Салиев А.Л. (ред.), Усубалиев Э.Е. Китайский фактор во внешней политике Кыргызстана: двусторонний и региональный уровни - файл n1.doc

Салиев А.Л. (ред.), Усубалиев Э.Е. Китайский фактор во внешней политике Кыргызстана: двусторонний и региональный уровни
скачать (851.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc852kb.07.11.2012 03:34скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8


КЫРГЫЗСКО-РОССИЙСКИЙ СЛАВЯНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

Институт стратегического анализа и прогноза
«Китайский фактор» во внешней политике Кыргызстана: двусторонний и региональный уровни.


Бишкек 2008


Ответственный редактор

Э.Е. Усубалиев


Авторский коллектив:

Э.Е. Усубалиев, З.Т. Мураталиева, К.К. Маликов, А. Э. Молдобаев


«Китайский фактор» во внешней политике Кыргызстана: двусторонний и региональный уровни / Под общей редакцией к.п.н., Салиева А.Л.

ВВЕДЕНИЕ
Взгляд на современное состояние кыргызско-китайских отношений позволяет говорить, что двустороннее сотрудничество во многих сферах отличается стабильностью и устойчивым ростом. В целом, сотрудничество между Кыргызстаном и Китаем, образуя довольно обширную договорно-правовую базу, свидетельствует об отсутствии каких-либо значимых препятствий для его дальнейшего упрочения в сферах, представляющих взаимный интерес.

В действительности, с момента установления дипломатических отношений в январе 1992 г. и по сей день, между Кыргызстаном и Китаем не было зафиксировано каких-либо противоречий или споров, способных оказать влияние на исключительно дружеские и добрососедские отношения. В этом плане показательным является решение пограничного вопроса между странами, который, несмотря на весьма противоречивую реакцию в Кыргызстане, все же не привел к осложнению отношений двух государств. Руководство Китая, не высказывало особого беспокойства по поводу периодически возникавших призывов пересмотра договоренностей по границе, осознавая что это лишь издержки непростой политической обстановки в Кыргызстане.

Единственным примером проявления осторожности и сдержанности Китая в отношении Кыргызстана стали события марта 2005 г., когда в результате волнений, произошла смена власти в стране и китайская сторона проявляла вполне обоснованное беспокойство по поводу возможных изменений в политике Кыргызстана. Однако, после визита нового президента К. Бакиева в КНР (9-19 июня 2006 г.) и подтверждения преемственности внешнеполитического курса страны новым руководством, Китай и Кыргызстан вновь вернулись к прежнему режиму двусторонних отношений, постепенно расширяя сферы взаимного диалога.

На фоне общего благополучия отношений и их поступательного расширения, существует ряд проблем среднесрочного и долгосрочного характера, с которыми Кыргызстану придется столкнуться в будущем, имя столь тесные и дружеские отношения с крупной региональной и потенциально, мировой державой. Все они, впрочем, не носят критического характера в настоящее время, но учитывая быстро меняющуюся обстановку в Центральной Азии и активизацию политики других стран в регионе, могут иметь большое значение для будущего страны. В этой связи, определяя проблематику исследования, хотелось бы выявить наиболее важные из них.

Как показали события последних лет, с 2001 г. Кыргызстан является точкой пересечения интересов крупных мировых и региональных держав. Присутствие на его территории военных баз сил антитеррористической коалиции, под руководством США и ОДКБ, в значительной степени определяет ту непростую ситуацию, в которой Кыргызстану приходиться осуществлять внешнеполитическую деятельность, в особенности на китайском направлении.

Учитывая интересы других стран в Центральной Азии, существуют основания прогнозировать обострение соперничества крупных мировых держав за влияние в регионе, которое, учитывая уже принятые разносторонние обязательства Кыргызстана, могут поставить его перед весьма тяжелым выбором своего основного союзника и партнера. В этом случае не обязательно подразумевать только Запад и Восток в его сложившемся понимании, противопоставляя США, страны ЕС и Японию с одной стороны, и Россию с другой. По мнению многих специалистов, потенциальные противоречия по линии Россия – Китай, вполне возможный сценарий развития ситуации в Евразии в целом. Между тем уже сейчас, есть предпосылки называть Россию и Китай партнерами-соперниками на евразийском пространстве.

Есть и внутренний уровень противоречий, который связан с соперничеством стран Центральной Азии за лидерство в регионе между Казахстаном и Узбекистаном, что, безусловно, отражается не только на Кыргызстане, но и Таджикистане. Годы независимого развития показали, что атмосфера дружбы и добрососедства между странами региона, существовавшая в некогда едином государстве, осталась не более чем просто декларативным заявлением. Политика с позиции силы в отношении Кыргызстана и Таджикистана, стала обычной практикой постсоветского периода. Регулярное давление со стороны Узбекистана и Казахстана по вопросам поставок энергоресурсов, пограничных проблем, а также стремление навязать невыгодный для Кыргызстана и Таджикистана режим работы основных гидротехнических сооружений, лучшим образом иллюстрирует сложившуюся практику отношений в регионе. В данном случае, Кыргызстану приходиться осознавать, что внутри региона, за исключением Таджикистана, у него нет партнера, который бы мог гарантировать ему равноправное и справедливое отношение.

Тем не менее, у нас нет оснований предполагать, что Кыргызстан будет стремиться решить свои проблемы за счет переориентации связей в сторону Запада. Китай и Россия прочно занимают позиции основных факторов влияния во внутренней и внешней политике Кыргызстана и, представляется маловероятным, что страна по какому-либо сценарию выйдет из сферы исключительных интересов и компетенции двух крупных региональных держав.

Все эти обстоятельства, могут стать одной из главных проблем руководства Кыргызстана в долгосрочной перспективе. В настоящее время, китайский фактор, хотя и не ощущается так открыто как, скажем влияние России, но потенциально, принимая в расчет географическую близость и усугубляющуюся зависимость от китайской экономики, в скором времени может определять вектор внешней политики Кыргызстана, в большей степени, чем какие либо другие страны. И есть основания полагать, что этот процесс неизбежен и будет постепенно набирать обороты.

В еще большей степени осложняет геостратегический выбор Кыргызстана, в этих условиях, тесные отношения с Россией, обусловленные как общим историческим прошлым, так и современным состоянием отношений в политической, экономической и культурной областях. Таким образом, сложностью особого порядка для Кыргызстана, потенциально, может стать проблема выбора между двумя центрами сил на евразийском пространстве – Китаем и Россией. В данном случае уместно отметить, что известный тезис о том, что география определяет политику, а не наоборот, может оказать определяющее влияние.

При этом следует четко осознавать, что Кыргызстан в силу его фактического положения на стыке интересов мировых и региональных держав, может представлять интерес исключительно с точки зрения стратегического пункта в Центральной Азии для продвижения и расширения влияния в регионе. В этой связи, важно определить, существуют ли предпосылки для преобладающего влияния Китая в Кыргызстане? Насколько ощутимо влияние «китайского фактора» во внешней политике Кыргызстана? И есть ли действительно выбор у Кыргызстана, учитывая особенности сотрудничества в регионе, политику других внешних игроков в Центральной Азии и специфику взаимодействия Китая и России на евразийском пространстве?

Таким образом, главной целью исследования является написание научно-практических рекомендаций по выработке предложений по формированию сбалансированного курса внешней политики Кыргызстана, направленного на поиск новых форм взаимодействия с КНР и максимальное использование разносторонних возможностей, предоставляемых Китаем.

Исходя из этих концептуальных позиций, следует определить наиболее важные задачи исследования:

  1. изучение, анализ и оценка эффективности договорно-правовой базы сотрудничества между Кыргызстаном и КНР на двустороннем и региональном уровнях;

  2. изучение основных направлений внешней политики Кыргызстана в отношении Китая;

  3. анализ «проблемных зон» в двусторонних отношениях с учетом региональной расстановки сил в Центральной Азии;

  4. определение перспективных направлений сотрудничества и новых форм двустороннего и регионального взаимодействия;

  5. изучение возможностей повышения статуса Кыргызстана в центральноазиатской политике КНР;

  6. выработка новых подходов к развитию отношений с КНР.

Следует оговориться, что китайский фактор во внешней политике Кыргызстана, являясь приоритетным компонентом исследования, все же не может рассматриваться в отрыве от контекста разносторонних связей и обязательств Кыргызской Республики в международных отношениях. В частности, в работе также принимаются во внимание особенности взаимоотношений Кыргызстана с Россией, США и странами Центральной Азии. Однако, учитывая ограниченные рамки исследования, эти факторы не представляются в качестве отдельных разделов исследования, а рассматриваются исключительно через призму кыргызско-китайских отношений и специфики их взаимодействия на двустороннем и региональном уровнях.

Обзор литературы. Учитывая тот факт, что в период с 1991-2008 гг. между Кыргызстаном и КНР была заключена довольно обширная договорно-правовая база, значительный блок использованных источников, представленных архивными материалами МИД Кыргызской Республики, Министерством экономики, а также других государственных учреждений.

Рассматривая вопрос о степени научной разработанности этой темы, следует в целом отметить, что тема Китая в исследованиях специалистов Кыргызстана начинает занимать одно из центральных мест примерно с середины 1990 гг.

Учитывая, что ШОС – относительно молодая организация, следует отметить, что тематика еще практически не разработана отечественными и зарубежными исследователями, хотя имеется достаточно научных работ, посвященных становлению и развитию организации. Большая работа по теме основных направлений деятельности ШОС проделана авторским коллективом под руководством Е.М. Кожокина1. Среди российских ученых также хотелось бы отметить статьи В.В. Парамонова и А.В. Строкова, в которых рассматривается экономическое взаимодействие между странами-членами ШОС2.

Среди центральноазиатских исследователей следует выделить работы, В. Богатырева, Ф.Ф. Толипова в которых дается анализ роли и перспектив развития организации на постсоветском пространстве3. В трудах китайских исследователей Ся Ишань, Чэнь Юйжун и Чжан Дегуан уделяется внимание взимоотношениям между Китаем и Россией в рамках организации, а также возможности ШОС для реализации своих целей4.

Следует отметить, что по теме присутствия военных баз и их влияния на кыргызско-китайские отношения отсутствуют какие-либо фундаментальные исследования. Это связано, в первую очередь с новизной изучаемой проблематики, а также с рядом объективных обстоятельств. Поэтому проблема фактического недостатка источников была решена посредством использования информации в виде научных статей. Весьма близкой по затрагиваемой теме исследования является статья Дун Сяояна5, в которой рассматривается вопрос американского военного присутствия и то, как этот фактор может повлиять на двусторонние отношения.

В статьях Э. Абдылдаева, М. Суюнбаева представлены довольно интересные сведения о перспективах и приоритетных направлениях сотрудничества Кыргызстана с Китаем6. Особо необходимо отметить работы С. Абдылдаева и Д. Усенбаева, где рассматривается геополитика военных баз США и РФ в Кыргызстане7. Также весьма полезной и ценной представилась статья Л.М. Бондарец, в которой дается анализ присутствия американской базы в Кыргызстане8.

Главным источником, содержащим большой объем информации по теме экономической политики Китая в Центральной Азии, является доклад В. Парамонова, подготовленный в рамках программы «Центрально-азиатская исследовательская инициатива»9.

Вспомогательными материалами для анализа экономической политики Китая послужили статьи А. Погосяна, Д. Сатпаева, А. Куртова10 Проблеме угрозы, исходящей от экономически сильного Китая уделено внимание в работах К.Л. Сыроежкина, Т. Серикбаева, И. Галкиной11.

Принимая во внимание многоаспектность составляющих системы политической стабильности, а также переплетение вызовов и угроз региональной безопасности, были использованы методические и аналитические материалы по каждому взятому в отдельности составляющему данных понятий.

Важной теоретической основой послужило учебное пособие П.А. Цыганкова, систематизирующее имеющиеся в научной и учебно-методической литературе положения и выводы о международных отношениях12.

В статьях С.Г. Лузянина, А. Ходжаева, Н. Пестренко, Б. Майнаева, а также Т. Келлнера13 были рассмотрены вопросы обеспечения региональной безопасности, ее наиболее проблемные зоны, а также приоритеты и перспективы сотрудничества Китая со странами Центральной Азии. Следует также выделить работу О.А. Молдалиева14, посвященную рассмотрению исламского фактора как одного из вызовов стабильности региона.

Существенным подспорьем для определения и анализа факторов нестабильности послужили материалы аналитического отчета Ассоциации политологов Кыргызстана и круглого стола на тему «Взаимоотношения между Китаем и Кыргызстаном после событий 24 марта 2005 г.»15.

Методологической основой исследования являются принципы объективности и системного подхода, заключающегося в изучении событий, явлений и фактов не изолированно друг от друга, а в совокупности и логической взаимосвязи. Если говорить о западное теории, то это прежде всего разработки Дж. Клира, Б. Лангефорса, Г. Фитцжеральда, посвященные общей теории систем и основам системного анализа16. Особую роль при составлении концепции исследования, а также при достижении основных выводов сыграла теория многофакторного равновесия, представленная в трудах А.Д. Воскресенского17.

Практическая значимость результатов исследования состоит в том, что они могут быть использованы в непосредственной работе соответствующих государственных структур Кыргызской Республики, отвечающих за выработку внешней политики страны.

Не меньшее практическое значение исследование может представлять и для образовательных учреждений, занимающихся подготовкой кадров по специальности международные отношения, востоковедение и политология.

По нашему мнению, практическая значимость результатов также состоит в том, что они могут быть полезными при создании обобщающих работ, пособий по внешней политике Кыргызской Республики на китайском направлении.

Материалы и выводы работы могут быть использованы в деятельности практических организаций, учебном процессе в высшей школе при чтении лекций, организации спецкурсов и проведении семинаров, а также могут служить определенным ориентиром для студентов при написании курсовых и дипломных работ.

Апробация работы. Основные результаты исследования отражены в научных публикациях по рассматриваемой теме, в выступлениях на семинарах и международных научных конференциях –

«Внешнеполитическая ситуация стран Центральной Азии в свете глобальной трансформации мировой системы международных отношений» Иссык-Куль, 4-5 ноября 2008 г., «Стабильность и безопасность в Центральной Азии с акцентом на Афганистан» Берлин, 9-10 ноября 2008 г. при обсуждении в Институте стратегического анализа и прогноза при Кыргызско-Российском Славянском университете, а также в практической работе института.


ГЛАВА 1 СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ КЫРГЫЗСКО-КИТАЙСКИХ ОТНОШЕНИЙ


  1. Договорно-правовая база: анализ и оценка эффективности


1.1. Политика и безопасность

С момента провозглашения независимости по настоящие дни между Кыргызстаном и Китаем создана прочная договорно-правовая база, обеспечивающая благоприятную атмосферу для развития политического сотрудничества между государствами, а также эффективного взаимодействия двух стран в области безопасности.

Одними из основополагающих документов в этой сфере являются:

  1. Совместное Коммюнике об установлении дипломатических отношений между Республикой Кыргызстан и Китайской Народной Республикой от 5 января 1992 г.;

  2. Совместное кыргызско-китайское Коммюнике от 16 мая 1992 г.;

  3. Меморандум о развитии дружественных связей между Кыргызской Республикой и Народным правительством Шанхай от 26 октября 1995 г.;

  4. Совместная Декларация о дальнейшем развитии и углублении отношений дружбы и сотрудничества между Кыргызской Республикой и Китайской Народной Республикой от 27 апреля 1998 г.;

  5. Дополнительное Соглашение между Кыргызской Республикой и Китайской Народной Республикой о кыргызско-китайской государственной границе от 26 августа 1999 г.;

  6. Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве от 24 июня 2002 г.;

  7. Программа сотрудничества на 2004-2014 гг. от 21 сентября 2004 г.;

  8. Совместная декларация между Кыргызской Республикой и Китайской Народной Республикой от 10 июня 2006 г.;

  9. Совместная декларация Кыргызской Республики и Китайской Народной Республики о дальнейшем углублении отношений добрососедства, дружбы и сотрудничества, от 14 августа 2007 г.18

Рассматривая взаимодействие обеих стран в сфере политики и безопасности, следует особо выделить начальный этап становления кыргызско-китайских отношений. Многие положения договоров, подписанных в данный период, нашли отражение в более поздних документах, которые формируют современный облик кыргызско-китайского межгосударственного сотрудничества.

5 января 1992 г. Кыргызстан и Китай установили дипломатические отношения. В связи с этим в Бишкеке между правительствами двух государств было подписано совместное Коммюнике, в котором стороны выразили намерение развивать межгосударственное взаимодействие на основе принципов взаимного уважения суверенитета и территориальной целостности, взаимного ненападения, невмешательства во внутренние дела друг друга, равенства и взаимной выгоды, а также мирного сосуществования19.

Забегая вперед, важно заметить, что в данном документе, равно как и в последующих соглашениях, особое значение отводится признанию кыргызской стороной о. Тайвань неотъемлемой частью Китая, причем Кыргызстан, в соответствии с данным Коммюнике воздерживается от установления официальных отношений с Тайванем.

Политическая ситуация на тот период характеризовалась отсутствием у Кыргызстана опыта общения как самостоятельного субъекта международных отношений. В обеих странах практически не располагали информацией о проводимых кыргызским, а также китайским правительствами курсах в политической, экономической и в остальных сферах. К тому же бывшим Союзным Республикам предстояло продолжить переговорный процесс с Китаем по вопросу советско-китайской границы, оставшийся нерешённым в связи с распадом СССР.

В мае 1992 г. состоялся первый официальный визит президента Кыргызской Республики Аскара Акаева в Китай, в рамках которого глава государства провёл встречи и переговоры с Председателем КНР Ян Шанкунем, Генеральным Секретарём ЦК КПК Цзян Цзэминем, Премьером Госсовета КНР Ли Пэном.

Во время пребывания Аскара Акаева в Китайской Народной Республике, главами двух государств 16 мая было подписано Совместное кыргызско-китайское Коммюнике, ставшее в последствии основой для начального этапа становления двустороннего сотрудничества государств.

В соответствии с данным документом, стороны заявили, что «рассматривают друг друга как дружественные государства и намерены развивать взаимоотношения на основе универсальных принципов межгосударственных отношений» и, вместе с тем провозгласили о «решении всех вопросов между государствами в духе добрососедства и дружбы». В этой связи, главы обеих стран пришли к соглашению о необходимости «проведения регулярных политических консультаций по вопросам двустороннего сотрудничества и другим проблемам, представляющих взаимный интерес». Причем, как было озвучено в документе, в этих целях «будут поддерживаться регулярные контакты между руководителями, ответственными лицами парламентов, различных министерств и ведомств, общественных организаций обоих государств»20.

В документе также отражено намерение сторон укреплять и расширять контакты в политической, торгово-экономической, научно-технической сферах, в области транспорта, образования, здравоохранения, культуры и искусства, информации, туризма и т.д.

Стороны отметили, что в двусторонних отношениях имеется огромный потенциал экономического сотрудничества. Они будут содействовать дальнейшему развитию отношений в этой сфере, и поддерживать все формы экономического сотрудничества, принятые в мировой практике.

Стоит отметить, что особое внимание было уделено двустороннему сотрудничеству в области безопасности. Стороны условились, что компетентные органы Республики Кыргызстан и КНР будут сотрудничать в борьбе с организованной преступностью, международным терроризмом, незаконным оборотом наркотиков, контрабандой и другой преступной деятельностью. Однако формы и методы сотрудничества должны были стать предметом отдельных переговоров. На современном этапе, данный пункт совместного Коммюнике играет огромную роль для китайского руководства. В первую очередь это обуславливается наличием потенциально несущего угрозу, Синьцзян-Уйгурского Автономного Района (СУАР КНР), который за вычетом всех вышеперечисленных вызовов и угроз системам национальной и региональной безопасностей, имеет историческую, географическую близость с Кыргызстаном. Более того, важный акцент ставится на этническую, религиозную и языковую общность народов, населяющих данный регион.

Между тем, в отдельном пункте Совместного Коммюнике было закреплено принципиальное для китайской стороны положение по границе. В 9 пункте документа сказано, что стороны позитивно оценивают результаты, достигнутые на пограничных переговорах между КНР и бывшим СССР на кыргызско-китайском участке границы. Исходя из этого, стороны должны будут продолжить обсуждение нерешенных пограничных вопросов на базе уже имеющихся соответствующих договоров21.

Это был сложный этап становления двусторонних отношений, завершение которого многие эксперты увязывают с визитом премьера Госсовета КНР Ли Пена в страны Центральной Азии в 1994 г. В Программном выступлении Ли Пена в Ташкенте, а также в ходе переговоров на высшем уровне в Бишкеке, были сформулированы основные принципы, на базе которых Китай был намерен строить свои отношения со странами Центральной Азии и Кыргызстаном в том числе. Приоритет отдавался поддержанию мира и стабильности на границах Китая со своими соседями. Прагматизм китайской стороны проявлялся в стремлении развивать торгово-экономическое сотрудничество со странами региона. За прошедший к тому моменту период сторонами в целом была создана солидная договорно-правовая база сотрудничества в различных областях, которая открывала широкие перспективы и возможности для их дальнейшего развития22.

Важной составляющей с момента начала кыргызско-китайского взаимодействия является разрешение пограничного вопроса, в частности прохождения линии государственной границы на несогласованных участках, оставшимися на стадии обсуждения со времен СССР.

С распадом Союза, в результате дипломатических переговоров было принято решение о ведении дальнейших переговоров по границе в формате «Совместная делегация – КНР». В связи с чем, в 1992 г. была создана специальная комиссия, обозначившая линию прохождения границы между странами, в состав которой вошли правительственные делегации Кыргызстана, Казахстана, Таджикистана и России.

4 июля 1996 г. Президент Кыргызской Республики Аскар Акаев и Председатель КНР Цзян Цзэминь подписали Соглашение о кыргызско-китайской государственной границе. Договор был выработан по итогам сложных пограничных переговоров, в ходе которых сторонам удалось согласовать прохождение линии государственной границы по четырём оспариваемым участкам. Участок, расположенный западнее перевала Бедель (водосбор реки Узенгу-Кууш), вошел в Договор с особым статусом, по которому стороны договорились продолжить переговоры.

Правовой основой урегулирования прохождения линии границы по пятому участку, в районе перевала Бедель, стало Дополнительное Соглашение о кыргызско-китайской государственной границе, подписанное 26 августа 1999 г. в Бишкеке, согласно которому стороны пришли к единому мнению, что 70% спорной территории отходит Кыргызской Республике, а 30% – Китаю соответственно23.

Необходимо отметить, что подписанию Дополнительного Соглашения предшествовало заключение 25 августа 1999 г. в Бишкеке трехстороннего Соглашения между Республикой Казахстан, Китайской Народной Республикой и Кыргызской Республикой о точках стыка государственных границ трёх государств, являвшимся одним из заключительных этапов урегулирования приграничного вопроса.

Позже, аналогичное трехстороннее Соглашение было подписано с Республикой Таджикистан в Душанбе 5 июля 2000 г. Таким образом, сторонами окончательно был разрешен и снят с повестки дня этот чувствительный вопрос во взаимоотношениях с Китаем, в частности между Кыргызстаном и КНР окончательно была завершена делимитация кыргызско-китайской государственной границы, что исключало возможность появления в будущем спорных вопросов касательно прохождения линии границы между двумя государствами.

С подписанием Соглашений по границе, определившим линию ее пролегания сторонам предстояло провести ещё сложные демаркационные работы, в связи, с чем в 2000 г. на межправительственном уровне была образована Совместная кыргызско-китайская демаркационная комиссия. По итогам четырехлетних демаркационных работ Совместной комиссией были подготовлены следующие документы, определившим правовую сторону демаркации государственной границы:

23 сентября 2004 г. в Бишкеке во время официального визита Премьера Госсовета КНР Вэнь Цзябао состоялось подписание вышеназванных демаркационных документов. Стороны также подписали Программу сотрудничества между Кыргызской Республикой и Китайской Народной Республикой на 2004-2014 гг., что ознаменовало намеренность китайской стороны определить приоритетные направления и объекты сотрудничества двух стран в различных областях на последующие 10 лет. Подписание документов имело важное стратегическое значение для активизации кыргызско-китайского сотрудничества в сфере безопасности и закрепления приграничной безопасности двух государств, оно также явилось очередным подтверждением политизированности двусторонних отношений.

Следует добавить, что ранее правительством Кыргызской Республики предпринимались односторонние попытки активизировать двустороннее сотрудничество. 24 августа 2000 г. Правительством Кыргызской Республики было принято Постановление о комплексном плане мероприятий по сотрудничеству Кыргызской Республики с Китайской Народной Республикой на 2000-2003 гг., в котором были определены перспективные направления в кыргызско-китайском сотрудничестве и разработан план скоординированных действий для министерств и ведомств страны.

Тем не менее, одним из основополагающих документов, определяющим основные принципы двустороннего сотрудничества является Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве от 24 июня 2002 г. Данное соглашение подвело итоги двустороннего взаимодействия за прошедшие годы. В нём четко прописывается приверженность сторон принципам, зафиксированным в политических документах, подписанных со времени установления дипломатических отношений в 1992 г.

Следует выделить ст. 4 договора, в которой стороны с удовлетворением отмечают полное урегулирование пограничных вопросов, а также обязуются неукоснительно соблюдать положения соответствующих соглашений о границе, подписанных между двумя странами.

Два государства договорились всесторонне развивать двусторонние отношения на основе взаимного уважения суверенитета и территориальной целостности, взаимного ненападения, невмешательства во внутренние дела друг друга, равенства, мирного сосуществования.

Стороны также условились, что с уважением будут относиться к выбранному в соответствии со своими внутренними условиями пути политического, экономического, социального и культурного развития.

Кыргызская сторона в Договоре подтвердила неизменность своей позиции по тайваньскому вопросу, отметив, что Правительство Китайской Народной Республики является единственным законным правительством, представляющим весь Китай, а Тайвань является его неотъемлемой частью.

Согласно Договору сторонам запрещено участвовать в союзах или блоках, а также предпринимать какие-либо действия, включая заключение договоров с другими государствами, наносящих ущерб суверенитету, безопасности и территориальной целостности другой стороны.

Не менее важным и всеобъемлющим документом является Программа сотрудничества между Кыргызской республикой и Китайской Народной Республикой на 2004-2014 гг. Договор прописывает комплексное развитие двустороннего взаимодействия. Всего определено восемь областей, по которым кыргызско-китайской межправительственной комиссии предстояло проделать работу:

В политической плоскости стороны выразили намерение укреплять контакты на высшем уровне, проводить углубленный обмен мнениями по широкому спектру двусторонних отношений и международным отношениям, представляющим взаимный интерес.

Кроме того, «стороны продолжат укреплять партнёрство и сотрудничество в рамках ШОС в целях повышения её роли в новых мировых реалиях, широко взаимодействовать на мировом и региональном уровнях по вопросам, касающимся поддержания и укрепления международного мира и стабильности».

В документе говорится, что два государства будут выступать против попыток вмешательства во внутренние дела других государств, подрыва их территориальной целостности и, под разного рода предлогами, интернационализации в любых формах внутренних проблем государств25.

В период с 9 по 10 июня 2006 г. состоялся государственный визит Президента Кыргызской Республики Курманбека Бакиева в Китай. Это был первый визит главы Кыргызской Республики в Китай, после смены власти в Кыргызстане в марте 2005 г. 10 июня 2006 г. Курманбек Бакиев и Ху Цзинтао подписали Совместную декларацию, которая юридически закрепила преемственность нового руководства Кыргызстана ранее подписанным с Китайской Народной Республикой договорённостям. Главами двух государств были также подписаны 14 соглашений, охватывающих широкий спектр вопросов: от сотрудничества в области экономики до взаимодействия в области культуры, образования и спорта.

В двусторонних отношениях с Кыргызской Республикой большое внимание Китаем уделяется вопросам противодействия «трём силам зла». Сквозь призму всех политических документов прослеживается стремление Китайской Народной Республики юридически закрепить намеренность соседних стран совместно противодействовать терроризму, экстремизму и сепаратизму. При этом, Китай склонен рассматривать вопросы сепаратизма и терроризма с одной позиции, не проводя особого отличия между ними26.

Так, в Программе сотрудничества на 2004-2014 гг., в п. 6 говорится, что стороны будут укреплять координацию и сотрудничество соответствующих ведомств двух стран по совместной борьбе со всеми формами терроризма, в том числе с террористическими силами «Восточного Туркестана».

Необходимо отметить, что в противодействии сепаратизму, экстремизму и терроризму стороны взаимодействуют как на региональном, так и на двустороннем уровне. При этом, немаловажную роль в решении данного вопроса играет Шанхайская Организация Сотрудничества, предусматривающая консолидированный и всемерный подход к этой проблеме всех стран-участниц ШОС. Свидетельством тому могут послужить ежегодные антитеррористические учения, в ходе которых отрабатываются навыки взаимодействия друг с другом для устранения общей угрозы.

14 августа 2007 г. в Бишкеке в рамках государственного визита Председателя КНР Ху Цзинтао было подписано Межправительственное Соглашение о сотрудничестве в борьбе с незаконным оборотом и злоупотреблением наркотическими средствами, психотропными веществами и прекурсорами.

В силу того, что Кыргызстан и Китай имеют общие транспортные пути, существуют возможности проникновения тяжелых наркотиков через территорию Кыргызской Республики в КНР. Более того, международное сообщество признаёт возможное проникновение через территорию нашей страны из Китайской Народной Республики прекурсоров в Афганистан для изготовления сильнодействующих наркотических веществ. Такая ситуация выявила необходимость создания международно-правовой базы для проведения правоохранительными органами двух государств совместных мероприятий по пресечению контрабанды наркотиков и прекурсоров в Кыргызской Республике и из неё.

Подписание Соглашения и реализация его основных направлений позволяет компетентным органам сторон проводить профилактические и специальные мероприятия по пресечению контрабанды наркотиков и прекурсоров.

В заключении необходимо отметить, что Китай в политической составляющей сотрудничества с Кыргызстаном уделяет большое внимание вопросам обеспечения стабильности и безопасности, как в самой Кыргызской Республике, так и Центральноазиатском регионе в целом, в свою очередь оказывающего огромное влияние на стабильность самой КНР. При этом как уже упоминалось, китайским руководством учитывается фактор этнической, религиозной, а также языковой общности населения ЦАР с населением СУАР.

Проведенный анализ договорно-правовой базы двустороннего сотрудничества в сфере политики и безопасности, а также ее весьма высокая эффективность реализации, дают основания полагать, что наряду с уже имеющимися договоренностями, предусматривающими регулирование многих вопросов в данных областях, взаимодействие обеих сторон будет и в будущем нести характер поступательного движения на конструктивное и плодотворное сотрудничество.
  1   2   3   4   5   6   7   8


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации