Аль-Ани Н.М. Методология и философия науки - файл n1.doc

Аль-Ани Н.М. Методология и философия науки
скачать (367 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc367kb.06.11.2012 23:34скачать

n1.doc

  1   2   3   4

Методология и философия науки

УДК 167

Аль-Ани Н.М. Методология и философия науки. - СПб: СПб

ГИТМО(ТУ), 2000,-76с.

Книга представляет собой учебное пособие, написанное в соответствии с учебной программой курса "Методология научного творчества" на базе читаемых автором лекций по данному курсу для студентов-магистрантов и аспирантов СПб ГИТМО (ТУ). Рекомендуется студентам и аспирантам технических вузов, а также всем, кто интересуется проблемами методологии и философии научного творчества.

Рецензент: доктор философских наук, профессор Марков Б.В.

© Санкт-Петербургский государственный

институт точной механики и оптики

(технический университет), 2000

©Аль-Ани Н.М.,2000

Предисловие

Предлагаемая работа далеко не является в общем и целом оригинальным исследованием. Она не формирует принципиально новых вопросов и не предлагает оригинальных решений старых проблем. Да этого от нее и не требуется вовсе. Ибо ее пафосом как учебного пособия является не исследование неизвестного и не установление принципиально нового, а описание уже известного и изложение достигнутого. Она составлена в соответствии с учебной программой читаемого автором в СПбГИТМО (ТУ) курса по "Методологии научного творчества" и написана в духе, т.е. "по образу и подобию" существующей учебной литературы по тематике данного курса. Так, она частично воспроизводит структуру и порядок изложения материала, характерный для некоторых зарубежных учебных изданий по "философии науки" и отечественного учебника "Философия и методология науки", вышедшего в 1996 г. под редакцией В.И.Купцова. И это естественно, поскольку она преследует ту же цель и выполняет ту же задачу, что и эти издания, т.е. освещает одни и те же проблемы и излагает одни и те же концепции. И тем не менее, я счел нужным высказать по некоторым из рассмотренных вопросов свои собственные суждения, в том числе и практического характера. При этом я стремился не злоупотреблять полемической формой изложения, которая далеко нежелательна и не всегда уместна в учебном издании.

В заключение хочется выразить надежду в том, что хотя предлагаемое учебное пособие и явилось результатом удовлетворения скорее высшей необходимости, чем внутренней потребности, оно, тем не менее, будет полезно тем, кому оно предназначено и окажет им реальную помощь в деле усвоения соответствующего учебного материала.

Санкт-Петербург, июнь 1999 г.

Глава 1

Философский образ науки

Наука - это исторически более поздняя, а, следовательно, и более молодая форма общественного сознания, нежели миф, религия и философия. Она возникает на почве этих более древних форм мировоззрения.

Наука как следствие общественного разделения труда имеет своим началом отделение умственного труда от труда физического. Именно благодаря этому фактору социального развития начинает складываться особый вид человеческой деятельности - научно-познавательной.

Наука как особый вид человеческой деятельности определяется рядом существенных моментов или признаков. Она отличается от других видов указанной деятельности, прежде всего, своей целью, своим содержанием. Главной целью науки является добывание знаний об объективной и субъективной реальности. Следовательно, продуктом научно-познавательной деятельности оказываются именно знания. Но знания бывают научными и ненаучными. Научные знания от знания ненаучного отличаются систематизированностью, обоснованностью (или доказательностью) и объективностью. Наука это не набор случайных, невзаимосвязанных знаний. Наоборот, она суть, системно организованные знания. Следовательно, научное знание есть знание, преобразованное в систему.

Второй важнейшей характеристикой научного знания является его обоснованность. Наука ничего не может и не имеет права принимать на веру. По меткому замечанию английского натуралиста Томаса Гексли (1825-1895) "наука совершает самоубийство, если она что-нибудь принимает на веру". Она создает и применяет различные способы обоснования истинности знания. Научное знание есть, таким образом, знание не просто проверяемое и доказуемое, а знание проверенное и доказанное.

Следующей существенной чертой научного знания является его объективность. Научное знание обладает объективным, т.е. независящим ни от человека, ни от человечества содержанием. Правда, в западной философии науки предпочитают говорить не об объективности, а об интерсубъективности научного знания, понимая под этой последней надличностный, т.е. независящий от личностных качеств ученого характер этого знания.

Наука как особый вид человеческой деятельности помимо своей цели (т.е., своего конечного продукта) отличается от других видов этой деятельности также методами и средствами реализации своей цели и своим предметом. Следует также отметить и специфику науки в качестве социального института.

Главным средством научно-познавательной деятельности является, безусловно, язык науки. При этом следует заметить, что наука не ограничивается использованием естественного языка, но и создает свои специальные, так называемые искусственные языки. Кроме этих искусственных языков наука создает также самые разнообразные наблюдательные средства и экспериментальные установки, позволяющие ей достичь своей цели и получить свой конечный продукт.

Наряду со своими средствами наука обладает и своими методами, которые, как полагал в свое время один из основоположников философии Нового времени Ф.Бэкон, являются кратчайшими путями, ведущими к истине. В методологическом арсенале науки мы находим самые разнообразные эмпирические и теоретические методы исследования, такие, как наблюдение, эксперимент, сравнение, аналогия, объяснение, предвидение, идеализация, моделирование, формализация, индукция, дедукция, анализ, синтез, гипотеза и т.д. Об этих и других методах научного познания более подробно поговорим несколько позже.

Наука выделяется также своим предметом, который охватывает собой как объективную, так и субъективную реальность. Ведь объектом ее изучения и исследования является не только действи­тельность, природа, но и внутренний мир самого человека. Она, помимо этого, изучает и созданную человеком так называемую "вторую природу", т.е. культуру. Следовательно, предмет научно-познавательной деятельности охватывает собой и природу, и общество, и человека (в том числе человеческое мышление и человеческое познание), и культуру. Однако поскольку все перечисленные моменты являются элементами единой и целостной системы - реальности или действительности, постольку мы можем вкратце охарактеризовать науку как объективное по своему содержанию отражение и выражение реальности.

Наконец, следует отметить и социальный статус науки как относительно самостоятельного общественного института. Ведь, во-первых, она создается и развивается отдельной социальной структурой и прослойкой, какой является сообщество ученых. Во-вторых, она, как относительно самостоятельный элемент социальной структуры, находится в активном взаимодействии с другими ее элементами. Наука, активно влияя на другие социальные институты, сама испытывает на себе сильное воздействие с их стороны.

Итак, подытоживая сказанное, мы можем определить науку как социальный институт, имеющий свое предназначение в получении с помощью особых методов и средств систематизированное, строго (т.е. логически и экспериментально) обоснованное, а, стало быть, и объективное знание о реальности.

Именно в силу этого своего сущностного содержания наука находилась на первых этапах своего становления и развития в весьма сложных, а порой и драматических отношениях с религией.

Предыстория науки начинается, по сути дела, с незапамятных времен человеческой истории. Еще первобытный миф содержал в себе элементы эмпирического знания, выражающего практический опыт древнего человека. И несмотря на то, что первобытный миф отличался синкретичностью, ему были свойственны символизм, аллегоризм и обобщение. На основе символизма и аллегоризма мифа исторически возникает впоследствии религии и искусства. Что же касается обобщения как неразличимого элемента первобытного мифа, то оно становится одним из исторических оснований или источников возникновения философии, а через нее и науки.

Следует заметить, что миф и мифология, как исторически первая форма мировоззрения, на более высоком этапе своего развития относились к элементам научного знания и свободным философским рассуждениям менее ревностно и более толерантно (терпимо), чем обращалась к ним впоследствии господствующая религиозная идеология. В этом заключается, по-видимому, одна из причин, объясняющих взлет научного знания и философской мысли в Древней Греции.

Религия, как форма общественного сознания, как историческая форма мировоззрения, исходит не из опыта и разума, составляющих основу научного познания, а из логически и эмпирически необоснованной веры. Именно слепая вера в сверхъестественное и потустороннее, вера в неразумное, и, в конечном счете, абсурдное, и составляет фундамент религиозной картины мира. И мне думается, лучше, т.е. точнее и ярче всех выразил эту простую истину апологет христианства Тертуллиан своим знаменитым тезисом: "Credo quia absurdam" - "Верую, потому что абсурдно".

И, естественно, поэтому, религия, став безраздельно господствующей идеологией, не просто загоняет научное познание в угол, т.е. сильно ограничивает его возможности, но и в прямом смысле превращает его в средство упрочения и укрепления своей господствующей позиции. Так, в темных веках средневековой Европы наука снизводится до уровня простой служанки теологии. И человечеству пришлось заплатить очень дорогую цену, чтобы освободить науку из-под жестокой власти религии. Достаточно при этом вспомнить имена и фамилии великих мучеников науки -Джордано Бруно (1548-1600 гг.), Лючилио Ванини (1585-1618), Томмазо Кампанеллы (1568-1639), Галилео Галилея (1564-1642) и многих других, чтобы согласиться с этим.

Начало трудного и сложного процесса освобождения философии и вместе с ней науки из-под диктата религиозного фанатизма и религиозного мракобесия положила теория двойственности истины, разработанной арабским философом Ибн Рушдом (Аверроэсом) (1126-1198 гг.). Согласно этой теории, будто бы существуют две истины - одна для философии (соответственно, и науки), а другая -для религии. Именно поэтому вполне допустимы расхождения между наукой и религией, между философией и теологией. То, что представляется философии или науке истинным, вполне может быть ложным с точки зрения теологии или религии и наоборот. В соответствии с этим как бы провозглашается автономия как науки, так и религии, т.е. декларируется принцип их невмешательства в дела друг друга.

Данный принцип был положен в основу устава и деятельности, созданного в 1660 г. прообраза современного научного сообщества - Лондонского королевского общества естество испытателей, о чем свидетельствует устав этого общества, который строго декларирует автономию естествознания.

Безусловно, подобный подход отвечал постепенно назревающей потребности общества в институализации науки. Но перед тем, как превратиться в самостоятельный социальный институт, наука должна была родиться и развиться до того уровня, при котором она могла превратиться в один из важнейших элементов общественной структуры.

Итак, где и когда зародилась наука? Однозначного ответа на этот вопрос пока нет и вряд ли будет. Дело в том, что разные авторы вкладывают в понятие "Наука" различные содержания. Так, согласно некоторым ученым, наука отождествляется, по сути дела, с практическим и познавательным опытом человечества и именно поэтому можно предполагать, что она появилась еще на заре человеческой истории. Другие под наукой понимают первые попытки систематического знания и поэтому они считают, что она родилась приблизительно в V веке до н.э. в Древней Греции. Третьи предпочитают говорить о позднем средневековье (XIII-XIV вв.), как времени зарождения науки, так как под наукой они понимают опытное знание. Они при этом ссылаются на деятельность таких мыслителей, как Роджер Бэкон (1210-ок.1294 гг.), которому принадлежит тезис, ставший афоризмом: "Знание - сила",

Однако большинство специалистов сходятся во мнении, что наука в современном ее понимании появляется только в XVI-XVII вв. Ведь именно в это время в Европе складывается и начинает свое восхождение новое естествознание. Часть исследователей переносят дату рождения науки на первую половину XIX века. Находятся и такие, которые считают, что настоящая наука еще не родилась и что она появится только в XXI веке.

Следует при этом заметить, что историки науки обнаруживают большее единодушие в определении места рождения науки. Подавля­ющее их большинство считает, что наука родилась именно в Европе. Поэтому многие из них исследуют проблематику своего предмета с позиций европоцентризма. Однако часть историков науки отверга­ют подобную крайнюю позицию и признают важнейшее значение того вклада, который Восток (и древний, и средневековый) внес в дело формирования и развития научного познания. Так, например, Дж.Нидам подчеркивает важнейшую роль китайской цивилизации в развитии науки и техники, а Александр Койре прямо заявляет, что "арабы явились учителями и воспитателями латинского запада". Но и арабы, как известно, учились у древних греков и персов, точно так же, как древние греки в свое время учились у древних египтян, финикийцев и вавилонян, а древние персы у вавилонян. Эти факты говорят о том, что рождение науки или культуры в целом нельзя связывать с каким-либо определенным народом или с каким-либо определенным регионом. Многие цивилизации вносили свою лепту в указанный процесс. Конечно, следует признать, что вклады разных народов и регионов в создание и развитие научного знания различны и по объему, и по содержанию. Однако данное обсто­ятельство ничуть не отрицает и не опровергает, а наоборот, подтверждает и доказывает интернациональную природу науки как общечеловеческого творения.

С началом автономизации науки начинается, по сути дела, и процесс ее институализации. Начиная с XVI-XVII в. все больше осознается самоценность науки, ее важность для функционирования общественного целого. В эпоху просвещения (XVIII в.) стали смотреть на науку как на решающую движущую и преобразующую силу социальной реальности. С конца XIX и начала XX веков процесс институализации науки вступает в новую фазу, которая характеризуется двумя существенными моментами, а именно: все большей экономической эффективностью научных исследований и связанной с этим профессионализацией научной деятельности. В связи с этим начинает складываться так называемая "большая наука" - своеобразный синтез науки, техники и производства. В этой новой научно-технической сфере существенно сокращается дистанция между научными и техническими разработками и их практическими применениями и внедрениями в процессе произ­водства. Деятельность ученого в этой новой сфере мотивируется и стимулируется не столько духовными запросами искания истины, сколько стремлением получения практического, технически-производственного эффекта. Именно таким образом происходит коммерциализация науки, ее все большее вовлечение в эконо­мический водоворот, что, естественно, вызывает серьезные беспокойство и опасение у многих ученых.

Что же касается профессионализации науки, то она продолжает набирать силу и стала настолько существенным моментом современной научной деятельности, что образ ученого-любителя канул в лету. Время дилетантов и самоучек в науке прошло. Современное научное знание в любой сколь-нибудь целостной сфере стало настолько обширным и богатым по своему содержанию и сложной по своей структуре, что овладевать им без специальной академической подготовки уже не представляется невозможным. В связи с этим наука становится профессией и в том смысле, что научному занятию необходимо посвятить всю жизнь. Говоря иначе, она превращается в источник существования тех, кто выбрал научное занятие в качестве рода своей деятельности. Профес­сионализация науки выражается, наконец, и в формировании системы нравственных императивов, регулирующих отношения ученых внутри научного сообщества, т.е. в формировании профессиональной ответственности или профессиональной этики ученых.

Глава 2

Методология науки как важнейший раздел философии науки

Выше мы коснулись отношения между наукой и религией. Теперь остановимся на взаимоотношении науки и философии.

Следует отметить, что отношение между наукой и философией носило принципиально иной характер по сравнению с отношением между наукой и религией. Дело в том, что многие науки и особенно естественные, такие, как физика, астрономия, биология, в своем зародышевом состоянии, т.е. в виде спорадического знания, сперва появились в лоне философии и лишь развившись и достигнув, так сказать, зрелого состояния, отпочковались от нее. Именно поэтому отношения между философией и зарождающейся наукой были не просто доверительными, но и носили, в известном смысле, генетический характер, т.е. были, образно говоря, по-матерински теплыми. Данное обстоятельство явилось, по-видимому, одной из причин господствующего вплоть до середины прошлого столетия понимания философии как "матери" или "царицы" ("королевы") наук. Однако, подобное понимание взаимоотношения философии и науки фактически также низводит науку до жалкого состояния опекаемого, в результате чего эта последняя также теряет свою самостоятельность и независимость. И не исключено, что именно данная попытка удушить науку в объятиях философии и вынудила одного из самых великих умов человечества - Исаака Ньютона (1634-1727 гг.) бросить свой знаменитый клич: "Физика, берегись метафизики" (под метафизикой он имел в виду философию).

Господствующий в античной и классической философии взгляд на отношение между наукой и философией, согласно которому эта последняя была поставлена над наукой в качестве ее высшей и строгой повелительницы, был к середине прошлою пека подвергнут, правда, с разных позиций, серьезной критике и принципиально пересмотрен, как в марксистской философии, так и в позитивизме.

В марксистской философии сложилась традиция подходить к проблеме соотношения науки и философии и решать ее с позиции диалектики всеобщего, общего и частного. Согласно этой традиции философия имеет своим предметом всеобщую связь явлений действительности, т.е. те всеобщие закономерности, которые действуют и обнаруживают себя во всех областях или фрагментах реальности. Между тем, наука имеет дело только с частными или, в лучшем случае, с общими закономерностями, которые действуют и проявляют себя либо в отдельной области действительности, либо же только в некоторых из ее фрагментов. В силу этого философия, согласно марксистской точке зрения, может выполнять и выполняет на самом деле по отношению к науке лишь общую методологическую функцию. Она объявляется общей методологией научного познания. Однако будучи общей методологией науки, философия, в свою очередь, испытывает определенное активное воздействие со стороны науки. Так, она, например, не может уточнить свои понятия и представления и развиваться дальше иначе как путем обобщения важнейших данных и достижений если не всех наук, то, по крайней мере, многих из них.

Следовательно, философия и наука как важнейшие сферы или области единого человеческого познания находятся между собой, согласно марксистской философской концепции, в диалектическом взаимодействии, в отношении активного взаимовлияния.

Что же касается позитивизма, то он подвергает модель "Философия - царица наук" критике и пересмотру, исходя из совсем иных принципиальных соображений. Основоположник позитивизма - французский философ и социолог Огюст Конт (1798-1857 гг.) полагает, что спекулятивная, т.е. умозрительная философия (или, как он ее обозначает - метафизика), в принципе невозможна в силу ее "неэмпиричности". Дело в том, что наука, согласно его мнению, может выполнять только описательную функцию. Она имеет дело не с сущностями (ибо они непознаваемые), а только с явлениями. Именно поэтому Конт считает научными лишь те знания, которые либо непосредственно "выводимы из опыта", либо же сводимы (хотя бы в конечном счете) к элементам чувственного опыта - к ощущениям. Что же касается метафизических (т.е. философских) проблем и представлений, то они, в силу их "неэмпиричности", не могут быть никаким образом оценены нами. Поэтому Конт и объявляет их бессмысленными. Так, позитивизмом отвергается по существу само право метафизики (или философии в традиционном ее понимании) на существование в качестве особого раздела человеческого знания. Попытки реабилитации философии в качестве составной части этого знания, предпринятые так называемым третьим позитивизмом (т.е. неопозитивизмом), закончились предельными сужением и обеднением предмета философии как по объему, так и по содержанию. Так философия, согласно логическим позитивистам (М.Шлику (1882-1936 гг.), Рудольфу Карнапу (1891-1970 гг.) и другим) своим предметом может и должна иметь только исследование логико-гносеологической структуры знания. В отличие от логических позитивистов сторонники аналитической философии (Бертран Рассел (1871-1970 гг.), Людвиг Витгенштейн (1889-1951 гг.)) определили предмет философии как критику языка.

Постпозитивистская традиция (Карл Поппер (1902-1994 гг.), Имре Лакатос (1922-1974 гг.) и другие), хотя и не отвергает, по примеру позитивистской традиции, метафизику (философию), тем не менее, подчеркивает лишь предположительный характер метафизического (как, впрочем, и всякого другого, в том числе и научного) знания. Поэтому она в полном согласии с попперианской концепцией ''критической рациональности" требует, чтобы философия была открытой для рациональной критики.

До сих пор мы останавливались лишь на взгляде философов на проблему соотношения науки и философии. Теперь вкратце охарактеризуем взгляд самих ученых на данную проблему.

Следует заметить, что некоторые современные ученые остались верны ньютоновскому кличу: "Физика, берегись метафизики". При этом они, в отличие от И.Ньютона, более или менее отчетливо исходят из позитивистских установок.

Однако среди современных естествоиспытателей мы находим не­мало великих фигур, которые в достаточно категоричной форме от­вергли подобный подход. И, чтобы не оказаться голословными, при­ведем здесь высказывания двух великих физиков современности — Альберта Эйнштейна (1879-1955 гг.) и Макса Борна (1882-1970 гг.).

"Без веры в то, писал А.Эйнштейн, что возможно охватить реальность нашими теоретическими построениями, без веры во внутреннюю гармонию нашего мира не могло быть никакой науки. Эта вера навсегда останется основным мотивом всякого научного творчества". "В наше время, - писал он в другом месте, - физик вынужден заниматься философскими проблемами в гораздо большей степени, чем это приходилось делать физикам предыдущих поколений. К этому физиков принуждают трудности их собственной науки". И далее читаем у него же, что "наука без теории познания (насколько это вообще мыслимо) становится примитивной и путаной".

А Макс Борн заявил не менее отчетливо и категорично, что "физика, свободная от метафизических гипотез, невозможна". Далее он отмечал: "Никакими хитростями не удается избежать вопроса о существовании объективного, независимого от наблюдателя мира, мира "по ту сторону" явлений". Поэтому Макс Борн считал, что физика не может обойтись без философии, предметом которой является, по его мнению, "исследование общих черт структуры мира и наших методов проникновения в эту структуру".

Методологическая функция, которую философия выполняет по отношению к науке, получает свое яркое выражение и прямое олицетворение в особом разделе философского знания, за которым, начиная со второй половины нашего столетия, закрепилось название "Философия и методология науки". И вообще говоря, методология научного познания составляет собой основное ядро философии науки. Она - суть такой раздел философского знания, который занимается, прежде всего, обоснованием научного знания. Ее задачей является также раскрытие принципов этого знания и методов его получения. Другими словами, методология — есть учение об основаниях, методах и принципах научной деятельности. Метод (греч. methodos - дословно означает путь к чему-нибудь), как центральное понятие методологии, обозначает способ достижения поставленной цели или решения соответствующей задачи. Поэтому можно определить научный метод как путь или способ исследования, обеспечивающий и гарантирующий получение научного знания.

В методологии познавательной деятельности обычно различают методы философские (т.е. всеобщие), общенаучные и частные. Остановимся сначала вкратце на философских методах.

В философии можно выделить два главных метода рассуждения и понимания — метафизический и диалектический.

Термин "метафизика" появился, можно сказать, чисто случайно. Дело в том, что живший в I веке до н.э. систематизатор произведений Аристотеля — Андроник Родский разместил в составленном им списке этих произведений работу Аристотеля, посвященную исследованию сущего сразу же после его физики. И, поскольку работа, о которой идет речь, не имела тогда названия, после оглашения списка Андроника Родского, стала называться "метафизикой" (греч.mеtа physikos, т.е. то, что идет после физики). И поскольку в указанной работе Аристотель ставит и решает сугубо философские проблемы, проблемы, относящиеся к той сфере познания, которую он именует "первой философией", постольку термин "метафизика" в последующем периоде стали употреблять как синоним термина философии. Гегель впервые вкладывает в термин "метафизика" совсем иное содержание, рассматривая его как метод мышления и философского рассуждения. Согласно Гегелю, а затем и К.Марксу метафизика понимается как антидиалектика. Под метафизическим методом мышления и исследования они понимали тот способ, при котором вещи, явления, отношения и т.д. берутся и исследуются как нечто застывшее, постоянное, неподвижное, неизменное, лишенное внутренней противоречивости, изолированное, оторванное от всех своих связей, безжизненное, омертвленное. Суть метафизического метода отчетливо выражает формально-логический закон тождества "А есть А".

Прямую противоположность метафизического метода составляет диалектический метод, под которым и Гегель, и Маркс понимали такой способ мышления и исследования, который берет и понимает вещи, явления и отношения в виде непрерывного процесса, т.е. как нечто живое, подвижное, постоянно изменяющееся и развивающееся, внутренне противоречивое, находящееся в постоянном взаимодействии с окружающей средой, т.е. взятое во всех его связях. Главными и существенными моментами или признаками диалектического метода являются единство и борьба противоположностей, взаимопереход количества в качество и обратно и отрицание отрицания.

Оба философских метода имеют ценность, и нельзя отрицать значения любого из них в философско-познавательном исследовании. Однако, поскольку общий итог человеческого познания все больше убеждает нас в том, что реальность представляет собой непрерывный процесс и находится в постоянном становлении, постольку ведущим следует признать именно диалектический метод. Поэтому любая попытка абсолютизации значения метафизического метода неизбежно приведет к отрыву от действительности.

В отличие от философских методов, имеющих всеобщий характер, общенаучные и частные методы применяются в большинстве сфер или отдельных областях научного познания. Остановимся вкратце на важнейших методах научного, как экспериментального, так и теоретического, исследования и попытаемся дать им краткое определение.

Самым простым, а стало быть, исходным методом эмпирического познания является наблюдение. Наблюдение представляет собой целенаправленное восприятие явлений без вмешательства в естественный ход их функционирования и развития со стороны их наблюдателя. Оно доставляет исходный материал для научного исследования.

В отличие от наблюдения эксперимент (лат.experimentum - проба, опыт) является активной исследовательской процедурой, которая заключается в активном воздействии исследователя на предмет своего исследования. Следовательно, в рамках эксперимента наблюдатель (а точнее сказать, исследователь) как бы вторгается в естественный ход событий или функционирования явлений для того, чтобы лучше, отчетливее выявить, раскрыть и понять те или иные подлежащие изучению их свойства, отношения и т.д. В известном смысле можно рассматривать эксперимент как активное и специально организованное наблюдение.

Непосредственно примыкает к наблюдению и эксперименту описание. Оно, как исследовательская процедура, состоит в фиксации данных наблюдения и эксперимента через, т.е. с помощью принятых в науке систем обозначения. Описание, будучи функцией научного познания, подготавливает необходимую почву для теоретического исследования, ближайшим образом реализуемого в виде объяснения.

Объяснение - это и метод, и функция научного познания, состоя­щие в раскрытии и выявлении сущности изучаемого объекта. Оно осуществляется путем выявления и установления внутреннего закона этого объекта. Объяснение может быть атрибутивным, генетическим (в частности, причинным), функциональным, структурным и т.д. Оно тесно связано с описанием, которое, как правило, составляет его предпосылку, основу. Именно поэтому без описания явлений их объяснение является, как обычно, невозможным. Однако, это означает и то, что само описание как бы находит свою истинную цель и предназначение в объяснении. К этому следует добавить, что само объяснение выступает основанием для предвидения как другой важнейшей функции научного познания.

Как исследовательский метод или процедура, предвидение состоит в том, чтобы на базе данных описания и объяснения изучаемого объекта делать прогноз о его будущем (или прошлом) состоянии. В первом случае предвидение реализуется в виде предсказания, а во втором - в виде так называемого ретросказания. Важную роль в предыдущих методах играет абстрагирование (или абстракция). Как метод научного исследования абстрагирова­ние (лат. abstractio - отвлечение) состоит в отвлечении от реальных предметов какого-либо конкретного свойства или отношения с целью самостоятельного и детального его изучения.

В непосредственной связи с абстрагированием стоит обобщение как исследовательская процедура (метод), заключающаяся в переходе от единичного и частного к общему, от менее общего - к более общему знанию.

Как предпосылку к обобщению можно рассматривать сравнение, которое в качестве метода научного исследования состоит в сопоставлении изучаемых объектов для того, чтобы выявить признаки их тождества и (или) различия. Сравнение играет важную роль в другом исследовательском методе - аналогии.

Аналогия (греч. analogia - соответствие) - суть методологический прием, состоящий в изучении объектов путем выявления и установления сходства или соответствия между ними.

Важную роль в научном исследовании играют формализация, идеализация и моделирование. Под формализацией понимается метод исследования, заключающийся в отвлечении от содержания понятий и положений научной теории с целью исследования ее логической структуры. В математике и логике формализация представляет собой реконструкцию содержательной научной теории в виде формализованного языка.

Идеализация же - суть мыслительная процедура, имеющая своей целью создание абстрактных (т.е. идеальных) объектов, которые в качестве предельных случаев реальных объектов (т.е. в качестве имеющих конечное число свойств объектов) могут служить основанием, т.е. средством для их изучения. Образцами таких абстрактных или идеальных объектов являются, например, "точка" или "прямая линия" в математике, "абсолютно твердое тело" или "абсолютно черное тело" - в физике. Идеализация тесно связана, как видим, с абстрагированием.

Моделирование (фр. modele - образец, прообраз) как исследо­вательский метод заключается в воспроизведении подлежащих исследованию свойств некоторого объекта в другом объекте с целью их изучения. И этот второй объкт выступает но отношению к первому в качестве его модели. Следовательно, между оригиналом и его моделью должно иметь место отношение подобия, выражаю­щееся в сходстве физических свойств, или функций, или структур и т.д. К моделированию обычно прибегают в том случае, если непосредственное исследование самого оригинала в силу тех или иных обстоятельств невозможно или труднодоступно.

Особой формой теоретического моделирования выступает мысленный эксперимент, который применяется для изучения и исследования неосуществимых в данный момент процессов или систем. Он, в отличие от материального эксперимента, оперирует идеальными объектами.

Важным методом построения научной теории является аксиоматический метод. При таком методе научная теория строится на базе таких положений, истинность которых не доказывается, а принимается (т.е. допускается) как данность в рамках создаваемой теории. Подобные положения принято называть аксиомами (греч. axioma — принятое положение) или постулатами (лат. postulatum -требуемое), Именно из этих исходных положений и выводятся, согласно аксиоматическому методу, все другие положения создавае­мой научной теории. Под научной теорией (греч. theoria — наблюдение, рассмотрение, исследование) следует понимать систему обобщенного достоверного (т.е. доказанного) знания об определенной области реальности, которая описывает, объясняет функционирование и (или) предсказывает изменение составляющих ее объектов.

В отличие от теории, гипотеза (греч.hypothesis - основа, предположение) является система обобщенного, непроверенного и, следовательно, не достоверного, а лишь предположительного знания, полученного путем умозаключений.

Существуют два основных типа умозаключений - индукция и дедукция.

Индукция (лат. inductio - наведение) - один из основных типов умозаключения и метод научного исследования, обеспечивающий переход от единичных фактов к общим положениям. Индукция, как популярная, так и научная, может гарантировать только вероятное знание. Достоверное знание может дать только полная индукция, при которой вывод производится на базе учета всех без исключения единичных случаев и фактов.

Дедукция (лат. deductio — выведение) - другой основной тип умозаключения и метод научного исследования, обеспечивающий переход от общего знания к частному. Она дает при верных посылках достоверное знание.

К индукции и дедукции примыкают такие методы научного исследования, как анализ и синтез.

Анализ (греч.analysis - разложение) - суть методологическая процедура, состоящая в мысленном или фактическом разложении целого (или сложного) на его составные части (или простое).

Синтез (греч.synthesis - соединение) же представляет собой обратную методологическую процедуру, заключающуюся в воссоединении целого (сложного) из его частей (простого).

В ближайшей связи с анализом стоит редукция как метод научного исследования. Редукция (лат. reductio - отодвигание назад, возвращение) -• это такой методологический прием, при котором происходит сведение нынешнего состояния изучаемого объекта к его прежнему состоянию (а более обобщенно - в сведении сложного к простому) с целью его объяснения и понимания. Абсолютизация значения редукции в качестве исследовательского метода приводит к редукционизму концепции, допускающей метафизическое, т.е. полное и одностороннее, сведение высшего к низшему.

Помимо редукции к анализу примыкают структурно-функциональный и статистический методы научного исследования.

Под структурой (лат. structura — строение) в философии понимают способ или закон взаимосвязей элементов целого. Функция же (лат. functio - исполнение) как философское понятие обозначает форму существования (т.е.функционирования) объекта, аспект его жизнедеятельности. Более конкретно она представляет собой вид деятельности или совершаемую работу.

Структурно-функциональный анализ как методологический прием означает исследование взаимосвязей элементов данной системы и функционирования каждого из них в отдельности и системы в целом.

В отличие от него статистический анализ сосредотачивает внимание на изучении количественных параметров или характеристик исследуемых явлений. Статистика (нем. statistic от итал. stato — государство) -- это исследование данных, выражающих собой количественные закономерности реальности. Шире она обозначает совокупность различных данных о каком-либо явлении или процессе. В более узком смысле статистика в науке - это опирающийся на теорию вероятности анализ массовых явлений. Таким образом, статистический метод имеет своей целью раскрытие и установление количественных закономерностей изучаемых явлений или процессов путем анализа статистических данных о них. Кроме приведенных выше методов следует остановиться также на трех весьма важных способах научного исследования, а именно: на историческом методе, логическом методе и методе восхождения от абстрактного к конкретному.

Исторический метод заключается в изучении и исследовании реальной истории явлений, чтобы выявить закономерности их функционирования и развития. Логический метод, имея, по сути дела, ту же цель, достигает ее, однако, иным путем, а именно, путем исследования высших форм изучаемых явлений, поскольку эти формы снимают, т.е. содержат в себе в преобразованном, сжатом виде все основные вехи их исторического развития. Именно поэтому логический метод, как подчеркивал в свое время Ф.Энгельс, - "в сущности является ничем иным, как тем же историческим методом, только свободным от исторической формы и от мешающих случайностей. С чего начинается история, с того же должен начинаться и ход мыслей и его дальнейшее движение будет представлять собой ничто иное, как отражение исторического процесса в абстрактной и теоретически последовательной форме...". От логического метода следует отличать применяющийся в математике и логике логистический метод, заключающийся в построении формализованных систем или исчислений.

Известно, что задача теоретического исследования в научно-познавательном процессе состоит в воссоздании в мысли целостного, т.е. конкретного образа изучаемого объекта. Однако для того, чтобы теоретическое научное познание могло выполнить данную задачу, оно должно отвлечь или извлечь, т.е. абстрагировать отдельные свойства или отдельные аспекты функционирования и развития этого объекта с целью их самостоятельного и детального исследования и получения таким путем его различных абстрактных определений. Абстрактное определение объекта есть, таким образом, его односторонняя характеристика. Так, например, трактовка науки как систематизированного знания - суть не что иное, как абстрактное ее определение.

Однако получая различные абстракции (т.е. абстрактные определения) какого-либо объекта, мы не можем простым их набором составить конкретное мысленное представление о нем, конкретное его определение. Чтобы получить такое определение. необходимо целостно воспроизвести в мысли данный объект во всей полноте или во всем богатстве его важнейших свойств и отношений. Все указанные процедуры как раз и осуществляют метод восхождения от абстрактного к конкретному, который в своем широком содержании означает движение и направление научной мысли от конкретного в действительности к абстрактному и от этого последнего — к конкретному в мышлении. Задача указанного метода состоит, таким образом, в воспроизведении действительно конкретного как мысленно конкретного. В более узком смысле метод восхождения от абстрактного к конкретному заключается в том, чтобы, отталкиваясь от абстрактных определений изучаемого объекта, мысленно воспроизвести его во всей полноте и богатстве его существенных свойств и отношений и таким образом дать его конкретное определение.

Итак, мы остановились на предмете методологии науки вообще и дали краткие характеристики или определения важнейших методов научного творчества. Теперь перейдем к рассмотрению проблемы структуры научного познания.

  1   2   3   4


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации