Волков Ю.Г., Нечипуренко В.Н., Самыгин С.И. Социология: история и современность - файл n1.doc

Волков Ю.Г., Нечипуренко В.Н., Самыгин С.И. Социология: история и современность
скачать (6100.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc6101kb.06.11.2012 20:58скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   36
Раздел I. Идея социологии

Францией, когда был введен Зерновой закон (1815), запрещав­ший ввоз зерна с целью поддержания уровня цен на отече­ственное зерно. Из-за Зернового закона консервативное пра­вительство тори вступило в конфликт не только с вигами, либералами, но и с трудящимися массами. С1830 года в пар­ламенте доминировали виги, которые реформировали изби­рательное право в пользу городской и промышленной буржу­азии. Установилось господство промышленной буржуазии, и началась эра экономического либерализма.

Несмотря на сопротивление промышленников, в начале эпохи либерализма был принят целый ряд законов в защиту рабочих (Фабричный закон и т.д.), действенность которых, однако, была сомнительной и не изменила нищенского по­ложения городского пролетариата. В 1834 году было приня­то новое законодательство о бедных, которое сочетало либе­ральные принципы с учением Роберта Мальтуса. Вместо государственной поддержки пособиями бедняков стали по­мещать в работные дома. Тем не менее протесты в основном ограничились так называемым чартистским движением, ко­торое требовало избирательных прав также для неимущих рабочих. Профсоюзов было еще мало, и они включали пре­имущественно ремесленников.

Во второй половине XIX века вместе с дальнейшим раз­витием индустрии и ростом количества промышленных ра­бочих возникли политические разногласия между тори, на­строенными социал-реформистски, и либеральными вигами, и начался подъем либерально ориентированного рабочего движения. Лишь в конце столетия возникли организации не­квалифицированных рабочих с социалистической ориента­цией. Однако британский социализм имеет специфическую направленность благодаря кооперативным, профсоюзным и демократическим элементам (корпоративный социализм, Фа­бианское общество). Социальная политика приобрела еще более сильный социал-реформистский уклон с введением эле-

43

Социология: история и современность

ментарных прав на социальные гарантии для рабочих. Тем самым был оставлен либералистский путь экономического индивидуализма, определявший социальную политику 30— 80-х годов XIX века. Одним из первых представителей со­единения либерализма и социальных реформ был Джон С.Милль.

Философия морали и «нравственные науки»: от Адама Смита к Джону С.Миллю

В XVIII веке Шотландия стала интеллектуальным цент­ром, в котором особое развитие получили социальные на­уки. Вместе с Дэвидом Юмом (1711—1776) и после него здесь работали прежде всего Адам Смит (1723—1790), Адам Фер-гюсон (1723—1816) и Джон Миллар (1735—1801), основав­шие шотландскую школу философии морали. Общим для них было мышление в категориях естественного права и полити­ческий гуманизм в традициях античной политики. Филосо­фию морали вполне можно рассматривать как «социологию» развивающегося коммерческо-торгового общества; впрочем, она подвергала это общество критике с точки зрения норма­тивной гуманистической традиции.

«Эссе по истории гражданского общества» Адама Фер-гюсона появилось в 1767 году и содержало уже в самом сво­ем названии признание гражданского общества. Фергюсон исследовал возможности воплощения политического гума­низма в цивилизованных обществах, сравнивая различные культуры. Фергюсон был настроен критически в отношении обществ, «усовершенствовавшихся» благодаря своему ком­мерческому развитию, прежде всего английскому и шотланд­скому, поскольку опасался, что примат экономического мыш­ления и образа действий подорвет основы политического гуманизма и приведет к деспотизму. По той же причине он критиковал своего современника Адама Смита, поскольку, по его мнению, экономическое поведение не обязательно само по себе приводит к большему благополучию общества; для

44

Раздел I. Идея социологии

этого необходимо его включение в практические и полити­ческие отношения, которые определялись бы любовью к об­щему благу и уважением к законам. В отличие от Смита, Фсргюсон считал «разделение умений и профессий» не только положительным явлением, но и одной из причин социально­го и политического неравенства наряду с различной природ­ной одаренностью и склонностями и неравным распределе­нием собственности. Отсюда он делал вывод для сферы политической деятельности: «И в больших, и в малых госу­дарствах трудно поддерживать демократию. Это является следствием неравенства обстоятельств жизни и формирова­ния духа, которые сопровождают различные устремления и виды деятельности, разделяющие людей на прогрессирую­щей стадии коммерческого искусства».1 Это положение спра­ведливо и сегодня.

Адам Смит обосновывал свое понимание общества со­циальной психологией, правовой философией и экономиче­ской теорией. Им соответствуют три важнейших труда Ада­ма Смита: «Теория нравственных чувств», «Лекции по юриспруденции» и «Богатство народов» (1776).

Видное место в его учении занимает антифеодальная идея равенства. Каждый человек от природы равен другому, поэто­му принципы морали должны применяться одинаково ко всем. Созданное Смитом представление о природе человека и соот­ношении человека и общества легло в основу взглядов клас­сической школы. Смит не придерживался выдвинутой несколь­ко позже Иеремией Бентамом утилитаристской теории, согласно которой все люди руководствуются лишь собственными инте­ресами. Согаасно Смиту, богатство является желанной целью не само по себе, а благодаря социальному престижу, который оно обеспечивает. Социальное признание и одобрение явля­ются также основой «нравственных чувств», которые побуж-

1 Ferguson A. Versuch uber die Geschichte der burgerlichen Gesellschaft. Frankfurt, 1986. S. 346

45

Социология: история и современность

дают человека действовать для всеобщего блага. При этом го­сударство должно обеспечивать правовую поддержку с помо­щью институтов, помогающих сохранять порядок в обществе: «До тех пор пока нет собственности, не может быть и госу­дарства, цель которого как раз и заключается в том, чтобы охранять богатство и защищать имущих от бедняков».1 При этом он рассматривает государство не как государство влас­ти, а как совокупность правовых институтов.

Однако общественный прогресс приводит в движение и поддерживает экономическое разделение труда; он ведет к бла­госостоянию и в то же время обеспечивает порядок. Значение Смита заключается прежде всего в классовом анализе ранне-капиталистического общества путем различения капиталис­тов, землевладельцев и наемных работников как трех боль­ших групп, соответствующих трем видам получения доходов.

Особое внимание на структурные условия социального неравенства обращал Джон Миллар. Юридическое рассмот­рение этой проблематики Миллар перенес в естественнона­учную эволюционную плоскость как «естественную исто­рию человечества»: «Тем самым делается попытка выявить общие и легко распознаваемые успехи прогресса, которые постепенно появляются в обществе, чтобы затем продемон­стрировать влияние этого прогресса на обычаи, законы и фор­му управления народом»2.

Весьма современно звучит критическое замечание Мил-лара о том, что историки всегда занимались лишь крупными историческими событиями, а не внутренними условиями су­ществования и формами правления в стране. Миллар срав­нивает виды неравенства в самых разных культурах и эпохах, структуру семьи, сельский и родовой порядок, феодальный

1 Smith A. Lectures on Justice, Police, Revenue and Arms. Ed. by E. Cannan.
Oxford 1896. P. 15.

2 Millar J. Vom Ursprung des Unterschieds in den Rangordnungen und
Stunden der Gesellschaft. Frankfurt. 1967. S. 56.

46

Раздел I. Идея социологии

строй, рабство и крепостничество, абсолютизм и демокра­тию. В последней он видит тенденцию к тому, что «никакой слой при такой организации общества не сможет сохранить за собой исключительное право распоряжаться богатствами, поскольку любой усердный человек сможет питать надежду когда-нибудь приобрести состояние».' Перетекание собствен­ности и денежная оплата услуг также способствуют больше­му равенству в той же мере, в какой сокращаются виды су­ществующей зависимости. Наиболее продвинувшейся в направлении демократической формы государства Миллар считал Великобританию со времен «славной» революции.

Интересно отметить, что хотя Миллар считал развитие к демократическим формам однонаправленным, то есть пони­мал демократию как следствие социокультурной эволюции, но объяснял последнюю прежде всего развитием экономи­ческих условий жизни. Соответственно этому свобода и ра­венство в примитивных обществах основываются на их ма­териальной скудости, которая не позволяет возникнуть никаким зависимостям. Они могут возникнуть лишь тогда, когда произойдет накопление и распределение собственнос­ти. Расцвет торговли, ремесла и промыслов и вызванный им всеобщий подъем благосостояния стали основой уравнитель­ных тенденций, которые Миллар наблюдал в своей эпохе.

Иеремия Бентам (1748—1832), основатель утилитаризма, в качестве основного принципа деятельности называл «мак­симально возможное счастье для максимально возможного числа людей». Он представлял философию пользы в чистом виде, утилитаризм, согласно которому отдельный человек хотя и учитывает свой собственный интерес, но должен признать, что он служит ему лучше всего тогда, когда приводит его в соответствие с общими целями.

Джеймс Милль также был сторонником и представите­лем утилитаризма. Поэтому его сын Джон С.Милль (1806—

1 Millar J.,op.cit.S. 226.

47

Социология: история и современность

1873) вырос в мире идей утилитаризма. Ему же он посвятил позднее свой труд, в котором все же занял умеренную пози­цию: «Если польза является последней инстанцией мораль­ных обязательств, то можно будет ссылаться на пользу, если придется выбирать между несовместимыми требованиями».

Концепция индивидуальной свободы, выдвинутая Мил-лем, соответствует этой этике, то есть свободе индивидуума поставлена граница там, где она может нанести ущерб дру­гим и максимально возможному счастью максимально воз­можного числа людей. Утилитаристски-либеральная этика яв­ляется социальной этикой; она апеллирует не к «конечным» метафизическим ценностям, а основывается на ощущении удовольствия как критерии оценки.

Джон С.Милль занимался также логико-методологиче­скими основами гуманитарных и социальных наук. Он раз­делял мнение Конта, что для естественных наук, как и для гуманитарных, должна существовать единая логика иссле­дования. «Дж. С.Милль первый сделал попытку создать систематическую логику наук о духе»1. Однако большая сложность наук о человеке и обществе требует комбинации различных методов. К ним относятся эмпирические наблю­дения и их обобщение, которое, в свою очередь, должно быть доступно для эмпирической проверки, так же как и казуальный анализ, сравнительные методы вместо экспе­риментальных методов, исторический метод и обратно-де­дуктивный метод. Последний основан на том, что мы все­гда уже имеем сведения относительно положения дел в социальной области и, конструируя удовлетворительные ги­потезы, «удостоверяем» их задним числом.«.. .Все общие предложения, какие могут быть установлены дедуктивной наукой, являются гипотетическими... Они основаны на не­котором предполагаемом ряде обстоятельств и указывают,

1 Риккерт Г. Границы естественнонаучного образования понятий. СПб., 1904. С. 193.

48

Раздел I. Идея социологии

какое действие окажет та или другая причина при этих обстоятельствах, предполагая, что к ним не присоединится никаких других»'.

Примерно так же, как и Конт, Милль считал гуманитарные и социальные науки предпосылкой политический решений, но в то же время и условием создания эффективных возможнос­тей для индивидуального выбора и тем самым для реализации прав наличную свободу. В последнем он сильно отличался от Конта, для которого свобода отдельного человека была чем-то второстепенным по сравнению с благом общества.

Для Милля не существовало институтов и структур, ко­торые можно было бы рассматривать без учета индивиду­умов. Все социальные обстоятельства, все институты и со­циальные структуры необходимо оставались связанными с образом действий людей. Это «человеческая природа», зако­ны которой определяют также социальные структуры. По­этому любая наука о человеке включает знания об индиви­дуальной природе человека (психология) и о социальных условиях, в которых действуют люди (социология). Но меж­ду ними должно существовать еще одно измерение, которое объединяет оба эти уровня. Милль называет его «этологи­ей» и подразумевает науку, которая занимается изучением личности, становления характера и коллективных психичес­ких проявлений. Этология — это наука «о причинах, опре­деляющих национальный характер, присущий всякому наро­ду или эпохе»2. Психология и социология для Милля — науки эмпирические, которые наблюдают и описывают факты и де­лают общие заключения. Психология наблюдает когнитив­ные, эмоциональные проявления индивидов, социология— структуру групп и институты. Этологию же Милль понимал как дедуктивную науку, с помощью которой на основании

1 Милль Дж. С. Система логики силлогистической и индуктивной. М.,
1914.С.818.

2 Там же. С. 823.

49

Социология: история и современность

знания психологических проявлений индивидов можно сделать заключение о личности, характере и коллективных психических феноменах в специфических социальных усло­виях. Однако это означает не что иное, как необходимость объяснения с помощью знания психических и социальных данных возникновения веры, идеалов, манер, морали. С по­добной постановкой проблемы мы постоянно сталкиваемся в XIX веке. Британская социология со времен шотландской моральной философии особенно много занималась пробле­мой морали и этики, которая, однако, рассматривалась не оценочно-спекулятивно, а эмпирически и бихевиористиче-ски, то есть как «установки» и «характер поведения», как бы мы сказали сегодня.

Эволюционная социология и либерализм Спенсера

Герберт Спенсер (1820—1903), английский социолог XIX века, был представителем либерального индивидуализ­ма и отражал взгляды господствовавшей буржуазии. Напро­тив, его философски-научное творчество не нашло в Вели­кобритании большого отклика, что, возможно, было вызвано его сильной натуралистической ориентацией.

Герберт Спенсер оставил обширную интеллектуальную автобиографию, которую, как он того желал, следовало счи­тать «естественной историей самого себя». В ней он объяс­няет своеобразие своего мышления, подчиняется тому же ос­новополагающему организационному закону и тем же закономерностям развития в направлении возрастающей ко­герентности, гетерогенности, интеграции и определенности. Поэтому Спенсер приравнивает общество к организму в це­лях анализа. В таком организме, как общество, Спенсер об­наруживает выделившиеся подсистемы, которые, в свою оче­редь, подразделяются дальше: внутренняя система вьшолняет задачу сохранения организма путем приспособления к усло­виям «пропитания», внешняя система выполняет функции регулирования и контроля между подсистемами и в отноше-

50

Раздел I. Идея социологии

нии окружающей систему среды, промежуточная система ответственна за распределение, транспортировку и комму­никацию. Тем самым здесь уже обозначены основные эле­менты более позднего функционализма у Спенсера: систем­ный характер общества как совокупности действий, которую невозможно свести к отдельным действиям индивидов, и кон­цепция структуры системы, которая образуется благодаря дифференциации и стабилизируется через интеграцию.

Дж. Тернер следующим образом резюмирует идеи спен-серовского функционализма:

«1. Существуют определенные универсальные потребнос­ти или необходимые требования, для удовлетворения которых функционируют соответствующие структуры. Эти потребнос­ти варьируют вокруг проблем: а) обеспечения и надежного об­ращения ресурсов, б) производства полезных материалов и в) регуляции и интеграции внутренней деятельности людей сред­ствами властного и символического контроля. 2. Каждый сис­темный уровень -— группа, местная община или общество в целом—обнаруживает сходный набор потребностей. 3. Важ­ные движущие силы любой эмпирической системы организу­ются вокруг процессов, удовлетворяющих эти универсальные требования. 4. Уровень приспособления (адаптации) социаль­ной единицы к своему окружению обусловлен степенью, в ка­кой она удовлетворяет эти функциональные требования»1. Спенсер выделял три фазы «большой эволюции»: неор­ганическую, органическую и иадоргаиическую (или сверхор­ганическую), до неразличимости плавно переходящие друг в друга. Однако каждая фаза на определенной ступени зрелос­ти приобретает новое качество сложности и не сводится к другой. Социальная эволюция—часть надорганической эво­люции, которая подразумевает взаимодействие многих осо­бей, скоординированную коллективную деятельность, по сво­им последствиям превышающую возможности любых индивидуальных действий. Поначалу социальное вырастает

1 Тернер Дж. Структура социологической теории. М., 1985.

51

Социология: история и современность

из простого сложения индивидуальных усилий, но потом, по мере роста размеров и сложности обществ, приобретает собственный характер. Социальная эволюция своим разма­хом, количеством вовлеченных в процесс индивидуальных организмов, уровнем сложности, темпом изменений и важ­ностью следствий превосходит все другие встречающиеся в природе формы надорганической эволюции.

Общие эволюционные принципы, примененные к наблю­даемым изменениям социальных структур и форм деятель­ности, открывают в них определенный порядок развития, со­существования и хронологической последовательности социальных явлений.

«Многие факты доказывают,—пишет Спенсер в «Основа­ниях социологии», —-что социальная эволюция составляет часть большой эволюции, эволюции вообще. Подобно любым развивающимся агрегатам, общества обнаруживают интегра­цию как благодаря простому увеличению массы, так и объеди­нению и рекомбинации масс. Развитие от однородности (гомо­генности) к разнородности (гетерогенности) подтверждается многочисленными примерами перехода от простого племени, похожего во всех своих частях, к цивилизованной нации, пол­ной образцов структурного и функционального несходства. С прогрессом интеграции и разнородности растет связность. Мывидимвначале разделенную, рассеянную кочевую группу, не удержимую никакими связями, затем—племя с его частями, свя­занными подчинением предводителю, политическое объедине­ние племен под водительством вождя с подчиненными вождя­ми и т.д., вплоть до цивилизованной нации, достаточно крепко связанной, чтобы просуществовать тысячу и более лет. Одно­временно увеличивается определенность. Сперва социальная организация расплывчата. Дальнейшее развитиеприпоситустой-чивые установления, которые, обретая стабильность, также ста­новятся более конкретными, а сферы их приложения к разным ви­дам действий и все институты — поначалу беспорядочно смешанные,—постепенно разделяются, одновременно яснее отличаясь друг от друга своей внутренней структурой. Таким

52

Раздел I. Идея социологии

образом, во всех отношениях выполняется формула эволюции:

налицо прогресс в направлении большего размера обществ, их

связности, многообразия и определенности»1.

Эта формула приложима ко всем социальным и культур­ным явлениям: «Возрастание общества, как в отношении его численности, так и прочности, сопровождается возрастани­ем разнородности его политической и экономической орга­низации. То же самое относится ко всем надорганическим продуктам—языку, науке, искусству и литературе»2.

По степени интеграции Спенсер различает простые, слож­ные, вдвойне сложные общества, по сравнительному значе­нию подсистем он располагает общества как типы развития между двумя полюсами:

  1. военные общества и

  2. индустриальные общества.

Военные общества имеют единые системы веры, а коопе­рация между индивидами происходит посредством насилия и принуждения; индивиды существуют для государства. Индус­триальные общества, в которых доминирует экономическая система, характеризуются демократическими принципами, многообразием систем веры и добровольной кооперацией ин­дивидов. Государство существует для блага индивидов. Спен­сер усматривает принципиальный путь развития от военных к индустриальным обществам, причем в качестве прототипа индустриально-демократических обществ имеет в виду, безус­ловно, Англию. Впрочем, формы развития по мере продвиже­ния эволюции все больше умножаются, становится возмож­ным все больше разновидностей индустриальных обществ. Спенсер не исключает также возврата к военным формам и даже усматривает его в социалистических идеях, которые в его время получали все большее распространение. Спенсер

1 Spenser H. Principles of sociology. 3 vols. L., 1893. Vol. 2,584—585.

2 Спенсер Г. Основные начала // Антология мировой философии. Т. 3.
М., 1971. С. 613.

53







Раздел I. Идея социологии

Конт и Спенсер

Социология Конта и Спенсера имеет много как общих черт, так и различий. Хотя Спенсер вынужден был признать пер­венство Конта в отношении термина «социология», он реши­тельно пытался отмежеваться от него. И для Конта, и для Спенсера были характерны энциклопедическое включение со­циологии во всеобъемлющую систему наук и взгляд на обще­ство как на естественное человеческое социальное образова­ние с определенными структурами и закономерностями развития. Им обоим также свойственно выведение экономи­ки из сферы собственно социологии. Общество организуется как природа. Это не удивительно для Конта, поскольку обще­ство во Франции воспринималось всегда скорее как полити­ческая проблема, а естественное устройство в качестве поли­тической концепции первоначально противопоставлялось династическому государству. Напротив, у Спенсера такое «вы­ведение» экономики удивляет как из-за фактов его биогра­фии (ведь он был издателем «Экономиста» и автором множе­ства экономических и экономико-политических работ), так и по причинам специфически британского развития. Великие политические перевороты произошли в XVII веке, и с тех пор политическая система в относительно неизменном виде про­должала существовать вплоть до второй половины XIX века. Прежде всего экономические изменения и проблемы оказыва­ли влияние на социальный порядок, ставили его под угрозу и изменяли. Экономика очень рано стала определять представ­ления о социальном, уже до Адама Смита у Томаса Гоббса существует концепция общества, определяемая экономикой. У Смита естественное устройство общества определяется в первую очередь экономическими механизмами обмена и ин­дустриальным разделением труда. Напротив, у Спенсера мы встречаем глубокое естественнонаучное определение, основой которого является идея естественной эволюции. Отсюда он выводит требование невмешательства в социальный и эконо-

55

Социология: история и современность

мический порядок вещей, чтобы не мешать естественному развитию. В этом заключается решающее отличие от «соци­ально-технологического» уклона Конта, тесной связи с пози­тивной наукой, как ее представлял Конт, и политикой.

И для Конта, и для Спенсера, и тем самым для глубоко укоренившейся традиции социологического мышления опре­деляющим бьш крайне конструктивистский подход ктеме. «Об­щество» с самого начала определяется как предмет отдельной науки социологии. Это обусловило ориентацию на абстракт­но-теоретическую конструкцию и дистанцирование от конк­ретных проблем современной истории. Вследствие этого, в свою очередь, социология на раннем этапе своего развития совершенно не учитывала постепенное развитие эмпириче­ских социальных исследований благодаря статистике и соци­ально-реформаторским устремлениям. Трудности соединения теории и эмпирики, о которых и сегодня высказывается нема­ло сожалений, берут свое начало уже на этом раннем этапе.

Британская социология после Спенсера

На рубеже веков социологическая мысль в Великобрита­нии переплеталась со множеством направлений, делая сво­им предметом социально-экономические условия жизни лю­дей. Она была ориентирована эмпирически, однако постоянно соединяла анализ с целями политического реформирования. В этой связи можно назвать Чарльза Бута, а также Беатрис Уэбб. Другая школа занималась вопросами евгеники, расо­вой теорией и ее социальными последствиями, что было весь­ма распространено в тогдашней Европе; еще одна школа— социологией города и городским планированием.

В Великобритании социология сравнительно рано стала академической наукой. Уже в начале нашего века появились две кафедры социологии в Лондонской школе экономики, ко­торыми руководили Эдвард Вестермарк и Леонард Т.Хобхаус. В1903 году было основано Социологическое общество, кото­рое они и возглавили. И тот, и другой были во власти идеи

56

Раздел I. Идея социологии

эволюции, что в сочетании с особыми интересами обоих уче­ных и сильным развитием в это время культурной антрополо­гии (Тайлор, Фрэзер, Малиновский) привело к обращению к этой дисциплине. Взлет культурной антропологии, несомнен­но, связан с интересами и проблемами британской мировой империи со множеством колоний, совершенно различных в культурном отношении.

Эдвард Вестермарк (1892—1939) родился в Финляндии. Его социология испытала влияние как культурной антропо­логии, так и социологии Дюркгейма. Его интересы в первую очередь были обращены на религию и мораль.

У Леонарда Трелони Хобхауса (1864—1929) также пре­валировал интерес к духовной и моральной эволюции. Хоб-хаус, так же как и Вестермарк, всегда рассматривает соци­альную эволюцию в связи с эволюцией духовной. Социальная эволюция, согласно Хобхаусу, проявляется в размерах обще­ства, его экономических целях, степени свободы личности и степени взаимности и социальной связи.

Перри Андерсон имел некоторые основания считать, что социология в Великобритании «отсутствует». В Англии не было классического периода социологии, как, например, во Фран­ции— периодДюркгейма, авГермании— Макса Вебера, но не было также и марксизма. Причину этого Андерсон видит прежде всего в том, что британские интеллектуалы не стали самостоятельным слоем, а сохраняли тесную связь со своим классом, преимущественно с аристократией, и тем самым, с одной стороны, были склонны к эмпиризму в науке, а с другой стороны—к консерватизму политических позиций. Вторым характерным признаком Андерсон считает «белую» эмиграцию, которая привела в Англию прежде всего в 30-е годы интеллек­туалов из Германии, Польши, Австрии и других стран, кото­рые, как правило, придерживались консервативной или либе­ральной, но не марксистской ориентации. Тем самым они только усилили консервативные тенденции в Англии.

РАЗДЕЛ П. АЛЬТЕРНАТИВЫ СОЦИОЛОГИИ

1. Исторический материализм: Карл Маркс

Жизнь и творчество

История жизни Карла Маркса (1818—1883) и его интел­лектуальная биография связаны с пребыванием в культурно-политической среде Германии, Франции и Англии. Каждый период его жизни, отмеченный пребыванием в одной из этих стран, нашел свое отражение в его духовном наследии. Не­мецкий период жизни (1818—1843) характеризуется спором с идеалистической философией и теми социальными идея­ми, которые могли возникнуть в этой культуре. Поэтому мыш­ление Маркса может быть истолковано как реакция на идеа­листическую традицию немецкой мысли и абстрактность самого немецкого материализма. С этой точки зрения, впол­не оправданно считать Карла Маркса немецким философом. Он до тех пор боролся с «немецкой идеологией», пока не вырвал свое мышление с корнями из ее почвы и не стал мыс­лителем международного масштаба.

В парижский период (1843—1849) можно еще наблюдать дискуссию с немецкой философией, но затем появляется более сильная политическая ориентация и формируется классовая теория. К этому же времени относится «Манифест коммунис­тической партии». То, что в лондонский период (1849—1883) возникли труды экономического характера, «Критика полити­ческой экономии» и «Капитал», нельзя, разумеется, сводить только к влиянию экономической мысли Англии, но в то же время невозможно и представить без него.

Различие, существующее между взглядами молодого Марк­са периода «Экономическо-философских рукописей» и Марк­са периода «Капитала», постоянно подчеркивалось после об­наружения рукописей в 50-е годы. Неомарксистские течения

58

Раздел II. Альтернативы социологии

постоянно апеллируют к «Рукописям» и их гуманистическо-философской сосредоточенности на проблеме отчуждения.

Творчество Маркса и Энгельса охватывает широкий спектр проблем: это философия практики и классовая теория, эконо­мический анализ и критика идеологии. Хотя они глубоко вза­имосвязаны и взаимно дополняют друг друга, они в то же вре­мя допускают различные подходы в их интерпретации.

Вначале Карл Маркс находился под глубоким влиянием идей младогегельянства, однако в 1845 году окончательно порвал с ним, поскольку считал, что из-за своей чисто кри­тической позиции оно мало ориентируется на практику.

В своих «Экономическо-философских рукописях» 1844 года Маркс анализирует понятие отчуждения, которое как философское понятие уже рассматривали Гегель и Фейер­бах. При этом он критиковал Гегеля за его понимание труда как духовного действия; напротив, Маркс исходным пунктом своих рассуждений взял труд как чувственное общение с при­родой, как обеспечение и производство продуктов питания, то есть как производство. Оно является характерной чертой человека и предпосылкой его духовных действий. Труд осу­ществляется в меняющихся производственных отношениях, ко­торые определяют также социальные отношения, возникаю­щие между людьми в процессе труда. Труд всегда является трудом общественным; любой акт труда или производства — это всегда и определенное отношение к ближнему.

В производственных отношениях капиталистического об­щества труд стал таким же товаром, как и все другое. В товар­ном характере рабочей силы заключается причина отчужде­ния труда, то есть рабочему становятся «чуждыми» как его собственная деятельность, так и продукты этой его деятель­ности, они кажутся ему самостоятельной силой, господствую­щей над ним и враждебной ему. Труд как специфически чело­веческая деятельность больше не может быть выражением человека, а выполняется для того, чтобы иметь возможность

59

Социология: история и современность

удовлетворить физические и биологические потребности орга­низма с помощью заработной платы. Таким образом, отчуж­дение труда приводит к обесчеловечению человека.

Отчуждение труда является первичным, а частная соб­ственность —вторичным признаком капиталистических про­изводственных отношений. Поэтому речь идет не просто об уничтожении частной собственности, ибо это лишь сделало бы положение рабочих жизненной ситуацией всех, то есть увеличило бы отчуждение. Маркс отстаивал скорее «пози­тивное» упразднение частной собственности, которое в пер­вую очередь должно было уничтожить отчуждение, то есть дать человеку возможность реализовать свое человеческое бытие в культуре. Не частная собственность должна быть ликвидирована, а проблема собственности вообще должна исчезнуть из человеческого сознания. Это предполагает дли­тельные и глубокие социальные изменения. Маркс считал коммунизм как самореализацию человека конечной стадией длительного и жестокого исторического процесса. В этих ран­них трудах социализм представляется Марксу концом преж­ней истории, «посюсторонней» эсхатологией.1

Написанные в 1845 году «Тезисы о Фейербахе», в которых Маркс противопоставляет свой материализм материализму Фейербаха, в качестве дополнения и контраста к «Рукописям» четко выделяют другой аспект марксистской философии— отношение к практике, ориентацию на действия. Как извест­но, завершающая тезисы фраза звучит так: «Философы лишь различным образом объясняли мир; но дело заключается в

1 Б. Рассел провел ряд аналогий между марксизмом и традиционной христианской идеологией. Он утверждает, что К. Маркс привнес иудей­скую мессианскую структуру понимания истории в социализм. По мнению Рассела, материалистическая диалектика, по законам которой у Маркса развивается история, соответствует библейскому Богу, пролетариат—из­бранному народу, коммунистическая партия—церкви, социалистическая революция—второму пришествию, а коммунистическое благоденствие— тысячелетнему царству.

60

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   36


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации