Дымов К. Капитализм - система без будущего - файл n5.doc

Дымов К. Капитализм - система без будущего
скачать (1367.5 kb.)
Доступные файлы (12):
n1.doc93kb.27.01.2009 13:58скачать
n2.doc259kb.15.01.2009 12:35скачать
n3.doc791kb.27.01.2009 11:43скачать
n4.doc727kb.06.02.2009 13:04скачать
n5.doc527kb.27.01.2009 12:20скачать
n6.doc337kb.27.01.2009 12:45скачать
n7.doc743kb.27.01.2009 13:28скачать
n8.doc396kb.27.01.2009 13:54скачать
n9.doc454kb.28.01.2009 12:23скачать
n10.doc286kb.28.01.2009 13:35скачать
n11.doc527kb.01.02.2009 23:52скачать
n12.doc369kb.06.02.2009 13:58скачать

n5.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10




«Я убеждён, что есть лишь один путь покончить со всем этим злом [имеются в виду пороки и беды капитализма – К. Д.], а именно через создание социалистической экономики… В такой экономике само общество владеет средствами производства и распоряжается ими на плановой основе»

(Альберт Эйнштейн)
«Истина ничуть не страдает от того, что кто-либо её не признаёт»

(Фридрих Шиллер)

Глава 3. Господство монополий



Мы называем классическими те произведения, которые сохраняют свою актуальность десятки и сотни лет после своего выхода в свет. К числу такого рода классических произведений можно смело отнести и работу Ленина «Империализм, как высшая стадия капитализма». Эта небольшая по объёму книга, написанная в 1916 году, не просто осталась актуальной до сих пор, она стала ещё более актуальной! Потому что за время, прошедшее после её написания, империализм стал ещё более паразитическим, ещё более бесчеловечным, ещё более беспардонным и агрессивным. И если какой-нибудь самодовольный болван, строящий из себя «интеллектуала», начинает «по-попугайски» изрекать вам проштампованные в его птичьих мозгах фразы, будто марксизм устарел и ничего не стуит, дайте ему почитать эту книжку, и пусть он попробует её опровергнуть! Единственный «убедительный» аргумент, который вы, вероятно, услышите от него, будет состоять в том, что коммунизм окончательно и бесповоротно рухнул, и посему всё, что написано и будет написано впредь коммунистами, – неправильно…

Впрочем, спорить с такими людьми бесполезно и бессмысленно. Легче убедить в чём-либо слона или жирафа, чем примитивного, не способного к самостоятельному мышлению, но при этом жутко довольного собой обывателя. А таких обывателей нынче – тьма тьмущая. Но, к счастью, вопрос об истине не решается «демократическим, правовым путём», путём кидания бюллетеней в урну. Истина остаётся Истиной даже в том случае, если подавляющее большинство населения, превращённое скотскими условиями бытия и буржуазной пропагандой в массу дебилов, не признаёт её. А Сила, она ведь в ней, в Правде; Истина всё равно победит, и потому нужно твёрдо держаться её, даже тогда, когда её оплёвывают на каждом шагу!

Книга Ленина актуальна ещё потому, что и ныне легионы наёмных «учёных» заняты самой бесстыдной апологией империализма, его «отмыванием» и приукрашиванием. Они тщатся доказывать, будто капитализм утратил свой монополистический характер, будто в «постиндустриальном обществе» монополии уступили пальму первенства «эффективному малому бизнесу», будто бы наступил ренессанс «свободного предпринимательства» и т.д. и т.п. – и всё это наперекор «устаревшему» марксизму. Мысли «учёных» озвучивают публичные политики наивысшего ранга. К примеру, Хиллари Клинтон во время визита в Москву в конце 90-х и посещения ткацкой фабрики прямо так и брякнула в телекамеру, что якобы «малый бизнес составляет основу (!) американской экономики». И такие вещи мы слышим едва ли не ежедневно, ибо на пресловутый «малый бизнес» возлагают главные надежды все те, кто искренне, или же с лицемерным пафосом рыдающих крокодилов, желает капиталистического возрождения России (а также Украины и других стран СНГ).

Всё это, однако, очевидная чушь, и для её опровержения не обязательно даже обращаться к строгой статистике. Любому человеку ясно, что компоненты компьютеров, автомобили, самолёты, станки, космические аппараты – а это всё основные, я бы сказал – ключевые, продукты современной промышленности, – никто не клепает их в мелких мастерских; их изготовляют на крупных заводах гигантских корпораций. Также и разнообразные товары широкого потребления, как-то: телевизоры, холодильники, пылесосы и DVD-плееры, одежда, обувь, и даже такие мелочи, как зубная паста, жвачка и шоколадные батончики, в основной своей массе тоже производятся немногими всемирно известными гигантскими монополиями.

Кстати, разве это не выглядит абсурдно, когда какой-нибудь страстный апологет «малого предпринимательства» всячески расписывает преимущества малых предприятий, их высочайшую экономическую эффективность и неоспоримую пользу для общества, а затем (безо всякой паузы даже) начинает вдруг требовать от правительства «принятия действенных мер по защите и поддержке малого бизнеса»? Не понимаю я этого, хоть убей: если малый бизнес столь эффективен и имеет такие очевидные преимущества перед большим, то на кой ляд его защищать и поддерживать!? По идее, он давно должен был бы уже разорить неэффективные монополии ко всем чертям! И как вообще «поддержка малого и среднего бизнеса» согласуется со «свободой предпринимательства», требующей, дабы все участники рынка находились в одинаковых условиях и не пользовались особой поддержкой государства?

На самом деле мелкое производство не способно обеспечить прогрессивное развитие производительных сил и не может, по этой причине, противостоять производству крупному. Развитие техники и технологии диктует необходимость концентрации производства, т.е. сосредоточения производительных сил, а значит, и выпуска продукции, в укрупняющихся предприятиях, применяющих передовую технику и самые современные методы организации производства. Концентрация производства, связанная с его комбинированием, ведёт к росту производительности труда и уменьшению издержек производства и обращения, способствуя тем самым умножению общественного богатства. И тенденция к увеличению масштабов производства только усиливается при информационном способе производства, для которого характерны частая смена технологий и постоянное обновление техники 1.

При коммунизме концентрация производства осуществляется в плановом порядке и в интересах всего общества, поэтому она продвигается быстрее и не сопровождается кризисными явлениями. При капитализме же она пробивает себе дорогу в ходе жестокой конкурентной борьбы, устраняющей нежизнеспособных мелких производителей, чьи капиталы экспроприируются победителями. Этот процесс, в котором выражается, с одной стороны, накопление капитала, а с другой – обобществление производства, происходит стихийно, углубляет и обостряет основное противоречие капитализма, способствует экономическим кризисам. А во время кризисов, в свою очередь, концентрация производства чрезвычайно усиливается, поскольку в это время как раз и происходит массовая гибель мелких производителей: «Кризисы – всякого рода, экономические чаще всего, но не одни только экономические [также и войны, приносящие громадные прибыли, прежде всего, крупному капиталу, – К. Д.] – в свою очередь в громадных размерах усиливают тенденцию к концентрации и к монополии» [В. И. Ленин. Соч., 4 изд., т. 3, с. 197]. В общем, тенденция к концентрации производства является магистральной тенденцией капитализма 2.

Концентрация производства идёт рука об руку с процессом концентрации капитала – абсолютного увеличения размеров отдельных капиталов за счёт накопления капитала. Концентрация капитала делает возможной и концентрацию производства, т.к. именно сосредоточение всё больших капиталов у отдельных капиталистов позволяет им увеличивать масштабы производства на своих предприятиях. Концентрация капиталов сопровождается и многократно усиливается их централизацией, т.е. сосредоточением общественного капитала в руках всё меньшего числа крупных и крупнейших капиталистов и капиталистических корпораций.

Происходит это различными путями. Во-первых, путём разорения массы слабых капиталистов и перехода их капиталов к капиталистам крупным и сильным – путём экспроприации мелких капиталистов крупными. Во-вторых, капиталы централизуются в акционерных обществах и т.п. В-третьих, капиталистические фирмы организационно сливаются в монополистические объединения – сначала в рыхлые, неустойчивые картели и синдикаты, затем в монолитные тресты, а ныне – в сложно устроенные, «гибко организованные» концерны, которые, в свою очередь, могут вступать в картельные соглашения о разделе рынков, обмене патентами и т.д. Централизация принимает также скрытые формы, когда некоторое число номинально самостоятельных предприятий оказывается под контролем какого-нибудь клана или «группы». Это достигается через создание совместных предприятий, через скупку контрольных пакетов акций холдингами, через т.н. «систему участий» и т.д. В результате образуются конгломераты с очень сложными и запутанными отношениями подчинения, подконтрольные могущественным кланам олигархов. Ещё одной формой скрытой централизации является создание временных объединений типа консорциумов для реализации каких-либо крупных проектов. Особый случай: картели, замаскированные под «ассоциации», «исследовательские институты» и т.п.

Централизация капитала обусловлена конкуренцией, которая, с одной стороны, вызывает банкротство массы капиталистов, преимущественно мелких, нежизнеспособных, более всего страдающих в периоды кризисов, а с другой стороны, заставляет капиталистов сознательно стремиться к укрупнению масштабов производства и, вообще, масштабов бизнеса, вынуждает их «сбиваться в волчьи стаи». На наивысшей ступени развития капитализма концентрация и централизация капитала необратимо приводят к возникновению монополий – гигантских объединений, или союзов, капиталистов, захватывающих и удерживающих олигопольное или даже (как предельный случай) чисто монопольное положение на рынке, что даёт им возможность диктовать обществу свои условия, свои цены, прежде всего, – и благодаря этому получать монопольно высокие прибыли – сверхприбыли.

Сосредоточение производства и капитала – процессы объективные и неизбежные, и они непременно ведут к возникновению, росту и усилению монополий, приобретших ныне всемирный характер, ставших транснациональными монополиями, или транснациональными корпорациями (ТНК). Процессы концентрации производства и капитала создают для монополий, если можно так выразиться, твёрдую почву. По словам Ленина, «…концентрация, на известной ступени её развития, сама собою подводит… вплотную к монополии. …тенденция к монополии порождается именно крупным размером предприятий» [«Империализм…», глава 1]. В самом деле, образование монополий куда более вероятно, если на рынке действует десяток достаточно крупных компаний, хорошо знающих друг друга, чем в ситуации, когда сосуществуют сотни и тысячи мелких фирмочек. В ходе развития капитализма количество переходит в качество, и из «пересыщенного раствора» «молекул» – крупных и средних производителей – выкристаллизовывается Монополия.

Движет капиталистами при этом всё то же стремление выжить в конкурентной борьбе, их ненасытная тяга к накоплению капитала и максимизации прибыли, к загребанию сверхприбылей. Стремление сие объективно и необоримо, отчего возникновение, рост, слияние и усиление монополий – тоже процесс объективный и необходимый, остановить который не способно ни антимонопольное законодательство, ни теоретические упражнения защитников «свободного предпринимательства». А в силу действия тенденции средней нормы прибыли к понижению соблазн получить сверхприбыль, намного превышающую всё меньшую и меньшую среднюю прибыль, только возрастает. Кроме того, понижение нормы прибыли отчасти компенсируется большим увеличением массы прибыли, извлекаемой крупными компаниями.

Централизация капитала углубляет капиталистическое обобществление производства. Растут концентрация производства и кооперация труда; развивается комбинирование производства; устанавливаются тесные кооперационные связи между предприятиями, входящими в концерн; методы планомерной организации производства начинают применяться не только в рамках отдельного предприятия, но и в масштабах многих предприятий, объединённых в одно целое. Упрочивается, таким образом, общественный характер производства, но это только усугубляет противоречие между общественным характером производства и частнокапиталистической формой присвоения. Обобществление производства сейчас служит лишь интересам кучки олигархов – заправил монополий. Хищники-монополисты сконцентрировали в своих лапах огромные производительные силы, но используют их не во благо общества, а лишь для загребания сверхбарышей в ущерб остальным. Поэтому засилье монополий обостряет все имманентные беды капитализма: безработицу, обнищание трудящихся, перепроизводство, инфляцию и т.п. Кроме того, монопольное положение на рынке снижает стимулы к развитию, отчего монополии проявляют тенденцию к утрате динамики развития, к застою и загниванию. Господство монополий знаменует очевидный крах капитализма. Как с иронией заметил Энгельс, заставший лишь самое начало перехода капитализма в монополистическую фазу, с наступлением эры монополий «…издревле прославленная свобода конкуренции находится при последнем своём издыхании и должна сама признаться в своём скандальном банкротстве»! [К. Маркс. «Капитал», книга третья, глава 27; замечание Ф. Энгельса].

Но с другой стороны, капиталистическое обобществление производства, достигающее кульминации при современном транснационально-монополистическом капитализме, подготавливает обобществление социалистическое: переход всех основных средств производства под контроль общества. «Монополия монополий» – это уже последняя ступенька перед «монополией всего общества». «Это – упразднение капиталистического способа производства в пределах капиталистического способа производства и потому само себя уничтожающее противоречие, которое prima facie [прежде всего] представляется просто переходным пунктом к новой форме производства» [К. Маркс. «Капитал», книга третья, глава 27].

После победы социалистической революции одна только национализация всемогущих банков и прочих финансовых институтов позволит государству победившего пролетариата установить практически полный контроль над экономикой и перейти к строительству социализма! Говоря словами Ленина, «…монополия, вырастающая на почве свободной конкуренции и именно из свободной конкуренции, есть переход от капиталистического к более высокому общественно-экономическому укладу» [«Империализм…», глава 10]. Вот почему защитники капитализма так страшатся монополизации и тщатся доказать, будто её не происходит!

Эти господа могут говорить всё, что им угодно, но капитализм ещё сто лет тому назад вступил в монополистическую стадию развития, в стадию империализма, и вернуться обратно, в славные времена домонополистической «свободы конкуренции», он никак не может. От монополистического капитализма путь возможен лишь один – вперёд к социализму. Переход к информационному технологическому способу производства не только не делает капитализм «менее монополистическим», но, напротив, ещё более усиливает процессы концентрации производства и капитала, процессы централизации капиталов и монополизации мировой экономики.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации