Дымов К. Капитализм - система без будущего - файл n10.doc

Дымов К. Капитализм - система без будущего
скачать (1367.5 kb.)
Доступные файлы (12):
n1.doc93kb.27.01.2009 13:58скачать
n2.doc259kb.15.01.2009 12:35скачать
n3.doc791kb.27.01.2009 11:43скачать
n4.doc727kb.06.02.2009 13:04скачать
n5.doc527kb.27.01.2009 12:20скачать
n6.doc337kb.27.01.2009 12:45скачать
n7.doc743kb.27.01.2009 13:28скачать
n8.doc396kb.27.01.2009 13:54скачать
n9.doc454kb.28.01.2009 12:23скачать
n10.doc286kb.28.01.2009 13:35скачать
n11.doc527kb.01.02.2009 23:52скачать
n12.doc369kb.06.02.2009 13:58скачать

n10.doc

  1   2   3   4   5




«Если люди глупы, их легко принудить к тяжкому труду, а если умны, то принудить нелегко»

(Шан Ян)
«Человек, начинающий чувствовать себя властелином природы, не может оставаться рабом другого человека»

(Дмитрий Писарев)

Глава 8. Неэффективность наёмного труда

при нынешнем развитии производительных сил



Противники социалистической собственности очень также любят повторять, что человек способен добросовестно трудиться, только лишь применяя свои собственные, ему принадлежащие, средства производства, только работая «на себя». И вот тут-то они абсолютно правы! Тут они попадают «в самую десятку»! Действительно, ничто так не стимулирует труд, как чувство Хозяина – хозяина своей судьбы; как осознание того, что средства производства и плоды труда принадлежат тебе, ты ими распоряжаешься, и поэтому от твоего труда, от твоих усилий всецело зависит твоё благополучие. Напротив, если человек работает на другого человека, «на дядю»; если он зависит от чьей-то воли, подчинён ей, и знает, что продукт его труда достанется кому-то другому, вряд ли можно ожидать от него действительно добросовестного – сознательно-добросовестного – труда.

Но как раз при капитализме 8/10 или 9/10 общества лишены собственности на средства производства, работают на других людей, зависят от них, хозяевами не являются и чувства Хозяина, столь благотворно влияющего на качество труда, в связи с этим иметь не могут. В любом эксплуататорском обществе подавляющее (и при этом подавляемое!) большинство людей не являются Хозяевами. И это как раз те люди, которые своим трудом создают материальные ценности, жизненные блага; люди, чьим трудом, собственно, и живёт всё общество! Можно ли ожидать от них подлинно добросовестного труда? Нет, во всяком эксплуататорском обществе труд представляет собою тяжёлую и неприятную необходимость, каторгу, наказание и проклятье. В общественном сознании такого общества господствует рабское отношение к труду. Не случайно, например, христианством труд рассматривается как кара, которой Господь Бог подверг Адама и Еву и их потомков за то, что перволюди совершили первородный грех. Труд как божья кара! Так в религии нашло отражение действительное отношение к труду в обществе эксплуатации и угнетения.

Никто не хочет работать на кого-то другого, но работать приходится. Человек вынужден трудиться, ибо этого требуют от него объективные жизненные обстоятельства. Соответственно, во всяком эксплуататорском обществе непосредственного производителя, лишённого необходимых средств производства, приходится теми или иными способами принуждать к труду и стимулировать его труд теми или иными – явными или скрытыми – методами принуждения.

Ясно, что рабы не горели желанием гнуть спины на господ за пайку хлеба и тарелку похлёбки. Их заставляли работать угрозой физической расправы, их подгоняли плетьми или палками. Только таким варварским методом можно было стимулировать их труд. Кстати, само слово «стимул» происходит от греческого слова, обозначавшего палку, которой погоняли ослов – и рабов тоже. И сегодняшние «свободные» рабочие ходят на завод и стоят там у станка только из-за угрозы голодной смерти, или если уж и не смерти (в наше время в цивилизованных странах безработному не дадут всё-таки умереть от голода), то, во всяком случае, из-за угрозы попасть в ряды бомжей-«маргиналов», очутиться на дне общества, превратиться в никому не нужного изгоя. Для наёмного рабочего самым эффективным стимулом «вкалывать» служит угроза быть вышвырнутым с работы и оказаться без средств к существованию. Эта угроза и заставляет «свободного» рабочего работать качественно и «добросовестно» и выполнять все законные и даже порою противозаконные распоряжения хозяина. Потому что в противном случае он рискует услышать страшные слова: «Вы уволены!» Даже такой стимул, как высокая зарплата, действует при капитализме в виде угрозы: чем зарплата выше, тем страшнее её потерять, и тем ниже можно упасть!

В эксплуататорском обществе, где 9/10 людей – не хозяева себе, только Страх может вынудить работника работать, и только Страх может стимулировать его труд. Раба стимулирует страх перед плетью надсмотрщика. Наёмного работника – страх перед увольнением, перед голодной смертью, перед потерей комфортного быта и «положения в общества», если он относится к высокооплачиваемым пролетариям, а также страх лишиться семьи и остаться в одиночестве – никому ведь не нужны неудачники! На деле только лишь Страх движет наёмными рабочими, и это в равной мере относится и к самым низкооплачиваемым из них, и к тем, кто по уровню жизни приблизился к Господам, – просто страхи их немного разные!

В общем, при любом эксплуататорском строе труд может стимулироваться только страхом и угрозами. Естественно, это обстоятельство не слишком способствует высокой продуктивности труда. Страх – плохой стимулятор. И при рабском труде, и при наёмном его производительность и качество страдают оттого, что работника надо так или иначе принуждать трудиться, подгонять его, жёстко его контролировать, поддерживать строжайшую дисциплину, – оттого, что стремление лучше работать не является внутренней потребностью работника.

Раньше деление общества на эксплуататорское меньшинство и эксплуатируемое большинство в какой-то мере оправдывалось тем, что непосредственные производители в силу необразованности и низкой культуры, в силу «забитости» каждодневным физическим трудом и отсутствия возможностей для саморазвития, не могли самостоятельно организовать производство и управлять им, не могли поэтому быть хозяевами своей судьбы. Но по мере роста производительных сил, особенно – по мере трансформации классического пролетариата в информариат, рабочие всё меньше нуждаются в «Хозяине». Развивая ум и усваивая знания, приобретая навыки управленческой работы и организаторские качества, современный пролетариат вырабатывает в себе способность самостоятельно организовывать производство и управлять им. Современный пролетариат достиг культурно-интеллектуальной зрелости: он способен быть Хозяином самому себе и не нуждается более в «дяде». Теперь он способен работать на себя и для себя, распоряжаясь своими средствами производства, поддерживая «добровольно-сознательную» дисциплину труда (хотя при социализме ещё приходится заставлять работать тех, кто по-прежнему относится к труду, как к рабской повинности). Поэтому то положение, при котором хозяевами является лишь 1/10 общества, с наступлением информационного технологического способа производства уже ничем не может быть оправдано. Более того, само развитие производительных сил требует, чтобы хозяевами стали, наконец-то, 10/10 общества, работающие на самих себя. Работающие добросовестно, будучи Хозяевами.

При современном уровне развития производства, основанного на самой широкой кооперации труда и применении достижений науки и техники третьего тысячелетия, абсолютно невозможно вернуться к мелкотоварному производству с господством трудовой мелкой частной собственности. Общество, состоящее сплошь из разобщённых мелких хозяйчиков, каждый из которых работает лишь сам на себя, – суть реакционная и несбыточная утопия. Она была таковой уже во времена Прудона и Штирнера, а в наше время заикаться о таком обществе просто смешно!

Достигнутый уровень обобществления производства требует революционного перехода к исторически наивысшей форме собственности – к общественной, всенародной собственности на средства производства, при которой каждый член общества является собственником всех средств общественного производства, и все средства производства принадлежат всем и каждому – имеет место единство «своего» и «общего». Соответственно, каждый человек трудится на себя и на общество, членом которого является. Полное обобществление средств производства и превращение всех членов общества в полноправных Хозяев, в собственников всех общественных средств производства, занятых общественно-полезным трудом, – это и есть коммунизм. Только в его рамках, в результате ликвидации эксплуатации человека человеком и устранения деления общества на классы с противоположными интересами, труд становится свободным трудом, а такой характер труда совершенно необходим при том уровне производительных сил, который создаётся в нашу эпоху.

По моему убеждению, каждому технологическому способу производства соответствует определённый, свойственный ему, отвечающий требованиям развития производительных сил, характер труда. Развитому ручному способу производства соответствует подневольный труд с внеэкономическим принуждением к нему (рабство, крепостничество), машинному способу производства – наёмный труд. Информационному же способу производства единственно соответствует свободный труд в коммунистическом обществе.
  1   2   3   4   5


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации