Алексеев Н.Е. Актуальные проблемы экономики России - файл n1.doc

Алексеев Н.Е. Актуальные проблемы экономики России
скачать (522 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc522kb.06.11.2012 21:29скачать

n1.doc

  1   2   3   4



Н.Е. Алексеев




АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

ЭКОНОМИКИ РОССИИ



Курс лекций

Омск – 2010
Федеральное агентство по образованию

ГОУ ВПО

«Сибирская государственная автомобильно-дорожная академия

(СибАДИ)»

Н.Е. Алексеев
АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

ЭКОНОМИКИ РОССИИ


Курс лекций


Омск

СибАДИ

2010




УДК 330

ББК 65.01

А 471


Рецензенты:

канд. экон. наук, доц. ОмГПУ Н.В. Завальникова;

канд. экон. наук, доц. ОмЭИ Н.С. Щербакова
Алексеев Н.Е.

А 471 Актуальные проблемы экономики России: курс лекций / Н.Е. Алексеев. – Омск: СибАДИ, 2010. – 92 с.
ISBN 978-5-93204-589-3

Учебная дисциплина «Актуальные проблемы экономики России» связана с дисциплинами учебного плана «Экономическая теория», «Экономика предприятия», «Финансы и кредит» и другими. Указанные связи дисциплины дают студенту системное представление о комплексе изучаемых дисциплин в соответствии с государственным образовательным стандартом, что обеспечивает соответствующий теоретический уровень и практическую направленность в системе обучения.

Предназначен для студентов экономических специальностей, аспирантов, преподавателей и лиц, интересующихся теоретическими и практическими вопросами современной экономики.

Подготовлен на основе большого массива статистической информации, учебников, учебных пособий, научных статей, методической и нормативной литературы.

Табл. 2. Библиогр.: 16 назв.
© ГОУ «СибАДИ», 2010

СОДЕРЖАНИЕ


Введение…………………………………………………..............................4
Тема 1. Мировая экономическая конъюнктура и Россия………………...5

Тема 2. Проблемы экономического роста……………………………….10

Тема 3. Современное состояние банковской системы России………....25

Тема 4. Проблемы потребительского и ипотечного кредитования……………………………………………............34

Тема 5. Инфляция. Меры борьбы с инфляцией………………................45

Тема 6. Рынок труда. Проблемы безработицы в России…….................57

Тема 7. Инвестиции в реальный сектор экономики……………………65

Тема 8. Малое и среднее предпринимательство в России……………..73

Тема 9. Экономическая безопасность России…………………………..82
Заключение………………………………………………………………...91

Библиографический список…………….………………………………...92


Введение
С начала 2000 гг. в России отмечается значительный рост основных макроэкономических показателей. Несмотря на достижение высоких показателей, в настоящее время сохраняются определенные проблемы перехода на модель устойчивого экономического роста; кроме того, в некоторых отраслях Россия отстает в развитии по основным показателям от среднемировых значений. В этих условиях весьма важным представляется подготовка работ, направленных на анализ современных тенденций развития российской экономики, обобщения достижений отечественной и зарубежной экономической науки, изучение проблем функционирования хозяйственных субъектов и выявление основных направлений формирования приоритетов развития России.

Проработка проблем дальнейшего развития России требует уточнения складывающейся экономической и геополитической ситуации, выработки принципиально новых подходов и положений.

Рыночные преобразования российской экономики, осуществленные в 1990-х гг., не были должным образом увязаны с необходимостью решения проблем ресурсосбережения и рационального природопользования, поэтому они не привели к ожидаемым и желаемым результатам. Глубокие изменения, происходящие в течение последних десятилетий в современных социально-экономических отношениях, производстве и образе жизни людей, резкое возрастание роли науки, образования, технологического прогресса в развитии экономики, существенно усиливают значение активного и творческого характера человеческой деятельности и требуют радикального пересмотра подходов, сложившихся в хозяйственной практике. В современных условиях активизация инновационных процессов, ориентированных на ресурсосбережение, становится основным фактором, определяющим темпы экономического развития и уровень конкурентоспособности национальной экономики.


Тема 1. МИРОВАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ КОНЪЮНКТУРА И РОССИЯ
Изменение экономической конъюнктуры в мире, риск рецессии, масштабы ее возросшего влияния на экономику, перспективы замедления глобального экономического роста, его вероятные масштабы и протяженность – сегодня темы оживленной дискуссии. На Всемирном экономическом форуме в Давосе (2008) тематика, связанная с мировой экономической конъюнктурой, не имела конкурентов по популярности. Колебания темпов экономического роста напрямую связаны не только с ситуацией на финансовых рынках, но и с состоянием банковской системы, доступностью кредита, масштабами жилищного строительства, состоянием национальных бюджетов, динамикой социальных расходов, уровнем жизни населения.

Экономический рост в России начался в 1997 г. после преодоления постсоциалистической рецессии, связанной с крахом советской экономики, перестройкой важнейших экономических институтов. В 1998 г. рост был прерван резким ухудшением мировой экономической конъюнктуры, оттоком капитала с многих развивающихся рынков, падением цен на нефть до беспрецедентного за последние 30 лет уровня. Рост восстановился в 1999 г. и с тех пор продолжается уже 11 лет.

В начале рост носил восстановительный характер. Его основным источником было использование производственных мощностей, созданных в советское время.

Начиная с 2003–2004 гг., он все в большей степени приобретает инвестиционный характер. Темпы прироста инвестиций в основной капитал находятся на устойчиво высоком уровне. В 2009 г. они превысили 15 %.

При таких темпах роста рыночной эко­номики, интегрированной в систему глобальных рынков, имеющей с 1992 г. конверти­руемую валюту, стабильную си­туацию в финансовой и денежной системе, доходы населения (в реальном исчислении) на протяжении последних 10 лет растут темпами, превышающими 10 % в год.

Рост доходов населения – основа устойчивости сложившейся в последние годы в России политической конструкции.

Нередко приходилось слышать и читать, что нынешние высокие темпы россий­ского экономического роста лишь результат благоприятной конъюнктуры на рынке нефти. Происходящее на этом рынке действительно серьезно влияет на состояние рос­сийского платежного баланса, бюджета. Однако начало эконо­мического роста в России, отнюдь, не было связано с благоприятной динамикой цен на нефть. Наиболее динамично растущие отрасли российской промышленности  не нефть и газ, а производство машин и электрооборудования. Разумеется, можно сформу­лировать гипотезу, суть которой в том, что высокие цены на нефть и обеспечивают бы­стрый спрос на российскую машиностроительную продукцию. Но принять такое предположение не позволяют данные о быстром росте машиностроительного экспорта, темпы прироста которого в 2006–2009 гг. приблизи­лись к 10 %.

Диверсификация российской экономики, снижение уровня ее зависимости от конъюнктуры топливных и сырьевых рынков – стратегическая проблема, стоящая пе­ред нашей страной.

Структурные реформы в России после 2004 г. замедлились. Преобразования идут не столь динамично, как в 2000–2003 гг., когда была проведена налоговая реформа, трансформирован бюджетный процесс, соз­дан Стабилизационный фонд, сформирована правовая основа частного земельного обо­рота, проведены многие другие преобразования, важные для обеспечения устойчивости экономического роста.

В начале октября 2008 г. страна находилась на грани серьезного банковского кризиса, что было связано с развитием событий на мировых финансовых рынках. Оперативные действия Центрального банка позволили эту угрозу устранить.

Когда в России создавались основы рыночной экономики, естественным было стремление использовать для изучения оценки происходящего инструментарий, выработанный в экономически развитых странах. Значительная часть современной экономической теории связана с анализом цикла конъюнктуры, влиянием на него динамики совокупного спроса и предложения, процентной, денежной, бюджетной политики, валютного курса. Неудивительно, что в России возникло стремление использовать сформированные в мире методы анализа цикла при обсуждении происходящего в стране.

Масштабы перемен, связанных с крахом социалистической экономики, началом восстановительного роста, несопоставимы с теми, которые обычно стоят перед развитыми рыночными экономиками на различных стадиях цикла деловой конъюнктуры. Прогнозы, построенные на базе моделей, описывающих циклические колебания в развитых рыночных экономиках, применительно к России радикально расходились с тем, что происходило на деле. Это произошло как раз в то время, когда Россия вступила в стадию инвестиционного роста, а мировая экономическая конъюнктура стала важнейшим фактором, который необходимо учитывать при обсуждении ключевых вопросов экономической политики.

Мотором цикла мировой экономической конъюнктуры последних десятилетий была американская экономика. Существовали периоды замедления мирового экономического развития при сохранении динамичного экономического развития в США. Так развивались события в 1997–1998 гг. на фоне финансового кризиса в Юго-Восточной Азии, распространившегося затем на страны СНГ, Латинскую Америку.

Доля американской экономики в мировой, в зависимости от того, как ее считать (по паритету покупательной способности или по текущим валютным курсам), составляет 20–25 %. Капитализация американского рынка – приблизительно 40 % капитализации мирового.

С начала 1980–х гг. характерные черты периодов замедления мирового экономического роста, тесно связанного с рецессиями в США, изменились. Но при этом проблемы, возникающие в одной из крупных экономик, быстрее распространяются в мире. Усилилась зависимость экономического развития от межстрановых перетоков капитала. Двадцать лет назад соотношение суммы дефицита платежного баланса к ВВП мира составляло 2–2,5 %, сегодня – 6 % (по данным МВФ). Исходя из здравого смысла, можно предположить, что в такой ситуации капиталы должны уходить из этой страны. На деле идет противоположный процесс. При рецессии в США владельцы капиталов предпочитают доходности вложений их надежность и ликвидность. Рынки капитала реагируют на падение темпов роста американской экономики волной притока средств в казначейские обязательства США. Последняя мировая рецессия (2001) наглядно подтвердила эту закономерность.

Еще одна характерная черта рецессии – изменение ситуации на рынке капитала. Наиболее динамично меняется направление портфельных инвестиций. Ска­зывается инерционность процесса принятия и реализации инвестиционных решений, связанных с реальным сектором. Влияние оттока капитала на национальные экономики может быть более силь­ным, чем на мир в целом.

Влияние происходящего в Америке на мировую экономическую конъюнктуру идет по двум основным каналам. Первый – внешняя торговля. Замедление американ­ской экономики приводит к существенному ограничению возможностей экспорта в Америку. Второй – состояние мировых рынков капитала. Все, что происходит на аме­риканских фондовых рынках, отражается на настроении инвесторов. Динамика рынка акций влияет на состояние финансовой и банковской системы, экономическую конъ­юнктуру.

Нет оснований предполагать, что трудности американской экономики будут но­сить лишь краткосрочный характер. Рецессия 2001 г. была умеренной и короткой, но период низких темпов роста американской экономики растянулся на 2001–2003 гг. Лишь в конце 2003 г. ФРС решилась поднять учетную ставку с аномально низкого уровня (1 %). Фундаментальная проблема, связанная с нынешним неблагоприятным по­воротом конъюнктуры в США, состоит в том, что кризис затронул банковскую систему. Опыт показывает, что, когда оказывается затронутой устойчивость банковской систе­мы, для восстановления динамичного роста требуется не менее 2–3 лет.

Более того, нынешняя ситуация на залоговом рынке США напоминает ту, которая сложилась в экономике Японии после краха рынка недвижимости (1989). Япония, до этого, – один из локомотивов мировой экономики, надолго вошла в режим низких или отрицательных темпов роста.

Америка и Китай в последние годы вносят наиболее весомый вклад в обеспечение высоких темпов экономического роста в мире: США – в силу масштаба экономики, Ки­тай – высоких темпов развития. Когда их экономики замедляются, с этим приходится считаться всему миру.

Не слишком благоприятно обстоят дела и в других крупнейших мировых эконо­миках. В странах Евросоюза возможности продолжать экономический рост темпами, превышающими 3 %, характерными для 2006–2007 гг., ограничиваются влия­нием укрепления курса евро по отношению к доллару, осложняющим экспорт из еврозоны, и высокой (по европейским стандартам) инфляцией, не позволяющей снизить ба­зовую процентную ставку для ускорения роста экономики. Индия в меньшей степени, чем Китай и Евросоюз, зависит от мировой конъюнктуры. Но и здесь прогнозируется замедление темпов экономического роста на 1 %.

Российская экономика сильнее, чем экономики других стран СНГ, зависит от ми­ровой конъюнктуры. В 1997–1998 гг. страна столкнулась с кризисом на развивающихся рынках, начавшийся в 1997 г. экономический рост сменился па­дением. В 2001 г. американская экономика оказалась в состоянии рецессии. Российская отреагировала на это сильно: темпы роста ВВП в 2001 г. упали по сравнению с 2000 г. более чем на 5 %. Понять причины, почему колебания мировой конъюнктуры влияют на Россию сильнее, чем на мир в целом, нетрудно. 80 % экспорта нашей страны – это нефть, нефтепродукты, газ и металлы. Цены на эти то­вары чувствительны к изменениям темпов роста глобальной экономики.

Замедление экономического роста в мире в 2008–2010 гг., по меньшей мере, веро­ятно. Период аномально высоких темпов роста 2004–2007 гг. завершен. Это необходимо осознать и, исходя из такой реальности, вырабатывать экономическую политику России.

В период 2000–2005 гг. российская финансовая политика строилась по такому сценарию: в условиях благоприятной конъюнктуры государство быстро улучшало бюджетный баланс, создавало финансовые резервы, что позволяло адаптиро­ваться к изменениям конъюнктуры на важнейших для нас рынках. В 2006 г. бюджетная политика была нейтральной, государство перестало наращивать профицит бюджета. В 2007 г. в условиях благоприятной конъюнктуры государство быстро наращивало бюд­жетные расходы, форсировало экономический рост за счет ослабления бюджетного баланса.

В 2000–2009 гг. в нашей стране инфляция росла медленно. Это не единственный показатель, свидетельствующий о перегреве экономики. В стране, начиная с 2004 г., высокими темпами увеличивается заработная плата (в реальном исчислении). В 2007 г. ее рост ускорился до 15 %. Как это нередко случается в условиях перегрева экономики, начинается форсированный рост притока капитала в Россию. В 2007 г. наша страна ввезла более 80 млрд долл. иностранного капитала. Никто не гарантирует, что при ухудшении мировой конъюнктуры удастся рефинансировать рост коммерческих кредитов за счет новых заимствований.

Принятые в 2000–2007 гг. меры позволили снизить государственный внешний долг. При этом высокими темпами росла внешняя коммерческая задолженность.

Наша страна неплохо подготовилась к периоду неблагоприятной экономической конъюнктуры. В отличие от того, что происходило в Советском Союзе на фоне ано­мально высоких цен на нефть, в России были сформированы резервы, позволяющие сгладить влияние неблагоприятных изменений мировой экономической конъюнктуры: международные (золотовалютные) резервы, Стабилизационный фонд. В краткосрочной перспективе рецессия в Соединенных Штатах для России катастрофой не станет. При разумной, ответственной экономической политике у государства достаточно возможностей, чтобы справиться с трудностями.

Но гарантировать, что она будет ответственной и разумной, к сожалению, нельзя. В последние 10 лет в России быстро росли бюджетные доходы. Это было обусловлено начавшимся экономическим ростом, успешно проведенной налоговой реформой 2000–2002 гг., новой (с 2004) ситуацией на рынке нефти. Темпы роста доходов бюджета вышли на аномально высокий уровень.

Периоды динамичного роста доходов бюджета были и в других странах мира.

У страны есть резервы, позволяющие справиться с периодом низкой мировой экономической конъюнктуры. Снижение темпов роста ВВП до 3 % катастрофой не является. Аме­риканская экономика, крупнейшая в мире, динамично развивающаяся более 200 лет, раз в 5–10 лет демонстрирует отрицательные темпы экономического развития. Для рос­сийского общества, при коротком опыте жизни в условиях рыночной экономики, сни­жение темпов роста, похожее на то, которое произошло в 2001–2002 гг., может оказаться серьезной травмой [3, 4].
Тема 2. ПРОБЛЕМЫ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА
Динамика российского ВВП вовсе не является уникальной на посткоммунистическом пространстве. Темп роста в большинстве стран бывшего СССР был выше, чем в России. Причем это касается как постсоветских стран, в которых более высокий рост в какой-то мере является результатом «эффекта базы» (глубины спада) и продолжения действия еще восстановительных тенденций, так и стран Центральной и Восточной Европы, вступивших в ЕС и сформировавших экономические институты, не во всем благоприятные для экономического роста. Исключительно высокие темпы ха­рактерны для Китая и Индии.

По-видимому, мы находимся в возрастающей фазе экономического цикла, при­чем можно предположить, что российская экономика вошла в систему нормального де­лового цикла. Будущее покажет, так ли это, но в любом случае настала пора отойти от стереотипов антикризисного управления и роста любой ценой и сформулировать модель экономической политики, основанную на механизмах антициклического регулирования.

Между тем пока государство продолжает действовать по принципу «рост любой ценой». Несмотря на экономический бум и связанную с ним инфляцию, правительство продолжает подхлестывать рост при помощи бюджетных вливаний. Выделяемые сред­ства в основном направляются в социальную сферу (вложения в человеческий капитал), в развитие инфраструктуры и инновационную деятельность. Такой подход понятен и объясним, поскольку именно в этих секторах заключены узкие места дальнейшего раз­вития страны. Понятен и политический контекст подобного подхода – для нынешней российской власти высокие темпы роста являются источником их фактической легити­мации, основой своеобразного «общественного договора» первого этапа стабилизации. Однако все эти меры выглядят достаточно странно в условиях экономического бума и высокой инфляции. Весьма серьезными становятся риски пере­грева экономики и ее срыва в фазу кризиса.

Экономический рост пока остается преимущественно количественным. Хотя сек­тора услуг растут высокими темпами, это в основном традиционные услуги (прежде всего торгово-посредническая деятельность), а никак не высокотехнологичные. Техни­ко-внедренческие особые экономические зоны развиваются, но пока не стали реальны­ми точками роста инноваций, способных оказывать сколько-нибудь значимое влияние на характер экономического роста. Россия развивается в рамках индустриальной моде­ли, а в этой системе координат у нее нет серьезных конкурентных преимуществ – ни по трудовым ресурсам, ни по природно-климатическим параметрам. Впрочем, структур­ная трансформация – длительный процесс, который медленно накапливает потенциал и лишь со временем может развернуться во всей полноте.

Требуются серьезные структурные сдвиги, ослабляющие зависимость страны от положения в топливно-энергетическом комплексе. Ставя целью предстоящего двенадцатилетнего периода вхождение России в пятерку ведущих экономик мира (по размеру ВВП), Концепция рассматривает три возможных сценария долгосрочного раз­вития: инерционный, экспортно-сырьевой и инновационный.

Инерционный сценарий предполагает сохранение доминирования энергосырьевых секторов при постепенном замедлении темпов роста добычи и экспорта продукции ТЭКа из-за отставания в развитии инфраструктуры. Среднегодовые темпы роста не превышают 3,5 %. При данном сценарии маловероятна реализация крупных инвестиционных проектов в отраслях, выходящих за рамки ТЭКа, но возможно усиление процессов социальной и региональной дифференциации, снижения качества человеческого капитала, падения конкурентоспособности обрабатывающих производств и вытеснения их импортом.

Экспортно-сырьевой сценарий предполагает активное использование конкурентных преимуществ России в энергетическом секторе, реализацию крупных инфраструктурных проектов, позволяющих наращивать производственный потенциал традиционных отраслей российского экспорта. Среднегодовой рост экономики в таком случае может составлять порядка 5,5 %. Основное внимание здесь уделяется развитию энергетики и транспорта, причем в силу специфического характера этих секторов можно предположить существенное усиление роли государства в организации и регулировании хозяйственной жизни. Этот сценарий, естественно, означает усиление зависимости от мировой конъюнктуры цен на продукцию ТЭКа и сырья.

Инновационный сценарий предполагает использование конкурентных преимуществ в топливно-сырьевой сфере для диверсификации и качественного обновления российской экономики. Принципиально важным в данном случае является резкий рывок в качестве человеческого капитала и использовании на этой основе высокотехнологичных производств. Экономический рост может достигать 6–6,5 % в год. По сути это сценарий постиндустриального рывка, при котором Россия оказывается способна найти свою нишу в системе разделения труда при современной глобализации. Данный сценарий предполагает осуществление структурного маневра, в результате которого доля инновационного сектора должна будет повыситься с нынешних 10 % ВВП примерно до 20 %, а доля нефтегазового сектора, напротив, снизиться с 20 до 10–12 %.

С известной долей условности эти сценарии можно охарактеризовать соответственно как нигерийский, мексиканский и австралийский. Нигерия – страна, где обилие топливно-энергетических ресурсов привело к застою и деградации политических и экономических институтов, к тяжелому политическому и экономическому кризису. В Мексике обширные доходы от нефти позволили обеспечить заметный, хотя и неровный экономический рост при умеренной диверсификации экономики и низком развитии человеческого капитала, при неспособности существующих институтов воспользоваться преимуществами близости к североамериканскому рынку. Наконец, Австралия демонстрирует успешный опыт страны, богатой природными ресурсами. Значительные ресурсы, которые дал экспорт природных ресурсов в Японию и страны Юго-Восточной Азии, были использованы для диверсификации внутреннего производства и формирования современной постиндустриальной экономики.

Три названных сценария не следует рассматривать как альтернативы. Скорее, это последовательные этапы в движении российской экономики к новому качеству. Благоприятный вариант развития событий предполагает переход от инерционного сценария к экспортно-сырьевому и на его основе (учитывая австралийский опыт) – к наращиванию инновационных механизмов социально-экономического развития. Иными словами, первый и второй сценарии являются этапами на пути решения стратегических задач российского развития. Однако эти варианты могут стать и альтернативами, если не удастся осуществить переход с одного этапа на другой.

Тогда возникает ключевой вопрос: чем может быть обусловлен переход от одной модели роста к другой? В принципе существует два механизма влияния – деньги и институты. Изменение модели развития страны может быть достигнуто при помощи массированных государственных (и связанных с государством) инвестиций в определенные сектора экономики и при проведении глубоких институциональных реформ, создающих благоприятные условия для деятельности экономических агентов, а также стимулов для ускоренного развития отраслей, обеспечивающих развитие человеческого капитала.

Но вот здесь мы сталкиваемся с реальной альтернативой при выборе стратегии социально-экономического развития России. Одна стратегия основывается на дирижистской идеологии и предполагает ведущую роль государства в обеспечении искомых темпов экономического роста, для которого государство и создает мощные организационные и финансовые предпосылки. Ведущими игроками становятся корпорации, формально принадлежащие государству или находящиеся под его фактическим контролем. Бюджет начинает играть активную роль в финансировании крупных хозяйственных проектов, причем не только инфраструктурных. Формируются специальные «институты развития», которые призваны подготовить особые условия для тех секторов, которые кажутся государству предпочтительными. Под ведущую роль государства выстраивается и институциональная система, включая проблемы собственности, банкротства, внешнеэкономическую деятельность и т.п.

Данная модель действительно может обеспечить на определенном этапе высокие темпы экономического роста, особенно при наличии мощного потока финансовых ресурсов, поступающих в госбюджет. Однако проблема этой модели состоит в низкой эффективности государственных инвестиций по сравнению с инвестициями действительно частными, когда собственник на деле рискует своими деньгами. Причем эта неэффективность оказывается двоякого рода.

Во-первых, это неэффективность принимаемых решений относительно приоритетов инвестирования, что становится острейшей проблемой в условиях высокого динамизма постиндустриальной эпохи. В современных условиях вызовы и приоритеты меняются так быстро, что любая, даже самая эффективная государственная бюрократия не успевает адекватно реагировать на них. Решения, принятые властью, всегда являются результатом сложной системы согласования интересов. И вызовы времени – отнюдь не главный аргумент в этом процессе. А уж изменить с таким трудом согласованное решение оказывается подчас практически невозможно.

Во-вторых, остается проблема завышения смет инвестиционных проектов, когда речь идет об освоении государственных средств.

Основой другого подхода к модернизации является формирование современной институциональной среды, способной стимулировать устойчивый экономический рост и адаптацию к вызовам современной эпохи. Именно использование современных институтов (разумеется, с соответствующей адаптацией к особенностям данной страны) служит важнейшим источником модернизации стран догоняющего развития в условиях перехода к постиндустриальной эпохе. И именно поэтапное формирование институтов современного развитого общества может обеспечить решение сложного комплекса задач.

В прошлые годы государство уделяло гораздо больше внимания финансовым и регулятивным аспектам экономического роста, нежели институциональным. Это проявлялось через накачку деньгами «институтов развития», а также через создание государственных корпораций, которые должны играть ключевую роль в структуризации российской экономики. Подобное развитие событий вполне естественно в условиях мощного притока «дешевых денег», который продолжа­ет захлестывать страну на протяжении вот уже нескольких лет.

Результатом такого развития событий пока стало лишь раскручива­ние инфляции. Современная инфляция – явление достаточно сложное, комплексное, в кото­ром переплетается несколько факторов: и повышение цен на продовольствие, и стремление денежных властей сдержать укрепление рубля, и экспансионистская бюджетная политика.

Бюджетный экспансионизм, нацеленный на подхлестывание роста, на самом деле оказывается фактором, препятствующим ему. С одной стороны, дополнительный спрос в значительной мере концентрируется на импортных товарах, а отнюдь не стимулирует внутреннее производство. С другой стороны, инфляция приводит к повышению бан­ковских процентных ставок на внутреннем рынке, что отнюдь не благоприятно с точки зрения консолидации роста.

Одним из основных вопросов дискуссии об экономическом росте является фор­мирование современной, т.е. адекватной вызовам постиндустриальной эпохи, системы политических, экономических и социальных институтов.

В экономико-политических дискуссиях последнего времени достаточно широко представлена позиция, согласно которой модернизация политической системы не является вопросом первостепенного значения.

Это, по крайней мере, спорная точка зрения. Она вполне применима к странам, совершающим переход от аграрной экономики к индустриальной, т.е. осуществляющим индустриальную модернизацию. Доминирующее аграрное население чутко реагирует на улучшение материального благосостояния и не предъявляет спрос на современные политические институты. Иначе реагирует образованное городское население, которое требует определенных гарантий и для этого готово участвовать в выработке государственных решений. Именно поэтому модернизация политической системы является абсолютным приоритетом для решения всех остальных задач экономической и социальной модернизации.

Вторым важнейшим фактором модернизации является развитие человеческого капитала. Нынешний кризис социальной сферы не является лишь результатом кризиса советской системы. Его природа отражает кризис индустриальной системы. Нынешняя модель социального государства была основана на принципиально другой демографической и социальной ситуации – растущее население, преобладание молодого сельского населения, не охваченного системой социальной поддержки. Сейчас, когда процесс старения населения приобрел устойчивый характер, а спрос на социальные услуги неуклонно возрастает, необходимо создать радикально новую модель социального государства.

Таким образом, поиск оптимальной модели развития человеческого капитала в минимальной мере может учитывать существующий в мире опыт – эффективных систем, соответствующих современным вызовам, просто не существует.

Совершенствование экономического законодательства также является важным направлением институциональной модернизации. За последние годы в этом направлении было сделано немало. Сформирована развитая система экономического законодательства. Его недостаточная эффективность связана с неразвитостью институтов политического и административного регулирования, со слабостью механизмов обеспечения исполнения законов.

В формировании системы экономических институтов целесообразно ориентироваться на адаптацию законодательства ЕС как достаточно успешного примера современного рыночного законодательства, который особенно актуален для нас, поскольку более 50 % российского товарооборота приходится на Европу. Естественно, не все разделы европейского законодательства уместны с точки зрения стимулирования роста, но основные его разделы, посвященные экономическим свободам, антимонопольному регулированию и т.п., были бы вполне уместны для современной России.

Наконец, особое место занимают институты развития, которые стали важнейшим элементом экономико-политической дискуссии последних лет. Еще нет четкого понимания, что же относится к этой институциональной форме: в одном подходе видятся формы организации частно-государственного партнерства, в другом – способы прямого финансирования государством проектов, подстегивающих экономический рост. По-видимому, точнее всего было бы определить их как дискретные правила игры, т.е. решения государственной власти в экономической сфере, воздействующие не на все экономическое пространство, а на конкретных субъектов хозяйственной жизни.

Время покажет, насколько эффективными окажутся эти институты. В принципе причины их формирования достаточно понятны – это и политическое желание подстегнуть экономический рост, ускорить процессы диверсификации экономики и экспорта, компенсировать отсутствие кредитных историй. Не менее важен и сам факт наличия огромных финансовых ресурсов, которые неизбежно оказываются заложниками политической борьбы.

Важнейшим направлением институциональных реформ является реализация приоритетных национальных проектов. Базовая идея и принцип их выделения не вызывают сомнения – речь идет о развитии человеческого капитала, что является реальным приоритетом в условиях постиндустриальной трансформации. С самого начала очевидны были два принципиальных направления их реализации: усиление бюджетного финансирования соответствующих секторов и проведение институциональных реформ. Политически опасно и экономически неэффективно решать одну задачу при игнорировании другой. Однако риски такого развития событий весьма существенны.

На первом этапе бюджетный аспект явно доминировал над институциональным, и это вызывало серьезную озабоченность: финансирование без институциональных реформ могло дать даже отрицательные результаты. Более высокая зарплата приводит не к обновлению персонала, а к консервации кадров, сохранению тех врачей и учителей, которые давно потеряли квалификацию и не станут лучше лечить и учить, даже если им поднять зарплату в 100 раз. Увеличение расходов на оборудование может обернуться тем, что закупаться оно будет по завышенным ценам и не то, которое действительно необходимо для больниц и лабораторий. А увеличение финансирования жилищного строительства при монополизации рынка строительных услуг может привести лишь к взвинчиванию цен и обогащению локальных монополистов.

В настоящее время наметились некоторые важные сдвиги в реализации национальных проектов.

Во-первых, были официально признаны их долгосрочный характер и что развитие человеческого потенциала представляет собой стратегическую задачу, которую предстоит решать в обозримом будущем.

Во-вторых, явно усилились акценты в пользу институциональных реформ. Это проявляется по-разному в отдельных блоках приоритетных национальных проектов. Последовательнее всего институциональный аспект нацпроектов прослеживается в образовании, где сформировался реформаторский консенсус относительно основных направлений модернизации образования. Был принят пакет законов, определяющих важнейшие направления развития образования на среднесрочную перспективу. В других секторах пока продолжаются дискуссии относительно первостепенных институциональных решений. Это не удивительно, поскольку выработка эффективных решений в секторах социальной сферы является сложнейшей интеллектуальной задачей, при решении которой международный опыт может быть использован лишь в минимальной мере.

В-третьих, были достигнуты определенные успехи в решении конкретных задач повышения качества функционирования этих секторов. Происходит компьютеризация школ, обновляется оборудование больниц, решаются другие практические проблемы.

В-четвертых, в реализации национальных проектов все шире внедряется принцип конкурсности проектов отдельных учреждений и регионов. Отсутствие готовых и очевидных решений в области человеческого капитала привело к вполне справедливому решению стимулировать выработку предложений самими субъектами социальной политики, которые и должны предложить варианты решений федеральному правительству.

Однако у такой благоприятной ситуации существует и оборотная сторона. В России вырастает поколение политиков, привыкших «управлять ростом благосостояния» и все более забывающих о кризисном управлении. Эти же настроения все больше укореняются в народе. Но ведь устойчивость российской политической системы, а в известном смысле и легитимация существующего политического режима связана с ее способностью обеспечивать высокие темпы роста экономики и благосостояния народа.

Замедление экономического роста, а то и спад в нашей ситуации чреваты не только экономическими проблемами, но и политическими потрясениями. Угроза серьезного замедления роста может привести к неадекватной реакции властей, что лишь усугубит экономические трудности. Очень многое в нашем дальнейшем развитии зависит от способности властей адекватно и спокойно встречать кризисные явления. Поэтому важнейшей проблемой современной политической и экономической системы России является ее способность быстро реагировать на возможные шоки. Это будет главный экзамен на зрелость, который предстоит выдержать российской политической и экономической элите.

Причины и источники возможного кризиса не очень хорошо поддаются прогнозу. Основываясь на современных реалиях и тенденциях, можно выделить несколько источников потенциальных проблем, влияющих на экономический рост и ведущих к политической и финансовой дестабилизации.

Во-первых, начало глобальной рецессии, дыхание которой явно ощущается в последнее время. Это и будет означать изменение фазы делового цикла, что для России может оказаться особенно болезненным по контрасту с высокими темпами ее нынешнего развития. На протяжении большей части двадцатого столетия наша страна не испытывала циклических колебаний, характерных для рыночной экономики. Однако в настоящее время нет никаких оснований считать, что мы будем свободны от подобного рода колебаний и впредь. Более того, отсутствие опыта антициклической политики, хорошо известной рыночным экономикам минувшего века, делает Россию особенно уязвимой перед угрозой циклических колебаний. А поскольку российская экономика еще не настолько интегрирована в мировую, чтобы быть частью антициклического регулирования развитых стран, можно ожидать развертывания у нас рано или поздно классического экономического кризиса.

Во-вторых, падение цен на нефть. В 1970-е гг. все были уверены, что цены на топливно-энергетические ресурсы вышли на новый рубеж. К тому же для провоцирования кризиса совершенно не обязательно падение цен до уровня ниже 10 долл. за баррель. За последние годы Россия далеко продвинулась по пути наращивания бюджетных расходов и усиления зависимости положения дел в стране от колебаний мировой конъюнктуры. Сколько-нибудь существенное снижение цен на нефть больно отразится на бюджетных обязательствах, что вряд ли можно будет компенсировать средствами Стабилизационного фонда. Обострение экономических трудностей в России будет происходить параллельно с улучшением ситуации в большинстве ведущих экономик мира, у конкурентов российского бизнеса, – ведь для них снижение цен на нефть даст дополнительные стимулы для роста.

В-третьих, возможность возникновения дефицита платежного баланса и усиления зависимости положения страны от притока иностранных инвестиций. В этой ситуации иностранные инвестиции становятся критическими для роста, но критическим для их притока становится состояние политико-правовых и экономических институтов. Именно они или сделают страну привлекательной для иностранного капитала, или станут тормозом на его пути.

В-четвертых, дестабилизация может быть связана и с началом энергетического кризиса. Быстро развивающаяся российская экономика требует все больше энергетических ресурсов. Между тем активность энергетических компаний по разведке и разработке новых месторождений крайне низка. Мы продолжаем считать себя крупной энергетической державой, видя в этом и одно из фундаментальных условий все той же «суверенной демократии». Энергетический кризис отнюдь не благоприятствует политической стабильности и устойчивости дальнейшего экономического роста. Он сам может оказаться мощным фактором, провоцирующим рецессию.

Наконец, в-пятых, серьезные проблемы в будущем породит быстро нарастающая в настоящее время частная внешняя задолженность. Налицо две причины, делающие такую ситуацию весьма опасной.

С одной стороны, усиливается зависимость национальной экономики от ситуации на мировых финансовых рынках. Сейчас, когда цена заимствований низка, обильный приток внешних кредитов питает экономический рост в России. На сегодня доступ­ность дешевых кредитов не менее важна для роста, чем высокие цены на нефть и газ. Однако изменение ситуации на долговом рынке может привести к серьезным экономи­ческим проблемам. Удорожание кредитов станет сдерживаю­щим фактором на пути экономического развития.

С другой стороны, удорожание заимствований может создать значительные про­блемы для государственного бюджета. Многие предприятия-заемщики тесно связаны с государством и действуют по принципу «приватизации прибылей и национализации убытков». Так они воспринимаются и на финансовом рынке, агенты которого понимают, что в случае кризиса крупнейшие российские частные заемщики смогут опереться на поддержку федерального бюджета.

Еще одной проблемой является продолжающееся углубление социальной и региональной дифференциации. Эти процессы, вполне объяснимые на начальных стадиях экономиче­ского роста и структурной адаптации экономики к новым вызовам, несут в себе серьез­ную угрозу для будущей стабильности.

Серьезные риски несут в себе инвестиционные проекты, реализуемые в области частно-государственного партнерства. Эта модель предполагает взаимодействие государственных и частных средств при решении крупных народнохозяйственных задач. Частный бизнес вкладывает средства в строительство предприятий, а государство – в связанную с ними инфраструктуру. Вся практика участия государства в бизнесе свидетельствует, что данное участие оказывается неэффективным и требует существенно больших временных и финансовых затрат, чем это первоначально предполагалось. В результате не исключена ситуация, когда частный бизнес последовательно реализует свою часть проекта, а государство отстает (и весьма значительно) от согласованного графика. Такая ситуация будет существенным образом снижать эффективность проектов.

С этим связаны и дополнительные риски, которые несет с собой глобальная рецессия. Современные инвестиционные стратегии государства и связанного с ним крупнейшего бизнеса фактически основаны на гипотезе постоянного длительного подъема. Вкладываются значительные средства в развитие новых производств, нацеленных на производство экспортной продукции, прежде всего цветных металлов, которые составляют важную часть российского неэнергетического экспорта. Однако спрос на эту продукцию наиболее уязвим перед колебаниями мировой конъюнктуры. В условиях бума спрос и цены на нее быстро растут. А при рецессии, наоборот, сильно падают. Но ведь эффективность создаваемых производств рассчитана на современный уровень спроса, что может обернуться в дальнейшем тяжелыми финансовыми потерями. Причем потерями в первую очередь для государства. Ведь государство является крупным инвестиционным партнером соответствующих проектов (в основном в части обеспечения их инфраструктурой), и оно так тесно связано с частным бизнесом, что скорее всего должно будет взять на себя компенсацию его убытков в случае начала рецессии.

Характерная особенность современной российской ситуации в области институ­ционального развития – существенные расхождения между двумя группами показате­лей. В то время как динамика большинства индикаторов качества бизнеса остает­ся достаточно негативной, динамика индикаторов, отражающих уровень инвестиционных и кредитных рисков, устойчиво положительна.

Однако, как показывает зарубежный опыт, устойчивый рост прямых иностранных инвестиций и вход на рынок новых иностранных инвесторов в значительной степени связан с более глубокими институциональными изменениями, отражаемыми более общими индикаторами состояния институциональной среды. Поэтому в странах, являющихся привлекательными для иностранных инвестиций, как правило, улучшение значений этих двух групп индикаторов происходит параллельно.

Опыт последнего десятилетия показал, что, несмотря на неблагоприятность ряда существующих институциональных условий, российский бизнес демонстрирует достаточно высокий потенциал для прове­дения собственной модернизации. Государст­венный же сектор оказался чрезвычайно невосприимчивым к обновлению и развитию. Реформы, находящиеся в «зоне ответственности государства» (судебная система, предоставление общественных благ и др.), в лучшем случае стагнируют. В условиях роста всех показателей кредитоспособности экономики повышение доверия к российскому частному бизнесу многократно опережает процесс укрепления доверия к отечественным государственным институтам.

В рамках предложенного подхода к анализу институ­циональных факторов роста обсуждаются два важных вопроса экономической полити­ки – о возможных пределах роста в российской экономике в условиях консервации су­ществующей институциональной среды, его устойчивости и соответственно о масштабах институциональных изменений, необходимых для сокращения накопленно­го институционального отставания и поддержания высоких темпов роста на долгосроч­ную перспективу.

Сильная сырьевая ориентация экономики России затрудняет достижение поставленных целей экономического развития сразу по нескольким причинам.

Во-первых, для сырьевых товаров характерны высокие колебания цен, превышающие ценовую нестабильность прочих товарных групп. В этой связи страны с сырьевой структурой экономики испытывают дополнительные трудности при проведении макроэкономической политики, поскольку изменчивость цен на сырье имеет своим следствием значительные колебания бюджетных доходов и реальных обменных курсов валют стран-экспортеров. В ситуации благоприятной ценовой конъюнктуры увеличе­ние доходов государства, как правило, сопровождается ростом расходных обязательств бюджета, исполнение которых в долгосрочной перспективе зависит от величины буду­щих сырьевых доходов, т.е. конъюнктуры мировых рынков. Таким образом, если не принимаются меры по диверсификации экономики, возрастают риски проведения не­сбалансированной бюджетной политики. В период же высоких цен страны-экспортеры часто сталкиваются со значительным повышением курсов своих национальных валют, что снижает конкурентоспособность национальных производителей торгуемых това­ров и повышает риски деиндустриализации экономики. Макроэкономическая уязви­мость стран-экспортеров сырья повышает их риски и снижает привлека­тельность для инвесторов.

Во-вторых, сырьевая зависимость негативно сказывается на экономической дина­мике по технологическим причинам. Так, низкая трудоемкость сырьевых производств даже с учетом создания рабочих мест в смежных отраслях, как правило, не позволяет создать достаточное количество рабочих мест в высокопроизводительном секторе экономики. Кроме того, используемые в сырьевом секторе технологии являются относи­тельно простыми и, следовательно, слабо стимулируют развитие обрабатывающих предприятий с высокой долей добавленной стоимости и тем самым ограничивают рост производительности труда в масштабах всей экономики.

В связи со значительным эффектом экономии от масштаба добывающие отрасли характеризуются высокой степенью концентрации производства. Поэтому типичным для сырьевых экономик является господствующее положение нескольких крупных компаний, которые играют особую роль в экономической и политической жизни стра­ны, что приводит к тесному переплетению интересов государства и добывающих кор­пораций. Подобная социально-экономическая структура способна, как показывает опыт многих развивающихся стран, тормозить развитие конкуренции и в политической жиз­ни, и в экономической деятельности.

В-третьих, в странах с сырьевой зависимостью, при прочих равных условиях, больше размер государственного сектора и уровень государственных расходов. Добыча полезных ископаемых генерирует значительную природную ренту, которая изымается и перераспределяется через бюджет. Из-за этого осуществление экономической поли­тики в таких странах предъявляет повышенные требования к системе управления об­щественными финансами и к качеству институтов общественного сектора в целом. При слабых институтах концентрация налоговой базы в добывающем секторе в сочета­нии с экономическим доминированием добывающих компаний резко ослабляет воз­можности для общественного контроля за использованием бюджетных средств и по­вышает риски коррупции государственного аппарата.

Отметим, что диверсификация экономики не является гарантией успешного раз­вития, и, наоборот, сырьевая структура экономики не обязательно ведет к отставанию от стран-лидеров экономического роста. Существуют примеры высокоразвитых стран с высокой долей сырьевого сектора в ВВП (Норвегия, Австралия) и примеры стагнации диверсифицированных экономик (Япония, Португалия). Однако в большинстве случаев успешное экономическое развитие сопровождается увеличением доли несырьевых от­раслей в структуре промышленного сектора, а также повышением роли высокотехнологичных секторов и сферы услуг в экономике.

Для России формирова­ние условий для устойчивого долгосрочного социально-экономического развития и со­кращения отставания в уровне жизни представляется крайне затрудни­тельным без полномасштабной диверсификации национальной экономики. Несмотря на увеличение в последние годы экономической активности в несырьевом секторе и на растущее число правительственных документов, подчеркивающих необходимость ди­версификации, говорить об устойчивом структурном сдвиге в пользу обрабатывающих производств все еще преждевременно: темпы увеличения выпуска в обрабатывающей промышленности пока недостаточны для достижения целей ди­версификации экономики и увеличения ВВП. Более того, реализуемая экономическая стратегия демонстрирует заметное пренебрежение к формирова­нию ключевого условия для диверсификации – развития адекватной институциональ­ной среды [3, 4].
Тема 3. СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ БАНКОВСКОЙ СИСТЕМЫ РОССИИ
Реформа банковской системы России, начавшаяся несколько лет назад, продвигается чрезвычайно медленно. Между тем за последнее время банки существенно улучшили свои основные экономические показатели. Российская банковская система в 2003 г. устойчиво вышла на траекторию ускоренного роста, банковские активы росли опережающими темпами по сравнению с ростом экономики. Анализ других развивающихся рынков показывает, что Россия находится в начале кривой ускоренного роста и существует потенциал удвоения суммарных активов в ближайшие пять лет. Несмотря на рост совокупного капитала и активов всей банковской системы с начала 2000-х гг., российская банковская система все еще испытывает определенные проблемы. В основном банки все еще специализируются на перераспределении доходов между предприятиями и оттоке капитала, а не на трансформации сбережений в инвестиции. Российские банки в небольшой степени участвуют в предоставлении долгосрочных ресурсов экономике.

Одной из проблем является также то, что основная доля кредитов концентрируется в экспортно-ориентированных отраслях. Структура банковского кредитования экономики довольно устойчива и не ориентирована на перелив капитала в пользу обрабатывающих производств. Значительная часть банков (29 % всех активов) ориентирована на валютную ликвидность. Это, в первую очередь, «нефтегазовые» банки. Если бы они расширили кредиты до среднего по банковской системе уровня, то кредитование экономики могло бы вырасти на 1,1–1,5 % ВВП.

Российские банки имеют высокую степень зависимости от экспортных отраслей. Экспортно-зависимая часть банковской системы сосредотачивает в себе 35–40 % активов.

Перелив капитала из сырьевых секторов в обрабатывающие сдерживается «связанным» и закрытым характером кредитования внутри финансово-промышленных групп. Эти кредиты составляют примерно до 40–45 % кредитного портфеля банковской системы (без Сбербанка и Внешторгбанка). Замедление прироста средств предприятий в пассивах банков сопровождается ростом вкладов населения, что делает ресурсную базу банков более дорогой. Сбережения населения все активнее участвуют в формировании ресурсной базы банковской системы. На настоящий момент благодаря росту доходов населения и стабильности частные лица уже положили в банки 50 млрд долл. Темпы прироста данного источника банковских ресурсов вдвое выше темпов прироста средств на счетах предприятий, несмотря на большие доходы экспортно-ориентированных отраслей, реальный ежегодный темп прироста составляет 37 и 18 % соответственно. Подписанный президентом в конце декабря 2003 г. Закон о государственном страховании вкладов населения еще более ускорил этот процесс.

Необходимо также отметить, что основные барьеры в развитии банковской системы носят не количественный, а структурный и поведенческий характер.

На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что российская банковская система может в ближайшее время столкнуться с паузой роста, связанной с необходимостью перегруппировки сил и выработки новых моделей поведения.

Модернизация банковской системы преследует две группы целей. Во-первых, создание позитивных условий для развития цивилизованного и эффективного банковского бизнеса. Для этого необходимы изменения как внутри банковской системы, с целью повышения ее качества, так и изменения в окружении банковской системы, для устранения барьеров и снижения себестоимости банковского бизнеса.

Для повышения качества банковской системы необходимо обеспечение таких параметров, как:

– стабильность (устойчивость, оптимальный уровень рисков);

– грамотное бизнес-планирование;

– эффективные внутренние процедуры, соответствующие законодательству и банковским правилам, профессиональный менеджмент;

– высокое доверие кредиторов и вкладчиков;

– «чистота» операций, противодействие незаконным доходам;

– достаточный спектр и высокое качество услуг;

– достаточные финансовые возможности, высокое качество капитала;

– прозрачность и высокое качество отчетности, применение МСФО;

– развитая банковская инфраструктура: сеть филиалов, современные технологии, совершенная расчетная система;

– гибкость и оперативность, инновационность;

– эффективные правила корпоративного управления;

– здоровая и добросовестная конкуренция;

– эффективные и действенные правила и процедуры банкротства банков;

– защита прав банков как кредиторов и залогополучателей;

– отмена возможности изъятия вкладов по договору банка и вкладчика;

– информационная прозрачность клиентской среды;

– упрощенный порядок учета и расчетов по «малым» кредитам (до 300 тыс. руб.) индивидуальным предпринимателям и частным лицам;

– разрешение региональным представительствам проводить кредитную работу с индивидуальными предпринимателями и частными лицами;

– упрощенный порядок исчисления провизий по «малым» кредитам;

– упрощенный порядок списания безнадежных «малых» кредитов;

– разрешение банкам отказывать в открытии счетов и проведении операций с сомнительными лицами, закрытии счетов таких лиц;

– создание облегченных условий для ипотечного кредитования и выпуска ипотечных ценных бумаг;

– создание специализированных судов по банкротствам и финансовым спорам;

– организация тренинга для судей, решающих финансовые споры.

Во-вторых, необходимо оптимизировать банковский надзор. Для этого нужно сместить фокус с формальной оценки количественных параметров на глубокую профессиональную, качественную и своевременную диагностику. Ее внедрение необходимо в связи с созданием системы гарантирования вкладов; переходом на МСФО; важностью оценки перспектив деятельности банков, а не только их текущего статуса и прошлых ошибок. Можно выделить такие параметры качественной диагностики, как оценка бизнес-перспектив деятельности банка; оценка финансовой устойчивости банка; оценка качества процедур управления в банке; оценка качества менеджмента и корпоративного управления. Проблемой для внедрения качественной диагностики является право ЦБ РФ на суждение при принятии решений по качественным параметрам того или иного банка, особенно связанным с оценкой его перспектив. Конечно, предсказание будущего банка невозможно без определенных допущений и оценочных суждений. Кроме того, опыт работы зарубежных надзорных органов предполагает «право на субъективное суждение». Однако велико сомнение в том, что ЦБ РФ и его отдельные чиновники могут правильно распорядиться «правом на субъективное суждение». Выход здесь один, повышение профессионализма и служебной ответственности сотрудников ЦБ РФ, повышение доверия к ЦБ РФ, а также повышение роли саморегулирования в банковском сообществе. Необходимо совершенно четкое заявление со стороны правительства РФ о том, что основными принципами банковской реформы будут конкуренция и равноправие.

Опыт кризиса 1998 г. наглядно продемонстрировал все различия между государственными и коммерческими банками, когда некоторые государственные банки получили государственную поддержку, а остальные нет. За счет этого государственные банки сумели значительно укрепить свои позиции в посткризисный период, но эта тенденция может быть переломлена. Результатом реформирования банковского сектора должно явиться существенное повышение его функциональной роли в экономике России, а также приближение российской банковской системы по основным макроэкономическим параметрам банковской деятельности к странам-лидерам по уровню экономического развития из группы стран с развивающимися рынками.

Следует отметить большую работу, проделанную Банком России по внедрению качественных критериев банковского надзора. Сюда можно отнести борьбу с фиктивной капитализацией, введение института кураторства, расширение требований к руководителям кредитных организаций и повышения значения их деловой репутации и т.д. Таким образом, осуществляется практическая реализация объявленного Банком России постепенного перехода банковского надзора от количественного «нормативного» подхода к качественному анализу.

На переговорах о вступлении в ВТО базовые позиции России по банковским услугам заключаются в свободе принятия решений по вводу или снятию ограничений на трансграничное оказание банковских услуг российским клиентам. Предполагается также разрешить коммерческое присутствие иностранных поставщиков банковских услуг в России только в форме участия в капиталах дочерних банков или иных кредитных организаций, созданных в России, а также предоставление «национального режима» банкам с иностранным капиталом [8, 9].

В настоящее время большинство специалистов отмечают чрезвычайную важность концентрации внимания на решении про­блем, накопившихся в финансовом секторе в течение длитель­ного времени. В этой связи следует сформулировать основные тенденции развития банковской системы на перспективный пе­риод.

Во-первых, очевидна острая необходимость увеличения капитализации банковской систе­мы, которая определяет ее экономический потенциал. Хотя эта важнейшая проблема находится в центре внимания работников финансовых институтов и властных структур, темпы роста собственных ресурсов кредитных организаций остаются крайне низкими. Представляется, что причина заключается в отсутствии не только средств, но и внимания к лучшему использованию имеюще­гося экономического потенциала банковской системы и глав­ное – его качественному развитию. В практической деятельности оцен­ку надежности кредитной организации определяют фактически при помощи экспресс-методов анализа, основанных на системе различных соотношений финансовых показателей, ана­лизе денежных потоков и потенциальных рисков.

Перечисленные методы основаны на анализе текущего состо­яния кредитной организации, которые для оценки в краткосроч­ной перспективе в определенной степени представляются оправ­данными. Однако в среднесрочной и особенно долгосрочной перспективе применяемые методы не позволяют достоверно су­дить о кредитоспособности банка. Этот недостаток устраняется путем анализа производственной структуры собственного капи­тала, качества его элементов и динамики роста экономических ресурсов кредитной организации, поскольку капитал приобре­тает экономический смысл и значение лишь после перехода в производственную сферу кредитной организации, превращаясь в факторы производства, формирующие его экономический по­тенциал.

Определить экономический потенциал банка, выявить его конкурентоспособность чрезвычайно сложно, но подход к ее решению известен. Трудности в оценке производственно-финансового со­стояния кредитной организации в динамике связаны со сложнос­тью определения уровня использования в ее деятельности совре­менных достижений естественных и общественных наук.

Переход банковской системы на использование новейших технологий планирования, организации и управления производ­ством обусловливает необходимость поиска новых, более эффек­тивных методов оценки вклада интеллектуального труда в со­здание добавленной стоимости. Необходимо отметить, что оцен­ка экономического потенциала кредитной организации только при помощи финансовых коэффициентов, без анализа производ­ственной структуры собственного капитала, работоспособности каждого из его факторов, восприимчивости к достижениям современной науки и техники практически невозможна, а без нее невозможно определить конкурентоспособность кредитной организации.

Во-вторых, важной проблемой сегодняшнего дня становится потребность в более полном использовании производственных возможностей собственного капитала банковской системы, ее экономического потенциала на основе внедрения современных достижений естественных и общественных наук. Очевидно, что эта проблема может быть решена при продуманной единой государственной финансовой политике, которую должен прово­дить ЦБ РФ и правительство РФ на основе допустимой открытости и гласности. Практи­ка последних лет свидетельствует, что концепция единой государственной денежно-кредитной политики, разрабатываемая ЦБ РФ, довольно часто вступает в противо­речие с концепцией финансовой политики правительства РФ, что отражается на состоянии важнейших параметров российской экономики. Так, до настоящего времени не снижаются объемы неплатежей, остро ощущается нехватка оборотных средств на предприятиях, практически не снижается вывоз капитала за рубеж. Как показывает опыт, в случаях, когда удается достиг­нуть известного согласия между финансовыми ведомствами, что реализуется в проведении последовательной и адекватной фи­нансовой политики, происходят положительные изменения в движении значений важнейших экономических индикаторов: растут фондовые индексы, снижаются процентные ставки и т.д.

Возникновение фактической привязки денежного предложе­ния к приросту валютных резервов означает, что капитализация российского фондового рынка и банковской системы страны все в большей степени осуществляется через приток иностранного капитала. Это может привести к фактическому перемеще­нию прав собственности и контроля за российской финансовой системой за рубеж. В настоящее время практически сохраняется зависимость денежной базы от величины чистых международ­ных резервов, что объективно означает возможность перспектив­ной ремонетизации экономики величиной избыточного поступ­ления свободно конвертируемой иностранной валюты. Фактически это является продолжением долларизации российской экономики, что обусловливает низкую инвестицион­ную активность, слабость банковской системы, подавленный внутренний спрос. При этом величина монетизации экономики по-прежнему недостаточна. Медленно снижается уровень ин­фляции, что тормозит развитие экономики, усиливает диффе­ренциацию общества, способствует снижению параметров каче­ства жизни населения.

В целом используемые в настоящее время технологии управ­ления финансовой системой не могут решить назревшие пробле­мы повышения инвестиционной активности, нормализовать пла­тежи и расчеты, улучшить финансовое положение производст­венных предприятий реального сектора экономики. Изменить существующую технологию управления возможно, на наш взгляд, путем введения новых инструментов в механизм функ­ционирования банковской системы.

В-третьих, необходимо создать условия для свободного и взаимовыгодного перетока денежных средств из банковской системы на предприятия реального сектора, что будет способст­вовать эффективному функционированию экономики. Возмож­ности формирования таких условий зависят от многих факторов. Как показывает опыт, к числу основных относится рацио­нальное сочетание возможностей экономического потенциала банковской системы и предприятий реального сектора. Для того чтобы банковские ресурсы трансформировались в промыш­ленные инвестиции, необходим определенный уровень экономи­ческого потенциала предприятия. Последнее обстоятельство часто не учитывается кредиторами, которые руководствуются, главным образом, по­казателями финансового состояния, балансовыми значениями капитала предприятия и коэффициентами эффективности ме­неджмента, характеризующими лишь одну сторону потенциала предприятия.

Следует отметить, что без учета экономического потенциала предприятия реального сектора кредитные организации не могут нормально функционировать и обеспечивать обслуживание реальной экономики из-за неудовлетворительного управления рисками. Система управления рисками должна быть основана на оценке состояния экономического потенциала заемщика. Тогда для банковской системы появится реальная возможность эффективно предотвращать возможные риски и оказывать ак­тивное воздействие на выбор направлений развития промышлен­ных предприятий.

Рассмотренные проблемы заслуживают самого пристального внимания, при этом, естественно, не исчерпывают всех аспектов функционирования кредитной организации в условиях развития рыночных отношений. Каждая из проблем может быть объектом самостоятельного исследования, что предполагает комплексный подход к исследованию состояния банковской системы и меха­низма оценки ее экономического потенциала [12, с. 71–76].

Единственной и наиболее значимой задачей нынешних дней является рост капитализации российских банков, решить которую невозможно простым росчерком пера, и в данной ситуации административные рычаги воздействия на банки должны отойти на второй план, уступив место рыночным механизмам и структурным реформам, улучшающим общую инфраструктуру для банковской деятельности. Необходимо отрабатывать механизмы взаимодействия банковского сообщества с государственными надзорными организациями.

Рассмотрим основные системные проблемы современного банковского сообщества, которые, в свою очередь, можно разделить на следующие типы:

структурные – это проблемы, связанные со сложившейся практикой осуществления деятельности внутри системы, в нашем случае банковской, устранение которых приведет к существенному росту эффективности деятельности субъектов данной системы;

внешние – проблемы, природа возникновения которых носит внешний по отношению к самой системе характер, решение данных проблем не зависит от воли и желания субъектов системы.

К основным и наиболее острым проблемам первого типа можно отнести следующие: рефинансирование средних и мелких банков; порядок проведения банковских платежей через ЦБ РФ; рискованный подход банков при формировании кредитных портфелей.

К проблемам второго типа можно отнести: тотальную
подчиненность деятельности коммерческих банков государственной политике, что, в свою очередь, напрямую противоречит всем известным законам рыночной экономики, утверждающим, что государство не имеет права вмешиваться в отношения между рыночными субъектами, если они не несут социально опасный характер.

Другой проблемой, перед которой сталкиваются современные банки, является рейсовый порядок проведения платежей, который уже не отвечает ни современному уровню технического развития, ни требованиям, предъявляемым банкам со стороны их клиентов. В связи с этим хотелось бы видеть более эффективные действия ЦБ РФ по модернизации устаревшей платежной системы. Это в свою очередь существенно повысит скорость прохождения платежей и будет способствовать росту ВВП страны.

Еще одной проблемой банковской системы России является рост «проблемной» кредиторской задолженности, большую часть которой формируют потребительские кредиты населению. В сложившейся ситуации виновны и сами банки, которые в стремлении разместить как можно больше имеющихся средств, переходят допустимую границу риска, упуская или отставляя на второй план надежность данных инвестиций. Для решения проблемы предлагается расширять количество доходных инструментов вложения средств, развивать финансовый рынок, однако это дело не одного года. С нашей же точки зрения, в качестве превентивной меры подобного разбазаривания средств достаточно обязать банки не скрывать информацию о соотношении проблемных кредитов к общему объему кредитных вложений. Данная информация способна существенно сократить денежные поступления в «излишне рискованные» банки, а ответственность за выбор банка для хранения своих средств от части перейдет и на самого клиента, так как он может ясно осознавать степень риска своих вложений. Подобная мера до сих пор не используется, и даже рейтинговые агентства публикуют рейтинги, содержащие неполные данные, поэтому банк, занимающий высокое место по величине капитала, балансовых активов или прибыльности, может иметь большую долю просроченных кредитов, в том числе завуалированных.

Последней проблемой является «тотальная подчиненность» банков политике правительства. Примером этого стала развернувшаяся борьба с «обналичиванием» денежных средств, что противоречит законам рыночной экономики. Запрещение административными мерами проведения каких-либо видов операций, не являющихся социально опасными, является оказанием давления на субъекты рыночных отношений. Борьба с причинами требует проведения более глубоких реформ во всех областях экономики. Банковская система – производная от всей российской экономики, задача которой удовлетворять спрос, предъявляемый к ней со стороны хозяйствующих субъектов. В конечном счете, все эти расходы будут переложены на потребителя, что вызовет рост цен в таких отраслях, как строительство, пищевое производство, торговля, сумма которых даст новый виток инфляции. Нашему правительству в сложившихся условиях необходимо научиться различать не только «белый и черный цвета», но и множество оттенков серого, без которых большинство российских предприятий просто бы не выжили. К тому же за долгие годы экономических и социальных преобразований менталитет нашего народа стал настолько изобретательным и в то же время настолько незаконопослушен, что введение каких бы-то ни было новых административных ограничений вряд ли принесет сколько-нибудь значительный эффект. Еще более тревожной становится ситуация, когда под лозунгом борьбы с отмыванием преступных доходов звучат высказывания, общей идеей которых является вытеснение с рынка мелких и средних региональных банков, что уж точно не соотносится с тезисом бескризисного развития банковской системы [15, с. 74–78].
Тема 4. ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОГО

И ИПОТЕЧНОГО КРЕДИТОВАНИЯ
Потребительский кредит является одним из самых распространенных видов банковских операций в развитых странах Запада. Большинство кредитных карт Запада являются именно дебетовыми, что принципиально отличается от кредитных карт, распространенных в нашей стране. Дебетовая кредитная карта может иметь дебетовый остаток, что означает, что в пределах определенного лимита банк-эмитент фактически кредитует покупки владельца кредитной карты по покрытию его текущих расходов.

Потребительский кредит получил такое широкое распространение в промышленно развитых странах в первую очередь потому, что посредством использования данной технологии финансирования покупок резко расширяется емкость рынка по целому спектру потребительских товаров и недвижимости. По существу, целые фрагменты потребительского рынка функционируют лишь благодаря использованию различных схем потребительского кредитования. В России производители товаров длительного пользования сталкиваются с проблемой ограниченности спроса, вызванной как раз отсутствием возможности продажи в рассрочку. В первую очередь это касается жилищного строительства и отчасти автомобилестроения, торговых организаций, реализующих достаточно дорогой импортный ширпотреб, бытовую и оргтехнику.

Между тем с точки зрения практического применения схемы потребительского кредитования не представляют ничего сложного. Единственное объективное условие, необходимое для широкого распространения потребительского кредитования, – это нормализация политического и экономического климата, включая упорядочение и четкое соблюдение хозяйственного законодательства:

– экономическая стабилизация порождает взаимное доверие кредитора и заемщика в контексте долгосрочной финансовой состоятельности друг друга. Иными словами, выдавая кредит или выдавая кредитную карту, банк-кредитор ориентируется на уровень заработной платы и для него важно, чтобы этот уровень дохода, являющегося источником покрытия кредита, с большой степенью вероятности сохранился на весь срок кредитования. Точно также потребитель должен быть уверен в долгосрочной финансовой стабильности банка-кредитора как фактора выполнения им своих обязательств;

– четкая спецификация нормативной базы является защитой как кредитора, так и покупателя от форс-мажорных обстоятельств, вызванных сознательным либо вынужденным уклонением от исполнения своих обязательств по договору потребительского кредита.

Теперь понятно, почему потребительское кредитование при всей его простоте и чрезвычайной актуальности в нашей стране не получило сколько-нибудь серьезного развития.

Наибольшее распространение потребительский кредит получил в США. Стоит отметить, что темпы роста потребительского кредита в промышленно-развитых странах Европы опережали динамику рынка США. Однако разница в стартовых позициях стран после Второй мировой войны предопределила особенное положение рынка США как наиболее емкого и развитого. Поэтому в анализе западного опыта мы в первую очередь обращаем свое внимание на практику потребительского кредита США.

В России в последние годы банковский сектор стабильно растет и качественно меняется, сильнее ориентируясь на кредитование производства и населения. В связи с этим возникла необходимость выстраивания инфраструктуры защиты потребительского кредитования. Здесь основные надежды возлагаются на закон о потребительском кредитовании.

Сложившиеся тенденции по развитию сектора потребительского кредитования следует оценить позитивно. Розничный банковский бизнес в целом и сектор кредитования особенно являются одним из наиболее привлекательных направлений в России на фоне повышения доверия населения к банковской системе, роста денежных доходов и снижения доходности по ряду других направлений банковского бизнеса.

Очевидно, что, несмотря на высокие темпы роста розничного кредитования в России, потенциал данного сегмента остается огромным. Кроме того, наблюдаются активные процессы усиления конкуренции в данной области, что создает дополнительный импульс для развития. Таким образом, в ближайшие несколько лет наиболее вероятным представляется сохранение высоких тенденций развития данного направления банковского бизнеса.

Однако у банков может возникнуть ряд проблем в данном направлении, среди которых следует выделить, например, проблемы риска при существенном увеличении кредитного портфеля российских банков. Так, в настоящее время банки кредитуют население под довольно высокие проценты, закладывая высокие риски невозврата из-за недостаточного объема сведений о партнере при заключении сделки, в ближайшем будущем по мере усиления конкуренции в секторе, особенно с активизацией прихода иностранных банков, ставки будут снижаться.

Решить данные проблемы призвана система кредитных бюро. Напомним, что институт кредитных историй (кредитные бюро) создается для более точной оценки потенциальных заемщиков. Эти учреждения ведут картотеку, содержащую информацию о прошлых кредитных операциях заемщиков, основываясь на сведениях, предоставляемых кредитными организациями, а также собственных источниках. Кредиторы, при условии регулярности и достоверности предоставления информации о своих клиентах, получают доступ к этой информации. Таким образом, кредитные организации получают возможность гораздо более точного прогнозирования и составления наименее рисковых кредитных портфелей, а добросовестные заемщики получают доступ к более дешевым кредитным ресурсам за счет более эффективной, быстрой и менее дорогостоящей процедуры оценки связанного с ним риска. Кроме того, стимулируется повышение дисциплины возврата кредитных средств. Таким образом, создание действенного института кредитных историй является необходимой мерой для дальнейшего цивилизованного и эффективного развития банковского кредитования в стране.

Потребительские кредиты условно можно разделить на «быстрые» и классические. При выборе кредита самое главное – определиться с его целью. Когда деньги нужны очень срочно, необходим «быстрый» кредит. Решение о выдаче такого займа выносится в короткий промежуток времени – от 15 минут до часа. Пакет документов, который должен предоставить клиент в этом случае, минимален. Но процентные ставки по таким кредитам обычно выше и сумма ограничена.

Классические потребительские кредиты можно получить за 2–3 дня. Максимальную сумму кредита устанавливает сам банк, поэтому где-то вам одолжат до 300 тыс. руб., а где-то – лишь бы доходы позволяли расплатиться. Прежде чем принять решение о любом кредите, в том числе и потребительском, необходимо ознакомиться с условиями кредитного договора и тарифами. В этих документах указаны все условия кредитования: процентные ставки, комиссии. Необходимо подробно разобраться о возможных дополнительных тратах. К процентным ставкам присоединится плата за открытие и обслуживание кредита. Важное условие – возможность досрочного погашения кредита. Если захотите выплатить долг раньше времени, некоторые банки возьмут с вас за «инициативу» дополнительную плату.

Главный отличительный при­знак потребительского кредита – целевая форма кредитования физических лиц. В роли кре­дитора могут выступать как специализированные кредитные орга­низации, так и любые юридические лица, осуществляющие реали­зацию товаров или услуг. В Рос­сии только получает распространение, ограниченно используется кредитование под залог недвижимости. В зарубежной практике потребительский кредит охватывает все слои трудоспособного населения, в основном через различные си­стемы кредитных карточек.

Формирование системы ипотечного жилищного кредитования – одно из приоритетных направлений современной государственной жилищной политики.

Теоретическая возможность ипотечного кредитования в России стала обсуждаться сразу после принятия Закона СССР «О собственности». Вступивший в силу в мае 1992 г. Закон «О залоге» сделал подобное кредитование чуть более реальным. 26 февраля 1996 г. вышел Указ Президента РФ «О дополнительных мерах по развитию ипотечного кредитования». 16 июля 1998 г. Советом Федерации одобрен Федеральный закон №102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» и 11 ноября 2003 г. вышел Федеральный закон №152-ФЗ «Об ипотечных ценных бумагах».

Действующие законодательство РФ, регулирующее отношения по поводу ипотеки (залога недвижимости), включает в себя также ГК РФ и ФЗ «О регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».

На современном этапе основным способом решения столь сложной задачи, как решение жилищной проблемы, может явиться долгосрочное ипотечное жилищное кредитование населения. Избежать множества негативных явлений, сопутствующих развитию системы ипотечного кредитования, позволит изучение опыта зарубежных стран, который основывается на стремлении максимально гармонизировать отношения кредитора и заемщика. Система долгосрочного ипотечного жилищного кредитования в России должна опираться на имеющийся международный опыт развития ипотечного кредитования, быть адаптирована к российской законодательной базе, учитывать макроэкономические условия, ограниченную платежеспособность населения, высокую инфляцию. Основные направления решения этих проблем изложены в Концепции развития системы ипотечного жилищного кредитования в России. Итак, первая и основная задача государства в становлении системы ипотечного жилищного кредитования заключается в создании законодательной базы и нормативном регулировании процесса с целью снижения финансовых рисков участников и повышения доступности жилья для граждан.

Привлечение средств населения на льготных условиях с целью строительства жилья в рассрочку должно быть в сочетании с государственными или городскими субсидиями. Залог недвижимого имущества с целью получения ссуды устанавливается на основании договора между заемщиком и банком. Имущество, на которое устанавливается ипотека, остается во владении и пользовании залогодателя без нарушения гражданского законодательства, а также положения Закона РФ «О залоге».

Рассмотрим развитие ипотечного кредитования развитых стран. Ниже приведена таблица видов ипотечных институтов в различных странах (табл. 1).
Таблица 1

Ипотечные институты, функционирующие в различных странах

Страна


Виды ипотечных институтов

Германия

Ипотечные банки, строительные сберегательные кассы

США

Коммерческие банки, ипотечные банки, ссудо-сберегательные ассоциации, федеральная система фермерского кредита

Великобритания

Строительные общества, ипотечные банки

Канада

Ипотечные компании, Корпорация фермерского кредита

Австрия

Сельскохозяйственные ипотечные банки, коммерческие банки

Швейцария

Региональные банки, сберегательные кассы, ссудные кассы

Франция

Коммерческие банки, Французский земельный кредит, взаимосберегательные банки, сберегательные учреждения

Италия

Специализированные ипотечные институты

Норвегия

Ипотечный банк королевства Норвегии, специализированные учреждения

Дания

Ипотечные кредитные ассоциации, кредитные ассоциации

Швеция

Ипотечные специализированные институты

Мексика

Коммерческие банки, небанковские ипотечные институты


В Германии в данном секторе рынка работают ипотечные банки, строительные сберегательные кассы.

В США коммерческие банки, ипотечные банковские компании, ссудо-сберегательные ассоциации, взаимно-сберегательные банки, страховые компании, федеральные ипотечные агентства, трастовые компании и частные кредиторы.

В Швейцарии основными участниками данного сегмента финансового рынка являются Ипотечный центр и Ипотечный банк.

Сравнение различных подходов к организации системы ипотечных кредитов показывает, что основное различие в развитых странах в организации ипотечного рынка заключается в формировании различных механизмов привлечения ресурсов для выдачи ипотечных ссуд. Различными специалистами высказываются разнообразные мнения по поводу формирования системы жилищного ипотечного кредитования в России. Одни говорят о необходимости использовать так называемую немецкую модель, основанную на целевых сбережениях. Источниками кредитных средств выступают в основном счета до востребования и срочные вклады как физических, так и юридических лиц. Средства граждан, накапливаемые на депозитных счетах в специализированных сберегательных учреждениях в целях приобретения жилья в будущем, направляются на финансирование выдачи ипотечных кредитов заемщикам, готовым приобрести жилье в настоящий момент. Другие специалисты высказывают мнение о необходимости создания полноценного вторичного рынка закладных, когда привлечение ресурсов осуществляется на рынке капитала, которое обычно осуществляется путем создания института вторичного рынка. Его целью является приобретение выдаваемых банками ипотечных кредитов либо рефинансирование этих кредитов иным способом.

Таким образом, вопрос заключается в том, какая из данных систем – жилищные контрактные сбережения или институты вторичного рынка – больше подходят для развития в России с учетом специфических условий, сложившихся в настоящее время в нашей стране.
  1   2   3   4


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации