Дымов К. Капитализм - система без будущего - файл n10.doc

Дымов К. Капитализм - система без будущего
скачать (1367.5 kb.)
Доступные файлы (12):
n1.doc93kb.27.01.2009 13:58скачать
n2.doc259kb.15.01.2009 12:35скачать
n3.doc791kb.27.01.2009 11:43скачать
n4.doc727kb.06.02.2009 13:04скачать
n5.doc527kb.27.01.2009 12:20скачать
n6.doc337kb.27.01.2009 12:45скачать
n7.doc743kb.27.01.2009 13:28скачать
n8.doc396kb.27.01.2009 13:54скачать
n9.doc454kb.28.01.2009 12:23скачать
n10.doc286kb.28.01.2009 13:35скачать
n11.doc527kb.01.02.2009 23:52скачать
n12.doc369kb.06.02.2009 13:58скачать

n10.doc

1   2   3   4   5

IV.



Итак, труд при капитализме – полурабская участь неимущих людей. Поэтому труд – обычный производительный труд, создающий материальные блага, коими живёт общество, – не может пользоваться в этом обществе почётом и уважением. Почётом и уважением здесь пользуются только Деньги, Капитал, и те специфические виды труда, которые выполняют буржуа и их ближайшие приспешники. Кем ныне мечтают стать дети? Банкирами, «топ-менеджерами», фотомоделями. Но никто не хочет быть токарем, шахтёром, ткачихой, инженером – т.е. теми людьми, чей труд нужнее всего обществу, чей труд создаёт материальные основы существования общества, создаёт всё то, что мы едим, во что одеваемся и т.д. Очевидно, что такое отношение к труду мало способствует и росту его продуктивности.

Капиталисты часто весьма успешно применяют материальное стимулирование труда, используя для этого различные сдельно-премиальные и иные системы оплаты, – для того, чтобы до предела интенсифицировать труд и увеличить выжимаемую из рабочих прибавочную стоимость. Но все эти системы стимулирования труда, какими бы продуманными они ни были, дают весьма ограниченный эффект. Ведь заработная плата при капитализме – это не плата за труд, как это кажется на поверхности явлений, но всего лишь цена рабочей силы. Поэтому при капиталистическом способе производства между количеством и качеством труда, с одной стороны, и вознаграждением за него, с другой, нет однозначной зависимости. Практика капитализма показывает: за одну и ту же работу жители богатых стран получают больше, чем жители бедных, слаборазвитых стран; коренные жители – больше, чем иммигранты; жители столицы – больше, чем обитатели провинции; работники крупных корпораций – больше, чем персонал мелких фирм; мужчины – больше, чем женщины и дети 25. Вряд ли кто-то открыто осмелится назвать такое положение справедливым, и, уж конечно, оно тоже не содействует росту производительности труда.

Легко увидеть, что при капитализме нет однозначной и закономерной связи между ростом производительности труда и заработной платой 26. Рост производительности труда совсем не обязательно сопровождается повышением заработной платы; напротив, последняя может при этом даже уменьшаться, как это происходит сейчас в Америке! И не потому ли, однако, производительность труда в США растёт в последние десятилетия медленнее, чем в Европе, что постоянное снижение реальной заработной платы отбивает у американского рабочего охоту трудиться? 27

Капитализм убивает трудовой энтузиазм, подавляет творческую созидательную энергию масс. Напротив, социализм утверждает в обществе уважительное отношение к труду, органически сочетает материальные и моральные стимулы к труду; и он, при правильной организации, способен более эффективно, нежели капитализм, стимулировать труд, лучше «продвигая» за счёт этого производство, невиданно, по-стахановски, повышая производительность труда 28. При полном же коммунизме, в условиях изобилия материальных благ, материальные стимулы к труду «отпадают». Утверждается принцип: «От каждого по способностям, каждому по потребностям». Теперь труд поощряется исключительно моральными стимулами.

Наверное, каждый человек любит, когда его хвалят, когда общество признаёт его заслуги, его талант, когда он пользуется в обществе почётом и уважением. В коммунистическом обществе те люди, которые трудятся особенно хорошо, не будут получать от этого больше жизненных благ, но они будут пользоваться особым почётом и уважением. Стремление пользоваться этим особым общественным уважением и будет, в дополнение к внутренней потребности в труде, двигать людьми, будет поощрять их лучше трудиться, лучше учиться, в большей степени раскрывать свой потенциал и приносить наибольшую пользу окружающим. В конце концов, человек должен знать, по отзывам окружающих, востребован ли его труд обществом.

Уже на социалистической фазе строительства коммунизма государство обязано проводить такую политику, чтобы постепенно моральные стимулы к труду вытесняли материальные стимулы, чтобы моральные стимулы всё более выдвигались на первый план. Формы морального поощрения могут быть самыми многообразными: от награждения отличившихся работников орденами и медалями до проведения ежегодных телевизионных конкурсов на звание лучшего рабочего или инженера (а не только по номинациям: «Лучший артист» или «Лучший политик», как сейчас). Этим и будут созданы такие условия, чтобы Труд, и, прежде всего, как раз самый обыденный труд, пользовался в обществе наибольшим почётом и уважением.

И, что важно, именно в «информационную эру» моральные стимулы к труду – поощрение «медными трубами» – могут стать особо действенными в силу мощного развития средств массовой информации. В самом деле, что есть слава, почёт и уважение общества, как не распространение положительной информации об индивидууме? Моральный стимул к труду – это, по сути, поощрение информацией, в отличие от поощрения вещью в качестве материального стимула. И если роль и значение информации в жизни общества возрастает, то, соответственно, объективно возрастает и значение моральных стимулов к труду. Поэтому переход к информационному способу производства объективно облегчает переход от применения преимущественно материальных стимулов труда к моральному стимулированию.

Информационный способ производства создаёт для этого необходимые технические предпосылки. Теперь слава Героев Труда может быть растиражирована миллионами экземпляров газет и разнесена по всему белу свету телевещанием. Когда-то, в старые добрые советские времена, доски почёта вывешивались у проходных заводов, и ударниками труда могли любоваться только они сами и их товарищи по работе. Теперь же доски почёта можно создавать и в Internet'е, и о заслуженных людях узнает весь мир! Развитие электронных средств массовой информации устраняет, таким образом, «узколокальные границы» моральных стимулов к труду, превращает их в стимулы подлинно глобального масштаба.

При капитализме это невиданное развитие технических средств морального вознаграждения труда находится в противоречии с невозможностью применения их для данной цели. Повторяю: в буржуазном обществе Труд не может пользоваться почётом и уважением уже потому, что он подчинён Капиталу. В буржуазном обществе уважают и почитают только лишь Деньги и Власть – Власть Денег. Поэтому главными героями средств массовой информации и кумирами толпы выступают крупные бизнесмены и удачливые политики. Помимо этого, СМИ создают ещё идолов из артистов, музыкантов, спортсменов, но делают это исключительно потому, что это выгодно Капиталу. На славе «раскрученных» идолов капиталисты загребают огромные барыши, и только ради этого капитал позволяет артистам и музыкантам покрасоваться на экране телевизора или на первых полосах газет.

А вот для рабочих, инженеров и крестьян там места вообще нет 29. Даже для выдающихся учёных находятся какие-то второстепенные места, позади безголосых певичек и смазливых артистов. А иначе и не может быть в обществе, где никто не хочет работать, но зато все хотят много зарабатывать! Где обожествляют деньги, а не труд, и где труд является каторгой, уделом бедняков и «неудачников»!

Огромные потенциальные возможности для морального стимулирования Труда, заключённые в современных высокоразвитых средствах массовой информации, не используются и никогда не будут при капитализме использованы. И это может служить ещё одним аргументом в пользу утверждения, что при информационном технологическом способе производства капиталистические производственные отношения стали сущим анахронизмом!

1 «…Машинный труд, до крайности захватывая нервную систему, подавляет многостороннюю игру мускулов и отнимает у человека всякую возможность свободной физической и духовной деятельности. Даже облегчение труда становится источником пытки, потому что машина не рабочего освобождает от труда, а его труд от всякого содержания» [К. Маркс. «Капитал», книга первая, глава 13].

2 Зависимость между состоянием семейного бюджета и материальными возможностями получения членами семьи качественного образования очень чётко видна при рассмотрении статистики по обеспеченности тем же Internet’ом. «В 1998 году 60% американцев с годовым уровнем дохода свыше 75 тыс. долларов пользовались Интернетом, в то время как у лиц с доходом до 25 тыс. долларов аналогичный показатель не дотягивал до 20%. Более 60% работников с высшим образованием и лишь 15% лиц с незаконченным средним образованием пользовались Интернетом. Таким образом, менее обеспеченные и менее образованные граждане оказываются в двойном проигрыше» [http://infoteka.economicus.ru/ <24.11.03>].


3 Когда на нашу землю пришёл поганый капитализм с нечеловеческим лицом, некоторые скудоумные буржуазные писаки стали, захлёбываясь от восторга, писать о предприимчивых детях, подрабатывающих мойкой машин, мелкой торговлей и т.п. Мол, какие молодцы – быстро приспособились к рыночным условиям, растут практичными людьми, с детства учатся зарабатывать деньги, помогают родителям! Идиоты! (Это я о писаках, а не о детях). Дети должны использовать своё драгоценное детство, чтобы учиться, насыщать себя знаниями, развивать себя физически и закладывать надёжный фундамент для своего будущего, а не тратить время на борьбу за выживание. А общество обязано создать такие условия, чтобы каждый гражданин мог нормально содержать детей и давать им всё необходимое, и имел ещё при этом достаточно свободного времени для воспитания детей. Общество не должно допускать, чтоб у детей возникала потребность «помогать родителям». Ведь из детей, променявших учёбу на мытьё машин, продажу жвачек, а то и на торговлю своим юным телом, уже никогда не вырастут Курчатовы и Шостаковичи.

4 Обратите внимание на такую деталь: после падения Советской власти российским учёным вдруг стали охотно давать Нобелевские премии, стали, наконец, замечать их выдающиеся достижения. Сначала дали премию Жоресу Алфёрову (тот, правда, им назло оказался коммунистом, и, тем самым, Нобелевская премия «сыграла на авторитет» коммунистического движения), потом – В. Гинзбургу. Но премии-то дали за работы, сделанные ещё при Советской власти!

5 «…в самих США около 9% взрослого населения не обладают навыками чтения и письма, предъявляемыми к претендентам на вакантные рабочие места, только 7% выпускников школ обладают знаниями, вполне достаточными для поступления в колледж, а ребёнок, родившийся на Тайване, имеет большие шансы получить в американском университете учёную степень доктора естественных наук, чем ребёнок, одновременно с ним родившийся в самих Соединённых Штатах» [В. Л. Иноземцев. Модели постиндустриализма – сходство и различия. – Общество и экономика, № 4 – 5, 2003 год, с. 51 – 96. // http://
www.postindustrial.net/doc/magazines/article115.doc – 25.06.2003 <24.11.03>]. Парадокс: «…средний уровень грамотности американцев в начале [прошлого] века был выше, чем сейчас [!]. В начале 1992 г. довольно известный японский политический деятель – Ёсио Сакураути назвал американцев ленивыми и безграмотными. В США поднялась волна возмущения. В реальности ситуация такова. Один из американских управленцев жалуется: 95% людей с дипломами колледжа не могут правильно написать американские [?] слова, половина не может составить простое предложение [!!!]. … Не менее любопытные факты приводит один из американских журналов: оказывается 14% американцев в возрасте между 18 и 24 годами не могут найти на карте собственную страну, 25% не могут показать Тихий океан, а 20% взрослых американцев не могут назвать ни одну страну Европы. Где оно, общество знаний?» [О. А. Арин. Разъюнайтед стэйтс оф Америка: куда ни кинь, всюду клин (отрывок из книги). // http://www.ulitka.com/articles/goto-america-16.html <13.09.04>]. А Л. Туроу признаёт: «В любой коммунистической стране вы найдёте лучшее образование, чем у её соседей. На Кубе образование лучше, чем в Латинской Америке. В Китае образование лучше, чем в Индии. Если говорить о формальном образовании, которое можно получить в школе, то в Восточной Европе такое образование, возможно, лучше, чем в Западной Европе» [Лестер Туроу. Будущее капитализма (Как сегодняшние экономические силы формируют завтрашний мир). (Lester C. Thurow. The Future of Capitalism, 1996. // http://www.patriotica.ru/actual/thurow_future_.html <08.12.04>].

6 «Я прослушал многих профессоров, американских и канадских, да и сам читал им лекции на семинарах. После этого я потерял полное уважение ко многим из них. Специфика такая. Большинство из них является узкими специалистами какой-то темы или проблемы. Например, профессор экономики, специалист по Китаю (сам, кстати, китаец по национальности) может не знать, какая страна КНР (например, что там правит Коммунистическая партия Китая [!!!]), но в деталях знать, как работают банки в Шанхае, или каковы условия создания иностранных фирм в свободной экономической зоне – Шеньчжэнь. Их задача – дать студентам практические знания, а не общие, и уж, по крайней мере, менее всего они озабочены, чтобы научить студентов думать, размышлять. Такой подход, видимо, в целом сказывается и на научном потенциале профессоров» [О. А. Арин. Разъюнайтед стэйтс оф Америка: куда ни кинь, всюду клин (отрывок из книги). // http://www.ulitka.com/articles/goto-america-16.html <13.09.04>].


7 Профессиональная узость и ограниченность проявляется даже в обыденной жизни. Проявляется как крайний поведенческий схематизм; как неспособность отойти от установленных алгоритмов поведения и «жить, импровизируя»; как слепое следование строгой букве законов и логике инструкций. Именно из потребности ограниченного буржуазного сознания юридически регламентировать все стороны человеческой жизни проистекают те нелепые американские законы, над которыми потешается весь остальной мир. Именно незнание человеком всего того, что выходит за узкие профессиональные рамки, и неспособность, в связи с этим, мыслить самостоятельно, именно жизненная беспомощность «мозаичного человека», вынуждают американцев писать подробнейшие инструкции по пользованию бытовой техникой, как будто предназначенные для полных «даунов». Это и есть та самая «тупость американцев», над которой так любит издеваться наш знаменитый сатирик М. Задорнов. Но это есть специфически капиталистическая тупость, не имеющая ничего общего с «обычной» человеческой глупостью, обусловленной врождёнными изъянами или недостатком образования. В Америке же она просто проявляется ярче всего, ибо Соединённые Штаты дальше других продвинулись в своём капиталистическом развитии (или в своей капиталистической деградации, что одно и то же). Если капитализм, основанный на машинном производстве, превращает человека в «живого робота», то капитализм, базирующийся на информационно-машинном производстве, превращает человека в «живой компьютер», способный мыслить только «по программе», и только по тем программам, что «загружены в его память». А ежели что не по программе, так компьютер тотчас же «зависает»!..


8 «…Вместе с разделением труда делится на части и сам человек. Развитию одной какой-нибудь деятельности приносятся в жертву все прочие физические и духовные способности… И не одни только рабочие, но и классы, прямо или косвенно эксплуатирующие их, также оказываются, вследствие разделения труда, рабами орудий своей деятельности: духовно опустошённый буржуа – раб своего собственного капитала и своей собственной страсти к прибыли; юрист порабощён своими окостенелыми правовыми воззрениями, которые как самостоятельная сила владеют им; “образованные классы” вообще порабощены разнообразными формами местной ограниченности и односторонности, своей собственной физической и духовной близорукостью, своей изуродованностью воспитанием, выкроенным по мерке одной определённой специальности, своей прикованностью на всю жизнь к этой самой специальности – даже и тогда, когда этой специальностью является просто ничегонеделание» [Ф. Энгельс. «Анти-Дюринг», отдел третий, глава 3].


9 Вот что писал о современном учёном – «узком специалисте» – испанский философ Х. Ортега-и-Гасет: «Его нельзя назвать образованным, так как он полный невежда во всём, что не входит в его специальность; он и не невежда, так как он всё-таки “человек науки” и знает в совершенстве свой крохотный уголок вселенной [выделено мной – К. Д.]. Мы должны были бы назвать его “учёным невеждой” [как здорово сказано, не правда ли!?], и это очень серьёзно, это значит, что во всех вопросах, ему неизвестных, он поведёт себя не как человек, незнакомый с делом, но с авторитетом и амбицией, присущими знатоку и специалисту» [цит. по: С. Г. Кара-Мурза. Идеология и мать её наука. – М.: Эксмо, 2002. – 256 с.; с. 75]. Особенно печально, когда такие вот «учёные невежды», возомнив себя ветхозаветными пророками, лезут в политику, предлагая, «с авторитетом и амбицией, присущими знатоку и специалисту», свои рецепты, «как нам обустроить Россию». Характерные типажи для демдвижения эпохи перестройки и «ранней демократии»! В последнее время их, правда, потеснили профессионалы от политики, но и сейчас время от времени телевизионную трибуну предоставляют киноактёрам и писателям, мнящим себя «новыми Моисеями»!


10 Сюда же следует, очевидно, отнести и время, затрачиваемое на приобретение соответствующих материальных благ (поскольку без этих затрат времени невозможно их потребление), а также время, необходимое для выполнения различных бытовых работ.

11 А сделать это проще всего путём урезания «нормальной» заработной платы, принуждающего рабочего совершенно добровольно соглашаться на сверхурочные работы. А что делать остаётся, если на основную зарплату семью вдоволь прокормить невозможно? «…Возрастание цены труда с удлинением рабочего дня за известную нормальную границу носит в различных отраслях британской промышленности такой характер, что низкая цена труда в течение т.н. нормального времени вынуждает рабочего, если он хочет вообще получить достаточную заработную плату, работать сверхурочное время, которое оплачивается лучше» [К. Маркс. «Капитал», книга первая, глава 18]. Не правда ли, картина, часто наблюдаемая в сегодняшних России и Украине, чертовски напоминает ту, что наблюдалась Марксом в британской промышленности позапрошлого века?

12 Впрочем, ему порою даже поесть некогда: «…почти 15% всей съедаемой американцами пищи и выпиваемых ими напитков потребляется в автомобиле, ещё около 20% – на ходу или в необорудованных для соответствующих целей местах» [В. Л. Иноземцев. Модели постиндустриализма – сходство и различия. – Общество и экономика, № 4 – 5, 2003 год, с. 51 – 96. // http://www.postindustrial.net/doc/magazines/article115.doc – 25.06.2003 <24.11.03>]. А вы говорите: читать!..


13 Особенно же ограничивается спрос на книги. Ведь именно книга требует наибольшего времени для потребления. Оттого для большинства населения Книга заменяется телевизионными суррогатами; происходит обеднение содержания свободного времени, которое превращается в пустое времяпрепровождение.

14 «…Время – это простор для развития способностей…» [К. Маркс. Соч., т. 26, ч. 3, с. 264]. Можно только восхищаться пророчеством Маркса, писавшего, что при коммунизме богатство общества будет прирастать уже не столько рабочим, сколько свободным временем его членов! Кстати, нелишне будет вспомнить, что Советский Союз, будучи далеко не самой богатой страной, был – как бы ни изгилялись над этим фактом «демократы»! – самой читающей страной в мире. Не всё у нас было в порядке со «шмотками» и некоторыми продуктами питания, но духовной пищей и, самое главное, свободным временем для её потребления мы были обеспечены не хуже американцев и немцев. Парадоксально, однако, но это обстоятельство поспособствовало падению советского строя! Да, да: у наших рабочих, служащих и интеллигентов было тогда слишком много свободного времени, чтобы читать перестроечные газеты со статьями об «ужасах большевизма и сталинизма» и «толстые журналы», наполненные опусами писателей-антисоветчиков! Зато теперь, в эпоху «расцвета демократии» и «невиданного подъёма экономики», никто Солженицына сотоварищи и не читает! И не интересно, и читать некогда. Деньги надо делать… или же выживать как-нибудь!


15 «При данной интенсивности и производительной силе труда часть общественного рабочего дня, необходимая для материального производства, тем короче, следовательно время, остающееся для свободной умственной и общественной деятельности индивидуума, тем больше, чем равномернее распределён труд между всеми работоспособными членами общества, чем меньше возможность для одного общественного слоя сбросить с себя и возложить на другой общественный слой естественную необходимость труда. С этой стороны абсолютной границей для сокращения рабочего дня является всеобщность труда [здесь и далее выделено мной – К. Д.]. В капиталистическом обществе свободное время одного класса создаётся посредством превращения всей жизни масс в рабочее время» [К. Маркс. «Капитал», книга первая, глава 15]. Потому-то, кстати, существование паразитического класса капиталистов и мешает развитию производительных сил, – именно праздность многих слоёв буржуа, избыток у них свободного времени, мало, однако, способствующий их развитию, препятствует личностному развитию трудящихся, поскольку лишает их необходимого свободного времени. «…усилия отделены от вознаграждения за них; не один и тот же человек сначала работает, а потом отдыхает; напротив, именно потому, что один работает, другой должен отдыхать» [Сисмонди; цит. по: К. Маркс. «Капитал», книга первая, глава 23].


16 Однако полная ликвидация безработицы с одновременным сокращением рабочего дня невыгодна классу капиталистов: «…Абсолютный интерес каждого капиталиста заключается в том, чтобы выжать определённое количество труда из меньшего, а не большего числа рабочих [выделено мной – К. Д.], хотя бы последнее стоило так же дёшево или даже дешевле. В последнем случае затрата постоянного капитала возрастает пропорционально массе приводимого в движение труда, в первом случае – много медленнее. Чем крупнее масштаб производства, тем более решающее значение приобретает этот мотив. Его важность возрастает с накоплением капитала» [К. Маркс. «Капитал», книга первая, глава 23].

17 «Абсолютное излишнее время, выигрываемое обществом, не интересует капиталистическое производство. Развитие производительной силы важно для него лишь постольку, поскольку оно увеличивает прибавочное время рабочего класса…» [К. Маркс. «Капитал», книга третья, глава 15].

18 «…с общественной точки зрения класс рабочих… является такой же принадлежностью капитала, как и мёртвый рабочий инструмент. …Индивидуальное потребление рабочих, с одной стороны, обеспечивает их сохранение и воспроизводство, с другой стороны, уничтожая жизненные средства, вызывает необходимость их постоянного появления на рынке труда. Римский раб был прикован цепями, наёмный рабочий привязан невидимыми нитями к своему собственнику. Иллюзия его независимости поддерживается тем, что индивидуальные хозяева-наниматели постоянно меняются, а также тем, что существует fictio juris [юридическая фикция] договора» [К. Маркс. «Капитал», книга первая, глава 21].


19 Многим кажется раем работа в офисе – и тепло, и не шумно, и мешки тяжёлые таскать не приходится! Большинство молодых людей мечтают попасть на работу именно туда. Наверное, непыльная работа в конторе всё же физиологически приятнее, чем труд у станка или мартеновской печи. Но вот что писал о капиталистическом офисе знаменитый буржуазный социолог А. Тоффлер: «Офисы функционируют по образцу фабрик со значительной степенью разделения труда, монотонного, оглупляющего и унижающего» [цит. по: http://forstudy.h1.ru/books/anurin/dynam.htm –20.02.2003 <24.11.03>; выделено мной – К. Д.].

20 «Такова уж слабость человеческой природы, что чем рабочий искуснее, тем труднее подчинить его дисциплине и, следовательно, тем больший вред приносит он своими капризами совокупному механизму» [Юр, цит. по: К. Маркс. «Капитал», книга первая, глава 12].


21 «В мануфактуре и ремесле рабочий заставляет орудие служить себе, на фабрике он служит машине. Там движение орудия труда исходит от него, здесь он должен следовать за его движением. В мануфактуре рабочие образуют члены одного живого механизма. На фабрике мёртвый механизм существует независимо от них, и они присоединены к нему как живые придатки» [К. Маркс. «Капитал», книга первая, глава 13].

22 Что, на мой взгляд, очень важно отметить: исследователи обнаружили резкий рост в эпоху НТР числа профессиональных контактов, в которые вступает человек за единицу времени. По некоторым данным, общее число такого рода контактов, приходящееся сегодня на одного среднестатистического члена общества в течение одного календарного года, примерно равно их объёму за целую человеческую жизнь сто лет назад! [http://forstudy.h1.ru/books/anurin/dynam.htm – 20.02.2003 <24.11.03>]. Данная тенденция, без сомнений, способствует профессиональному росту людей и развитию общественного производства. Повышению «плотности» и качества профессиональных контактов содействует развитие средств коммуникации, но, с другой стороны, процесс интенсификации профессионального общения задерживается при капитализме его производственными отношениями, противопоставляющими людей друг другу как конкурентов.

К «разрушению команд» ведёт и типичная для капитализма текучесть кадров. За свою трудовую жизнь любой работник дюжину раз меняет место работы – не только потому, что его неоднократно сокращают с работы вследствие спада производства в кризисные периоды или из-за банкротства предприятия, но и потому что работники постоянно пытаются найти лучшую работу, найти «место потеплее». Согласно одному из докладов Министерства труда США, среднестатистический двадцатилетний юноша, начавший свою трудовую жизнь на рубеже 50 – 60-х годов, сменил в дальнейшем работу, по крайней мере, 6 – 7 раз. За год на предприятиях английской обрабатывающей промышленности меняется 30 – 40 % рабочих, в промышленности Франции – около 20, в Швеции – 25 – 30, а в ряде отраслей – 35 – 40 %. В период перехода на инженерно-конвейерную технологию текучесть рабочей силы на предприятиях достигала даже 300% в год! [Ю. А. Васильчук. Эпоха НТР: новые основы массового производства и общества. // http://
www.politstudies.ru/fulltext/1996/2/2.htm – 11.01.2002 <24.11.03>]. Из-за этого постоянно разрушаются уже сложившиеся коллективы, и нарушается работа «команд». А, кроме того, на новом месте работник некоторое время осваивается, и в этот адаптационный период эффективность его труда неизбежно понижена.

23 «Когда рабочие участвуют в общественном производстве в качестве физической силы, то труд для них (физический, стереотипный, часто тяжёлый и вредный для здоровья труд) не может стать внутренней потребностью. Труд, не являющийся внутренней потребностью, не может, по большому счёту, стать трудом ради общества. Рабочие, уделом которых является физический, стереотипный, тяжёлый труд, участвуют в нём в той мере, в которой это необходимо для удовлетворения индивидуальных потребностей» [Павлидис Периклис. Бюрократизм и социалистические перевороты в XX веке. – Марксизм и современность, 2002, № 1 – 2 (22 – 23). – с. 34 – 38].

24 К данной проблеме мы непременно вернёмся во второй книге. Пока же разъясню вкратце её суть. Одним из наиболее опасных демографических процессов капитализма является процесс концентрации населения в крупных городах, и особенно в столицах. При капитализме народонаселение подчиняется своим объективным законам, которые действуют, опять же, совершенно стихийно, неподконтрольно воле людей. Чем крупнее город, тем быстрее растёт его население, а особенно быстро растёт население столиц. В крупных городах сосредоточиваются капиталы, там быстрее развиваются промышленность, торговля и сфера услуг. Следовательно, там легче найти высокооплачиваемую работу, создать свой бизнес, удачно выйти замуж и т.д. В крупном городе выше уровень жизни и имеются бульшие возможности для реализации культурных запросов. Всё это вызывает массовое переселение трудящихся из сельской местности и мелких городков в крупные промышленные и административные центры. В результате образуются гигантские уродливые мегаполисы со скученностью населения, с унылыми асфальтово-бетонными пейзажами, с удушающей запылённостью и загазованностью, с полчищами крыс и бомжей (и те, и другие стекаются туда, где объедки пожирнее), с разгулом преступности (а преступников влечёт туда, где «крутятся деньги»), с бесконечными автомобильными пробками и прочими издержками урбанизации. Мегаполисы разрастаются, словно раковые опухоли, и через несколько десятилетий жить в них станет определённо невозможно. Капиталисты-рантье и разного рода богатые бездельники, не привязанные к конкретному месту работы, сбегут оттуда в какие-нибудь экологически чистые зоны – «биосферные заповедники», а пролетарии и люмпены будут продолжать и далее стекаться со всего света в мировые центры в поисках призрачного счастья, усугубляя перенаселённость мегаполисов до крайнего предела. Процесс этот при капитализме остановить невозможно, и, в конце концов, мегаполисы превратятся в могильники буржуазной цивилизации.

Решение данной проблемы возможно только при социализме, в условиях планового ведения хозяйства и сознательного, а не стихийного, формирования всей общественной жизни. Лишь при социалистическом строе возможно сознательное проведение политики преимущественного развития промышленности в средних и небольших городах с целью использования на месте имеющихся там трудовых ресурсов. Лишь при социализме могут быть приняты действенные меры по выравниванию уровней благосостояния и культуры в городе и деревне, в столице и провинции. И лишь после отмены частной собственности на землю станет возможным отказаться от строительства угнетающих человека небоскрёбов (они ведь строятся вследствие закономерного роста цен на землю!) и ликвидировать скученность населения в самих мегаполисах, сделать их более гигиеничными, более «зелёными» и пригодными для нормальной жизни.

Задумайтесь над этим, господа! Альтернатива снова проста: либо социалистическая революция – либо жуткие картины «светлого капиталистического будущего» с мутантами-черепашками-нинзя из голливудских боевиков станут реальностью для ваших детей и внуков.

25 «По данным Международной организации труда, две трети рабочего времени на планете приходится на долю женщин. Между тем они получают лишь десятую часть мирового дохода и обладают лишь сотой долей всемирной собственности» [В. Терехов. Больней всего россиянкам. // http://www.nasledie.ru/
oboz/N02_94/009.htm <13.09.04>]. Но причина этого – вовсе не дискриминация женщин мужчинами, на которую жалуются феминистки, а объективные экономические законы капитализма.

26 Точно так же не существует и «положительной» зависимости заработной платы от продолжительности рабочего времени. Скорее – наоборот; ещё Маркс отмечал: «…Общеизвестен факт, что заработная плата тем ниже, чем длиннее рабочий день в данной отрасли промышленности» [К. Маркс. «Капитал», книга первая, глава 18].


27 Если в 1950 году средний уровень производительности труда составлял в Италии 34% от американского, в Германии – 35, а во Франции – 45%, то к началу 90-х этот разрыв был преодолен: итальянская производительность достигла 85% американской, германская – 95%, а французы даже вышли вперёд с показателем в 102% [В. Л. Иноземцев. Модели постиндустриализма – сходство и различия. – Общество и экономика, № 4 – 5, 2003 год, с. 51 – 96. // http://www.postindustrial.net/doc/magazines/article115.doc – 25.06.2003 <24.11.03>]. Ныне «…производительность труда в час у норвежцев (эквивалент 38 долларов), французов (35 долларов) и бельгийцев (34 доллара) выше, чем у американцев (32 доллара)» [http://www.reklamausa.com/ <23.02.04>].


28 Нигде и никогда в капиталистическом мире не было ничего подобного нашему Стахановскому движению. И хоть «перестроечно-демократические» писаки из кожи вон лезли, чтобы опорочить А. Стаханова, – дескать, он поставил рекорд со страху перед «органами» или «по пьяни», – только ничего у этих господ не получилось! Потому что трудовой энтузиазм первых пятилеток, энтузиазм, совершенно незнакомый и чуждый рабочим при капитализме, есть исторический факт, опровергнуть который невозможно. И трудовой порыв во время коммунистических субботников – тоже факт; это потом уже, во времена «застоя», субботники были превращены из добровольного праздника Труда в формально-рутинную «обязаловку».

29 Это в Советской Стране снимали фильмы про трактористов и монтажников-высотников, причём эти ленты были действительно любимы народом и собирали полные кинозалы – что бы там ни говорили, будто такого рода кино не может быть интересно «публике». А кто герои сегодняшних голливудских, да, и наших, отечественных фильмов? Из людей, чей труд полезен обществу, – разве только полицейские; да и то моральный облик «положительных копов» обычно тоже очень далёк от идеала. А остальное – бизнесмены, бандиты, наркоторговцы, проститутки и лица без определённого рода занятий… А ещё: наркоманы и разного рода извращенцы. Каков строй, таковы его герои!
1   2   3   4   5


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации