Волков Ю.Г., Нечипуренко В.Н., Самыгин С.И. Социология: история и современность - файл n1.doc

Волков Ю.Г., Нечипуренко В.Н., Самыгин С.И. Социология: история и современность
скачать (6100.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc6101kb.06.11.2012 20:58скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   36
Серия «Учебники, учебные пособия»

Ю.Г.ВОЛКОВ, В.Н.НЕЧИПУРЕНКО, С.И.САМЫГИН

СОЦИОЛОГИЯ:

ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Ответственный редактор доктор философских наук, профессор Ю.Г.Волков

Рекомендовано Министерством общего

и профессионального образования Российской Федерации

в качестве учебного пособия для студентов

высших учебных заведений

Издательский Торговый Дом

КР Зшрус

Москва

«Феникс»

Ростов-на-Дону

1999

ББК60.5Я73

В 67

Ответственный редактор доктор философских наук, профессор Ю.Г. Волков

Рецензенты

член-корреспондент РАН, доктор философских наук, профессор А.В. Дмитриев

декан шщюлогаческого факультета Санкт-Петербургского государственного университета, доктор философских наук, профессор А.О. Бороноев

Волков Ю.Г., Нечипуренко В.Н., Самыгин СИ. В 67 Социология: история и современность

Серия «Учебники, учебные пособия», Ростов-на-Дону: «Феникс», 1999— 672 с.

Книга отличается комплексным и интегральным изложением учебного материала, «многослойностью» структуры, позволяющей дать целостную панораму возникновения и развития социологиче­ских теорий в широком историческом контексте. Содержание характеризуется лаконичностью и в то же время высокой ин­формативностью, глубиной анализа основных концепций социоло­гии, логической последовательностью и доступностью. Все это дало возможность впервые в отечественной научной литературе в одной книге вместить почти 200-летнюю историю социологиче­ской мысли от О. Конта до Э. Гидценса, показать диалектику един­ства истории и современности.

Учебное пособие предназначено для студентов гуманитарных факультетов высших учебных заведений, аспирантов, преподава­телей и всех интересующихся историей социологического знания.

ISBN 5-222-00492-9

ББК60.5Я73

© Волков Ю.Г, Нечипуренко В.Н., Самыгин СИ., 1999

© Оформление: изд-во «Феникс», 1999

ПРЕДИСЛОВИЕ

Эта книга представляет собой учебник по истории соци­ологии—развернутое хронологическое изложение содержа­ния пути концептуального развития социологического знания. Справочники и словари служат другой цели — всеобщему понятийному охвату в определенной области знания. Тот, кто хочет получить точные сведения по специальной теме, всегда найдет в них краткую информацию, а кроме того — справку о современном состоянии исследований и рекомен­дации по необходимой академической литературе.

Учебник не может удовлетворить это требование полно­ты. Его назначение в том, чтобы содействовать повышению качества знаний читателя, а также развитию у него способно­сти суждения, которая поможет в дальнейшем действовать са­мостоятельно. Дидактическая ценность такого учебника со­стоит именно в том, что он дает возможность использовать богатейший концептуальный материал, накопленный социо­логической мыслью, для выработки у читателя теоретической парадигмы социологического мышления. Исторический пере­ход от спекулятивно-философского типа мышления к социо­логическому представляет собой не только важный этап раз­вития общественной мысли, но гораздо более масштабное явление — переход к новому видению мира и места в нем человека. Исторически обусловленное застревание теорети­ческого обществознания в России на уровне развития сере­дины XIX века способствовало формированию известной косности понимания, несовместимой с реалиями жизни со­временного открытого мира. Изучение наследия классиков социологической мысли, помимо чисто образовательных це­лей, служит расширению сознания читателя, дает ему пони­мание поливариантности и многоплановости социальной жизни как формы существования человека.

Социология: история и современность

Это сопряжено с определенными трудностями. Несмотря на то, что в последние годы проделана огромная работа по переводу работ классиков социологической мысли, их твор­чество все еще недостаточно представлено русскоязычному читателю.

Предлагаемый учебникпо истории социологии призван ока­зать помощь тому, кто желает научиться самостоятельно ориен­тироваться в океане социологических школ, течений и направ­лений. Авторам удалось датьширокую панораму исторического развития социологии от Контаи Спенсера до ГидценсаиТуре-на и одновременно показать сложную динамику идейной и ин­теллектуальной борьбы, сопровождавшей это развитие. Ясность мысли и доступность изложения ни в коей мере не снижают теоретической глубины работы. Везде, где это возможно, авто­ры стремились сохранить или адекватно перевести оригиналь­ные термины, используемые классиками социологии. Кроме того, в учебнике впервые вводятся в оборот прежде не перево­дившиеся работы зарубежных социологов.

Одним из основных достоинств предлагаемого учебника, как нам видится, является удачное раскрытие авторами глу­бинной взаимосвязи, существующей между ходом развития социологического знания и текущими социальными процес­сами. История социологии показывает, что крупные социоло­гические школы возникали, когда определенные обществен­ные ситуации подбрасывали ученым новые проблемы. Для решения этих проблем создавался соответствующий инстру­ментарий. Когда Огюст Конт ввел в употребление слово «со­циология», европейское общество переживало тяжелый кри­зис: противостояние стран, революции, гражданские войны. Зарождению пролетариата и секуляризации также сопутство­вала ожесточенная идейная борьба. Конт рассматривал борь­бу мировоззрений как бесплодную и опасную. Он отнюдь не 5ыл аполитичным ученым и мечтал о прогрессе и мире. Он считал эту цель достижимой, если изучение общества высво-

Предисловие

бодится из идеологических рамок. Только тогда возможно ра­зумное действие. Конт требовал от тех, кто занимается соци­альными проблемами, чтобы они брали пример с ученых-естествоиспытателей. Так социология стала «позитивной на­укой». Она занимается в первую очередь тем, что имеется на­лицо, или, лучше сказать, тем, что можно обнаружить. Соци­олог хочет наблюдать и объяснять социальные факты.

«Глобальные» социологические теории, безусловно, не соответствуют этому требованию. Но, несомненно, некото­рые всеобщие теории, несмотря на присутствующие в них спекулятивные элементы, решительно помогают науке дви­гаться вперед: ведь они способствуют тому, что иные про­блемы выходят на новый научный уровень. Поэтому необхо­димо изучать всеобщие теоретические построения; кроме того, они часто отражают в сколько-нибудь рациональной форме общественное сознание эпохи, класса или движения, поскольку они составляют предмет социологии. История со­циологии позволяет увидеть, что происходит, когда общество создает свой теоретический образ, при каких социальных ус­ловиях становится возможным появление социологии как науки и возникает спрос на такую дисциплину.

Авторам учебника удалось доступно изложить и наиболее полно представить ключевые моменты истории социологиче­ской мысли, концепции, которые оказали значительное влия-ниенаразвитиесоциологиикакнауки. Срединебольшого числа современных учебников и учебных пособий по истории соци­ологии работа профессора Ростовского государственного уни­верситета Ю.Г.Волкова, профессора РГЭА С.И.Самыгина, кан­дидата философских наук В.Н.Нечипуренко, на наш взгляд, в наибольшей степени отвечает требованиям, предъявляемым к учебной литературе по названному предмету.

Декан социологического факультета МГУ,

доктор философских наук,

профессор В.И.Добреньков

ВВЕДЕНИЕ

Предлагаемое читателю учебное пособие по курсу «Исто­рия социологии» предназначено в первую очередь для студен­тов социологических и других гуманитарных специальностей вузов, но будет полезно также и всем штгересующимся истори­ей социально-философской и социологической мысли.

Содержание учебника структурировано в целом по хроно­логическому и географическому принципам, как этого обыч­но требует изложение истории науки. Воздерживаясь по воз­можности от критических и оценочных суждений, авторы стремились сделать текст преимущественно дескриптивным, так как ставили своей целью дать читателю как можно более объективную и полную картину генезиса и исторического раз­вития социологии.

Широтапоставленнойзадачи требовала от авторского кол­лектива привлечения разнообразных, в том числе и иностран­ных, источников, многие из которых вводятся в отечественный научный оборот впервые. В числе таких источников следует назвать работы Д. Брауна, И. Валлерштайна, Э. Гидценса, Д. Джери, Г. Микл-Хорке, Р. Морроу, А. Туренаи других.

Концептуальную основу учебника составляет представле­ние о социологии как о единой ветви гуманитарного знания, обладающей одной и той же парадигматической спецификой. Первая из девяти глав посвящена, в частности, рассмотрению базисньгхпреддосьшоквозникновениясоциологии как особо­го, качественно нового типа науки об обществе и вскрытию ее принципиального отличия от социальной философии.

Социологическое знание, несмотря на то, что давно уже существует в качестве вполне сформировавшейся самостоя­тельной науки, сохраняет неразрывную связь с теми вдеями и представлениями, которые стояли у его истоков. А эти идеи неотделимы от исторического контекста возникновения со-

Введение

циологии. Поэтому авторы подробно останавливаются на ис­торических предпосылках возникновения этого феномена, а также все последующие ключевые моменты в развитии со­циологического знания рассматривают комплексно—на фоне не только соответствующей социально-исторической ситуа­ции, но также широкого экономического, политического и культурного контекста.

В настоящем учебном пособии развитие социологии по большей части представлено одновременно в трех аспектах: как история идеи, как история теории и как история метода. Эти три аспекта развития исторически далеко не всегда на­ходились в единстве. Великие социально-политические дви­жения XIX века, в частности, породили ряд не утративших своего значения идей, однако эти идеи не имели никакого отношения к научным методам социологии. В настоящее вре­мя между базисными идеями и идеологемами эпохи и мето­дами эмпирических социологических исследований также со­храняется значительная дистанция.

Тем не менее с необходимостью должна прослеживаться связь, реально существующая между интеллектуальными дви­жениями в узкопрофессиональной среде обществоведов и со­циально-экономическим состоянием общества конкретных стран и конкретных периодов. Развитие науки не является автономным. Реальные обстоятельства, в контексте которых осуществляется научное исследование, накладывают весо­мый, порой определяющий отпечаток на его результаты. Со­циология представляет собой часть социального процесса в целом; ее понятия, теории и методы вплетены в единую для данного исторического периода сеть значений, которая в ко­нечном счете и придает форму нашей интерпретации дей­ствительности.

В настоящее время история социологии как отдельная наука переживает пик своего развития. Это означает, что на­коплено достаточное количество материала, позволяющего

Социология: история и современность

увидеть и проследить общие закономерности становления и функционирования различных социологических школ и на­правлений, а также социологии в целом, позволяющего во всем этом многообразии рассмотреть единую логическую линию, которая обуславливает в конечном счете единство социологии как науки.

Обращаясь к широко известному методологическому по­ложению Г.В.Ф.Гегеля о совпадении исторического и логи­ческого в познании, необходимо признать некоторую право­ту этого подхода в отношении истории науки, в частности, истории социологии. История формирования понятийного аппарата, вычленения самостоятельных уровней исследова­ния, образования новых парадигм в изучении общества по­зволяет как в зеркале увидеть логику понимания человеком общества и самого себя и то, как эта логика менялась, эво­люционируя к сложной, полиморфной и многомерной пара­дигме постмодерна, в которой есть место для классических и неклассических подходов, математической точности и игры, традиционалистской ностальгии и устремленности в буду­щее. История социологии—это в широком смысле история саморефлексии человека как социального существа. Поэто­му ее изучение представляет не только чисто академический, но и общечеловеческий интерес.

Студенческую аудиторию, на которую преимущественно рассчитан этот учебник, составляют люди, период активной деятельности которых придется на XXI век. Хотелось бы, чтобы это был век широкого взгляда на мир, век понимания глубинных социокультурных взаимосвязей, мирного сосу­ществования социальных групп, классов, наций, культур.

Авторы надеются, что предлагаемая книга поможет читате­лю приобрести прочные и глубокие знания по истории социо­логии, лучше понять общество и перспективы его развития.

РАЗДЕЛ I. ИДЕЯ СОЦИОЛОГИИ

1. Социально-исторические и научные предпосылки возникновения социологии

Возникновение социологии как отдельной науки пред­полагало появление понятия «общество» и разработку теории общества благодаря познанию естественных основ социаль­ного порядка. Можно даже сказать, что социология как самостоятельная наука обязана своим возникновением изоб­ретению понятия «общества», то есть его разработке в тео­ретическом плане и в общественном словоупотреблении.

Социология возникла из духа Просвещения и как реак­ция на Французскую революцию. Ее основной задачей ста­ло понимание того, каким образом социальный порядок может подчинить себе беспорядок, частные интересы и аг­рессивность. Таким образом, она является продуктом опре­деленного времени и общества, однако впоследствии сама стала воздействовать на социальную действительность. Со­циология создавалась как идеология современности. Она была связана с духовными и политическими течениями вре­мени, но социальное мышление не обязательно должно было выражаться в виде «социологии». Это подтверждает целый ряд мыслителей, ученых, реформаторов общества, которые интенсивно занимались социальными вопросами, но ни в коей мере не считали себя «социологами». Здесь следует упомянуть лишь двоих из них: Алексиса де Токвиля, совре­менника и соотечественника Опоста Конта, произведения которого «О демократии в Америке» и «Старое государ­ство и революция» представляют интерес и сегодня, в то время как работы Конта по сравнению с ними выглядят не­сколько архаично; Карла Маркса, который иронизировал над социологией Конта, если вообще принимал ее всерьез: его

Социология: история и современность

исторический материализм стал величайшим вызовом для социологии.

«Дюркгейм называл себя рационалистом. Вебер поставил понятие рационально-легальной легитимации во главу своего анализа власти. А Маркс посвятил себя изучению того, что он называл научным (то есть рациональным) социализмом. Все ос­новоположники социологической науки были детьми эпохи Просвещения».1

В XIX веке со словом «социология» связывали совершен­но определенное интеллектуальное обоснование, которое, од­нако, не являлось безусловно единственным способом поста­новки вопроса о социальном порядке и его развитии. Сам вопрос: «Как возможен социальный порядок?» — стоял не в начале, а в конце развития размышлений о социальном.

По мнению Алена Турена, общественная мысль формиру­ется в точке пересечения понятий порядка и эволюции: «Имен­но так создавалась социология, и Опост Конт потому стал твор­цом социологии, что он отстаивает одновременно и прогресс, и порядок»2.

Социология — это определенный ответ на вопрос о со­циальном порядке, который направил в одно русло последу­ющий анализ, но он не был единственно возможным. После появления этой специфической новой науки существовали и другие подходы к социальным проблемам, которые не счи­тали себя социологией. В настоящее время объем того, что охватывает социология, значительно вырос и включает мно­гие до сих пор альтернативные подходы, которые обознача­ются как направления или парадигмы.

Возникновение социологии как самостоятельной науки шло на фоне длительного социально-экономического и на­учного развития, последствия которого оказывают влияние

1 Wallerstein I. Presidential Address, XlVth World Congress of Sociology,
Montreal, July 26,1998.

2 Турен А. Возвращение человека действующего. Очерк социологии.
М., 1998. С. 35.

10

Раздел I. Идея социологии

и сегодня. Это развитие было обусловлено четырьмя пред­посылками:

  1. идеей «естественного» социального порядка, который
    обладает собственной рациональностью и поэтому не может
    быть подчинен «государству» как политически-институцио­
    нальному порядку, а противостоит ему и считается отдель­
    ным от него;

  2. развитием рыночной экономики, носителем которой
    является не государство, а «гражданское общество»;

  3. идеей историзма как основой интереса к смыслу и на­
    правленности исторического процесса;

  4. разработкой современной концепции науки и научного
    прогресса.

Государство и общество

Европейское абсолютистское государство нового време­ни возникло из аристократически-феодальных структур и пер­сонифицировалось в короле и правящем доме, династии. Понятие «общество» первоначально применялось к придвор­ному обществу, возвышающемуся над народом. Лишь посте­пенно вертикальная структура начала ослабляться или, по крайней мере, размываться. Существенную роль в этом из­менении сыграли буржуазная революция в Англии, идеи Про­свещения и Французская революция; однако оно основыва­лось на подъеме торгового, купеческого сословия из народа, достигшего своего положения независимо от системы про­движения и привилегий «старого режима». Это сословие в дальнейшем стало носителем политической власти, отлич­ной от власти старого государства, и одновременно вырази­телем нового гражданского мышления.

В интеллектуальном плане этот процесс нашел свое от­ражение в идее «естественного порядка», которая противо­стояла представлению о государстве старого режима. Уже в XVII веке в Англии Томас Гоббс (1588—1679) различал две сферы — сферу разума и сферу природы (или государства и

11

Социология: история и современность

общества). Согласно Гоббсу, «естественным состоянием лю­дей до объединения в общество была война, и не просто война, а война всех против всех»1. Поскольку люди в есте­ственном состоянии равны, эта война не может окончиться ничьей победой. Такое состояние, в котором «все позволено всем», не может быть благом для человека. Поэтому он, стре­мясь к самосохранению, в силу опять-таки «естественной» необходимости заинтересован в прекращении взаимной враж­ды и установлении мира. Но как его достичь? Если скопле­ние в сообщества у животных происходит «естественным пу­тем», то у людей оно достигается «искусственным путем»— через договор, на котором основывается государство как оли­цетворение власти и справедливости. Его задача— защита каждого гражданина, а основывается оно на передаче прав отдельного человека суверену.

Наиболее сильным было влияние Жан-Жака Руссо (1712— 1778) с его концепцией «ordre naturel» (естественного поряд­ка), который благодаря общественному договору превраща­ется в «ordre positif» («порядок позитивный»). Правда, в отличие от Гоббса, он не считает, что люди от природы враж­дебны друг другу. Человек в понимании Руссо по своей при­роде добр, свободен и самодостаточен. Первобытное состоя­ние человеческого сообщества характеризуется свободой и равенством всех. Вследствие разделения труда происходит присвоение всего немногими, которые заключают с неиму­щими общественный договор, основанный на неравенстве и несвободе неимущих. Так с помощью договора о подчине­нии в существующем государственном устройстве закрепля­ется неравенство. Оно может быть устранено только путем передачи прав всех отдельных людей обществу в ходе про­цесса голосования, когда интересы отдельных лиц нейтрали­зуются и обосновывается общая воля. Положение людей в этом общественном договоре двояко. С одной стороны, они

1 ГоббсТ. О гражданине//Гоббс Т. Соч.: в2т. М., 1989.Т.1. С. 291.'

12

Раздел I. Идея социологии

независимы как части суверена, а с другой, как поданные, вынуждены подчиняться общей воле. Руссо также обосно­вывает законность революционного переворота словами о том, что народ имеет право «сбросить с себя ярмо» и «вер­нуть себе свободу», поскольку рабство противно самому ес­теству человека.

Идея общественного договора господствовала в англий­ской и французской критической философии XVIII века. Ее основой, с одной стороны, была предпосылка не связанного с аристократическим строем и естественного, развивающегося по собственным законам порядка, который только и может создать государство, а с другой стороны, растущее осозна­ние того, что история, а тем самым социальное и политиче­ское устройство, не даны божьим соизволением и, следова­тельно, являются не «священным порядком», а делом рук человеческих и потому могут и должны быть изменены че­ловеком, если человечество реализует заложенные в них воз­можности прогресса.

В конечном счете политическая революция во Франции породила новое государство. Она подготавливалась и сопро­вождалась духовной революцией, новым сознанием, которое характеризовалось в первую очередь верой в науку. Соотно­шения между новым обществом, новым государством и но­вым сознанием были в отдельных странах различны. Мы кос­немся здесь лишь Франции, Англии и Германии.

В Англии развитие нового общества шло опережающи­ми темпами по сравнению с другими государствами в силу более раннего экономического развития и произошедшей уже в XVII веке демократической революции. Собственно гово­ря, в XVIII веке в Англии и Шотландии происходило лишь укрепление и дальнейшее развитие структур, явившихся ре­зультатом переворота XVII века. Большого подъема достигло прежде всего экономическое развитие, началась промышлен­ная революция.

13

Социология: история и современность

Дж. Локк (1632—1704) разработал теорию «естественных прав», к которым он прежде всего относил право человека на жизнь, свободу и собственность. Джон Миллар, Адам Смит и Адам Фергюсон, основатели шотландской школы мораль­ной философии, рассматривали развитие «гражданского об­щества» (civil society) в рамках естественной истории чело­вечества, которая осуществляется поэтапно. Однако прогресс общества зависит от развития разделения труда и отноше­ний собственности и потому может быть замедлен или уско­рен вмешательством государства. Государство же должно ру­ководствоваться принципами социальной полезности, которая соразмерна степени уравнивания сословий и равенству прав всех людей.

Политика laisser faire, или, как выражается Смит, есте­ственной свободы, прямо вытекает из его взглядов на чело­века и общество. Если экономическая деятельность каждого человека ведет в конечном счете к благу общества, то ясно, что эту деятельность не надо ничем стеснять.

В отличие от Англии, во Франции более сильной была тен­денция решать социальные проблемы и проблемы экономиче­ского развития путем рационального регулирования; основой для этого должна была служить наука. Эту тенденцию можно отметить уже у Монтескье (1689—1755), особенно в работе «О духе законов», представляющей большую ценность для социо­логии. Понятие закона было основным для Монтескье: «Зако­ны в самом широком значении этого слова суть необходимые отношения, вытекающие из природы вещей; в этом смысле все, что существует, имеет свои законы: они есть и у божества, и у мира материального, и у существ сверхчеловеческого разума, и у животных, и у человека».' Хотя все люди подчиняются есте­ственным законам, последние являются лишь исходными усло­виями, формирование которых в обществе происходит с помо­щью законов, созданных человеческим разумом. У Монтескье

1 Монтескье Ш. О духе законов//Избр. произведения. М., 1955. С. 163.

14

Раздел I. Идея социологии

появляется та напряженность между природой и разумом, кото­рая столь существенна для французской концепции общества.

Небывалый рост веры в науку нашел свое отражение в творчестве Жан-Антуана Кондорсе (1743—1793). Наука долж­на не только наблюдать социальные процессы, но и стать движущей силой динамического прогресса человечества. Кондорсе исходил из положения о безграничности возмож­ностей человеческого разума и способности человека к со­вершенству.

Анри де Сен-Симон (1760—1825) так же, как и Кондор­се, считал науку основой создания более справедливого об­щественного порядка, но для него дух, разум и наука были частью природы и развивались по законам природы. Про­гресс для Сен-Симона— универсальный закон природы: он управляет людьми даже независимо от их воли. В случае ду­ховной эволюции от познания физического мира делается шаг к самопознанию духа. Цель познания состоит в обнару­жении закона, который в равной мере охватывает дух и при­роду и их движение. Сен-Симон преклонялся перед гением Ньютона и доказывал, что основной закон, действующий в социальном мире так же, как и в физическом, — это закон всемирного тяготения:«... Из идеи всеобщего тяготения мож­но вывести более или менее непосредственно объяснение всех явлений...»' Наука об обществе является частью этого единого духа. Конт какое-то время был сотрудником Сен-Симона и испытал его сильное влияние. Их мышление опре­делил тот факт, что Французская революция уже состоялась, смела старый режим и все же потерпела провал. Разум боль­ше не подразумевал возможность революционного действия, а предполагал постепенное построение на основе рациональ­ных наук. Для Сен-Симона движущей силой такого развития должна стать промышленность, для Конта— политика.

В Германии развитие сознания опережало социально-по-

1 Сен-Симон. Избр. сочинения. М.—JL, 1948. Т. 1. С. 268.

15

Социология: история и современность

литическое развитие. Идеи Просвещения нигде не нашли столь широкого распространения, как в Германии, однако вследствие политической и экономической отсталости они как бы «пари­ли в воздухе». В Пруссии государство выступало как револю­ционная сила, олицетворяющая собой идеи Просвещения. Однако продолжением прусского государства был народ, а не общество как независимое устройство, поскольку прусское го­сударство, как «старый режим», в действительности основы­валось на династическом принципе. Таков был социально-ис­торический фон развития немецкого идеализма.

Наиболее впечатляюще идею государства как воплоще­ния разума развил Г.В.Ф.Гегель (1770—1831). Государство реализует идею разума, свободы и права, поскольку идея и есть осуществленность понятия в формах внешнего, налич­ного бытия.«... Государство, — пишет Гегель, — это ше­ствие Бога в мире; его основанием служит власть разума, осуществляющего себя как волю».' При этом он имел в виду протестантское прусское государство Фридриха П. Гегель ви­дел в государстве как абстрактном принципе субъект исто­рии, который конкретизируется в ее объекте, обществе. Го­сударство заботится о примирении отдельных интересов, которые существуют в обществе. Однако эта новая идея го­сударства имеет мало общего с реальным старым государ­ством, династическим государством и его реальностью. Это, скорее, то рациональное, цивилизаторское образование, ко­торое Просвещение представляло себе как дополнение и ре­гулятор экономически обоснованного общественного поряд­ка. Общество в Пруссии воспринималось как принцип, мешающий идеальному действию рационального государства, а позднее, после реставрации всевластного государства иден­тифицировалось с сомнительной капиталистической рыноч­ной экономикой.

Лоренц фон Штайн (1815—1890) рассматривал отноше-

16

1 Гегель Г. В. Ф. Философия права. М, 1990. С. 284.


Раздел I. Идея социологии

ния государства и общества как антиномическое движение все­го человеческого сообщества. Государство не может реально осуществлять управление, поскольку общество как совокуп­ность отношений отдельных людей определяется стремлени­ем каждого человека приобрести те средства, которые поста­вили бы других в зависимость от него. Интерес, нацеленный на приобретение, обладание и зависимость, является принци­пом общества. Принципы государства и общества находятся в явном противоречии. Однако это противоречие господствует и определяется законами движения человеческого сообщества. В этих концепциях основных принципов разума и приро­ды, государства и общества отражается не что иное, как исто­рический идеал современного государства, либеральная идея государства и историческая реальность «гражданского обще­ства» XIX века, которая характеризовалась развитием и пре­образованием экономики. Разделение государства и общества нашло свое отражение в трансформации стратификационной дифференциации в функциональную, как Н. Луман именует изменение социальных структур этой эпохи.

Рыночная экономика и гражданское общество

Экономика в представлении Монтескье— это в основ­ном система собственности, торговля, обмен, связи, отно­шения между отдельными группами общества и, наконец, денежная система. Экономика сводится в основном к земле­делию и торговле. Монтескье был далек отполного понима­ния той социальной роли, какую играли в сфере преобразова­ния характера труда и всего общества технические достижения и развитие промышленности. Кондорсе, Сен-Симон и Конт— пусть и не так однозначно, как Адам Смит и Джон Миллар, — положительно относились к экономике, особенно к индустрии и рыночной торговле. Техника, торговля и индустрия наряду с наукой рассматривались как силы прогресса. Аналогично господству разума или «естественным» закономерностям, уп-

17

Социология: история и современность

равляемый «невидимой рукой» рынок противопоставлялся старым авторитетам и их самовольному вмешательству. Ры­нок и индустрия также использовались как основа идей но­вого общественного порядка, базирующегося на свободе и равенстве. Кондорсе подчеркивает умиротворяющее и упо­рядочивающее влияние торговли и индустрии, — сужде­ние, которое столетие спустя вновь встречается у Герберта Спенсера. Для британского общественного устройства ры­ночная торговля и собственность, используемая в коммер­ческих целях, уже в XVII веке играли особенно большую роль, что отразилось в «Бегемоте» и «Левиафане» Гоббса.

«Экономическая жизнь, в которой сосредоточены в ин­дустриальную эпоху самые главные принципы изменений, является сферой рациональности и свободна от всякого внеш­него влияния. В силу этого она оказалась центром либераль­ной мысли».1 Либерализм органически связан с развитием капитализма в Европе в XVIIXVIII вв. и на ранних этапах представлял собой средство борьбы «третьего сословия» про­тив абсолютизма. Поэтому содержание либерализма перво­начально определялось интересами и стремлениями купцов, владельцев крупных и мелких мануфактур, которые стали стремиться к власти после антифеодальных революций. Сфор­мировавшийся класс торговцев нуждался в экономической свободе, в социальных институтах, в которые избирались бы их представители и обеспечивали им независимость от при­хотей монархов, старой аристократии и духовенства.

Либерализм ХГХ века, так же как и ПросвещениеХЛГШ века, является идейной основой современного понятия общества. Ав­тономия экономического общества от государства базируется при этом на свободе каждого, которая, однако, как бы сама со­бой способствует всеобщему благу. Джои С. Милль придал ути­литаризму Иеремии Бентама и Джеймса Милля глубокую фи-

1 Турен А. Возвращение человека действующего. Очерк социологии. С. 35.

18

Раздел I. Идея социологии

лософскую основу. Утилитаризм стал в Англии этической и праксеологической основой экономического общества. Это эко­номическое мышление было обосновано моральной философи­ей и имело поэтому большое значение для понимания обще­ства, государства и экономики. Поэтому совершенно законно считать Адама Смита одним из основателей социологии; он дей­ствительно может рассматриваться как представитель специ­фически британской социологии. Однако, поскольку по своей направленности она является обширной идейной системой, ос­нованной на моральной философии, а не просто отдельной нау­кой, в дальнейшем мы не будем вдаваться в частности.

Революции 1848 года в Европе и их последствия оконча­тельно доказали, что весь процесс политических и социальных изменений со времен Французской революции в экономиче­ском и политическом отношении способствовал подъему од­ного совершенно определенного класса—буржуазии. Начал­ся «буржуазный» век, и формула «естественного человеческого порядка» приобрела другое содержание—капиталистическо­го рыночного общества. Общество у Лоренца фон Штайна означает «органическое единство человеческой жизни, обу­словленное распределением благ, регулируемое организацией труда, приводимое в движение системой потребностей и че­рез семью и право обеспечивающее связь поколений».

Гражданское общество в XIX веке все в большей степе­ни обуславливается формами собственности и ограничивает политическое участие слоем имущих. В этом смысле Карл Маркс говорит о «буржуазном государстве» как о государ­стве, в котором господствует один класс. Общество стало социальным порядком, опирающимся на обычаи, традиции и интересы «третьего сословия». Для Фердинанда Тенниса противоречие в этом обществе существовало не между бур­жуазией и рабочим классом, как у Маркса, а как конфронта­ция между обществом и «общиной» как традиционным, ре­альным и органически сформировавшимся порядком.

19

Социология: история и современность

Выделение рьшочной системы из социальной структуры Карл Поланьи считает показательным для «открытия» об­щества, но в то же время и для возникновения социального вопроса: «Пауперизм, национальная экономика и открытие общества были тесно переплетены друг с другом».1

Законы деловых связей воспринимались чуть ли не как законы природы, и после победы рьшочной экономики все области общественной жизни были подчинены ее логике. Это становится заметно и в размышлениях об обществе. А. Смит писал, что каждый человек преследует лишь свой собствен­ный интерес, но «в этом случае, как и во многих других, он невидимой рукой?' направляется к цели, которая совсем и не входила в его намерения... Преследуя свои собственные ин­тересы, он часто более действительным образом служит ин­тересам общества, чем тогда, когда сознательно стремится делать это»3. Условия, при которых наиболее эффективно осуществляется благотворное действие своекорыстного ин­тереса и стихийных законов экономического развития, Смит называл естественным порядком. Для Карла Маркса рынок и буржуазное общество неразрывно связаны друг с другом. У Макса Вебера также наблюдается очень тесная связь поня­тия общества с принципом «рыночного обобществления». В незаконченной шестой главе «Хозяйства и общества» он счи­тает обобществление путем обмена на рынке архетипом вся­кого рационального общественного действия. Эту точку зре­ния разделяет также Вильфредо Парето, и в экономике она бытует и по сей день, так что экономическая логика могла бытьпредставленав конечном счете как общая логика рацио­нального действия.

1 Polanyi К. The Great Transformation. Wien. 1977.P. 114.

2 «Невидимая рука»—это стихийное действие объективных экономи­
ческих законов.

3 Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М.,
1962. С. 332.

20

Раздел I. Идея социологии

Социология как дисциплина возникла не только из «духа» политической экономии, она неизбежно вобрала в себя также элементы предыдущих стилей экономического мышления. Так, некоторые социологи указывают на экономические традиции в социологическом мышлении, прежде всего на значение идеи, внушенной характером функционирования рынка,—идеи ав­томатически функционирующего механизма санкций социаль­ного контроля. Нельзя отрицать то влияние, которое оказал характерный для рыночной экономики образ мышления на социологию, и приходится констатировать, что социология в начале XIX века формировалась, несомненно, как «буржуаз­ная социология». Она была обусловлена духом времени, кото­рый определялся буржуазией, достигшей экономической и по­литической власти, и не была негативно настроена ни к рыночному, ни к индустриальному развитию, что, впрочем, не означает, что она была инструментом буржуазных или ка­питалистических интересов. Этого социология не хотела, да и не могла хотеть, поскольку в значительной степени ограничи­валась системой идей немногих аутсайдеров.

Впрочем, характеристика «буржуазная» являлась оправ­данной лишь до тех пор, пока буржуазия действительно пред­ставляла собой формирующийся самостоятельный класс, дей­ствия которого оказывали существенное влияние намышление времени, а это было характерно лишь для начального периода социологии.

Философия истории и прогресс человеческого общества

В период между XV и XVIII веками произошло переос­мысление отношения ко времени и к прошлому. Если до сих пор настоящее и будущее постоянно соотносились с прошлым и объяснялись исходя из него, как постоянное возвращение на круги своя, то в названный период намечается поворот в отношениях между прошлым и будущим; будущее стало оп­ределяющим, с которым соотносилось и которым объяснялось

21

Социология: история и современность

прошлое, ставшее «прошедшим будущим». История, на ко­торой отразился этот поворот, была переосмыслена в духе непрерывности прошлого и будущего. Это переосмысление истории стало одной из предпосылок развития прогрессив­ного мышления и возникновения философии как объясне­ния ставшей непостижимой современности. Философия ис­тории возникает как сочетание политики и пророчества, смесь рационального прогнозирования будущего и ожидания спасения в тени абсолютистского государства.

Западная цивилизация, даже в своих современных секу­ляризированных формах, опирается на многовековую тради­цию интеллектуального и духовного воспроизводства хрис­тианских структур. Неудивительно, что многие идеологии и социальные движения в этом обществе сознательно или бес­сознательно несут на себе след христианского влияния. Иде­ология Просвещения и романтические версии идеи прогрес­сивного движения всего человечества к состоянию всеобщего счастья, мира и гармонии вырастают именно из мессианско-милленаристских представлений.

Джованни Баггиста Вико (1668—1744) разработал тео­рию, согласно которой каждое общество совершает эволю­ционный цикл, состоящий из трех последовательно сменяю­щих друг друга стадий: «века богов», «века героев» и «века людей». Каждый цикл развития завершается кризисом и ги­белью данного общества. Вико в своем изречении, что чело­век «делает» историю, имел в виду, что человек совершает действия и вызывает события, которые становятся его «ис­торией», но не может прогнозировать их. У Канта и Гегеля история приобретает уже другой смысл, она превращается в линейно прогрессирующий процесс. Возможность «вершить» историю интерпретируется теперь иначе, а именно — как указующие в будущее творческие возможности человека. Од­нако вследствие противоречия между разумом, присущим приводе человека, и тем, который осуществляется в исто-

22

Раздел I. Идея социологии

рии, Гегель устраняет «вершимость» истории из сферы воз­действия отдельного человека; государство как объективиза­ция индивидуальной воли становится орудием исторического разума. У Маркса философия истории не только ставится на материальный базис, не государство как идея является носи­телем и исполнителем смысла истории, а экономические за­коны общества. История не объясняется через рефлексию, а благодаря деятельному овладению одновременно «делает­ся» и интерпретируется.

Идея прогресса не только обусловила новое понимание истории человеческого духа как постоянного процесса даль­нейшего развития, но и объединила духовный прогресс с про­грессом условий жизни, с социальным прогрессом. Конкрет­ное содержание прогресса менялось вместе с политическими и экономическими условиями и намерениями мыслителей. Кондорсе считал прогресс человеческого духа безграничным и неразрывно связанным с социальным прогрессом, движу­щимся в направлении большего равенства. Надежды на бу­дущее состояние человечества он сводил к «трем важным положениям: уничтожение неравенства между нациями, про­гресс равенства между различными классами каждой, нако­нец, действительное совершенствование человека».' Герберт Спенсер, напротив, видел социальный прогресс в выжива­нии общества и свободе отдельных людей. Сен-Симон опти­мистически пророчествовал: «Золотой век, который слепое предание относило до сих пор к прошлому, находится впере­ди нас».2 Характерно также базисное убеждение в том, что люди должны своими силами подготовить и организовать будущее совершенное общество и что «чаяния» и «ожида­ния» должны быть заменены человеческой инициативой.

1 Кондорсе М. Эскиз исторической картины прогресса человеческого
разума. СПб., 1909. С. 161.

2 Сен-Симон. Рассуждения литературные, философские и промышлен­
ные // Избр. сочинения. М.—Л., 1948. Т. II. С. 273.

23

Социология: история и современность

И Кондорсе, и Спенсер, и Конт рассматривали науку как ин­струмент духовного и социального прогресса, и весь XIX век возлагал надежды на научное познание, которое должно было указать путь прогрессу человечества посредством изучения естественных законов общества и его эволюции.

Естествознание и научный прогресс

В ходе великой научной революции в Европе (XVI— XVIII вв.) постепенно сформировался новый эталон научно­сти. Его основу составляла ориентация на поиск естествен­ных причин всех небесных и земных явлений. Утверждается идея «естественного закона», открываемого с помощью опыт­но-экспериментальных методов.

Наука стала законным способом познания, перестав быть «диковинкой» и превратившись в методично осуществляе­мую работу. Примерно около 1600 года проходит рубеж в раз­витии наук, который способствовал возникновению прогрес­сивного мышления и одновременно превратил саму науку в инструмент прогресса.

Для Эдгара Цильзеля этот рубеж характеризуется ростом признания экспериментальной каузально-логической традиции в науке, продолжающей традицию ремесленников, художни­ков и ученых, что позволило объединить ее с рациональной выучкой университетских ученых.' Эту новую науку характе­ризовал кумулятивный прогресс знания благодаря кооперации ученых. С другой стороны, постепенно формировалось пред­ставление о законах природы. Декарт, который одним из пер­вых ввел это понятие, понимал их как законы, вложенные Бо­гом в природу. После Ньютона стало общепринятым понимание механических закономерностей как математически сформули­рованных законов. Эксперимент, закон и прогресс являются отличительными признаками науки нового времени.

1 Zilsel E. Die sozialen Urspritage der neuzeitlichen Wissenschaft. Frankfurt. 1976.

24

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   36


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации