Шаповалов В.А. (ред.) Метаобразование как философская и педагогическая проблема - файл n1.doc

Шаповалов В.А. (ред.) Метаобразование как философская и педагогическая проблема
скачать (855.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc856kb.20.11.2012 13:59скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Раздел I.



Метаобразование

Как проблема

философии и

культурологии




Каширин В.И.

Метарефлексия и метаобразование


_______________________________________________________
Каширин Валерий Иванович – доктор философских наук, профессор кафедры социальной философии и этнологии Ставропольского государственного университета.


Разработка проблемы российской цивилизации на Северном Кавказе привела нас к выводу, что этот вопрос необходимо решать через призму социального времени. Теоретическое осмысление материала требует масштабного анализа событий, в упрощенно-знаковом поле–так, чтобы раскрывалось их значение для прошлого, глубинный философский смысл для настоящего, альтернативы будущего. Исследования показали, как важен этот временной элемент в управлении принятием решений, так называемая стратегия будущности.

Мы столкнулись с особого рода реальностью – цивилизационной реальностью, которая имеет пространственно-временые границы и определенные экономические, идеологические и политические характеристики.

Возникла необходимость применять в научно-философских исследованиях такие понятия как «судьба России», «судьба человека», «время человека», «метавремя культуры», «метаистория», «современность», «виртуальность», «актуальность», «прожективность» и др. Но поскольку Россия как страна-цивилизация носит, субмировой, субпланетный характер, и ее судьба непосредственно связана с судьбой всего человечества, то метаистория нашей страны рождается под воздействием глобальной метаэкономики, метаполитики и метаидеологии. Возникают вопросы: как и из чего складываются эти «мета»–обобщенные факторы? Что лежит в основе самоопределения российского субъекта истории? Какова судьба России как страны-цивилизации? Стало ясно, что пути поиска ответов на эти вопросы лежат через разработку новой социально-философской категории «метарефлексия».

Оказалось, что нет более общего понятия для отражения в социальном самосознании цивилизационной реальности как целостности, чем метарефлексия. Обращенная в прошлое она, демонстрирует метаисторию, обращенная в настоящее–актуальную современность, а обращенная в будущее – прожективную виртуальность. При этом смысловые оттенки метарефлексии принимают характер Преемственности, Целостности и Целесообразности, динамическое равновесие которых в рамках «золотой пропорции» и составляет код любой цивилизации, в том числе и российской.

Универсальной формой метарефлексии является время. Однако его константные формы, зафиксированные в научном знании, не содержат в себе внутреннего импульса к саморазвитию и самодвижению. Только философия снимает статичность научных и других форм сознания. Поэтому научная концепция эволюционного времяведения, основы которой разработаны В.И. Вернадским и его последователями, должна быть дополнена философской концепцией социального времяведения.

Сочетание научного глобального эволюционного времяведения (Картины Мира) с философским социальным времяведением (Картиной Жизни) и составляет сущность глобально-цивилизационного подхода, разрабатываемого нами для изучения локальных цивилизаций.

Глобально-цивилизационный подход требует и синтезного метода исследования, который мы называем диалектико-триалектической парадигмой. Она сочетает научную диалектику бытия природы (Физику) с философской триалектикой бытия/небытия общества (Метафизикой), и образует метарефлексию – как способ познания и изменения социальной реальности.

Метарефлексия субъекта истории создает в Картине Мира костантную систему коллективно-пространственных глобальных индикаторов, а в Картине Жизни – подвижную иерархию индивидуально-временных цивилизационных самоидентификаторов, позволяющих человеку ориентироваться в «бессмертном прошлом» метаистории, в актуальном настоящем современности и в прожективном будущем виртуальности. Такие ориентиры вырабатываются в процессе непрерывного метаобразования. Метарефлексия Физики и Метафизики связана с метаобразованием через метаидеологию как Целостность, через метаэкономику – как Преемственность и через – метаполитику как Целесообразность.

Метаобразование как теория эволюционного и социального времяведения, рассматривающая переход социального самосознания от Картины мира к Картине жизни, и составляет методологию, идеологию и мораль воспитательно-образовательного процесса. В нем формируются цели, к которым двигаются его участники в различных точках своего ролевого будущего.

Современный информационный человек при помощи метарефлексии и метаобразования осуществляет переход от Картины мира к Картине жизни, чтобы наилучшим образом осознать себя действующим, коллективным, глобальным и цивилизационным метасубъектом истории.
1.Метарефлексия как способ познания цивилизационной реальности: Физика и Метафизика.
Цивилизационную реальность мы рассматриваем как синтез трех составных частей: материальной, духовной и виртуальной реальностей. Каждый раз в этом синтезе участвуют лишь определенные пространственно-временные характеристики этих видов реальности. Сочетание таких характеристик в цивилизационных формах, вбирающих в себя в «золотой пропорции» от материальной реальности – «бессмертное прошлое» (Н. Уайтхед), от духовной – актуальное настоящее, от виртуальной – «сети, заброшенные в будущее» (М. Хайдеггер), - создает код любой цивилизации: Преемственность, Целостность, Целесообразность. Всякий раз, когда нарушается «золотая пропорция» этих глобальных идентификаторов, наступает гибель цивилизации. В глобальном процессе формирования информационной культуры в первую очередь теряют свою идентичность те цивилизационные формы и те субъекты истории, которые нарушают в своем развитии «золотую пропорцию» соотношения Целостности, Преемственности и Целесообразности – таков, пожалуй, главный глобально-цивилизационный итог ХХ века.

Формирование идентичности всякой цивилизации, определение своего места и подлинной роли каждого субъекта истории (личности, всей иерархии социальных групп) невозможно без обобщенного коллективного отражения в науке и философии всей совокупности пространственно-временных характеристик цивилизации, которое мы называем метарефлексией.

Проблема метарефлексии есть по существу проблема определения пространственно-временных параметров самосознания исторического субъекта. И это не абстрактная, спекулятивная проблема, а проблема формирования адекватного отношения к реалиям исторической жизни. В социальном самосознании она выступает как проблема цивилизационной идентичности метасубъекта истории на основе универсальных абсолютных индикаторов. А в индивидуальном самосознании она демонстрирует проблему самоидентификации на основе личностных самоидентификаторов. Но и в том и в другом случае, будь то определение коллективно-пространственных характеристик социального самосознания, или индивидуально-временных параметров самосознания личности, эта проблема связана с узловыми, «судьбоносными», значимыми для субъекта, вехами его развития. И так же, как временной переход личности из одного состояния в другое, – это объективный процесс, которому далеко не всегда соответствует движение ее самосознания, так и развитие социального самосознания не всегда адекватно основным этапам общественного развития.

Принципы общественного самосознания выступают как нечто постоянное по отношению к динамике личного самосознания. Они оказываются одними и теми же индикаторами для юноши, взрослого человека и старика. Но вместе с тем их объективность также определяется временным фактором, отраженным в метарефлексии. Проблема личностной самоидентификации и проблема цивилизационной идентичности специфическим образом фокусируются в проблеме метарефлексии.

Метарефлексия трактуется нами как форма теоретического (научного и философского) осмысления прошлого, настоящего и будущего социальным самосознанием, метасубъекта истории в отличие от двойной рефлексии индивидуального самосознания, обращенного к наличному бытию.

Понятие метасубъект истории мы вводим для обозначения индивидуальных и коллективных субъектов истории, образовывающихся на основе метарефлексии их социального самосознания и существующих в цивилизационной реальности в качестве исторических личностей, социальных групп, общностей как составных элементов, слоев социальной структуры общества.

Метасубъекты истории в результате взаимодействия образовывают социальный макросубъект (народ определенной страны, локальной цивилизации) и мегасубъект (человечество в целом). Метасубъекты представляют трансформационную структуру общества, характеризуя ее как переходную структуру-процесс, отражающую прощлое (метаисторию) и будущее (прожективную виртуальность) в развитии общества. Макросубъекты и мегасубъект характеризуют социальную структуру-состояние, отражающее современность. При помощи различного уровня метарефлексии, таким образом, можно характеризовать социальную метаструктуру, макруструктуру и мегаструктуру общества.

Т.И. Заславская, характеризуя трансформационную структуру современного России выделяет в ней следующие элементы: 1)верхний слой общества (элиты и субэлиты), 2)средние слои, 3)базовый и нижний слои, 4)андекласс, или социальное дно. Она отмечает, что «в стране еще не сформировался социальный макросубъект, не только заинтересованный в завершении демократических реформ, но и достаточно интегрированный и мощный, чтобы решить эту задачу и практически».1

В процессе изучения проблемы российской цивилизации мы пришли к выводу о том, что метарефлексия социального самосознания, обращенная к России как к стране-цивилизации, является способом познания судьбы России. Такая метарефлексия создает определенную цивилизационную матрицу, характеризующуюся функциональной триадой. В нее входят Метаэкономика как характеристика Преемственности, Метаидеология–как отражение Целостности и Метаполитика–как демонстрация Целесообразности. При взаимодействии составных частей этой триады образуется четвертая: пространственно-временная «привязка» их к специфике цивилизационной реальности, которую мы называем Метабезопасностью. Взаимодействуют все эти элементы по типу взаимосвязи углов и плоскостей трехгранной пирамиды, вписанной в шар, символизирующий глобальную информационную культуру планеты, частью которой является и метаобразование. Как оказалось впоследствии, такая фигура может быть использована в качестве универсальной матрицы при построении упрощенной синергетической модели общественного явления любого уровня, включая цивилизационный и общечеловеческий.

Дальнейшие исследования показали, что введение нового понятия «метарефлексия» оказалось необходимым и для того, чтобы отличить специфику научного изучения явления неживой природы, которую мы традиционно анализируем при помощи диалектики, от осмысления явлений живой природы, где царит функциональная триада внутренних, внешних и метавнешних (глобальных) факторов. В тех же случаях, где под воздействием общества возникает социальная реальность (а такое наблюдается во всем, к чему прикоснулась рука человека), необходимо использовать диалектико-триалектическую парадигму, укладывающуюся в подобную матрицу.

Использование категории «метарефлексия» дает также возможность утверждать, что в формальной действительности (в Картине Мира) диалектика содержания включает взаимодействие материальной и духовной реальности. Однако в актуальной действительности (Картине Жизни) это взаимодействие порождает функциональную триаду материального, духовного и виртуального бытия/небытия, образующих вместе цивилизационное бытие. Иначе говоря, Картина Мира отражает объективную и субъективную реальность в их диалектике, а Картина Жизни – функциональное единство трех форм бытия/небытия: материального, духовного и виртуального

Необходимость разработки проблем метарефлексии и метаобразования вызвана и участившимися случаями индивидуального и массового смешения физического (материального) бытия и метафизического (духовного и виртуального) бытия/небытия, что порой приводит к трагическим последствиям. К примеру, среди молодежи все чаще наблюдаются симптомы компьютерной зависимости, существующей наряду с алкогольной и наркотической, а это требует того, чтобы и философия, и наука осмыслили и объяснили эти явления Картины жизни. Необходимо разработать систему научных, моральных и эстетических индикаторов и самоидентификаторов, по которым личность безошибочно, в различной пространственно-временной ситуации могла бы различать физическое наличное бытие – восполнимую ценность материальной реальности, и метафизическое бытие/небытие - невосполнимую «бесценность» духовной реальности, а также прожективную ценность виртуального бытия. Такая разработка связана прежде всего с научным и философским отграничением двойной рефлексии самосознания индивида, отражающей наличное бытие настоящего, от метарефлексии социального самосознания общества любого уровня, которая отражает метаисторию, современность и виртуальность общественного бытия.

Резко возрастает актуальность философского самоуглубления, которое с рождением каждого нового человека, а еще более – с приходом каждого нового поколения, снова и снова обращает нас к «азам» философии, к разграничению и осмыслению индивидуального и общественного, Физического (материального) и Метафизического (духовного и виртуального, например, ретроспективного, прожективного, кажущегося, компьютерного или религиозного – Рай, Ад, Апокалипсис и т.п., исторического, актуального и прожективного и т.д). Такое разграничение предполагает вскрытие противоречия между ними. Дело в том, что неразличение границы между двойной рефлексией индивидуального самосознания и метарефлексией социального самосознания привело к тому, что в социальной теории и практике интересы индивида, субъекта ставились превыше всего. Это характерно для либеральной концепции в гуманитарных и общественных науках и философии. Такая концепция породила потребительское отношение к природе и обществу, когда в жизненной гонке выигрывает каждый, а в итоге проигрывают все.

Такая либеральная концепция с неизбежностью породила «американский стиль мышления», который продемонстрировал президент Буш, объявляя «глобальную войну» мировому терроризму. Зде»сь амбиции американского народа», ставшего в позу обиженного, поставлены во главу угла так называемой «акции возмездия», которая может иметь трагические социоестественные и социокультурные последствия для США, и для всего человечества в целом. Хрупкое равновесие, установившееся в мире после Второй мировой войны, может быть нарушено этими беспрецедентными шагами «мировой сверхдержавы», ведущими на самом деле лишь к усилению военного превосходства США во всех регионах планеты, к порождению латентного (скрытого) террора на государственном уровне.

Метарефлексия требует приоритета целостности над индивидуальностью, т.е. приоритета метавнешних (глобальных), затем внешних, а после этого–внутренних социальных факторов, что в динамическом равновесии может обеспечить безопасность на любом уровне социальной реальности. Такое разграничение приводит к необходимости выделения категорий «время человека» и «метавремя культуры» и к их синтезному исследованию в цивилизационной реальности. Так мы пришли к необходимости глобально-цивилизационного подхода к изучению российской цивилизации и проявления российских цивилизационных форм на Северном Кавказе.

Итоги начального этапа такого изучения творческий коллектив изложил в сборнике научных статей под названием «Российская цивилизация на Северном Кавказе: к постановке проблемы».2

Развивая глобально-цивилизационный подход, мы пришли к выводу, что все современные проблемы метаэкономики, метаидеологии и метаполитики любой цивилизации, как в капле воды, отражаются в метаобразовании. Вместе с тем, надо учитывать, что и курс обучения прошлому, как и будущему, является для обучающихся самим этим прошлым и будущим. Поэтому дальнейшее развертывание исследований мы связываем также и с разработкой философских и научно-педагогических аспектов метаобразования, чему посвящены статьи в настоящем сборнике.

Для метаобразования как непрерывного воспитательно-образовательного процесса исключительно важно разграничивать рефлексию индивидуального самосознания от метарефлексии социального самосознания. В этом нам помогает учение В.И. Вернадского. Научно-философское понимание В.И. Вернадским рефлексии, как функции живого вещества, присущей всем живым организмам в виде культурной биогеохимической энергии, отличается от традиционной трактовки сознания, как принципа только человеческого мышления. Из этой теории вытекает, что отражение есть фундаментальное свойство всей косной и живой материи, сознание, как активное, отражение есть функция биосферы, а самосознание, как социальная активность, как самоопределение, – есть функция культуры.

В трудах современных философов рефлексия человеческого самосознания трактуется как двойное отражение, как самоопределение. «Самоопределение, - пишет Л.В. Скворцов, - получает свое отражение в поступке, в действии. Происходит процесс двойного отражения: объективности события в самосознании и последнего в объективности действий. Это и есть процесс, который может быть назван рефлексией самосознания. Рефлексия социального самосознания, разумеется, не тождественна рефлексии личного самосознания; процесс двойного отражения в ней осуществляется более сложным, опосредованным через коллективные представления образом».3

Вот такое опосредованное коллективными представлениями двойное отражение мы и называем метарефлексией. При этом мыразличаем индивидуальное самоопределение, как время человека, и социальное самосознание–как метавремя культуры. Если рефлексия индивида связывает первое отражение объективности события в самосознании со вторым отражением объективности действия непосредственными причинно-следственными, каузальными связями естественного времени, неидентичность которых свидетельствует о психическом нездоровье человека, то метарефлексия исторического субъекта (в том числе индивида, как личности или любой социальной группы, включая человечество в целом) связывает содержание социального самосознания с объективными общественными отношениями опосредованно, через историческое время, посредством синхронности, в результате которой вырабатывается Коллективный Интеллект. Нарушение каузальности двойной рефлексии ведет к психической и, возможно, физической смерти индивида. Нарушение синхронности метарефлексии порождает интеллектуальную деградацию, произвол в социальной практике субъекта, эрозию его социальных позиций, что в конечном итоге приводит к разрушению субъекта истории. Нарушение каузальности двойной рефлексии связано с нарушением цикличности естественного, жизненного времени. Нарушение синхронности метарефлексии связано с нарушением исторической последовательности социального времени, которая выражается в нарушении пространственно-временных параметров цивилизационной реальности.

Такое нарушение синхронности метарефлексии мы наблюдаем в объявлении Бушем «глобальной войны» терроризму и единичном присвоении себе права творить суд и возмездие за якобы нанесенный «американскому народу» моральный ущерб. Оно неизбежно приведет к резкому нарушению «параметров порядка» в синергетическом балансе в современных международных отношений и чревато непредсказуемыми, возможно трагическими, последствиями для судьбы США и всего человечества. Возникающая при подобном нарушении асимметрия между прошлым и настоящим свидетельствует об игнорировании всего предшествующего военного, интеллектуального и морального опыта человечества, что резко увеличивает неопределенность и нестабильность будущего.

Итак, время человека как индивида развивается при помощи двойной рефлексии, а время человека как субъекта истории развивается при помощи метарефлексии, синтезируясь с метавременем культуры, с цивилизационной реальностью.

Цивилизационная реальность содержит в себе естественный физический слой, измеряемый естественно-научным (геометрическим, математическим, биологическим, астрономическим и др.) пространством и временем, ориентированным на абсолютную бесконечность, как постоянно длящееся прошлое. Вместе с тем она содержит и метафизический слой: метаидеологическую, метаэкономическую и метаполитическую реальность, измеряемую общественно-научным и философским диссипативным (рассеивающим энергию) временем, ориентированным на вечность, как постоянно длящееся настоящее и будущее, присутствующее в нем. Метарефлексия как способ познания и изменения цивилизационной реальности, на наш взгляд, включает в себя Физику–как способ естественнонаучного ее познания, и Метафизику–как способ общественно-научного и философского познания.

Итак, философия планетарного самосознания, разрабатываемая нами в рамках российской глобалистики, утверждает, что мир как целостность отражается не только в двойной рефлексии самосознания человека, но и в метарефлексии самосознания человечества.

Понятие «метарефлексия» (от греч. meta – между, после, через и позднелат. reflexio – обращение назад) мы вводим для обозначения формы теоретической деятельности человека, возникающей на стадии Коллективного Интеллекта, в результате ноосферогенеза, направленной на осмысление своих собственных действий и законов в глобальном масштабе. Коллективным Интеллектом (Коллективным Разумом) человечества мы называем, вслед за Н.Н. Моисеевым, «системное свойство совокупности индивидуальных разумов людей, способных обмениваться информацией, формировать общее миропонимание, совершенствовать коллективную память и, может быть, в будущем вырабатывать и принимать Коллективные Решения».4

Метарефлексия как свойство Коллективного Интеллекта формировалась на протяжении пяти тысяч лет, т.е. с момента первой информационной революции – возникновения письменности в III тысячелетии до н.э., когда информация породила новую синтезную форму Памяти («формальную действительность» - В.И. Вернадский). С тех пор человечество создает свою метаисторию, этапы которой фиксируются новыми информационными революциями: второй – появлением книгопечатанья в XVI веке, третьей – изобретением радио, телефона, телеграфа в XIX веке, четвертой – компьютерной, в середине XX века.5

Естественно-научную метарефлексию, вслед за Аристотелем, мы называем Физикой. Все естественные науки демонстрируют лишь одну сторону постижения человеком собственного бытия – опытную. Физика утверждает, что в природе – «бытие есть», а «небытия нет». С естественно-научной точки зрения, небытия действительно нет и не может быть – это демонстрирует закон сохранения материи. Наука говорит о несотворимости бытия, о его вечности, лишь о превращении одной формы бытия в другую, значит, абсолютного небытия нет и не может быть, а есть только относительное небытие, или, другими словами, отсутствие конкретной формы бытия, еще не возникшей или уже исчезнувшей, это есть наличное бытие. Научная картина мира анализирует только наличное бытие. В настоящее время она демонстрируется как глобальный эволюционизм, отражающий синтез естествознания с философией. Различные формы Физики и формируют Современную Картину Мира.

Философскую и общественно-научную метарефлексию, демонстрирующую вторую сторону постижения человеком своего бытия, – умозрительную–мы называем Метафизикой.

Метафизика (от греч. meta ta phisika – после физики)–философское учение о сверхчувственных (недоступных опыту) принципах бытия. Термин восходит к названию, данному Андроником Родосским (I. в до н.э.) сочинению Аристотеля об умопостигаемых началах бытия. В истории философии «метафизика» часто употребляется как синоним философии. В марксизме – обозначение философского метода, тяготеющего к построению однозначной, статичной и умозрительной картины мира. В наших исследованиях термин «метафизика» вводится для обозначения профессионального самосознания естественной и общественной науки, их философского авторитета, который вместе с философией и составляет глобалистику или Современную Картину Жизни.

Метафизика в Современной Картине Жизни подчеркивает важность для онтологического анализа не столько абстрактной противоположности бытия и небытия в их временных параметрах, сколько их - взаимных превращений. М.С. Каган обоснованно вводит две новые категории: 1) систему «бытие/небытие», в которой взаимоотношение ее подсистем являются взаимными превращениями одной в другую; 2) «инобытие», обозначающее результат диалектического превращения одной формы бытия в другую. Однако все это М.С. Каган относит только к человеку, к его культуре: «в культуре эта форма получает самую широкую реализацию, ибо все ее предметное бытие – от одежды человека и его дома до художественных образов и машин – есть не что иное, как инобытие человека», а «применительно к природе и обществу это понятие широкого применения не получает – здесь взаимопревращения бытия и небытия не нуждаются в такой специфической форме как инобытие определенного бытия».6

Философия вместе с гуманитарными и общественными науками составляющая Картину Жизни, в отличие от науки естественной, различает бытие и небытие. Она предполагает, что бытием обладает только «сегодня». «Вчера» существует лишь в памяти, а «завтра» - в воображении; то есть, они не обладают подлинным бытием, которое есть бытие сущего. «Вчера» - мнемонично, ибо оно уже не существует; «завтра» - гипотетично, ибо того конкретного «завтра», которое я себе представляю, может и не быть, так что оно остается «пустой формой времени». Между «вчера» и «сегодня» философия устанавливает причинно-следственную связь, связь бытия/небытия. Симметрично такого же рода каузальная связь превращения бытия в небытие устанавливается между «сегодня» и «завтра». А вот между «вчера» и «завтра» может существовать лишь синхронная связь, аккаузальная, связь «небытия»; между ними каузальность устанавливается только через «сегодня». Иначе говоря, инобытие человека, существующее «вчера» и «завтра», может быть каузальным,–по отношению к «сегодня» и синхронным, аккаузальным по отношению друг к другу. Практика показывает, что при нарушении причинно-следственных связей между временами, то есть при «выпадении» «сегодня» из каузальной связи времен, наступает резкий духовный кризис, грозящий существованию духовного мира человека. Философская Картина Жизни создается человеком для сохранения целостности своего существования посредством сохранения каузальности (причинности) времен.

Таким образом, Современная Картина Мира – диалектична, в ней единство мира раздваивается при анализе на бытие и относительное небытие. Современная Картина Жизни триалектична, она складывается на основе триады времен, в которой в противовес бытию сущего - «сегодня», возникает инобытие человека, раздваивающееся на «вчера» и «завтра». Если в процессе осознания своего места и роли в обществе - «сегодня» человек исходит из специфики пространственно-временной ситуации и отождествляет себя с ней при помощи двойной рефлексии индивидуального самосознания, то в процессе осознания «вчера» и «завтра», которые являются уже не личными, а общественными, «отодвинутыми» от личности и опосредованными обществом, человек пользуется метарефлексией. Метарефлексия творит инобытие при помощи продуктивного воображения, обращенного в прошлое или в будущее.

Метарефлексия познает бытие, и из материала бытия (физического) творит небытие (метафизическое); то есть, конструирует различные формы несуществующего–независимо от того, способны они обрести бытие в будущем, или вообще неосуществимы (фантастичны), или же существовали в прошлом, а в настоящее время стали уже небытием. Метарефлексия становится метаморфозой – взаимным превращением бытия и небытия человека, средством его инобытия; такое превращение мы называем мыследействием. Метарефлексия обозначает мыследействие личности, как субъекта фундаментальной культуры. Это отражено в нашей концепции социального времяведения.

2. Концепция социального времяведения

Основы социального времяведения заложил В.И. Вернадский. Он называл проблему времени малоразработанной, «девственной областью» философии и науки. На принципах синтезного мышления В.И. Вернадский обобщил достижения науки и философии в области времяведения косной и живой материи. Он доказал необходимость введения категории «пространство-время живого вещества»–наряду с категориями «движение» и «материя». Пространство-время живого организма обладает текучестью, дисперсностью (встроенностью островками жизни целостно в окружающую среду), цикличностью, а социальное время («время историческое» и «психологическое», помимо времени эволюционного), обладает еще и замедленностью или ускоренностью («длением»).

Философия планетарного самосознания, развивая теорию В.И. Вернадского, создает собственную концепцию диалектико-триалектической модели метавремени культуры на основе метарефлексии, т.е. концепцию социального времяведения.

Согласно этой концепции, жизненное время человека разворачивается в двух его проявлениях: 1) информационное социальное время как форма существования субъекта массовой культуры (личности или социума разного уровня) и 2) диссипативное (от лат.dissipato – рассеивание) социальное время как форма существования субъекта фундаментальной культуры – исторического субъекта (исторической личности, типа индивида или социальной общности).

Информационное время (время аккумуляции информации) и диссипативное (творческое время, время рассеивания жизненной энергии) тесно переплетаются в жизненном времени человека, поскольку в разных пространственно-временных ситуациях человек проявляет себя то в качестве субъекта массовой культуры, то в качестве субъекта фундаментальной культуры. Это зависит от уровня культуры самосознания самого субъекта. Вот как пишет в своих воспоминаниях А.Л. Чижевский: «Дисциплина поведения, дисциплина работы и дисциплина отдыха были привиты мне с самого детства. Это важнейшие регуляторы жизни. В некотором глубоко-глубоком подсознательном отделе моей психики был заключен основной принцип жизни – ни одного дня без продуктивной работы, которая не вносила бы в фундамент будущей жизни нечто основное и важное… Время во всех моих делах играло важную роль, время было для меня всегда самым дорогостоящим фактором, и одной из основных целей моей жизни было сохранение его и использование его себе и своему мозгу на благо, - даже не так уж себе, как именно мозгу, т.е. мысли, усвояемости, памяти, творчеству, деятельности, движению вперед».7

Время придумал сам человек–как необходимую форму абстрагирования от цикличности повседневной жизни. В беседах с А.Л. Чижевским К.Э. Циолковский говорил: «Категория времени связана с процессом, происходящем в нашем мозгу. Человек наделяет мироздание временем, изобретает метрику времени и парадоксы его, чтобы потом подкрепить их опытом … каждый опыт есть приближение к реальной действительности, существующей вне нашего мозга. Время же является нашими ходулями, которые позволяют вставать человеку над своей личностью, произвести опыт и уложить его результаты в некоторую удобную для человека систему».8 Здесь содержится гениальная догадка о разделении структуры и функции, о содержательной первичности пространственных изменений, и о функциональной первичности времени в качестве принципа измерения их соответствия-несоответствия (идентификации).

Использование категорий «время», «вчера», «сегодня», «завтра» и связанных с ними понятий было тем шагом в развитии абстрактного мышления, который означал переход от двойной рефлексии самосознания индивида к метарефлексии Коллективного Интеллекта. Возникло метавремя культуры, при помощи которого человек не только смог самоотождествлять себя со своими соплеменниками и своей территорией, но идентифицировать предметы и явления современности с прошлым и будущим. Метарефлексия открыла возможность человеку овладеть фантазией и заглянуть в изнанку бытия (современности) через небытие (прошлое и будущее). Именно метарефлексия стала связующим звеном между временем человека (современностью) и метавременем культуры (прошлым и будущим локальной цивилизации и культуры в целом).

Термин «метавремя культуры» впервые ввел известный украинский философ С.Б.Крымский в 2001 году, в статье «Метаисторические ракурсы философии истории», опубликованной в «Вопросах философии» №6 в связи с его 70-летним юбилеем. Рассматривая исторический процесс в его предметном выражении через цивилизацию или культуру, С.Б.Крымский приходит к рациональному пониманию сквозных, символически вечных и непреходящих ценностей истории. Подобные инварианты цивилизационного процесса,–все то, что называется «золотым фондом» культуры,–создают перспективу вечности. Эта перспектива и символизирует метаисторию, то есть этот ракурс истории, в котором она выступает как сохранение (а не прохождение) своих формирований. Эти абсолютные аспекты исторической деятельности процессуально раскрываются через понятие метавремени культуры. «Метавремя культуры не исчерпывается линейным протеканием временного процесса, но раскрывает многообразие конфигураций настоящего, прошлого и будущего»,9 - пишет С.Б.Крымский.

Время человека и метавремя культуры необходимо рассматривать, вслед за В.И. Вернадским, через призму целостности мира и человека. Синтезное решение проблемы времени на основе парадигмы целостности приводит нас к пониманию времени человека в качестве текучего пространства-времени, т.е. континуума, в котором время играет решающую роль, обладает функциональной первичностью, а весь мир человека–темпоральностью. Темпоральность научной Картины Мира и функциональная первичность времени в философской Картине Жизни создают возможность определить социальное время в качестве первичного фактора двойной рефлексии и метарефлексии. Иначе говоря, цикличность повседневной жизни, демонстрируемая в пространственно-временных ситуациях, является главным, определяющим фактором самосознания человека, а гиперциклы метаистории являются определяющими факторами социального самосознания цивилизационного сообщества.

Циклы двойной рефлексии дисперсно встраиваются в гиперциклы метаистории, создавая гармонию или дисгармонию (симметрию или асимметрию) индивидуального и общественного. Нарушение циклов самосознания человека, их несоответствие гиперциклам приводит к катастрофическим последствиям и для индивида, и для общества. И наоборот: гармония (симметрия) индивидуальных циклов самосознания и гиперциклов метарефлексии создает реальную творческую способность человека – способность превращать небытие предмета в его бытие.

Создание и совершенствование Концепции социального времяведения мы считаем актуальной задачей современной российской глобалистики.

Главное отличие российской глобалистики от западной, так называемой либеральной, заключается в том, что она пытается на основе синтеза науки и философии, доказать, что смысл всех происходящих процессов глобализации не в том, чтобы абсолютизировать глобальный характер капитала, Рынка Рикардо и связанного с ними потребительского отношения к Природе, а в том, чтобы увидеть культуру человека, цивилизации, человечества как нечто целое, имеющее единые пространственно-временные параметры, в которых доминирующее значение глобальных факторов по отношению к внутренним и внешним определяется общей исторической перспективой человечества, принципом единой судьбы и взаимной ответственности.

Российская глобалистика преодолевает трагедию науки, заключающуюся в том, что та не смогла доказать свою значимость для будущего человечества, подведя его к роковой черте. Российская глобалистика преодолевает и трагедию философии, которая состоит заключенную в том, что та не смогла доказать науке значимость моральных и эстетических принципов отношению к Природе и Человеку. черте. Несмотря на столь значимые особенности российской глобалистики, фрагменты истории науки и культуры до сих пор остаются раздробленными на отдельные «сусеки». В такой культуре, которая не имеет общего времени, невозможно действовать. Она превращается в «формальную действительность», стимулирующую нас опосредованно. В культуре, не имеющей времени, как и в обществе, не имеющем самосознания, невозможно осуществлять непосредственное мыследействие. Расщепленность рационального и иррационального, личности и метафоричности, науки («физичности») и философии («метафизичности») может быть преодолена метарефлексией и метаобразованием, развивающимися в метавремени культуры.

Философия планетарного самосознания берет от науки рациональное логическое структурирование предмета рассмотрения, дисперсную встроенность частного в общее и всеобщее, сознавая при этом, что наука изучает лишь наличное, физическое бытие. Наука никогда не сможет объяснить метафизические понятия «вечность», «фантазия», «любовь», «дружба», «доверие», «время», «красота» и другие. Соединяя преимущества науки с возможностями философского самоуглубления, естественно-научную Картину Мира–с философско-гуманитарной Картиной Жизни, мы выходим на то главное, чем живет человек–на способность творить из небытия бытие: создавать подобных себе людей, предметы, машины, соизмерять все сделанное с Абсолютом, каждодневно преодолевать трагедию конечности собственной жизни при помощи осознания бесконечности жизни вообще и вечности жизни общества. Все это человек делает, ориентируясь в мире посредством мыследействия, осуществляемого при помощи метарефлексии, развиваясь в социальном времени. Выдвигая Концепцию социального времяведения, философия планетарного самосознания исходит из принципа синтезного мышления, основанного В.И. Вернадским, и доказывает необходимость изучать социальное время как единство социального пространства и времени. В этом единстве содержательная первичность пространства и функциональная первичность времени демонстрируют принцип темпорального монодуализма. В нем диалектика содержательности сочетается с триалектикой функциональности. Возникает диалектико-триалектическая парадигма.

Структурируя социальное время, представляющее собойсинтез дискретности и дисперсности пространства, с одной стороны, и текучести, обратимости–необратимости, ускоряемости-замедляемости времени – с другой, мы приходим к необходимости строить его по универсальной диалектико-триалектической пятичленной модели (см. рис.1)

Используя терминологию, уже применяемую в философской литературе, частично дополняя ее, мы предлагаем включать в структуру социального времени следующие элементы: 1) метаисторию, 2) современность, 3) виртуальность, 4) цивилизационность и 5) метавремя культуры. Охарактеризуем их более подробно.

1. Метаистория человека и общества, символизирующая Преемственность, отражает диссипативное время субъекта фундаментальной культуры. Диссипативное время выражает коэффициент корреляции между планируемым и фактическим результатом действия, показатель соответствия оптимальных режимов обмена информационным и другим продуктом (показатель коллективно-пространственной идентичности, индивидуально-временной самоидентификации, преемственности) и др.; диссипативное время метаистории мы предлагаем измерять новой единицей – вернад; вернады – это кванты открытой В.И. Вернадским культурной биогеохимической энергии (энергии человеческой культуры), элементарные структуры информационной Галактики. Метаистория, представленная в диссипативном времени, демонстрирует мыследействие, обращенное в прошлое.

2. Современность человека и общества, символизирующая Целостность, отражает информационное время субъекта массовой культуры (хронос). Информационное время выделяет факт восприятия массовым сознанием хроноса как информации, обеспечивает выбор (востребование) из окружающего мира информации, необходимой субъекту для самоидентификации в конкретной пространственно-временной ситуации, а также для цивилизационной идентичности в метавремени культуры. В информационном времени массовой культуры закладываются фундаментальные основы общечеловеческого Разума: а) знание и самосознание, б) ментальность, в) творчество. Информационным временем пользуется и наука, изучающая наличное бытие при помощи привычных нам единиц измерения. Современность демонстрирует мыследействие, обращенное в настоящее.

3. Виртуальность (жизненная фантазия, мысленно возможная реальность) символизируюет Целесообразность. Она отражает жизненное время субъекта истории развивающееся в динамическом равновесии информационного и диссипативного времени. Мы предлагаем измерять жизненное время квалитом смысла (от лат. Qualitas-качество) – термином, который ввел Л.В. Скворцов.10 «Квалит – это атом качества, идеально-реальная определенность смысла». Структура квалита имеет две основных составляющих: это – цель и состояние. «Цель – это нечто идеальное, относящееся к будущему, которое пока еще не наступило. Состояние – это настоящее, это бытие данного конкретного индивида здесь и теперь. Квалит парадоксальным образом соединяет несуществующее с существующим. Можно говорить о наличии многообразия квалитов в виртуальной реальности».11 Виртуальность, представленная квалитами смысла в жизненном времени, демонстрирует мыследействие, обращенное в будущее.

4. Время цивилизации (цивилизационное время) Л.В. Скворцов называет ЭОНом. Разрабатывая концепцию цивилизационного времени, он пишет: «Время от хаоса частей до их ставшей гармонизации и есть ЭОН, т.е. время цивилизации, ее рождения и созревания».12 Дух ЭОНа требует не следования моде, а следования стратегии жизни, определяемой «длиной волны» реализации культуры. Длинная волна культуры соответствует родовой ментальности. Индивид воспринимает себя как момент бытия рода. Он каждый день воспринимает в качестве пространства-времени, создающего условия для слияния с началами родового бытия. ЭОН соединяет истину прогресса (путь непрерывного совершенствования жизни) и духовную истину (путь, обеспечивающий циклические воспроизведения условий жизни при их диалектическом изменении), содержит императив сохранения жизни.

Далее Л.В. Скворцов отмечает, что правда, как внутреннее чувство, знание абсолютного, и истина, как адекватное знание внешней, эмпирически данной реальности, сливались в российской ментальности, которая в условиях становления информационной Галактики подвергается эрозии, вытесняется новым массовым восприятием жизни. Информационная Галактика создает перед каждым индивидуальным сознанием культурный калейдоскоп. В этом калейдоскопе происходит смена образов жизни как образцов, которые можно выбирать, а можно и отклонять. Это обусловливает и новое восприятие времени в информационной Галактике; в ней цивилизационное время не воспринимается как вечность. Информационное время отождествляется в массовом сознании с временем моды. Время моды определяет принципиально иную ориентацию. Доминирующим становится «однодневное» цивилизационное мышление. Оно определяет крушение вечных ценностей. Бытие сжимается в точку, в момент–как Абсолют, который может стать последним моментом жизни. Жизнь в соответствии с этим представлением приобретает интенсивную насыщенность максимального потребления. Индивидуальная самоотверженность кажется бессмысленной. Дух, как общий смысл, испаряется; его заменяет информация, поступающая на миллионы дисплеев. Духовная смерть человека становится реальностью. Она не замечается, поскольку человек всегда занят. Он занят погоней за модой, за вещью, за должностью, за престижем и славой. Успех в итоге определяется полной внутренней раскованностью, воспринимаемой как свобода. Человек утрачивает себя, свою подлинность. Он обнаруживает в итоге свою внутреннюю пустоту.

Можно предположить, что восстановление духовности, как предпосылки социальности происходит при восхождении от информационного времени к времени фундаментальной культуры, к диссипативному времени. Становление универсальной цивилизации определяется универсальностью условий жизни. Однако удержание этих условий не дано духовно пустому человеку. Задача состоит в том, чтобы в цивилизационном времени истину прогресса соединить с духовной истиной.

5. Метавремя культуры символизирует общую направленность глобальной информационной культуры от прошлого через настоящее к будущему по пути цефализации (энцефалоза – Д. Дана, В.И. Вернадский), к Коллективному Интеллекту (Н.Н. Моисеев), к Глобальному Мозгу (Л.В. Скворцов), к общечеловеческому Разуму и ноосфере (В.И. Вернадский). Это генеральный синтез расширения сферы человеческой культуры, образующийся в результате непосредственного и опосредованного взаимодействия всех времен. «Роза времен» (С.Б. Крымский) отражает общечеловеческий прогресс, который может быть представлен как расширяющаяся во все направления сфера. Н.Н. Моисеев считал, что в процессе цефализации человечество проходит три периода: I – развитие Индивидуального Интеллекта–до окончания совершенствования морфологической структуры человеческого мозга; II – развитие Коллективного Интеллекта (от III тыс. до н.э. – изобретение письменности–до эры информационной культуры, до второй половины XX века); III – развитие Общечеловеческого Разума, формирующегося под влиянием глобальной информационной культуры. Такую градацию, на наш взгляд, можно применить и к метавремени культуры.

Все эти пять структурных элементов «розы времен»–Диссипативное время (метаистория), измеряемое вернадом, Информационное время (современность), измеряемое хроносом, Жизненное время (виртуальность), измеряемое квалитом смысла, Цивилизационное время (цивилизационность), измеряемое ЭОНом, и Метавремя культуры–будучи связаными между собой по типу треугольной пирамиды, встроенной в шар, символизируют бесконечность мира и вечность жизни. Плоскости этой пирамиды символизируют Метаидеологию, Метаполитику, Метаэкономику и Метабезопасность. Все они связаны между собой как непосредственными связями, так и опосредованно – через метавремя культуры. Каждое из них отражает определенный вид бытия человека и общества, их последовательную дисперсную встроенность друг в друга и циклическую замкнутость в общечеловеческой целостности культуры. Каждое из них диалектически противоречиво в своем содержании и триалектически взаимозависимо в своих функциях. Развиваясь в синтезе, они создают принципиально новую форму человеческой Памяти.

Мы выдвигаем гипотезу о том, что на основе метарефлексии в ходе современной информационной революции, синтезирующей нравственный и профессиональный опыт человечества, создается принципиально новая форма памяти - Синтезная Информационная Память (СИП), объединяющая информационные и интеллектуальные ресурсы; на ее основе формируется понимание человеком своего места и своей подлинной роли в мире, в котором он живет, создается Глобальная база знаний, всеобщий и ассоциированный интеллект Планеты, как производительная и нравственная сила общества. СИП формируется при помощи метарефлексии и метаобразования, в результате мыследействия.

Таким образом, диалектико-триалектическая концепция социального времяведения, впервые представленная здесь, основана на синтезе философского и гуманитарного знания. Она требует дальнейшего осмысления и описания учеными и философами. Она может быть использована в качестве структурного элемента общей теории непрерывного метаобразования, наряду с Современной Картиной Мира, Современной Картиной Жизни и Философией Личности.
3. Программные положения непрерывного

метаобразования.

Изложенные в предыдущих разделах идеи о метарефлексии, как способе познания цивилизационной реальности, о мыследействии, как способе создания инобытия человека, о Физике и Метафизике, о Социальном Времяведении, могут служить концептуальными основами для непрерывного метаобразования. Программные же положения метаобразования формируются не только его содержательными элементами, но также–целями и задачами, которые вытекают из постановки проблемы метаобразования в теоретическом и практико-педагогическом плане.

Впервые проблему метаобразования в методологическом аспекте поставил известный российский философ из Москвы Л.В. Скворцов в 1999 году в статье «Информационная культура и проблема метаобразования». В отличие от трактовки этой проблемы в западной философии, где метаобразование рассматривается как символат информационной культуры, Л.В. Скворцов сформулировал ее в качестве методологии процесса самоопределения человека, его самоидентификации.

«Если мы определяем образование как подготовку человека к тем видам деятельности, которые необходимы обществу на данном этапе его развития, то метаобразование выступает как формирование понимания человеком своего места и, соответственно, своей подлинной роли в мире, в котором он живет. Это понимание и есть предпосылка изменения феноменальной цивилизационной реальности»,13 – пишет Л.В. Скворцов. По существу речь идет об изменении оценок сложившейся системы образования. Чем же вызвано это изменение?

История образования знает традиционное изменение критериев, связанное лишь с заменой религиозной картины мира, претендующей на абсолютную достоверность и требующей принятие мира таким, как он создан Творцом, на научную картину мира. Однако XX век наглядно показал, что тотальная реконструкция Природы, основанная на научной картине мира и проповедуемая образованием, разрушает и бытие самого человека и то место, в котором только и возможно его существование.

Происходит смена миропонимания: картина мира вытесняется картиной жизни. «Для картины жизни в отличие от картины мира характерны два принципиальных момента,–пишет Л.В. Скворцов,–первое – стремление к получению знания об условиях сохранения жизни и реорганизация исторической практики в соответствии с этими знаниями; второе –рассмотрение перспектив деятельности в образах виртуальной реальности и определение таким образом реальных последствий деятельности человека здесь и теперь, в данной исторической ситуации». С этой точки зрения метаобразование следует определить как овладение картиной жизни.14

Овладение картиной жизни предполагает изменение мотивов истинного поведения человека на основе экспертного знания и профессиональной компетенции. Жизнь требует постоянного обучения. Необходимость постоянного усвоения новой информации превращает жизнь в путь, схожий с автострадой, где необходимо мгновенно реагировать на динамику ситуаций. Жизнь тем самым превращается в калейдоскоп событий. Превращение жизни в калейдоскоп освобождает ее от основной ценности – от смысла. В этой ситуации фундаментальная цель метаобразования – возвращение смысла.

Соглашаясь с такой постановкой Л.В. Скворцовым проблемы метаобразования в методологическом плане, мы предлагаем рассмотреть ее прикладной характер, развернуть в практико-педагогическом ключе. В этом аспекте метаобразование трактуется нами, как идеология и нравственность воспитательно-образовательного процесса. Научное знание дополняется в нем философским самоуглублением.

Метаобразование рассматривается нами как процесс, сопровождающий формирование сознания человека всю жизнь: от дошкольной ступени, в школе, лицее, вузе, последипломном образовании, в самообразовании, расширяясь и углубляясь концентрическими (встроенными друг в друга) кругами, согласно главному принципу дидактики. Программа метаобразования на каждой ступени непрерывного образования должна иметь свою специфику. Однако общие программные положения могут быть сформулированы следующим образом:

а) в непрерывном образовании в разных формах должна найти отражение Современная Картина Мира как Физика, как метарефлексия естественной науки, как экспертное знание в обобщенно-знаковой форме;

б) на разных ступенях непрерывного образования должна быть представлена Современная Картина Жизни как Метафизика, отражающая в профессиональном самосознании науки философско-методологический аспект познавательной и практической деятельности;

в) стратегия будущности должна перефокусировать всю систему образования на скорость изменения окружающей среды, включая гуманитарное знание и самосознание общественных наук, где Социальное времяведение мыслит будущее единым для всех людей на планете Земля;

г) Философия Личности должна помогать человеку в процессе самоопределения, ориентируя его на общечеловеческие ценности, компетентность и профессионализм.

Применительно к высшим учебным заведениям примерная программа курса метаобразования может выглядеть следующим образом.

а) Современная Картина Мира

Этот раздел вузовской программы метаобразования должен включать, на наш взгляд, систему научно обоснованных знаний о самоорганизации Галактики и Вселенной, об их эволюции. Необходимо использовать огромный научно-теоретический и мощный научно-технический потенциал, накопленный человечеством к настоящему времени, продолжить колоссальную творческую работу тысяч ученых, философов, воплощенную в их трудах, начиная от Заратустры, Анаксимандра, Эпикура, Пифагора и по настоящее время, включая философские учения русских космистов. Примером систематизации и дальнейшего развития таких знаний может служить книга академика Международной Академии Информатизации, действительного члена Нью-Йоркской АН, профессора Бориса Александровича Астафьева, вышедшая в Москве, в издательстве «Информациология» в 1997 году под названием «Теория Единой Живой Вселенной (законы, гипотезы)».15 Главная философская находка Б.А. Астафьева заключается, на наш взгляд, в том, что он нашел центральный универсальный принцип построения Вселенной: принцип обратной связи, осуществление которого происходит при помощи функциональной единицы – триады, состоящей из противоположно заряженных (+ и -) компонентов, а также третьего компонента – комплексного переменного – окружающей среды. Такую структурно-функциональную, бинарно-триадную единицу, найденную Б.А. Астафьевым, мы определяли ранее как универсальную диалектико-триалектическую парадигму (1996), и различаем в ней диалектику структуры-состояния и триалектику функций (структуры-процесса), изображая ее в виде треугольной пирамиды, вписанной в шар (рис.1)16. Таким образом, универсальность описанной нами ранее диалектико-триалектической парадигмы подтверждена расчетами и выводами Б.А. Астафьева.

В раздел Современная Картина Мира должны войти и другие концепции современного естествознания.

Весь этот раздел вузовской программы метаобразования направлен на изучение и совершенствование глобального эволюционизма Вселенной в качестве метавнешнего фактора развития человечества.

б) Современная Картина Жизни

Этот раздел вузовской программы метаобразования, на наш взгляд, должен раскрывать содержание внешнего фактора развития человечества. Он должен содержать эволюционное времяведение, как синтез философии и естествознания–как метафизику. Философский аспект может раскрываться при помощи профессионального самосознания наук, определения их места и роли в обществе, при этом главный смысл философского автопортрета каждой науки может быть продемонстрирован в раскрытии закономерностей природных циклов, определяющих циклы Жизни.

В этом разделе программы могут найти достойное место идеи, разрабатываемые целым движением современных российских циклистов, основателем которого является ставропольский философ и химик Ю.Н. Соколов.* Он считает, что природа, объективный мир устроены не просто, а гениально просто, ибо имеют только один единственный закон, один принцип своего существования – цикл взаимодействия. «Мир оказался устроенным по принципу «матрешка в матрешке»,–пишет Ю.Н. Соколов,–то есть цикл взаимодействия в цикле взаимодействия, более широком. Изучение устройства цикла взаимодействия привело нас к выводу, что весь окружающий мир описывается одним единственным законом–Законом цикла. Цикл этой связи выступает как своеобразный управитель и распорядитель окружающего мира, как своеобразный материалистический бог».17 Главная идея этого раздела в том, что окружающая среда является первичным источником, датчиком времени, времязадатчиком жизни.
в) Социальное времяведение

В этом разделе вузовской программы метаобразования, на основе синтеза гуманитарных, общественных наук и философии, необходимо показать не только дисперсную встроенность жизни в природу, бесконечность природы и вечность жизни, но продемонстрировать соответствие-несоответствие Истины Прогресса и Духовной Истины в процессе формирования метавремени культуры. Профессиональное самосознание науки может показать диалектику естественно-научного анализа, исходящего из дуальности природы живого организма. Гуманитарные и общественные науки могут раскрыть триалектическую функциональность общества, где культурная среда создает при помощи Коллективного Интеллекта ощущение глобальности – коллективного будущего на основе триады времен, создавая Преемственность, Целостность и Целесообразность, как код общественной жизни.

Увлекательный и тревожный поиск ответов на вопросы: кто мы в этом мире? куда спешим? почему столь многим пренебрегаем?–содержится в книге Энтони Авени «Империи времени. Календари, часы и культуры».18 Здесь помещен информативный рассказ о восприятии, учете, использовании времени у ацтеков, майя, инков, китайцев и других древних народов, об их культуре и истории.

В книге Н.Н. Моисеева «Быть или не быть… человечеству?», изданной в Москве в 1999 году изложена проблема назревающего экологического кризиса, который несет в себе угрозу не одномоментной гибели людей в результате ядерного катаклизма, а вероятность еще более мучительного исчезновения всего Рода Человеческого. В «Вопросах философии» (№9 за 2000 г.) опубликован «Круглый стол», посвященный обсуждению этой книги.

Подразделы этого раздела программы могут быть озаглавлены в соответствии с названиями приведенных нами ранее элементов метавремени культуры: Метаистория, Современность, Виртуальность, Время Цивилизаций, Глобальная информационная культура.

Отдельными подразделами в Современности следует выделить Метаидеологию, Метаэкономику, Метаполитику и Метабезопасность.

г) Философия Личности – это итоговый раздел вузовской программы метаобразования, основывающийся на теории культуры самосознания личности и общества (Л.В. Скворцов) и философии планетарного самосознания, идущей от онтологизма к психоанализу. Вместе с социальным времяведением Философия Личности рассматривает внутренние факторы развития общества и личности. В ней субъект представлен как критерий истины. Его жизненное время, развивающееся во взаимодействии информационного и диссипативного времени, разворачивается в информационной реальности, специфика которой состоит в уравнивании смыслов. Освоение цивилизационной реальности в этом контексте означает вычленение квалитов смысла при помощи информационного отбора и определение своего места и роли в обществе. Главная направленность этого раздела, делающая метаобразование идеологией современного образования, состоит в том, чтобы изменить ориентиры этого отбора и, вместо погони за предметами, вещами, якобы дающими богатство, предложить погоню за качествами самого человека и избежать самодеструкции общества. «Золотое сечение,–пишет Л.В. Скворцов,–это такое соотношение материального и духовного начал, которое подчиняет жизнь гармонии, чуждой чрезмерности. Его сущность выражается в нравственном законе, в соответствии с которым присвоение себе от феноменального мира так относится к отданному человеком миру, как преходящее к вечному в общем итоге жизни».19

в этом разделе программы мы выясняем, каким образом Картина Жизни превращается в Рисунок жизни личности. В такой постановке проблема метаобразования приобретает эвристический, мировоззренческий и нравственный аспекты. Фундаментальный эвристический потенциал этой проблемы в том, что, будучи методологией познавательного процесса, метаобразование ставит в повестку дня изучение виртуальной (мысленно возможной) реальности в качестве одного из глобальных идентификаторов (наряду с материальной и духовной реальностями). При этом требуют исследования переходные элементы виртуальной реальности, связывающие Метаполитику, Метаэкономику и Метаидеологию и образующие Метабезопасность.

Оригинальную концепцию переходных структур-состояний и процессов выдвинул ставропольский философ, профессор Н.П. Медведев.19 Возглавляемый им коллектив кафедры социологии и политологии СГУ ведет глубокие разработки по проблемам геополитики и глобальной безопасности.

Перспективные обоснования концепции геоверсума с позиций глобалистики ведет коллектив кафедры физической географии СГУ под руководством профессора В.А. Шальнева. Формирование геокультурного пространства рассматривается как результат геокультурных процессов (пространственно-временных проявлений культурогенеза).21

Проблема метаобразования имеет и большое мировоззренческое значение. Дело в том, что метаобразование, как идеология образовательного процесса, призвано не только определить альтернативы (возможные варианты) для информационного отбора, но и определить ориентиры, направленность («установку» - Д. Узнадзе) этого выбора. А это уже мировоззренческий аспект проблемы, включающий и свободу, как интеллектуальную творческую интуицию (творческое озарение), и общественную необходимость индивидуального и глобального характера.

Вместе с тем эта проблема имеет и нравственный аспект. Настало время признать эмоциональную (чувственную) интуицию в качестве глобального (метавнешнего) фактора самоидентификации исторических субъектов на основе общечеловеческих ценностей. Долгое время философия преувеличивала роль внешнего (экономического) фактора, игнорируя роль метавнешнего – виртуального. Материализм, усугубленный диалектикой, абсолютизировал первичность материального бытия, увидев лишь одну его противоположность – бытия идеального. Между тем, в условиях целостности мира, где резко возрастает роль прогностического, мысленно возможного, виртуального бытия, возникает эмоциональное восприятие всеобщности Картины Жизни. «Эмоциональная интуиция – пишет Л.В. Скворцов,–это реальное связующее звено индивидуального и социального. Она находится в человеке как его нравственная природа и поэтому действует всегда, независимо от ситуации»22 Усвоение такого нравственного стержня, формирование морального «каркаса» личности и есть одна из функций метаобразования.

Итак, российская глобалистика рассматривает метаобразование как составную часть глобально-информационной культуры. Однако задачи соединения универсалий глобалистики с субъектно-творческой информационной культурой человека превращают метаобразование в связующее звено индивидуального и глобального. Оно приобретает функции методологии, идеологии и нравственности воспитательно-образовательного процесса во всем непрерывном образовании, ставя перед ним новые задачи, касающиеся развития и совершенствования синтезной глобально-цивилизационной информационной реальности.

4. Судьба цивилизации и судьба образования
Система образования дисперсно (целостно и автономно) встроена в систему «параметров порядка» цивилизации. Циклы взаимодействия этих систем развиваются в настоящем времени (в бытии) при помощи причинно-следственных каузальных, непосредственных связей, а в прошлом и будущем времени (в инобытии) – при помощи синхронных, опосредованных связей. Это означает, что в процессе бифуркации (катастрофической перестройки системы), когда возникает проблема судьбы цивилизации, система образования отражает не только современные процессы в обществе, но обязательно экстраполирует их в прошлое (в метаисторию) и в будущее цивилизации. Система образования – это, пожалуй, единственная социальная система, которая связывает судьбу личности и других субъектов истории с судьбой цивилизации.
а) Судьба цивилизации как метарефлексия

Судьба цивилизации и метасудьба субъекта истории, ищущего смысл бытия, находят гармонию при помощи метаобразования.

Проблема судьбы цивилизации, как указывает Л.В. Скворцов, возникает в неустойчивом, критическом состоянии общественной системы. Она не может быть решена научным знанием, требующим оперирования лишь наличными фактами. Даже возникновение «точных» общественных наук, основанных на знании законов исторического развития, не дает нам расшифровку судьбы политических вождей. Это доказал исторический опыт ХХ века. Как оказалось, представления традиционного детерменизма не укладываются во взгляды на следствия информационных взаимодействий. Сплошь и рядом мы сталкиваемся с несостоявшимися событиями, которые казались весьма вероятными, и наоборот–являемся свидетелями того, что маловероятные, «нереальные», субъективные информационные воздействия могут оказаться судьбоносными в неустойчивом критическом состоянии метасубъекта истории.

Одно только научное знание дает представление о судьбе лишь как о явлении иррациональном: она либо рассматривается как рок, как фатум, либо сводится к действию случая. Но и чисто умозрительные, мистические «прозрения» о судьбе как сверхъестественном, чудесном явлении, складывающемся вопреки естественному ходу событий, тоже не дают правильного понимания Картины Жизни цивилизации и Рисунка жизни индивида. Поэтому проблема судьбы решается на цивилизационном и личностном уровне при помощи синтеза научного знания с философским самосознанием. В синтезе философии с наукой возникает образ судьбы как метарефлексия, т.е. как информационное пространственно-временное образование.

Судьба, как метарефлексия, включает и определенность, основанную на детерменизме массовых предпочтений, и неопределенность собственных действий, основанных на непроясненности, как свойстве индивидуального самосознания. В результате «правильность» или «неправильность» индивидуального поведения, оказывающего воздействие на судьбу, оценивается с точки зрения его соответствия или несоответствия массовым предпочтениям.

С другой стороны, в формировании судьбы исторического субъекта принимает участие и код Универсума. Судьба складывается из соответствия диалектики кода Универсума и триалектики кода цивилизации. Код Универсума, как генетический код, представляет собой слияние информации с материей (Л.В. Скворцов). Цивилизационный код реализуется в свободном комбинировании субъектом истории прошлого, как Преемственности, настоящего–как Целостности и будущего–как Целесообразности. Матрица формирования судьбы субъекта истории может быть представлена в виде универсальной модели трехгранной пирамиды, встроенной в шар (см. рис.1). Метаобразование в ней демонстрируется как часть информационной культуры.

б) Судьба российского образования

Судьба российского образования тесно связана с судьбой России через метаобразование, как методологию, идеологию и мораль непрерывного образования. Это продемонстрировал сам процесс реформирования образования, который отразил неустойчивость и кризисность системы.

Вся современная пресса изобилует утверждениями, что очень многие документы, касающиеся судьбы образования и науки, принимаются без какого-либо предварительного обсуждения вообще. Эти решения не были поддержаны ни образовательным сообществом, ни обществом в целом. Лишь вмешательство в ход реформ Президента России, Госсовета позволили устранить на последнем этапе принятия документов самые главные ошибочные положения.

Однако опасность снижения достаточно высокого уровня образованности нашего населения остается. Под влиянием кредиторов из МВФ «каждый год правительство вносит в Госдуму предложения об отмене многих ныне действующих норм в области образования и науки,–пишет И.И. Мельников, председатель комитета по образованию и науке Государственной Думы, – все реформы задуманы так, чтобы уменьшить ответственность государства перед населением … это приведет к тому, что в стране останется не массовое, а элитарное высшее образование». В России создается «самая высококвалифицированная (подкармливаемая из-за океана) элита и малообразованное большинство, которым легко управлять» (Независимая газета, 15.08.2001г.)

Судьба российского образования отражается в процессе обучения как метарефлексия прошлого, в процессе профориентации–как метарефлексия настоящего, и в процессе воспитания–как метарефлексии будущего.

Метарефлексия настоящего в профориентационной деятельности: сверхвыбор и прфотбор.

Метарефлексия, как двойное отражение социального самосознания, опосредованное через коллективные представления, в современный период несет на себе печать глобализации и демонстрируется как планетарное самосознание. Элементы формирующегося планетарного самосознания проникают во все структуры информационной культуры: в видеоряд, в информационную инфраструктуру, в метаобразование. В воспитательно-образовательном процессе, методологией, идеологией и моралью которого становится метаобразование, ориентированное на глобально-информационные потребности общества, это проявляется и в профориентационной деятельности, и в обучении, и в воспитании.

В профессиональной ориентации юношества и взрослого населения этот процесс проникновения элементов планетаризма и глобализации происходит пока стихийно. Об этом свидетельствует и так называемая «утечка мозгов», и необоснованные миграции молодежи в другие страны в поисках лучшей жизни. Где-то кто-то услышал или вычитал, что в таком-торегионе России или Мира платят больше, условия лучше, жизнь качественнее. Ни средства массовой информации, ни органы образования, к сожалению не обладают достоверной сравнительной информацией об общественных потребностях в профессиях, специальностях, а тем более–с учетом временных параметров. Похоже, что субъекты профориентационной деятельностии ее структуры, ранее существовавшие в России, просто растерялись, а зачастую–самоликвидировались под нажимом рынка. Весь процесс профориентационной работы отдан на откуп рекламе. Однако большой опыт профориентационной деятельности в России, накопленный в условиях плановой экономики, может быть частично использован и сейчас. Разработанные В.Н.Шубкиным, М.Титмой и другими советскими учеными теории и методики изучения жизненных планов молодежи, ее профессиональных предпочтений, роли средств массовой информации, школы и других информационно-образовательных структур прошли апробацию с учетом специфики российской ментальности. Если мы хотим действительно возрождать нашу экономику, то должны в полной мере использовать опыт и свой, и других стран. Пока в стихийном процессе профориентации мы видим лишь попытки грубого одностороннего, экономического стимулирования миграции рабочей силы, когда наемным работникам, например в Москве, платят за такую же работу больше, чем дома, но меньше, чем местным жителям. Это усиливает социальную несправедливость и социальную напряженность в обществе. Конечно, каждый субъект рынка должен осознавать, что он является не только субъектом профессионального выбора, но и объектом профессионального отбора со стороны работодателя. Однако ценою хлеба должно быть не механическое подчинение власти, но критическое восприятие нового окружения в быстро меняющейся реальности. Осознавая временность всякого выбора и стремясь в перемене места и времени занятости максимально приблизиться к цели сверхвыбора, каждый работник хочет иметь максимум информации о возможностях реализовать свои прожективные (предполагаемые или уже апробированные ) способности. И он имеет право на это как гражданин страны, просто как человек, живущий в современности. Вместе с тем и общество заинтересовано в максимальной реализации способностей человека. И до тех пор, пока государство будет стоять в стороне от этого процесса, отдавая его на откуп рыночным структурам, в массовом и индивидуальном сознании он будет восприниматься как ущемление прав человека, как профессиональная дискриминация.

В профессиональной ориентации метарефлексия присутствует и как профориентационная деятельность государства и общества с одной стороны, и–как выбор жизненного пути, определение ролевого престижа в различных точках будущего,–с другой.

Судьба каждого участника пожизненного образовательного процесса может складываться или по типу последовательного непрерывного образования, или по типу «включение-выключение». Для общества предпочтительнее первый тип, ибо постоянное углубление знаний и профессионализма в непрерывном образовании требует меньше материальных затрат. Для личности этот тип образования связан со сверхвыбором. Мечта, вырастающая в профессиональные предпочтения, в профессиональный отбор, а затем–в профессиональное мастерство – это признак стабильности судьбы человека, зависящей от стабильности цивилизации. Однако рыночная экономика требует миграции рабочей силы и осуществляет жесткий профотбор, в зависимости от потребностей здесь и теперь, а не от престижности предпочтений индивида. Поэтому стабильность сверхвыбора индивида должна сочетаться с гибкостью профотбора в жизненных ситуациях, метафизика бытия/небытия мечты–с физикой материального бытия.

Метарефлексия, возникающая в самосознании субъекта в виде престижа существующих профессий, сталкивается с реалиями жизни. Картина Жизни, создаваемая обществом в виде общественного престижа профессий и специальностей и предоставляющая возможности для сверхвыбора, создает контуры Рисунка жизни человека при помощи целостного восприятия. Проблема целостного восприятия престижа профессии как ролевого имиджа в различных точках будущего, сталкиваясь с проблемой адекватного предела личности, вырабатывает цели, к которым движется человек, создавая свою судьбу.

Для успешного решения этих проблем школа и вуз предлагают элементы «мобильного образования», которое выводит студента и школьника из классной комнаты не для развлечения, а для участия в важной деятельности сообщества. С другой стороны, предлагается ввести местную общину в школу так, чтобы местные магазины, парикмахерские, типографии получили площадь в здании школы в обмен на свободные лекции, прочитанные взрослыми, которые управляют этими структурами. Возникают проекты «земской школы», где допускается совмещение со школой других типов предприятий.

Применяя концепцию метарефлексии в профориентации важно выделить пространственно-временные параметры, узловые понятия, определяющие вехи в метаистории, в современности и в перспективе профориентационной деятельности, рассчитать развитие потребностей общества в профессиях в ближайшем и отдаленном будущем. В системе профессиональной ориентации метаобразование осуществляет причинно-следственную связь прошлого и будущего. В системе профессиональной ориентации метаобразование осуществляет причинно-следственную связь прошлого и будущего.

Обучение как метарефлексия прошлого: научить учиться. Обучение в воспитательно-образовательном процессе представлено метарефлексией прошлого. История науки, философии, религии, общественных отношений, включая метаэкономику, метаидеологию и метаполитику – все это демонстрируется в обучении при помощи метарефлексии, обращенной в прошлое из настоящего.

Метаобразование как фактор глобализации в обучении, означает, что знания должны быть универсальными и применимыми во всех странах планеты, а воспитательно-образовательный процесс должен давать не только информацию, но и способы работы с ней. Иначе говоря, образование должно научить учиться всегда и везде–таково требование метаобразования.

В процессе обучения может быть использована общая стратегия компьютеризации. Первые компьютеры состояли из памяти (банка данных) и программы (набора инструкций по работе с данными). Большие компьютерные системы последнего поколения хранят не только большое количество информации, но и множество программ, так что оператор может применять различные программы к одним и тем же данным. Подобные системы также требуют контролирующей программы, которая командует машине, какие программы применять и когда. Добавление конструирующей программы значительно увеличивает мощность компьютера. Однако увеличение человеческой адаптивности идет быстрее. Поэтому при обучении студентов тому как учиться и переучиваться, должно помочь профессиональное самосознание каждой науки.

Профессиональное самосознание науки – это ее философско-методологический автопортрет. Цель его создания – научить человека классифицировать и переклассифицировать информацию, оценивать ее, изменять категории при необходимости движения от конкретного к абстрактному и обратно, рассматривать проблему с новой позиции: как научить самого себя. Создавая профессиональное самосознание науки, самые талантливые ее представители обращают внимание студентов на ее «белые пятна», неизученные проблемы, вызывая вечную жажду знаний. Они осознают, что знания в процессе ускорения социального времени становятся более смертными. Сегодняшняя истина становится завтрашним заблуждением. Это не значит, что не надо изучать сегодняшние факты и истины. Но, понимая смертность знаний, надо осознать вечность самосознания науки, передающего методологию ее обновления.

Неграмотным человеком завтрашнего дня будет не тот, кто не умеет читать или пользоваться компьютером, а тот, кто не научился учиться.

Настоящим ученым будущего явится не тот, кто производит новые знания, а тот, кто изобретает новые способы их получения, разрабатывает новый моральный статус своей науки, определяет ее место и истинную роль в быстро меняющемся обществе.

Проблему поиска целесообразной гармонии философской Картины Жизни и научной Картины Мира образование уже решает в непрерывной системе обучения, когда обязательное расписание занятий в аудитории сочетается с очно-заочным, заочным обучением и экстернатом, с различными формами последипломного образования. Однако наибольшим образом стратегия будущности в образовании реализуется при помощи преподавания курсов по выбору в вузах. Эта форма обучения отражает не только найденные наукой константы, незыблемые законы и правила, т.е. признает абсолютные ценности, но и подчеркивает их относительность в жизненных ситуациях. Курсы по выбору, по-существу являются учебными планами неожиданностей, где логика науки сталкивается с парадоксами жизни. И тогда система знаний предстает не просто системой навыков и умений, но системой поиска знаний.

Воспитание как метарефлексия будущего. В воспитательно-образовательном процессе воспитание представлено метарефлексией, обращенной из настоящего в будущее. Для пожилых и старых людей воспитание неактуально, ибо для них будущее огрничилось возрастом. Воспитание по своей философской сущности есть мыследействие по созданию виртуального целого, заключающееся в связывании смыслов и обращении их в будущее. Поэтому главной проблемой воспитания является проблема связывания реального и виртуального времени. В отношениях между людьми эта проблема разрешается при помощи перехода от вежливости «публичного поведения» к интимности. У молодежи этот переход человека от одиночества и недоверия к ускорению развития дружбы часто происходит при помощи секса, наркотиков, неформального общения. Метарефлексия как мыследействие переходит в поведение. В поведении и деятельности регламентирующим фактором остается общечеловеческая культура. Культура поведения и мастерство в профессиональной деятельности формируются при помощи самосознания. Можно сказать, что воспитание есть процесс формирования культуры мыследействия, культуры поведения и культуры творчества на основе культуры индивидуального и социального самосознания. Здесь культура представлена как Преемственность, самосознание субъекта–как Целостность, а воспитание как Целесообразность связывания смыслов. Эта целесообразность и определяется глобально-цивилизационным аспектом образования – метаобразованием.

5. Судьба России и проблема метаобразования
Стратегия реформ в России с самого начала игнорировала их цивилизационный аспект, специфику российской культуры и ментальности. Катастрофические результаты этой стратегии свидетельствуют о том, что инициаторы грандиозных перемен не потрудились соединить свои замыслы с закономерностями глобальных процессов и особенностями цивилизационного развития России. В процессе реформирования был нарушен главный код локальной цивилизации: динамическое равновесие Преемственности, Целостности и Целесообразности. Метаистория России, как страны-цивилизации была просто забыта или не принималась во внимание, деформированное настоящее воспринималось лишь как метаморфозы общественного сознания, а будущее изображалось как удел для «золотого миллиарда», недоступный для «профанных русских», якобы, находящихся на обочине мировой цивилизации. Такое направленное идеологическое воздействие Запада, под сурдинку «деидеологизации», в сочетании с мощным политическим и экономическим воздействием на реформаторскую элиту России, принесло неожиданно результативный итог.

С полным основанием можно согласится с А. Солженициным, что «в результате ельцинской эры разгромлены все основные направления государственной, народохозяйственной, культурной и нравственной жизни».23 По мнению американского советолога, профессора С. Коэна, «современная Россия – это страна, в которой 75% населения обнищали или близки к обнищанию, где сирот больше, чем после второй мировой войны…это нищее государство, которому грозят голод, холод и разруха …мы должны говорить о беспрецедентном итоге: о буквальной демодернизации страны».24

Деструктивную роль сыграли теоретические изыски доморощенных идеологов нового преобразования России. Нельзя недооценивать, сбрасывать со счета и влияние насаждающихся, некритически заимствованных с Запада концепций. Официальной или полуофициальной теоретической мыслью в общественное сознание настойчиво внедрялись две идеи. Во-первых, идея о том, что все прошлое (главным образом, советское прошлое) должно быть отринуто без всякого сожаления, ибо оно, мол, порочно от начала и до конца. Во-вторых, идея рынка, который изображался как единственный путь выхода из кризисного состояния.25

Деформация общественной практики и общественно-научной мысли создали условия возникновения различных форм превращенного сознания. Многие люди, особенно из числа молодежи, потеряли ориентиры цивилизационной идентичности и личностной самоидентификации.

Современная российская глобалистика, основываясь на синтезном мышлении, пытается соединить особенности российской цивилизации с закономерностями глобальных процессов, и называет такой подход глобально–цивилизационным. Этот подход имеет глубокие традиции в русской философии. У истоков российской глобалистики стоят фигуры основоположника русского космизма Н.Ф.Федорова, его последователей К.Э.Циолковского и А.Л.Чижевского, великого естествоиспытателя и философа В.И Вернадского, певца российской духовности В.С.Соловьева. Глобально-цивилизационный подход находит свое отражение и в трудах наших современников: создателя концепции универсального эволюционизма Н.Н. Моисеева, разработчика проблем глобальной информационной культуры и принципов цивилизационного развития Л.В. Скворцова, теоретика социологического знания Ж.Т.Тощенко и др. Разрабатывает проблемы глобалистики и философия планетарного самосознания, создающая концепцию метарефлексии как социально-психологической основы метаобразования.

Метаобразование должно восполнить главный пробел современного образования – отставание философии от науки. В этом смысле его можно назвать философским аспектом, методологией непрерывного образования.

Метаобразование должно сформулировать главную установку современного образования – стратегию будущности, направленную на оптимизацию процесса цивилизационной идентичности и личностной самоидентификации, с учетом специфики российской цивилизации, на основе глобально-цивилизационного подхода. В этом смысле его можно назвать идеологией непрерывного образования.

Метаобразование должно перефокусировать все естественно-научное и гуманитарное знание на такую нравственную культуру, в которой возникает новое представление о смысле целого как возможных альтернатив цельного Бытия. В новой культуре социального самосознания метасубъекта истории приоритетными рассматриваются глобальные, общечеловеческие факторы, затем–внешние факторы ближайшего окружения, затем–внутренние моральные факторы. В этом смысле метаобразование можно назвать новой моральной парадигмой непрерывного образования.

Россия как страна-цивилизация внесет свой вклад в геополитический сценарий развития мира только как «Образованная Россия», как государство на базе образовательного общества.

Проводимая ныне в России реформа образования будет способствовать наращиванию и использованию ее интеллектуального потенциала. Однако вопросы, которые активно обсуждаются сегодня в прессе и на телевидении – чему учить, как учить, какими быть школе и вузу – удивительным образом обходят проблему философско-методологического, идеологического и нравственного аспектов воспитания и образования.

Разработка проблемы метаобразования, на наш взгляд, должна восполнить эти пробелы, устранить ущербность образования, в котором завышены претензии науки на всемогущество и вседозволенность. Современная Картина Мира, являясь «формальной действительностью», должна быть дополнена Современной Картиной Жизни, с которой мы себя идентифицируем как метасубъекты истории, создавая свой Рисунок жизни. Метаобразование при помощи метарефлексии позволит нам так воздействовать на метаидеологию, метаполитику, метаэкономику и метабезопасность, чтобы судьба Росси имела перспективу вечности.
Примечания.

1.Заславская Т.И. Социоструктурный аспект трансформации российского общества //СОЦИС, 2001, №8, с.10

2.Российская цивилизация на Северном Кавказе: к постановке проблемы. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2001 – 266с.

3.Скворцов Л.В. Субъект истории и социальное самосознание. – М.: Политиздат, 1983, с.133

4.Моисеев Н.Н. Быть или не быть… человечеству? – М., 1999, с. 178

5.Рейман Л.В. убедительно структурирует весь фиксируемый письменностью период развития общества на этапы, разделяемые четырьмя информационными революциями (см. «Информационное общество и роль телекоммуникации в его становлении»// Вопросы философии, 2001, №3)

6.Каган М.С. Метаморфозы бытия. К постановке вопроса.// Вопросы философии, 2001, №6, с.67

7.Чижевский А.Л. На берегу Вселенной: Горы дружбы с Циалковским: Воспоминания. М.: Мысль, 1995 –с.120

8.Чижевский А.Л. Аэроны и жизнь. Беседы с Циалковским – М.: Мысль, 1999 –с.686

9.Крымский С.Б. Метаисторические ракурсы философии истории //Вопросы философии, 2001, №6

10.Скворцов Л.В. Россия: проблема духовности и информационная культура // Культурология: Дайджест / РАН ИНИОН – 2000, №2 (14), с.250

11.Скворцов Л.В. Информационная культура и цельное знание. – М.: ИНИОН РАН – 2001, с. 238-239

12.Там же, с. 253

13.Скворцов Л.В. Информационная культура и проблема метаобразования // Культурология: Дайджест – М.: ИНИОН РАН, 1999, №3, с. 236

14.Там же

15.Астафьев Б.А. Теория Единой Живиой Вселенной (законы, гипотезы) – М.: Информациология, 1997, 148 с.

16.Каширин В.И. Очерки философии планетарного самосознания – Ставрополь: Изд-во Ставропольского университета, 1996 – 255с.

17.Соколов Ю.Н. Общая теория цикла. Единая теория поля – Ставрополь: Изд-во СевКавГТУ, 1999 – с.50

18.Энтони Авени Империи времени. Календари, часы и культуры. Перевод с англ./ Дм. Палец. К.: «София» 1998. – 384с.

19.Скворцов Л.В. Информационная культура и цельное знание. – М.: ИНИОН РАН – 2001, с. 273

20.Медведев Н.П. Социальный переход в свете идей синергетики // Российская цивилизация на Северном Кавказе: к постановке проблемы – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2001 - с.200-210

21.Шальнев В.А., Лысекно А.В., Салпагарова С.И. Геокультурные аспекта развития российской цивилизации на Северном Кавказе в контексте глобалистики// Российская цивилизация на Северном Кавказе: к постановке проблемы – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2001 - с.62-75

22.Скворцов Л.В. Информационная культура и проблема метаобразования // Культурология: Даджест – М.: ИНИОН РАН, 1999, №3, с. 236

23.Цитируется по: Тощенко Ж.Т. Метаморфозы современного общественного сознания: методологические основы социального анализа // СОЦИС, 2001, №6, с.8.

24.Там же, с.6

25.Там же, с.8
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации