Эссе - Кубинский кризис 1962 года - файл n1.doc

Эссе - Кубинский кризис 1962 года
скачать (107 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc107kb.21.10.2012 11:05скачать

n1.doc



Кубинский кризис 1962 года
Кубинский кризис - самый острый международный кризис второй половины XX века, ставший пиком холодной войны и поставивший мир на грань ядерной катастрофы. Неудивительно, что он привлек особое внимание многих исследователей - его изучению посвящены сотни статей и десятки книг. Этот кризис называют по-разному: Кубинский, Карибский, Ракетный, Ядерный, Октябрьский, но большинство исследователей понимают под ним «резкое обострение международной напряженности, вызванное тайной доставкой и размещением на Кубе советских стратегических ракет и едва не приведшее к вооруженному конфликту между двумя ядерными державами - СССР и США».1

Объем данной работы не позволяет подробно осветить весь кризис, поэтому в работе будут рассмотрены только основные факты, касающиеся рассматриваемого кубинского ракетного кризиса 1962 года.

Кубинский ракетный кризис 1962 г. стал новым звеном этой конфронтации. Кубинское направление стало новым для внешней политики СССР. Борьба за власть на Кубе между Ф. Батистой и его противником Ф. Кастро, развязавшим партизанскую войну, рассматривалась в Москве как сугубо внутреннее дело.2

Считается, что очаг напряженности, приведший к острому международному кризису, возник еще в январе 1959 г., когда в результате революции к власти на Кубе пришел Фидель Кастро.

Четкой периодизации Кубинского кризиса до сих пор не существует, несмотря на наличие большого числа публикаций, посвященных этому важному событию мировой истории. Как правило, различается скрытая и открытая (или острая) фазы кризиса, иногда выделяется также завершающая фаза, но их хронологические рамки определяются по-разному.

1 января 1959 г. на Кубе победила революция, во главе которой стоял 32-летний партизанский вождь Фидель Кастро. Новое правительство начало решительную борьбу с американским влиянием на острове.

В феврале 1960 состоялся визит А. И. Микояна на Кубу. Поводом послужило открытие на Кубе советской выставки. Эта поездка - первая возможность члена Президиума ЦК КПСС, ветерана политического руководства СССР непосредственно познакомиться с лидерами кубинской революции - привела к резкому изменению политики Советского Союза по отношению к новым кубинским лидерам. Выяснилось, что степень их противоречий с США настолько велика, что американское правительство уже фактически начало экономическую блокаду Кубы, прекратив закупки сахара и поставку на остров нефтепродуктов. Понятно, что это создавало возможность для политического и экономического сотрудничества между Кубой и СССР. По соглашению, заключенному в ходе этого визита, СССР взял обязательство закупать по 5 млн тонн сахара ежегодно в течение пяти лет, обеспечивать Кубу бензином и нефтью и предоставить ей кредит на сумму 100 млн долл.

Куба стремительно превращалась в яблоко раздора между советским и американским правительствами. Для США Куба была традиционной сферой ее влияния, объектом ее экономических, политических и военных интересов; для советского руководства - это "остров свободы", бросивший вызов американскому империализму, зримое свидетельство торжества коммунистических идей, распространяющихся по всему миру, а поддержка кубинской революции - это реализация на практике принципа социалистического интернационализма. Несомненно и то, что появление в Гаване режима, союзного СССР, становилось фактором оказания давления на администрацию США.

Нет нужды говорить, что Советский Союз полностью поддержал Кубинскую революцию. Однако власти Гаваны серьезно опасались военного вторжения США. В мае 1962 г. Никита Хрущев выдвинул неожиданную идею - разместить на острове советские ядерные ракеты. "Надо дать понять, что, напав на Кубу, американцы будут иметь дело не только с одной непокорной страной, но и с ядерной мощью Советского Союза"

Такой шаг он шутливо объяснял тем, что империалистам "надо запустить ежа в штаны". После некоторых размышлений Куба ответила согласием на советское предложение, и летом 1962 г. на остров было отправлено 42 ракеты с ядерными боеголовками и бомбардировщики, способные нести ядерные бомбы. Переброска ракет производилась в строжайшей тайне, однако уже в сентябре руководство США заподозрило неладное. 4 сентября президент Джон Кеннеди заявил, что США ни в коем случае не потерпят советских ядерных ракет в 150 км от своего берега.

Начальник Объединённого комитета начальников штабов генерал Максвелл Тэйлор и глава Стратегического командование ВВС генерал Кёртис Лемей выступили с предложением начать вторжение. По их мнению, Советский Союз не решился бы на серьёзные контрмеры. В порядке подготовки к вторжению началась переброска войск во Флориду. Военные торопили президента отдать приказ о вторжении, поскольку опасались, что когда СССР установит все ракеты, будет уже поздно. Стоит отметить, однако, что агентурные данные ЦРУ о численности советских войск на Кубе уже к тому моменту были существенно ниже реальных. Американцы также не знали о двенадцати тактических ядерных ракетных комплексах «Луна», уже находящихся на острове, которые могли быть задействованы по приказу генерала Плиева, командующего советскими силами на острове. Вторжение могло повлечь ядерный удар по американскому десанту, с катастрофическими последствиями.

Так или иначе, идея вторжения подверглась критике президента. Кеннеди опасался, что «даже в том случае, если на Кубе советские войска не предпримут активных действий, ответ последует в Берлине», что приведет к эскалации конфликта. Поэтому, по предложению министра обороны Роберта Макнамары, было решено рассмотреть возможность военно-морской блокады Кубы.

Согласно международному праву, блокада является актом войны. В связи с этим, при обсуждении такого варианта возникали опасения по поводу реакции не только Советского Союза, но мирового сообщества. Поэтому решение о введение блокады было вынесено на обсуждение Организации американских государств (ОАГ). Опираясь на Пакт Рио, ОАГ единогласно поддержала введение санкций против Кубы. Акция была названа не «блокадой», а «карантином», что означало не полное прекращение морского сообщения, а лишь препятствие поставкам вооружений. Было решено ввести карантин 24 октября с 10 утра по местному времени.

Между тем, к 19 октября, данные съемок U-2 показали четыре законченные пусковые позиции. Поэтому, в дополнение к блокаде, военное командование США начало подготовку к возможному вторжению по первому сигналу. На юг страны, в штат Джорджия, была переведена 1-я танковая дивизия, и пять общевойсковых дивизий были приведены в состояние повышенной боеготовности.

Стратегическое командование ВВС перебазировало бомбардировщики среднего радиуса действия B-47 Stratojet в гражданские аэропорты и перевело в режим постоянного патрулирования флот стратегических бомбардировщиков B-52 Stratofortress.

В пятницу 26 октября 1962 г. в 13-00 по вашингтонскому времени поступило сообщение от репортера ABC News(англ.)русск. Джона Скали о том, что к нему обратился с предложением о встрече Александр Фомин — резидент КГБ в Вашингтоне. Встреча состоялась в ресторане Ocsidental. Фомин выразил озабоченность по поводу нарастания напряженности и предложил Скали обратиться к своим «высокопоставленным друзьям в Госдепартаменте» с предложением поиска дипломатического решения. Фомин передал неофициальное предложение советского руководства убрать ракеты с Кубы в обмен на отказ от вторжения на Кубу.

Американское руководство ответило на это предложение передав Фиделю Кастро через посольство Бразилии, что в случае вывода наступательных вооружений с Кубы, «вторжение будет маловероятно».

В начале 1963 года приоритетом внешней политики Кеннеди было использование кубинского ракетного кризиса для выстраивания стратегической линии советско-американских отношений. Кризис стал решающим моментом президентства Кеннеди. Общественный рейтинг президента в течение тысячи дней пребывания на посту был устойчиво высок, но непосредственно перед кризисом снизился до 65% из-за экономического спада в 1962 году. После кризиса он вырос вновь до 75%. И Кеннеди имел основания полагать, что кризис дал ему второе дыхание и возможность заняться внешнеполитическими проблемами, которые пострадали из-за неудачного саммита в Вене, берлинского кризиса и, конечно, Кубы.

Действия Никиты Хрущева в ходе кризиса дали Белому дому надежду, что, говоря языком социологии, советский лидер получил некоторое "ядерное образование" в результате "флирта" с термоядерной войной. В письме по завершении кризиса Хрущев поднял вопрос о переговорах по запрещению ядерных испытаний. Он вернулся к позиции до венских переговоров и согласился на три ежегодные инспекции на месте, что было хотя и неприемлемо для Кеннеди, тем не менее знаменовало некоторое движение вперед; по-видимому, и здесь кризис в Карибском бассейне сыграл свою роль.

Кеннеди проконсультировался по этому вопросу с активистом антивоенного движения Норманом Казинсом. Президент попросил Казинса, который в декабре 1962 года отправился в Москву в качестве эмиссара папы римского Иоанна XXIII, выяснять позицию Хрущева по поводу запрета ядерных испытаний. Кеннеди готов был согласиться на 8-10 инспекций на местах, то есть на меньшее число, чем то, которое обсуждалось Робертом Кеннеди и Георгием Большаковым в апреле 1961 года. Хотя 11 декабря Кеннеди написал генералу де Голлю, что "еще не наступил благоприятный момент для инициатив Запада по проблемам отношения Восток-Запад", он все же надеялся, что кубинский кризис даст ему второй шанс достичь ограниченной разрядки, которую Хрущев отверг в Вене.

Решение убрать с Кубы ракеты было принято без согласования с кубинским руководством. Возможно, так поступили намеренно, поскольку Фидель Кастро категорически возражал против удаления ракет. Международная напряженность стала быстро спадать после 28 октября. Советский Союз вывез с Кубы свои ракеты и бомбардировщики. 20 ноября США сняли морскую блокаду острова. Таким образом, Кубинский ракетный кризис мирно завершился.

Кубинский кризис мирно завершился, однако он дал повод для дальнейших размышлений о судьбе мира. Во время многочисленных конференций с участием советских, кубинских и американских участников тех событий, стало ясно, что на решения, принимавишиеся тремя странами перед кризисом и во время него, воздействовали неверная информация, неправильные оценки и неточные расчеты, искажавшие смысл событий.

Таким образом, можно констатировать, что в целом Кубинский кризис повлиял на мир лишь благотворно, заставив СССР и США идти на взаимные уступки во внешней политике.
ниже реальных. Американцы также не знали о двенадцати тактических ядерных ракетных комплексах «Луна», уже находящихся на острове, которые могли быть задействованы по приказу генерала Плиева, командующего советскими силами на острове. Вторжение могло повлечь ядерный удар по американскому десанту, с катастрофическими последствиями. Так или иначе, идея вторжения подверглась критике президента. Кеннеди опасался, что «даже в том случае, если на Кубе советские войска не предпримут активных действий, ответ последует в Берлине», [30] что приведет к эскалации конфликта. Поэтому, по предложению министра обороны Роберта Макнамары, было решено рассмотреть возможность военно-морской блокады Кубы. Согласно международному праву, блокада является актом войны. В связи с этим, при обсуждении такого варианта возникали опасения по поводу реакции [30] не только Советского Союза, но мирового сообщества. Поэтому решение о введение блокады было вынесено на обсуждение Организации американских государств (единогласно поддержала введение санкций против Кубы. Акция была названа не «блокадой», а «карантином», что означало не полное прекращение морского сообщения, а лишь препятствие поставкам вооружений. Было решено ввести карантин утра по местному времени. Между тем, к октября, данные показали четыре законченные пусковые позиции. Поэтому, в дополнение к блокаде, военное командование США начало подготовку к возможному вторжению по первому сигналу. На юг страны, в штат Джорджия, была, и пять общевойсковых дивизий были приведены в состояние повышенной боеготовности. Стратегическое командование ВВС перебазировало бомбардировщики среднего радиуса действия В-47 Stratojet в гражданские аэропорты и перевело в режим постоянного патрулирования флот стратегических бомбардировщиков В- вашингтонскому времени поступило сообщение от репортера АВС News(англ.)русск. Джона­ Скали о том, что к нему обратился с предложением о встрече Александр Фомин - резидент КГБ в Вашингтоне. Встреча состоялась в ресторане Фомин выразил озабоченность по поводу нарастания напряженности и предложил Скали обратиться к своим «высокопоставленным друзьям в Госдепартаменте» с предложением поиска дипломатического решения. Фомин передал неофициальное предложение советского руководства убрать ракеты с Кубы в обмен на отказ от вторжения на Кубу. Американское руководство ответило на это предложение передав Фиделю Кастро через посольство Бразилии, что в случае вывода наступательных вооружений с Кубы, «вторжение будет маловероятно»ниже реальных. Американцы также не знали о двенадцати тактических ядерных ракетных комплексах «Луна», уже находящихся на острове, которые могли быть задействованы по приказу генерала Плиева, командующего советскими силами на острове. Вторжение могло повлечь ядерный удар по американскому десанту, с катастрофическими последствиями. Так или иначе, идея вторжения подверглась критике президента. Кеннеди опасался, что «даже в том случае, если на Кубе советские войска не предпримут активных действий, ответ последует в Берлине», [30] что приведет к эскалации конфликта. Поэтому, по предложению министра обороны Роберта Макнамары, было решено рассмотреть возможность военно-морской блокады Кубы. Согласно международному праву, блокада является актом войны. В связи с этим, при обсуждении такого варианта возникали опасения по поводу реакции [30] не только Советского Союза, но мирового сообщества. Поэтому решение о введение блокады было вынесено на обсуждение Организации американских государств (единогласно поддержала введение санкций против Кубы. Акция была названа не «блокадой», а «карантином», что означало не полное прекращение морского сообщения, а лишь препятствие поставкам вооружений. Было решено ввести карантин утра по местному времени. Между тем, к октября, данные показали четыре законченные пусковые позиции. Поэтому, в дополнение к блокаде, военное командование США начало подготовку к возможному вторжению по первому сигналу. На юг страны, в штат Джорджия, была, и пять общевойсковых дивизий были приведены в состояние повышенной боеготовности. Стратегическое командование ВВС перебазировало бомбардировщики среднего радиуса действия В-47 Stratojet в гражданские аэропорты и перевело в режим постоянного патрулирования флот стратегических бомбардировщиков В- вашингтонскому времени поступило сообщение от репортера АВС News(англ.)русск. Джона­ Скали о том, что к нему обратился с предложением о встрече Александр Фомин - резидент КГБ в Вашингтоне. Встреча состоялась в ресторане Фомин выразил озабоченность по поводу нарастания напряженности и предложил Скали обратиться к своим «высокопоставленным друзьям в Госдепартаменте» с предложением поиска дипломатического решения. Фомин передал неофициальное предложение советского руководства убрать ракеты с Кубы в обмен на отказ от вторжения на Кубу. Американское руководство ответило на это предложение передав Фиделю Кастро через посольство Бразилии, что в случае вывода наступательных вооружений с Кубы, «вторжение будет маловероятно». ниже реальных. Американцы также не знали о двенадцати тактических ядерных ракетных комплексах «Луна», уже находящихся на острове, которые могли быть задействованы по приказу генерала Плиева, командующего советскими силами на острове. Вторжение могло повлечь ядерный удар по американскому десанту, с катастрофическими последствиями. Так или иначе, идея вторжения подверглась критике президента. Кеннеди опасался, что «даже в том случае, если на Кубе советские войска не предпримут активных действий, ответ последует в Берлине», [30] что приведет к эскалации конфликта. Поэтому, по предложению министра обороны Роберта Макнамары, было решено рассмотреть возможность военно-морской блокады Кубы. Согласно международному праву, блокада является актом войны. В связи с этим, при обсуждении такого варианта возникали опасения по поводу реакции [30] не только Советского Союза, но мирового сообщества. Поэтому решение о введение блокады было вынесено на обсуждение Организации американских государств (единогласно поддержала введение санкций против Кубы. Акция была названа не «блокадой», а «карантином», что означало не полное прекращение морского сообщения, а лишь препятствие поставкам вооружений. Было решено ввести карантин утра по местному времени. Между тем, к октября, данные показали четыре законченные пусковые позиции. Поэтому, в дополнение к блокаде, военное командование США начало подготовку к возможному вторжению по первому сигналу. На юг страны, в штат Джорджия, была, и пять общевойсковых дивизий были приведены в состояние повышенной боеготовности. Стратегическое командование ВВС перебазировало бомбардировщики среднего радиуса действия В-47 Stratojet в гражданские аэропорты и перевело в режим постоянного патрулирования флот стратегических бомбардировщиков В- вашингтонскому времени поступило сообщение от репортера АВС News(англ.)русск. Джона­ Скали о том, что к нему обратился с предложением о встрече Александр Фомин - резидент КГБ в Вашингтоне. Встреча состоялась в ресторане Фомин выразил озабоченность по поводу нарастания напряженности и предложил Скали обратиться к своим «высокопоставленным друзьям в Госдепартаменте» с предложением поиска дипломатического решения. Фомин передал неофициальное предложение советского руководства убрать ракеты с Кубы в обмен на отказ от вторжения на Кубу. Американское руководство ответило на это предложение передав Фиделю Кастро через посольство Бразилии, что в случае вывода наступательных вооружений с Кубы, «вторжение будет маловероятно». ниже реальных. Американцы также не знали о двенадцати тактических ядерных ракетных комплексах «Луна», уже находящихся на острове, которые могли быть задействованы по приказу генерала Плиева, командующего советскими силами на острове. Вторжение могло повлечь ядерный удар по американскому десанту, с катастрофическими последствиями. Так или иначе, идея вторжения подверглась критике президента. Кеннеди опасался, что «даже в том случае, если на Кубе советские войска не предпримут активных действий, ответ последует в Берлине», [30] что приведет к эскалации конфликта. Поэтому, по предложению министра обороны Роберта Макнамары, было решено рассмотреть возможность военно-морской блокады Кубы. Согласно международному праву, блокада является актом войны. В связи с этим, при обсуждении такого варианта возникали опасения по поводу реакции [30] не только Советского Союза, но мирового сообщества. Поэтому решение о введение блокады было вынесено на обсуждение Организации американских государств (единогласно поддержала введение санкций против Кубы. Акция была названа не «блокадой», а «карантином», что означало не полное прекращение морского сообщения, а лишь препятствие поставкам вооружений. Было решено ввести карантин утра по местному времени. Между тем, к октября, данные показали четыре законченные пусковые позиции. Поэтому, в дополнение к блокаде, военное командование США начало подготовку к возможному вторжению по первому сигналу. На юг страны, в штат Джорджия, была, и пять общевойсковых дивизий были приведены в состояние повышенной боеготовности. Стратегическое командование ВВС перебазировало бомбардировщики среднего радиуса действия В-47 Stratojet в гражданские аэропорты и перевело в режим постоянного патрулирования флот стратегических бомбардировщиков В- вашингтонскому времени поступило сообщение от репортера АВС News(англ.)русск. Джона­ Скали о том, что к нему обратился с предложением о встрече Александр Фомин - резидент КГБ в Вашингтоне. Встреча состоялась в ресторане Фомин выразил озабоченность по поводу нарастания напряженности и предложил Скали обратиться к своим «высокопоставленным друзьям в Госдепартаменте» с предложением поиска дипломатического решения. Фомин передал неофициальное предложение советского руководства убрать ракеты с Кубы в обмен на отказ от вторжения на Кубу. Американское руководство ответило на это предложение передав Фиделю Кастро через посольство Бразилии, что в случае вывода наступательных вооружений с Кубы, «вторжение будет маловероятно». ниже реальных. Американцы также не знали о двенадцати тактических ядерных ракетных комплексах «Луна», уже находящихся на острове, которые могли быть задействованы по приказу генерала Плиева, командующего советскими силами на острове. Вторжение могло повлечь ядерный удар по американскому десанту, с катастрофическими последствиями. Так или иначе, идея вторжения подверглась критике президента. Кеннеди опасался, что «даже в том случае, если на Кубе советские войска не предпримут активных действий, ответ последует в Берлине», [30] что приведет к эскалации конфликта. Поэтому, по предложению министра обороны Роберта Макнамары, было решено рассмотреть возможность военно-морской блокады Кубы. Согласно международному праву, блокада является актом войны. В связи с этим, при обсуждении такого варианта возникали опасения по поводу реакции [30] не только Советского Союза, но мирового сообщества. Поэтому решение о введение блокады было вынесено на обсуждение Организации американских государств (единогласно поддержала введение санкций против Кубы. Акция была названа не «блокадой», а «карантином», что означало не полное прекращение морского сообщения, а лишь препятствие поставкам вооружений. Было решено ввести карантин утра по местному времени. Между тем, к октября, данные показали четыре законченные пусковые позиции. Поэтому, в дополнение к блокаде, военное командование США начало подготовку к возможному вторжению по первому сигналу. На юг страны, в штат Джорджия, была, и пять общевойсковых дивизий были приведены в состояние повышенной боеготовности. Стратегическое командование ВВС перебазировало бомбардировщики среднего радиуса действия В-47 Stratojet в гражданские аэропорты и перевело в режим постоянного патрулирования флот стратегических бомбардировщиков В- вашингтонскому времени поступило сообщение от репортера АВС News(англ.)русск. Джона­ Скали о том, что к нему обратился с предложением о встрече Александр Фомин - резидент КГБ в Вашингтоне. Встреча состоялась в ресторане Фомин выразил озабоченность по поводу нарастания напряженности и предложил Скали обратиться к своим «высокопоставленным друзьям в Госдепартаменте» с предложением поиска дипломатического решения. Фомин передал неофициальное предложение советского руководства убрать ракеты с Кубы в обмен на отказ от вторжения на Кубу. Американское руководство ответило на это предложение передав Фиделю Кастро через посольство Бразилии, что в случае вывода наступательных вооружений с Кубы, «вторжение будет маловероятно». ниже реальных. Американцы также не знали о двенадцати тактических ядерных ракетных комплексах «Луна», уже находящихся на острове, которые могли быть задействованы по приказу генерала Плиева, командующего советскими силами на острове. Вторжение могло повлечь ядерный удар по американскому десанту, с катастрофическими последствиями. Так или иначе, идея вторжения подверглась критике президента. Кеннеди опасался, что «даже в том случае, если на Кубе советские войска не предпримут активных действий, ответ последует в Берлине», [30] что приведет к эскалации конфликта. Поэтому, по предложению министра обороны Роберта Макнамары, было решено рассмотреть возможность военно-морской блокады Кубы. Согласно международному праву, блокада является актом войны. В связи с этим, при обсуждении такого варианта возникали опасения по поводу реакции [30] не только Советского Союза, но мирового сообщества. Поэтому решение о введение блокады было вынесено на обсуждение Организации американских государств (единогласно поддержала введение санкций против Кубы. Акция была названа не «блокадой», а «карантином», что означало не полное прекращение морского сообщения, а лишь препятствие поставкам вооружений. Было решено ввести карантин утра по местному времени. Между тем, к октября, данные показали четыре законченные пусковые позиции. Поэтому, в дополнение к блокаде, военное командование США начало подготовку к возможному вторжению по первому сигналу. На юг страны, в штат Джорджия, была, и пять общевойсковых дивизий были приведены в состояние повышенной боеготовности. Стратегическое командование ВВС перебазировало бомбардировщики среднего радиуса действия В-47 Stratojet в гражданские аэропорты и перевело в режим постоянного патрулирования флот стратегических бомбардировщиков В- вашингтонскому времени поступило сообщение от репортера АВС News(англ.)русск. Джона­ Скали о том, что к нему обратился с предложением о встрече Александр Фомин - резидент КГБ в Вашингтоне. Встреча состоялась в ресторане Фомин выразил озабоченность по поводу нарастания напряженности и предложил Скали обратиться к своим «высокопоставленным друзьям в Госдепартаменте» с предложением поиска дипломатического решения. Фомин передал неофициальное предложение советского руководства убрать ракеты с Кубы в обмен на отказ от вторжения на Кубу. Американское руководство ответило на это предложение передав Фиделю Кастро через посольство Бразилии, что в случае вывода наступательных вооружений с Кубы, «вторжение будет маловероятно». ниже реальных. Американцы также не знали о двенадцати тактических ядерных ракетных комплексах «Луна», уже находящихся на острове, которые могли быть задействованы по приказу генерала Плиева, командующего советскими силами на острове. Вторжение могло повлечь ядерный удар по американскому десанту, с катастрофическими последствиями. Так или иначе, идея вторжения подверглась критике президента. Кеннеди опасался, что «даже в том случае, если на Кубе советские войска не предпримут активных действий, ответ последует в Берлине», [30] что приведет к эскалации конфликта. Поэтому, по предложению министра обороны Роберта Макнамары, было решено рассмотреть возможность военно-морской блокады Кубы. Согласно международному праву, блокада является актом войны. В связи с этим, при обсуждении такого варианта возникали опасения по поводу реакции [30] не только Советского Союза, но мирового сообщества. Поэтому решение о введение блокады было вынесено на обсуждение Организации американских государств (единогласно поддержала введение санкций против Кубы. Акция была названа не «блокадой», а «карантином», что означало не полное прекращение морского сообщения, а лишь препятствие поставкам вооружений. Было решено ввести карантин утра по местному времени. Между тем, к октября, данные показали четыре законченные пусковые позиции. Поэтому, в дополнение к блокаде, военное командование США начало подготовку к возможному вторжению по первому сигналу. На юг страны, в штат Джорджия, была, и пять общевойсковых дивизий были приведены в состояние повышенной боеготовности. Стратегическое командование ВВС перебазировало бомбардировщики среднего радиуса действия В-47 Stratojet в гражданские аэропорты и перевело в режим постоянного патрулирования флот стратегических бомбардировщиков В- вашингтонскому времени поступило сообщение от репортера АВС News(англ.)русск. Джона­ Скали о том, что к нему обратился с предложением о встрече Александр Фомин - резидент КГБ в Вашингтоне. Встреча состоялась в ресторане Фомин выразил озабоченность по поводу нарастания напряженности и предложил Скали обратиться к своим «высокопоставленным друзьям в Госдепартаменте» с предложением поиска дипломатического решения. Фомин передал неофициальное предложение советского руководства убрать ракеты с Кубы в обмен на отказ от вторжения на Кубу. Американское руководство ответило на это предложение передав Фиделю Кастро через посольство Бразилии, что в случае вывода наступательных вооружений с Кубы, «вторжение будет маловероятно».

Сегодня, по прошествию почти пятидесяти лет Купинский кризис вызывает неоднозначную реакцию многих историков и политиков. На Западе большинство исследователей склонны пологать, что именно Советский Союз спровоцировал этот конфликт и заставил европейские страны, нахордящиеся в тот момент зависимыми от внешнеполитических шагов СССР и США, почуствовать на себе возможность военной агрессии со стороны социалистического лагеря. В то время как существует и другая точка зрения, согласно которой США, создающие в Европе фронт сопротивления, а в дальнейшем и нападения на СССР, путём расширения блока НАТО, создали и активно развивали антисоветскую деятельность по всему миру, тем самым вызывая ответную реакцию со сторы Советского Союза. США не собирались мириться с растущим послевоенным влиянием СССР в так называемом старом свете и для этого принимали все возможные усилия.

Кубинский кризис ясно показал уязвимость всего тогдашнего мира перед угрозой военного конфликта между СССР и США. Обе страны, обладая на тот момент ядерным арсеналом, тем не менее понимали, что пойти на открытый конфликт или ядерную войну друг с другом означало самоуничтожение. И это в конечном счёте стало весомым фактором необходимости идти на диалог, хотя в тоже время оставаться в состоянии готовности оказать отпор противнику.

Как мне кажется, Кубинский кризис является ярким примером того, какую силу играла дипломатия второй половины двадцатого века, так как именно благодаря ей удалось спасти мир от ещё одной более ужастной и необратимой войны.


Список использованной литературы


  1. Алексеев А.И. Карибский кризис: как это было// Международная научная конференция. Карибский кризис 1962 г. в архивных документах России, США и Кубы: анализ, итоги, уроки. Доклады и тезисы докладов. – М. , 1994, с. 294-295

  2. Корсакова Н.Л. Французская дипломатия и Кубинский кризис: Дис. ... канд. ист. наук. – СПб., 2005. – 337 с.

  3. Фурсенко А., Тимоти Н. Безумный риск. Секретная история Кубинского ракетного кризиса 1962 г. – М.: Российская политическая энциклопедия, 2006. – 544с.

  4. Фурсенко А. А. Карибский кризис 1962 г. // Новая и новейшая история. 1998. № 5.

  5. Хрущев С. Н. Кубинский ракетный кризис. События почти вышли из-под контроля Кремля и Белого дома // Международная жизнь. 2002. № 5.




1 Корсакова Н.Л. Французская дипломатия и Кубинский кризис : Дис. ... канд. ист. наук. – СПб., 2005. С.3.

2 http://legion.wplus.net/others/cuba1.shtml


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации