Вартанян Аксель. Летопись футбола Акселя Вартаняна - файл n1.doc

Вартанян Аксель. Летопись футбола Акселя Вартаняна
скачать (2943.2 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc13523kb.03.07.2011 21:34скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   132

За победу начислялось 3 очка, ничью - 2, поражение - 1 очко. При равенстве очков преимущество получала команда, имеющая лучшее соотношение мячей.


ЧЕМПИОНАТ СССР. О том, что впервые главный футбольный турнир в стране был разыгран в 36-м, знают все. Но кто его придумал? Как отбирались участники? Как готовились к первому чемпионату футболисты, тренеры и спортивное руководство? Все это темы менее известные, но ничуть не менее интересные, чем перипетии борьбы в ходе самого первенства.

КРЕСТНЫЙ ОТЕЦ

Президент "Рэсинга" Бернар Леви, приглашая в ноябре 35-го московскую команду в Париж, знать не знал, какую услугу оказывает советскому футболу, ведать не ведал, как изменит нашу внутреннюю футбольную жизнь.

Во Францию в конце 35-го отправились "Динамо" и "Спартак" - в полном боекомплекте. Перед матчем с "Рэсингом" слились они в сборную, после чего игроки вновь облачились в клубную униформу. Проиграв буржуям-профессионалам, наши ребята отвели душу на и без того несчастных, угнетенных французских пролетариях. Отмутузили их беспощадно: динамовцы в двух заварушках набили им 25 шишек (12:0 и 13:0), "Спартак" в трех - 41 (11:0, 17:0, 13:0).

С ощущением приятного зуда в огромных кулачищах возвратились на родину. Власть устроила футболистам торжественную встречу. Вовсе не из-за внушительного цифрового баланса, созданного избиением униженных и оскорбленных: истинную цену таким победам уже знали и в расчет их не принимали. Скромный проигрыш сильному профессиональному клубу на его территории в самую неблагоприятную для нас зимнюю пору, выгодное впечатление, произведенное на парижский футбольный бомонд, отличная пресса, полученная сборной Москвы и отдельными игроками, сравнение советской команды с добротными европейскими сборными - тому причины.

В матче с "Рэсингом" наши, исключая тактическую незрелость, мало в чем сопернику уступали, а кое в чем и превосходили. Мы поверили в конкурентоспособность советского футбола на европейском рынке, в реальную возможность подтянуться в обозримом будущем к шагающим в первых рядах. При наличии огромной армии футболистов, их боевого духа, природной одаренности, бескомпромиссности в играх любого уровня, преданности делу, патриотизму в самом высоком смысле этого слова достижение программы-максимум не представлялось эфемерным. Но при одном непременном условии - поддержке партийных и спортивных структур. Для начала предстояло всем скопом сдвинуть с места три огромные глыбы:

1. Расширить международные связи, главным образом с сильнейшими футбольными державами, на уровне клубов и сборных, что было невозможно без оформления союза с ФИФА. Запустить эту махину без разрешения главных коммунистов страны было нереально.

2. Перевести советский футбол на современные тактические рельсы. Серьезным препятствием в усвоении новых тактических идей стала идеологическая упертость: "дубль-вэ" у нас считали системой оборонительной.

3. Основательно реконструировать футбольное хозяйство.

Над этой проблемой и ломали головы по возвращении из Франции братья Старостины. В долгих спорах на ночных посиделках родилась светлая идея. Ею немедля поделились с комсомольским руководством. Самое время обратиться к первоисточнику. Николай Старостин - "Футбол сквозь годы": "Проигрыш ("Рэсингу". - Прим. А.В.) оказался поучительным. Он стал толчком для организации в том же году первого чемпионата СССР по футболу. Мы вернулись домой, ходили и объясняли, что противник хорош, но и мы не хуже. Нас застала врасплох тактическая новинка. Нужен обмен опытом, и не только в гостях, но и дома. А что мы знаем друг о друге? Полсотни игроков варятся в собственном соку. Встречаются в год по обещанию сборные больших городов, да и то непостоянно... Где уж тут набраться мудрости!

Мы знали о существовании в европейских странах межклубных чемпионатов. Однако климатические и территориальные характеристики нашей страны наивно считались непреодолимыми.

Но всему свое время. Пришла пора и для всесоюзного первенства по футболу.

Помню, как, выслушав наши оправдания и выводы, первый секретарь ЦК ВЛКСМ Александр Васильевич Косарев сказал: "Готовьте проект собственного чемпионата".

Подгонять нас не требовалось. Через неделю проект вручили".

Выбор адресата не случаен: сподвижник и, можно сказать, одноклубник (Косарев в середине 30-х входил в руководство ЦС "Спартака"), к тому же весьма влиятельный. Комсомол, выражаясь языком номенклатуры, курировал в Стране Советов спорт. Формально Всесоюзный совет физкультуры считался организацией самостоятельной, а его председатель, в данном случае Василий Николаевич Манцев, был вправе принимать решения без подсказок извне. Но согласно существующим в стране "неуставным отношениям", Василий Николаевич не только внимал по стойке "смирно", чуть склонив головку набок, рекомендациям Александра Васильевича, но и без промедления, строго к указанному сроку, аккуратно их выполнял. Потому и с проектом Старостина ознакомился немедленно и через пару дней устроил ему аудиенцию. О беседе с главным физруком страны и содержании собственноручно написанного проекта Николай Петрович на следующий день (9 февраля) поведал корреспонденту "Вечерней Москвы". "Вечерка" оказалась единственной газетой, озвучившей семейный проект Старостиных: "Спартак" решил выдвинуть перед Высшим советом физической культуры новый проект розыгрыша футбольного календаря, - рассказывал Николай Петрович. - Он заключается в следующем.

В крупнейших городах нашей страны - Москве, Ленинграде, Киеве, Харькове, Баку - выделяются лучшие команды отдельных спортивных обществ, которые весной и осенью разыграют между собой "пульку"...

Выделенные в эту пульку московские команды, очевидно "Динамо" и "Спартак", освободят место в общемосковском календаре для молодежи. Это ускорит рост наших футболистов...

Выделение нескольких лучших футбольных команд Москвы, Ленинграда и других городов из общего календаря быстро принесет положительный результат".

Итак, в целях быстрейшего развития советского футбола предлагалось проводить чемпионаты страны между клубными командами ведущих футбольных центров. Несмотря на то что спортивный календарь на 1936 год Манцев утвердил еще осенью 35-го (как и прежде, намечались турнир сборных команд городов и внутригородские соревнования), он по подсказке сверху в целом одобрил план революционных преобразований Николая Старостина. Идея перехода от турниров с участием сборных городов к клубным всесоюзным соревнованиям в середине 30-х витала в воздухе - сама жизнь к тому подталкивала. В ближайшие два-три года такой переход был неизбежен. Но факт остается фактом - первый чемпионат СССР среди команд спортивных обществ и ведомств состоялся весной 1936 года с подачи Николая Старостина. Прежде об этом не упоминалось. Его-то, восстановив историческую справедливость, мы и должны считать крестным отцом союзных чемпионатов.

Еще пару интересных тем затронул в беседе со спецкором вечерней газеты спартаковский лидер. В неведении вас не оставлю. Одну, самую животрепещущую, вкратце изложу: "Может быть, стоило бы даже задуматься над тем, чтобы освободить футболистов этих команд от всей остальной работы, предоставив им полную возможность заниматься только футболом", - поделился Старостин довольно смелой идеей с Манцевым. Николай Петрович замахнулся на святая святых: живущие за счет футбола автоматически теряли статус любителей.

Посеянные Старостиным и одобренные Косаревым идеи по прошествии месяца с небольшим дали первые всходы. 13 марта председатель ВСФК созвал совещание футбольного актива Москвы для решения глобальных задач. На совещание пригласили игроков "Спартака" и "Динамо", участников новогоднего матча на "Парк де Пренс", ведущих тренеров, представителей союзного и московского советов физкультуры. Обращаю ваше внимание на весьма характерный для того времени факт: перспективы развития советского футбола обсуждали исключительно москвичи. Представители развитых футбольных центров России, Украины, Закавказья следили за процессом со стороны.

"Цель сегодняшнего собрания, - обратился Манцев к приглашенным, - вскрыть недочеты, которые еще есть в нашем футболе, и обсудить, как поднять класс советских команд...

Я вношу предложение разыграть футбольное первенство Советского Союза среди 15 - 20 лучших коллективов в два круга. В перерыве между кругами первенства будет разыгран Кубок СССР при участии 40 команд, играющих по олимпийской системе.

В спорте вообще, в футболе в частности, нужно добиваться максимальных успехов, так как футбол чрезвычайно популярен и через него мы пополняем многомиллионную армию советских физкультурников", - заключил Манцев.

Спектр тем, затронутых главой ВСФК, широчайший: тактика и техника, особенно удары по воротам, дисциплина и судейство...

Закрывая совещание, Манцев сделал многообещающее заявление: "ВСФК считает возможным освободить лучших игроков в течение футбольного сезона от посторонней работы, с тем чтобы предоставить им возможность успешно готовиться к соревнованиям. Ведомства и советы физкультуры должны создать своим командам исключительно хорошие условия для летней тренировки. Я ставлю вопрос о введении платного судейства".

Воодушевленные столь радужными перспективами, футболисты упорхнули на юг.

"СПАРТАК"

Сначала планировалась предсезонная подготовка в Ташкенте, но что-то там не сложилось, и 23 марта взяли курс на Сухум (так тогда называли столицу Абхазии).

Перед отходом поезда на перроне Курского вокзала корреспондент "Красного спорта" побеседовал с тренером Михаилом Козловым и капитаном команды Александром Старостиным. На вопрос о программе предсезонного сбора тренер ответил:

- Здесь обязательны кроссы, специальная гимнастика, массаж, которому в этом году уделяем особое внимание, тренировочные игры, упражнения с мячом, упражнения на сыгранность...

Капитан был краток:

- Вы спрашиваете, для чего мы едем на юг? В основном для того, чтобы победить любого противника.

Спартаковцы расположились в гостинице "Рица" и, несмотря на неблагоприятную погоду (дожди, 8 градусов тепла), приступили к тренировкам на маленьком сухумском стадионе. 4 апреля от спецкора "Вечерки" поступили первые сводки с места событий: "Теперь в тренировке будет обращено первоочередное внимание на технику... Форварды "Спартака" отшлифовывают на юге удар по воротам, который не был до сих пор точным. Футболисты будут тренироваться не только в близких, но и дальних ударах, с тем чтобы в случае надобности уметь безошибочно бить по воротам за 20 - 30 метров. Некоторые игроки решили заняться специальной тренировкой угловых ударов, при которых мяч должен ложиться точно перед воротами противников. Будет проведен специальный "курс" подготовки молниеносных штрафных ударов.

Наконец, больше чем когда бы то ни было, футболисты уделят внимание игре головой. Тренировка в этом употребительном приеме чрезвычайно сложна. "Спартак" поставил перед собой задачу добиться не только точных ударов головой по мячу, но и длительной пасовки, во время которой мяч не должен попадать на землю".

Вот ведь как. Еще семь десятилетий назад футболисты усердно разучивали "стандарты". Усвоили спартаковцы и уроки "французского": на неумение бить по воротам с дальних дистанций и слабую игру головой обратил внимание московских футболистов после игры с "Рэсингом" тренер парижан Кемптон.

Козлов слово держал - гонял раздобревших игроков беспощадно. Для сгонки веса во время кроссов поверх футбольной формы надевали они "толстячки" - теплые тренировочные брюки и рубашки.

Вернулись в Москву 26 апреля. По словам Козлова, "игроки получили хорошую техническую и физическую подготовку. Тренировка, основанная на обучении игроков не только владеть мячом, но и ориентироваться на поле в любой обстановке, была проверена в контрольных играх с командой Сухума, выигранной нами со счетом 7:2, и сборной Днепропетровска, выигранной со счетом 5:0".

Остался доволен подготовкой и капитан: "Раньше у нас сезон начинался очень поздно, мы долго входили в спортивную форму и хорошо играли только во второй половине сезона. В этом году картина иная. Мы уже сейчас нормально тренированы".

"ДИНАМО"

О планах на будущее генсек Центрального совета "Динамо" В.К. Лапин поведал корреспонденту "Вечерки" 17 февраля: "Тренироваться, готовиться к сезону мы будем на юге. Вернемся в Москву в конце апреля.

Не подлежит никакому сомнению, что 2-3 лучшие команды Москвы, в том числе "Динамо", должны быть освобождены от всякой посторонней работы. Это самый верный способ повысить класс футболистов...

Футбольные мастера "Динамо" должны также всерьез подумать и о своем будущем. Мы знаем, что всю жизнь играть в футбол нельзя. Сегодняшние "асы" футбольного поля должны иметь квалификацию на будущее.

Наконец, освобожденные от посторонней нагрузки футболисты пройдут курс общественных наук. Мы хотим, чтобы они были всесторонне грамотными, политически развитыми советскими спортсменами.

Таковы планы "Динамо" на 1936 год".

Непонятна озабоченность динамовского шефа судьбой людей, принадлежащих "внутренним органам" государства: в период беспощадной борьбы (велась она всегда, только в различных форматах) с наводнившими страну вредителями "шпионами, врагами народа и агентами буржуазных разведок" безработица им не грозила.

Динамовцы приступили к занятиям под началом тренера Константина Квашнина в середине марта в Кисловодске. Участники игры с "Рэсингом", как и их товарищи из "Спартака", внимая советам Кемптона, больше упирали на удары издали и игру головой.

Поначалу команда тренировалась в щадящем режиме: "Изо дня в день по утрам 16 футболистов делают зарядковую гимнастику, а затем небольшую пробежку. Вечером мы систематически работаем с мячом, - передал 7 апреля по телефону корреспонденту "Вечерней Москвы" центрфорвард динамовцев Василий Смирнов. - В нашем распоряжении маленькая полянка, которая, впрочем, вполне достаточна для тренировки... Защитники и нападающие нашей команды самостоятельно тренируют отдельные приемы. Разбиваясь на две группы, мы проводим время от времени игры в двое ворот... Кажется, начинаем входить в форму. Во всяком случае, мазки бывают все реже".

В таких вот мини-условиях готовилась к сезону одна из лучших команд СССР. Могло сложиться впечатление, что динамовцы отправились в союзную здравницу не для тяжелой потогонной тренировки, а подлечиться, поправить здоровье и активно отдохнуть. Укрепил впечатление член президиума общества "Динамо" Лаврентьев: "Наши футболисты прошли в этом году разумный курс лечения и отдыха. Вся команда чувствует себя как нельзя лучше. Специальный врач, живущий с футболистами на юге, сообщает об их хорошем физическом состоянии" ("Вечерняя Москва" от 21 апреля 1936 года). Динамовцы, как и обещали, вернулись в Москву в последних числах апреля.

"ДИНАМО" (КИЕВ)

Киевские динамовцы начали подготовку к сезону намного раньше московских команд. Четвертого февраля 17 футболистов и их тренер Михаил Товаровский собрались в манеже Н-ской школы. Размер манежа (100 на 40 м) позволял проводить и двусторонние встречи. Киевляне, как и их одноклубники из Москвы, "активно отдыхавшие" на Кисловодском "пятачке", особо себя не утруждали, тренировались, мягко говоря, в щадящем режиме (по сегодняшним, понятное дело, меркам) - раз в три дня по два часа. То есть четыре часа в шестидневку. Разминались, бегали, кувыркались, по мячику постукивали... Остальные 140 часов проводили каждый по своему разумению, в зависимости от вкусов, интересов и привычек. В конце февраля труба позвала на тренировочный сбор в Тифлис, где готовились и играли под лучами ласкового южного солнца.

Во второй половине апреля динамовцы намеревались выступить в весеннем первенстве Украины. О грядущем чемпионате СССР они тогда не знали. Узнав, командировку продлили, для чего пришлось совершить сухопутно-морской вояж по маршруту Тифлис - Батум - Одесса. На конечном пункте сыграли несколько "товарищеских" (смысл закавыченного слова скоро прояснится) матчей кое с кем из заполонивших в апреле одесские пляжи. В одном, как оказалось последнем, разразился скандал. Пятого мая поведали о нем корреспонденты газеты "Чорноморська комуна" Л. Давыдов и И. Добренко. Творчество дуэта одесских журналистов в кратком изложении и вольном переводе с украинского представляю вашему вниманию:

"ПОВЕДЕНИЕ, НЕ ДОСТОЙНОЕ СОВЕТСКИХ ФУТБОЛИСТОВ"

30 апреля состоялась встреча одесского и киевского "Динамо". При счете 2:1 в пользу Киева распоясался их защитник Фомин. Он не только сам играл грубо, но и заразил этим своих товарищей. Боясь, что он расправится со всеми одесскими футболистами, судья Коринский (которому Фомин на его многочисленные замечания отвечал хамством) вынужден был удалить с поля сначала Фомина, затем еще двух киевлян - Щегоцкого и Комарова - и одессита Хейсона...

Поведение киевских футболистов, и в первую очередь Фомина, нельзя оценить иначе, как хулиганское. Никому не дозволено переносить на советские стадионы гнилые традиции буржуазного чемпионства и "костоломства".

Недавно президиум украинского совета "Динамо" вынес суровое наказание Фомину за нетактичное и недисциплинированное поведение во время футбольного матча в Тифлисе. Скандальная игра 30 апреля показала, что это наказание не повлияло на Фомина. Считаем, что матч Киев - Одесса должен стать предметом специального разбирательства Высшего совета физкультуры СССР.

На 2 мая была назначена повторная игра Киева с Одессой. Но из-за недостойного поведения киевских футболистов в первой игре матч не состоялся".

Если у кого-то возник вопрос, связанный с инцидентом в Тифлисе, отвечу, пользуясь (за неимением других) версией непосредственного участника, одного из ведущих игроков киевского "Динамо" Константина Щегоцкого. Изложил он ее в своей книге - "В игре и вне игры".

В Тифлисе киевляне провели несколько контрольных встреч с местными командами. В игре с "Локомотивом" при счете 1:0 в пользу Киева тифлисский арбитр стал откровенно подсуживать своим и не обращал ни малейшего внимания на грубость игроков "Локомотива". Итог - 1:1 и множество травмированных киевлян.

Гости официально обратились к спортивному руководству республики: "Необъективное судейство и жестокость соперников делают невозможным запланированную встречу с тифлисским "Динамо". Мы не желаем возвратиться домой калеками в преддверии чемпионата СССР", - заявили они.

Глава судейской коллегии (Иосава. - Прим. А.В.) заверил киевлян, что лично отсудит игру и не допустит грубости. Матч состоялся. Все было нормально до первого гола в ворота хозяев, после чего грузины стали бить гостей по ногам. Судья наконец решился удалить самого активного, но, видя, что тот не подчинился, ограничился предупреждением. Вскоре за грубость киевского защитника арбитр удалил его с поля. Щегоцкий взмолился: "Раз уж вы простили своего, простите и гостя". И был услышан. После этого игра превратилась в бойню. Киевляне все же выиграли - 3:1, но недосчитались двух игроков: обработали их так основательно, что без посторонней помощи бедняги не смогли покинуть поле. Киевская команда наотрез отказалась от повторной игры с динамовцами Тифлиса. Отказ от запланированного, пусть и товарищеского, матча - грех по тем временам непростительный. ВСФК, узнав об инциденте, попросил разобраться с отказниками украинских товарищей.

О принятых мерах 23 апреля, примерно через месяц после конфликта, сообщила киевская спортивная газета "Готовий до Пращ и Борони" (Готов к Труду и Обороне).

Краткое содержание: 24 марта в Тифлисе должны были играть динамовцы Тифлиса и Киева. Собралось множество зрителей, но киевляне на поле не вышли, мотивируя это отказом хозяев удовлетворить их условия: судить должен киевлянин или нейтральный судья. ЦС "Динамо" Украины наказал виновных: представителя команды, ответственного секретаря Киевского областного совета "Динамо" Гольца, капитана команды Фомина и инструктора Гуревича. Фомину вынесено строгое предупреждение, Гольцу - строгое предупреждение и снятие с занимаемой должности, Гуревичу - дисциплинарное взыскание и снятие с работы в обществе "Динамо". За неправильное поведение в Тифлисе строгий выговор с предупреждением вынесен Путистину и Кузьменко.

В кровь бились на тифлисском полигоне и ленинградские "динамовцы", повторившие в предсезонку маршрут киевлян, и рабочие столичного завода "Серп и Молот", обосновавшиеся в грузинской столице. Общественность возмущалась, печать призывала по всей строгости закона наказать "костоломов" и потворствующих им мягкотелых судей. Грубость отвратительна, кто спорит. Но если на секунду от нее отвлечься (в конце концов такого рода ЧП были исключением), улавливаю во всем этом и мажорные нотки.

Радостно осознавать, что были в отечественной истории времена бескомпромиссного, нацеленного исключительно на победу футбола даже в матчах по нынешним понятиям проходных, ничего не значивших, очков и турнирных благ не суливших. Игроки, выходя на каждый бой, как на последний и решающий, с уважением относились к зрителям, себя не щадили, высоко держали собственную марку и авторитет самой игры.

СЕКРЕТ ПОЛИШИНЕЛЯ

Вскользь коснулся подготовки к сезону трех ведущих советских команд. Рассказать обо всех невозможно. Кто-то оседал на одном месте, как "Спартак" или ЦДКА. Армейцы окопались в Крыму, где втихаря поколачивали симферопольских футболистов - победные реляции с Крымского полуострова время от времени достигали столицы. Московский "Локомотив" базировался в Хосте и постоянно в поисках партнеров по общему делу наезжал в Сочи и Батум. Проходившие "курс лечения" динамовцы, случалось, с замкнутого кисловодского пространства вырывались на пятигорские просторы и здесь, на поле нормальных размеров, учили уму-разуму аборигенов (6:1). А на пути домой сошли с поезда на станции "Ростов" для спаррингов с местными "чекистами".

Разношерстный, пестрый футбольный табор (десятки команд, только московских - 16, сотни футболистов) кочевал преимущественно по Черноморскому побережью.

Вижу, вижу озабоченность на лицах наших читателей. Вопросов скопилось немало: как могло случиться, что еще до постановления об освобождении игроков показательных команд от посторонней работы они по нескольку месяцев проводили на курортах? Почему командиры Красной армии, руководители внутренних войск, директора фабрик и заводов при существовавшей в то время жесткой трудовой дисциплине и коротких отпусках позволяли подчиненным отлучаться от прямых обязанностей на столь длительный срок? За чей счет кормилась огромная армия рабочих и служащих, которым официально позволяли заниматься футболом только в свободное от работы время? Летом эти же работнички, отдохнувшие, загорелые, полные сил и энергии, гоняли мяч в городских, республиканских, всесоюзных турнирах. Отличившихся и в загранкомандировки длительные отпускали. С наступлением зимы там, где позволяли условия, сменяли обувь и инвентарь и с полей зеленых переходили на площадки ледяные... Подобная практика существовала задолго до описываемых здесь событий.

Официальный ответ на возникшие вопросы в течение семи десятков лет был один: "В СССР профессионального спорта нет". И это правда. Профессионалов в полном объеме этого понятия у нас и в самом деле не было, как не было вопреки заявлениям официальной пропаганды и чистых любителей. Об этом знали и пропагандисты, и им внимающие - как у нас, так и за рубежом. О частностях - кому, чего и сколько перепадало - наговоримся вволю. Но не сейчас.

ЧЕТЫРЕ КИТА

Живая дискуссия по обозначенным Василием Манцевым вопросам, начатая участниками совещания 13 марта в кабинете физкультшефа, продолжилась на страницах "Красного спорта".

Современный футбол держится на четырех китах - технике, тактике, "физике", психологии. В 30-е годы, во всяком случае в СССР, о психологии речь не шла. Считали излишним вникать в столь мудреные тонкие материи, к тому же компенсация более чем достаточная: воля, мужество, стойкость, равно как и физическая сила, удаль, мощь, напор, расцветавшие пышным цветом в экстремальных условиях, - качества исконно русские. Примеров тому в отечественной истории тьма-тьмущая. В общем, с "физикой" - полный порядок. В отличниках по этой дисциплине ходили не один десяток лет.

Иное дело - техника. Отставание в этом важнейшем компоненте от зарубежных маэстро обнаруживало и невооруженное око обывателя.

Абстрактные призывы агитаторов овладеть вершинами технического мастерства чередовались с конкретными рекомендациями специалистов в постижении искусства дриблинга, финтов, ударов по воротам, подачи угловых, игры вратаря...

Автор статьи "За высокую технику футбольной игры", известный в 30 - 40-е годы специалист Ассир Гальперин, рекомендовал "определить ряд упражнений из основных элементов футбольной игры, дать этим упражнениям оценку, регистрировать в масштабе коллектива, города, республики и всего Советского Союза на таких же условиях и тем же порядком, каким это проводится по индивидуальным видам спорта".

Известный в 30-е годы специалист предлагал, как в плавании или легкой атлетике, официально регистрировать рекорды в ведении мяча на скорость, дальность и точность ударов, игре головой, что, по мнению автора, стало бы мощным стимулом в техническом совершенствовании.

И в мыслях не было с дистанции прожитых лет иронизировать на сей счет. Возможно, предложенный Гальпериным рецепт покажется нынешним спецам наивным. Но тренер руководствовался искренним желанием оказать посильную помощь нашим игрокам и всему советскому футболу.

Были у нас в довоенные годы и техничные команды (тбилисцы, киевляне), и виртуозные футболисты (Федотов, Петр Дементьев...). Все же в массе своей советские игроки зарубежным коллегам уступали. Техника - дар Божий. Отпустил его Создатель неравномерно: южноамериканцам, итальянцам, испанцам перепало больше, нам досталось меньше. Обильно пролитым потом можно что-то подправить, усилить, улучшить, сократить дистанцию. Сравняться же с южанами в артистизме, технической изощренности - никогда. Что же до тактики...

ЗАПАД НАМ НЕ УКАЗ

В середине 30-х советские команды исповедовали изобретенную еще в 1883 году футболистами Кембриджского университета тактическую систему "пять в линию". В конце XIX века это было новое слово в развитии игры. Впервые в истории мирового футбола достигалось численное равенство между атакой и обороной: пятерке нападающих, расположенной по всей ширине поля в одну линию, противостояли пятеро - два защитника и три полузащитника. Каждый футболист действовал в строго намеченной зоне, знал свой маневр. Модернизированные в 1925 году правила "вне игры" дозволяли атакующим иметь перед собой уже не трех, а двух (включая вратаря) соперников, что создавало повышенную угрозу воротам: центральный полузащитник, постоянно помогавший своему нападению, частенько не успевал отходить назад, оставляя неприкрытым в опасной зоне неприятельского центрфорварда.

В конце 20-х годов тренер лондонского "Арсенала" Губерт Чапмен переквалифицировал центрального полузащитника в защитника, укрепив таким образом подступы к воротам в самой уязвимой центральной зоне. Изменилось и расположение форвардов. Ближе к вражеским редутам выдвинулись крайние и центральный нападающие. Два инсайда (полусредние) заняли место чуть сзади для организации атаки из глубины поля и противодействия полузащите соперников при переходе в оборону.

Соединение воображаемой прямой линией инсайдов с фланговыми нападающими и центрфорвардом образуют букву W (дубль-вэ), от которой и произошло название новой тактической системы. Таким образом, прежняя схема 1+2+3+5 трансформировалась в 1+3+2+5. От перемены мест слагаемых сумма осталась прежней, чего не скажешь о существенных изменениях в организации игры и функциях как целых звеньев, так и отдельных футболистов.

Наш футбол к научным открытиям на Западе остался равнодушным и продолжал поклоняться прежним языческим идолам. Не изменили им и после проигранного сборной Москвы матча парижскому "Рэсингу".

Поражения в международных встречах воспринимались тогда болезненно. Но в объяснении неудач звучали все те же до боли знакомые мелодии: и время встречи не то, и физическое состояние, и игра была равная, мы - не хуже, просто им повезло, нам - наоборот. Вот если бы мы раньше забили...

Но после проигрыша в Париже специалисты все же включились в дискуссию. Собственно, дискуссии как таковой не получилось: ее участников, так, во всяком случае, могло показаться, истина как таковая не интересовала. Интенсивное сотрясание воздуха преследовало одну-единственную цель - убедить прежде всего себя, а заодно и общественность, в преданности прежнему курсу.

Л. Смирнов в материале об английском футболе ("Блуждающий форвард") камня на камне не оставил от "дубль-вэ" и особенно ее английского варианта. Главный недостаток распространенной на Западе системы заключался, по мнению автора, в ее оборонительной направленности. "Нам нужно такое тактическое построение команд, которое бы подчеркивало наш уклон, нашу волю исключительно к нападению, возможно, даже за счет снижения роли защиты", - утверждал Смирнов.

Дружно осудило буржуазную систему совещание актива футболистов Москвы в марте 1936 года. Тон, заданный Манцевым ("Решает не система игры, а личные качества футболистов. Нельзя забывать поэтому об основных качествах советского футболиста: выносливости, энергии, быстроте..."), был поддержан Павлом Канунниковым, Михаилом Козловым, Виктором Рябоконем...

Николай Никитин взывал к милосердию. Касаясь функций полусредних нападающих при "дубль-вэ", он предупреждал: "Большая нагрузка и огромный расход энергии, затраченный одновременно на игру в защите и нападении, быстро укорачивает футбольную карьеру этих игроков. Обычно в профессиональных командах полусредние нападающие самые недолговечные игроки".

Только Михаил Ромм имел по этому поводу свое, особое мнение. Выразил он его в 1936 году дважды: в мае и ноябре. В майском выступлении, еще осторожном, обтекаемом, в определенной степени конъюнктурном, все же прослеживается попытка подискутировать. В целом и Ромм считал новую систему оборонительной, но на вопрос, какая система лучше, прямого ответа не дал: "Сама постановка вопроса не диалектична. Команды высокого тактического класса должны применять обе системы, в зависимости от противника и от обстановки матча. Бессмысленно применять "дубль-вэ" против слабейшего противника или против равного, но имеющего преимущество в забитых мячах, когда по положению в календаре команде нужен выигрыш.

Мы, несомненно, создаем свою советскую тактику футбола, тактику, отвечающую новым качествам советского спорта, но, как и в других областях культуры, мы создадим ее, лишь критически усвоив, а не отбросив в сторону наследие буржуазного спорта". Мысль по тем временам отважная. Словно испугавшись, автор предложил компромиссный и столь же наивный вариант: в 1936 году следует в совершенстве овладеть системой "пять в линию", а в 37-м перейти к "дубль-вэ".

В ноябре Ромм более категоричен. Он обрушил шквальный огонь на позиции участников мартовского совещания: "Тактический уровень всех без исключения команд, выступающих в календаре, недостаточен и уступает уровню европейских команд. Победа достигается за счет напора, целеустремленности, коллективности...

Некоторые склонны считать стиль наших команд особым советским стилем, склонны отвергать необходимость выработки четкой системы игры. Эта точка зрения неверна и вредна.

Совершенно несомненно, что в случае войны Красная армия проявит невиданную в истории волю к победе, напор, энтузиазм, целеустремленность. Но эти, присущие освобожденному пролетариату, свойства будут сочетаться с высочайшим уровнем технической и тактической вооруженности. Так же и в футболе".

Ромм не уставал повторять, что без систематических встреч с сильнейшими профессиональными зарубежными командами прогресс советского футбола, в том числе и в области тактики, невозможен. Он к этому подталкивал, словно чувствовал, что только поражения вынудят отказаться от давно отживших схем. Предположения Ромма сбылись очень скоро.

Только в 37-м, после основательной трепки, полученной советским футболом от басков, задумались всерьез и, почесав в затылках, уже в следующем году, нехотя, с присущей нам неторопливостью и неповоротливостью, стали сжигать прежних идолов. Речь об этом впереди. А сейчас у нас на дворе весна 1936 года. Вопрос - быть или не быть "дубль-вэ" - не обсуждался: Запад нам не указ, сами, мол, с усами.

Ранней весной перед отъездом на юг руководители команд клялись в верности прежнему тактическому курсу. Для примера приведу высказывания представителей силовых структур, предварив их необходимым пояснением: в те годы многие деятели, не вдаваясь в нюансы, понятия "стиль" и "тактика" относили к синонимам.

Начальник отдела физкультуры и спорта ЦДКА Б. Верниковский: "С наступлением теплых дней будет обращено особое внимание на выработку тактики и отшлифовку техники наших мастеров футбола. НЕ МЕНЯЯ СТИЛЯ ИГРЫ (выделено в тексте. - Прим. А.В.) , мы намерены повысить класс футбольных команд ЦДКА".

В. Лапин ("Динамо"): "Во время недавней поездки во Францию динамовцы встретились с противником, который играет по системе "дубль-вэ". Я не вижу преимущества этого стиля над нашим. Наш проигрыш "Рэсингу" нельзя ставить в зависимость от системы игры. Если бы нападение советских футболистов играло точнее и чаще било по воротам - результат был бы иной. Нет необходимости менять стиль, а надо улучшить технику... "Динамо" не собирается перейти на "дубль-вэ", КАК ЭТО РЕШИЛ СДЕЛАТЬ "СПАРТАК" (выделено мной. - Прим. А.В.) .

Мы не ослышались? Может, Лапин что-то напутал?

ВОССТАНИЕ "СПАРТАКА"

Не волнуйтесь - со слухом у нас все в порядке. И Лапин знал, что говорил.

Бытующее долгие годы мнение об игнорировании нашими футболистами лекции Кемптона о преимуществе "дубль-вэ" не опровергали в многочисленных мемуарах и участники этого матча Николай и Андрей Старостины. Но, как оказалось, за семейными чаепитиями зимой 36-го братья дискутировали не только о реорганизации внутренней футбольной жизни.

В материале "Вечерки" от 9 февраля (называлась она "СПАРТАК ПЕРЕХОДИТ НА "ДУБЛЬ-ВЭ"), к которому я обещал вернуться, Николай Петрович сказал буквально следующее: "Команда мастеров "Спартака" намерена перейти на английскую систему игры, которая знакома любителям футбола под названием "дубль-вэ". Этим стилем... играют лучшие европейские команды. Изменение тактики игры потребует некоторых перемещений в составе игроков и специальной подготовки". Этим спартаковцы и занимались в подготовительный период - судя по результатам, небезуспешно.

Приведенное высказывание Старостина и имел в виду Лапин в опубликованной в той же газете через восемь дней полемической статье "ДИНАМО ПРОТИВ "ДУБЛЬ-ВЭ".

"Спартак" восстал, пошел против течения, против наступательной доктрины советского футбола, бесстрашно обещав продемонстрировать запретное оружие 6 мая в Москве, в выставочном, выражаясь современным языком, матче с главным идейным оппонентом - московским "Динамо".

Не стану тратить время и место на описание предматчевого ажиотажа, но высказывания представителей команд приведу. Лапин, довольный тренированностью команды и каждого ее игрока, сказал: "Думаем ли мы выиграть у "Спартака"? Обязательно! О другом исходе матча не может быть и речи". Николай Старостин был сдержан: "Спартак" сыграет в "дубль-вэ", - обещал он. Упомянув о болезни Степанова и Глазкова, продолжил: "Ослабленное нападение значительно уменьшает наши шансы на выигрыш матча у "Динамо", однако мы все же рассчитываем сделать эту первую футбольную встречу сезона интересной и содержательной".

Бунтари начали резво, и уже к исходу 8-й минуты проделали в динамовской крепости две пробоины. В первом тайме преимущество в два мяча сохранили благодаря превосходной игре обороны. "Наша защита - Александр и Андрей Старостины и Г. Путилин - играла хорошо и часто выручала меня", - вспоминал Анатолий Акимов ("Записки вратаря". Москва. "ФиС", 1957 г.).

Акимов через два десятилетия подтвердил слова Старостина: "Спартак" действительно показал москвичам "дубльвэ" - играл в три защитника. Андрей Старостин, обычно тяготевший к вылазкам во вражеские тылы, в этой встрече выполнял роль центрального защитника.

Во втором тайме все рухнуло. Герой парижского матча Акимов, чье выступление ожидалось с огромным интересом, допустил несколько непростительных, детских ошибок и пропустил один за другим пять мячей - 2:5. Покидал он поле под свист и улюлюканье разочарованной публики. После жестокой взбучки спартаковцы от новой системы отказались.

Восстание "Спартака" было подавлено 6 мая в Москве на поле стадиона "Сталинец", что на Большой Черкизовской. Символично, что выступление против отжившей тактической системы "пять в линию" подавили советские "центурионы", подпиравшие основы государства, причем на стадионе, носящем имя хозяина этого государства.

А жаль. Сожалею не из симпатий к "восставшим" или неприязни к "душителям". Сыграй Акимов, как на "Парк де Пренс", глядишь, и примерили бы у нас новую западную модель еще до приезда в страну басков.

РОЖДЕННЫЙ В МУКАХ

В течение трех весенних месяцев на кухне шеф-повара Василия Манцева кипела работа. Кулинары, колдуя над неведомым им самим блюдом, пролили больше пота, чем "загоравшие" на союзных курортах футболисты. Первое блюдо состряпали наспех (в течение двух недель после совещания у Манцева), на глазок, без понятия о рецепте и количестве ингредиентов. 27 марта варево - сыроватое, недосоленное, недоперченное - дали отведать широкой футбольной общественности.

"СОЗДАЮТСЯ ПОКАЗАТЕЛЬНЫЕ КОМАНДЫ МАСТЕРОВ

Как будет разыграно первенство Советского Союза по футболу

Вчера на заседании президиума ВСФК СССР под председательством тов. В.Н. Манцева обсуждался вопрос о порядке розыгрыша в этом году первенства СССР по футболу.

Президиум признал желательной организацию показательных команд мастеров отдельных коллективов спортивных обществ и заводов. Создание таких команд поднимет класс и технику игры советских футболистов и будет содействовать укреплению работы низовых коллективов по футболу.

На первое время намечается создать в разных городах СССР от 12 до 16 показательных команд мастеров. В ближайшие дни спортивно-судейский комитет ВСФК СССР наметит города и коллективы, в которых будут созданы эти команды, и список их представит на утверждение президиума.

Между показательными командами мастеров в этом году будет проведен розыгрыш первенства СССР по футболу. Оно будет разыграно по круговой системе, в два круга, весенний - со второй половины мая по конец июня и осенний - с конца августа до начала октября.

Между первым и вторым кругами розыгрыша первенства СССР - с половины июля до середины августа - решено провести открытые соревнования для команд коллективов на "Кубок СССР" по так называемой "олимпийской системе".

В розыгрыше "Кубка СССР" будут участвовать показательные команды мастеров и такое же количество команд производственных коллективов, имеющих данные на успешное выступление в матчах по их заявлениям".

("Красный спорт" от 27 марта 1936 года).

Документ эпохальный. Наметив розыгрыш первенства и Кубка СССР среди команд спортивных обществ и ведомств, он положил начало новой эре развития советского футбола. Однако, судя по содержанию, создатели, четко обозначив цель ("повышение класса и техники игры советских футболистов"), имели смутное представление о количестве участников первенства и, как показали дальнейшие события, о системе розыгрыша, находясь в полном неведении относительно персоналий.

Это событие не могла пропустить неровно дышавшая к футболу "Вечерняя Москва". В отличие от тщательно причесанных, облаченных в спецодежду, застегнутых на все пуговицы центральных газет, более раскрепощенная, говорливая "городская сплетница" не погнушалась приложить ушко к двери, подсмотреть в замочную скважину. А услышанным и увиденным щедро и откровенно поделилась с многочисленной, беззаветно преданной ей аудиторией. Официоз спортивного органа разбавила конкретикой и новыми штрихами. Из городов назвала Москву и Ленинград, из московских - "пока намечено выделить две показательные команды - "Динамо" и "Спартак", - доверительно шепнула она внимающим с открытыми от любопытства ртами. Сообщила, что игры пройдут не в столичном центре, а в разных городах Советского Союза. Не оставила без внимания и глобальную проблему, предложенную в феврале Николаем Старостиным и поддержанную на совещании 13 марта Манцевым. "Красный спорт" на сей раз о ней умолчал, а "Вечерка" по секрету прошептала: "Показательные футбольные команды решено перевести на особое положение. Игроки будут освобождены от посторонней работы с тем, чтобы иметь возможность все свое время уделить повышению мастерства".

На протяжении последующих двух месяцев схема предстоящего розыгрыша и численный состав участников неоднократно подвергались изменениям. Четвертого апреля "Вечерка", внимательно следившая за судорожными телодвижениями Совета физкультуры, выдала свежайшую информацию, не замеченную центральными изданиями, включая спортивное: "Вчера в ВСФК состоялось заседание, посвященное плану организации показательных футбольных команд. Всего будет создано 24 показательные команды в разных городах СССР. Москву будут представлять "Динамо", "Спартак", ЦДКА, "Локомотив", "Сталинец" и "Завод имени Сталина" (будущее "Торпедо". - Прим. А.В.) . После чего наступила информационная блокада. Прервал ее через месяц с небольшим, 11 мая, "Красный спорт": "Футбольный сезон 1936 года обещает быть исключительно интересным. Разыгрываются три первенства Союза: весеннее, Кубок СССР и осеннее. В соревнованиях на Кубок СССР предполагается участие 100 команд.

В отличие от прошлого года, в футбольном первенстве Союза примут участие не сборные команды городов, а спортивные клубы добровольных обществ и коллективов.

Розыгрыш весеннего первенства Союза начнется 24 мая по трем группам: "А", "Б", "В". В группе "А" играют футбольные команды "Динамо" (Москва), "Спартак" (Москва), "Динамо" (Ленинград), "Красная заря" (Ленинград), "Динамо" (Киев), "Локомотив" (Москва), ЦДКА (Москва).

В группу "Б" вошли футбольные коллективы днепропетровского "Динамо", "Локомотива" (Тифлис), автозавода им. Сталина (Москва), "Динамо" (Харьков), ленинградского завода им. Сталина, "Спартака" (Ленинград) и "Сталинца" (Москва).

Первенство СССР по группе "В" разыграют футбольные команды строителей (Баку), "Динамо" (Тифлис), "Локомотива" (Киев), "Динамо" (Ростов-Дон), "Динамо" (Казань), "КИНАП" (Одесса) и угольщиков (Сталино).

Первенство Союза проводится по круговой системе. Команды, участники первенства, составляются из 22 игроков. Все игроки этих команд не имеют права в течение года переходить в другие коллективы.

Состав команд осеннего первенства Союза определится в зависимости от результатов весеннего розыгрыша и футбольного Кубка СССР".

Вопреки мартовскому постановлению первенство решили разыграть не в два круга, а в один, зато вместо одного турнира предстояли два: весенний и осенний.

Не успели просохнуть чернила на новом постановлении, как возникло еще одно - всего за шесть дней до начала чемпионата (старт с 24 мая перенесли на 22-е). В группах "Б" и "В" произошли изменения. В июне, когда борьба в трех турнирах шла полным ходом, образовали группу "Г" из пяти команд.

Заключительный документ из восьми пунктов и нескольких подпунктов, подписанный 14 мая К. Морарем и утвержденный через два дня В. Манцевым, появился на свет в долгих тяжелых муках

29.08.2003

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

АРХИВ Акселя ВАРТАНЯНА

Год 1936

Часть 2-я
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   132


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации