Реферат - Информационное право как наука - файл n1.docx

Реферат - Информационное право как наука
скачать (56.3 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.docx57kb.06.11.2012 23:31скачать

n1.docx

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
«Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования»

«Уральская государственная юридическая академия»
Кафедра информационного права

РЕФЕРАТ

По дисциплине: «Основы информационного права»

на тему
Информационное право как наука

Выполнил:

Группа:

Проверил: Волков Ю.В.
Екатеринбург

2011

Содержание

Введение

Информационное право как наука……………………………………....………7

1.1 Предмет информационного права…………………………………………..8

1.2 Методы информационного права…………………………………………..11

1.3 Понятийный аппарат информационного права…………….……………..13

2. Информационное право как система правового регулирования общественных отношений в информационной сфере…..……………………17

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Для России вхождение в новое, уже третье тысячелетие – это не только временное событие. Наша страна, обновляя курс реформ, преодолевая трудности и сложности развития, прилагает активнейшие усилия, направленные на то, чтобы выйти на передовые позиции во всех основных аспектах жизни общества. Обязательными предпосылками успеха являются построение правового государства, создание демократической и эффективной системы управления делами страны, формирование передовой и социально ориентированной экономики, подъем нации, образования, культуры. Первостепенное значение в современных условиях приобретают высокие технологии, в особенности в области информатизации. Без собственного информационного потенциала, отвечающего самым строгим меркам научно-технического прогресса, решить задачи возрождения России как одной из ведущих держав мира невозможно.

Информатизация несет с собой, прежде всего, новые возможности для человека искать, получать и распространять интересующие его сведения, повышая тем самым уровень своей профессиональной и общей культуры. Таким образом, подтверждается и укрепляется приоритет интересов и прав человека, что составляет первооснову системы отношений в обществе и является главным ориентиром государственной политики. Право человека свободно искать, получать, передавать и распространять информацию занимает почетное место в ряду конституционных прав и свобод, провозглашенных Конституцией Российской Федерации. Но реализация этого права зависит от многих факторов, среди которых нельзя не назвать уровень компьютеризации России, и в особенности количество персональных компьютеров в стране, объем услуг и динамизм развития российского сегмента Интернета, степень компьютерной грамотности общества.

Задачи создания эффективной системы правовой информации были определены в общих чертах еще в начале 90-х годов. В 1993 г. по этому поводу был принят Указ Президента Российской Федерации, подготовлена Концепция правовой информации России, принят ряд других правовых актов, в том числе Федеральный закон «Об информации, информатизации и защите информации» от 25 января 1995 г.

Новые перспективы открывает информатизация в сфере экономики. Информатизация связывает воедино экономику и политику, экономику и власть. Выявление и учет, как общего экономического интереса, так и объединяемых им частных интересов служит единению государства и его регионов, общества и составляющих его групп, частного бизнеса и государственной экономики. Тем самым повышается уровень консолидированности и устойчивости государства и всего общества. Зачастую недостаток информации порождает разобщенность экономических интересов целого и его частей, выпячивание эгоистических интересов, трения между хозяйствующими структурами и даже между Федерацией и ее субъектами. Экономическая фрагментация не менее опасна, чем политическая или территориальная.

Трудно переоценить роль информатизации в подъеме науки, культуры и образования. Величайшие открытия науки последнего времени неотделимы от достижений в сфере информатизации, появления более мощных электронно-вычислительных машин, новых технологий обработки и доставки информации. Это относится, в первую очередь, к естественным наукам, таким как: математика, физика, химия, биология. Вместе с тем, информатизация все шире охватывает науки об обществе. Наиболее заметные сдвиги происходят в экономической науке и филологии. Но и другие отрасли обществоведения, такие как история, социология и право, также все чаще и больше осваивают огромный потенциал информатизации.

Об информационном праве юридическая наука заговорила сравнительно недавно, на рубеже 60-70-х годов XX столетия. Терминология еще не была отработана, и в литературе того времени можно встретить разные определения, относящиеся нередко к одному и тому же явлению. Иной раз вся проблематика информационного права сводилась к так называемому компьютерному праву либо к правовой кибернетике, задачи же правового регулирования оставлялись классическим отраслям права, в первую очередь, административному праву. Среди наиболее значительных публикаций этого периода можно назвать монографию чехословацкого правоведа В. Кнаппа «Кибернетика и право» и работу советского юриста А. Б. Венгерова «Право и информация в условиях автоматизации» (1978). Есть интересные разработки в юридической науке Запада. Вместе с тем нельзя не заметить, что на развитие правовой мысли самым непосредственным образом воздействовала реализация процесса информатизации, те ее возможности, которые тогда распознавались.

О подъеме научных разработок по информационному праву можно говорить лишь в последние годы. Значительно увеличилось число авторов и, соответственно, количество публикаций как по общим, так и по частным вопросам информационного права: работы Ю.М. Батурина, И.Л. Бачило, В.А. Копылова, В.Н. Лопатина, Ю.А. Тихомирова, М.А. Федотова и др. Принципиальное значение имело создание в Институте государства и права Российской Академии наук специализированного подразделения - сектора информационного права. Пока еще не очень многочисленный сектор, возглавляемый таким известным высококлассным специалистом, каким является И.Л. Бачило, становится реальным и авторитетным центром науки информационного права не только в России, но и за ее пределами.

«Информационное право» выступает, по меньшей мере, в трех ипостасях. За этим понятием может скрываться:

1. Отрасль права, регулирующая определенную группу общественных отношений;

2. Область правоведения, концентрирующая свое внимание на изучении информационного права;

3. Учебная дисциплина, связанная с преподаванием информационного права.

Хотя эти три разновидности понятия «информационное право» взаимосвязаны, они, тем не менее, существуют раздельно друг от друга. В этом триединстве информационное право как отрасль права выступает в качестве главного, отправного понятия. Исходя из него, можно установить, что такое информационное право как отрасль юридической науки и как учебная дисциплина. Ведь наука «информационное право» возникла именно для того, чтобы изучать соответствующую отрасль права. Известно, что ученые анализируют происхождение информационного права, его суть и назначение, состав и систему, конкретные функции, этапы развития и многие другие вопросы. Рассмотрению данных разновидностей и посвящена данная работа.
1. Информационное право как наука

Развитие доктрины информационного права имеет свою историю. Официально мысль о необходимости выделения такой отрасли права высказана А.Венгеровым еще в 1975 году. Она не всеми была поддержана, и научная дисциплина развивалась в рамках компьютерного права, отдельных проблем информационного законодательства, правовой информатизации, правовой кибернетики. В настоящее время идея информационного права реализуется достаточно активно. Во многих странах существуют не только кафедры, но и институты информационного права, имеются публикации по данной проблеме за рубежом и в России (В.А.Копылов, М.А.Вус, Р.Сасскинд и др.). Однако пока нельзя сказать, что наукой охвачены все ключевые проблемы отрасли, и они имеют достаточную научную интерпретацию.
Примером может служить проблема права на информацию. Даже в специальных работах по правам человека этот вопрос далее общего комментария конституционной нормы в п.4 ст.29 Конституции не продвинут. В специальной программной работе коллектива авторов ИГП РАН «Права человека как фактор стратегии устойчивого развития», вышедшей в начале 2000 года, места для специального рассмотрения проблемы права на информацию не нашлось. Упоминая о конституционных правах и свободах (слова, мысли, информации...) автор главы о политических правах рассматривает их как «побочные» и напрямую не связанные с проблемой устойчивого развития. В других разделах работы право на информацию затрагивается весьма косвенно.

Хотя несомненным является факт наличия такой отрасли науки как информационное право.

Выделение информационного права из общей системы права связано не только с удовлетворением общественной и государственной задачи или потребности. Процесс формирования информационного права связан также и с наличием у этой отрасли следующих конструкций:

1.  самостоятельный предмет правового регулирования;

2. методы информационного права;

3. понятийный аппарат, присущий только данной отрасли права.

1.1 Предмет информационного права

Определение предмета информационного права, как и любой другой отрасли, предполагает выявление определенной сферы общественных и иных явлений, институтов и других организационно-технологических упорядоченностей, которые она изучает. При определении предмета информационного права возникают некоторые трудности,  поскольку четко отграничить сферу действия информационного права от смежных отраслей представляется довольно сложной процедурой. Ведь информация пронизывает все сферы жизнедеятельности людей, все отношения, регулируемые той или иной отраслью права.

Полагаю неизбежным отметить, что единого подхода к выявлению предмета информационного права среди лиц, занимающихся данной проблематикой, нет. Одни авторы считают, что информационное право – это комплексная отрасль по методам правового регулирования. Другие рассматривают информационное право в качестве системы норм права, регулирующих общественные отношения в информационной сфере. Третьи утверждают, что информационное право – это «формирующаяся отраслевая юридическая наука, изучающая совокупность норм права, регулирующих информационные отношения в обществе и содержащих предписания, которые относятся к информационной деятельности в целом»1. Однако, на мой взгляд, изучение информационного права требует несколько иного подхода, нежели чем представляется в вышеприведенных определениях.

Следует отметить, что иной подход в изучении информационного права не предполагает отрицания уже разработанных доктрин, поскольку невозможно спорить, например, с тем, что информационное право – это комплексная отрасль права. Предлагаемый подход предполагает лишь доработку существующих доктрин и некоторое их изменение. Полагаю необходимым остановиться подробнее на некоторых моментах, характеризующих информационное право именно как  комплексную отрасль.

Нормы информационного права не всегда находятся в нормативных актах, которые с известной степенью условности можно отнести к так называемому информационному законодательству. Они разбросаны по великому множеству правовых актов, регулирующих такие отрасли как конституционное, гражданское, административное, финансовое и уголовное право. Это еще раз подтверждает то фактическое обстоятельство, что регламентация правил поведения в связи с деятельностью по информации является необходимой практически во всех  сферах жизни человека.

Нормы Конституции Российской Федерации, например, устанавливают базовые положения информационного права. Так, п. 4 ст. 29 Конституции устанавливается право каждого свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Исходные правила информационного права содержатся также и в других нормах Конституции, например, ст. 24, которая гласит, что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускается и что органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом. Вряд ли будет сейчас уместным перечислять все нормы Конституции, определяющие исходные положения информационного права. Следует только отметить, что Конституция, являясь высшим по иерархической структуре нормативным документом, определяет действительно начальные, отправные положения информационного права, которым должны «подчиниться» другие источники этой отрасли.

Комплексность информационного права характеризует также еще и то, что его нормы регулируют все складывающиеся на подконтрольной территории отношения по поводу сбора, обработки, накопления, хранения, поиска, распространения и предоставления потребителю документированной информации. При современном характере общественных отношений данное положение имеет практическое значение. Осуществляя деятельность по информации (сбор, хранение …) в различных сферах жизнедеятельности, физические и юридические лица обязаны соблюдать нормы информационного права. Несоблюдение их приведет к информационному хаосу, что, несомненно, негативно может сказаться, например, на коммерческой деятельности какой-либо фирмы и повлиять на ее финансовое положение на рынке.

Следует отметить, что в юридической литературе при определении предмета отрасли права зачастую отождествляются понятия «предмет правового регулирования» и «объект правового регулирования». Не характеризуя методологические особенности этих дефиниций по существу, отмечу лишь то, что в информационном праве данные категории рознятся и имеют различные содержательные стороны. В качестве объекта правового регулирования информационного права выступает информация особого рода – документированная информация, т. е. зафиксированная на материальном носителе информация с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать. Содержание и смысловая направленность информации не рассматривается в качестве объекта, поскольку это прерогатива предмета правового регулирования. Высокую степень актуальности имеет в настоящее время именно документированная информация (документ). Документы при формировании единого информационного пространства органов федерального, регионального и местного уровней циркулируют довольно активно (в последнее время – больше в электронном формате). Огромное значение в целях сокращения траты времени имеет обмен информацией (документами) в предпринимательской (коммерческой) деятельности. Для перечисления всех форм деятельности, связанных с обменом информацией, не хватит времени и сил. Постоянно увеличивающееся внедрение в работу различных органов автоматизированных информационных систем ведет к формированию возможности несанкционированного доступа к банкам данных. В этом случае документированная информация как объект регулирования информационного права является весьма уязвимым местом в базе данных и нуждается в дополнительных механизмах защиты. Механизмы защиты документированной информации, т. е. различные перспективные информационные технологии, специальные технические средства, охраняют информацию именно как объект правового регулирования информационного права.

Существует такое мнение, что информационное право – это не столько отрасль права как составляющая системы права вообще, сколько совокупность определенных правил поведения, по которым должны «играть» участники информационного обмена. Данное положение не отрицает наличия у информационного права определенной структуры (норм и институтов), источников. Напротив, у любого явления жизни есть конкретная структура, логически объективные предпосылки возникновения, что в полной мере относится и к информационному праву.2 

1.2 Методы информационного права

Как и любая другая отрасль права, информационное право имеет не только свой предмет, но и свои методы. Методы информационного права определяют то, каким образом или способом регулируется общественно-политическая и правовая жизнь в информационной сфере и как познается информационное право как наука. Методы предопределяются предметом самого информационного права, что, безусловно, является объективным фактором. Многие авторы учебников и учебных пособий делят методы на общие, присущие многим юридическим наукам, и частные, которые используются в конкретной отрасли права.

Предполагается справедливым мнение о том, что все методы подразделяются на две группы: методы изучения (или познания) информационного права и методы непосредственно правового регулирования информационного права. Обе указанные группы в свою очередь можно условно разграничить на общие и частные.

Методы изучения информационного права предполагают наличие субъективного фактора: для каждой теоретически разработанной доктрины важно, каким именно образом или способом изучаются отдельные положения информационного права, основные его институты, проблемы и явления. К общим методам в этой группе следует отнести исторический, сравнительный методы, метод всесторонности, познания, восхождения от абстрактного к конкретному. Особо следует выделить метод абстрагирования. К частным методам изучения информационного права необходимо отнести метод системного подхода и анализа практики, так как именно они позволяют рассматривать информационное право как совокупность основополагающих принципов политического устройства государства.

Методы правового регулирования информационного права также можно условно разделить на общие и частные. Поскольку деятельность по информации вообще и информационное право в частности тесно взаимодействуют с другими отраслями права, то к общим методам правового регулирования можно отнести такие как метод равноправия сторон, власти и подчинения, самоуправления, а также методы по регулированию деятельности участников информационного обмена (диспозитивный, императивный). Частные методы данной группы включают в себя «делегирующий, рекомендательный и санкционирующий»3 методы. 

1.3 Понятийный аппарат информационного права

Информационное право как некая технологическая взаимообусловленность правовых норм и как формирующаяся отрасль основывается на понятийном аппарате, присущем только данной отрасли права. Иными словами, любая отрасль российского права как устоявшийся механизм правового регулирования конкретных общественных отношений обладает словесно-понятийным инструментарием. Данный тезис, на мой взгляд, можно отнести и к информационному праву.

В настоящее время во многих учебниках и учебных пособиях по информационному праву отмечается необходимость «выработки единых понятий и для науки, и для нормативной практики».4 Для решения данной проблемы необходимо разграничить сущность информации на две категории:

1.     Информация как документ (как материальный объект). В этом смысле все дефиниции, связанные так или иначе с этой категорией, не являются в прямом значении чисто юридическими. Такие понятия, как «документированная информация», «документ», «электронный документ», «информационный обмен» и другие, связаны в большей степени с управленческой работой и практическими навыками по делопроизводству. Указанные термины требуют определения их понятий и приведения к единому знаменателю, так как в разных учебниках они трактуются по-разному;

2.     Информация как сведения о чем-либо (как нематериальный объект). Здесь весьма важное значение приобретает социо-психологическая составляющая информации. В связи с этим следует отметить, что информация представляет собой социальный инструмент, несравнимый с каким-либо другим материальным инструментом. Это объясняется тем, что люди ощущают на себе воздействие материального инструмента или механизма и могут предугадать это воздействие в отличие от информации, когда последствия ее воздействия предугадать маловероятно, а ощутить физическое ее воздействие вообще невозможно. В этой категории сущности информации стоит, на мой взгляд, рассматривать и определять значение понятий «информационных войн», «информационного терроризма», «информационной атаки», «информационной безопасности», «информационного оружия» и так далее. Используя данную категорию и социальную суть информации, как отмечают авторы Иголкин А. А., Росс Г. В. и Фельдман М. Д., СМИ влияют на информационно-психологическую безопасность.5 Ведь на самом деле, социо-психологические особенности информации, подаваемой через различные СМИ, позволяют формировать или менять определенную точку зрения на те или иные события. При этом информация здесь не оказывает никакого физического воздействия на ее потребителя.

Однако две вышеуказанные категории, имманентные информации, не исчерпывают всю ее суть, а особенно правовые явления, складывающиеся по поводу информации.

Неопределенной дефиницией в литературе выступает институт права собственности на информацию. Во многих работах по информационному праву говорится о праве собственности на информацию. Я согласен с ним. Однако некоторые авторы считают иначе: «Считаю, что такой подход является ошибочным с учетом тех категорий информации, которые были обозначены выше. Полагаю, что информация не может находиться в чьей-либо собственности, поскольку она как нечто социально неопределенное не принадлежит никому. Информация является лишь отражением объективной реальности. Это можно сравнить с зеркальным отражением: в зеркале можно увидеть какой-либо предмет, но это не сам предмет, это лишь его изображение. Уберите предмет – и изображение в зеркале исчезнет. (С этой точки зрения, на мой взгляд, можно определять понятие «виртуальной реальности».) В собственности могут находиться лишь информационные ресурсы, т. е. отдельные документы и отдельные массивы документов, находящиеся в информационных системах (библиотеках, архивах, фондах, банках данных и др.)». 6

Подводя итог сказанному, отмечу, что наличием указанных в этой работе трех конструкций (предмета, методов и понятийного аппарата) информационного права не исчерпывается необходимость в формировании новой отрасли права. Информационному праву присущи также самостоятельные система (нормы и институты), источники. Но является безусловным, что Информационное право, как наука в России уже начало свой путь становления.

Информация, воздействуя на сознание человека, влияет на социальную структуру общества в целом. Надо упомянуть, что такой механизм воздействия и влияния информации на общественное сознание довольно успешно в настоящее время используется т. н. PR-компаниями. На основе этого возникает проблема информационной безопасности и проблема информации как социального оружия.

В период становления информационного общества важное значение приобретает право, как основной регулятор общественных отношений. На мой взгляд, мораль, выступая наряду с правом социальным регулятором отношений, не сможет обеспечить нормальное функционирование и эффективное развитие отношений между людьми в информационной сфере. Данный вывод основывается хотя бы на том, что те же упомянутые выше PR-компании воздействуют именно на мораль людей, меняя и направляя их представления о добре и зле, справедливости и несправедливости, об общественно полезном или вредном для общества поведении в нужное русло. Поэтому мораль не может рассматриваться в качестве основного регулятора именно информационных отношений. В настоящее время необходимо использовать право для формирования «правил игры», по которым будут действовать участники информационного обмена. Действительно неизбежным ответ на вопрос, почему именно сейчас встал вопрос о формировании информационного права, ведь информация как предмет обихода существует, как уже говорилось, давно? Полагаю, что объективной предпосылкой становления информационного права является возникновение различного вида угроз и трудностей в связи с распространением и потреблением информации, которые нужно каким-то образом преодолевать. Поскольку мораль не может взять на себя обязанность и ответственность регулятора информационных отношений по  рассматриваемым выше причинам, таким регулятором должно стать информационное право, «направленное на качественное и эффективное регулирование общественных отношений, возникающих … в сфере деятельности, связанной с созданием, преобразованием и потреблением информации».7

2. Информационное право как система правового регулирования общественных отношений в информационной сфере

Интернет представляет собой глобальное объединение компьютерных сетей, информационных ресурсов и различных информационно-телекоммуникационных сервисов, то есть это технологическая среда, в которой реализуются различные правоотношения. При этом значительная часть отношений, как и в обычной жизни, характеризуется противоречивостью интересов их участников. Именно поэтому я решил взять его, как пример общественных взаимоотношений в информационной сфере.

Нормативное регулирование является одним из основных способов согласования противоречивых интересов людей и их объединений и предусматривает два вида норм: социальные и технические. В отношениях с использованием интернет, прежде всего, применяются технические нормы и правила, позволяющие беспрепятственно устанавливать связи между пользователями, обеспечивать доступ и передачу информации. По мере развития Сети и формирования киберсообщества возникла необходимость во внедрении социальных норм, регулирующих отношения между участниками.

Существует мнение о том, что интернет, являясь абсолютно свободной средой общения, не подлежит никакому регулированию, а любые попытки такого регулирования со стороны государств или отдельных организаций часто воспринимаются болезненно, как посягательство на последний оплот свободы. Это заблуждение. Тот факт, что в определенных ситуациях право как важнейший регулятор общественных отношений не дает желаемого результата, еще не говорит о полном отсутствии или невозможности регулирования.

В настоящее время деятельность общества и институтов государства осуществляется с использованием информационных и коммуникационных технологий (ИКТ), включая интернет. Вместе с тем, во всем мире происходит замена парадигм: от решения задач развития процессов информатизации (внедрения ИКТ) мир переходит к решению задачи построения информационного общества. Работает глобальный закон: количество переходит в качество. Нам необходимо осознать, где мы находимся в этом процессе.

Всемирная встреча на высшем уровне по вопросам информационного общества, состоявшаяся 10-12 декабря 2003г. в Женеве, определила приоритеты и вектор развития законодательства в данной сфере в контексте глобальных процессов становления информационного общества. План действий, принятый на Всемирной встрече, предусматривает, что к 2005 году все страны должны разработать всеобъемлющие, перспективные и устойчивые национальные электронные стратегии. Ведущая роль в этом процессе должна принадлежать органам государственного управления. Частный сектор и гражданское общество, в диалоге с органами государственного управления, должны сыграть важную консультативную роль в формировании национальных электронных стратегий.

Еще до Всемирной встречи после событий 11 сентября 2001 года США начали разработку, а в 2003 году приняли Национальную стратегию обеспечения безопасности киберпространства, в которой в качестве стратегических целей указаны: предупреждение кибернападений на критические инфраструктуры США; уменьшение национальных уязвимостей к кибернападениям; минимизация ущерба и времени восстановления после кибернападений, если таковые произошли.

Для решения этих задач выявляются угрозы и уязвимости, определяется роль государства в обеспечении безопасности киберпространства, включая функции нового Министерства национальной (внутренней) безопасности (DHS), устанавливаются пять важнейших приоритетов для безопасности киберпространства и каждый приоритет конкретизируется основными мероприятиями и инициативами. При этом Федеральное правительство четко осознает, что не может в одиночку решить все задачи и призывает к партнерству частный сектор и всех граждан страны.

В странах Европы подобные стратегии пока не разработаны, но принята Европейская Конвенция по борьбе с киберпреступностью и определены основные направления развития технологий.

Так, например, во Франции среди таких направлений называются: создание электронного правительства («административный интернет»), демократизация доступа к праву, включающая информатизацию судов и доступ к правовой информации.

Одним из элементов благоприятной среды для формирования и существования информационного общества в документах Всемирной встречи названо верховенство права.

Правовое регулирование отношений при осуществлении деятельности с использованием интернета представляет собой глобальную комплексную проблему, требующую согласованных на межгосударственном уровне решений. В связи с этим трудно переоценить сам факт встречи на высшем уровне и вектор действий, который она наметила.

Большую роль в подготовке этой встречи и принятии итоговых документов сыграла ЮНЕСКО, которая в течение нескольких лет предложила на обсуждение и приняла ряд важнейших международных актов:

? Хартию о сохранении цифрового наследия;

? Рекомендации о развитии и использовании многоязычия и всеобщем доступе к киберпространству;

? Руководящие принципы политики совершенствования информации, являющейся общественным достоянием, создаваемой государственными органами;

? Рекомендация о доступе к информации, находящейся в распоряжении государственных ведомств.

В России стратегическим документом, максимально связанным с проблематикой применения информационных и телекоммуникационных технологий, включая интернет, является только Доктрина информационной безопасности Российской Федерации, которую, безусловно, нельзя рассматривать в качестве национальной электронной стратегии. Реализуемая в настоящее время ФЦП «Электронная Россия» также указанную стратегию не формирует, хотя и предусматривает из года в год финансирование разработок проектов федеральных законов и иных нормативных актов.

Тем не менее, документы, принятые на Всемирной встрече, указанные документы ЮНЕСКО вместе с Доктриной информационной безопасности Российской Федерации определяют стратегию деятельности общества и государства в информационной сфере, а Основные направления нормативного правового обеспечения информационной безопасности Российской Федерации, одобренные на заседании Межведомственной комиссии Совета Безопасности Российской Федерации по информационной безопасности (Решение № 5.4 от 27 ноября 2001 г.), конкретизируют эти задачи в среднесрочной перспективе. Из числа первоочередных мер по совершенствованию нормативного правового обеспечения информационной безопасности в течение 2002 – 2003 гг. приняты новая редакция Федерального закона «О связи», Федеральные законы «О противодействии экстремистской деятельности», «Об электронной цифровой подписи» и «О коммерческой тайне», внесены изменения в статью 146 УК РФ «Нарушение авторских и смежных прав», в Федеральные законы «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных», «Об авторском праве и смежных правах», «Об обязательном экземпляре документов», «О рекламе». Приняты кодифицированные нормативные правовые акты, отдельные положения которых составляют нормативную базу обеспечения информационной безопасности, в том числе: Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, Трудовой кодекс Российской Федерации, Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья).

Наряду с этим, остались невыполненными большинство мер по совершенствованию нормативного правового обеспечения информационной безопасности в области обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина, реализуемые в информационной сфере, в области информационного обеспечения государственной политики Российской Федерации, в области защиты информационных ресурсов от несанкционированного доступа, в области функционирования системы обеспечения информационной безопасности Российской Федерации.

Анализ практики правового регулирования в сфере обеспечения информационной безопасности позволяет констатировать, что формирование правовой базы осуществляется недостаточно интенсивно, бессистемно, без должного анализа практики правоприменения и учета рекомендаций международных организаций, членом которых является Россия.

Противоречивость и неразвитость правового регулирования общественных отношений в информационной сфере приводят к серьезным негативным последствиям, в том числе:

? не обеспечивается эффективная реализация и защита конституционных прав личности на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту чести и достоинства (на это указывают масштабы неконтролируемого распространения баз, содержащих персональные данные, распространение таких данных в интернет и т.п.);

? слабо реализуется возможность конституционных ограничений свободы массовой информации в интересах защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов граждан, обеспечения обороноспособности страны и безопасности государства (об этом свидетельствует содержание материалов бумажных и электронных СМИ, повсеместное нарушение ими Закона "О рекламе", не регулируемое распространение информации, пропагандирующей идеи терроризма и ксенофобии, порнографической информации и информации о сексуальных услугах и т.п.);

? не обеспечена защита прав участников электронной коммерции, они работают на свой страх и риск, особенно велик этот риск у покупателей;

? увеличились масштабы нарушения прав на объекты интеллектуальной собственности, что связано с развитием интернет, сложностью контроля за использованием в Сети объектов интеллектуальной собственности, распространением электронных библиотек, деятельность которых не регулируется;

? отсутствует защита интересов государства и общества в сфере использования государственных информационных ресурсов, не определены принципы отнесения информационных ресурсов к государственным и к национальному достоянию, не обеспечен беспрепятственный доступ к государственным ресурсам и порядок их создания, развития, поддержания.

Кроме того ошибки и тенденции развития федерального законодательства полностью повторяются на уровне субъектов Российской Федерации. Экспресс-анализ законов субъектов Российской федерации в сфере регулирования информации и информатизации (за исключением господдержки СМИ), проведенный автором, выявил 34 закона (из них 12 утверждают Целевые программы) в 21 регионе из 89. Регулирование осуществляется преимущественно в интересах органов власти субъектов РФ: государственные информационные ресурсы – 8; информационное обеспечение органов власти – 6; формирование единого информационного и сетевого пространства - региональные целевые программы – 9; права граждан на информацию органов власти – 4; господдержка информационных технологий – 5; международный информационный обмен, экспорт информационных товаров и услуг – 2. Больше всего законов оказалось в: Калининградской области (4), Ленинградской области (4), Москве (3), Московской области (3). Региональные целевые программы, которые начали приниматься и реализовываться с 2002 года (вслед за ФЦП «Электронная Россия»), строго говоря, не заменяют стратегический документ, представляющий региональную информационную политику. Точно также ФЦП не демонстрирует комплексный подход и не может рассматриваться как государственная стратегия построения информационного общества.

Для того, чтобы законодательство развивалось системно, необходимы стратегические документы политического характера, определяющие направления и приоритеты движения государства к информационному обществу при условии обеспечения безопасности киберпространства, должен быть принят план мероприятий и оптимизирована организационная структура решения поставленных задач. Это создаст ориентиры для права. Вместе с тем, большинство «белых пятен» на карте законодательства в данной сфере, по моему мнению, достаточно очевидны.

Для обеспечения прав и законных интересов человека и гражданина, реализуемых в информационной сфере, необходимо:

? принять федеральный закон (ФЗ), определяющий принципы и организационные механизмы доступа к открытой информации органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных организаций и хозяйствующих субъектов, в том числе через Интернет. Такой законопроект в 1998-99 гг. был подготовлен ко второму чтению, но не представлялся на рассмотрение депутатов ответственным Комитетом по информационной политике, а в 2004 году и вовсе был снят с рассмотрения. Известно, что новый законопроект подготовлен Минэкономразвития и представлен в Правительство РФ. Обеспечение права на доступ к открытой информации должно сопрягаться с установлением исчерпывающих оснований для ограничения этого права, в том числе оснований для введения режима конфиденциальности информации, т.к. правовой режим государственной тайны более-менее определен. (Соответствующие нормы логично было бы включить в законопроект «О праве на доступ к информации» либо готовить самостоятельный законопроект под рабочим названием «О конфиденциальной информации»);

? принять ФЗ, регулирующий отношения в области сбора, хранения и распространения персональных данных, защиты личной и семейной тайны, неприкосновенности частной жизни, а также создать правовые условия для широкого использования средств криптозащиты персональной информации (в 1999 г. принят Модельный закон МПА СНГ «персональных данных», подготовленный в Комитете по безопасности; проект ФЗ «Об информации персонального характера», внесенный в Государственную Думу в октябре 2000 г. также не был представлен на рассмотрение депутатов ответственным Комитетом по информационной политике. В этом проекте вместо независимого института Уполномоченного по правам персональных данных, существующего во всем мире, предлагается наделить один из федеральных органов исполнительной власти функциями контроля за использованием персональных данных другими органами власти, юридическими и физическими лицами и защиты интересов субъектов персональных данных. Это законодательное предложение существенно сужает возможности и эффективность защиты этих прав);

? определить правовой статус доменных имен (ситуация с распределением и использованием доменных имен, попытки государственного регулирования на уровне подзаконных актов побуждают к подготовке либо отдельного закона, либо регулирования в рамках более общего закона (например, «О фирменных наименованиях», которого еще нет);

? существенно уточнить ФЗ «Об участии в международном информационном обмене», который устанавливает неоправданные ограничения для деятельности с использованием Интернет, хотя, практически, не работает;

? обеспечить правовое регулирование распространения массовой информации, размещенной на сайтах интернет, в том числе, обеспечить реализацию конституционного запрета на пропаганду или агитацию, возбуждающую социальную, расовую, национальную и религиозную вражду (внести изменения и дополнения в законы РФ «О средствах массовой информации», «О рекламе» и др.). В этом направлении работает группа, созданная в Совете Федерации по инициативе ряда парламентариев.

Для обеспечения государственной информационной политики России необходимо:

? интенсифицировать формирование открытых государственных информационных ресурсов, ввести в правовое русло их использование в целях создания условий органам государственной власти для разъяснения основных направлений государственной политики, обоснования принимаемых ими решений, поддержания информационного взаимодействия общества и государства, предоставления гражданам своевременной и объективной информации по наиболее важным событиям общественной жизни. Частично эти задачи может реализовать ФЗ «О праве на доступ к информации», требуют существенных уточнений законы «О средствах массовой информации», «Об информации, информатизации и защите информации», «О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации» и др. Наряду с этим, было бы целесообразно подготовить проект ФЗ об электронных библиотеках в Интернете, направленный на формирование общедоступных государственных информационных ресурсов и обеспечение доступа к ним.

Для развития отечественной индустрии средств информатизации и связи, эффективного использования отечественных информационных ресурсов необходимо:

? конкретизировать в законах (ФЗ «О связи», «Об информации, информатизации и защите информации» и др.) механизмы реализации государственной поддержки отечественных производителей средств информатизации и связи;

? уточнить положения ФЗ «О связи» в части усиления защиты прав пользователей и субъектов, представляющих услуги связи и информационные услуги, в том числе, оптимизировать и сделать более прозрачной систему лицензирования деятельности в области связи; установить правовой статус интернет-провайдеров;

? принять закон, обеспечивающий развитие электронной коммерции (законопроект «Об электронной торговле» снят с рассмотрения в апреле 2004 года).

Для обеспечения безопасности информационных и телекоммуникационных систем, сохранности отечественных информационных ресурсов необходимо:

? уточнить положения ФЗ «Об электронной цифровой подписи» с учетом требований по обеспечению электронной торговли. (Соответствующие изменения готовились в рамках реализации проектов ФЦП «Электронная Россия», ряд инициативных предложений поступил в Государственную Думу);

? усилить борьбу с правонарушениями, совершаемыми с использованием сети Интернет, а также с иными правонарушениями, выявление, предупреждение и пресечение которых требует контроля информации, циркулирующей в сети, разработать меры правовой защиты от нарушений нормального функционирования информационных систем и сетей типа «спам» (в Государственную Думу внесены два законопроекта со схожими концепциями, они обсуждались Экспертным советом при Комитете по безопасности и подверглись критике, также негативную оценку законопроектам дало Правовое управление Государственной Думы, кроме того, при внесении не были соблюдены установленные законом требования о наличии заключения Верховного Суда и Правительства РФ);

? совершенствовать меры ответственности за правонарушения в сфере высоких технологий (внесение изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ, Уголовно-процессуальный кодекс РФ и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях – работа над законопроектами ведется в аппарате Государственной Думы с привлечением заинтересованных министерств);

? законодательно закрепить механизм отнесения объектов информационной инфраструктуры к критически важным и обеспечить их информационную безопасность;

? уточнить положения ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» в части усиления контроля за сбором, хранением и использованием информации о частной жизни граждан, сведений, составляющих личную, семейную, служебную и коммерческую тайны, а также создания необходимых условий для проведения оперативно-розыскных мероприятий в целях выявления, предупреждения пресечения и раскрытия компьютерных преступлений и преступлений в сфере высоких технологий.

Информационное общество не может быть построено по указанию свыше. Этот процесс требует деятельного участия бизнеса и гражданского общества. Для того, чтобы этот диалог не прерывался необходимо в разумных пределах сделать публичным процесс подготовки законопроектов в данной сфере. Учитывая ограниченные возможности органов государственной власти по подготовке необходимых законопроектов, бизнесу и обществу желательно проявлять больше инициативы в формировании предложений по совершенствованию законодательства, чаще обращаться в судебные органы для цивилизованного разрешения спорных ситуаций, связанных с толкованием положений нормативных правовых актов и, естественно, участвовать в формировании культуры кибербезопасности. 8


Заключение

При формировании новой отрасли всегда возникают различные мнения: некоторые выступают «за», некоторые – «против». Информационное право не стало в этом смысле исключением. Споры, рождающиеся по поводу выделения информационного права из системы права, не лишены основания и требуют обсуждения.

Проделав данную работу, можно убедиться в том, что человечеству, которое осознало, что информация – это ресурс жизнедеятельности и развития всех социальных и биологических форм жизни и, превратив этот ресурс в товар, стал в конечном итоге необходим некий регулятор. Таким регулятором и призвана стать ещё молодая, но динамично развивающаяся отрасль права, а именно информационное право. Поэтому в настоящее время необходимо акцентировать свое внимание на формирующейся отрасли и предопределить критерии ее развития.
Список использованной литературы

1) Волчинская Е.К. журнал «Информационное право» №1, 2005

2) Долотказин Р. Х. Информационная безопасность как основная составляющая информационного законодательства // Альманах. Приложение к Российскому юридическому журналу.-2001.-№1

3) Иголкин А. А., Росс Г. В. и Фельдман М. Д. Влияние СМИ на информационно- психологическую безопасность региона: возможность оценки методами контент- анализа // Комплексная защита информации. Сборник материалов 6-ой международной конференции. Минск, 2002

4) Информационное право: Основы практической информатики. Учебное пособие / И. Л. Бачило. - М.: 2001

5) Кузнецов П.У. журнал «Информационное право» №1, 2005 

6) Кудрявцев М. Международный ежемесячный бюллетень «Законодательство и практика средств массовой информации» №55, март 1999г

7) Рассолов М. М. Информационное право: Учебное пособие. - М.: Юристъ, 1999

8) Разуваев В. Э. сборник «Материалы научно-практической конференции юридического факультета Елецкого государственного университета им. И. А. Бунина. – Елец: ЕГУ им. И. А. Бунина, 2002


1 См. Рассолов М. М. Информационное право: Учебное пособие. - М.: Юристъ, 1999. – С.10

2 См. Разуваев В. Э. сборник «Материалы научно-практической конференции юридического факультета Елецкого государственного университета им. И. А. Бунина. – Елец: ЕГУ им. И. А. Бунина, 2002. – С. 163

3 См. Рассолов М. М. Информационное право: Учебное пособие. - М.: Юристъ, 1999. – С.21-22

4 См. Информационное право: Основы практической информатики. Учебное пособие / И. Л. Бачило. - М.: 2001.- С.63

5 См. Иголкин А. А., Росс Г. В. и Фельдман М. Д. Влияние СМИ на информационно-психологическую безопасность региона: возможность оценки методами контент-анализа // Комплексная защита информации. Сборник материалов 6-ой международной конференции. Минск, 2002.- С. 125-126

6 См. Разуваев В. Э. сборник «Материалы научно-практической конференции юридического факультета Елецкого государственного университета им. И. А. Бунина. – Елец: ЕГУ им. И. А. Бунина, 2002. – С. 168

7 См. Долотказин Р. Х. Информационная безопасность как основная составляющая информационного законодательства // Альманах. Приложение к Российскому юридическому журналу.-2001.-№1.-С. 130.

8 См. Волчинская Е.К. журнал «Информационное право» №1, 2005 г.


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации