Волков Ю.Г., Нечипуренко В.Н., Самыгин С.И. Социология: история и современность - файл n1.doc

Волков Ю.Г., Нечипуренко В.Н., Самыгин С.И. Социология: история и современность
скачать (6100.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc6101kb.06.11.2012 20:58скачать

n1.doc

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   36
Раздел III. Развитие социологии во Франции, Италии ...

торговых палат, 118 представителей городов и промышлен­ных поселков и 129 представителей сельских общин. Полити­ческого представительства партий еще не было.

С1850 года, а особенно после 1870 года, бурно развива­лась промьшшенность. В1859 году было принято промысло­вое уложение. В 1871 году Альберт Шеффле, который был в Вене профессором политэкономии и социологии и одно вре­мя занимал пост министра торговли, составил проект прави­тельственной программы с ярко выраженным кооперативным и федералистским уклоном, который, однако был отклонен. Социальное законодательство 1887—1888 годов обозначило переход от либеральной к интервенционистской экономиче­ской политике. К концу века возникла целая система сове­тов, в которой были представлены прежде всего заинтересо­ванные организации правительственной бюрократии.

Наряду с этим все в большей мере развивались также свободные политические и хозяйственные объединения: по­литические партии, профсоюзы, объединения рабочих. Кон­серваторы, которые вначале состояли преимущественно из дворянства и клира, сформировали не партию, а клуб. Они придерживались церковно-католической, антилиберальной и федералистской ориентации. Либералы, благодаря существо­вавшему избирательному праву, находились в привилегиро­ванном положении и потому отвергали всякую мысль о даль­нейшей демократизации. После 1918 года они полностью перешли на позиции германского национализма. Германский национализм был реакцией на националистическое движе­ние других народов, в отношении которых немцы претендо­вали на гегемонию. Среди них были и сохранившие верность Габсбургам, которые стремились к объединению с Герман­ской империей. Христианско-социальная партия возникла благодаря слиянию Венского движения ремесленников с иде­ями круга Фогельзанга. Она стала первой истинно массовой партией и была настроена антилиберально, антимарксист-

5. Социология l^'

Социология: история и современность

ски и антисемитски с сильным католическим оттенком. Социалисты, ставшие партией в 1874 году, имели свою опо­ру в образовательных объединениях рабочих, с одной сторо­ны, и в I Интернационале, с другой. На Хайнфельдском съезде победил Виктор Адлер, представитель либерального крыла. Об успехе партии свидетельствует тот факт, что после вве­дения всеобщего избирательного права в 1906 году число депутатов от партии в рейхстаге возросло с 15 до 8 6.

Характерным для Габсбургской империи в XIX веке было пересечение линий развития националистических устремле­ний и социальных движений. Как правило, национальные интересы оказывали более сильное воздействие, так что внут­ри национальных движений вновь возникали консерватив­ные, либеральные и социальные течения. Поэтому была край­не затруднена единая политика социальных группировок, которая предполагала бы сверхнациональную солидарность. Социалистическое движение также формировалось как гер­мано-австрийское, чешское, венгерское и т.п.

В Габсбургской империи либерализм в XIX веке играл большую роль, по крайней мере, по сравнению с Пруссией. Однако в политическом отношении это бьш ограниченный либерализм, который имел сравнительно слабые демократи­ческие черты и лишь в конце века стал преследовать нацио­нальные цели. Экономический либерализм также не смог полностью развернуться, хотя в 60—70 годы был близок к этому. В Габсбургской империи как либерализм, так и кон­серватизм имели вначале космополитические корни, потому что и буржуазия, и дворянство состояли из множества наци­ональностей. Это было общее мировоззрение, очень распро­страненное среди интеллигенции. Большинство профессо­ров Венского университета были либералами; один из них, Карл Менгер, основатель австрийской школы политэконо­мии, бьш в течение нескольких лет воспитателем эрцгерцога Рудольфа. Многие из них были министрами и высшими чи-

130

Раздел Ш. Развитие социологии во Франции, Италии ...

новинками. Их влияние исключительно положительно ска­залось на школьной и вообще образовательной системе, ко­торая достиглавысокого уровня. Многие го либеральных про­фессоров за свои заслуги были удостоены назначения в верхнюю палату.

Какую роль играл мировоззренческий либерализм, пока­зывает тот факт, что целый ряд видных руководителей воз­никающих политических партий первоначально были либе­ралами, как Карл Люгер, Виктор Адлер, Георг Риттер фон Шёнерер. Элементом, который особенно способствовал кос­мополитизму и либерализму в духовной атмосфере, было интеллектуальное преобладание евреев. Хотя их не очень-то приветствовали именно в интеллектуальных профессиях, они стали доминирующим элементом среди писателей, журна­листов и частично также в науке. В Габсбургской империи традиционно имели большое значение «придворные евреи», а затем еврейские государственные банкиры. В конце века произошел большой наплыв еврейских ремесленников и мел­ких кустарей в Вену из других стран монархии, поскольку они видели в императоре своего защитника.

Чем больше либерализм истощался как политическая иде­ология в течение столетия и ставил сам себя под сомнение, тем сильнее была его роль как интеллектуального источника. На рубеже веков произошел настоящий интеллектуальный и художественный взрыв: неопозитивизм, философия языка, ав-стромарксизм, психоанализ, литература, живопись и т.д.

Государство и групповые конфликты: социология Людвига Гумпловича

Социология Конта, Спенсера, Дюркгейма нацелена на со­здание общей теории общества, причем общество понимает­ся как естественный порядок с естественными условиями и ходом развития. Не все социологи XIX века разделяли эту точку зрения, даже если они признавали себя сторонниками

131

Социология: история и современность

позитивистской концепции науки. Одним из них был Люд­виг Гумплович, основоположник социологии в Габсбургской империи. В США Гумплович вследствие влияния, которое он оказал на Лестера Ф. Уорда и Уильяма Г. Самнера, счи­тался одно время основателем социологии вообще.

Людвиг Гумплович (1838—1909) был родом из Кракова, который тогда входил в состав Габсбургской империи; позд­нее он преподавал в университете Граца. Благодаря Гумпло-вичу и его ученику Густаву Ратценхоферу в Австрии, в отли­чие от Германии, получила развитие самостоятельная школа позитивистско-натуралистической социологии. Сравнитель­но рано Гумплович попытался в Австрии придать социоло­гии систематическое построение, еще до того как Дюркгейм, которого он знал и ценил, написал свои выдающиеся труды. Большое влияние на Гумпловича оказали Конт и Спенсер, особенно последний, однако в одном пункте он принципи­ально отличался и от них, и от Дюркгейма—в отрицании понятия общества как «рационалистической историко-фило­софской мистификации». В отличие от Спенсера, основным элементом общества Гумплович признает социальную груп­пу, а не личность. Гумплович также критически относился к индивидуализму, господствовавшему прежде всего в либера-листской политэкономии Карла Менгера. По его мнению, идея самоопределяющегося индивидуального поведения была ил­люзорной, поскольку человек всегда действует внутри групп. Теория Гумпловича отражает также ситуацию многонацио­нальной империи Габсбургов с ее многообразными напряже­ниями и конфликтами, увиденной с точки зрения поляка и еврея, который во времена своей юности испытывал сильные националистические и антигабсбургские чувства.

Его взгляды изложены в появившейся в 1883 году книге «Расовая борьба» и в «Основах социологии» (1885). Гумп­лович понимал социологию как преемницу философии ис­тории, причем он отрицал ее «спиритуализацию» у Гегеля.

132

Раздел III. Развитие социологии во Франции, Италии ...

История для него — естественный процесс, что обусловли­вает два основополагающих представления:

  1. Несвободу воли.

  2. Единство природы и духа (монизм).

Другими словами, история разыгрывается не на основа­нии людских целеполаганий, а по социальным естественным законам. Борьба социальных групп выступает у него основ­ным двигателем истории. В этом плане его идеи напомина­ют марксистскую концепцию. Гумплович писал:«... Всегда и всюду экономические мотивы являются причиной всякого социального движения, обуславливают все государственное и социальное развитие».' Гумплович заимствует у Конта три стадии, но называет их по-своему: теистической, рациона­листической и натуралистической. Социология, как типич­ная для третьей стадии, нацелена при этом на естественную историю человечества.

Основополагающим естественным социальным законом яв­ляется полигенизм, то есть множество источников этническо­го происхождения человечества: вначале было много этниче­ских группировок, которые сплавились в более крупные общности. Контакт разнородных элементов является основой естественных процессов, а естественный социальный процесс характеризуется тем, что каждый более сильный этнический или социальный элемент стремится поставить себе на службу находящийся в сфере его власти слабый элемент или искоре­нить его. В первом случае—если оставить в стороне канни­бальское «использование»—из этого получаются отношения господства, что и является основой возникновения государств.

Основой социальных законов, согласно Гумпловичу, не мо­жет быть «человечество», и нельзя, как это делает Спенсер, объяснять развитие человечества законом эволюции, поскольку при этом слишком мало учитываются реальные процессы. Он предъявляет закону эволюции следующие претензии: «Эту

1 Гумплович Л. Основы социологии. СПб., 1899. С. 192.

133

Социология: история и современность

формулу можно применить ко всему, но она ничего не объяс­няет». Он также против «социально-психологического» ис­толкования социальной эволюции как процесса развития об­щественных умонастроений.

Социальные законы касаются отношений групп и сооб­ществ людей друг к другу. Общество же для него — «много­образие сформировавшихся в государстве социальных групп, кругов, классов и сословий в их взаимодействии».

Методом социологии, согласно Гумпловичу, является ин­дукция, то есть социология представляет собой эмпириче­скую науку, нацеленную на познание законов. Ее эмпириче­ская основа— это исторические или этнологические факты; она является естественной наукой сообразно характеру свое­го толкования, основанного на истории и/или этнологии. На­сколько он ратовал за научное понимание, основанное на открытии законов как цели процесса исследования, свиде­тельствует его категоричное суждение: «Без социальных за­конов нет никакой социологии».

Название книги Гумпловича «Расовая борьба» привело к недоразумению относительно употребления им слова «раса». Под «расой» Гумплович понимает не этнчески-иологическую классификацию,этот характер фуппировок,который склады-вается на основе этнической, религиозной, политической, со­циальной и экономической общности. «Расы» в этническо-био-логическом смысле были лишь изначальным множеством; «расы» более поздних времен уже являлись продуктами исто­рического амальгамирования. Ониобладаютединсгвомязьжа, религии, обычаев, права и культуры, на основании чего еще употребляется понятие «единства крови». Таким образом, со­здается впечатление, что Гумплович в этом наименовании вос­пользовался понятием, которое в его время было у всех на устах и в научных (Гобино, Лапуж, Чемберлен), и в публичных дис­куссиях, но вкладывал в него при этом другой смысл.

«Расами» являются все гетерогенные группы, которые в

134

Раздел III. Развитие социологии во Франции, Италии ...

борьбе друг с другом выступают как носители историческо­го процесса; они определяются своей ролью в историческом процессе, а не своим конкретным содержанием. Он употреб­ляет это слово как функциональное понятие, а не как суб­станциональное, подобно тому как Карл Маркс употреблял понятие классов для обозначения антагонистических действу­ющих лиц в историческом процессе. В сущности понятие расы отличается от понятия класса у Маркса тем, что оно определяется в первую очередь не экономикой, а социальным «естественным процессом» как «естественно» обусловлен­ные группировки, которые враждают с начала существова-(ния человечества. Однако понятие «расы» очень похоже на понятие «класса» еще и потому, что речь идет всегда о соци­альном единстве, которое проявляется в столкновении с дру­гими группами и изменяется в этом процессе.

В этой схожести с понятием классов, в выделении разли­чий, которые считаются этнически обусловленными или, по крайнеймере,ишЂрпретируютсявтаком духе, отражается слож­ная социальная структура многонациональной империи вооб­ще и социальная ситуация в Польше в особенности, где классы были представлены различными «расами»: польское дворян­ство, немецкий средний класс, славянские крестьяне и евреи.

Для конституирования «рас» важен конфликт. Конфликт между этими группировками ведет к подчинению одной груп­пы другой, к возникновению верхнего и нижнего слоя; таким образом, согласно Гумпловичу, возникло государство. Он вы­двинул социологическую теорию государства, которая у пра­воведов и представителей общественно-политических наук его времени не нашла сочувствия. Эта теория утверждает, что го­сударство в принципе основывается на силе, что находилось в противоречии с теорией договора. Поскольку организация гос­подства в целях «разделения труда», которая и конституирует государство, должна была проводиться насильственным пу­тем, то расы, с одной стороны, одновременно представляют

135

Социология: история и современность

собой классы, а с другой стороны, классы ведут себя в отно­шении друг друга как «расы», то есть между ними существу­ют отношения конфликта и господства. Согласно этому, не только государство, но и разделение труда не являются ре­зультатом мирного развития. Однако с образованием государ­ства время насилия и борьбы отнюдь не заканчивается.

Для Гумпловича поведение групп определялось тремя мо­ментами:

Это служит постоянным источником конфликтов между группами, которые также изменяют свой состав и числен­ность. Таким образом, группы находятся в постоянном про­цессе изменения. Между социальными кругами осуществля­ется движение, возникают новые группы. Образуются средние слои. Однако все это движение ведет не к большему равен­ству, а лишь к постоянному изменению формы и содержания групповых конфликтов.

Своим выделением групп как основных факторов соци­альной жизни социология Гумпловича перекликается с со­временностью. Подобный подход к группам практиковал толь­ко Георг Зиммель в Германии. Поэтому Гумплович среди всех немецких обществоведов своего времени лишь Георга Зим-меля признавал представителем социологии.

Своей теорией конфликтов Гумплович весьма существен­но отличается от Конта, Спенсера и Дюркгейма, которые за­нимались проблемой порядка и тем самым — общественной интеграции. В настоящее время иногда различают два теоре­тических аспекта социологии: теорию интеграции и теорию конфликтов. При подобном разделении Гумпловича следует считать основателем теории конфликтов.

136

Раздел III. Развитие социологии во Франции, Италии ...

Взгляды Гумпловича проникнуты пессимистическим ду­хом, который противостоит оптимизму прогресса и планиро­вания, свойственному Просвещению. Поэтому он отвергает всякие попытки использования своей науки для улучшения или планирования социального устройства в отличие от Гус­тава Ратценхофера, который разделяет точку зрения Конта, что социология должна определять основы политики.

Густав Ратценхофер (1842—1904) был учеником и дру­гом Людвига Гумпловича, который разделял его расовую те­орию и концепцию государства. Свои взгляды он выразил в следующих работах: «Сущность и цель политики» (1893), «Социологическое познание» (1898), «Социология. Позитив­ное учение о человеческих взаимоотношениях» (1907). Од­нако наибольший интерес представляет его учение об инте­ресах, которое критиковал Альбион Смолл. Разделяя мнение Гумпловича о конфликтной природе социального процесса, Ратценхофер утверждал, что социальная жизнь основывает­ся на конфликте противоречивых интересов социальных групп и индивидов. Все многообразие человеческих интере­сов может быть сведено к пяти основным типам: прокреа-тивным (стимулирующим продолжение рода), физиологиче­ским (связанным с питанием), индивидуальным (связанным со стремлением к самоутверждению), социальным (родствен­ным и групповым) и трансцендентным (религиозным). Ос­новным законом социологии он считал «взаимозависимость всех вещей», а социология, по его мнению, должна быть «фи­лософской основой наук о человеческих взаимоотношениях и их существенном выражении, политике».1

Закат старого мира и социология

После окончания первой мировой войны многонациональ­ная империя распалась; 12 ноября 1918 года оставшаяся часть государства была провозглашена как «Республика Герман-

1 Ratzenhofer G. Die soziologischeErkenntnis. Leipzig. 1898.S. 6.

137

Социология: история и современность

екая Австрия». Выборы 1919 года дали такое распределение депутатских мест, что социалисты стали сильнейшей парти­ей: 72— социал-демократы, 60— христианские социалис­ты, 26— германские националисты, 3 — депутаты от мел­ких групп.

В 1920 году распределение мест выглядело уже иначе, и христианские социалисты со своими 79 местами стали са­мой сильной партией. Коалиция социал-демократов и хрис­тианских социалистов, возникшая в 1919 году, развалилась, и христианские социалисты правили сами, а в 1922 году, когда бундесканцлером стал Игнац Зейпель, линия правящей партии стала ярко выраженной антисоциалистической.

В социалистической партии Австрии в это время наибо­лее весомым стало левое крыло, частью из-за политики пра­вящей партии, частью из-за того, чтобы составить конкурен­цию коммунистам. Укрепление политических фронтов в последующем выразилось также в создании собственных от­рядов самообороны партий, союзов фронтовиков и отрядов обороны— правыми и республиканского шуцбунда— со­циалистами. Конфликт привел в 1927 году к пожару во Двор­це юстиции и большому числу убитых. Однако правитель­ство еще контролировало положение. Разочарованные отряды самообороны вместе с христианскими социалистами начали проводить откровенно фашистский курс. Напротив, на вы-борахнационал-социалистысобралидовольно мало голосов.

В1933 году бундесканцлер Долльфус воспрепятствовал новому созыву Национального совета, затем запретил наци­онал-социалистическую партию и распустил шуцбунд. В том же году был основан Отечественный фронт как союз всех сил, настроенных антисоциалистически и проавстрийски. Явно возросло влияние Муссолини и фашистских отрядов обороны, была разработана сословная конституция. Роспуск социалистической партии Австрии, убийство Долльфуса и устранение отрядов обороны Шушнигом в совокупности при-

138

Раздел III. Развитие социологии во Франции, Италии ...

вели к ослаблению антинацистских сил и укреплению пози­ции тех, кто ратовал за аншлюс, который и осуществился в 1938году.

Для развития социологии в Австрии характерно то, что по крайней мере при монархии гуманитарные науки были представлены весьма слабо. Историзм в живописи (Макарт) и изобразительном искусстве не имел в Австрии достойных упоминанию параллелей в науке, особенно если сравнивать с большим значением историзма для наук в Германии. По­добной точки зрения придерживался Альберт Шеффле; впро­чем, по своему происхождению он был швабом. Придержи­ваясь в политэкономии социалистической ориентации и будучи представителем исторической школы в политэконо­мии, он объединил в своей социологии гуманитарный и орга-низмический подходы.

В остальном же в австрийской социологии, равно как и в политэкономии, доминировали «позитивистский» и «рацио­налистический» подходы. Особое значение имел логический позитивизм, возникший под влиянием Эрнста Маха, и обо­снование теории познания как научной теории. Решающее влияние на общественные науки оказали естественные на­уки и их методы познания.

В период между войнами интеллектуальная жизнь в об­щественных науках в значительной степени определялась ав-стромарксизмом. Самую большую известность получили Макс Адлер, Карл Реннер, Рудольф Гильфердинг, Густав Эйнштейн, Отто Бауэр и Фридрих Адлер. Они, как писал позднее сам Отто Бауэр, «были объединены не столь особым политическим направлением, сколь особым характером сво­ей научной деятельности. Все они выросли в то время, когда такие люди, как Штаммер, Виндельбанд и Риккерт критико­вали марксизм с точки зрения философии. Поэтому они были вынуждены участвовать в спорах с представителями совре­менных им направлений философии. Там, где Маркс и Эн-

139

Социология: история и современность

гельс исходили из Гегеля, а позднейшие марксисты—из ма­териализма, австромарксисты должны были выработать от­ношение к так называемой австрийской политэкономической школе, и эти дебаты тоже повлияли на их метод и образ мыс­ли. Поскольку все они к тому же жили в Австрии, раздирае­мой национальными распрями, всем им пришлось научиться применять марксисткое понимание истории к очень слож­ным явлениям, что делало невозможным упрощенное и схе­матическое использование марксистского метода».1

Наряду с этим под влиянием господствующих социаль­но-политических течений возникло универсалистско-роман-тически или реформаторско-романтически окрашенное общественное мышление, которое выражалось частью в ду­ховно-культурных симпатиях к Германии (Отмар Шпанн и его универсализм), частью в католическом социальном уче­нии в сочетании с традициями Фогельзанга (Эрнст Карл Вин­тер, Август Мария Кнолль).

Таким образом, в общественно-научном мышлении Ав­стрии в период между войнами ясно отразились политиче­ские идеологии и укрепился возникший еще при монархии менталитет «лагеря», следствием чего (характеризующим со­циальную и общественно-научную мысль вплоть до сегод­няшнего дня) явилось представление о неизбежности его под­чинения некоему политическому направлению. Широкий спектр интеллектуальной жизни, характерный для последних десятилетий существования монархии, все больше сужался в рамках ограниченных возможностей нового государства.

Социология в Австрии

В 1906 году в Вене Макс Адлер, Рудольф Эйслер, Ру­дольф Гольдшейд, Вильгельм Йерусалем, Йозеф Редлих, ЬСарл Реннер и другие основали Социологическое общество. Осо­бую роль в социологии сыграли его члены Вильгельм Йеру-

1 Цит. по: Монсон П. Современная западная социология. С. 123—124.

140

Раздел III. Развитие социологии во Франции, Италии ...

салем и Макс Адлер. В.Иерусалем считал социологию ис­тинно гуманитарной наукой. В.Иерусалем (1854—1923) бьш философом, но обратился к социологии уже в зрелые годы, поскольку пришел к выводу, что само познание является со­циологической проблемой, ибо оно становится возможным лишь на определенной ступени общественной дифференци­ации, вызванной разделением труда. Индивидуальное мыш­ление и научное познание возникли вследствие процесса «интеллектуализации души». Вместе с французской социо­логией познания и этнологией Йерусалем исходит из разли­чия между мышлением примитивных обществ и современ­ным, в первую очередь научно-логическим мышлением.

Йерусалем усвоил уроки Дюркгейма и его социологии познания. Но в то же время как для Дюркгейма, прежде все­го в его ранних работах, речь идет о социальных фактах и структурах в их вещественности, так и для Йерусалема вме­сте с Шелером и немецким идеализмом из социальных фак­тов возникает нечто духовное. Поэтому социология представ­ляется ему основой гуманитарных наук, она обосновывает категории, которыми они оперируют. В этом отношении со­циология является «философией человеческого общества».

Он выделяет три ее аспекта:

Вкладом Йерусалема в социологию познания является по­нятие «социального сгущения», то есть взаимного подтверж­дения и поддержки знания и веры в человеческой группе. Оче­видность и логическая неизбежность научных суждений, даже формальной логики, основываются на общем и подтвержден­ном опыте как результате совместной духовной работы.

МаксАддер(1873—1937) «переложил» марксизм кактеорию социального опьггаспомощьюкритикипознания Канта. Осно­вой социологического познания Адлер считает «социальные

141

Социология: история и современность

априори», необходимые для мышления понятия и методы, лишь с помощью которых можно понять явления действительности. Они надсубъективны и априорно увязывают социальное созна­ние с социальным, ведут ктрансцендентальному обобществле­нию индивидуального сознания. Поэтому познание всегда со­циально, а «общество»—лишь соотвекл вующая историческая формаменталыюго обобществления. Социологам) Адлер пони­мает как каузальную науку об обобществленном человеке, а марксизм, с его точки зрения, это первая основополагающая попытка подобной общей социологии.

Для Отто Нейрата (1882—1945) марксизм так же пред­ставляется социологией, причем строго научной, немета­физической «физикалистской» социологией. Нейрат поддер­живал контакты с венским кружком неопозитивистов. Согласно Нейрату и Рудольфу Карнапу, физикализм являет­ся основой любой науки; оба исходят из принципа единства науки. Нейрат полагал, что его можно достичь с помощью «унифицированного языка», опирающегося на языки физи­ки и математики (точка зрения так называемого радикально­го физикализма). Эмпирическая социология занимается по­ведением групп людей, ее должны использовать в качестве общественной техники государственные деятели и органи­заторы, разумеется, в интересах масс.

Основанное на марксизме единство теории и практики было впервые успешно использовано в США Якобом Л .Мо­рено, основоположником социометрии. Уже во времена пер­вой мировой войны Морено разработал в Вене свой подход.

Еще один социолог, Пауль Лазарсфельд, стал в США од­ним из самых значительных представителей современных эмпирических социальных исследований. Однако основы это­го были заложены уже в Экономико-психологическом иссле­довательском центре в Вене, в проведенном вместе с Мари­ей Яхода и Гансом Цейзелем исследовании «Безработные в Мариетале» в период глубокого экономического кризиса.

142

Раздел III. Развитие социологии во Франции, Италии ...

Большое значение, которое придавалось юриспруденции в образовании и профессиональной деятельности в Австрии, привело к усиленной разработке социологических аспектов права (Антон Менгер, Ойген Эрлих, Карл Реннер). Для О.Эр-лиха основой права бьшо не государство, которое он считал принудительным господством, основанным на силе, а обще­ство, основанное на консенсусе своих взаимозависимых групп. Эрлих исходил из социологического понимания пра­ва, согласно которому оно изменяется в соответствии с об­щественными и экономическими изменениями, то есть пред­ставляет собой «живое» право. Это подразумевает, что юриспруденция должна быть индуктивной и сама является частью социологии.

Для социологии важна также роль политэкономической школы предельной полезности, венское направление которой основал Карл Менгер (1840—1921). Согласно теории пре­дельной полезности, ценность товаров определяется их «пре­дельной полезностью» на основе субъективных оценок че­ловеческих потребностей. Предельная полезность какого-либо блага обозначает ту пользу, которую приносит последняя еди­ница этого блага; причем последнее благо должно удовлет­ворять самые маловажные нужды. При этом редкость товара объявляется фактором стоимости. Субъективная стоимость— это личная оценка товара потребителем и продавцом; объек­тивная же ценность—это меновые пропорции, цены, кото­рые формируются в ходе конкуренции на рынке. По мере постепенного насыщения потребностей субъекта полезность вещи падает. Этот индивидуалистический подход к эконо­мике вызвал протест таких социологов, как Гумплович, а позднее Альфред Шюц, отвратив учеников Менгера от экст­ремистской позиции их учителя, и они сами обратились к социологической проблематике (Ойген фон Бём-Баверк, Фридрих фон Визер, Йозеф Шумпетер).

Карл Менгер в определенной степени предвосхитил

143

Социология: история и современность

современный функционализм в социологии—или, иными словами—теорию полезности в политэкономии. «Marginal utility theory» (теория предельной полезности) Леона Вальра-са, Уильяма Ст.Джевонса и Карла Менгера оказала заметное влияние на развитие современной социологии в Америке. В «Исследованиях методов общественных наук» Менгера уже вы­сказывается мнение, что социальные явления—это, с одной стороны, результат людских расчетов, но, с другой стороны —• «непредвиденные результаты устремлений, преследующих ин­дивидуальные интересы». Отсюда он выводит взаимообуслов­ленность социальных явлений, которые представляют функ­ции общества как органическое целое.

И Бём-Баверк, и Фридрих Визер постоянно указывали на обусловленность индивидуального экономического поведе­ния общественной властью. Визер высказывал критическое замечание, что суждения власти не учитываются учеными, хотя люди находятся под «законом власти». На представле­ния Визера об обществе сильное влияние оказала теория эли­ты Моска, но можно заметить также влияние Гумпловича. Влияние Гумпловича также чувствуется в работе Йозефа Шумпетера «Социальные классы в этнически однородной среде». В отношении этих политэкономов, столь напоминав­ших социологов, можно говорить о «контр-социологии», по­скольку их исходным пунктом является индивидуализм.

Отмар Шпанн (1878—1950) представлял политэкономию и учение об обществе, пронизанное романтикой и направ­ленное против индивидуализма, эмпиризма и материализма. В универсализме, учении о целостности, должен заключать­ся фундаментальный метод, применимый для всех обществен­ных и гуманитарных наук, как альтернатива господствующим мнениям. Шпанн воплощал интеллектуальные устремления буржуазно-католической группы, которая склонялась к по­литическому католицизму и идее сословного государства.

Другая группа сильнее склонялась к левому католициз-

144

Раздел III. Развитие социологии во Франции, Италии ...

му. Ее интеллектуальными представителями были Эрнст Карл Винтер (1895—1959) и Август Мария Кнолль (1900—1963). Винтер был также основателем «Австрийской акции» 1927— 1933 гг., которая выступала за социальную реформу и вовле­чение рабочего класса в государство. Однако он не просто заменил социологию католическим социальным учением, а отстаивал методологический дуализм теологии и социоло­гии. Его вклад в социологию заключался в выделении соци-Ьльных аспектов в схоластике, в учении Платона об идеях и т.п. В первое время после окончания второй мировой вой­ны Винтер и Кнолль господствовали в австрийской социо­логии, или, иными словами, это было все, что осталось от социологии в Австрии после национал-социализма и войны.

РАЗДЕЛ IV. РАЗВИТИЕ СОЦИОЛОГИИ В ГЕРМАНИИ

1. История и социальные науки об обществе в Германии

Исторические условия

Основной чертой, полностью определявшей ситуацию того пространства, которое мы привыкли именовать Герма­нией, в отличие от ситуации в Англии и Франции, было по­зднее развитие германского национального государства. Пос­ле окончания господства Гогенштауфенов многочисленные мелкие курфюршества и герцогства, рыцарские владения и вольные города стали независимыми; они избирали кого-либо из своей среды, кто после посвящения папой становился им­ператором Священной Римской империи. По традиции зва­ние императоров доставалось представителям дома Габсбур­гов, который поэтому занимал в империи особое положение. Пруссия, первоначально герцогство на Балтийском море, в 1618 году отошла княжеству Гогенцоллернов Бранденбург. Со временем «Пруссией» стали именоваться все владения Гогенцоллернов. Со времен «великого курфгоста» в XVII веке значение Пруссии сильно возросло, а Гогенцоллерны стали союзниками Габсбургов.

Территориальные властители в Священной Римской им­перии германской нации упорно противились всякому объе­динению и централизации, следствием чего, в сравнении с Западной Европой, явилась замедленность экономического и политического развития и культурный провинциализм мел­ких государств. Священная Римская империя пала в 1806 году под натиском Наполеона. В1815 году, как результат Венско­го конгресса, появился Германский союз из 39 суверенных государств, в котором главенствовала Австрия.

146

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   36


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации