Коноплева Н.А., Гаранина Е.Ю. Творческая личность в современном обществе. Гендерный и кросскультурный аспекты - файл n1.rtf

Коноплева Н.А., Гаранина Е.Ю. Творческая личность в современном обществе. Гендерный и кросскультурный аспекты
скачать (19905.7 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.rtf19906kb.06.11.2012 15:17скачать

n1.rtf

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   85
Министерство образования и науки Российской Федерации
Владивостокский государственный университет
экономики и сервиса

____________________________________________________________________

Н.А. КОНОПЛЁВА
Е.Ю. ГАРАНИНА



ТВОРЧЕСКАЯ ЛИЧНОСТЬ
В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ.
ГЕНДЕРНЫЙ И КРОСС-КУЛЬТУРНЫЙ
АСПЕКТЫ


Монография

Владивосток

Дальнаука

2007ББК 71

К 64


Рецензенты: Е.В. Кулебякин, д-р филос. наук, профессор

Н.С. Сыроед, канд. социол. наук, доцент
Коноплёва Н.А., Гаранина Е.Ю.

К 64 ТВОРЧЕСКАЯ ЛИЧНОСТЬ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ. ГЕНДЕРНЫЙ И КРОСС-КУЛЬТУРНЫЙ АСПЕКТЫ : монография. – Владивосток : Дальнаука, 2007. – 360 с.
ISBN 978-5-8044-0843-6
Представлен анализ психологического своеобразия творческой личности в современной российской культуре с учетом гендерных особенностей, а также подхода к ее социокультурной адаптации (кросскультурный аспект).

Для культурологов, психологов, специалистов в области имиджелогии, социологии, социальной психологии, медицины, педагогики.

ББК 71
© Владивостокский
государственный университет
экономики и сервиса, 2007
© Н.А. Коноплёва,

ISBN 978-5-8044-0843-6 Е.Ю. Гаранина, 2007

ВВЕДЕНИЕ



П
роблема творчества и творящей личности – одна из самых сложных загадок мироздания, над раскрытием которых непрестанно бьется человеческая мысль. О глубоком интересе к ним можно судить по уходящему вглубь веков неугасимому стремлению создать «теорию творчества».

Исследование творчества представляет одну из ведущих тем всей современной культуры, в том числе философии, культурологии и других гуманитарных наук.

Изучение проблемы творческой деятельности человека, благодаря которой он самовыражается, приобретает новый опыт, испытывает удовлетворение от своей жизни, повышает проницательность, достигает самоактуализации, целостности, интегрированности, являлось весьма актуальным во все времена. Так как культура и творчество неотделимы друг от друга, с одной стороны, именно человек является творцом культуры, а с другой – именно творящий человек – человек культурный. Единство культуры и творчества – это тот принципиальный факт, с которым столкнулись современные культурологические и антропологические исследования.

Устремленность человека к некой иной высшей действительности есть важнейшая и неистребимая психологическая потребность, дающая ему импульс активности, развития и творчества, без которых невозможны никакие великие свершения. Так, Н.А. Бердяев отмечал, что «творчество не есть приспособление к этому миру…, творчество есть переход за грани этого мира и преодоление его необходимости» [Бердяев Н.А., 17. С. 166]. «В творческом акте человек выходит из мира сего и переходит в мир иной» [Там же. С. 165]. Величайшая красота, которая достигалась в этом мире, была связана не с тем, что человечество ставило себе чисто земные задачи в этой действительности, а с тем, что оно ставило себе цели за пределами этого мира. Творчество – это не только культура, это, прежде всего, жизнь человека, его судьба. Благодаря творчеству человек «окультуривает» природу, способствует развитию основы своего существования. Как культура творит человека, так и она сама есть продукт человеческого творчества. Творя, человек изменяет мир и самого себя.

Мы творчески и активно отвечаем на различные влияния, воздействующие на нашу жизнь. Каждый индивидуум представляет собой единство личности и индивидуального формирования этой личности. Индивидуум – это и картина, и художник. Он – художник своей собственной личности (Адлер А.).

Именно творческий человек сумел прекратить бушующую внутри большинства людей «…гражданскую войну» между «глубинными силами» и «силами обороны и контроля». Поэтому они «расколоты» в значительно меньшей степени. Как следствие большинству из них доступны плодотворная деятельность, радость и творчество» [127. С. 179].

Проблема взаимоотношений творческой личности и общества существует с момента возникновения цивилизации, однако именно в современную эпоху инноваций этот вопрос приобретает особую остроту. В целом он связан с ростом значения так называемого «человеческого фактора» в экономике, политике и культуре, причем концентрированным выражением этого фактора являются творческие способности человека. Поскольку они наиболее интенсивно выражаются в детском возрасте, то примерно полвека назад в США и странах Европы, а в России с середины 1990-х гг. психосоциальные характеристики творчес­ки одаренных детей и трудности, с которыми они сталкиваются в процессе адаптации, стали рассматриваться как серьезная социальная проблема. Во-первых, это связано с осознанием того, что творческие способности являются существенным резервом человеческой цивилизации, актуализация которых может значительно повысить качество любых общественных реформ.

В настоящее время не вызывает сомнения, что творчество – ведущая сила общеисторического прогресса и развития каждого человека, что в нем заключены созидательные начала науки, техники, искусства, культуры, социальной и нравственной жизни людей и их взаимоотношений. Во-вторых, творческая деятельность, будучи неотъемлемой стороной человеческой духовности и условием личной свободы людей, выступает тем самым в качестве социального механизма, противостоящего регрессивным линиям в развитии общества.

Понимание значимости творческой деятельности для общественного прогресса подчеркивает необходимость всестороннего изучения специфики адаптации креативных личностей, особенно творчески одаренных детей. Это связано с тем, что непосредственно вопрос социальной адаптации касается, в первую очередь, детей, поскольку именно они в наибольшей степени уязвимы для внешних воздействий и, сталкиваясь с трудностями адаптации, сильнее их переживают. Необходимо также отметить, что период детства (с социально-антропологической точки зрения включающий в себя период от рождения до окончания школы) и обучения в школе является ключевым как в отношении формирования творческих способностей, так и с точки зрения возможностей адаптации. Поэтому мы считаем, что исследование этой возрастной группы репрезентативно и концентрированно отражает всю ситуацию отношения к творчеству в данном обществе.

Тем не менее, несмотря на понимание важности творческих людей для жизни социума, в современном российском обществе не изучаются в должном виде особенности социализации творчески одаренных личностей в целом и детей в частности, их личностные характеристики, определяющие адаптацию, и не предпринимается достаточно действенных мер по повышению эффективности данного процесса, и в этом мы значительно отстаем от научных и практических достижений западного мира. В этой связи исследование особенностей адаптации творчески одаренных детей в нашей стране приобретает особую актуальность.

Суть проблемы, рассматриваемой в настоящем исследовании, заключается в несоответствии между осознанием значимости творчески одаренных личностей в целом и детей в частности, для развития социума, с одной стороны, и неиспользованием потенциала, отсутствием реальных средств адаптации и включения одаренных детей в среду, – с другой. В данном контексте творческая одаренность рассматривается нами в первую очередь как одаренность в искусстве. Творческий подход может присутствовать в любой человеческой активности, и в современной науке интеллектуальные способности также считаются творческими в той мере, в какой они способствуют созданию новых, оригинальных идей и произведений. Однако в искусстве креативный потенциал человека выражен в наивысшей степени. Это связано с тем, что искусство, художественная деятельность являются квинтэссенцией творчества. При этом мы исходим из наличия связи творчества и конструктивной способности воображения (И. Кант), которая и находит свое наиболее полное выражение в художественной деятельности (искусстве) [85].

В нашем исследовании внимание сосредоточено на анализе особенностей социальной адаптации творчески одаренных детей в настоящее время. Трудности адаптации ведут к развитию чрезмерной социально индуцированной тревожности, которая, являясь необходимой для творческого человека, в случае ее высокой выраженности, препятствует успешной социализации и реализации творческого потенциала. При этом именно обществу принадлежит ведущая роль в создании адаптационных механизмов. Поэтому, рассматривая проблему социальной адаптации творческой личности в современном обществе, мы ставим одной из задач нахождение ответа на вопрос о смысле и сущности адаптации для творчески одаренного человека и об особенностях данного процесса у творческих детей в современной российской культуре. Под социальной адаптацией в работе подразумевается постоянный процесс активного приспособления индивида к условиям социальной среды, процесс приведения внутреннего мира личности в соответствие с внешними условиями. В данном контексте смысл адаптации является одинаковым для всех индивидов. Однако представляется, что творческим людям, обладающим противоречивыми личностными характеристиками и сложной внутренней организацией, достаточно трудно адаптироваться путем простого приспособления к социуму, вследствие чего среди них более распространена адаптация путем преобразования среды. Основное внимание в работе уделяется анализу институциональных средств адаптации и исследованию состояния тревоги, определяющей специфику адаптации творческого человека. Обсуждаются и другие проблемы, с которыми творческие люди в целом и дети в частности сталкиваются в процессе социализации, но, главным образом, в контексте неадекватности существующих средств адаптации потребностям креативной личности.

Вместе с тем нами отмечается, что из точки единства культуры и творчества вырастает множество проблем: иначе видится бытие человека в культуре, в новом свете раскрывается смысл культурно-исторического развития человечества, обнаруживаются новые возможности и кризисные точки современной цивилизации, более напряженным в своей взаимозависимости видится отношение естественного и искусственного в человеке, человеческое творчество раскрывается в своей «естественно-культурной» многозначности.

Имея в виду творчество вообще и художественное в частности, мы ставим своей целью рассмотреть проблему в гендерном аспекте.

Проблема гендера встает перед современными исследователями во всей полноте, так как ее неизученность является очевидной. Тем более важным является исследование в гендерном контексте творчества, всегда связываемого философами, психологами с эросом, взаимоотношением мужского и женского начал. Гендерный аспект исследования творчества относится к проблеме взаимодействия культуры и натуры. В нашем исследовании художественного творчества в сфере изобразительного искусства в гендерном контексте был поставлен ряд вопросов, в частности:

1. В какой мере социокультурное содержание творчества зависит от гендерных черт личности?

2. Как принадлежность индивида к тому или иному биологическому полу влияет на выбор творческого пути в культуре?

3. Каким образом культурное образование и воспитание должны учитывать гендерные характеристики?

4. Как внешние социальные воздействия формируют полоролевую идентичность и, преломляясь через внутренние психофизиологические особен­ности, приводят к возникновению художественно одаренной личности?

Проблемы, связанные с процессами становления гендерной идентичности и самоидентификации, выдвигаемые на первый план в современной культурологии, требуют осмысления различных процессов и сфер человеческой деятельности в контексте гендера, в том числе и осмысления творчества.

Ведь изучение природных оснований творчества возможно только при рассмотрении гендера как культурного фундамента, лежащего в основе творческой эволюции.

Изучение гендерных связей, отношений, способов их организации в художественном творчестве позволит уяснить природные основания художественного творчества, динамику социокультурных традиций, влияющих на самоопределение, самоактуализацию и самореализацию женщин и мужчин в художественном творчестве.

Исследования, устанавливающие то, какие внешние социально обусловленные воздействия в процессе формирования полоролевой идентичности, преломляясь через внутренние психофизиологические особенности, приводят к возникновению художественно одаренной личности и служат основаниями для художественного творчества, позволят ответить также на вопрос: «Почему мало гениальных женщин-художниц?»

Постановка проблемы в гендерном контексте важна также в связи с тем, что в российской культуре, по нашему мнению, длительное замалчивание психоаналитических знаний, изменивших традиционные представления на гендер в зарубежной психологической и философской мысли, привело к задержке подобных исследований. Известно, что уже З. Фрейд объяснял многие формы человеческой деятельности, не имеющие видимой связи с сексуальностью, порождением их силой сексуального влечения. В качестве основных форм сублимации он описывал художественное творчество и интеллектуальную деятельность [110. С. 510].

На наш взгляд, методология гендерных исследований позволяет оптимально связать в одной теоретической модели данный человеку от природы биопсихический каркас индивидуальности и социокультурные воздействия на него.

В конечном итоге основной смысл исследования творчества в гендерном контексте состоит в том, чтобы способствовать созданию модели адаптации творчески одаренной личности в культуре, поскольку вплоть до сегодняшнего дня отношения творческой индивидуальности и ее культурного окружения остаются достаточно конфликтными. Несмотря на то, что создаваемые художниками произведения искусства помогают нам понять себя, служат психологической «подпоркой», сами создатели этих произведений очень часто не понимаются культурным окружением. Незнание психологических особенностей одаренных детей, закономерностей формирования их идентичности повышает трудности адаптации в социуме, затрудняет становление их творческой индивидуальности, ограничивает самореализацию. А ведь именно одаренные личности во всех сферах деятельности приносят наибольшую пользу обществу, пролагают новые пути, дают цели и средства целым поколениям. Индивидуальность (неповторимость) человека – это результат его врожденных задатков, влияния социального окружения и волевой устремленности на освоение тех или иных ценностей культуры и творческую самореализацию. Имея много личностных проявлений, способствующих творческому самовыражению: любопытство (Уайт Р., 1959, Мартинсен Р., 1974, Пиаже Ж. и др.); умение прослеживать причинно-следственные связи (Гилфорд Дж.,1968, Мартинсен Р., 1974, Ландрам Д., 1997); видение неожиданных, непривычных связей между событиями и концепциями; повышенная концентрация внимания и упорство в сферах, которые интересны; стремление преуспеть и другие, одаренные дети также проявляют много черт, затрудняющих их самореализацию. Это уязвимость, глубина переживания социальной несправедливости, трудности в социальной адаптации, чувство неудовлетворенности собой, саморазрушительные склонности (Ландрам Д., 1977, Блум Б., 1982). Кроме того, они часто на всю жизнь сохраняют детскость и регрессируют к ней в период творчества, что способствует эстетическому восприятию, легкости и подвижности ассоциаций, но еще более усиливает их антагонизм со своим временем (А. Шопенгауэр, Ф. Ницше, З.Фрейд, Р.Б. Хайкин). Психика художников представляет некий баланс парадоксальных свойств, отличается нестабильностью (Ч. Ломброзо, Ф.Ницше, З. Фрейд, К.Г. Юнг, И.П. Павлов, А.Н. Лук и др.). Недаром Юнг говорил, что большие дарования – это самые опасные плоды на древе человечества, они висят на ветвях, которые легко обламываются. Выраженные колебания (вегетативные, эмоциональные, соматические) имеют у них устойчивый характер, их следует рассматривать как систему, постоянно стремящуюся к преодолению дезадаптации, которая неосуществима в полной мере.

До настоящего времени вообще не существует четкого определения одаренности. Термин этот многозначен.

Многозначность термина «одаренность» указывает на многоаспектность проблемы целостного подхода к сфере способностей, на необходимость комплексного изучения одаренности: психофизиологического, дифференциально-психологического и социально-психологического. Непонимание психологического своеобразия одаренных детей во многих сферах творческой деятельности приводит к неверным воспитательным подходам при формировании их индивидуальности. Перед воспитателями одаренных детей стоит задача не только выявить, но и не подавить креативность, дать возможность ей полностью проявиться. Надо создать культуру, в которой одаренные дети могли бы быть понимаемы, принимаемы, а значит, счастливы. Только в этом случае их творческий потенциал будет реализован. Введение в культуру знаний по психологии творческой личности позволит осуществлять по отношению к этим детям верные воспитательные подходы, а значит, развивать, а не подавлять их креативность. Ведь в современных социально-экономических условиях существования российского общества многие воспитатели стремятся к чрезмерно раннему стимулированию интеллекта детей. Это наблюдается, в частности, при гиперсоциа-лизирующем воспитании. Подобные подходы подавляют в детях эмоциональность и образность, а стимулируют логически-волевые аспекты личности. Дисбаланс, возникающий при этом между интеллектуальными и эмоциональными функциями, с одной стороны, затрудняет гармоничное развитие ребенка, а с другой – подавляет креативность. Подавление эмоций при воспитании одаренных детей приводит к неврозам, психосоматическим заболеваниям и другим негативным последствиям. Нельзя исключить, что дети, оказавшиеся в психиатрических больницах с различными заболеваниями, в том числе и с наркоманией, не смогли найти путь к творческому самовыражению из-за того, что культура поставила их в определенные рамки и подавила их способности.

Таким образом, только изучив природные основания художественного творчества, гендерные истоки творчества, гендерное своеобразие творца мы сможем ответить на многие вопросы, поставленные современной культурой, в том числе понять основы трудностей адаптации в культуре творческой личности каждого гендера.

Проблемная область нашего исследования – это область пересечения следующих направлений мысли: биолого-физиологических проблем пола, социокультурной проблематики мужественности и женственности, психологических и социокультурных проблем формирования полоролевой идентичности, философских и психологических аспектов изучения творчества. Все эти направления рассматриваются нами в рамках гендерного подхода. Кроме того, нами исследуется социокультурная адаптация творческой личности, ее кросскультурный аспект.

История вопроса


Проблема творчества интересовала мыслителей всегда как сфера деятельности, где человек постигает свою экзистенцию и достигает трансценденции – осуществляет эволюционные процессы. «Творчество как раз и отличается тем, что оно превышает уровень и переходит границу доступных прежде возможностей, т.е. что оно делает то, что раньше было относительно или исторически невозможным и что находилось по ту сторону сферы доступности не только технической и объектно-познавательной, а и ценностной» [10. С. 137]. Постижение художественного творчества как разновидности творчества вообще, которое, с одной стороны, может заниматься украшением жизни человека, изменением его внешнего облика, а с другой – приближая человека к миру прекрасного и к постижению истины своего существования, изменяет его внутренний образ, имеет большое значение. Мыслителям давно стало понятно, что в художественном творчестве «… изживается какая-то сторона нашей психики, которая не находит себе исхода в нашей обыденной жизни» [53. С. 135]. Кроме того, исследователям творчества понятна необычность, своеобразие личности художника (Рибо Т., 1897, 1910, Павлов И.П., 1923; Шмит Ф.И., 1924; Карпов И.П., 1926; Александровский Ю.А., 1977; Хайкин Р.Б., 1992). Художественное творчество – это своеобразная деятельность человеческого духа, удовлетворяющая особенной потребности и имеющая собственную область.

Если обратиться к истории человеческой культуры, то можно с уверенностью сказать, что художественное творчество (изобразительное искусство) было одним из первых видов творчества. Обусловленность творчества той сферой культуры, в которой оно реализуется (производство, наука, искусство и т.д.) требует выявления своеобразия психологии творчества в каждой из них. Самому художественному творчеству, его истории, особенностям мыслители уделяли много внимания. Проблема художественного творчества в гендерном контексте, в философской и психологической традициях до сих пор не стала темой самостоятельных исследований.

Определенный взгляд на творчество в гендерном контексте можно проследить у Ф. Ницше, А. Шопенгауэра, О. Вейнингера, В.Н. Иванова, Н.А. Бердяева, С.Н. Булгакова, которые разделяют понятия «гениальность» и «талантливость» и их связь с творчеством и обосновывают свой взгляд на гениальность – как мужской, а талантливость – как женский феномен. Причем противоречие в обосновании мужской гениальности можно проследить у Вейнингера, который в произведении «Пол и характер», вышедшем в Австрии в 1903 г., а в России – в 1991 г., последовательно обосновывая бисексуальность человека, считает, что женщина лишена многих качеств мужчины и потому не способна быть гениальной. Но говорит он при этом об идеальной женщине «Ж», не отрицая, таким образом, по нашему мнению, возможность гениальности женщины как таковой. А психологам в настоящее время известно о существовании различных переходных типов, содержащих в себе в определенных сочетаниях маскулинность и фемининность.

Кроме того, для разработки проблемы важны работы З. Фрейда, по­священные изучению бессознательного, человеческой сексуальности, остроумию, культуре («Я» и «Оно», «Лекции по введению в психоанализ», «Остроумие и его отношение к бессознательному», «Недовольство культурой», «Основной ин­стинкт», «Очерки по теории сексуальности»), а также его работа о Леонардо да Винчи и сборник «Художник и фантазирование». В двух последних работах Фрейд обосновывает значение бессознательных процессов для творчества. Ис­кусство выступает в анализах Фрейда как выражение аффективных переживаний, чаще всего связанных с детской сексуальностью и облекаемых художником в художественную форму, образы и символы. Причем Фрейд считает, что «…художники, черпающие из таких источников, которые еще не открыты для науки, помогают нам проникнуть в глубины нашей души» (Додельцев Р.Ф., Долгов К.М.). Подобный взгляд Фрейда поддерживают и русские исследователи искусства и творчества Л.С. Выготский, А.Н. Лук, Р.Б. Хайкин.

Большой вклад для понимания художественного дарования вносит К.Г. Юнг и его работы: «Конфликты детской души», где освещается феномен одаренности (книга впервые опубликована Юнгом в 1946 г., в России – в 1995 г.); «Аналитическая психология» (понятие коллективного бессознательного) – 1995 г.; «Психология бессознательного» (теория Эроса) – 1994 г.; «Проблемы души нашего времени» (структура души, душа и земля, архаичный человек) – 1993 г.; «Архетип и символ» (подход к бессознательному, об архетипах коллективного бессознательного, об отношении аналитической психологии к поэтико-художественному творчеству) – 1991 г.; «Человек и его символы» (нау-ка и бессознательное) – 1996 г.; «Либидо и его метаморфозы» (о двух видах мышления, борьба за освобождение от матери) – 1994 г.; «Феномен духа в искусстве и науке» (Пикассо) – 1992 г.; «Душа и миф. Шесть архетипов» (архетип матери) – 1996 г. Причем К.Г. Юнг считает, что психология творческого индивида – это собственно женская психология. Но вместе с тем, в его работах «Проблемы души нашего времени», «Человек и его символы» можно проследить взгляд на необходимость для мужчины женской части души, а для женщины – мужской. Он считает, что творческая сила позитивного Анимуса дает женщине твердость, внутреннюю крепость, женщина делается более восприимчивой, чем мужчина, к новым творческим идеям. Мужчину же Анима настраивает на подлинные ценности и этим открывает путь к истинным глубинам бытия.

Определенное значение для нашего исследования имеют также работы А. Адлера: «Практика и теория индивидуальной психологии» (о мужской уста­новке у женщин-невротиков, психический гермафродитизм и мужской протест – центральная проблема нервных заболеваний) – 1995 г.; «Наука жить» (сексуальность и сексуальные проблемы) – 1997 г.; «О нервическом характере», где Адлер обосновывает проблемы мужской и «неженской» сущности у женщин, объясняет причины негативных суждений мужчин о женщинах (Шопенгауэр, Вейнингер, Мебиус) и желание женщины обесценить мужчину, а также обосновывает причины, по которым одаренные женщины терпят крушение в своей деятельности. Важно в аспекте поставленной проблемы обратить внимание на суждение Адлера о том, что «бегство от партнера», в особенности мужчины от женщины, лучше удается тем невротикам, которые рано нашли себя в сфере искусства [4. С. 329]. В работе «Понять природу человека» (1997) Адлер, говоря о мужском и женском началах, обосновывает исторически сложившееся мужское и женское разделение труда [4. С. 106], конфликт между полами и причину отказа женщины от женской роли [4. С. 117]. К этому можно присоединить исследование К. Хорни, ее взгляд на проблему ухода от женственности, недоверия между полами, комплекс маскулинности у женщин и материнские конфликты. Вместе с тем весьма значительный вклад в изучение материнских комплексов у обоих полов вносит Юнг, особенно его работа, о которой уже говорилось ранее, «Душа и миф. Шесть архетипов». Изучению отцовских влияний при формировании полоролевой идентичности определенное внимание уделяет У. Штейнберг в работе «Круг внимания», изданной в России в 1998 г. Имеет значение для проведенного исследования также фундаментальный труд С. де Бовуар «Второй пол», где изложена специфика женского пола, изучаются взгляды биологические, психоаналитические, исторические, мифологические, жизнь женщины во всех аспектах ее существования, рассматриваются вопросы независимости женщин. Достаточно важным является ее утверждение: «…женщина не может найти опору в самой себе, она лишена свойства быть субъектом» [31. С. 29]. К этому можно присоединить взгляды П. Флоренского, который, характеризуя имена Алексей и Александр, говорит, что первое – женское – тестообразно, всегда падает, второе же – мужское – есть твердое, кристаллически построенное тело; Розанова, утверждающего, что женщина не содержит в себе и зерна Я, Я мужчины – в гору величиной, Я женское… да оно просто прислонено к мужскому Я [171. С. 11]; А. Белого, В. Иванова, Н.А. Бердяева, В.Ф. Эрна, которые, говоря о дифференциации формы и материи, противопоставляют порядок и хаос [Там же. С. 14]. О трудностях формирования женской сущности говорит З. Фрейд. Подобным мнениям противостоят взгляды Г. Зиммеля: «Нерасщепленное единство женской натуры сохраняет все, что ей когда-либо пришлось пережить… Мужчина лишен этого, ибо, в силу его дифференцированности, он видит вещи более в их обособленной объективности. Способность расчленяться на множество отдельных направлений своей сущности, делать периферию независимой от центра… дает развитию всю полноту непредрешенности» [79. С. 240]. К взглядам Зиммеля можно присоединить точку зрения на данную проблему Э. Бадентэр, Р. Столлера, обосновывающих трудность становления мужской сущности.

Кроме того, для нашего исследования имеет значение работа А. Маслоу «Психология бытия» (1997), где он рассматривает три вида творчества – «первичное», «вторичное», «интегрированное» – и проводит параллель с первичными и вторичными психическими процессами. Эта работа является весьма важной в аспекте понимания деятельности мозга в процессе творческой деятельности, а также рассмотрения проблемы доминантности полушарий у людей художественного и мыслительного склада.

Очень важны, в контексте изучения творчества, взгляды видных русских философов Н.А. Бердяева, Вл. Соловьева, П. Флоренского, С. Булгакова, Вяч. Иванова, В.В. Розанова, Б.П. Вышеславцева, Н. Хамитова. Они, с одной стороны, обосновывают связь творчества с Эросом (Бердяев Н.А., 1993; Соловьев Вл., Булгаков С.Н.,1994; Хамитов Н., 1995; Вышеславцев Б.П., 1994), а с другой – обосновывают гениальность мужского начала в творчестве (Булгаков С.Н., 1994; Иванов Вяч., 1994; Бердяев Н.А., 1994). Так, Иванов пишет: «Природа гения – мужская, а элемент таланта – влажный и теплый» (Иванов Вяч., 1994. С. 74).

Кроме того, достаточно важным в контексте поставленной нами проблемы является отчетливо прослеживаемый в философском поле русских мыслителей взгляд на необходимость соединения гендерных оппозиций в творчестве и возможность овладения творческой деятельностью только в случае целостной личностной индивидуальности (Бердяев Н.А., Булгаков С.Н., Соловьев Вл., Иванов Вяч., Франк С.Л.). Так, Булгаков полагает, что разгадка творчества – в «…имманентной брачности человеческого духа. Оно есть скрещение двух начал, гениальности и талантливости, вертикали и горизонтали. Гениальность есть мужское, зачинающее начало в творчестве, это – дух; талантливость – женское, воспринимающее и рождающее начало, – душа, Психея» [41. С. 263–264]. В свою очередь Иванов подчеркивает необходимость обоих элементов в творческом процессе: «…для истинного творчества необходимы вместе влажный и теплый элемент таланта и огневой элемент гения; не гений плодоносен в художнике, а талант» (Иванов В.И., 1994).

Вместе с тем, при изучении проблемы художественного творчества обширное поле исследований прослеживается в работах российских ученых Л.С. Выготского, Б.П. Вышеславцева, А.Н. Лука, Р.Б. Хайкина, Н.С. Лейтеса, Б.М. Теплова, С.Л. Рубинштейна и др.

Так, известные труды Л.С. Выготского «Психология искусства» (1925) и «Воображение и творчество в детском возрасте» дают много для понимания психологических процессов, лежащих в основе творчества. Он исследует искусство как прием, как катарсис, большое внимание уделяет воображению, его связям, прослеживает его механизм, рассматривает искусство с точки зрения психоаналитических знаний.

А.Н. Лук («Мышление и творчество») показывает особенности творческого мышления и своеобразие творчески одаренной личности. Важна работа видного русского философа Б.П. Вышеславцева «Этика преображенного Эроса», впервые опубликованная в нашей стране в 1994 г., в которой автор рассматривает своеобразие творческой фантазии и воображения и анализирует взгляды Юнга на эти процессы. Известна работа П.А. Флоренского «Избранные труды по искусству», где, в частности, он прослеживает психическое своеобразие художника.

Кроме того, взгляды как зарубежных, так и российских ученых система­тизированы в исследовании русского ученого Р.Б. Хайкина «Художественное творчество глазами врача». Он рассматривает проблему художественного вдохновения, художественное творчество с системно-эволюционных позиций, обосновывает, почему рисуют дети и душевнобольные. И хотя он совершенно не затрагивает проблему художественного творчества в контексте гендерных оппозиций, тем не менее его работа явилась необходимой в нашем исследовании, так как Хайкин проанализировал работы Г. Уолтера «Живой мозг», С. Спрингера, Г. Дейч «Левый мозг, правый мозг». Это позволило нам подробнее исследовать своеобразие «мужского» и «женского» мозга в художественном творчестве. Определенное значение в этом плане дают также работы С. Хеллера, Т.Л. Стила «Монстры и волшебные палочки», Д. Ландрама «Гении, которые ломали правила» и «Тринадцать женщин, которые изменили мир», В.Е. Кагана, проанализировавшего взгляд американского исследователя Л. Уэрмака на межполушарные различия, а также «Общий курс физиологии человека» под редакцией А.Д. Нозд­рачева (1991). Кроме того, в аспекте творческой эволюции, а также отличия интуитивного и интеллектуального познания рассмотрена работа французского философа А. Бергсона «Творческая эволюция».

Учитывая отчетливую связь творчества с проблемой пола, с одной стороны, и с жизнью общества – с другой, обширное поле исследований посвящено вопросам биологии, физиологии, психологии пола в контексте гендерных оппозиций и единства [100. С. 128].

Работа Крафт Эбинга, вышедшая в свет в 1886 г., раскрывает вопросы физиологии гендера, его особенности, антропологические факты. Автор утверждает, что момент, определяющий пол, неизвестен и критерием для его определения служит скорее осознание пола. Он считает, что отделы нервной системы, служащие половым функциям, соответствуют первоначальному двуполому состоянию плода. Взгляд на человеческую двуполость прослеживается у О. Вейнингера, В. Иванова, Н.А. Бердяева, В. Соловьева, С.Н. Булгакова, Э. Бадентэр, Г. Аммона, Э. Маккоби, К. Джеклин и др. К.Г. Юнг считает, что в психической реаль-ности каждого человека имеется половой двойник: Анима – у мужчины, Анимус – у женщины. Весомый вклад в анализ проблемы пола вносит работа российского ученого Кагана В.Е. «Воспитателю о сексологии» и его совместный труд с Д.Н. Исаевым «Половое воспитание детей. Медико-психологические аспекты», а также исследование доктора биологических наук А.А. Логинова «Женщина и мужчина». Причем Каган анализирует работы американских исследователей Э. Маккоби и К. Джеклин, которые выделили половые различия мужчин и женщин; Де ля Косте-Утамсинга и Р. Холлуэйя, обнаруживших отличия в строении мозолистого тела у мальчиков и девочек. Все авторы отмечают, что принципы полового диморфизма не абсолютны, не все можно описать альтернативой «мужское – женское».

Потому определенное поле исследований, касающихся вопросов формирования полоролевой идентичности и становления мужской и женской сущности, необходимых для понимания поставленной проблемы, мы прослеживаем в психоаналитической и психологической традициях (З. Фрейд, К.Г. Юнг, А. Адлер, К. Хорни, Э. Эриксон, Э. Бадентэр, К. Джиллиган, Н. Ходороу, У. Штейнберг и др.).

Кроме того, имеет значение рассмотрение путей формирования целостной идентичности личности, тождественной самой себе (Э. Эриксон, Р. Столлер, И. Кон, К. Джиллиган, Э. Бадентэр и др.). При этом значительный вклад в понимание формирования полоролевой идентичности вносят работы Э. Эриксона «Детство и общество», где он рассматривает восемь последовательных стадий развития идентичности, и книга «Идентичность: юность и кризис», изданная в США в 1967 г., а в России в 1996 г. В ней Эриксон дает ряд определений идентичности и обосновывает, что важно для ее становления.

Для понимания процесса формирования идентичности в контексте материнских и отцовских влияний важны работы З. Фрейда «Основной инстинкт», К.Г. Юнга «Архетип и символ», «Душа и миф. Шесть архетипов», где они прослеживают проблемы становления мужской и женской сущности. Причем важно обратить внимание на сообщение Юнга о том, что из-за половых различий комплекс матери у сына не возникает в чистом виде. О трудностях становления мужской сущности, связанных с первичной протоженственностью, сообщают Э. Бадентэр и Р. Столлер.

Кроме того, в аспекте поставленной проблемы для понимания своеобразия личности художника, особенно гениального художника, творчество которого служит будущим эпохам, необходимо изучить психологические отличия мужественности и женственности. И сделать это необходимо потому, что творческая личность, по нашему мнению, должна сочетать в себе проявления и мужских, и женских черт личности и быть, в этом смысле, психологически андрогинной. И здесь обширное поле исследований разворачивается перед нами в русской философской мысли (Н.А. Бердяев, В. Соловьев, С.Н. Булгаков, В.В. Розанов, Вяч. Иванов, Н. Хамитов). Причем очень важно в контексте поставленной проблемы исследование российского ученого О. Рябова, его моно­графия «Женщина и женственность в философии Серебряного века». В работе автор уделяет внимание тому, какое содержание философская мысль Серебряного века вкладывала в понятие женственности и мужественности, в чем усматривалась специфика природы женщины. Обращает на себя внимание высказывание Рябова о том, что постоянная идея философии этого времени – комплементарность, взаимодополнительность женского и мужского начал. Он отмечает, что идеальный тип взаимоотношений мужского и женского начал – состояние гармонии и равновесия. «Оба пути нужны и один без другого не довлеет человечеству, в котором равно напечатлелись Небо и Земля, Отец и Мать, муже-ственность и женственность» (Иванов В.) Преобладание мужского начала нарушает гармонию, отречение от женственной стихии духа «…приводит к мятежу против Бога и превращению в дьявола». Но и господство самки над женщиной и мужчиной также опасно [41. С. 275].

Определенное поле исследования посвящено пониманию талантливого и гениального творчества в современной социокультурной ситуации, что позволит разобраться в гендерных истоках художественного творчества.

Учитывая все вышесказанное, следует, по нашему мнению, изучить рассматриваемую проблему не в аспекте «вечно женского» или «вечно мужского», а в контексте «муже-женского» в творчестве вообще и в художественном, в частности.

При выявлении условий и предпосылок творческой реакции личности необходимо исходить из того, что именно творчество является одной из актуальнейших тем современной философии и культурологии. А так как к предпосылкам творчества и причинам его возникновения относятся как определенные социокультурные условия, так и природные основания, то именно гендерный контекст рассмотрения проблемы позволит, по нашему мнению, выявить эти основания и условия.

Вместе с тем проблема социальной адаптации творчески одаренной личности является темой исследования во многих областях знания и пока еще далека от разрешения. Данный вопрос изучался в рамках анализа взаимозависимости тврческой личности, творческой деятельности и общества философами (Ш.Л. Монтескье, К.А. Гельвеций, Ф. Шиллер, С.Е. Ячин), психологами (З. Фрейд, Э. Крис, О. Ранк, И. Малтзман, К. Роджерс, А. Маслоу, М. Ксикзент­михалий, Д.К. Симонтон, М. Родес), социологами (А. Хаузер, Р. Кениг, А. Зиль­берман, Л.Мемфорд) [76, 203, 211, 228, 240, 269, 308, 371, 381, 389, 400, 404, 415]. Социологический аспект данной проблемы выражен в преобладающем в настоящее время взгляде на творчество и творческий продукт с точки зрения того, что он должен быть не только новым, но и востребованным, значимым для общества, которое должно создавать адекватные средства адаптации и реализации потенциала креативных личностей [274, 304, 305, 308, 404, 415].

В настоящее время вопрос о социальной адаптации человека хорошо изучен на теоретическом уровне (Т. Парсонс, Р.К. Мертон, М.И. Бобнева, А.А. Реан, В.Ю. Верещагин, Л.В. Корель, А.А. Налчаджян, Л.Л. Шпак) [46, 97, 130, 135, 156, 162, 180, 246]. Однако лишь в некоторых работах исследуется адаптация творчески одаренных личностей, в своей совокупности акцентирующих внимание на преобразующем характере творческой активности (Я.И. Гилинский, И.Б. Дерманова, Л.М. Коэн, Д. Амброус, М. Киртон) [56, 69, 357, 404]. В данном контексте наиболее полно освещены идеи о взаимосвязи творческой деятельности и тревоги, являющейся центральным элементом адаптации любого человека в целом и творчески одаренной личности в частности. Тщательную разработку проблема тревоги в процессе адаптации творческого человека получила в трудах философов-экзистенциалистов. Об экзистенциальной тревоге, способствующей постижению смысла подлинного существования, ведущей к творчеству и, тем самым, к истинной адаптации, говорится в трудах С. Кьеркегора, М. Хайдеггера, К. Ясперса, Ж.П. Сартра, П. Тиллиха, Л. Бинсвагера, Р. Мэя [29, 107, 134, 149, 190, 226, 268].

Роль тревоги в процессе адаптации творческого человека подробно ана­лизируется также в психодинамических подходах. З. Фрейд, А. Фрейд, К. Хорни пишут об адаптационной функции творчества, позволяющей избавиться от тревоги, вызванной подавленными инстинктами [136, 210, 211, 228, 327]. К. Юнг, Г. Салливан и О. Ранк указывают, что для развития творческого потенциала человеку необходимо встретиться со своей тревогой и понять ее истинные причины, что способствует более успешной адаптации [134, 174, 257].

Современные теории взаимосвязи творчества и тревожности в процессе адаптации творческого человека представлены, в первую очередь, в работах М. Ксикзентмихалий и К. Дабровски [01, 373, 379, 415].

В меньшей степени эмпирически изучен вопрос об особенностях адапта­ции творчески одаренных личностей в современном обществе. Данная пробле­матика затрагивается в рамках анализа психосоциальных характеристик креа­тивных людей. Большинство исследований в этой области выполнены в странах Европы и США (Дж. Дэвис, М. Ксикзентмихалий, Г. Гарднер, Д. Симонтон, Р. Стернберг, Ф. Бэррон, Д. Маккиннон, Е. Торренс, Г. Миллар, Г. Валберг, У. Старих, Т. Тардиф, Г. Соломон, Е. Винслоу, С. Римм, М. Ранко, Р. Алберт, Т. Амабиль, Дж. Рензулли, Б. Стремикис, Р. Кеттелл, Д. Рой, П. Кросс, А. Старко, Д. Фаско и др) [72, 272, 274–276, 282, 284–287, 298, 300, 303–305, 308–311, 331, 314, 322, 331, 363–365, 374, 387, 396, 402, 403, 415, 419, 423, 424, 430, 433, 434, 436, 438, 440, 443, 441–447, 449, 458–461, 467].

В работах Ф. Поста, А. Людвига, Г. Айзенка, Ф. Бэррона, Д. Макиннона, Г. Валберга, М. Хербига, Г. Соломона, Р. Ричардса, Д. Шулберга, А. Валкера, Р. Коестнера, А. Хама отдельно анализируется вопрос о выраженности среди творчески одаренных личностей психо-патологических черт и депрессивных расстройств, затрудняющих их адаптацию [277, 282, 284, 286, 321, 351, 362, 363, 364, 383. 391, 409, 424, 459, 461, 462].

В России личностные особенности творчески одаренных людей, определяющие специфику их адаптации, изучены в меньшей степени и преобладают теоретические положения о чертах и характеристиках творческого человека. Они представлены в трудах А.А. Мелик-Пашаева, Е.Л. Яковлевой, Д.Б. Богояв­ленской, А.М. Матюшкина, В.Э. Чудновского, В.С. Юркевича, А.Д. Артоболевской, В.Ф. Овчинникова, Я.А. Пономарева [141, 156, 157, 173, 265, 266]. Эмпирические исследования в данной области выполнены Л.В. Шавининой, О.М. Разумниковой, О.С. Шемелиной, В.С. Собкиным, Н.В. Рождественской, А.Л. Гройсман, В.Л. Слободовым [61, 157, 179, 265]. О взаимосвязи творчества и психических расстройств пишут Р.Б. Хайкин, Б.В. Зейгарник, А.А. Скобцева, Ю.Ф. Полякова [227].

В контексте изучения адаптации творчески одаренной личности, как ни странно, очень мало работ посвящено креативным детям, особенно в нашей стране. Однако именно по отношению к ним и возникает, собственно, вопрос об эффективности адаптации с точки зрения создания адекватных механизмов, поскольку дети в большей степени уязвимы к внешним воздействиям и их поведение более поддается коррекции, чем поведение взрослого, уже социализированного человека. О трудностях творчески одаренных детей в современном обществе свидетельствуют результаты большинства исследований, выполненных преимущественно в странах Европы и США и указывающих на выраженность среди них высокого уровня тревожности (часто социально индуцируемой), препятствующей успешной адаптации (Е. Торренс, А. Людвиг, Г. Айзенк, М. Ксик­зентмихалий, Дж. Гетзелс, Н. Андреасен, Е. Хаммер, Дж. Хаммонд, Р. Хелсон, А. Кемп, Ф. Бэррон, П. Кросс, Р. Готз, С. Мартиндайл, Дж. Мохан, Р. Ричардс, С. Шафер, Дж. Шелтон, Дж. Виллс, Л. Джемисон, С. Марчант-Хэйкокс, Г. Вилсон, С. Расс, Р. Прентки, Дж. Камерон и Г. Фейст) [278, 283, 296, 300, 306, 307, 321, 334, 337, 342, 343, 345, 350, 355, 362, 368, 370, 375, 384, 390, 405, 406, 413, 438, 466]. В нашей стране аналогичные исследования практически не проводились. Одна из немногих работ на тему взаимосвязи креативности и тревожности была выполнена В.Н. Дружининым и Н.В. Хазратовой [72].

Результаты немногочисленных исследований, осуществленных непосредственно в области особенностей адаптации творчески одаренных детей, противоречивы. Большинство работ, выполненных среди интеллектуально одаренных детей, свидетельствуют, что они в целом адаптированы не хуже, а нередко даже лучше по сравнению с обычными детьми (Д. Рост, Н. Робинсон, Б. Шнейдер, М. Гросс) [340, 398, 401, 408]. Результаты исследований креативных личностей не столь однозначны. Часть из них сообщает о том, что творческие дети успешно адаптированы в современном обществе (С.Ю, Н.Т. Га­ллусси), однако большинство свидетельствуют об обратном (А. Людвиг, С. Шафер, Е. Хофф и И. Карлсон) [146, 329, 348, 362, 466, 468]. Необходимо отметить, что почти все из известных нам исследований были выполнены за рубежом и лишь единичные работы осуществлены в нашей стране (Е.В. Битюцкая, С.А. Хазова, Л.Б. Огурэ и Д.В. Ушаков) [30, 146, 224].

В настоящее время проблема социальной адаптации творчески одаренных детей активно исследуется в странах Европы и США с точки зрения выявления факторов (в первую очередь институциональных), затрудняющих процесс их успешного вхождения в социум (Дж.А. Бэйкер, К Кларк, М. Ксикзент­михалий, В.Л. Доусон, Дж. Фриман, П.Г. Геарг, Т.Р. Хеберт, Б. Керр, М. Ней­харт, Л. Полман, Р.А. Шултз, Дж.Ф. Смутни, В.Е. Стариха, Л. Вайт, С.М. Рейс, Дж.Г. Бранс, Г.П. Мандейл, П.Л. Саппли, С. Римм, П.Л. Вэйл, К.Л. Ком, С.М. Баум, Дж.Г. Борковски, К. Грин, Дж.Р. Витморе, А.Л. Крисман, Е.И. Диаз, Д. Форд) [280, 288, 291, 294, 299, 307, 315, 316, 324–326, 333. 336, 339, 344, 356, 358, 367, 378, 382, 395–397, 410, 422, 431, 435, 448, 447, 461, 465].

В нашей стране лишь единичные работы посвящены исследованию тревожности среди креативных детей и практически нет работ о специфике их адаптации в нынешних условиях, а в особенности о таком важном явлении, как общественное мнение в отношении творчески одаренных детей и трудностей, с которыми они сталкиваются в процессе адаптации. Также не изученным остается вопрос о степени распространения социально индуцируемых страхов среди них. Эти обстоятельства и обусловили необходимость нашего исследования. Причем, прежде чем направить наши усилия на исследование особенностей социокультурной адаптации творческой личности в гендерном контексте, мы посчитали необходимым провести кросс-культурное исследование, что, по нашему мнению, позволит понять культурные особенности адаптации творческой личности и даст возможность в последующем исследовать гендерные особенности адаптации.

Кросс-культурное исследование позволяет путем сравнительного анализа выйти за рамки отдельной российской культуры, обобщить характеристики адаптации креативных детей и на этом фоне раскрыть специфику их адаптации в нашей стране. Мы попытались сделать вклад в решение этой проблемы при помощи исследования степени распространения тревожности среди творчески одаренных детей и анализа общественного мнения об особенностях их адаптации в России и США. Соединенные Штаты выбраны нами потому, что данная страна характеризуется развитой институциональной средой, поддерживающей адаптацию креативных личностей.

Объектом нашего исследования являются отношения творчески одаренной личности и социума.

Предметом исследования является взаимосвязь между творчеством (творческими способностями и их культурным выражением) и гендерными особенностями индивидуальности художника, в основном рассматриваемая на примере художественного творчества и художественно одаренных личностей в сфере изобразительного искусства, а также особенности социальной адаптации творчески одаренных детей в кросс-культурном контексте.

Цель исследования состоит в том, чтобы раскрыть содержание зависимости между культурно определенной творческой деятельностью и гендерной идентичностью человеческой индивидуальности в области художественного творчества, а также определить характеристики социальной адаптации творчески одаренных детей и выявить институциональные средства, способствующие их успешной адаптации в обществе современного типа.

Это предполагает решение следующих задач:

– показать место гендерного подхода к исследованию художественного творчества в контексте современной социокультурной ситуации;

– определить проявления психологического своеобразия полов: мышления, воображения и других личностных качеств – в художественном творчестве; попытаться ответить на вопрос: почему имеются лишь единицы гениальных женщин-художниц?

– рассмотреть основные философские и методологические подходы к проблеме гендера и творчества; показать становление гендерных исследований творчества в отечественной философской, психологической и культурологической традициях;

– выявить гендерные истоки художественного творчества;

– попытаться создать культурно-антропологический портрет художественно одаренных личностей в гендерном аспекте;

– установить роль общества в творческой деятельности и в становлении творческой личности и проанализировать современные теории социальной адаптации применительно к особенностям этого процесса у творческого человека;

– изучить феномен тревожности как критерия адаптации/дезадаптации и установить его роль в процессе адаптации творчески одаренной личности, проанализировать степень выраженности уровня тревоги у креативных детей;

– выявить факторы, способствующие адаптации/дезадаптации творчески одаренных детей в современном обществе;

– определить степень распространения среди творчески одаренных детей в российской культуре социально индуцируемых страхов, связанных со школой и затрудняющих успешную адаптацию в сравнении с детьми с развитием творческих способностей в пределах возрастной нормы;

– проанализировать общественное мнение по проблеме социальной адаптации творчески одаренных детей в России и США и сравнить полученные данные между выборками двух стран;

– проанализировать мнение творчески одаренных личностей о трудностях, с которыми они могут сталкиваться в процессе социализации в России и США и сравнить полученные данные между выборками двух стран;

– способствовать разработке и систематизации рекомендаций для психолого-коррекционной работы с творчески одаренными детьми.

Методологическая и методическая основы исследования. Интегративный характер культурологического знания обусловил необходимость привлечения широкого арсенала методов гуманитарного и социального познания. Прежде всего, используется традиционный для гуманитаристики метод контекстного описания эмпирически фиксируемого состояния или события с включением сравнительного анализа, типологизации и интерпретации текста.

Основой для изучения особенностей адаптации творчески одаренной личности послужила методология структурно-функционального подхода в социологии (П. Сорокин, Т. Парсонс, Р.К. Мертон), в которой социальная адаптация человека рассматривается преимущественно как двусторонний процесс и результат встречной активности субъекта и социальной среды. Методологической основой служит также экзистенциальная аналитика человеческого бытия, развернутая в трудах С. Кьеркегора, М. Хайдеггера, Ж.П. Сартра, К. Ясперса, П. Тиллиха, Л. Бинсвагера, Р. Мэя, методология интерперсонального подхода к развитию личности Г.С. Салливана, О. Ранка, М. Ксикзентмихалий, К. Дабровски и методология кросс-культурного подхода, позволяющая давать объективную оценку процессам, происходящим в отдельных культурах.

Привлечены методы массового опроса, с последующей функциональной и статистической интерпретацией выявленных структурных элементов. Использовались частные психологические методики.

Рассмотрение творчества в гендерном контексте требует изучения,
во-первых, проблемы пола, рассмотрения его во всех аспектах: биолого-физиологическом, философском, психологическом и социальном, а во-вторых, изучения творчества с точки зрения гендерных оппозиций. Поэтому нами, прежде всего, подвергнуты анализу литературные источники, посвященные этим проблемам.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   85


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации