Семинар - Французское буржуазное государство и право - файл n1.doc

Семинар - Французское буржуазное государство и право
скачать (211 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc211kb.20.11.2012 09:40скачать

n1.doc

Особенности французской буржуазной революции XVIII в.: предпосылки, движущие силы, основные политические течения, результаты и историческое значение
Великая французская революция была порождена острейши­ми противоречиями между различными слоями французского общества. Так, накануне революции промышленники, торговцы, купцы, входившие в так называемое «третье сословие», платили значительные налоги в королевскую казну, хотя их торговлю сковывало множество правительственных ограничений. Внутрен­ний рынок был крайне узок, поскольку обнищавшее крестьянство почти не покупало промышленных товаров. Из 26 млн. французов лишь 270 тыс. составляли привилегированные- 140 тыс. дворян и 130 тыс. священников, которые владели 3/5 пахотной земли и поч­ти не платили налогов. Основное бремя налогообложения несли крестьяне, находившиеся по уровню жизни за чертой бедности. Неизбежность революции была также предопределена тем, что абсолютизм во Франции не отвечал общенациональным инте­ресам, отстаивая средневековые сословные привилегии: исклю­чительные права дворянства на землю, цеховой строй, королев­ские торговые монополии.

В 1788 г., накануне революции, Франция вступила в глубо­кий экономический кризис. Финансовый и торгово-промышленный кризис, банкротство государственной казны, разоренной расточительными тратами двора Людовика XVI, неурожай, следствием чего стала дороговизна продуктов питания - усугубили крестьянские вол­нения. В этих условиях правительство Людовика XVI вынуж­дено было созвать 5 мая 1789 г. Генеральные штаты, которые не собирались уже 175 лет (с 1614 по 1789 гг.). Король рассчитывал на помощь сословий в преодолении финансовых трудностей. Ге­неральные штаты состояли, как и ранее, из трех сословий: духо­венства, дворянства и «третьего сословия». Депутаты «третьего сословия» потребовали отмены старого порядка голосования раздельно по палатам и введения голосования простым большинством. Правительство не согласилось с этим и попыталось разогнать Учредительное собрание (в июне Генеральные Штаты были переименованы их депутатами). Народ Парижа поддержал Собрание и 14 июля 1789 г. взял штурмом королевскую крепость-тюрьму Бастилию.
Великую французскую революцию возглавил класс буржуазии. Но задачи, стоявшие перед этой революцией, смогли быть выполнены лишь благодаря тому, что ее главной движущей силой были народные массы - крестьянство и городское плебейство. Французская революция являлась народной революцией, и в этом заключалась ее сила. Активное, решающее участие народных масс придало революции ту широту и размах, которыми она отличалась от. других буржуазных революций. Французская революция конца XVIII в. осталась классическим образцом наиболее завершенной буржуазно-демократической революции.

Французская революция произошла почти на полтора столетия позже английской. Если в Англии буржуазия выступала против королевской власти в союзе с новым дворянством, то во Франции она выступала против короля и дворянства, опираясь на широкие плебейские массы города и крестьянства.


Обострение противоречий в стране вы­звало размежевание политических сил. В 1791 г. во Франции ак­тивно выступали три группировки:

фельяны — представители крупной конституционно-монархической буржуазии и либераль­ного дворянства; Представители: Лафайет, Сиейес, Барнав и братья Ламет. Несколько представителей течения были министрами Франции в период конституционной монархии. В целом политика фельянов была консервативной и имела целью предотвратить дальнейшие революционные преобразования. После свержения монархии 9-10 августа 1792 группировка фельянов была разогнана якобинцами, обвинявшими его членов в предательстве дела революции.
жирондисты — в основном представители про­винциальной торгово-промышленной буржуазии. Сторонники индивидуальной свободы, поклонники демократической политической теории Руссо, весьма скоро начавшие высказываться в республиканском духе, пламенные защитники революции, которую они желали перенести даже за границы Франции.

якобинцы — представители мелкой и части средней буржуазии, ремесленни­ков и крестьянства, сторонники установления буржуазно-демократической республики
Ход Французской революции 1789 - 1794 гг. условно делится на следующие этапы:
1. Период конституционной монархии (1789-1792). Главная движущая сила - крупная аристократическая буржуазия (представители — маркизы Мирабо и Лафайет), политической властью владеют фельяны. В 1791 г. была принята первая Конституция Франции (1789 г.).

2. Жирондистский период (1792-1793). 10 августа 1792 г. монархия пала, король Людовик XVI и королевская семья были арестованы, к власти пришли жирондисты (название от департамента Жиронда, в котором находится город Бордо, оттуда были многие жирондисты, например Бриссо), провозгласившие Францию республикой. В сентябре 1792 г. взамен предусмотренного отмененной Конституцией 1791 г. Законодательного собрания Франции было созвано новое Учредительное собрание - Национальный конвент. Однако в Конвенте жирондисты оказались в меньшинстве. Также в Конвенте были представлены якобинцы, исповедовавшее более левые взгляды, чем жирондисты, выразители интересов мелкой буржуазии. Большинство в Конвенте составило так называемое «болото», от позиции которого фак¬тически зависела судьба революции.

3. Якобинский период (1793-1794). 31 мая-2 июня 1793 г. власть перешла от жирондистов к якобинцам, устанавливается якобинская диктатура, республика была укреплена. Разработанная якобинцами Конституция Франции так и не была введена в действие.

4. Термидорианский период (1794-1795). В июле 1794 г. в результате термидорианского переворота якобинцы были свергнуты, а их лидеры казнены. Во французской революции обозначился консервативный поворот.

5. Период Директории (1795-1799). В 1795 г. была принята новая Конституция Франции. Конвент был распущен. Учреждена Директория - коллективный глава государства, состоящий из пяти директоров. Директория была свергнута в ноябре 1799 г. в результате брюмерского переворота под руководством генерала Наполеона Бонапарта. Это ознаменовало конец Великой французской буржуазной революции 1789-1799 гг.
Главные итоги Великой французской революции:
1. Она консолидировала и упростила сложное многообразие дореволюционных форм собственности.
2. Земли многих (но не всех) дворян были распроданы крестьянам с рассрочкой на 10 лет мелкими участками (парцеллами).
3. Революция смела все сословные барьеры. Отменила привилегии дворянства и духовенства и ввела равные социальные возможности для всех граждан. Все это способствовало расширению гражданских прав во всех европейских странах, введению конституций в странах, не имевших их ранее.
4. Революция проходила под эгидой представительных выборных органов: Национальное учредительное собрание (1789-1791 гг.), Законодательное собрание (1791-1792 гг.), Конвент (1792-1794 гг.) Это способствовало развитию парламентской демократии, несмотря на последующие откаты.
5. Революция породила новое государственное устройство – парламентскую республику.
6. Гарантом равных прав для всех граждан теперь выступало государство.
7. Была преобразована финансовая система: отменен сословный характер налогов, введен принцип их всеобщности и пропорциональности доходам или имуществу. Провозглашена гласность бюджета.
Основные законодательные акты буржуазной революции
Декларация прав человека и гражданина 1789 и 1793 гг.
Принята 26 августа 1789 г. Свод общепризнанных прав и свобод, естественных прав человека, принадлежащих ему по природе в силу рождения, изложенных в торжественной форме от имени представителей французского народа. В подготовке принимали участие маркиз Лафайет, граф Мирабо, Мунье, Дюпор и др. Создатели намеревались сделать Декларацию частью письменной конституции. Декларация по структуре состояла из 17 статей и преамбулы. О практическом назначении Декларации говорится в преамбуле: она напоминает согражданам, что "лишь невежество, забвение прав человека и пренебрежение к ним являются единственными причинами общественных бедствий"; отныне Декларация будет неизменно пребывать перед взорами всех членов общественного союза и постоянно напоминать им их права и обязанности; действия законодательной и исполнительной властей могут теперь быть "ежеминутно сравниваемы с целью всякого политического установления" и благодаря такой процедуре будут "более уважаемы"; Требования граждан будут теперь основаны "на простых и бесспорных принципах" и всегда будут обращены к "поддержанию конституции и к общему благу". Права и свободы были разделены на права человека и права гражданина. Естественные права человека включают

свободу, равенство, собственность, безопасность и сопротивление угнетению (ст. 2). Право собственности

называлось "священным и неприкосновенным". Права гражданина основаны на правах человека и на верховенстве власти народа (по отношению к полномочиям и действиям властей законодательной, исполнительной и судебной). Они включают перечень гражданских прав и свобод вместе с их законными предпосылками (ст 4-6, 10-11) и законными гарантиями (ст. 7-9), а также перечень гарантий участия в политическом управлении (ст. 12-16). "Свобода состоит в возможности делать все, что не приносит вреда другому. Таким образом, осуществление естественных прав каждого человека встречает лишь те границы, которые обеспечивают прочим членам общества пользование теми же самыми правами. Границы эти могут быть определены только законом" (ст.4). Закон может воспрещать лишь деяния, вредные для общества (ст.5). Поскольку все граждане равны перед законом, то им открыт в равной мере доступ ко всем общественным должностям. (ст.6). Свобода выражения мыслей есть драгоценнейшее право человека, однако закон запрещает "злоупотебление этой свободой". Законными гарантиями прав гражданина обеспечивается неприкосновенность, достойное обращение и безопасность гражданина. "Человека можно обвинить, арестовать или задержать лишь в установленных законом случаях и в предписанной форме.". Также устанавливался принцип соразмерности наказания и презумпции невиновности. Ст. 12-16 носили политический характер. "Обеспечение прав человека и гражданина требует публичной власти, которая используется к выгоде всех, а не к пользе тех, кому она доверена" (ст. 12). "Для содержания публичной власти и для расходов по управлению необходим общий вклад; он должен быть распределен между гражданами сообразно их состоянию" (ст.13). "Граждане имеют право сами или через своих представителей констатировать необходимость публичного обложения, свободно давать согласие на его введение, следить за расходованием и определять его долевой размер, сумму, подлежащую обложению, порядок и продолжительность взимания" (ст.14). "Общество имеет право требовать отчета от каждого публичного должностного лица о его служебно-административной деятельности" (ст. 15). В ст. 16 дается своеобразное общедоступное определение тому, что впоследствии назовут правовым государством: "Общество, в котором не утвердилась гарантия прав и не установлено обособление властей не имеет никакой конституции."
Декларация прав человека и гражданина 1793 года
Новая декларация прежде всего провозглашает, что целью общества является общее счастье, а правительство установлено для того, чтобы обеспечить человеку пользование его естественными и неотъемлемыми правами. Декларация дает определение собственности как права каждого гражданина пользоваться и располагать по усмотрению своим имуществом, доходами, плодами труда и промысла (ст. 16) . Декларация допускает свободу собраний и более определенно говорит о свободе совести (ст. 7) , но умалчивает о свободе союзов.
Очень важным является провозглашение права граждан заниматься любым трудом, промыслом и торговлей. Новым было в декларации право коллективных петиции, “которое не может быть отменено, приостановлено или ограничено” . Декларация признает за народом и даже отдельной частью общества право сопротивления угнетению, называя священным право и даже обязанность народа и каждой его части на восстание, когда правительство нарушает права народа (ст. ст. 33,34,35) .
Декларация прямо говорит об обязанностях общества давать пропитание неимущим, приискивая им работу и обеспечивая средства существования нетрудоспособным; содействовать народному просвещению и сделать образование достоянием всех граждан.
Повторяются положения декларации 1789 года о принципах уголовного права, процесса и гарантиях неприкосновенности личности. Однако при этом делаются существенные дополнения. Закон, карающий проступки, совершенные до его издания, объявляется тираническим, и само придание закону обратной силы считается преступлением (ст. 14) . Нарушение закона и форм, предписанных им при обвинении, задержании или заключении, рассматривается как тиранический акт, и, граждане, против которых направлены такие акты, имеют право оказывать им сопротивление силой.
Декларация дает более подробное определение суверенитета, указывая на его свойства: суверенитет един, неделим, не погашается давностью и неотчуждаем (ст. 25) . Посягательство на присвоение принадлежащего народу суверенитета карается смертью. Народу принадлежит право пересмотра, преобразования и изменения своей конституции. “Ни одно поколение не может подчинить своим законам поколения будущие” (ст. 28) . Государственные должности по существу временные и рассматриваются не как отличия, не как награда, а лишь как обязанности; преступления представителей народа и его агентов не должны оставаться безнаказанными.
Новая декларация более радикальна по своему характеру. Но и она остается буржуазной по своей сущности, что особенно ярко обнаруживается в статьях о частной собственности, отвечающих коренным интересам всего класса буржуазии.
Конституция 1971 года
Другим важным актом первого этапа революции стала конституция 1791 года, которая завершает этот этап и является его итогом. В ней сочетаются теоретические принципы Монтескье (разделение властей) и отчасти Руссо (суверенитет народа и понятие закона как выражение общей воли) . Декларация 1789 года вошла в нее как вводная часть. Конституция состоит из введения и семи разделов, которые делятся на главы.
Во введении торжественно подтверждаются начала “Декларации прав человека и гражданина” . Отменяются наследственные и сословные отличия, феодальный порядок, титулы, звания преимущества, проистекавшие из этого порядка, вотчинная юстиция, равно как и продажа и передача по наследству государственных должностей. Упраздняются привилегии какой-либо части нации или индивида, сословные цеховые управы, профессиональные или ремесленные корпорации. Однако конституция так же, как декларация, умалчивает об отмене феодальных повинностей крестьянства.
В разделе первом говорится о естественных и гражданских правах. Конституция гарантирует: 1) свободу передвижения; 2) свободу слова и печати без предварительной цензуры; 3) свободу отправлять обряды того вероисповедания, к которому принадлежит гражданин; 4) свободу собраний в общественных местах под условием сохранения спокойствия, соблюдения законов и без оружия; 5) свободу петиций, но не коллективных, а подписанных отдельными гражданами.
Оговорки, ограничивающие свободу собраний и свободу петиций, вызывались страхом перед трудящимися массами.
Законодательная власть не может издавать законов, препятствующих осуществлению естественных и гражданских прав, перечисленных в этом разделе и обеспеченных конституцией. Но она может установить наказание за действия, вредные для общества, т.е. нарушающие общественную безопасность или права других граждан.
В конституции были указаны условия, при которых допускались задержание, арест и содержание под стражей, и установлена ответственность должностных лиц за нарушение этих правил.
Конституция обеспечивает неприкосновенность собственности и справедливое предварительное возмещение в том случае, “если установленная законом необходимость потребует имущественных жертв” .
Наконец, объявляется, что будут учреждены органы призрения, организовано образование, бесплатное в части, необходимой для всех людей.
Таким образом, в конституции дается более полное и развитое изложение демократических принципов, выраженных в декларации, и открыто провозглашается уничтожение феодального порядка и сословного строя общества.
Раздел второй определяет форму государственного устройства и устанавливает новое административное деление. Франция объявляется единым и неделимым королевством. Страна была разделена на 83 департамента, каждый департамент — на дистрикты, а каждый дистрикт — на кантоны. Городские и сельские общины (коммуны) получили право самостоятельно решать свои местные дела.
Третий раздел посвящен форме правления и избирательному праву. Признается, что суверенитет принадлежит нации; провозглашается его неделимость и неотчуждаемость. Здесь же говорится, что нация, которая является единственным источником всякой власти, может осуществлять ее лишь путем уполномочия. Поэтому французская конституция имеет представительный характер, а представителями нации считаются законодательный корпус и король. Таким образом, во Франции устанавливается конституционная монархия. Законодательная власть вручается законодательному собранию (законодательный корпус) , избираемому на два года, исполнительная власть — королю и назначаемым им министрам, судебная власть—выборным судьям.
По конституции, избирательным правом пользуются только так называемые активные граждане: французские граждане 25 лет от роду, проживающие оседло в городе или кантоне, уплачивающие прямой налог в размере не менее платы за три рабочих дня, не находящиеся в услужении (т.е. не домашняя прислуга) , внесенные в список национальной гвардии муниципалитета по месту жительства и принесшие гражданскую присягу. Из 26 млн. населения Франции активными гражданами могли быть только 4 млн., т.е. 15%.
Выборы депутатов в законодательный корпус были не прямыми, так как первичные собрания в городах и кантонах должны были избирать выборщиков (один выборщик на каждые сто активных граждан) . Для выборщиков устанавливался повышенный ценз.
Депутаты, избранные по департаментам, считались представителями всей нации и пользовались неприкосновенностью. Избиратели не могли давать им никаких наказов.
Избирательное право, установленное конституцией, было откровенным выражением интересов крупной буржуазии и резко расходилось с принципами Декларации прав человека и гражданина, а также основными положениями самой конституции.
Регулируя взаимоотношения законодательной и исполни тельной власти, конституция предоставила королю право отказывать в утверждении законопроектов, но не больше двух раз (так называемое суспензивное или отлагательное вето) . Если этот законопроект будет предложен собранием третьего созыва, то считается, что король утвердил его.
Правосудие, по конституции, должно отправляться судьями, избираемыми народом и утверждаемыми королем. Судьи могут быть смещены только за преступления по должности, надлежаще установленные в судебном порядке. Они не могут вмешиваться в осуществление законодательной власти, приостанавливать применение законов или вторгаться в круг деятельности исполни тельной власти.
Раздел четвертый содержит постановление о вооруженных силах, в том числе и национальной гвардии. Ни один агент вооруженных сил не может проникать внутрь жилища граждан без приказа полиции или органов правосудия или в случаях, не предусмотренных законом. Если целый департамент охвачен волнениями, король под ответственность министров издает распоряжения, необходимые для восстановления порядка, одновременно уведомляя законодательный корпус или созывая его, когда он распущен.
Раздел пятый посвящен государственным налогам, которые обсуждаются и устанавливаются законодательным корпусом ежегодно.
В разделе шестом говорится об отношении французской нации к иностранным нациям и торжественно провозглашается отказ от завоевательных войн и использования вооруженных сил против свободы другого народа. Но в разделе седьмом говорится о том, что конституция не распространяется на французские колонии и владения в Азии, Африке и Америке, т.е. на порабощенные колониальные народы.
В конституции ярко и четко выражены многие характерные институты буржуазного государственного права: разделение властей, неприкосновенность депутатов, независимость и несменяемость судей, равенство граждан перед законом, политические права граждан и др.
Вместе с тем конституция так же, как и декларация, обнаруживает свою классовую ограниченность. Она еще более открыто, чем декларация, защищает интересы крупной буржуазии, устанавливая цензовое избирательное право и утверждая бесправное положение коренных жителей колоний.
Конституция 1793 года
Радикальный характер имеет и конституция 1793 года. Она провозглашает, что по форме правления Франция является республикой, а по форме государственного устройства она едина и неделима, т.е. представляет собой унитарное государство. Конституция отвергла жирондистскую идею об изменении административного деления Франции с целью уменьшения централизации в управлении и ослабления роли революционных масс Парижа и его городского самоуправления, называвшегося Коммуной.
Законодательная власть принадлежит законодательному корпусу, работающему постоянно. При определении функций этого органа проводится различие между законами как актами, заключающими в себе общие нормы, и декретами — распоряжениями, касающимися отдельных случаев и лиц. Правда, это различие проведено недостаточно последовательно, так как ратификация договоров, например, отнесена к декретам, а объявление войны называется законом.
Как и в конституции 1791 года, члены законодательного корпуса пользуются депутатской неприкосновенностью. Законодательный корпус образуется прямым голосованием народа на его первичных собраниях в кантонах. Каждый избранный в законодательный корпус считается представителем всей нации, а не той группы населения, которая его избрала. В этом отношении, как и в других, якобинская конституция строго придерживалась принципа единства и централизации, противодействуя всяким местническим тенденциям.
Исполнительная власть принадлежит исполнительному совету в составе 24 членов, избираемых законодательным корпусом. На исполнительный совет возлагается руководство общим управлением и наблюдение за ним. Он может действовать только во исполнение законов и декретов законодательного корпуса.
Конституция устанавливает выборность местных органов власти.
Избирательное право по новой конституции более демократично, чем по Конституции 1791 года. Им пользовался каждый гражданин, достигший 21 года, проживающий в кантоне не менее шести месяцев и живущий своим трудом. Не пользовались этим правом женщины и лица, не имеющие самостоятельных занятий, т.е. находящиеся в услужении (домашняя прислуга) . Ценз оседлости, конечно, сужал права рабочих. Избрание производилось по желанию каждого избирателя либо открытым голосованием, либо подачей записок.
Провозглашается, что французский народ есть “друг и естественный союзник свободных народов” : он не вмешивается в управление других народов и не потерпит, чтобы вмешивались в его дела.
Конституция 1793 года представляет собой законодательное выражение идей радикальной части мелкой буржуазии и является наиболее демократичной из всех конституций французской буржуазной революции, хотя этот демократизм был все же урезанным.
Чрезвычайные обстоятельства, в которых находилась тогда Франция, а именно война со странами, составившими коалицию против нее, необходимость борьбы с внутренней контрреволюцией (восстание в Вандее и других местах) побудили Конвент отсрочить введение в действие конституции до заключения мира.
Аграрное законодательство
После июльских событий в Париже, в условиях массового бегства дворян, напуганных распространением волнений по всей Франции, и нападений крестьян на замки, где они, прежде всего, уничтожали кадастры, в которых были записаны все их провинности и обязательства перед господами; 4 августа 1789г. Учредительное собрание торжественно приняло декрет, отменявший феодальные права дворянства, но оставлявший в неприкосновенности огромные земельные владения дворян. Феодальные повинности (ценз, шампар, различные барщинные отработки) отменялись не безвозмездно, а за большой выкуп. Приведу выдержки из этого документа: «Ст.1. Национальное собрание окончательно упраздняет феодальный порядок. Оно постановляет, что из прав и повинностей феодальных и чиншевых, те, которые относятся к личному или крепостному праву, отменяются без вознаграждения; все прочие же подлежат выкупу». К последним по Ст.6. относятся «всякие вечные земельные ренты и шампар». Ст.9. гласит, что «денежные, личные и земельные привилегии уничтожаются, а налоги будут взиматься со всех и одинаково». Прокомментирую Ст.1.: здесь речь идет об отмене относительно второстепенных феодальных прав, таких как серваж, право «мертвой руки», исключительное право охоты и т.д. С безвозмездным отказом от них сеньоры согласились легко, учитывая, что фактически они были потеряны еще с первых дней революции. А вот самое главное зло - оброки и ренты - так и осталось не тронутым, поэтому революция и не остановилась на достигнутом, а пошла дальше, подталкиваемая крестьянскими массами.
Однако, все же, что касается выкупа за платежи, то на самом деле реальность революционной эпохи была такова, что ни сами крестьяне не подумали выплачивать этот выкуп, ни сеньоры никогда не решились потребовать его с них. Но, по моему мнению, уничтожение феодализма уже стало делом принципа.
24 декабря 1789г. декретом Нац.собрания все земли духовенства были переданы в распоряжение нации, но с «обязательством выделения средств на поддержание культа, его служителей и т.д.». Церковные владения были конфискованы, но потом эти земли вернули (около 30%) или возместили за них деньги.
Провозглашая 4 августа 1789г. отмену феодальных прав, Нац.собрание отнюдь не имело в виду исполнять всех данных им в этот день обещаний и приняло свое постановление лишь для прекращения аграрных беспорядков. Декретом от 15 марта 1790г. Собрание, пользуясь своим правом посредством особого закона уточнять как последствия уничтожения феодального режима, так и разграничение между отмененными и подлежащими выкупу правами, — постановило следующее:
Глава I
Ст.1. «Всякие почетные отличия и все права, проистекающие из феодального строя, уничтожаются. Имущественные права и обязанности крестьян приравниваются к обыкновенной ренте и поземельным повинностям». Замечу, что в последнем предложении, отчетливо видно стремление Собрания «освободить» крестьянские повинности от феодальной правовой формы и перевести их на язык римского частного права, т.е. в какой-то мере «обуржуазить».
Ст.2. «Вместе с феодальной системой владения недвижимостью уничтожается и старый порядок наследования». Вполне логично, если взять во внимание еще и произошедшую до этого отмену права «мертвой руки».
Глава II
Ст.1. «Личная, имущественная или смешанная крепостная зависимость, равно как и их последствия, безвозмездно уничтожаются», т.е. подтверждается то, что было провозглашено 4 августа 1789г. Однако, по Ст.2. «все земли, находившиеся прежде в крепостной зависимости имущественной или смешанной, будут и впредь обременены теми же повинностями, платежами, земельными налогами и барщиной, которыми они были обременены до сего времени».
Ст.27. «В качестве вознаграждения за уступку права собственности на землю или какого-либо имущественного права остается земельная барщина». Лично мне остается немного не понятным: Ст.1. гласит о безвозмездном уничтожении всякого рода зависимости, в том числе и имущественной, значит, сохранение земельной барщины противоречит ей. Так ли это на самом деле?
Ст.1. Главы III вводит не понятное и никак не расшифровываемое понятие полезных прав и обязанностей: «Могут быть выкуплены и подлежат исполнению впредь до окончания выкупа все полезные феодальные и чиншевые права и обязанности, являющиеся платой за первоначальную уступку недвижимости и составляющие ее условие».
В Главе IV, принятой 3 мая 1790г., говорится о том, что «всякий собственник может выкупить чиншевые и феодальные права, коими отягощена его недвижимость», также рассматриваются некоторые нюансы, связанные с этим, например, ситуация, когда недвижимостью обладают несколько совладельцев.
Следующим этапом в области решения аграрного вопроса была деятельность Законодательного Собрания.
25 августа 1792г. был издан декрет, по которому следовало следующее:
1) Все последствия, вытекающие из правил, связанных с феодализмом, признаются не существующими.
2) Всякая поземельная собственность считается свободной от всяких прав, пока не будет доказано противоположное.
3) Все наследственные имущества, уступленные под условием освобождения от крепостной зависимости и находящиеся поныне в руках бывших сеньоров, подлежат возвращению тем, кто их уступил. Обещанные, но всё же не выплаченные бывшим сеньорам по тем же поводам суммы не могут быть взысканы этими последними.
4) Все вообще сеньориальные права отменяются без всякого вознаграждения, если только не будет доказано, что они имеют своим источником первоначальную уступку недвижимости. В таком случае эти права могут быть выкуплены.
5) Самое главное: Все предыдущие законы, противоречащие в чем-либо постановлениям настоящего декрета, объявляются ничтожными. Подобный ход мысли логичен и всегда сопровождает издание законов, но сейчас это важно тем, что этот декрет, несмотря на официальное отсутствие феодализма, уничтожил его, в качестве аргумента можно взять пункты 1), 3).
28 августа 1792г. вышел закон, по которому отменяется право триажа, а земли, отобранные в соответствии с ним у общин, возвращаются последним.
Последним этапом стало Аграрное законодательство монтаньяров (якобинцев) (1793-1794гг.)
Этот этап характеризуется четырьмя важными декретами.
Первый из них (3 июня 1793г.) гласит о распродаже участками земель эмигрантов, что, в общем-то, не удивительно, ибо Якобинская диктатура была насыщена репрессивными мерами.
Второй - декрет 10—11 июня 1793г. об общинных землях. В нем Национальный Конвент:
а) постановляет, что все имущества, принадлежащие коммунам, за исключением общественных мест, имущества государственной важности и т.д., могут быть разделены между их членами, не зависимо от пола, возраста, соц.положения и т.п. этих членов. Тут же дается определение коммуны (общины): «коммуна есть общество граждан, соединенных местными отношениями».
б) Устанавливает внушительный список правил раздела общинной собственности и прав на пользование долями их получателями. Например, все жители будут пользоваться в качестве полных собственников теми долями, которые достанутся им при разделе, но они не будут иметь права отчуждать своих долей в течение десяти лет.
в) Дает право коммунам самим решать: проводить раздел или нет; если нет, то продолжать пользоваться общинным имуществом сообща или продать его (сдать в аренду). Также вводятся условия, при которых может быть принято то или иное решение, и правила его исполнения. Например, «Если одна треть голосов выскажется за раздел, то таковой должен быть произведен».
Третий - декрет 17 июля 1793г. об окончательном упразднении феодальных прав. Согласно этому документу все бывшие сеньориальные платежи, чиншевые и феодальные права, за исключением рент и повинностей чисто земельного характера, не вытекающих из феодальных прав, и сохраненные в силе декретом 25 августа 1792г., отменяются без всякого вознаграждения. Было обеспечено радикальное и по своей смелости уникальное в истории буржуазных революций Запада решение главного вопроса революции — аграрного.
И, наконец, четвертый декрет. Он вышел 7 сентября 1793г. В нем, под страхом лишения всех гражданских прав, запрещается любому французу пользоваться феодальными правами.
Чрезвычайное законодательство якобинской диктатуры
«Декрет о подозрительных» Закон 1793 года объявлял подозрительным каждого, кто был известен приверженностью старому порядку, кто находился в родстве с дворянами-эмигрантами или состоял у них на службе (если не было бесспорных свидетельств революционности), и всех тех, кто не мог доказать, на какие средства он существует.

Декрет предписывал арест подозрительных. Если имелись обвинительные материалы, арестованные подлежали суду; если этих материалов не было, они оставлялись под арестом на неопределенное время.

Декрет о революционном трибунале, изданный уже в то время, когда все главные опасности были позади, - 10 июня 1794 года. Этот декрет вводил в право революционной Франции формулу "враг народа", воздерживаясь от сколько-нибудь точного ее определения и устанавливая только одно наказание - смертную казнь.

"Врагами народа" признавались наряду с прямыми изменниками и активными контрреволюционерами также все те, кто "стремится унизить" Конвент или Комитеты, кто "поддерживает связи" с "врагами республики и народа", кто "под какими бы то ни было внешними прикрытиями посягает на свободу или единство республики или стремится помешать ее упрочению".

Резкому усилению террора, начавшемуся изданием декрета 10 июня, способствовали и те процессуальные правила, которые излагали отказ от только что принятых форм судопроизводства: предварительное следствие по делам, рассматриваемым в революционном трибунале, отменялось; обвиняемый допрашивался только на суде; адвоката не полагалось; свидетели вызывались, как правило, только тогда, когда суд не располагал какими-либо вещественными или моральными уликами; письменные доказательства отменялись (за исключением особых случаев).

Для обвинительного вердикта присяжных достаточно было их убеждения в виновности: никто не спрашивал у них, на чем это убеждение основано. Приговор мог означать только одно: или полное оправдание (что было редко), или смертная казнь на гильотине.

Гильотина, введенная революцией, представляла устройство для отсечения головы: тяжелый треугольный нож, двигаясь в пазах, падал сверху на шею осужденного.

Формирование режима буржуазной республики после термидорианского переворота. Конституция 1795 г.
После расправы над якобинцами представители крупной буржуазии получают большинство в Конвенте, который 22 августа 1795 г. принимает новую конституцию.


Текст Конституции 1795 г. отличался напыщенностью и многословием (372 статьи), но при этом она была весьма умеренной по своему политическому содержанию.
Декларация прав и обязанностей человека и гражданина, которая была предпослана Конституции, уже не была проникнута революционным духом (отсутствовало право народа на восстание, на сопротивление угнетению и т. д.) и делала упор на закрепление экономических, моральных и правовых устоев общества. Так, например, в ней подчеркивалось, что собственность "лежит в основе мировой культуры, всего производства, всех средств труда и всего социального строя".
Конституция отменяла всеобщее избирательное право и восстанавливала имущественный ценз. Следуя уже испытанной в 1791-1792 гг. политической модели, новая конституция в статье 22 заложила в основу республиканского строя принцип разделения властей. Однако новая организация государственной власти отличалась громоздкостью, доктринерством, чисто внешним подражанием образцам античной демократии.
В системе разделения властей законодательному корпусу отводилось ведущее место. Авторы конституции проявили политическую осторожность и отказались от создания "всемогущего" законодательного органа по типу Национального конвента. Впервые в истории французского конституционализма законодательный корпус был создан не на однопалатной, а на двухпалатной основе. Он состоял из Совета старейшин (250 членов, избираемых из лиц не моложе 40 лет) и Совета пятисот (из лиц не моложе 30 лет).
Право законодательной инициативы по конституции предоставлялось только Совету пятисот, но решение последнего становилось законом только после одобрения Совета старейшин. Отклоненный последним законопроект мог вноситься повторно только спустя год. Законодательная власть, таким образом, заведомо становилась источником политической конфронтации, а следовательно, и нежизнеспособной.
Политическая нестабильность и неустойчивость были присущи и исполнительной власти, которая также была изначально обречена на малую эффективность. Она вручалась Директории из 5 членов, избираемых путем тайного голосования законодательным корпусом.
Ежегодно Директория обновлялась путем переизбрания одного из ее членов. Председательствовали в ней поочередно все члены в течение трех месяцев. Для осуществления чисто управленческих функций Директория назначала министров, которые, однако, не составляли правитель­ство.
Псевдодемократические государственные формы, введенные Конституцией 1795 г., не учитывали реального соотношения политических сил, не могли обеспечить экономической и правовой стабильности. Хотя по Конституции 1795 г. исполнительные и управленческие рычаги не должны были концентрироваться в одних руках, ведущую роль в Директории играл один из лидеров термидорианцев, беспринципный карьерист Баррас. Как и многие другие представители правящей верхушки, он откровенно стремился использовать государственную казну для личного обогащения.
Откровенная коррупция, поразившая и сами правительственные круги, ухудшила и без того тяжелое финансовое положение республики. Директория не в состоянии была решить те проблемы, которые стояли перед новым сформировавшимся за годы революции гражданским обществом. Сохранялась опасность монархической, феодальной реставрации и нового революционного взрыва масс, вызванного бедственным положением городских низов и возрождением популярности якобинских идей.
Непоследовательность, резкие повороты в политике Директории, то обрушивавшей удары против якобинцев, то начинавшей борьбу против дворян-эмигрантов и неприсягнувших священников, то облагавшей высоким подоходным налогом финансистов и спекулянтов, делали политическую обстановку во Франции непредсказуемой. Ненадежность правительства Директории, проводившей "политику качелей", делала весь созданный в 1795 г. конституционный режим все более непопулярным и неустойчивым.
Государственный переворот 9 ноября 1799 и создание режима бонапартистской диктатуры
Правительственный заговор, во главе которого стал виднейший деятель Учредительного собрания и член Директории аббат Сийес, завершился военным переворотом 18 брюмера VIII года (9 ноября 1799 г.). Воспользовавшись политической провокацией (псевдозаговором якобинцев), верные Директории войска разогнали законодательный корпус. Лидером переворота стал генерал Наполеон Бонапарт, прославившийся в Итальянскую кампанию и пользовавшийся громадной популярностью в армии. Остаток депутатов парламента санкционировали подготовленные Сийесом государственно-политические перемены: вместо Директории правительственная власть передавалась Исполнительной комиссии из трех консулов (Сийес, Бонапарт, Дюко), вместо законодательных советов образовывались две законодательные комиссии по 25 членов, которым поручалось выработать новую конституцию исходя из новой системы власти. Диктатура, в том или ином виде сопровождавшая республиканский строй Франции с момента его формирования, вновь обретала отчетливый вид.

Консульство. Управление страной было передано в руки трех консулов. Реальная власть сосредоточилась у первого консула, его пост занял Бонапарт. Демократические силы, в значительной мере ослабленные в предыдущие годы, не смогли оказать должного сопротивления новой диктатуре. Биржа ответила на переворот повышением курса ценных бумаг. Новый режим поддержало крестьянство, которому была обещана и действительно обеспечена защита его собственности на землю. Конституция 1799 г. (по республиканскому календарю - конституция VIII года) Конституция юридически закрепляла новый режим. Основными чертами вводимого ею государственного строя были: верховенство правительства и представительство по плебисциту. Правительство состояло из трех консулов, выбираемых сроком на 10 лет. Первый консул наделялся особыми полномочиями: он осуществлял исполнительную власть, назначал и смещал по своему усмотрению министров, членов Государственного совета, послов, генералов, высших чиновников местного управления, судей. Ему принадлежало право законодательной инициативы. Второй и третий консулы имели совещательные полномочия. Конституция назначила первым консулом Наполеона Бонапарта.

В качестве органов законодательной власти учреждались: Государственный совет, Трибунат, Законодательный корпус и Охранительный сенат. В действительности они были лишь пародией на парламент. Законопроекты могло предлагать только правительство, т.е. первый консул. Государственный совет осуществлял редактирование этих законопроектов, Трибунат их обсуждал. Законодательный корпус принимал или отвергал целиком без прений. Охранительный сенат утверждал. Таким образом, эти органы, ни один из которых не имел самостоятельного значения, лишь маскировали единовластие первого консула. Процедура их формирования еще более усиливала их зависимость от исполнительной власти. Члены Государственного совета назначались первым консулом. Охранительный сенат состоял из пожизненно назначенных членов (в дальнейшем их выбирал Сенат из кандидатов, выдвинутых первым консулом. Законодательным корпусом и Трибунатом). Члены Законодательного корпуса и Трибуната назначались Сенатом. Не менее существенные изменения претерпело и избирательное право. Все мужчины, имеющие французское гражданство, должны были принимать участие в выборах по коммунам. Избранию подлежала десятая часть граждан коммуны, которые включались в список избранных по всем коммунам дистрикта. Они избирали из своего состава также десятую часть. Аналогичным образом избиралась десятая часть по департаментскому списку и далее по национальному списку. Лица, включенные в эти списки, назначались вышестоящими чиновниками на вакантные должности в государственном аппарате соответствующего уровня (из коммунального списка - на должности в коммуне, из департаментского - в департаменте и т.д.). Такая система ликвидировала все прогрессивные завоевания времен революции в области избирательного права. Выборы являлись фикцией, так как "кандидатов" было столько, что чиновники имели полную свободу выбора при назначении на соответствующие должности. Подобная система в целом стала известна как "представительство по плебисциту". С парламентским строем было покончено, минимум имевшихся демократических свобод уничтожен. Спустя год упраздняется и выборное местное самоуправление. Подтверждалось административное деление страны на департаменты, дистрикты, коммуны. Вся полнота власти в департаменте вручалась назначаемому правительством префекту, а в дистрикте - супрефекту. Правительство назначало мэров и членов совещательных советов коммун и городов. Устанавливалась строгая иерархическая подчиненность всех должностных лиц первому консулу. Процесс централизации и бюрократизации государственного аппарата достиг своего логического завершения.

Провозглашение империи. В 1802 г. Бонапарт был объявлен пожизненным консулом с правом назначения преемника. Его власть, еще прикрытая республиканским декорумом, принимала монархический характер. Вскоре Бонапарт был провозглашен императором французов. С этого времени не только исполнительная, но и законодательная власть сосредоточилась в его руках (и отчасти Сената). Огромное влияние на политическую жизнь страны приобрела армия. К этому времени она из освободительной, революционной превратилась в армию профессиональную и фактически наемную. Были созданы привилегированные войска - императорская гвардия. Особое значение в государстве имела полиция; собственно даже не одна, а несколько, каждая из которых осуществляла тайную слежку за другой. Наиболее важными, почти неограниченными полномочиями была наделена тайная политическая полиция. Была введена строгая цензура. В каждом департаменте фактически разрешалось издание лишь одной газеты, находившейся под контролем префекта. Наполеоновское правительство заключило соглашение (конкордат) с главой римско-католической церкви. Католицизм признавался "религией большинства французов". Все чины церковной иерархии назначались правительством, а затем утверждались Ватиканом. Духовенство стало получать жалованье от государства. В свою очередь церковь отказалась от всех претензий на земли, изъятые у нее в годы революции. Армия, полиция, бюрократия, церковь стали основными рычагами императорской власти. История империи - это история непрерывных войн, носивших захватнический характер.
Общая характеристика французского ГК 1804 г
Эпоха Наполеона ознаменовалась созданием пяти основных кодексов:

гражданского, уголовного, торгового, гражданско-процессуального и уголовно

- процессуального. Разработка этих кодексов была начата в условиях

непрерывной смены стоявших у власти групп. Они имели различия, как в

идеологии, так и в конкретных целях. Все это препятствовало стабилизации

новых общественных отношений и созданию единых кодексов.

Лишь после упрочения власти крупной буржуазии правительство Наполеона

окончательно отменило дореволюционное право, а также ряд законов - принятых

во время революции и не соответствовавших интересов буржуазии, и приступило

к выработке кодексов.

Французский гражданский кодекс был принят первым и вошел в историю под

названием Кодекс Наполеона.

В состав комиссии по разработке проекта кодекса, созданной 13 июля

1800 г., вошли такие видные юристы Франции, как Тронше, Порталис,

Малльвиль. Биго - Преамке. Проект был составлен в сжатые сроки (4 месяца) и

направлен на обсуждение высших судов. После того, как они представили свои

замечания, проект должен был пройти обычный путь будущего закона

-рассмотрение в Государственном совете, Трибунате, Законодательном корпусе

и Сенате. Однако в Трибунате и Законодательном корпусе проект кодекса

встретил серьезную оппозицию. Это объяснялось тем, что ряд положений

кодекса содержал значительные отступления от революционного

законодательства. Первый титул «О праве и законах вообще» был отклонен.

Опасаясь, что подобная судьба постигнет и другие титулы, правительство

забрало свой проект на доработку. Наполеон, своей властью исключив из

состава Трибуната и Законодательного корпуса основных критиков проекта и

введя новых членов, создал, таким образом, послушное большинство. В

результате рассмотрение проекта пошло быстро, и все титулы кодекса в виде

отдельных законов были приняты и утверждены. Закон 21 марта 1804 г.

объединил все 36 титулов в состав единого Гражданского кодекса французов. В

1807 г. он был назван Кодексом Наполеона. В 1816г. кодекс вновь получил

название Гражданского. Однако в истории он справедливо остался как Кодекс

Наполеона. Не принимая непосредственного участия в разработке, Наполеон

четко понял необходимость кодекса для упрочения режима, активно руководил

работой по его созданию, благодаря чему кодекс был разработан и принят в

кратчайшие сроки.

Кодекс сыграл огромную роль в упрочении буржуазных отношений во

Франции. Он стал образцом для создания гражданских кодексов в Италии,

Бельгии, Голландии, Польше. Швейцарии и других странах.

Разработчики Кодекса опирались на юридическую доктрину, активно

использовали революционное законодательство, сохранили некоторые положения

французского обычного права, а также римского права.

Влияние римского права отразилось на структуре Кодекса. Он построен по

так называемой институционной системе. Кодекс состоит из вводного титула, в

котором говорится об опубликовании, действии и применении законов, и трех

книг. Первая книга посвящена лицам. Вторая содержит правила об имуществах и

различных видоизменениях собственности. В третьей говорится о различных

способах приобретения собственности.
Правоспособность и дееспособность физических лиц по Кодексу Наполеона
В кодексе устанавливалось единое понятие французского гражданства и связанного с ним единства прав на основе полного равенства. В этом заключалось главное антифеодальное качество нового правопорядка. (Равенство правоспособности не было абсолютным, оно было соответственно своему времени: правоспособность женщин была ограничена семейным правом и преимущественными возможностями мужчин быть участниками оборота.) Гражданство в смысле пользования политическими правами отграничивалось от гражданства в частно-правовом смысле. Гражданскими правами (т. е. правоспособностью) наделялся каждый, имевший или приобретший особое "свойство Француза", которое сообщал конституционный закон. Гражданство можно было не только приобрести, но и утратить. Хотя, в отличие от принципов конституций 1791-1793 гг., ГК установил только частно-правовые (не политические) основания к утрате гражданства; не допускалась потеря гражданства через приговаривание к наказаниям. Однако, как бы в компенсацию, вводился институт гражданской смерти (ст. 17), который повторял политическую смерть "старого режима". Права иностранных граждан во Франции были отличны от французов. Они определялись конкретными соглашениями с той или другой страной, и были уже или шире в зависимости от прав, предоставленных французам в этой стране. От иностранного гражданина также требовалось обязательное поручительство француза в случае обращения в суд; это было еще одним важным ограничением, правоспособности иностранцев.
Гражданская дееспособность наступала в 21 год. После этого ограничения дееспособности были возможны только в рамках брачно-семейных отношений или вследствие опеки. Предусматривалась и возможность полного лишения дееспособности, названная по традиции римского права интердиктом. Широкие полномочия в этой инициативе были предоставлены суду и родственникам, что вделало такую опеку институтом архаичным и даже реакционным в правовом смысле.
Право собственности в Кодексе
В сравнении с правом эпохи "старого режима" круг вещных прав (т. е. форм обладания, пользования и распоряжения имуществами) был сокращен. Признавались только права собственности, правомерного использования и пользования в порядке сервитута.
Центральным институтом вещного права было право собственности. Его понимание в ГК было важным новшеством: "Собственность есть право пользоваться и распоряжаться вещами наиболее неограниченным порядком, лишь бы только это не производило такого использования, которое запрещено законами и уставами" (ст. 544). Согласно доктрине кодекса, собственность имела (1) абсолютный характер: права владельца практически ничем не ограничивались и допускались только изначально предписанные законом ограничения. Основываясь на положении Декларации 1789 г. и почти в тех же выражениях, кодекс закрепил (2) неприкосновенность и неотчуждаемость собственности. Еще одной важнейшей чертой собственности было предельно (3) широкое понимание режима собственности, исходя из почти абсолютного права акцессии (присоединения). Этот последний элемент собственности имел выраженно архаичный характер, заранее предполагая преимущество земельной собственности. Отдельные права не могли быть предметом коммерческого оборота (права пользования недрами, пространством были неразрывны с собственностью на участок земли).
Кодекс выделял три вида собственности в зависимости от субъекта права: 1) индивидуальная, 2) государственная, или общественное обладание, 3) общинно-коммунальная. Преобладающее внимание уделялось частной собственности. Однако оговаривалось, что некоторые объекты могут быть только в государственной (порты, крепости и т. п.) или только в коммунальной собственности.
Все вещи делились на 4 группы. Ранее господствовавшее в праве Франции подразделение на наследственные и на благоприобретенные теряло силу. В общем важнейшим было новое деление на вещи движимые и недвижимые, однако последовательно оно не было проведено, и по-прежнему значение сохранял порядок приобретения и отчуждения вещи. Первой группой признавалась собственно недвижимость (земля, дом — любой стоимости и размера). Второй — принадлежащие недвижимости в силу своего предназначения (мебель и убранство в доме, скот для обработки земли и т. п., висящие на деревьях плоды). Третьей группой были прочие движимые вещи. Четвертую составили особо ценные движимые вещи (деньги, драгоценности, частные бумаги, предметы роскоши, коллекции). Подразделение вещей было существенным для разных требований в отношении отчуждения, разных операций с ними, заклада и т. п.
Собственники недвижимости располагали большими преимуществами. Собственность на землю предоставляла также права и на "то, что ниже и выше" данного участка (ст. 552). Т. е. собственник имея практически неограниченные права использования своего участка, его обустройства, разработки недр. Недвижимость подвергалась только особой форме заклада ее — антихреза, причем должник сохранял право пользования даже в случае просрочки платежа. Недвижимость занимала привилегированное положение при сделках с нею: если продавец терпел значительный ущерб в силу бедственных условий (свыше 60% стоимости), то сделку можно было расторгать в одностороннем порядке. Такие гарантии в особенности должны были обеспечить права мелких земельных собственников — крестьян, которые были главной фигурой социальной жизни той эпохи.
Вторым по важности видом вещных прав стал узуфрукт (букв. пользование плодами). Институт этот был разработан еще в римском праве. Однако в ГК он означал, по сути, особое право, примерно равнозначное наследственной аренде дореволюционной эпохи. Узуфруктуарий не был собственником, его права ограничивались использованием земли или вещи (например, сада, дома). Но он мог продать свой узуфрукт, заключать с ним другие сделки, передавать его по наследству, завещать. Права узуфруктуария охранялись даже перед собственником, который не мог произвольно лишить пользователя его права; если собственник продавал весь объект в целом, то право-пользование сохранялось и при новом собственнике. Такая замаскированная аренда также была архаичным институтом (особенно, когда под узуфруктом понималось право пользования гражданскими доходами, т. е. по сути земельной ренты).
Третьим видом вещных прав было пользование вещью. Конкретное число случаев было невелико; сельскохозяйственная аренда и проживание в доме. В отличие от узуфрукта это право не могло быть ни переуступлено, ни сдано в поднаем. Пользователь имел право использовать свое право только в личных интересах или для семьи, но не для коммерческого оборота и обогащения.
Хотя владение не фигурировало в качестве самостоятельного права, во многих случаях оно охранялось отдельно. Такое охраняемое законами владение могло быть только добросовестным и только в случае, если обладатель добросовестно заблуждался относительно своих прав на вещь. Обладание вещами первой и второй группы при наличии добросовестности могло стать способом приобретения собственности на эти вещи (если проходили установленные ГК сроки исковой давности). Обладание движимыми вещами приравнивалось к праву собственности, если только вещь не была украдена.
Основные черты обязательственного права в Кодексе
ФГК не дает общего понятия обязательства, но в ст. 1101 четко формулирует определение договора: "Договор есть соглашение, посредством которого одно или несколько лиц обязываются перед другим лицом или перед несколькими другими лицами дать что-либо, сделать что-либо или не делать чего-либо". Понятие предмета договора совпадает с понятием предмета обязательства.

В ФГК идет речь о различных договорах: дарения, мены, найма. Но наибольшее внимание ФГК уделяет купле-продаже как центральному договору буржуазного права. Важное место в договоре занимает характеристика вещи и установление цены. Последнее определяется усмотрением сторон. Как только достигается соглашение по поводу вещи и цены, договор считается заключенным (ст. 1583 ФГК). Одновременно право собственности переходит на покупателя, даже если вещь еще не передана, а цена уплачена.

Доктрина ГК была сугубо индивидуалистической. Частной сделке, отвечающей воле сторон, в нем был также придав почтя абсолютный характер. Ничто и почти никак не могло ограничивать частных лиц. Поэтому главное место среди обязательств уделялось договорным (о второй группе — внедоговорных — говорилось лишь примерно в 20 статьях). Как правило, субъектом договора мог быть собственник, имевший все права распоряжения вещами. Другим случаям (например, рабочему найму, сложным коммерческим сделкам) почти не уделялось внимания.
Одним из краеугольных принципов договорного права закреплялась свобода договора. Под этим подразумевалось, что никто не может быть принужден к заключению соглашения, не соответствующего его намерениям, и что содержание соглашения определяется только по воле заключивших его сторон. Ничто не могло быть основанием для одностороннего отказа от сделки: ни допущенные при ее заключении обман, ошибки (если только все это не превосходило определенную меру выгодности и нормальности и не грозило вообще уничтожить коммерческий оборот). Никакое вмешательство в сделку частных лиц не допускалось, если только она не противоречила закону, добрым нравам и общественному порядку. В истолковании последствий сделок и их выполнимости признавалась большая роль судьи.
Вторым краеугольным принципом договорного права было положение об обязательной силе соглашений. Это означало, что законно заключенные соглашения не могут быть расторгнуты односторонними действиями и что соглашения обязывают и ко всем последствиям, которые могут вытекать из обычая или обыкновений коммерции. Принцип обязательной силы договоров был заново сформулирован в ГК (это сделал Порталис). В нем как нельзя более отражалось представление составителей о всемогуществе частной воли, индивидуализм кодекса.
Помимо общих положений договорного права (возможности вступать с вещью в любые сделки — "дать что-либо, сделать или не делать что-либо"), в кодексе предусматривались 8 типичных и распространенных договоров: продажа, мена, наем вещей, работы или услуг, товарищество, ссуда, хранение, договор вероятной прибыли, залог. Архаичность в наибольшей степени проявилась в договоре найма: здесь предусматривалась только возможность для личного услужения и мелкой работы в сельском хозяйстве. Однако за договором вероятной прибыли (или рисковым) были видны реалии игры на бирже, азартные игры, финансовые операции с чисто денежными ценностями, подчиненные особым условиям выполнимости и возможных потерь.
Вторым по важности источником обязательств признавалось причинение ущерба. Основной идеей ответственности за гражданский деликт (причинение ущерба, связанное с нарушением права) в ГК была виновность. Причинивший ущерб отвечал за деликт в случае как прямого умышленного действия в отношении чужой вещи или прав, так и в случаях небрежности и непредусмотрительности (ст. 1383). Хотя и здесь кодекс сохранял существенные архаические черты: так, лица, пребывающие в услужении или под присмотром других, не отвечали за содеянное — за них отвечали хозяева. Этим закреплялось как бы внутреннее подразделение на полную и неполную правоспособность (что было продолжением конституционных ограничений на политические права лиц, находящихся в услужении или не имевших самостоятельного заработка).
Пристальное внимание ФГК уделяет вопросу об эвикции. вещи. Явные недостатки вещи, в наличии которых покупатель мог убедиться сам, не влекут ответственности продавца, а за скрытые недостатки он обязан дать гарантию (ст. 1641, 1642 ФГК). Другим, не менее важным договором является личный наем. Здесь особенно ярко проявляется принцип свободы, предоставляющий сторонам неограниченные возможности в установлении условий договора. Две статьи ФГК, посвященные этому договору, не определяли никаких границ возможному произволу одной из сторон
Основные черты брачно-семейного и наследственного права по ГК 1804 г.


Полновластие мужа и отца, ограниченная правоспособность и недееспособность замужней женщины - принципы, на которых в 1804 г. под влиянием обычного права создавалось семейное законодательство. Светский брак и допущение развода - это то, что явилось единственным прогрессивным моментом в вопросах брака и семьи. ФГК рассматривает брак как договор, и потому взаимное согласие супругов - первое необходимое условие для заключения брака. Кроме того, необходимо было достичь брачного возраста (для мужчин - 18, для женщин - 15 лет), не состоять в другом браке. Для детей, не достигших определенного возраста (сын - 25 лет, дочь - 21 год), требовалось согласие на брак родителей. Кроме того, запрещался брак между лицами, находящимися между собой в определенной степени родства или свойства. Допуская развод, ФГК называет следующие его причины: а) прелюбодеяние; муж всегда может требовать развода по этой причине, жена - если муж содержал свою сожительницу в общем доме; б) злоупотребление, грубое обращение или тяжелые обиды одного из супругов в отношении другого;

в) присуждение одного из супругов к тяжкому и позорящему наказанию;

г) взаимное и упорное несогласие супругов (ст. 229-233 ФГК). Под влиянием католической церкви в кодекс было введено положение о раздельном жительстве. Оно устанавливалось по тем же основаниям, что и развод (ст. 306 ФГК). Взаимоотношения между мужем и женой строились на основе власти и подчинения жены мужу по правилу, сформулированному в ст. 213 ФГК: "Муж обязан оказывать покровительство своей жене, жена - послушание мужу". Эта статья - базовая по отношению ко

веем другим, определяющим отношения супругов. Именно следствием власти мужа является очень ограниченная правоспособность и практически полная недееспособность замужней женщины. Недееспособность женщины означала, что она не могла самостоятельно осуществлять никакие юридические действия,как судебные, так и внесудебные. Это положение было закреплено в ст. 215 ("Жена не может выступать в суде без разрешения своего мужа, хотя бы она была купцом или не обладала общностью имущества с мужем, или хотя бы была установлена раздельность имущества жены") и ст. 217 ФГК ("Жена даже при отсутствии общности имущества супругов или при раздельности их имуществ не вправе отчуждать, закладывать, приобретать, по возмездному или безвозмездному основанию, без участия мужа в сделке или без его письменного разрешения"). Некоторые незначительные исключения из общего правила (например, жене не требовалось согласия мужа, чтобы возбудить против него дело о разводе; или жена могла самостоятельно завещать свое имущество) не меняли существа дела. Имущественные отношения супругов определялись брачным договором, заключенным до совершения брака. ФГК устанавливает ряд имущественных режимов - на выбор будущих супругов. Но по общему правилу, если в брачном договоре специально не предусмотрено иного, имущество жены поступает в управление мужа и последний распоряжается доходами с этого имущества. Одной из важнейших прерогатив мужа в качестве главы семьи является осуществление отцовской власти. Согласно ст. 372 ФГК несовершеннолетние дети находятся под властью родителей до совершеннолетия или до освобождения из-под власти. Однако отец один осуществляет эту власть во время брака. Всякие соглашения между родителями о передаче отцовской власти матери недействительны (ст. 1388 ФГК). В Кодексе идет речь в основном о законных детях, но есть еще одна категория детей - внебрачные. ФГК допускает возможность их узаконения, однако только на добровольных началах, поскольку в соответствии со ст. 340 "отыскание отцовства запрещено". Но при этом допускалось отыскание материнства (ст. 341 ФГК). Признанные внебрачные дети получали некоторые права, но требовать прав законных детей они не могли. Поскольку семейные отношения отличались наибольшим архаизмом, в течение следующих после принятия ФГК лет они подверглись наибольшим изменениям..

В конце XIX - начале XX в. в ФГК были внесены изменения, касающиеся порядка заключения брака: уничтожены некоторые формальности, мешающие заключению брака: урегулирован вопрос о заключении брака незаконнорожденным ребенком: мать получила реальное право давать согласие на брак своих детей. В 1816 г. был отменен развод. В 1884 г. он восстанавливается, но уже в новом виде. Развод рассматривается как санкция за виновное поведение супруга, поэтому не восстановлен развод по взаимному согласию. В 1893 г. женщины, которым было разрешено раздельное жительство, стали дееспособными. В 1907 г. при всяком брачном имущественном режиме женщина получала право распоряжаться продуктами своего личного труда и происходящими отсюда сбережениями. Перемены во взаимоотношениях родителей с детьми выразились в ослаблении отцовской власти и расширении прав детей, а также расширении прав матери и появлении ряда норм, регулирующих положение внебрачных детей. В 1912г. была изменена ст. 340 ФГК (в новой редакции она разрешала отыскивать отцовство в судебном порядке).
Наследственное право
В дореволюционный период во Франции при наследовании преобладал принцип майората, при котором наследовал только старший сын умершего. Такой порядок позволял избежать дробления феодальных земель. В задачу наследника входила помощь своим братьям, он должен был выдавать замуж сестёр, обеспечивать мать. На юге Франции под влиянием римского права широкое распространение получили завещания. В них особенно было заинтересовано духовенство, поскольку священники считались исполнителями завещательной воли умершего и часть завещанного имущества оказывалась у церкви.
По кодексу Наполеона собственность на имущество можно приобрести путём наследования, дарения, завещания или в силу обязательств. В Кодексе подтверждается отмена феодального принципа наследования - окончательная отмена принципа майората, которая началась ещё в марте 1790 года. По сравнению с дореволюционным периодом было сильно ограничено право наследодателя управлять своим имуществом, так как в задачу государства входило защитить имущество для членов семьи и законных интересов наследников[8].
По кодексу различали два принципа наследования: по завещанию и по закону. Наследование по закону также было новым положением, введённым в период революции. Закон при определении порядка наследования не принимает во внимание ни природы, ни происхождения имущества, - говорит Кодекс. Кодекс определяет переход имущества как переход имущества умершего к одному или нескольким живым лицам. Он объединил передачу имущества по завещанию с передачей в виде дарения, причём самым важным моментом передачи наследства по завещанию Кодекс, по примеру римского права, определял волеизъявление. Наполеон на стадии разработки Кодекса называл право завещательного распоряжения собственностью "врученным как бы самой природой главе каждой семьи"[9].
Кодекс различал несколько способов передачи наследства по завещанию - собственноручное, публичное и тайное. Собственноручное завещание-это завещание, полностью написанное, подписанное и датированное самим завещателем. Публичное завещание означало, что сам текст завещания будет написан под диктовку в присутствии двух нотариусов и двух свидетелей или же одного нотариуса и четырёх свидетелей. Тайное завещание подразумевало под собой публичную передачу запечатанного текста завещания нотариусу на хранение в присутствии шести свидетелей.
В Кодексе осталось понятие субституции (ст.897)[10], заимствованное из римского права, но только для наследников первой степени родства. В отношении других степеней родства принцип субституции не действовал и даже запрещался. Таким образом, свобода завещаний ограничивалась не только адресатом, но и обязательной долей наследства.
В отношении наследства Кодекс опирается на писаное право дореволюционной Франции, но уже без влияния канонического права. В Кодексе чётко обозначены разряды наследников: нисходящие: дети, внуки , правнуки, родители и их нисходящие: браться, сёстры, племянники, восходящие: дедушка, бабушка и их родители и боковые родственники до 6-ой степени. Супруг наследовал после четвёртого разряда, а при наличии наследников более высокого разряда по одной из линий супруг получает право на половину всего имущества.
Следует отметить, что при наследовании действовал принцип свободной доли - свободную долю можно было распределить по своему усмотрению на завещания и пожизненные дарения, а резерв можно было распределять только между ближайшими родственниками, как восходящими, так и нисходящими. При наследовании по закону был уничтожен принцип первородства, теперь наследовали родственники: дети, нисходящие, восходящие и боковые до 12-ой степени родства, и только при отсутствии таковых имущество переходило супругу. Внебрачные дети могли наследовать только треть доли наследства законного ребёнка и не имели права наследовать после восходящих, нисходящих или боковых родственников наследодателя и только в том случае, если были признаны в законном порядке, и если речь шла об имуществе отца и матери, но не других родственников.
Относительно наследования по завещанию, то оно было значительно расширено, но всё же ограничено. Так, при наличии у наследодателя одного ребёнка, к наследству допускалась только половина всего имущества, при наличии двух детей - четверть имущества, также при наличии родственников по восходящей линии- три четверти имущества, а если имеются родственники по обеим линиям - половина всего имущества[11].
Кодекс Наполеона расширил свободу завещаний и дарений, которые нередко использовались для обхода законного порядка наследования. Дарение или завещание не могло превышать половины имущества, если после смерти лица, совершавшего завещательное распоряжение, оставался один законный ребенок, 1/3 имущества – если оставалось двое-трое и более детей. При таком порядке наследования за законными детьми резервировалась большая часть имущества, которое делилось между ними поровну вне зависимости от возраста и пола. Таким образом, статьи ГК Наполеона о наследовании способствовали дроблению семейных имуществ.
Французский уголовный кодекс 1810 года
После гражданского кодекса наиболее значительным является уголовный. Он был создан на основе прогрес­сивных идей (наказов), сформулированных в Декларации прав человека и гражданина 1789г. Наказы депутатам Генеральных штатов 1789 года изоби­ловали требованиями коренных реформ уголовного права. Изби­ратели хотели, чтобы смесь римского и обычного права, ордонансов и судебных решений была заменена кодексом уголов­ного права. Наказы настаивали на равенстве граждан перед уго­ловным законом, на смягчении карательных мер, на том, чтобы наказания не распространялись — как было до того — на близких преступника, на его семью. Требовали определенности наказаний. Хотели ненаказуемости «религиозных преступлений» и, конечно, преступлений против так называемых добрых нравов.

Первый проект уголовного кодекса, принятый в 1791г., осуществлял новую уголовно-правовую программу и может быть определен как первый уголовный кодекс буржуазии. В этот период буржуазия была заинтересована в сохранении завоеваний революции, и поэтому наиболее последовательно пыталась реализовать принципы Декларации.

Учредительное собрание отказалось от «воображаемых преступлений», порож­денных фанатизмом и невежеством, приняло идею ограничения судейского усмотрения точным предписанием закона (вплоть до запрещения толковать его); отказалось от квалифицированной смертной казни («достаточно простого отсечения головы») и т. д.

Буржуазно-демократический характер уголовного кодекса 1791 года противоречил интересам политического режима, сло­жившегося при Наполеоне. В 1808 году назначается комиссия по кодификации уголовных законов во главе с Тарже. В 1810 году УК Франции был утвержден.

Однозначная оценка кодекса вряд ли возможна. По сравне­нию с уголовным правом феодальных монархий, с необыкновенно жестоким английским уголовным «кодексом», германскими и ав­стрийскими уложениями французский кодекс 1810 года явился актом несомненного прогресса.

Классический (для буржуазного права) характер кодекса был очень заметен в формулировании общих принципов уголов­ного права, в определении признаков преступного деяния и мно­гом другом.

Но в том, что касалось наказаний, кодекс 1810 года заим­ствует у прошлого времени много такого, что свидетельствовало о жестокости, мстительности и неразборчивости режима.

Кодекс предписывает смертную казнь для неоправданно широкого круга преступлений, включая политические. Он не признает смягчающих вину обстоятельств. Он сохраняет позорящие наказания в виде клеймения, выставления у позорного столба и как дополнение к смертной казни отсечение руки. Он допускает «гражданскую смерть».

Юридическое состояние «гражданской смерти» было известно древнеримскому и феодальному праву. Заключалось оно в лишении имущественных, родительских прав, иногда изгнании и т.п.

Кодекс 1810 года следовал той же традиции. Всякая сделка, заключённая осуждённым к «гражданской смерти», считалась незаконной, всякое приобретённое им имущество отходило казне. Жена в случаях, если она не желала разлучения, признавалась наложницей, дети, рождённые ею, — незаконными.

Отказ от учёта смягчающих вину обстоятельств был данью средневековому праву с его пренебрежением субъективной стороной преступления (оценивался главным образом объективный вред; мотивы преступления мало интересовали), но ещё больше — использованием традиции в интересах усиления наказаний.

Допущение широкого судейского усмотрения в выборе средств наказания — большое зло. Но далеко не благо и другое, прямо противоположное — стеснение судьи узкими рамками предписаний, запрещение смягчать или усиливать наказания в зависимости от обстоятельств дела. Именно это последнее характерно для такого реакционного свода, каким была австрийская Терезиана 1769 года. И то же самое можно сказать о Прусском земском уложении 1794 года. В Баварии закон запретил даже научное комментирование уголовного права.

При помощи уголовного права буржуазия стремилась укрепить только те результаты революции, в которых была заинтересована. Поэтому Кодекс 1810г. сделал шаг назад по сравнению с кодексом 1791г. Тем не менее, Кодекс 1810г. заслуживает названия классического кодекса буржуазии. Кодекс с изменениями и дополнениями действует во Франции до настоящего времени, и послужил образцом для многих буржуазных стран.

Кодекс начинается с предварительных положений, в которых преступные деяния подразделяются на виды, причем в основу деления положен характер наказания: преступное деяние, которое законы карают полицейскими наказаниями, является нарушением; преступное деяние, которое законы карают исправительными наказаниями, являются проступком; преступное деяние, которое законы карают мучительными или позорящими наказаниями, является преступлением (ст. 1). Таким образом, Кодекс устанавливает традиционную трехчленную классификацию преступных действий: 1) преступления — наиболее тяжкие преступные деяния, 2) проступки, 3) полицейские нарушения.

Из четырех книг Кодекса первые две вместе с предварительными положениями можно назвать общей частью кодекса, так как они посвящены общим вопросам наказаний, их видам, уголовной ответственности. Третья и четвертая книги составляют особенную часть: в них содержится перечень преступных деяний.

Первая книга Кодекса посвящена наказаниям уголовным (мучительным и позорящим) и исправительным. Мучительными и позорящими наказаниями были: смерть, каторжные работы пожизненные и срочные, депортация (высылка за пределы империи), смирительный дом. В некоторых случаях одновременно с применением одного из ука­занных наказаний допускалось клеймение. К позорящим наказаниям относились: выставление у позорного столба в ошейнике, изгнание, гражданская деградация (лишение избирательных прав и запрещение занимать государственные должности). Такие меры, как клеймение, выставление у позорного столба, Кодекс заимствовал из феодального уголовного права, что обусловило его архаичность в области наказаний. Среди исправительных наказаний Кодекс называет тюремное заключе­ние на срок в исправительном заведении, временное лишение полити­ческих, гражданских и семейных прав, штраф.

Таким образом, можно сказать, что Кодекс предусматривает значи­тельное количество довольно суровых наказаний, испытывая в этом плане влияние старого феодального права.

Кодекс подробно описывает порядок применения наказания. В ст. 12, 13 говорится об осуществлении смертной казни: «Всякому при­говоренному к смерти отсекается голова. Приговоренный к смерти за отцеубийство препровождается на место казни в рубашке, босиком, с черным покрывалом на голове (он выставляется на эшафоте, в то время как судебный пристав читает народу обвинительный приговор; вслед за этим ему отсекается кисть правой руки и он предается немедленной смерти)». Так же детально описывается исполнение других наказаний.

Публичное осуществление жестоких наказаний свидетельствует о том, что основной целью наказания по-прежнему остается устрашение.

Вторая книга Кодекса устанавливает основания ответствен­ности и основания освобождения от ответственности (безумие и при­нуждение к совершению преступлений силой).

Подробно описываются различные формы соучастия: подстрека­тельство, пособничество.

Кодекс не устанавливал минимального возраста уголовной ответст­венности. Однако к лицам, не достигшим 16 лет, применялись более мягкие наказания, нежели к лицам, достигшим этого возраста. Мера ответственности определялась в соответствии с тем, действовал ли подсудимый с разумением или нет.

Следует отметить, что многие вопросы уголовного права еще не были разработаны; так, в общей части Кодекса не определялись формы вины, не говорилось о совокупности преступлений, о давности.

Третья книга Кодекса посвящена преступлениям и проступ­кам, разделяемым на два вида: публичные и частные. К публичным правонарушениям относились действия, направленные против без­опасности государства, против имперской конституции, против обще­ственного спокойствия. Среди публичных преступлений Кодекс в от­личие от феодального права не называет религиозные.

Четыре статьи были посвящены особе императора и карали за посягательство против личности императора и членов его семьи, за посягательство, целью которого было ниспровержение или изменение образа правления или изменение порядка престолонаследия.

Правонарушения, направленные против частных лиц, имели объектом посягательства либо личность, либо собственность. Более половины статей посвящено охране собственности. В Кодексе подробно описываются различные виды кражи, устанавливаются за них суровые наказания. Характерно, что к преступлениям против собственности Кодекс относит стачки рабочих, т.е. временное прекращение или недопущение работы в какой-либо мастерской.

Таким образом, Уголовный кодекс так же, как и гражданский, проникнут духом собственности. Если Гражданский кодекс утверждает право собственности, то Уголовный обеспечивает ее максимальную охрану.

Четвертая книга Кодекса посвящена полицейским нарушениям и наказаниям.

Как и Гражданский кодекс, Уголовный изложен ясным, четким язы­ком, что является его несомненным достоинством.

В последующие годы Уголовный кодекс подвергся изменениям. Первые новшества коснулись наиболее ярких пережитков феодального права.

Существенные изменения были внесены в УК 1810 года только после революции 1830 года. Так, в 1832 г. были отменены статьи о клеймении и выставлении у позорного столба. Однако статья о публичном исполнении приговора о смертной казни сохранялась в силе до 1939 г. В 1854 г. было отменено положение о гражданской смерти. В 1912 г. был установлен минималь­ный возраст уголовной ответственности — 13 лет.

Уголовное право развивалось путем новеллизации непосредственно Кодекса, а также принятия ряда новых законов, действующих параллельно с Кодексом.






Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации