Реферат - Привлечение сексуального партнера. Как это происходит у животных и у человека - файл n1.doc

Реферат - Привлечение сексуального партнера. Как это происходит у животных и у человека
скачать (137 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc137kb.21.10.2012 09:05скачать

n1.doc

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

АЛТАЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ФАКУЛЬТЕТ ПСИХОЛОГИИ И ФИЛОСОФИИ

КАФЕДРА СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

«Привлечение сексуального партнера.

Как это происходит у животных и у человека»
Реферат по дисциплине ЗООПСИХОЛОГИЯ

И СРАВНИТЕЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ
Выполнила студентка

I курса группы 1891 з

Сидоренко А. А.
_____________________
Проверила:

Михеева И. В.
______________________

Оценка________________

«___» _________ 2009 г.

Барнаул-2009

Содержание:


Введение

3

Глава 1. Коммуникации в половом поведении

4

Глава 2. Сигналы

5

2.1 Звуковая сигнализация

5

2.2. Зрительная сигнализация

6

2.3. Запах

7

Глава 3. Ухаживания

10

Глава 4. Синхронизация

14

Глава 5. Соблазнение и умиротворение

17

Глава 6. Брачные сражения

19

Заключение

24

Список литературы


25



Введение.

Привлечение сексуального партнера – один из этапов брачного поведения, не уступающий по значимости самому спариванию. Это тема интересна для изучения, так как каждому виду животных присущи одни и те же формы поведения: пищевое, оборонительное, комфортное…

Но, наверное, всего важнее репродуктивное поведение, обеспечивающее виду само существование. Оно отнюдь не ограничивается сексом. Нужен еще один главный компонент: поиск брачного партнера. Но только ли половой инстинкт имеет место при привлечении партнера? Зачем тогда нужны брачные игры? Почему животные не могут спариваться без этих игр? Оказывается не всё так просто...


…В джунглях Амазонки, салонах Парижа и нагорьях Новой Гвинеи женщина кокетничает одинаково: слегка улыбается, затем опускает веки и смотрит в сторону. Последовательность действий настолько очевидна, что немецкий этолог Эйбл-Эйбесфельдт пришел к заключению: этот сигнал сексуальной заинтересованности – врожденный поведенческий стереотип, выработавшийся в процессе становления вида. Мужская тактика обольщения не многим отличается от тактики, принятой у самцов различных видов животных. Треска раздувает жабры и топорщит тазовые плавники; змеи, лягушки и жабы надуваются; антилопы и хамелеоны поворачиваются боком, чтобы подчеркнуть свои размеры; у котов шерсть встает дыбом; голуби надувают зоб и взъерошивают перья; омар поднимается на кончики ног и вытягивает вперед раскрытые клешни; горилла колотит себя по груди кулаками. Мужчина просто выпячивает грудь колесом…

В своей работе я бы хотела не только рассмотреть основные формы брачного поведения животных, но и провести параллели с сексуальным поведением человека. А так ли сильно мы отличаемся друг от друга в моменты реализации одного из основных инстинктов?


Глава 1. Коммуникации в половом поведении
Копуляции обычно предшествует ухаживание в той или иной форме. У моногамных видов, например у многих птиц, может иметь место очень короткая фаза ухаживания непосредственно перед спариванием. У видов, характеризующихся более свободными половыми связями, существуют достаточно сложные ритуалы ухаживания. Самыми яркими примерами могут служить сложные воздушные танцы данаид, зигзаги танца колюшек и ритуальные демонстрации многих видов уток. Сигналы ухаживания могут передаваться через несколько сенсорных модальностей. Манящие крабы прибегают к привлекающей внимание зрительной демонстрации, покачивая своими большими клешнями видоспецифичными способами. Сверчки и лягушки-быки используют брачный зов как часть своей голосовой демонстрации. Обоняние играет особенно важную роль у многих видов млекопитающих: широко распространены различные паттерны преследования, обнюхивания и лизания анально-генитальной области. По всей видимости, функцией ухаживания является синхронное приведение обоих партнеров к соответствующей стадии готовности к копуляции, чтобы позволить и самцу, и самке выбрать подходящего партнера.


Глава 2. Сигналы

Важную роль при встрече особей разного пола играют противоположного рода сигналы: звуки, запахи и т.п. Эти сигналы можно разделить на две большие группы: адресованные противникам и направленные на привлечение особей другого пола. Ритуализированные сигналы, адресованные противникам, по сути, не отличаются от тех, которые используются в агрессивных столкновениях. Это разнообразные угрожающие звуки и позы; преувеличение размеров тела, впечатление которого создается за счет взъерошивания оперения и шерстных покровов, растопыривания плавников, надувания живота и т.п. Сигналы, используемые в половом поведении животных, зависят от средства коммуникаций, предпочитаемых разными таксономическими группами. Так, для насекомых, основными сигналами являются звуковые и обонятельные, для рыб, амфибий и птиц - звуковые и зрительные; для млекопитающих - обонятельные, звуковые и в меньшей степени зрительные. Для привлечения особей противоположного пола используются сигналы специального назначения, не применяющиеся в обычной жизни. Особое место занимают хорошо ритуализированные сигналы и действия, используемые в турнирных боях животных.
2.1 Звуковая сигнализация

Некоторые виды животных издают специфические звуки только в период размножения, так, молодые олени до трех лет звуков практически не издают, а после достижения половой зрелости издают их только в период размножения.

Гориллы и орангутанги не только способны издавать голосовые звуки, но обладают еще и горловыми мешками, усиливающими звуки в качестве резонаторов. Такие мешки имеются и у гиббонов (Hylobates syndactylus). Этот голос служит у них для взаимного призыва, эта способность служит обезьяне-самцу средством нравиться. Ревуны (Mycetes caraga) в теплую погоду утром и вечером наполняют лес своим оглушительным ревом, в котором принимают участие и самцы и самки своими, значительно более слабыми голосами. Ревуны издают эти звуки потому, что испытывают от этого удовольствие.

Что же касается людей, то всем хорошо известна поговорка: «Женщина любит ушами». Давно установлено, что тембр, громкость голоса, манера произношения слов и фраз, играет не малую роль при определении потенциального сексуального партнера.

2.2. Зрительная сигнализация

Половой диморфизм. У большинства видов животных имеет место половой диморфизм, который заключается в том, что самцы имеют более развитые вторичные половые признаки по сравнению с самками. До половой зрелости, а точнее до первого сезона размножения, самки и самцы многих видов животных очень похожи друг на друга. Под влиянием половых гормонов внешний вид самцов, а у видов, для которых характерна полиандрия - самок, заметно преображается. Некоторые рыбы приобретают необыкновенно яркую окраску, у самцов копытных отрастают рога, у некоторых обезьян - гривы, усы и борода. У птиц образуются совершенно невероятные наряды из перьев, отрастают гребни, набухают сережки. У некоторых видов эти изменения сохраняются в течение всей жизни, у других же подобные наряды служат признаками готовности к размножению и проявляются только в брачный сезон. Подобные ритуальные органы обнаруживаются у представителей любой другой группы животного мира. Таковы, в частности, броские, яркие отметины и экстравагантные, удлиненные, расширенные или причудливо вырезанные перья многих птиц, видоизмененные плавники рыб, меняющие окраску кожные "воротники" рептилий. Все эти "украшения" явно демонстрируются перед прочими особями своего вида, перед самкой или соперником за счет специфических форм демонстративного поведения. С приближением сезона размножения под воздействием половых гормонов, животные начинают демонстрировать свои половые признаки. Они поднимают и опускают хохлы, распускают хвосты, как, например, павлины, производят множество ритуальных движений, в общих чертах весьма похожих у представителей разных таксономических групп. Очевидно, в ходе эволюции и сами украшения, и способы их показа развивались параллельно. Демонстрирование этих сигнальных структур несет жизненно важную информацию, которая указывает другим особям на половую принадлежность демонстрирующего животного, на его возраст, силу, право собственности на данный участок местности и т.д.

Если рассматривать зрительные сигнализации относительно человека, то нам свойственна игра в "вот он я". И мужчины, и женщины, войдя в помещение, первым делом оглядываются в поисках места, где можно сесть, облокотиться, занять какую-то позицию. Дальше начинается фаза привлечения внимания.

Мужчины обычно расправляют плечи, играют мышцами, потягиваются. Напитки помешивают всей рукой от плеча – словно месят глину. Легкое и плавное движение, необходимое, чтобы зажечь сигарету, превращается в мощный жест, в котором задействовано все тело, а гасится спичка широким резким взмахом.

Интересно наблюдать за мужчиной, прохаживающимся взад-вперед. Кстати, самец-бабуин, рассчитывая на сексуальный контакт, тоже расхаживает очень важно. Самец гориллы ходит туда-сюда на вытянутых напряженных лапах, краем глаза следя за самкой. Многие обезьяны при этом прихорашиваются. Мужчина приглаживает волосы, оправляет на себе одежду или потирает подбородок (неосознанный жест, рассеивающий нервную энергию).

Женщины начинают фазу привлечения внимания с похожих маневров: улыбаются, глядят по сторонам, потягиваются, прихорашиваются, раскачиваются. Часто используется и набор специфических женских приемов – подкрутить локон, стрельнуть глазками, хихикнуть или облизнуть губу. У некоторых появляется специфическая походка: спина прямая, грудь вперед, бедра ритмично покачиваются.

Очень распространенный способ продолжения знакомства – свидание в ресторане. В самом деле, не существует более банальной мужской уловки, чем попытка предложить угощение в надежде на благосклонность.

К подобной хитрости прибегают не только люди. Самец ктыря (хищная муха), поймав тлю, долгоножку или обычную муху, выделяет из специальной железы пахучий секрет, оповещающий о добыче. Пролетающая мимо самка задерживается, чтобы вкусить деликатес, – и пока она ест, происходит копуляция.

Такой ритуал, вероятно, возник еще до динозавров – ведь он очень важен для воспроизводства: обеспечивая самку пищей, самец демонстрирует свои способности охотника, добытчика, а значит, достойного партнера в деле продолжения рода.
2.3. Запах

Кроме зрительных стимулов, большое место в половом диморфизме играет запах.

Одним животным для привлечения самок хватает их окраски, другие в дополнение к окраске используют зрительные демонстрации, третьи не выделяются яркой окраской, по этому, активно демонстрируют себя перед самками. Важнейшим элементом языка зверей является язык запахов.

Чтобы убедиться в этом, достаточно понаблюдать за вышедшей на прогулку собакой: с каким сосредоточенным вниманием и тщательностью обнюхивает она все столбы и деревья, на которых имеются метки других собак, и оставляет поверх них свои. У многих животных существуют специальные железы, выделяющие специфическое для данного вида сильно пахнущее вещество, следы которого животное оставляет на местах своего пребывания и тем самым метит границы своей территории. Муравьи, дружно бегущие бесконечной цепочкой по узенькой муравьиной тропке, ориентируются по запаху, оставляемому на земле впереди идущими особями. Пахучими химическими сигналами пользуются насекомые, подавляющее большинство животных, а также водоросли и даже низшие грибы. Сегодня ученые приходят к выводу о наличии «запахового паспорта», в котором «записаны» вид, пол и индивидуум.

Само слово «феромон» означает на древнегреческом «переносчик возбуждения». Исследования последних лет позволили обнаружить не только половые феромоны, но и феромоны агрессии, тревоги, а также следовые феромоны, которые предназначены для разметки территории и направления движения особей.

О том, что насекомые способны запахом привлекать особей противоположного пола, было известно еще более ста лет назад. Самцы махаона прилетают на запах самки за несколько километров. Для этого на голове насекомых есть специальные «запахоуловители» — антенны. У бабочек пядениц бывают самки, которые не имеют крыльев. Вылупившись, они так и сидят на стволах деревьев. Но эти бабочки издают очень сильный запах, и крылатые самцы сами прилетают к бескрылым самкам. Количества молекул феромона, вызывающих хемосигнал, поразительно малы. Уровень запаховой чувствительности недостижим для химических методов анализа и лучших масс-спектрометрических исследований. Например, самка непарного шелкопряда выделяет 0,01 мг аттрактанта, он распространяется полосой 200 м на расстояние в несколько километров. Несколько тысяч молекул уже вызывают поведенческую реакцию!

Не только запах самки привлекает самца, но и запах самца привлекает самок. Известен случай как к трем племенным козлам, запах от которых явственно ощущался человеком, козы сами приходили с большого расстояния. Запах самца в стаде коров, свиней, овец стимулирует половую охоту самок, благодаря чему снижается яловость. Запах самки наиболее сильно возбуждает самца, если животные были разъединены. Специальные опыты показали, что при совместном содержании самка меньше возбуждает самца.

Половое предпочтение в связи с запахом известно не только у хищников, но и у животных с более слабым обонянием: у обезьян, мышей и других.

Пахучие соблазны свойственны и человеку!

Каждый пахнет по-своему – “запах-паспорт” столь же индивидуален, как голос, линии рук или интеллект. И у мужчин, и у женщин в подмышечных областях, около сосков и в паху, помимо потовых, есть особые железы – они начинают выделять секрет в период полового созревания.

В некоторых балканских регионах мужчины и сегодня во время праздников носят под мышкой носовой платок и вручают его женщине, которую приглашают на танец. Неужели мужской запах действительно привлекает женщину? Не исключено.

Женщины в сотни раз чувствительнее к сексуальному мускусу, чем мужчины; самый слабый запах пота они улавливают за метр, особенно в середине менструального цикла, во время овуляции. Кроме того, и у мужчин, и у женщин запахи способны пробудить воспоминания.

Глава 3. Ухаживания
Ухаживание — не такое простое дело. По сути, оно сводится к демонстрациям всевозможных достоинств, в первую очередь — признаков крепкого здоровья. Они должны быть буквально „написаны на лице“ — как, например, у обезьян уакари. Местность, где они живут, Амазония, изобилует малярийными комарами, но заболевают не все обезьяны — некоторые приобрели гены устойчивости к малярии. Как же отличить такого выгодного партнёра? У самок уакари это получается без труда, ибо больные самцы имеют бледную морду, а здоровые — ярко-красную. И чем краснее морда — тем сексапильнее.

Ещё кандидату в любовники необходимо проявить какую-нибудь неординарность, пусть даже с риском для жизни. Иметь какую-нибудь неудобную штуку (по-научному „гандикап“) вроде хвоста павлина или рогов оленя — несмотря на её наличие, самцы всё-таки выживают, спасаются от хищников, добывают корм. Значит, отличаются особой выносливостью! Естественно, самки об этом не задумываются, просто обладатели сверхнормальных стимулов возбуждают их сильнее — и оставляют больше потомства. Гандикап может быть и поведенческим — обычно это причудливый танец, отрабатывать который приходится долго в ущерб более полезным занятиям. Так, птички манакины годами разучивают движения потрясающего „твиста“, пристраиваясь к взрослым мастерам. И взыскательный вкус самок удовлетворяют только мастера с десятилетним (!) стажем.

Что ещё придаёт партнёру особую привлекательность? Обладание чем-то ценным, в первую очередь собственной территорией. Как ни странно, но самка часто вступает в брак не с самцом, а с его норой, гнездом или участком. Интересный пример — болотные козлы из Уганды. Раз в год их самцы собираются на своеобразный „рынок женихов“. Приходящие самки интересуются не статями жениха, а только местом, где он обосновался. Привлекательность участка зависит от того, насколько много мочевых меток оставили на нём спаривающиеся самки. Несмотря на автоматичность, этот выбор оказывается верным: за духовитую „квартиру в центре“ идут нешуточные бои, и отстоять её удаётся лишь самым воинственным козлам. То же самое наблюдается и у тетеревов-косачей — самки выбирают того, кто займёт центр турнирного поля.

А как ухаживают приматы? Тоже демонстрируют себя. Даже самые маленькие — например, саймири. У их самцов к сезону размножения на плечах нарастают мышцы и жир, и спеша к барышням, они расправляют „эполеты“, выпячивают грудь и чирикают (реветь размер не позволяет). Реветь как раз пристало гориллам; влюблённый горилл делается то суровым и неприступным: стучит в грудь, бросает косые взоры, то — игривым и озорным. А шимпанзе повисает на деревьях, крутит „фигуры“, отламывает ветки и с верещанием носится с ними перед ошалевшей избранницей. Чем крупнее ветвь, тем убедительнее считается демонстрация. Кстати, эта реакция перешла и к человеку, который подтверждает высокий ранг, вертя какой-нибудь палкой с махрами, — жезлом, тирсом, посохом, а то и… микрофоном на подставке.

Отдельная задача ухаживания — подтвердить половую и видовую принадлежность. Если обнаружится что-то „чужое“, кавалер будет отвергнут. А когда внимание партнёра привлечено, в ход идет универсальная форма брачного поведения — агрессия, смещённая сексуальной мотивацией: волк преследует, но не кусает, журавль налетает и бьёт клювом, но в сторону от партнёра, одна рыбка бросается на другую, но постоянно как бы увиливает в сторону. Чтобы ещё более смягчить агрессию, партнёры имитируют детские действия — выпрашивание пищи, объятия, облизывание. У волков щенки облизывают морду взрослого, вернувшегося с охоты, чтобы он отрыгнул немного мяса, так же поступает и „влюблённый“ пёс. У чаек самец ловит рыбу и кормит самку — кстати, заодно и проходит экзамен: если рыбина окажется слишком крупная или мелкая, свадьбы не будет.

У нас, то есть у людей, все происходит почти как у них. Едва завяжется контакт, в ход идут индикаторы здоровья, неосознанно оцениваемые партнёром. „Я высокий и мускулистый, ловкий, грудь широка, а ноги как пружины, — словно убеждают они. — Я также не перегружен инфекциями: от дыхания — свежесть, от тела — только лёгкий мускус, кожа румяна, глаза сверкают, а грива летит вдохновенно“. Особые индикаторы — белки глаз. Чтобы продемонстрировать их белизну (нет, мол, ни аллергии, ни желтухи), непроизвольно усиливается моторика глазных мышц: наши красавицы (да и красавцы) „строят глазки“, а заодно и улыбаются. А вот у некоторых африканских племён экспрессии больше: заигрывая, следует дико вращать выпученными глазами и как можно сильнее скалить зубы. Есть у нас и гандикапы — всевозможные причуды внешности и поведения, в частности следы ритуальных травм (ну хотя бы колечко в языке). Ричард Докинз считает, что вся карьера цивилизованного человека, его изнурительный бизнес — это тоже гандикап, результат „гонки вооружений“ половых гиперстимулов.

У человека, как и у животных, ухаживание сопровождается прихорашиванием (автогрумингом). Это элемент комфортного поведения, свидетельствующий о «благосостоянии»: больная особь перестаёт следить за собой (и сразу становится мишенью для хищников). При эмоциональном напряжении частота автогруминга повышается :„У меня всё о'кей! Я вам не мишень!“. Очень часто нервничающий человек начинает поправлять прядку или воротник. А если влюбился не на шутку — так просто покою не даёт своим волосам, губам, ковыряет щёки, грызёт ногти.

У девиц, в отличие от парней, демонстрация здоровья — далеко не первостепенная задача. Решая проблему „любит — не любит“, им важнее показать должную инфантильность и высокую сексуальность, достойную хомо сапиенса женского пола. Здесь даже лучше прикинуться болезненной и слабой: закашлять, пустить слезу, хлопнуться в обморок — спровоцировав покровительственное поведение самца.

„Милые бранятся — только тешатся“ — вот вам и смещённая агрессия. Она налицо, когда „милые“ гоняются друг за другом, устраивают шутливые драки, когда брызгаются, кидаются всем, что попадет под руку (по существу, это боевые приёмы, превратившиеся в забаву). Всегда в ходу и детские действия — сюсюканье, взаимное кормление, ласки и прочие „телячьи нежности“.

Теперь о Территории. Неужели и у нас представительницы прекрасного пола выбирают партнёра по этому признаку? Выбирают — и происходит это „как у всех“. У животных семейный участок обычно вначале принадлежит самцу. Первое, что делает допущенная на него самка, — обследует и метит. Возмущённый таким нахальством самец начинает гонять „чужака“ и истреблять его метки, например, выкидывать принесённые самкой веточки и втыкать на их место свои… Впрочем, эти действия подавляются не только влечением к самке, но и её встречной агрессией. Перед такой этологией не может устоять даже самая воспитанная женщина, если попадает в уютную нору холостяка. Мытьё полов, горы косметики в ванной, выкидывание личных сувениров, передвинутая мебель и новые шторы — вот неполный перечень возмутительных „маркировочных“ действий.

В ответ на это мужчина неосознанно старается удалить чужие „метки“ и отстоять свои. Кстати, их семиотика неодинакова: самцы обычно метят на уровне „основного строительства“, а самки — „отделочных работ“. Код универсальный: самец ткачика строит гнездо „начерно“, а самка обмазывает его глиной и устилает пухом. Муж строит дом, ломает шкаф, выкидывает хлам, а жена — выбирает обои, велит повесить ламбрекен, плетёт коврик из лоскутков. Размечая лицо, мужчина поставит фонарь, а женщина — поцелует в щёку и хорошенько размажет помадный отпечаток.

Последнее, что мы демонстрируем, — нашу принадлежность к виду Хомо сапиенс. Хороша ли у жениха „сапиентность“, то есть интеллект, речь, юмор, склонность к мистике, творчеству? Пусть он скажет умно и забавно, стихами и прозой, волшебно и об искусстве. Пусть докажет свою социальность — романтическими историями про людей. Пусть окажется мигрантным, рассуждая о далёких мирах, заграницах, а лучше — о звёздах. Иначе какой же он сапиенс?

А вот увлечённость трудом (якобы основа основ человеческой эволюции) почему-то любовников не возбуждает. Поговорите-ка с девушкой о квартальном отчёте или газовых турбинах…


Глава 4. Синхронизация
Временной фактор у высших животных очень сложная проблема. Как известно, у большинства рыб, птиц и млекопитающих размножение начинается весной. Первая фаза – миграция к местам размножения. Она происходит у всех особей вида примерно одновременно, хотя между прибытием на место первой и последней из них иногда проходят недели. Эта грубая синхронизация обусловлена не социальным поведением, а реакцией на внешние факторы. В данном случае главный из них – удлинение светового дня в конце зимы. Известно, что различные млекопитающие, птицы и рыбы реагируют на искусственное удлинение долготы дня. В результате их гипофиз начинает секретировать гормон, который в свою очередь влияет на рост половых желез. Они в свою очередь секретируют половые гормоны, а действие последних на центральную нервную систему запускает первую поведенческую реакцию, связанную с размножением – миграцию. Дополнительное влияние часто оказывает повышение температуры среды. Подобная синхронизация не очень точная. Отдельные особи реагируют на удлинение светового дня неодинаково интенсивно, причем могут наблюдаться значительные различия даже между самцом и самкой одной пары. В случае голубей и некоторых других животных было замечено, что, если самец реагирует раньше самки, его настойчивые ухаживания могут ускорить гормональное развитие последней. Это обнаружилось следующим образом. Когда самца и самку держали раздельно в соседних клетках так, чтобы они могли видеть и даже касаться друг друга, но не копулировать, непрерывное ухаживание голубя, в конце концов, индуцировало голубку снести яйца. Естественно, они оказались нежизнеспособными. В неволе бывает, что в отсутствие самцов пару образуют две голубки, одна из которых демонстрирует поведенческие особенности, обычно присущие самцу. Хотя их репродуктивные ритмы сначала могут быть разными, в результате обе несут яйца одновременно. Действия в отношении друг друга как-то стимулируют синхронизацию, причем, не только поведенческую, но и связанную с развитием яиц в яичниках.

Возможно, этот эффект встречается и у других видов. Как полагал Дарлинг, он проявляется и при массовом ухаживании в парах птиц, размножающихся внутри колонии.

Однако необходимо дальнейшее повышение точности синхронизации. У всех копулирующих (да и у многих других) видов сотрудничество между самцом и самкой должно разворачиваться в соответствии с точным «расписанием», и без тонко настроенной синхронизации оплодотворение невозможно. Только у очень немногих животных самец способен заставить самку спариваться с ним насильно. Значит, чаще всего какая-то форма очень точной синхронизации должна осуществляться на уровне долей секунды. Это обеспечивается своего рода сигнальной системой. В качестве примера может выступать спаривание трехиглой колюшки. Зигзагообразный танец самца заставляет приближаться к нему самку, в ответ на это он ведет ее к гнезду, она реагирует, следуя за ним.

Для людей в большей мере присуща финальная и самая интересная фаза ухаживаний - синхронизация движений. Когда будущие любовники чувствуют себя вместе комфортно, они поворачиваются друг к другу таким образом, что линии их плеч располагаются параллельно. Иногда еще до начала разговора, порой несколько часов спустя, но рано или поздно мужчина и женщина начинают “отражать” друг друга: он кладет ногу на ногу – она тоже; она наклоняется влево – он тоже; он приглаживает волосы – она повторяет его жест. При этом они двигаются в общем ритме и смотрят друг другу в глаза. Подобное поведение наиболее ярко можно наблюдать на примере поведения пары попугаев нимфа-корелла. Это выражается в том, что птицы стараются сесть как можно ближе друг к другу, взаимно перебирают перышки. В дальнейшем, нимфы пытаются делать все вместе – одновременно подлетают к кормушке, одновременно чистятся или делают совместные перерывы на отдых. Затем самец-корелл начинает “свататься” к самке, привлекая ее внимание к себе. Для этого он поет самке песенки, красуется перед ней своими перышками. После полетов он старается приземлиться на жердочку практически вертикально, широко распластав рулевые и маховые перья. Немаловажно также взаимное кормление самца самкой и наоборот, которое считается предварительной тренировкой перед вскармливанием птенцов.

Поза как ничто другое демонстрирует настроение. Вздернутый нос вряд ли произведет благоприятное впечатление – особь могут заподозрить в агрессивности. Однако если она втянула голову в плечи, партнер решит, что его боятся. Выдвинутые вперед плечи и наклоненная голова свидетельствуют о готовности защищаться и нападать.

Переломным моментом в знакомстве является первое прикосновение. Не удивительно, если после него партнер или партнерша немедленно прервут процесс сближения, то есть попросту говоря сбегут. В животном мире для спаривания необходим физический контакт, которого большинство животных избегают, потому что прикосновение к телу вызывает защитную реакцию против нападения. Так же защитная реакция возникает когда особь (чаше всего самка) находится в беззащитном положении при спаривании.


Глава 5. Соблазнение и умиротворение
Иногда «соблазнение» выполняет своеобразную функцию. У многих птиц, да и у других животных, самцы в сезон размножения становятся очень агрессивными. В самом деле, большинство сражений в природе происходит весной между соперничающими самцами. В этих драках вся причина. Поскольку нападения всегда направлены против самца-соперника, самка должна отличаться от него, чтобы не быть атакованной. У таких видов, как зяблик, горихвостка или фазаны, этой цели частично служат различия в оперении. Однако у многих других видов, например у крапивника, окраска обоих партнеров почти одинакова, поэтому самке, чтобы подавить агрессивность самца, приходится особым образом себя вести. Значит, задача такого «самочьего ухаживания» – постараться не спровоцировать нападения. Если самец-чужак либо спасается от демонстрирующего агрессивность хозяина территории (что немедленно индуцирует преследование), либо хорохорится и угрожает в ответ (что также вызывает демонстрацию агрессивности), самка ничего такого не делает. У рыбы горчака в ответ на первую атаку она либо спокойно отступает, либо избегает столкновения, проплывая под самцом. Видимо, после этого самец уже не способен напасть на нее, спустя некоторое время полностью утрачивает агрессивность и начинает ухаживание. Сходное ненавязчивое умиротворение можно наблюдать у многих цихловых рыб. В других случаях самка демонстрирует инфантильное поведение, т. е. прибегает к такому же способу умиротворения, что и потомство, возможно, стимулируя тем самым у самца родительские побуждения. Именно поэтому у очень многих видов самцы при ухаживании кормят самок.

Для человека соблазнение - одна из функций привлечения особи любого пола. Для большинства людей секс осуществляется, не предваряясь ни одной из стадий соблазнения. В связи с этим необходимо раскрыть значение самого понятия соблазнения, с точки зрения сексуального поведения человека. По отношению к людям, это понятие включает в себя тактику поведения, предусматривающего такие действия, которые ведут к возбуждению желания и покорению партнера. Следует отметить, что соблазнение, в таком понимании, не имеет ничего общего с соблазнением в общепринятом смысле этого слова, согласно которому все средства хороши, даже те, что не относятся к чувственной сфере. Например, обещание женитьбы не является соблазнением даже в том случае, если соблазнитель сдержит обещание, поскольку причины, служащие основанием для вступления в брак, очень редко способствуют возникновению любви. Человеческая мораль предусматривает это средство обольщения, именуемое надувательством, и с возмущением отвергаемое большинством потенциальных сексуальных партнеров. Подобный способ приобретения благосклонности «жертвы обольщения» интересует не более, чем похищение - обычай, также имеющий место в нашем цивилизованном обществе.

В настоящее время, соблазнение вошло в форму игры. В большей степени это связано с легкой доступностью потенциальных партнеров. Все большую популярность приобретает такое явление как Пика́п (англ. pick up — разг. подцепить) — в узком смысле знакомство с целью соблазнения. Совокупность методов, наблюдений, взглядов, развившихся на основе эмпирического подхода к соблазнению.

Комплекс мер и действий, предназначенный для эффективного привлечения объекта противоположного пола.


Глава 6. Брачные сражения
Брачными сражениями всегда занимается определённая категория особей. В большинстве случаев дерутся самцы, нападающие исключительно или главным образом на других самцов своего вида. Иногда дерутся и самец, и самка, причём, когда это происходит, самец нападает на другого самца, а самка - на другую самку. Разные виды дерутся по-разному. Прежде всего, неодинаково используемое оружие. Собаки друг друга кусают, лошади и многие другие копытные стараются лягнуть соперника передними конечностями. Олени меряются силой, сцепившись рогами. Для чего нужны эти столкновения? Уже Дарвин заметил, что половой отбор - выбор наилучших, наиболее сильных животных для продолжения рода - в значительной степени определяется борьбой соперничающих животных, особенно самцов. Сила отца обеспечивает потомству непосредственные преимущества у тех видов, где отец принимает активное участие в заботе о детях, прежде всего в их защите. Тесная связь между заботой самцов о потомстве и их поединками наиболее отчётливо проявляется у тех животных, которые не территориальны в вышеописанном смысле слова, а ведут более или менее кочевой образ жизни, как, например, крупные копытные, наземные обезьяны и др. У этих животных внутривидовая агрессия не играет существенной роли в распределении пространства; в рассредоточении таких видов, как бизоны, разные антилопы, лошади, которые собираются в огромные сообщества и которым разделение участков и борьба за территорию совершенно чужды, потому что корма им предостаточно. Тем не менее самцы этих животных яростно и драматически сражаются друг с другом, и отбор, вытекающий из этой борьбы, приводит к появлению крупных и хорошо вооружённых защитников семьи. Таким образом и возникают столь внушительные бойцы, как быки бизонов или самцы крупных павианов.

В связи с этим необходимо упомянуть ещё об одном факте - сугубо внутривидовой отбор может привести к появлению не только бесполезных в смысле приспособления к среде признаков, но и прямо вредных для сохранения вида. Оленьи рога, например, развились исключительно для поединков, ни для чего другого эти рога не годны. От хищников олени защищаются только передними копытами. Подобные признаки развиваются в тех случаях, когда отбор направляется одной лишь конкуренцией сородичей, без связи с вневидовым окружением.

Возвращаясь к теме о значении поединка для сохранения вида, можно сказать, что он служит полезному отбору лишь там, где бойцы проверяются не только внутривидовыми дуэльными правилами, но и схватками с внешним врагом. Важнейшая функция поединка - это выбор боевого защитника семьи, таким образом, ещё одна функция внутривидовой агрессии состоит в охране потомства. Доказательством может служить тот факт, что у многих животных, у которых лишь один пол заботится о потомстве, по-настоящему агрессивны по отношению к сородичам представители именно этого пола или же их агрессивность несравненно сильнее. Нечто подобное наблюдается и у человека.

Разные виды дерутся по-разному. Прежде всего, неодинаково используемое оружие. Собаки, чайки и различные рыбы друг друга кусают. Исключительно для этой цели у самца лосося в сезон размножения развиваются впечатляющие челюсти. Лошади и многие другие копытные стараются лягнуть друг друга передними конечностями. Олени меряются силой, сцепившись рогами. Всю весну можно наблюдать, как дерутся лысухи. Они полуопрокидываются на спину и бьют друг друга своими длиннопалыми ногами. Драки многих рыб заключаются в направлении на противника сильного потока воды мощными боковыми ударами хвоста. Хотя они фактически друг до друга не дотрагиваются, движение воды существенно воздействует на их высокочувствительные органы боковой линии. У самцов горчака весной на голове развиваются роговые выросты, и они стараются боднуть друг друга.

Вторая важная деталь: хотя на протяжении всей весны происходит огромное число драк, относительно редко удается заметить двух животных, вступивших в настоящий «смертельный бой» и калечащих друг друга. Большинство сражений представляют собой своего рода «блеф», простую угрозу. Причем ее действие во многом такое же, что и у настоящей схватки: попытки сближения соперников взаимно пресекаются. Большие синицы, стоя друг напротив друга, вытягивают вверх шеи и медленно раскачиваются из стороны в сторону, демонстрируя таким образом бело-черный узор на голове. Зарянка демонстрирует сопернику красную грудь, медленно поворачиваясь перед ним вправо и влево. Некоторые цихловые в качестве угрозы демонстрируют оттопыренные жаберные крышки. У отдельных видов рыб они украшены хорошо заметными черными пятнами, окаймленными золотым кольцом, и угрожающая демонстрация выглядит у них очень красиво.

Не у всякой угрозы зрительная природа. Многие млекопитающие оставляют «пахучие сигналы» в тех местах, где они встречают или ожидают встретить соперника. Собаки с этой целью мочатся, гиены, куницы, серны, антилопы и многие другие виды используют специальные железы, секретами которых метят почву, кустарники, пни, камни и т. д. Бурый медведь чешется спиной о дерево, одновременно мочась.

Звуки также могут выполнять угрожающую функцию. Все крики социально значимых «песен», не только привлекают самок, но и служат для отпугивания самцов-соперников.

А как обстоят дела в мире людей относительно данного вопроса?

Всем известны рыцарские турниры. Назначение турнира — демонстрация боевых качеств рыцарей. Согласно хроникам, по результатам многих турниров, тот или иной рыцарь успешно устраивал свою личную жизнь, ведь, что может быть более показательным для Дамы, превосходное умение постоять за себя, в моменты того требующие. Турниры обычно устраивались королём либо баронами, крупными сеньорами по особенно торжественным случаям: в честь браков королей, принцев крови, в связи с рождением наследников, заключением мира и т. д. На турниры собирались рыцари со всех концов Европы. Он происходил публично, при широком стечении феодальной знати и простонародья.

Прочно вошли в историю дуэли за честь Прекрасной Леди. Дуэ́ль — строго регламентированный дуэльным кодексом поединок между двумя людьми, цель которого — удовлетворить желание одного из дуэлянтов (вызывающего на дуэль) ответить за нанесенное ему или его чести оскорбление с соблюдением максимально честных и равных условий боя. Как правило, дуэли происходят только внутри отдельных общественных слоев, и зачастую ассоциируются с аристократией, хотя на самом деле не привязаны ни к одному из них. Подавляющее число дуэлей происходило за честь и достоинство дамы.

Неужели и в наше время мужчина способен участвовать в сражениях за объект своего желания? Еще как способен! И мало того, подобные сражения происходят сплошь и рядом! Подобные сражения относятся к межполовым.

Дело в том, что борьба за сексуальное доминирование у мужчин тесно связана с эрекцией. Половой орган становится своеобразным оружием, которое один самец может использовать против другого (естественно на психологическом уровне ). Предпосылки данного положения идут с незапамятных времен и основоположниками данного явления являются естественно животные.

Если говорить о биологических предпосылках, то этому можно дать определенное название: ранговый потенциал. Ранговый потенциал - это некая, в существенной степени врождённая характеристика особи, позволяющая (или нет) при наличии прочих условий занимать тот или иной ярус в групповой иерархии, а следовательно спариваться с наиболее достойными самками . Этот потенциал зависит от многих факторов, среди которых важное, особенно у низших животных, значение имеет физическая сила, которая при выяснении отношений никогда не бывает лишней; у более-менее высокоорганизованных на первый план выходят поведенческие особенности, позволяющие побеждать соперников так сказать, психически. Но нередко бывает так, что ранговый потенциал прямо обозначен на теле особи неким условным знаком, на который другие члены группы могут ориентироваться, и не затевать, возможно, бессмысленную борьбу, если соперник заведомо выше рангом. К примеру, у ос он показан количеством щетинок, у петухов - высотой их гребня, у оленей - размером и ветвистостью рогов. А какой знак у людей и есть ли он вообще?

Оказывается, есть, хотя и только у мужчин. Это половой член, точнее - его размер. Правда, у людей этот знак не имеет той, без преувеличения, абсолютной силы, которую он имеет среди ос и петухов, но при прочих равных условиях он вполне значим. А в сфере половых отношений его значимость совершенно отчётлива, и это очень показательно для данной темы. Подтверждают значимость размеров члена и наблюдения за приматами, и исторические данные, говорящие о том, что фаллос всегда был знаком не столько сексуальной потенции, сколько власти и могущества. Уже на рисунках каменного века мужчины более высокого социального ранга изображались с более крупными членами. У многих народов были распространёны фаллические культы, наделявшие крупный фаллос различными сверхъестественными возможностями.

Так как гениталии других людей мы видим редко, то непосредственно ориентироваться на них в построении отношений не можем физически, однако взаимосвязь между размером фаллоса и ранговым потенциалом, а следовательно - всеми вытекающими отсюда последствиями оказывается совершенно реальной! А все потому, что размер фаллоса - не столько причина высокого Рангового Потенциала, сколько одно из его следствий. Это просто показатель, когда-то выбранный нашей эволюцией как удобный для быстрого анализа другими участниками группы. Фаллос - своего рода витрина мужского потенциала. Любая женщина – по своей сути самка, ведет жесткий отбор потенциального сексуального партнера, а размер мужского достоинства в наше время является, чуть ли не решающим фактором продолжения сексуальных отношений!

Из всего этого следует, что в мире людей, борьба за полового партнера физическими методами, давно утратила свою актуальность. Но все большее значение набирает психологическая борьба, в основном основанная на штампах и стереотипах человечества.

Заключение
Половой инстинкт у животных явился не сразу; ему предшествовал длительный период физиологических процессов, в которых психология не имела места; он начал слагаться с обособлением нервной системы и того уровня ее строения, когда инстинкты, хотя бы только первичные, могли быть ее функциями.

Когда момент этот наступил, когда половой инстинкт мог получить место, он на пути своего развития проходил ряд этапов систематического осложнения, подобных тому, как это можно увидеть и в эволюции психологии питания.

Как в первом, так и в последнем процессе эволюция начинается с того, что животные не ищут того, что им надо; они бродят, стимулируемые своим физиологическим состоянием, случайно набредают на то, что им нужно, и, натолкнувшись, удовлетворяют свою потребность.

Привлечение сексуального партнера имеет колоссальное значение! От успеха в половом поведении зависит продолжение существования самого вида.

Поведение играет колоссальную, если не сказать ведущую, роль как для самого процесса размножения, так и для полового отбора. Отбор идет по пути жесткой выбраковки партнеров, которые ведут себя не совсем «правильно» или недостаточно активно.

Половое поведение строится главным образом на инстинктивных компонентах и поражает своей консервативностью и стереотипностью. Фактически оно представляет собой комплекс видоспецифических ритуалов, проявляемых в турнирных сражениях и брачных играх.

В своей работе я изучила поведение различных животных в моменты разного проявления полового поведения и постаралась провести параллели с поведением человека в моменты выбора сексуального партнера.


Список литературы:


  1. http://www.ethology.ru/library/?div=4

  2. http://www.zooproblem.net/povedenie/part1/zoopsixologiy/untitled3.php

  3. http://www.id4.ru/idea/zhivotnye/uhazhivanie-i-sparivanie/

  4. Мак-Фарленд Д. Поведение животных. Психобиология, этология и эволюция. М., 1988

  5. Тинберген Н. Социальное поведение животных. М., 1993

  6. Вагнер В.А. Психология размножения и эволюция // Сравнительная психология и зоопсихология: Хрестоматия / Сост. Г.В. Калягина. Спб., 2001

  7. Дарвин Ч. Происхождение видов путем естественного отбора. М.; Л., 1937

  8. Лоренц К. Агрессия (так называемое «зло»). М., 1994

  9. Слоним А.С. Инстинкт. Л., 1967

  10. Хрестоматия по зоопсихологии и сравнительной психологии / Сост. М.Н. Сотская Учебное пособие МГППУ, 2003

  11. Хайнд Р. Поведение животных. М., 1975

  12. Сотская М.Н. Зоопсихология. М., 2003

  13. Пианка Э. Эволюционная экология. М., 1981

  14. Эволюционная биология: Материалы конференции «Проблема вида и видообразование» (3–6 октября 2000 г., г. Томск). Томск

  15. Дьюсбери Д. 1981. Поведение животных: Сравнительные аспекты. М., 1981

  16. Фоули Р. Еще один неповторимый вид. Экологические аспекты эволюции человека. М., 1990





Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации