параду поэт М. Голодный и композитор Е.Петункина создали "марш-песню" "Динамо". Для общего представления приведу одно четверостишие из четырех написанных и припев:

Мы на славу Родине любимой

Будем, жить и крепнуть с каждым днем,

Сталина - вождя народа имя

Впереди, как знамя, мы несем.

Так шагайте ж весело и прямо,

Мы здоровой юностью полны.

Выше знамя, общество "Динамо",

Сыновья и дочери Страны.

ПЕРВЫЙ ДОГОВОРНЯК

Что мог противопоставить "Спартак" столь впечатляющему выступлению, к тому же в сопровождении идеологически безупречного музыкально-поэтического произведения? Футбольный матч на Красной площади! Подробности - в мемуарах непосредственных участников.

Николай Старостин: "Речь шла больше, чем просто о футболе. Всенародно любимая игра впервые должна была предстать перед взором Сталина. Гора шла к Магомету...

Самое сложное заключалось в том, чтобы закрыть чем-то брусчатку. После долгих споров было решено сшить огромный, в девять тысяч квадратных метров, ковер и превратить его в стадион с футбольным полем, беговыми дорожками и легкоатлетическими секторами.

Началась ковровая эпопея.

По ночам, когда на площади прекращалось движение, сотни три спартаковских спортсменов, от самых юных до самых знаменитых, брали в руки сапожные иглы, метров по десять прочного шпагата и, ползая на коленях, сшивали одну войлочную пластину с другой. По требованию ОРУДа мы обязаны были к утру скатывать ковер, чтобы он не мешал дневному проезду автомобилей. Медленно, трудно, но дело шло...

Несмотря на все трудности, мы успели в срок". ("Футбол сквозь годы".)

Свое искусство Магомету после выступлений спартаковских легкоатлетов продемонстрировали футболисты. Основной состав играл с дублерами. Рассказ об этой игре Андрея Старостина из книги "Повесть о футболе": "Чтобы раскрыть всю красоту футбола - финты, дриблинг, удары по воротам, разнообразными способами забитые голы, - мы договорились сыграть показательный матч. Разработали сценарий, по которому установили, кто и когда забивает голы, чтобы в этот момент создать атакующему исполнителю, как говорится, попутный ветер...

По прошествии 15 минут последовало указание игру продолжать. А сценарий-то был сыгран до конца! Пришлось мне, как капитану основной команды, режиссуру взять на себя. Предполагая, что еще придется играть 15 минут, я, бегая по полю, называл забивающих и подавал сигнал: "Володя, пошел!", и Степанов устремлялся в прорыв, закладывая такой футбольный слалом, что на трибунах раздавался гул одобрения. А заключительный аккорд - пушечный удар в верхний угол, эффектный бросок вратаря Ивана Рыжова, мяч в сетке ворот - вызвал бурные аплодисменты".

Место

Матчи в Горьком

1

2

3

4

В

Н

П

О

Мячи

1

МОСКВА

 

2:0

4:0

2:0

3

0

0

9

0:0

2

ХАРЬКОВ

0:2

 

3:2

1:0

2

0

1

7

4:4

3

ГОРЬКИЙ

0:4

2:3

 

3:0

1

0

2

5

5:7

4

БАКУ

0:2

0:1

0:3

 

0

0

3

3

0:6
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   132


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации