Волков Ю.Г., Нечипуренко В.Н., Самыгин С.И. Социология: история и современность - файл n1.doc

Волков Ю.Г., Нечипуренко В.Н., Самыгин С.И. Социология: история и современность
скачать (6100.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc6101kb.06.11.2012 20:58скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   36
Раздел II. Альтернативы социологии

он изложил в работе «Социальная физика, или опыт иссле­дования о развитии человеческих способностей» (1835). С помощью теории вероятности он хотел разработать науку об обществе, имеющую статистическое и естественнонауч­ное обоснование, которую он назвал «социальной физикой». Он занимался тем, что устанавливал определенные статис­тические закономерности событий и действий и соотносил их с состоянием общества таким образом, чтобы можно было понять законы человеческого общества и сформулировать их как социальные типы. Важнейшей чертой его подхода при этом было абстрагирование от частных причин.

Так, из статистического факта устойчивых числовых кор­реляций между видами преступлений, полом, происхождени­ем, возрастом, местом проживания и другими характеристи­ками преступника Кегле делал вывод о том, что определенное число и определенные виды преступлений сопровождают об­щество с необходимостью закона природы. Стало афоризмом утверждение Кетле, прозвучавшее в его докладе в 1831 году, о том, что «общество подготавливает преступления, а преступ­ник есть только орудие».

Совершенно аналогичным образом действовал позднее Эмиль Дюркгейм, хотя и со значительно меньшим упором на количественную сторону и даже математизацию. Социальные типы у Кетле являются чисто статистическими закономерно­стями, а у Дюркгейма—теоретическими конструкциями на основе статистических закономерностей.

Конт, современник Кетле, хотя и высоко ценил матема­тику, но его «социальная физика» (он принял этот термин) не имела ничего общего со статистикой. Он считал, что со­циология, самая молодая из позитивных наук, хотя и строит­ся на методах предшествующих наук, но имеет свой специ­фический метод—сравнительно-исторический. К тому же Конт отдавал себе отчет в том, что теория и эмпирика взаим­но обусловливают друг друга и потому чисто эмпирического

77

Социология: история и современность

метода быть не может. Во всяком случае, сам Конт однознач­но склонялся к теории. Конкуренция между эмпирико-ста-тистической наукой об обществе и теоретико-концептуаль­ной социологией продолжала существовать как определенный аспект соотношения теории и практики. В1899 году Адольф Кост заявил, что социология должна отойти от спекулятив­ных рассуждений и стать наукой, оперирующей числами, ко­торую он хотел назвать «социометрией». Понятия «полити­ческая арифметика», «социальная математика», «моральная статистика», «социометрия» и т.д. свидетельствуют о попыт­ках создания статистико-эмпирической науки об обществе, из которой выделились позитивная философия Конта и син­тетическая философия Спенсера.

Ту же точку зрения, что и Кетле, в Германии представлял Эрнст Энгель, руководитель Прусского статистического бюро. Его «Физика и физиология общества» должна была назы­ваться «демологией» и устанавливать закономерности, в со­ответствии с которыми происходят общественные измене­ния. Впрочем, Эрнст Энгель известен потомкам больше благодаря закону Энгеля, установившему связь между расхо­дами на пропитание и уровнем благосостояния (который из­меряется уровнем дохода). Этот закон в известной степени явился следствием его занятий исследованиями Фредерика Ле Пле (1806—1882) об условиях жизни рабочих.

Социальные исследования

Значение деятельности Ле Пле для социальных исследова­ний заключается прежде всего в том, что он опирался не толь­ко на материал статистических данных, но и проводил пря­мые наблюдения частных случаев. Его можно считать одним из зачинателей сбора первичных данных для общественных наук. В качестве основной единицы для этого Ле Пле брал семью, причем он исходил из существования связи между сту­пенью общественного развития и типом семьи. Он различал:

78

Раздел II. Альтернативы социологии

  1. патриархальную семью, которая еще представляет со­
    бой коллективную жизненную связь;

  2. родовую семью (famille souche), в которой обычно стар­
    ший сын продолжает семейный род;

  3. нестабильную семью, малую семью без связей между
    поколениями.

Как видно уже по этой типологии, в анализе Ле Пле при­сутствовали консервативные идеи. В своем основном про­изведении «Европейские рабочие», вышедшем в 1855 году, Ле Пле представил выборку из 57 описаний отдельных се­мей, занятых в различных сферах ремесла, промысла или про­мышленности, из целого ряда регионов, различающихся по своему экономическому развитию. Образ жизни семей он де­тально описал. Наибольшее внимание уделено семейному бюджету, структуре доходов и расходов. При этом Ле Пле пришлось в количественных величинах выражать разнооб­разные неденежные связи, что оказалось весьма тяжелым и проблематичным. Этот подход Эрнст Энгель развил дальше и основал на нем статистически-компаративный анализ, чего сам Ле Пле не предусматривал.

Эмпирический сбор первичных сведений с помощью оп­роса и прямых наблюдений практиковался в Великобритании уже в 30-е годы XIX века, что привело даже к возникновению «статистического движения» и основанию «статистических обществ». Впоследствии проводилось множество эмпириче­ских исследований на основе личной инициативы с целью выработки предложений по улучшению условий жизни рабо­чих и требования законодательных мер. Эти социальные ис­следования буржуазных кругов, настроенных социал-рефор-мистски, были особо нацелены на улучшение с помощью образования и оздоровительных мероприятий.

С другой стороны, по инициативе парламентских коми­тетов и учрежденной королем «королевской комиссии» про­водились обследования, на результатах которых основыва-

79

Социология: история и современность

лись законодательные меры. Обследования могли проводить фабричные инспекторы. Исследование Фридриха Энгельса «Положение рабочего класса в Англии» (1844) также было проведено по поручению «королевской комиссии». При этом Энгельс основывался на материале, собранном буржуазны­ми социал-реформаторами.

Одним из наиболее обширных исследований того вре­мени стала работа «Жизнь и труд народа в Лондоне», напи­санная под руководством Чарльза Бута, опубликованная в 1892—1902 годах в 17 томах с данными о более чем четы­рех миллионах людей. Одним из сотрудников Бута была Бе­атрис Поттер, впоследствии Беатрис Уэбб. Она проводила исследования также и самостоятельно, поступив для этой цели обучаться на швею. Свои наблюдения она затем опуб­ликовала в виде «Страниц из дневника работницы», кото­рые проникнуты пафосом непосредственных впечатлений. Позднее, однако, Уэббы сделали это принципом своих эм­пирических исследований. Они считали, что на некоторое время следует принять взгляды тех, кого хотят изучить, и смотреть на мир их глазами. Они обосновали взгляд на со­циальные исследования как на интеллектуальное ремесло, которое включает все виды возможного подхода к действи­тельности, в том числе и сопереживание. Беатрис Уэбб на­чала свою деятельность как «социальный исследователь» в традициях буржуазной филантропии и постепенно, прежде всего благодаря браку с Сиднеем Уэббом, ведущим членом Фабианского общества, превратилась вначале в умеренную социалистку, а затем — в защитницу коммунистической системы в Советском Союзе, разделяя взгляды своего мужа.

Сам Маркс занимался эмпирической работой, а именно— в так назьшаемой «Рабочей анкете». Один социалистический журнал опубликовал в 1880 году составленный Марксом воп­росник с сопроводительной запиской, в которой он призы­вал рабочих ответить на вопросы анкеты, а также дополни-

80

Раздел П. Альтернативы социологии

тельно рассказать об условиях своей жизни и труда. Анкета не имела большого успеха вследствие малого количества от­ветов, но тем не менее является важным документом ранне­го этапа «критических социальных исследований». С одной стороны, вопросы были нацелены на всестороннее получе­ние сведений о положении рабочих, включая аспекты, кото­рые «опускались» в буржуазных исследованиях. С другой стороны, рабочим предлагалось самим поделиться своим опы­том, поскольку он касался лично их и потому они могли наи­более компетентно высказаться о своем положении. И, нако­нец, целью анкеты было также то, чтобы рабочие в ходе ее заполнения сами четко поняли свое положение, в котором они находятся; таким образом, анкета была не только мето­дическим инструментом, но одновременно должна была ока­зать влияние на сознание и поведение рабочих.

В Германии социальным вопросом занималось прежде всего «Общество социальной политики». Оно было основа­но представителями исторической школы политической эко­номии в 1873 году в первую очередь для объединения соци­ал-реформистских устремлений «ученых-социалистов». Социальные исследования этой группы академических со­циал-реформаторов были нацелены на то, чтобы обеспечить эмпирическую основу государственной социальной полити­ки, которая считалась лучшим средством для решения соци­ального вопроса. Вопросы анкеты охватывали фабричное за­конодательство, проблемы учеников, надомный труд и кустарные промыслы, сельскохозяйственных рабочих, жи­лищные проблемы и т.д.

Самыми знаменитыми опросами стали проводившиеся под руководством Макса и Альфреда Веберов и Генриха Геркне-ра «Исследования отбора и приспосабливания (выбор про­фессии и профессиональная судьба) рабочих в различных отраслях крупного промышленного производства» 1909— 1912 годов. Целью исследования было прежде всего получе-

81

Социология: история и современность

ние сведений о субъективной приспособляемости рабочих к условиям крупной промышленности, то есть «какое влия­ние оказывает крупное промышленное производство на лич­ные особенности, профессиональную судьбу и внепрофес-сиональный стиль жизни рабочих».1 С другой стороны, исследовалось также, в какой степени крупное промышлен­ное производство связано с существующими этническими, социальными, культурными традициями и условиями рабо­чего класса.

В первые десятилетия XX века был проведен целый ряд исследований положения рабочего класса, большое количе­ство которых принадлежит социалистам, как, например, ис­следования Адольфа Левенштайна, а также исследования по поручению профсоюзов.

Исследовательские институты

Первый немецкий исследовательский институт появился в Кёльне. Этот институт также должен был изучать соци­альные вопросы, чтобы выработать основы социально-поли­тических мер. Руководителем отделения социологии стал Ле­опольд фон Визе (1876—1969), представитель формальной социологии и последователь Г. Зиммеля. Визе считал целью социологии изучение всеобщих форм социальных явлений. Основу его теории составляет так называемая социология от­ношений. Общество, по Визе,—абстракция, существует лишь «социальное» или «межчеловеческое», представляющее сеть отношений между людьми. Визе понимал под эмпирическими социальными исследованиями социографию и использовал их для подтверждения своей теории отношений. Эмпирическая исследовательская работа института была довольно скромной, а отношение к социологии — сомнительным.

В немецких социальных исследованиях первых десяти­летий XX века особую роль играла «социография», своеоб-

1 Weber M. Gesammelte Aufsatzc zur Soziologie und Socialpolitik. Tubingen. 1924. S.I.

82


Раздел II. Альтернативы социологии

разное социальное исследование, занимающее промежуточ­ное положение между географией и социологией, поскольку старейшина германской социологии, Фердинанд Теннис, ин­тересовался разработанной голландцем С.Р.Штайнметцом со-циографией и переработал ее в дескриптивную социологию, которая должна была сопутствовать чистой социологии.

В Институте социальных исследований, основанном в 1924 году при Франкфуртском университете, исследова­ния впервые приобрели междисциплинарный характер и преследовали социально-философские цели, как их сфор­мулировал руководитель института Макс Хоркхаймер. Он понимал эмпирику и теорию как процесс взаимовлияния. Конкретные исследовательские работы были посвящены те­матике «Авторитет и семья», а позднее, в эмиграции — анализу национал-социализма и «авторитарной личности».

Возникшая в Вене в 1927 году «Экономико-психологи­ческая исследовательская служба» сыграла значительную роль в развитии социальных исследований. Она связана прежде всего с именем Пауля Лазарсфельда и проведенным им вмес­те с другими изучением «Безработные в Мариентале» (1933).

Хотя такие названные выше ученые, как Макс Вебер, Фер­динанд Теннис, Леопольд фон Визе, Макс Хоркхаймер, Пауль Лазарсфельд также считались социологами, а их эмпириче­ские исследования соответствовали их теоретическим взгля­дам, взаимоотношения социологии и социальных исследова­ний все же не были достаточно прочными. Весьма различны были взгляды на их соотношение и роль эмпирического ис­следования. Если Лазарсфельд отдавал предпочтение послед­нему, а теорию понимал как результат эмпирического иссле­дования, то Вебер, Теннис и фон Визе отдавали предпочтение теории. И от тех, и от других дистанцировались Хоркхаймер и Адорно, у которых критические социальные исследования диалектически сочетались с критической теорией общества. В общем и целом германская социология этого периода была

83

Социология: история и современность

далека от эмпирики, хотя постоянно говорилось о необходимос­ти эмпирического подтверждения теории. Социологом, кото­рый наиболее способствовал сочетанию социологии и соци­альных исследований в духе интеграции в эмпирическую социологию, был Эмиль Дюркгейм во Франции.

РАЗДЕЛ Ш. РАЗВИТИЕ СОЦИОЛОГИИ ВО ФРАНЦИИ, ИТАЛИИ И АВСТРИИ

1. Развитие европейской социологии в первой половине XX века

Период, который мы будем рассматривать ниже, начинает­ся примерно в 80-е годы прошлого века и заканчивается 40-ми годами XX века. На рубеже веков в области социологии наблюдался небывалый подъем, вызванный появлением став­ших классическими работ ряда авторов, которые принадлежа­ли к одному поколению: Эмиля Дюркгейма, Вильфредо Паре-то, Фердинанда Тенниса, Георга Зиммеля, Макса Вебера.

Наряду с социологией Дюркгейма, основавшего целую школу, большое значение имело также возрождение в Герма­нии немецкого идеализма как философии науки, которое сыг­рало значительную роль в ту эпоху. В период между войнами заявили о себе и другие течения: марксистская социология, а также перенос рассмотрения на когнитивный и языковой уровень (социальные обстоятельства были объявлены духов­ными и языковыми явлениями). Не без влияния этого воз­никли сомнения в достоверности знания, нашедшие свое от­ражение в возникновении социологии познания.

Какие же обстоятельства мировой истории повлияли на ситуацию и формирование социологии в эту эпоху?

В первую очередь следует назвать первую мировую вой­ну и крушение династий и империй, но кроме того—и це­лых культурных эпох; возникновение массовой демократии; развитие организованного монополистического капитализ­ма, финансового капитализма; русскую революцию и ее вли­яние на европейский социализм; возникновение и подъем фашистских движений в Европе и прежде всего национал-социализма в Германии.

85

Социология: история и современность

Это время было бурным, как никакое другое, его события потрясали до основания и давали толчок глубинным измене­ниям. Безусловно, мы не сможем рассмотреть его здесь во всех аспектах. Мы лишь кратко затронем значение феномена «массы», его связь с трансформацией демократии, а также воздействие «подъема» и интеграции рабочего класса в об­щество. Эти явления определили и развитие социологии. Сюда же относится профессиональное развитие социологии, ее академическое признание как научной дисциплины в пе­речне университетских предметов. Конт и Спенсер не были университетскими учеными, а Дюркгейм, Теннис, Зиммель и Вебер были ими, пусть и не всегда по кафедре социологии. Кроме того, к рассматриваемому нами периоду относится ос­нование социологических обществ и социологических жур­налов, ставшее существенной предпосылкой для професси­онализации социологии.

Масса, демократия и рабочий класс

В первое десятилетие XX века почти все европейские страны ввели всеобщее избирательное право. Еще до окон­чательного его введения всю вторую половину XIX века шли дискуссии на эту тему, так что само введение избирательно­го права в конечном счете выглядело уже почти как фор­мальный акт.

В течение XIX века прежние клубы знати превратились в партии со своими членами, особенно после основания рабо­чих партий, которые с самого начала имели такую структуру и были нацелены на массовую организацию. Само избиратель­ное право в XIX веке шаг за шагом расширялось, пока, нако­нец, окончательно не освободилось от таких критериев, как наличное имущество или уплата налогов.

Однако вследствие политических, социальных и экономи­ческих измерений произошла также трансформация первона-чальныхлиберальнькпредставлений о демократии. Возникали

86

Раздел III. Развитие социологии во Франции, Италии ...

контрпроекты социальной демократии, но из-за практики пар­ламентаризма происходили также искажениядемократическо-го процесса. Причем именно те партии и движения, которые должны были бы наиболее сильно и последовательно в силу своего характера представлять интересы и чаяния масс, дела­ли это отнюдь не демократическим образом. Анализ рабочих партий, проведенный впоследствии Робертом Михельсом, выявил лишь то, что и так было давно известно: то, что значе­ние масс не сказывается на их участии в принятии решений, а скорее даже наоборот. Возникли новые, еще не виданные воз­можности концентрации и использования власти. Их крити­ками стали прежние защитники демократии, такие как Виль-фредо Парето и Роберт Михельс.

С другой стороны, «масса» — это нечто, с чем необходимо было считаться. Она дала о себе знать в революциях 1848 года, в Парижской коммуне 1870 года, а в XX веке — в русской революции и революциях после окончания войны в 1919 году в Берлине, Мюнхене и Будапеште. В литературе возникло поня­тие «масса»: Густав Лебон написал свою «Психологию масс» (1895), и этим новым феноменом начал заниматься целый ряд исследователей, таких как Габриэль де Тард, Жорж Сорель, Зиг­мунд Фрейд.

«Масса»—это была вулканическая сила безликой тол­пы, которая для одних означала закат культуры, у других вы­зывала ужас, а третьи поднимали ее до уровня мифа и встре­чали с ликованием. Это продолжалось долго, до тех пор пока не овладели техникой воздействия на массы, но ее появле­ние было неизбежным.

Насколько оправдались некоторые выводы Лебона в от­ношении коллективного поведения позднее в свете социаль­но-психологических и социологических исследований, на­столько же понятие «масса» было мистифицировано и идеологически окрашено. Масса—это проклятие индиви­дуализму и рационализму XIX века, но в то же время она

87

Социология: история и современность

несовместима с идеалами либерализма и либеральной демо­кратии, ибо вольно или невольно, но иррациональная масса предполагает наличие вождя и способствует диктатуре. По­этому в общественно-теоретическом мышлении эпохи уси­ленно обсуждались такие темы и понятия, как поведение элит, роль вождя, тенденция к олигархии, роль интеллектуа­лов, роль партии и т.п.

С другой стороны, «масса» в основном была идентична количественно набирающему рост в промышленности рабо­чему классу. Поскольку он объединялся в организованное рабочее движение, то уже не был «массой» в психологиче­ском плане, а превращался в модную политическую силу бла­годаря своей массовой организации. Уже в XIX веке прави­тельства использовали данные социальной статистики, чтобы получить представление о жизни бедных слоев населения. Впрочем, этот интерес лишь отчасти и по личным побужде­ниям был обоснован гуманными соображениями. В великом процессе образования классов в XIX веке рабочие были но­вой общественной группой, которая в столкновении между короной и аристократией, с одной стороны, и буржуазией, с другой, стала на время безмолвным партнером по коалиции прежде всего консервативных правительств. Поэтому соци­ал-реформистские устремления также исходили от этих пра­вительств, которые видели в них средство борьбы с постоян­но крепнущей буржуазией, по крайней мере, до тех пор, пока рабочее движение само не стало представлять опасность.

Господство аристократии закончилось с первой мировой войной. XIX век пережил подъем и упадок буржуазии и ее идеологии, буржуазного либерализма, в ходе изменения капи­тализма и политических систем. Буржуазия трансформирова­лась, раскалывалась, капитализм приобретал другой облик, промышленный и финансовый капитал концентрировались. Рабочий класс, благодаря своей численности, а в Германии, кроме прочего, благодаря своему социально-экономическому

Раздел III. Развитие социологии во Франции, Италии ...

влиянию как профессионально организованной группы, стал более уверен в себе, но вследствие этого и менее склонен к коренному изменению системы, предпочитая использовать свою силу для непосредственного улучшения своего поло­жения. Капитализм начал превращаться из анархического в организованный, в котором крупные банки владели монока­питалистическими промышленными предприятиями, так что возник финансовый капитал, который, в свою очередь, спо­собствовал укреплению государственной власти.

Социология перестала быть наукой, сопровождавшей подъем буржуазии; она стала наукой о социальном в период массовой демократизации, организации капитализма в круп­ные бюрократические объединения и массовых организаций рабочего класса. Поскольку она была ориентирована на ана­лиз общества, ей пришлось стать «социалистической». Марк­сизм был переименован в «социологию» развитого капита­листического общества. Напротив, либеральные социологи совершенно отошли от теории и анализа всего общества и конструировали такие объекты изучения, как «социальное поведение» или «социальные факты»; их направлением была социология как научная дисциплина, а не как анализ и тео­рия общества.

Социология становится академической

Академизация социологии означала укрепление позиций университетской социологии как научного предмета. Буду­чи академическим ученым, социолог был привязан к учеб­ному плану, в который должна была вписаться социология. Это обусловило проблему отграничения предмета социоло­гии от других наук, которые занимались социальными яв­лениями, таких как экономика, общественно-политические науки, история, педагогика и т.п.

С другой стороны, необходимо было обосновать научную легитимность; социология, достигнув университетского ста-

89

Социология: история и современность

туса, должна была подтвердить свое «научное достоинство». Следствием явилась усиленная разработка методологических проблем, проблем обоснования этой новой науки и создания ее теории. Социология должна была доказать, что она явля­ется наукой. При этом пример естественных наук, имевших гораздо более длительную историю развития, оказал силь­ное влияние не только на ученых, склонных к позитивизму, но и на ученых-гуманитариев. Среди социальных наук наи­более развита была экономика, считавшаяся «самой науч­ной» дисциплиной.

Следствием введения социологии в университетах стала также постепенно начавшаяся профессионализация и, как следствие, — появление профессиональных интересов на­ряду с научной деятельностью. Для нас достаточно отметить, что научные и профессиональные интересы сходились на про­блеме научности социологии. Создание теории, методов и определение предмета изучения социологии вызывали ос­новной интерес академических социологов, по крайней мере, тех, кто преподавал в университетах. У некоторых наблюда­лось разделение на работы, носившие академический, науч­ный характер, и работы скорее эссеистического характера, «на злобу дня». Далекими от науки проблемами, то есть ре­альными актуальными проблемами своего общества, акаде­мические социологи занимались больше, чем частные лица, но не столь активно, как профессиональные социологи; это были небольшие работы, статьи, не считавшиеся научными или профессиональными. В своей собственно социологиче­ской работе они не занимались остросовременными пробле­мами. Особенно ярко выражено было подобное разделение у тех, кто придерживался в науке позитивистского направле­ния, как, например, Эмиль Дюркгейм, который в значитель­ной степени исключил из своего рассмотрения современное французское общество как таковое. Макс Вебер принимал горячее участие в социальных и политических вопросах сво-

90

Раздел III, Развитие социологии во Франции, Италии ...

его времени, однако как ученый он выступал за свободу оце­ночных суждений и объективность и выдерживал значитель­ную интеллектуальную дистанцию по отношению к пробле­мам современности. Аналогичнуюпозишпо можно наблюдать у большинства ведущих социологов того времени. Социоло­ги старались избегать любого рода ангажирования в своей научной работе с помощью своеобразного сверхобобщения. Другим способом дистанцирования было ограничение соб­ственно социальными аспектами, обществом, старательное избегание государственно-политической и политико-экономи­ческой сфер. Если кто-либо вообще занимался политическими или экономическими аспектами, то старался их «социологи-зировать». Сверхобобщение и социологизация были страте­гией ученых в их усилиях по конструированию науки «социо­логии».

2. Социология Эмиля Дюркгейма

Эмиль Дюркгейм и создание академической французской социологии

Эмиль Дюркгейм жил в эпоху Третьей республики во Франции. После «короля-буржуа» Луи Филиппазареволюцией 1848 года последовала Вторая республика Луи Наполеона, которая, однако, вскоре превратилась во Вторую империю (1852—1870). Концом империи стало поражение, нанесенное немцами под Седаном.

Третья республика начиналась неспокойно. Парижская коммуна, созданная социалистами, прудонистами, радикаль­ными и умеренными республиканцами в марте 1871 года при поддержке национальной гвардии, два месяца спустя захлеб­нулась в крови. В1875 году был окончательно установлен республиканский строй; он символически закреплял рево­люционные принципы 1789 года и предусматривал поэтап­ные изменения в духе демократических принципов. На силь­ную оппозицию со стороны клира и католиков натолкнулись

91

Социология: история и современность

школьное законодательство и реформа системы воспитания. Школы должны были быть выведены из-под контроля церк­ви и орденов, и в них вводилась программа, свободная от влияния церкви. Для этой цели государство должно было способствовать подготовке светских учителей.

Третья республика отмечена громкими скандалами и су­дебными процессами, прежде всего это Панамский скандал и дело Дрейфуса (1894—1906). Последнее превратилось в прин­ципиальный конфликт по основам государственных принци­пов между сторонниками республики и правыми, в число ко­торых входили националисты, роялисты и церковники.

Эмиль Дюркгейм (1858—1917) был убежденным респуб­ликанцем и защитником идеалов Третьей республики—по­литической демократии, национального единства и социаль­ной солидарности. Сам Дюркгейм проявил большую активность как представитель и организатор дрейфусаров, а сторонники Дюркгейма являлись самыми активными против­никами старых правящих клик военных, дворянства и клира.

Эмиль Дюркгейм происходил из семьи раввина. В детстве он изучал древнееврейский язык, Тору и Талмуд. Однако Дюрк­гейм довольно рано отказался продолжить семейную тради­цию. Далее он воспитывался в Высшей Нормальной школе в Париже, где учился вместе с целым рядом будущих знаменитос­тей, в том числе Люсьеном Леви-Брюлем, философом А. Берг­соном и вождем социалистов Жаном Жоресом. Из профессо­ров Нормальнойшколы наибольшее влияние на формирование взглядов будущего социолога оказали видные ученые: исто­рик Н. Д. Фюстель де Куланж и философ Э. Бугру. Затем Дюрк­гейм преподавал в гимназии философию. После был период обучения в Германии (1885—1886 годы), где он познакомился с трудами Вильгельма Вундта, Альберта Шеффле, Людвига Гумпловича и Фердинанда Тенниса. Дюркгейм высоко ценил работы Шеффле, в частности, его известный труд «Строение и жизнь социальных тел»; рецензия на эту книгу бьша первой

92

Раздел III. Развитие социологии во Франции, Италии ...

научной публикацией французского социолога. Книгу Эспи-наса «Общество животных» Дюркгейм считал «первой гла­вой социологии»; у него же он заимствовал важнейшее поня­тие своей теории—«коллективное сознание».

Руководитель отдела высшей школы министерства обра­зования в 1887 году предложил ему читать курс по соци­альным наукам в Бордо, где он в конце концов стал профес­сором педагогики социологии и руководил первой кафедрой социальных наук во Франции. Тогда же начинается издание Дюркгеймом вместе с учениками (П. Гране, Ф. Симиан, П. Фоконне, С. Бутле, М. Хальбвакс, М. Мосс) «Социологиче­ского ежегодника» (L'Annee Sociologique), где специализа­ция исследователей в разных областях социального знания (история, лингвистика, этнография и др.) подчинена идее единства социальных наук. В 1898 году он основал социо­логическое общество, которое стало основой школы Дюрк-гейма. В1902 году вначале как член кафедры, а с 1906 года как профессор социологии и педагогики он перешел в Сор­бонну, которая, будучи «новой Сорбонной» для противни­ков республиканской реформы высшего образования, стала символом университетского образования Третьей республи­ки, предающего классическую культуру Франции, ориенти­рованного на естественные науки, служащего политическим целям демократизации. Социология Дюркгейма в этой ситу­ации приобретала большое значение в деле воспитания в духе демократии и солидарности, а Дюркгейм вскоре стал симво­лом усилий республиканского правительства в этом направ­лении. В 1913 году кафедра бьша переименована в кафедру «педагогики и социологии», чтобы подчеркнуть социологи­ческую основу педагогики.

Раскол во взглядах на университетское образование нашел свое отражение и в социологии. Социология Дюркгейма ста­ла ведущим направлением прежде всего благодаря своей иде­ологической связи с режимом и успешной попытке основать

93

Социология: история и современность

собственную школу и институционализировать социологию. Идеалом науки и научного образования Третьей республики был ученый — узкий специалист. Однако у такого подхода были противники: Рене Вормс (1869—1926) с его сильно органицистической социологией и Габриэль де Тард (1843— 1904), для которого социология, тесно связанная с литерату­рой и философией, была своеобразным жанром литературы. Однако главным противником Дюркгейма был, несомненно, Анри Бергсон и его философия жизни, которая дала новый импульс традиционной литературной культуре Франции и «контрреволюции». Бергсон доминировал в философии сво­его времени. Однако социология Дюркгейма все же впослед­ствии стала французской социологией. Она обеспечила при­знание социологии как академической дисциплины с возможностями профессионального развития и институцио-нально-организаторскимиусловиями для распространения со­циологических знаний и возникновения традиции научного обсуждения и исследования.

Идеи Дюркгейма

Как и Конт, Дюркгейм придерживался ярко выраженной педагогически-учебной ориентации; он считал педагогику прикладной социологией, и потому оба предмета были пред­ставлены на его кафедре: «... Воспитание отнюдь не имеет единственной или главной целью индивида и его интересы, оно есть прежде всего средство, с помощью которого обше-ство постоянно воспроизводит условия своего собственного существования».' Его восприятие общества как морального порядка, а социологии—как науки о морали вполне соответ­ствует взглядамКонта.Крометого,во взглядах Дюркгеймамож-но обнаружить влияние как Сен-Симона и Конта, так (осо­бенно) и Руссо, Монтескье и Тенниса.

1 Дюркгейм Э. Социология. Ее предмет, метод, предназначение. М., 1995. С. 254.

94

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   36


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации