Семинар - Государство и право Древнего Востока - файл n1.doc

Семинар - Государство и право Древнего Востока
скачать (141.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc142kb.06.11.2012 21:18скачать

n1.doc

1. Исторические условия возникновения и особенности общественного строя древневосточного государства
Возникновение первых государств на Древнем Востоке объясняется благоприятным сочетанием географических и климатических условий. Историки обратили внимание, что первые ранние цивилизации возникли в долинах крупных рек.
Это объясняется тем, что в этих регионах существовала возможность вести орошаемые ирригационное земледелие. Это земледелие требовало строительства специальных сооружений, что и объясняет необходимость объединения усилий нескольких общин, а также централизованную организацию этих работ.
Государства на Древнем Востоке возникли при низком уровне развития средств производства. Это предопределило следующие особенности общественного строя древневосточных государств:
На Востоке частнособственнические отношения, отношения частного товарного производства, ориентированного на рынок, не занимали значительного места.
Это в свою очередь сказалось на застойном характере восточных социальных структур, на отсутствии на Востоке условий для развития тех политических и правовых институтов. Одной из основных социальных форм, играющих решающую роль в эволюции древневосточных обществ, была сельская община. Самодовлеющая сельская община, упрочению позиций которой способствовали коллективные усилия ее членов по созданию ирригационных сооружений, оказывала огромное влияние на замедление процессов классообразования, формы земельной собственности и способы эксплуатации в древневосточных обществах. Получение с общинников ренты-налога.


На Древнем Востоке рабство носило патриархальный характер, то есть труд рабов в основном использовался в домашнем хозяйстве и ремесле. Основной производительной силой выступали не рабы, а община. В ходе дискуссии 60-70 гг. XX в. большинство историков пришли к выводу, что на Древнем Востоке существовал особый способ производства – азиатский.

«Чем больше продукты общины принимают товарную форму, т. е. чем меньшая часть их производится для собственного потребления производителя и чем большая для целей обмена, чем больше обмен вытесняет и внутри общины первоначальное, стихийно сложившееся разделение труда, — тем более неравным становится также имущественное положение отдельных членов общины, тем глубже подрывается старое общинное землевладение, тем быстрее община идет навстречу своему разложению, превращаясь в деревню мелких собственников-крестьян». Имущественное неравенство приводит к тому, что обедневшие члены сельских общин попадают в долговую кабалу к богатым. Должники, оказавшиеся несостоятельными, принуждены отрабатывать свой долг личным трудом, что часто приводит к фактическому порабощению этих бедняков. Имущественному расслоению способствуют войны — источник рабства. Так возникает первое деление общества на классы, на класс рабовладельцев и класс рабов. Однако рабовладение развивается на древнем Востоке крайне медленно, не выходя за рамки древнейшего, примитивного, в значительной степени домашнего рабства. Именно этим развитие рабства на Востоке отличается от более быстрого и полного расцвета рабства в античных обществах Греции и Рима. Пережитки общинного строя продолжали существовать в древнем Египте вплоть до эллинистической эпохи, а в древней Индии и значительно позднее.
Другой чертой азиатского способа производства являлось господство не частной, а государственной храмовой и общинной собственности.
Древневосточные общества характеризовались сложной социальной структурой, в которой важнейшую роль играло жречество. Эта категория населения пользовалась не только идеологическим, но и огр. экономическим и политическим влиянием. Это объяснялось тем, храмы были собственниками огр. имуществ. Кроме того, орошаемое земледелие требовало специальных знаний (в геометрии, архитектуре), носителями которых были жрецы. Царско-храмовые хозяйства, создаваемые главным образом за счет присвоения общинных земель. Отсутствовала четкость социально-классовых границ, например, существовали различные категории зависимого населения. Главной отличительной черты древневосточных обществ - их традиционность. Это подтверждает то обстоятельство, что освященные незыблемыми идейно-религиозными установками основы социальной структуры. Специфические черты древнеиндийского общества были связаны с жестким сословным делением на четыре варны (брахманов, кшатриев, вайшиев и шудр), с присущей ему особой общинной организацией, отличающейся высокой степенью замкнутости и автономности. Отношения рабовладения здесь тесно переплетались с сословно-варновыми, кастовыми.


Эти особенности общественного строя и предопределили своеобразную форму государственного устройства.

2.Деспотия, как основная форма правления древневосточных государств. Механизм государства.
Понятие "восточная деспотия" характеризовалось рядом признаков. Это - монархическая форма правления с неограниченной властью наследственного, обожествляемого монарха, выступающего единоличным законодателем и высшим судьей; централизованное государство, с жестким тоталитарным режимом, с всеохватывающим надзором за бесправными подданными разветвленного, подчиненного деспоту административного аппарата. При этом перечеркивалось действительное многообразие политических структур древневосточных цивилизаций, их последующей эволюции.

Формализованное понятие "восточная деспотия", обладающее вышеперечисленными признаками, с определенными основаниями можно отнести к централизованной империи Древнего Китая и царствам Древнего Египта. В Китае, например, император обожествлялся, существовал особый культ императора - "сына неба". Высшая законодательная власть была одним из важных признаков его широких полномочий. Рано сложился здесь и централизованный многоступенчатый бюрократический аппарат, возглавляемый самим правителем. Все имперские чиновники, независимо от рангов и занимаемых постов, были поставлены под строгий контроль центральных властей.

Но во многих древневосточных государствах власть верховных правителей ограничивалась советом знати или народным собранием, или самоуправляющимися большесемейными городскими общинами и пр.

Древневосточным обществам были известны также и республиканские государственные формы, в которых значительную роль играли традиции примитивной племенной демократии, например республики в городах-государствах - Финикии, Месопотамии. Не отличались некоторые восточные государства и полным набором вышеперечисленных формальных характеристик "восточной деспотии".

Правители Древней Индии, например, не располагали неограниченными законодательными полномочиями. Даже в крупном, относительно централизованном государстве Маурьев (IV-II вв. до н.э.) большое значение имели коллегиальные органы государственной власти, такие как совещательный орган при царе - раджа-сабха и совет сановников - мантрипаришад. Одной из наиболее ярких особенностей империи Маурьев было включение в нее полуавтономных республиканских государственных образований - ган и сангх.

В своем политическом развитии страны Древнего Востока прошли в целом общий путь - от небольших племенных образований, номовых городов-государств к гегемониям-царствам, а затем к относительно централизованным империям, как правило, полиэтническим, создаваемым за счет завоевания и аннексий своих соседей.

Но в Индии, в отличие от Китая, раздробленность была правилом, а централизованное государство - исключением. В Месопотамии царскую власть можно считать наследственной с оговорками. При передаче власти одному из сыновей правителя решающее слово принадлежало жрецам-оракулам. Не был царь и высшей судебной инстанцией. Здесь, как и в Индии, почти на всех этапах развития сохранялось определенное самоуправление общин. Органы общинного самоуправления несли главную тяжесть забот о благосостоянии общины, о своевременной выплате ренты-налога в казну и об организации общественных работ.

Вместе с тем нельзя отрицать, что в древневосточных цивилизациях в религиозном массовом сознании существовало особое мистическое отношение к власти, царственности, правителю.

Признание высшего, божественного авторитета, органически вытекающего из сущего миропорядка, а, следовательно, и неограниченных деспотических полномочий правителя, было основополагающим элементом восточной духовной культуры, религиозной идеологии, определяющим в значительной мере различные стороны жизнедеятельности древневосточных обществ. С учетом этих обстоятельств следует различать понятие "восточная деспотия" в культурно-цивилизационном, социально-историческом и формально-юридическом смыслах.

Выступая как и всякое другое государство орудием социально-классового господства, древневосточное монархическое государство было призвано вместе с тем выполнять функции, связанные с координацией разрозненного общинного производства, с обеспечением насущных условий его развития. При отсутствии или слабом развитии рыночных отношений государство с его административно-командным аппаратом выполняло особые контрольно-регулирующие функции, что и обеспечивало исключительное место и значение управляющей верхушки в восточном обществе.

Но не меньшее значение имела деятельность властных структур, государства по поддержанию религиозно-культурного единства древневосточных обществ, обеспечиваемого на основе сохранения их самобытных, фундаментальных ценностей. Значение целенаправленной консервации, укрепления религиозной идеологии в древневосточных обществах также определялось в значительной мере слабостью экономических связей, почти полным отсутствием рыночных отношений при натуральном характере общинного производства. Религиозная идеология, играющая важную роль в поддержании единства того или иного восточного общества, строилась на основе различных морально-этических, религиозных ценностей, но неизменно отводила особое место "связующему единству" - правителю.

Так, например, еще в древнем царстве (III тысячелетие до н.э.) египетским фараонам стал присваиваться священный титул "сына бога Солнца", вырабатывается особо торжественный ритуал их погребения. Как символ величия фараонов строились знаменитые пирамиды, которые подавляли воображение людей, внушали им священный страх и почтение перед троном. В Древнем Египте значительный сектор хозяйственной деятельности государственных чиновников, жрецов был так или иначе связан с заупокойной службой вокруг гробниц фараонов. "Ты Ра (бог Солнца), твой образ - его образ, ты небожитель" говорилось о юном Тутанхамоне в одном из древних египетских папирусов. Египетский царь - хранитель жизни на земле, без него невозможна жизнь и в загробном мире. Отдавая силы на возведение величественных гробниц фараонов, египтяне заботились и о собственном посмертном существовании.

Особое значение имела идеологическая функция в деспотическом Китае. Здесь государство на протяжении веков формировало унифицированное мировоззрение, прославляя правителя-деспота, поддерживало миф о божественном происхождении императора - "сына неба".

И в Древней Индии, и в Древнем Вавилоне, несмотря на их исторические особенности, цари также неизменно возвеличивались. Их имена ставились рядом с именами богов. В Вавилоне царь предстает человеком, который, однако, в силу своей избранности богами наделен божественной царственностью, возвышающей его над людьми.

В массовом сознании правители наделялись всесильными, деспотическими полномочиями не только в силу божественного характера своей власти - царственности, но и в силу отводимой им единоличной роли в поддержании безопасности, правосудия, социальной справедливости в обществе. Устойчивость патриархально-общинных отношений, на базе которых развивались ранние государственные деспотические режимы, формировала в общественном сознании образ правителя-отца, защитника слабых и обездоленных. Например, конфуцианство - господствующая идеология Древнего Китая - прямо переносило строй большой патриархальной семьи на все китайское общество, во главе которого стоял император.

Индусская политико-религиозная концепция богоугодного царя (девараджи) предписывала ему выполнение особой дхармы (обязанностей). Одна из главных обязанностей - охрана подданных. "Все, что ни делает царь, - правильно. Таков признанный закон", - написано в Нараде, одном из религиозно-правовых трактатов Древней Индии. "Ведь ему вверена дхарма мира, а он охраняет его, основываясь на могуществе и милости ко всем живущим". Царю вверялось также осуществление правосудия с помощью опытных брахманов. Он, опекун всех малолетних и вдов, должен был возглавлять борьбу со стихийными бедствиями, голодом. Важной функцией царей, согласно древнему политическому трактату Индии - Артхашастре, была организация общественных работ, строительство ирригационных сооружений.

Эти представления о благих деяниях правителей должны были поддерживаться их общесоциально-значимой деятельностью, которая была особенно присуща, например, Древнему Вавилону (это и практика царских приказов "мишарум", освобождающих бедняков от долгов, и нормы права, ограничивающие долговое рабство трехгодичным сроком, и установленные проценты ростовщического займа и пр.). Характерно также, что усиление деспотических черт древневосточного государства происходит часто в процессе борьбы не с народом, а со знатью, с аристократическими и жреческими кругами, сепаратизмом. Усиление властных полномочий восточных правителей часто сопровождалось не столько произволом, сколько активным правотворчеством, созданием писаных правовых судебников, кодексов (Судебник Хаммурапи в XVIII в. до н.э. в Вавилоне и др.).


Право Древнего Востока неразрывно связано с религией и религиозной моралью. Правовая норма здесь, за редким исключением, имела религиозное обоснование. Правонарушение - это одновременное нарушение нормы религии и морали.

Основным источником права древневосточных государств на протяжении веков оставались обычаи, которые, являясь продуктом общинного творчества, в течение длительного времени не записывались, а сохранялись в устной традиции и памяти соплеменников. Ссылки на древних мудрецов, обладающих священным авторитетом, хранителей обычаев, можно найти почти во всех памятниках древневосточного права, в чем сказался его традиционный характер. Нормы права опирались на установившиеся образцы поведения, сложившиеся в прошлом, ориентировались на них. Обычай, наполняемый новым социальным содержанием, санкционированный государством, оставался главным источником права и тогда, когда появились письменные судебники, брахманские компиляции и пр.

Первые памятники права в основном закрепляли наиболее распространенные обычаи, установившуюся судебную практику. С этим связаны их неполнота, неразработанность ряда институтов и норм, их казуистический характер, ибо правовая норма фиксировалась не в абстрактной форме, а в виде конкретного случая. В правовых системах, которые формировались в медленно эволюционирующих древневосточных обществах, нашли отражение нормы старого родового строя, например, предусматривающие коллективную ответственность членов семьи или даже всех членов соседской общины за проступки, совершенные одним из них, кровную месть, самосуд, талион. На примере таких универсальных обычаев, как кровная месть и талион, в которых нашел отражение принцип равного воздаяния родового строя (око за око, зуб за зуб), по памятникам древневосточного права можно проследить, как эти старые обычаи наполнялись новым содержанием. Появление имущественных, сословных, профессиональных и других различий привело к прямому извращению в нормах древневосточного права идеи первобытнообщинного строя о равном воздаянии. Эти нормы стали исходить из того, что цена крови знатного, богатого выше цены крови бедного, незнатного.

Общие традиционные черты древневосточного права определялись в значительной мере длительным существованием в странах Древнего Востока таких социальных форм, как община, большая патриархальная семья. Во всех нормах древневосточного брачно-семейного и наследственного права прослеживаются, например, такие традиционные черты, как подчиненное, приниженное положение женщин, детей в патриархальной семье, неравенство наследственных прав женщин с мужчинами и пр.

В древневосточном праве нельзя обнаружить представления об отраслях права, о четких отличиях преступлений от частных правонарушений. На первый взгляд, правовые документы Древнего Востока изложены не только бессистемно, но и без какой бы то ни было внутренней логики. Но внутренняя логика изложения норм в этих правовых памятниках присутствует. Она определяется или религиозными концепциями о тяжести, греховности того или иного поведения человека в Древнем Вавилоне и в Древнем Китае или религиозной концепцией мироздания, сословно-варнового деления в Древней Индии.

Говоря об общих элементах правовых систем стран Древнего Востока, нельзя не видеть и специфических черт их правовых принципов, институтов и норм, связанных с особенностями духовной культуры, религии, той или иной системы ценностей.

Так, в Древнем Египте, стране "поголовного рабства", в условиях засилия административно-командного царского аппарата, с его гипертрофированными контрольно-регулирующими функциями, не было создано условий даже для общих представлений о правоспособности, правовом статусе личности.

В древнем конфуцианском Китае и религия, и право изначально отвергали идею равенства людей, исходили из признания различий между членами китайского общества в зависимости от пола, возраста, места в системе родственных отношений и социальной иерархии. Здесь исключалось создание предпосылок не только для развития гражданского общества, частной собственности, субъективных прав и свобод, но и частного права как такового. Китайское традиционное право - это прежде всего уголовное право, включающее нормы брачно-семейного, гражданского права, нарушение которых влекло за собой уголовное наказание.
На формирование права оказали влияние и философские учения древних.

Примером может быть Древний Китай, где господствовало два течения,

оказывающих большое влияние на развитие права: конфуцианство и школа

легистов. Философское учение конфуцианства признавало преобладающее

значение норм морали над правовыми, отождествляя право с уголовным законом.

Легисты напротив, придавая большое значение правовым нормам, пытались

распространить их действие на все случаи жизни. Они проповедовали равенство

всех перед законом, неотвратимость наказания для всех лиц, выдвигали идею

сильного государства. Одним из ведущих представителей этой школы Ли Куем

была написана «Книга законов», посвященная различным преступлениям и

наказаниям.

В отличие от Китая, где теология как таковая не играла существенной роли (конфуцианство лишь условно можно назвать религией, это скорее этико-политическое учение), индийская цивилизация имеет ярко выраженный религиозный характер. Все стороны жизни в древнеиндийском обществе регулировались строжайше разработанными этико-кастовыми нормами, традиционными правилами поведения, различными для разных социальных групп и ашрам (стадия жизни человека), выполнение которых приносило религиозную заслугу, нарушение же вело к религиозной и социальной деградации. В древнеиндийском обществе особую ценность в связи с этим имел ученый брахман, выполняющий функции воспитания людей в духе неукоснительного следования дхарме, правилам поведения религиозного индуса, кастовым нормам и ритуалу. Этим во многом объясняется как специфика источников права в Древней Индии, среди которых особое место занимали брахманские поучительные произведения - дхармашастры, так и другие особенности традиционного права индусов, пережившего века.

Сравнительный анализ Судебника Хаммурапи и Законов Ману

А) При составлении сборника Хаммурапи в его основу были положены старое обычное право, шумерийские судебники, новое законодательство.

Первое упоминание о законах Ману относится к 9-му веку до н.э. Современным исследователям законы Ману известны лишь в списках 3-го века до н.э. Объем - 12 глав, 2685 стихов (стих на санскрите - шлока).

Б) Текст распадается на три части. Первой частью является обширное введение, в котором Хаммурапи объявляет, что боги передали ему царство для того, «чтобы сильный не притеснял слабого». Затем следует перечисление благодеяний, которые были оказаны Хаммурапи городам своего государства. После введения размещены статьи законов, которые в свою очередь заканчиваются обстоятельным заключением. Всего памятник насчитывает 282 статьи.

В) Законы Хаммурапи несовершенны с точки зрения их полноты и по своей категоричности, они не предусматривают разнообразных явлений жизни. Тексты составлены в основном в казуистической форме. Нет общих принципов, системы в изложении, хотя известная логика присутствует. Но все представленные случаи разбираются с большой обстоятельностью. Законы Хаммурапи, в отличие от других восточных кодификаций, не содержат религиозного и морализующего элементов.

Своим законодательством Хаммурапи пытался закрепить общественный строй государства, господствующей силой в котором должны были стать мелкие и средние рабовладельцы. Это первый известный сборник законов, освящавший рабовладельческий строй, частную собственность. Законы содержат пережитки родового строя, что проявляется в суровости наказания, сохранении принципа талиона, применении ордалия.
Часто данный памятник именуется “Откровения царевича Ману”. Из такого названия очевидно прослеживается глубинная связь права и религии, особенно характерная для древнеиндийского общества.

Законам Ману принадлежит особое место среди дхармашастр. Законы Ману закрепляли рабство и др. формы эксплуатации. Собственно праву посвящены главным образом VIII и IX главы. Делается попытка систематизировать нормы права, при этом смешиваются частные правонарушения и преступления.
На первый план в законах Ману выступает сословно-варновое деление общества (брахманы, кшатрии, вайшии, шудры + неприкасаемые).
В законах Ману прослеживается определенная логика изложения материала, но нет еще выделения отдельных отраслей права, норму права нельзя отделить от религиозной и моральной нормы. Указывается наследственно-профессиональный характер варн.

Юридическое закрепление социальной структуры в СХ и ЗМ
А) Законы Хаммурапи исходили из того, что люди не одинаковы по своим юридическим возможностям, по своим правам и обязанностям по отношению к государству и друг к другу. В праве или подразумевалось такое различие, или они специально закреплялось по тому или другому поводу – правовой строй общества был сословным. Хотя, конечно, жестких граней между категориями людей не было, и не все они – в большей, меньшей или совсем малой степени – обладали правоспособностью как в области имущественных, так и личных прав. Как всякое рабовладельческое государство, Древний Вавилон знал деление общества, прежде всего на свободных и рабов.
Вполне полноправной личностью с точки зрения права (субъектом права) считался самостоятельный мужчина - хозяин, глава патриархального семейства. Он мог принадлежать к категории свободных общинников, быть собственником выделенной общинной земли, обладать всеми подразумеваемыми правами в отношении имущества, семейных отношений – такого законы называют авилум.
Термин “авилум” имеет как общее (всякий человек), так и специальное, сословное значение. Законы Хаммурапи исходят из разделения всего населения, охваченного их нормами, на три сословия: авилумов, мушкенумов и вардумов.
Первое и высшее из них охватывает членов «общин» (дословно «поселений»). Общины пользовались самоуправлением, а члены их имели право на участки общинной земли. Общинный характер землевладения выражался не в том, что община контролировала распределение и передачу этих участков, а в том, что владение ими было неразрывно связано с членством в соответствующей общине. Цари не вмешивались во внутреннюю жизнь общин и в землевладельческие отношения общинников. Хаммурапи даже специально следил, чтобы его чиновники не покушались на огосударствление наделов «авилумов», однако, собирали с общин различные налоги.
Мушкенум — это человек, порвавший связь с общиной (или никогда ее не имевший) и принявший государственное обеспечение под условием службы (повинности). В эту категорию одинаково входили дослужившийся до высших чинов вельможа и сидящий на царской земле полукрепостной земледелец, лишь бы они не имели иного обеспечения, кроме государственного, выданного им под условием службы (независимо от размеров этого обеспечения).

Социально мушкенумы считались менее значимы, чем авилумы: их достоинство и неприкосновенность расцениваются в Законных Хаммурапи существенно дешевле. Однако имущество мушкенумов охраняется, наоборот, строже: «Если человек украл либо вола, либо овцу, либо осла, либо свинью, либо же лодку, то, если это принадлежит богу или дворцу, он должен заплатить в тридцатикратном размере, а если это принадлежит мушкенуму, он должен возместить в десятикратном размере. Если вор не имеет чем платить, он должен быть убит»
Третье сословие - вардумы («рабы») составляли люди, имевшие хозяев - лиц, правомочных произвольно распоряжаться их временем и рабочей силой, а по-видимому, и жизнью (невольно причиненная смерть или умышленное телесное повреждение раба расценивались не как покушение на человека, но лишь как порча или уничтожение чужой собственности и, соответственно, требовали лишь имущественного возмещения.) В самом низу социальной лестницы стояли рабы. Рабство было патриархальным либо дворцовым. Рабы составляли низший общественный слой. Кроме военнопленных и покупных рабов, значительная часть этого класса состояла из порабощенных и ставших бесправными свободных (например, преступники и несостоятельные должники). Рабы рассматривались законом как вещь, находящаяся в полной собственности хозяина. Право собственности на рабов переходило в семье из поколения в поколение. Для обозначения рабского состояния на рабов налагались особые знаки, вырезаемые или выжигаемые на теле. Но такое клеймение ограничивало владельческие права господина, который лишался возможности продать раба или отдать его в обмен на другого.
Статус раба носил наследственный характер (исключая детей раба от и свободной). «Авилумы» по закону могли становиться рабами только на время. Положение рабов государственных учреждений и мушкенумов регулировалось государством и было, привилегированным (они могли иметь семью); в отношения «авилумов» со своими рабами государство не вмешивалось.
Подавляющее большинство рабов являлось домашними рабами. Отдача рабов в найм, судя по документам, практиковалась крайне редко. Раб царя или «царского человека», взявший в жены свободную, мог иметь собственную недвижимость, по его смерти, впрочем, отходившую к господину.

Не ограничивалась власть господина над рабом. Лишь некоторые категории рабов, составлявших меньшинство, пользовались защитой закона. Это рабыни, имевшие детей от своих владельцев. Такие дети считались свободными. Закабаленные за долги не могли находиться в рабском состоянии более трех лет. Казенному рабу или рабу-вольноотпущеннику позволялось жениться на свободной, дети от такого брака были свободные.
Допускалось отпущение раба на волю, при этом происходила особая церемония- очищение его лба, т.е. удаления знака его рабского состояния.
Еще одну категорию населения составляли войны – редум, баирум. За свою воинскую службу царю они наделялись землей, где вели сельское хозяйство, на определённых условиях. Закон обязывал воинов строго выполнять главное условие - нести службу: если воин отказывался идти в поход, его ждала казнь. Надел мог быть унаследован в семье, если был сын, пусть даже пока малолетний, который сможет в впоследствии служить. В случае плена и даже долгого отсутствия права воина на надел сохранились. Имущество и надел, данные воину на праве иклу, нельзя было продавать, да и любые денежные сделки с ними вообще считались не действительными. Однако если воин сам бросил надел и по своей воле отсутствовал более 3 лет, он не мог претендовать на возврат имущества. Законы защищали воинов от злоупотреблений низших воинских начальников, которых ждала смерть за попытки присвоить надел или подарок царя.


ЗМ Законы Ману, дают описание индийских варн. Первые варны были привилегированными: брахманы -варна, в которую вошли знатные жреческие роды, и кшатрии - варна, в которую вошла военная знать. Этим двум варнам противостояла основная масса свободных общинников, составлявшая третью варну - вайшьев. Участившиеся войны и усиление имущественного и общественного неравенства привели к появлению большого количества людей, не являвшихся членами общин. Этих людей называли шудрами. Если чужаки и принимались в общину, то равных со свободными общинниками прав не получали. Они не допускались к решению общественных дел, не участвовали в племенном собрании; они не проходили обряда посвящения - "второго рождения", на которое имели право только свободные члены общины, называвшиеся "дважды рожденными". Шудры, составлявшие четвертую, низшую варну, являлись "единожды рожденными".
С окончательным оформлением рабовладельческого государства деление всех свободных на четыре варны было объявлено извечно существующим порядком и освящено религией. По наиболее распространенной богословской версии, бог Брахма - творец всего существующего - сотворил брахманов из своих уст, кшатриев - из рук, вайшьев -из бедер и шудр - из ступней. Для каждой варны была сформулирована своя дхарма, т.е. закон образа жизни, определяющий морально-нравственные представления, нормы поведения.
Древнеиндийское государство возникло как рабовладельческое, тем не менее в праве отсутствует отчетливое противопоставление свободных и рабов. Касты заслоняют собой классы. Рабский труд в решающих отраслях экономики Древней Индии значительной роли не играл.
Законы Ману выделяли семь источников рабства: военный плен, рождение в рабстве, раб подаренный, купленный, полученный по наследству, раб в силу наказания и раб за содержание (видимо, самопродажа). •
Рабов продавали, уплачивая при этом пошлину в 20-25% от стоимости, сдавали в наем, закладывали и т.д. Потомство рабыни считалось собственностью хозяина.
Существенной особенностью древнеиндийского рабства было наличие государственного законодательства, направленного на ограничение произвола хозяина по отношению к рабам. Например, запрещалось продавать детей-рабов без родителей; хозяин при использовании труда раба обязан был учитывать его кастовое положение.
Индийские рабы могли иметь семьи, собственность, право на наследование, право собственности на получаемые дары. Свободный, становясь рабом, не терял своих семейных, родовых и кастовых связей.
Особенностью древнеиндийского рабства является его неразвитость. Наряду с рабовладельческими отношениями продолжали сохраняться значительные пережитки первобытнообщинного строя.
В дхармашастрах в одних случаях проводятся различия между рабами и шудрами, между рабами и лицами, находящимися в

услужении, в других эти различия отсутствуют. Слово "даса" в

Законах Ману (X, 32) одновременно обозначает и раба, и лицо,

находящееся в услужении. Связано это было с тем, что рабство в

Древней Индии было одной из форм зависимости, но далеко не

единственной. Здесь широко были представлены многочисленные

переходные социальные формы, промежуточные социальные состояния (от свободных, но неполноправных беднейших слоев населения рабам).
Наиболее характерная общая черта, отличающая раба от других эксплуатируемых, - это отсутствие права на свою личность: он был вещью в образе человека, полностью находящейся во власти другого. В Древней Индии так же, как и в античных странах, считалось само собой разумеющимся право хозяина распоряжаться жизнью и смертью раба.
Правовое регулирование имущественных отношений
А) Во времена правления Хаммурапи частная собственность достигла высокого уровня развития. В Вавилоне существовали различные виды земельной собственности: были земли царские, храмовые, общинные, частные. И царским и храмовым хозяйством управлял царь, и это был важнейший источник дохода. Царская земля раздавалась в пользование издольщикам. Значение царского хозяйства было велико в области торговли и обмена. Государственная земля распределялась на правах условного держания. Знать могла сдавать ее в аренду небольшими участками. Почти также использовали землю территориальные общины, основная часть их земли делилась на наделы с примерно одинаковой доходностью.
Б) Царствование Хаммурапи отмечено интенсивным развитием частной собственности на землю, чему в немалой степени способствовало расширение сети каналов. Частное землевладение было различным по своему объему. Земли могли свободно продаваться, сдаваться в аренду, передаваться по наследству, о каких-либо ограничениях со стороны общины источники не упоминают.

Особый правовой режим существовал в отношении имущества воинов (имущество «илку»). Имущество Илку было изъято из оборота. В соответствии со статьей 40 кодекса Хаммурапи устанавливалось два исключения: его можно было продавать, во-первых, тамкарам; во-вторых, другим покупателям с тем, что покупатель принимает на себя уплату в казну сборов.
В период создания законов Ману в Индии уже хорошо понимали разницу между собственностью и владением. При этом охране частной собственности уделялось значительное внимание. Законы указывают семь возможных способов возникновения права собственности: наследование, получение в виде дара или находка, покупка, завоевание, ростовщичество, исполнение работы, а также получение милостыни. Древней Индии был известен и такой способ приобретения права собственности, как давность владения (10 лет). При этом подчеркивалось, что только при законном подтверждении человек из владельца превращался в собственника. Приобретать вещь можно было только у собственника. Запрещалось доказывать право собственности ссылкой на добросовестное владение.

Среди основных видов собственности законы называют землю. Земельный фонд страны составляли земли царские, общинные, частных лиц. В законах Ману говорится, что если царь взимает налоги, не охраняя подданных, то он немедленно идет в ад. За незаконное присвоение чужой собственности накладывался большой штраф, а присвоившего чужую землю объявляли вором.

Вмешиваться в дела собственника запрещалось. Лишь сам собственник земли решал вопрос о своей земле, которую он мог продать, подарить, заложить, сдать в аренду. Законы Ману охраняют и движимое имущество. Наиболее значительным из него были рабы, скот, инвентарь.

В законах Ману упоминается о рассмотрении судебных споров о границах между общинами, об общинных колодцах, каналах.
В) В законах Хаммурапи имеется ряд статей, регулировавших аренду земли, которая играла, очевидно, большую роль в земельных отношениях того времени. Аренда была краткосрочной (на один или два года). Законодательство, определяющее отношения между хозяином земли и арендатором, способствовало развитию хозяйства. Если арендатор не обрабатывал взятую землю, то он должен был уплатить хозяину поля исходя из объема урожая, выращенного соседями.

Кроме аренды поля, сада, законы Хаммурапи упоминают о различных видах имущественного найма помещения, домашних животных, судов, повозок, рабов. Законы устанавливали не только плату за наем вещей, но и ответственность в случае потери или гибели нанятого имущества. Был широко распространен договор личного найма. Кроме сельскохозяйственных рабочих, нанимали врачей, ветеринаров, строителей. Довольно подробно законы Хаммурапи регулировали договор займа. Характерной чертой законодательства в этом вопросе является стремление оградить должника от кредитора и предотвратить долговое рабство.

В условиях существования частной собственности как на движимое, так и на недвижимое имущество большое развитие получил договор купли-продажи. Продажа наиболее ценных предметов (земли, построек, рабов, скота) осуществлялась в письменной форме (на глиняных табличках) при свидетелях. Кроме названных законодательство Хаммурапи знает договоры хранения (поклажи), товарищества, мены, поручения. Законы Хаммурапи предусматривают обязательства из причинения вреда.


В период создания законов Ману в Индии уже хорошо понимали разницу между собственностью и владением. При этом охране частной собственности уделялось значительное внимание. Законы указывают семь возможных способов возникновения права собственности: наследование, получение в виде дара или находка, покупка, завоевание, ростовщичество, исполнение работы, а также получение милостыни. Древней Индии был известен и такой способ приобретения права собственности, как давность владения (10 лет). При этом подчеркивалось, что только при законном подтверждении человек из владельца превращался в собственника. Приобретать вещь можно было только у собственника. Запрещалось доказывать право собственности ссылкой на добросовестное владение.

Среди основных видов собственности законы называют землю. Земельный фонд страны составляли земли царские, общинные, частных лиц. В законах Ману говорится, что если царь взимает налоги, не охраняя подданных, то он немедленно идет в ад. За незаконное присвоение чужой собственности накладывался большой штраф, а присвоившего чужую землю объявляли вором.

Вмешиваться в дела собственника запрещалось. Лишь сам собственник земли решал вопрос о своей земле, которую он мог продать, подарить, заложить, сдать в аренду. Законы Ману охраняют и движимое имущество. Наиболее значительным из него были рабы, скот, инвентарь.

В законах Ману упоминается о рассмотрении судебных споров о границах между общинами, об общинных колодцах, каналах.

Обязательства. Обязательственные отношения получили в законах Ману довольно тщательную разработку. В основном в законах говорится об обязательствах из договоров. Наиболее подробно описывается один из древнейших договоров — договор займа. Закон твердо устанавливает нерушимость и преемственность долговых обязательств. Если должник не мог уплатить долг в срок, он должен был его отработать. При этом кредитор, принадлежавший к низшей касте, не мог заставить отрабатывать долг должника, принадлежащего к высшей касте. Лицо более высокого происхождения, чем кредитор, отдавало долг постепенно. После уплаты долга с процентами должник становился свободным. В случае смерти должника долг мог перейти на сына и других родственников умершего.

В Маурийскую эпоху широко применялся труд свободных наемных работников (кармакаров), поэтому законы Ману уделяют значительное внимание этому виду договора. По своей варновой принадлежности наемные работники в основном относились к шудрам, но, вероятно, среди них были и разорившиеся свободные общинники и ремесленники, принадлежавшие к вайшьям. Кармакары, занятые на земледельческих работах, получали часть урожая. Условия заключения договора зависели от работодателей. Неисполнение договора влекло штраф, и жалованье виновному не выплачивалось.

В Древней Индии был известен и договор аренды земли. Этот договор получил распространение в связи с проникновением в общину процесса имущественной дифференциации.

Договор купли-продажи также упоминается в законах Ману. Договор считался действительным, если совершался в присутствии свидетелей, а в качестве продавца выступал собственник вещи. Закон устанавливал определенные требования к предмету договора и запрещал продавать товар плохого качества, недостаточного по весу. Упоминается в законах Ману договор дарения.

Устанавливая положения, регулирующие отдельные виды договоров, законы сформулировали и некоторые общие для всех правила. Так, договор являлся недействительным, если был заключен пьяным, безумным, ребенком, старым рабом, неуполномоченным. Законам Ману известны были и обязательства из причинения вреда. В качестве основания для возникновения такого обязательства указывались порча имущества, вред, причиненный движением повозки по городу. При этом виновный должен был возместить причиненный ущерб и уплатить штраф царю.
7. Регулирование брачно-семейных отношений в СХ и ЗМ
Брак был действительным только при наличии письменного договора, заключенного между будущим мужем и отцом невесты. Семейные отношения строились на главенстве мужа. Жена за неверность подвергалась суровому наказанию. Если жена была бесплодна, муж мог иметь побочную жену. Однако замужняя женщина не была бесправна: она могла иметь свое имущество, сохраняла право на приданое, имела право на развод, могла вместе с детьми наследовать имущество после мужа.

Неверность со стороны жены каралась смертью (п. 129). Были установлены подробные правила для разбирания обвинений такого рода (п. 130 - п. 136). При определенных обстоятельствах она могла быть и оправдана, например, в п. 134 говорится: "Если человек будет уведен в плен, а в его доме нет средств для пропитания, то его жена может войти в дом другого; эта женщина не виновна". Здесь Хаммурапи поступил мудро, включив в судебник такую статью, ибо в условиях частых войн того времени, пленение, видимо, случалось достаточно часто, а так как большинство семей жило, скажем так, ниже среднего уровня и мужчина был единственным кормильцем, то отсутствие подобной статьи могло бы привести просто к сильному сокращению населения и, соответственно, падению силы государства. При возвращении же война из плена, его жена возвращалась к нему, что сказано в п. 135, но это правило не распространялось на ее детей, рожденных от другого. В этом пункте прямо так и говорится: "дети следуют за их отцами". Это может свидетельствовать о том, что эта женщина могла войти в дом другого человека, уже имея собственных детей, и в случае возвращения своего мужа из плена эти дети, конечно же, уходили назад вместе с ней, но она не могла забрать с собой детей рожденных от человека, который ее содержал все это время.
Дворцовый раб или раб мушкенума могли жениться на свободных, и их дети считались свободными (п. 175 Вдова такого раба, если она была свободной имела право забрать свое приданое и половину совместного нажитого имущества "для своих детей" (п. 176). Вторая половина отходила к господину умершего раба. Характерно, что дети в этом именуются не "детьми раба", но "ее детьми". Прочие рабы, видимо не имели и этих скромных привилегий.
Довольно сильная власть отца над детьми проявлялась в возможности продавать их, отдавать в качестве заложников за долги, отрезать язык за злословие на родителей. Тем не менее закон ограничивал эту власть. Так, отец не имел права лишить наследства сына, не совершившего преступления. Законы Хаммурапи признают усыновление детей.

Наследование по завещанию уже имеет силу, но с известными ограничениями. Преимущественным способом наследования является наследование по закону. В качестве наследников выступали: дети, усыновленные дети, внуки, дети от рабыни-наложницы, если отец признавал их своими.

Известными имущественными правами пользовалась также и вдова: она получала свое приданное и вдовью долю, если муж дал ее ей. Если же муж при жизни не оставил супруге вдовьей доли, то она получала из наследства долю, подобную доле одного наследника. В любом случае она могла и дальше жить в доме своего мужа, правда не могла распоряжаться им, "отдавать за серебро". Причем ее дети не могли насильно выселить ее из дома.


Для Древней Индии характерна большая патриархальная семья. Глава семьи — муж. Женщина полностью зависела от своего супруга и сыновей. Брак представлял собой имущественную сделку, в результате которой муж покупал себе жену и она становилась его собственностью.

Законы Ману определяют положение женщины следующим образом: в детстве ей полагалось быть под властью отца, в молодости — мужа, после смерти мужа — под властью сыновей, ибо «женщина никогда непригодна для самостоятельности». Законы Ману прямо требуют от жены почитать своего мужа как бога, даже если он лишен добродетели.

Хотя законы Ману как высшую дхарму между мужем и женой провозглашают «взаимную верность до смерти», муж мог иметь несколько жен, развестись с женой. Жена же не могла покинуть семью, даже если муж ее продал и оставил. Она продолжала считаться его женой. За измену жена подвергалась страшным карам, вплоть до смертной казни. Согласно традиции, жена должна была принадлежать той же варне, что и муж. Мужчинам разрешалось в исключительных случаях вступать в брак с женщинами из низшей варны, но женщине из высшей варны вступать в брак с мужчиной низшей группы запрещалось. Особенно серьезным грехом считалась женитьба шудры на брахманке. Также всесильной была власть отца над своими детьми.

Все имущество семьи было ее общим достоянием, но управлялось главой семьи. После смерти родителей имущество либо делилось между сыновьями, либо оставалось у старшего сына, который становился опекуном живших в доме младших братьев. Дочери от наследования устранялись, но братья должны были выделить им по 1/4 своей доли для приданого. Наследования по завещанию древнеиндийское право не знало.
Уголовное право + судопроизводство Древнего Востока
Как и другие древние кодификации, законы Хаммурапи не дают общего понятия преступления и перечня всех тех деяний. Ничего не говорится в законах о государственных и религиозных преступлениях, всегда караемых смертью. Из содержания кодификации можно выделить лишь три вида преступлений: против личности, имущественные и против семьи.

Среди преступлений против личности законы называют неосторожное убийство (об умышленном ничего не говорится). Довольно подробно в законах говорится о различного рода членовредительствах: о повреждении глаза, зуба, кости. Во всех случаях при определении наказания действовал принцип талиона: виновного постигала та же участь, что и потерпевшего. В случае причинения побоев с преступника взимался определенный штраф.

К имущественным преступлениям, указанным в законах, следует отнести кражу скота, рабов. Укрывательство рабов, снятие с них клейма законы определяли как преступные действия. Отличным от кражи преступлением законы называли грабеж. Все имущественные преступления наказывались очень сурово. Это была либо смертная казнь, либо членовредительство, либо огромный штраф, многократно превышающий стоимость украденного. В случае неуплаты такого штрафа должника казнили.

Среди преступлений, подрывающих устои семьи, законы называют прелюбодеяние (причем только со стороны жены), кровосмешение. Названы преступлениями действия, подрывающие отцовскую власть.

Виды наказаний, предусмотренные законами Хаммурапи, определялись их целью- возмездием. Поэтому при определении наказания законодатель довольно часто руководствовался принципом талиона. Основным видом наказаний являлась смертная казнь в самых различных вариантах: сожжение, утопление, посажение на кол; членовредительские наказания: отрубание руки, отрезание пальцев, языка и т. п.; штрафы, изгнание.

Процесс был одинаков как по уголовным, так и по гражданским делам. Дело начиналось с заявления потерпевшей стороны. В качестве средств доказывания служили свидетельские показания, клятвы, ордалии. Нормы процессуального права требовали от судей лично «исследовать дело». Судья не мог изменить свое решение. Если он это делал, то платил штраф в 12-кратном размере суммы иска и лишался своего места без права судить когда-либо.
С одной стороны, уголовное право, представленное в законах Ману, отличается довольно высоким для своего времени уровнем развития, что проявляется в указании на формы вины (умысел и неосторожность), на рецидив, на соучастие, на тяжесть преступления в зависимости от принадлежности потерпевшего и виновного к определенной варне. С другой стороны, законы отражают пережитки старины, о чем свидетельствует сохранение принципа талиона, ордалия, ответственности общины за преступление, совершенное на ее территории, если преступник неизвестен.

Среди преступлений, называемых законами Ману, на первом месте стоят государственные.

Среди имущественных преступлений большое внимание уделяется краже, при этом царь призывается к обузданию воров. Следует отметить, что законы четко различают кражу как тайное похищение имущества от грабежа, совершаемого в присутствии потерпевшего и с применением насилия к нему. Меры наказания, применяемые к вору, зависели от того, был ли он задержан на месте преступления или нет, совершена кража днем или ночью. Пойманного с краденым и с воровским инструментом законы предписывали казнить не колеблясь.

Законы Ману осуждали всякое насилие, совершенное над личностью. Насильника считали худшим злодеем, чем ругателя, вора и ударившего палкой. К насилию относились и убийство, и телесные повреждения. Умышленное убийство влекло за собой смертную казнь. Убийство при защите себя, охране жертвенных даров, защите женщин и брахманов (необходимая оборона) не наказывалось.

Довольно много статей направлено на укрепление семейных отношений. Законы устанавливали суровое наказание за прелюбодеяние, за посягательство на честь женщины.

Вместе с тем при определении наказания за телесные( повреждения и оскорбления довольно ярко проявляется классовая сущность древнеиндийского права, поскольку наказание зависело потерпевшего к определенной варне.

Среди видов наказания следует назвать смертную казнь (для брахмана она заменялась бритьем головы) в различных вариантах и членовредительские наказания, штрафы, изгнание, тюремное заключение.

Кровная месть в законах не упоминается, видимо, в то время она уже не применялась.

Законы Ману дают общее представление об уголовном процессе того времени. Отделения суда от администрации не существовало. Верховный суд вершил царь с брахманами. Не было различия между уголовным и гражданским процессом, и процесс носил состязательный характер. Законы называют поводы для рассмотрения исков: неуплата долга, заклад, продажа чужого, соучастие в объединении, неотдача данного, неуплата жалованья, нарушение соглашения, отмена договора купли-продажи, спор хозяина с пастухом, спор о границе, клевета и оскорбление, кража, насилие, прелюбодеяние, раздел наследства, игра в кости и битье об заклад. Всего восемнадцать поводов судебного разбирательства. Дела тяжущихся сторон рассматривались, следуя порядку варн.

Основным источником доказательств служили свидетельские показания. Законы весьма детально регламентируют их использование. Ценность показаний соответствовала принадлежности свидетеля к определенной варне.







Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации