Шаповалов В.А. (ред.) Метаобразование как философская и педагогическая проблема - файл n1.doc

Шаповалов В.А. (ред.) Метаобразование как философская и педагогическая проблема
скачать (855.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc856kb.20.11.2012 13:59скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Баева О.Н., Каширин В.И.

Метаобразование – идеология непрерывного образования




Баева Ольга Николаевна – аспирантка кафедры социальной философии и этнологииСГУ. Каширин Валерий Иванович – доктор философских наук, профессор кафедры социальной философии и этнологии Ставропольского государственного университета.

Россия может существовать либо в качестве великой державы, либо не существовать вообще – таков императив воссоздания России в качестве осознающего своё высокое достоинство субъекта истории. Этот императив требует новых подходов в философии вообще, и к философии образования, в частности. Однако сам по себе он представляет не что иное, как чёткую идеологическую установку для всего российского государства и общества.

После того, как была низвергнута коммунистическая идеология, многие полагали, что с идеологией покончено навсегда. Однако эйфория продолжалась недолго. Общество, в лице даже самых непримиримых противников идеологии, очень быстро убедилось в том, что идеологический вакуум неестественен, что без идеологии, вне её оно не может жить. Начался поиск новой идеологии. И оказалось, что он довольно сложен, особенно в системе образования. Ведь именно идея непрерывного образования предполагает пересечение и слияние интересов государства и гражданского общества, индивидуального и социального теоретического и массового сознания, картины мира и картины жизни. Цивилизационная российская направленность этого слияния происходит с учётом и под влиянием глобальных информационных процессов. Поэтому идеологию современного непрерывного образования мы называем глобалистско-цивилизационным подходом или метаобразованием. Она представляет собойсложную структуру, включающую профессиональное самосознание науки, философские (методологические), культурологические и другие аспекты образования.

Упрощённое понимание идеологии как насаждаемой, господствующей идеи, при помощи которой можно манипулировать сознанием, ушло в прошлое. Процессы глобализации, возникший на их основе информационный кризис, связанный с ростом избыточной информации, вызвали необходимость формирования социоестественных и социокультурных ориентиров, своеобразных цивилизационных кодов, социальной направленности на всех уровнях общественного сознания: личностном, местном, региональном, цивилизационном (Россия как страна-цивилизация) и планетном (глобальном). Такие глобально-цивилизационные ориентации и являются идеологическими.

Идеология современного образования начинает формироваться в качестве многоаспектной, междисциплинной концепции метаобразования. Рассмотрим социально-философский, научный и культурологический аспекты проблемы, которые в синтезе своём представляют глобалистско-цивилизационную идеологию современного образования.

1. Метаобразование как овладение картиной жизни.

Социальная философия трактует метаобразование (от греч. meta – между, после, через) в качестве перехода от социального знания к социальному самосознанию как предповеденческой структуре, от обобщённого восприятия картины мира – к картине жизни, к пониманию Человеком своего места и своей подлинной роли в Обществе и Природе. Стратегия метаобразования исходит из «идеала учащегося народа», сформулированного В.И. Вернадским, отражает такие черты российской цивилизации как «большое пространство» и «большое время» (по М.М. Бахтину), основывается на примате долгосрочных стратегий образовательной политики, направленной на формирование цивилизационной российской идентичности и культуры самосознания. Россия как страна-цивилизация внесёт свой вклад в геополитический сценарий развития мира только как «Образованная Россия», как государство на базе образованного общества.

Взгляд на мир, в котором природа полагается как объект потребления, а следовательно–как предмет разрушения, поставил человечество перед угрозой катастрофы. Такая картина мира в метаобразовании вытесняется картиной жизни. В ней человек рассматривает вопросы: как обеспечить безопасность того места, в котором только и возможно его существование, сохранить некое целое, частью которого он является. Автор идеи метаобразования в российской философии Л.В. Скворцов считает, что оно входит в информационную культуру, наряду с видеорядом и информационной инфраструктурой, обеспечивает переход от картины мира к картине жизни. Он пишет: «Для картины жизни в отличие от картины мира характерны два принципиальных момента: стремление к получению всех необходимых знаний условий сохранения жизни и организации исторической практики, в соответствии с этими знаниями; второе – рассмотрение действительности в образах виртуальной реальности и определение таким образом реальных последствий деятельности человека здесь и теперь, в данной исторической ситуации»1. С этой точки зрения метаобразование как структуру-процесс следует определить в качестве процесса овладения картиной жизни.

Содержание метаобразования (как структуры-состояния) можно определить, лишь сопоставив его с общественным институтом Учитель (Н.Н. Моисеев) и с содержанием современного образования. С древнейших времён институт Учитель был заложен как форма передачи профессионального и другого опыта (знание) и форма передачи нравственного опыта (самосознание). Но самое главное, что дал человеку синтез знания и самосознания в те времена – он обеспечил создание совершенно новой формы Памяти. Интеллект оказался способным создать цивилизацию только в сочетании со специфической человеческой Памятью. Современное образование, развивая функции института Учитель, ведёт подготовку человека к тем видам деятельности, которые необходимы обществу на данном этапе.

Мы выдвигаем гипотезу о том, что в ходе современной информационной революции, синтезирующей нравственный и профессиональный опыт человечества, создаётся принципиально новая форма памяти – Синтезная Информационная Память (СИП), объединяющая информационные и интеллектуальные ресурсы; на её основе формируется понимание человеком своего места и своей подлинной роли в мире, в котором он живёт, создаётся Глобальная база знаний, всеобщий и ассоциированный интеллект Планеты как производительная и нравственная сила общества.

Синтезная Информационная Память начала образовываться в результате четвёртой информационной революции, в 70х годах XX века, которая привела к появлению информационного общества2. В структуру СИП, на наш взгляд, входят: 1) культура социального самосознания, где культура выступает в качестве регламентирующего фактора; 2) актуализированное социальное знание; 3) социальное подсознание, включающее социальный инстинкт и эмоциональную интуицию; 4) субъектно-творческое производство информационно ёмкого продукта, в соответствии с общественными потребностями (пространственно-временная «привязка» первых трёх); 5) глобально-информационная культура, включающая видеоряд, информационную инфраструктуру и метаобразование.



Пятичленная структура СИП может быть изображена в виде треугольной пирамиды, вписанной в шар (см. Рис. 1), где первые три элемента – самосознание, знание и подсознание являются образующими для четвёртого элемента – субъектно-творческой деятельности, а пятый элемент–глобально-информационная Рис. 1 культура, вбирая все предыдущие, образует целостность.

Метаобразование, как видно, входит в глобально-информационную культуру и, будучи взаимосвязанным через неё со всеми элементами СИП, питается от них, оказывая на них воздействие. Как структуру-состояние метаобразование можно определить в качестве составной части глобальной информационной культуры.

Будучи элементом глобально-информационной культуры, регламентирующим поведение и деятельность личностей и других социальных субъектов, оно включает в себя подструктуры: социальное знание, социальное самосознание, социальное подсознание, субъектно-творческую деятельность по их информационному воспроизводству. Иначе говоря, метаобразование развивает и совершенствует воспитательно-образовательный процесс, исходя из синтеза этих составных частей, используя также видеоряд и всю информационную инфраструктуру. Поэтому как структура-процесс метаобразование представляет собой способ регламентации поведения и деятельности человека, в соответствии с требованиями общества и природы, отражёнными в философско-информационной картине жизни. Социальное знание представлено в нём информационным отбором, а социальное самосознание – гуманитарным процессом синтеза философии и гуманистических ценностных ориентаций.

Таким образом, содержание метаобразования выходит за пределы современного образования и делает акцент, следовательно, не на научной картине мира, а на философско-информационной картине жизни. Синтез философии и науки в воспитательно-образовательном процессе составляет стержень метаобразования. Функции метаобразования совпадают с функциями непрерывного образования, трансформируя их в соответствии с требованиями философско-информационной картины жизни. Из единства содержания метаобразования и его функций вытекает главная задача метаобразования: формирование культуры социального и индивидуального самосознания (определение субъектом своей роли и места в обществе и природеидентификация и самоидентификация) на основе соединения традиций образования с возможностями и универсалиями информационной культуры.

При диалектическом анализе содержания метаобразования можно произвести его раздвоение по вертикальной оси актуализации (для индивида: по индивидуально-временной трансверсальной вертикали), с одной стороны, и по коллективно-пространственной горизонтали (петле преемственности), с другой. Тогда в индивидуальном плане метаобразование разделяется по оси актуализации на самосознание и знание, а в социальном плане – на философское самосознание и научное знание. Вместе с тем, по коллективно-пространственной горизонтали (ситуационной петле преемственности) в метаобразовании выделяются научно-философская картина мира («формальная действительность» – В.И. Вернадский), а также картина жизни (массовое сознание). В результате такого диалектического раздвоения по вертикальной оси актуализации и горизонтальной оси ситуационной преемственности получаем четыре структурных элемента метаобразования: (см. Рис. 2)

1 – формальное философское самосознание, систематизирующее картину мира;

2 – фундаментальное научное знание, развивающее картину мира;

3 – гуманитарное знание, профессиональное самосознание науки как часть массовой картины жизни (идентификация);

4 – обыденно-философское массовое самосознание как часть картины жизни, предповеденческая структура (самоидентификация).
Картина мира

(формальная действительность)


Социальное Социальное

самосознание знание

(философия) (наука)


Картина жизни

(актуальная действительность)

Рис. 2

Однако, чтобы понять характер взаимодействия между этими частями метаобразования, такого плоскостного структурирования недостаточно. Необходимо применить объемное структурирование, позволяющее увидеть связи и функции каждой из них. В таком случае вновь появляется универсальная, диалектико-триалектическая пятичленная модель вписанной в шар треугольной пирамиды, в которой углы (1,2,3,4,) обозначают выделенные нами части, а шар символизирует метаобразование в целом (см. Рис.1). Такое объёмное структурирование имеет ряд важных преимуществ:

а)оно частично сохраняет «плоскостную» логику, согласно которой 2-е следует за 1-м, вытекает из первого, 3-е – из второго, 4-е – из третьего; это демонстрирует эвристическую функцию метаобразования, последовательность его познавательных блоков: 1) философская картина мира, 2) научная картина мира, 3) профессиональное самосознание науки и гуманитарное знание как часть массовой картины жизни, как идентификация, 4) массовое самосознание как часть картины жизни, предповеденческая структура, как самоидентификация;

б)объёмное структурирование демонстрирует непосредственную прямую зависимость каждого из элементов структуры от трех других, и их опосредованную зависимость, как от глобальной информационной культуры, так и друг от друга; прослеживается связь каждого диалектически противоречивого структурного элемента, имеющего тройственную зависимость от других, с глобальной информационной культурой и задачами метаобразования в целом, на основе информационного отбора;

в)такая структура показывает, что все внутренние (диалектические) и внешние (триалектические) зависимости рассматриваются в качестве элементов целого (метаобразования), а поэтому в формальной картине мира внешние приоритеты уступают первенство метавнешним, а внутренние – внешним; триада приоритетов в универсальной иерархии структур имеет последовательность: метавнешние (глобальные), внешние, внутренние; понятно, что метавнешняя (цивилизационная и социоестественная, например, половозрастная, этническая) идентичность является приоритетной по сравнению с внешней (социальной – семейно-возрастной, профессиональной и др.) и внутренней (личностной-ценностной, интерсубъективной и др.); в массовой картине жизни степень возможной приоритетности разных элементов зависит от вариаций по оси актуальности и петле преемственности, что повышает роль интеллектуального компонента идентичности, культуры социального и индивидуального самосознания. В актуальной картине жизни каждый исторический субъект сам расставляет акценты на внутренних, внешних или глобальных приоритетах, что характеризует степень его свободы.

Таким образом, диалектический анализ содержания метаобразования и триалектический анализ функциональных зависимостей его составных частей, приводит нас к выводу, что метаобразование, будучи феноменом глобально-информационной культуры, уравнивает смыслы своих структурных элементов: научного знания и философского самосознания, картины мира и картины жизни и др. в качестве одинаково возможных компонентов воспитательно-образовательного процесса. Однако, в отличие от других феноменов глобально-информационной культуры – видеоряда и информационной инфраструктуры – метаобразование имеет свою специфику. Она заключается в направленности метаобразования (по вертикали: личностной, местной, региональной, цивилизационной, глобальной и др.; по горизонтали: биосферной, техносферной, социосферной, ноосферной и др.). Эта направленность, ориентированность метаобразования и даёт возможность его субъекту сделать правильный, с его точки зрения, выбор, соответствующий как личным способностям, так и общественным потребностям. Уравнивая смыслы всех структурных элементов воспитательно-образовательного процесса, выводя их на глобально-информационный уровень, метаобразование создаёт механизм формирования культуры самосознания субъекта, обеспечивающий фактическую направленность его жизненного выбора. «Мотором» этого механизма является профессиональное самосознание науки. Уравнивание в правах науки и философии, картины мира и картины жизни заставляет науку создавать свой автопортрет с выделением наиболее привлекательных и социально значимых сторон.

2. Профессиональное самосознание науки

как содержательная основа метаобразования
Наука, к которой, на наш взгляд, ошибочно относят не только естественное, но и гуманитарное знание, потеряла свою привлекательность. Оторвавшись от гуманитарного знания и философского самосознания, наука, упиваясь сциентизмом, стала фактором гуманизации культуры. Резкое падение моральной ответственности учёного, явившееся результатом такого отрыва, привело к созданию научных проектов (например, открытие цепной реакции и создание на её основе атомного и ядерного оружия, открытия в области биологии и генетики и создание на их основе бактериологического и генетического оружия и т.п.), которые поставили человечество на грань экологической и биологической катастрофы. Идея непрерывного и всё ускоряющегося научно-технического прогресса превратила Природу лишь в предмет потребления, а следовательно, разрушения.

Любому мыслящему школьнику кажется удивительным, почему и за что восхваляют создателя водородной бомбы А.Д. Сахарова, который, открыв законы ядерного синтеза, использовал их не для блага человека, а во вред всем нам. И почему создатели атомных электростанций и различных видов оружия массового уничтожения не думают об эффективных и молниеносных средствах их нейтрализации, таких же молниеносных, как и средства поражения? Ведь авария на Чернобыльской АС произошла из-за простого сбоя в работе механизма доставки в реактор графитовых стержней, способных регулировать цепную реакцию. Разве современный учёный не стоит каждый день и один на один перед лицом всего человечества? Разве его ответственность меньше, чем ответственность Парацельса? В миллионы раз больше!

Профессиональное самосознание науки (ПСН), вырабатывая философский автопортрет науки, должно дать оценку своей предшествующей истории, заняться самоанализом, не упиваясь своим «надутым» всесилием и кощунственным могуществом. Наука должна служить Человеку – каждому в отдельности и всему Обществу в целом. Высокая моральная ответственность учёного должна стать предметом профессионального самосознания науки – это первое важное направление его формирования.

Второе направление в развитии ПСН – преодоление информационного кризиса, вызванного бурным ростом объёма информации. Информационный кризис породил, как указывают специалисты в области информатизации, два противоречия: а) разнообразие информации возросло и удовлетворяет различные потребности, но при этом циркулирует масса избыточной информации, бесполезной для потребителей; б) накоплен огромный информационный потенциал, а люди не могут им пользоваться в силу физических и технических ограничений.3 Необходимо произвести перефрагментацию предмета и объекта научных исследований с учётом задач преодоления информационного кризиса, доказать полезность и актуальность данной научной информации для воспитательно-образовательного процесса. Профессиональное самосознание науки призвано объединить интеллектуальные и информационные ресурсы человечества, сфокусировав их в процессе передачи знаний. Реабилитировав себя с точки зрения общечеловеческой морали, наука при помощи развитого профессионального самосознания должна внести свой достойный вклад в развитие глобально-информационной культуры, на основе общечеловеческих ценностей и целенаправленного информационного отбора.

Третье направление в развитии ПСН – выработка новой культуры общения, информационной культуры в узком смысле, которая определяет уровень информационных коммуникаций и информационного отбора. Система образования уже сейчас формирует умение целенаправленно работать с информацией, использовать её, обрабатывать, хранить и передавать. В рамках метаобразования это умение передается обучающимся в виде информационно-образовательных услуг. Их широкое распространение даст возможность дополнить воспитательно-образовательный процесс принципиально иными формами личных и профессиональных связей с помощью электронной почты, WWW, телеконференций, то есть, без личного присутствия, но в режиме диалога.

Информационная культура личности, социальной группы, под которой понимается умение целенаправленно работать с информацией, связана с развитием социально-интеллектуальных способностей человека и его технических навыков. «К первым относятся умение извлекать информацию из различных источников: как из периодической печати, так и из электронных коммуникаций; умение её эффективно использовать; владение основами аналитической переработки информации; знание особенностей информационных потоков в своей области деятельности»,–пишет Л.В. Рейман, министр РФ по связи и информатизации. – К технической составляющей информационной культуры относятся навыки по использованию технических устройств (от телефона до персонального компьютера и компьютерных сетей), компьютерных технологий и программных продуктов».4

Профессиональное самосознание науки, развиваемое её лучшими представителями, призвано стать инициатором информационной революции в образовании, без которой невозможно формирование культуры самосознания исторических субъектов.

3. Метаобразование как проблема культурологии

Получение цельного знания возможно лишь в том случае, если за исходную установку сознания принимается тезис о цельности культуры, о единстве гуманитарного и естественнонаучного знания. Это единство возможно лишь на основе взаимного влияния двух областей знания. Здесь не имеется в виду нынешний процесс экспансии естественнонаучных методов (и их языка – математики) в сферу гуманитарных наук. Связь естественнонаучного и гуманитарного знания глубже, а история их взаимодействия продолжительней, что отчётливо обозначено новыми пограничными дисциплинами (структурализм, семиотика и др.). Если эту связь считать процессом коллективно-пространственного (горизонтального) развития социального времени субъекта, то синтез теоретического (фундаментального) и массового (актуального) уровней общественного сознания можно характеризовать как индивидуально-временное (вертикальное) развитие. Точки их пересечения в воспитательно-образовательном процессе и есть точки информационного отбора. Такая трактовка подчёркивает пластичность и устойчивость процесса формирования культуры самосознания субъекта и позволяет предположить мощный потенциал принципа отбора и возможности расширения его сферы действия. Расширение это многие гениальные умы человечества считают наиболее значительным изменением современного мировоззрения.

Важнейшим в ряду подобных изменений Винер и Пригожин считают переход от детерминистской к вероятностной модели мира. Спор о том «играет ли Бог в кости» не может найти разрешение даже в дискуссии Эйнштейна и Бора. Однако ход научно-философской мысли доказал, что игровая концепция более адекватна времени. К примеру, в основу философии Уайтхеда заложен принцип процесса – «становления действительного существования». Процесс разворачивается в вероятностной природе бытия, которое «есть широчайшая сфера возможности, а действительность – область реализованных возможностей».5 Оригинальную теорию социального перехода разрабатывает ставропольский философ Н.П. Медведев. Он выделяет переходное состояние и переходный процесс, разворачивая их в свете идей синергетики.6 Естественно, что информационный отбор в этом переходе от возможности к действительности, выбор альтернативных моделей поведения и деятельности на основе имеющейся у субъекта информации, является необходимым условием идентичности.

Однако, информационная культура предлагает формулу новой идентичности: она предлагает всем такие правила жизни, которые приемлемы для каждого. Они становятся истиной виртуального бытия. Конечно, истинность виртуального бытия – это условное понятие, не совпадающее с пониманием истины как отражения в сознании человека свойств объективной реальности. Качества виртуального бытия должны соответствовать решению фундаментальной задачи эффективного социального взаимодействия людей. Только в этом случае виртуальное бытие обретает реальность и вместе с тем получает в социальном самосознании статус истинного бытия. Очевидно, что эта адекватность совсем иного, воображаемого, мысленно возможного типа. Иначе говоря, информационная культура раздваивает содержание идентичности на глобально-информационное, виртуальное бытие, с одной стороны, и на цивилизационно-информационное (реальное материальное и духовное)–с другой. Возникает новое понимание условий правильности массового поведения: определить своё место и роль в современном раздвоенном информационном обществе. Возникает реальность особого рода – цивилизационная реальность, которая на основе синтеза материальной, духовной и виртуальной реальности открывает человеку знание оснований подлинности жизни. В этих условиях задача воспитательно-образовательного процесса состоит не в том, чтобы найти конечную, самую последнюю истину и объявить её абсолютной, принудительной для всех, а в том, чтобы дать адекватную расшифровку составляющих информационной культуры, обеспечить получение заинтересованным потребителем необходимой ему и обществу информации о цивилизационной реальности. Признание наличия цивилизационной реальности переводит проблему метаобразования из теоретической и философской плоскости в практическую культурологическую плоскость.

Культурологический подход, не выходя за границы феноменальной цивилизационной реальности, даёт реальные ориентиры личности в ситуации информационного общества и цивилизационного сообщества. Эти ориентиры вырабатываются метаобразованием на основе картины жизни в субъект-объектном феноменальном мире.

Главными ориентирами личности, которые призвано выработать метаобразование, Л.В. Скворцов называет: а) проблему самоидентифи-кации, б) алгебру моральных отношений, в) виртуальное бытие и опережающую информацию.7

Проблема самоидентификации. Ключевой ориентир – этоответ на вопрос «кто я?» с точки зрения отношения гармонии феноменального мира. Каждый человек в жизни выбирает свой путь. Этот выбор, если он сделан свободно, зависит от самоопределения, а соответственно, и понимания главной цели жизни. Фундаментальная проблема информационного общества – возникновение в массовых масштабах упрощённых форм самоидентификации, ведущих к «упрощению» личности, эрозии её духовного измерения. Вместе с тем происходит и эрозия индивидуальности. Массовое сознание склонно к массовым предпочтениям, к перенесению качеств предметов, которыми владеет человек, на самого человека. Традиционные формы самоидентификации содержат в себе важное измерение: стремление к самосовершенствованию. Оно составляет основание духовной самоидентификации, уникальности человека, его самости. Адекватность самоидентификации становится стратегией жизни и составляет серьёзную гуманитарную проблему. Если человек не может найти путь, ведущий к гармонии с самим собой, то не может быть гармонии и с другими. Здесь зарождается исток массовой деструктивности. Метаобразование позволяет нейтрализовать проявления массовой деструктивности.

Алгебра моральных отношений. Задача метаобразования состоит в анализе условий равновесия между реализацией свободы и соблюдением общих правил жизни. Речь идёт о новой нравственной культуре, которая опирается на два основания: эмоциональную интуицию и алгебру моральных отношений. Эмоциональная интуиция – это сформированная способность человека воспринимать всякий поступок, всякое действие через призму всеобщности. Это превращённая форма категорического императива. Это реальное связующее звено индивидуального и социального. Если она находится в человеке как его нравственная природа, то действует всегда, независимо от ситуации.

Эмоциональную интуицию можно рассматривать и в качестве реальной предпосылки восприятия алгебры нравственных и правовых отношений. Арифметика нравственных отношений возникает под влиянием конкретных социальных реалий – требований данного рода, данной общины, данного класса, государства, имперского образования. Она свойственна и преступным сообществам, ибо и там, и там действует двойной моральный стандарт в отношении «своих» и в отношении «чужих». Формула нравственного удовлетворения здесь выражена в двух понятиях: преступление и наказание. И нравственный и уголовный преступник подпадает под эту формулу. В основе алгебры моральных отношений лежит принцип рекомпенсации: необходимо исправить ущерб, который был нанесён. Когда вводится фактор компенсации, информация о ней оказывает более заметное воздействие на предложения о величине наказания, чем объективная величина ущерба.

Виртуальное бытие и опережающая информация. Одна из фундаментальных задач метаобразования – научение адекватному поведению через использование механизмов виртуального бытия. Этой цели придаётся настолько большое значение, что Л.В. Скворцов считает её одним из ключевых факторов изменения катастрофических тенденций эволюции всей современной цивилизации. Её главное содержание – подчинение ближайших интересов требованиям, вытекающим из рассмотрения альтернатив виртуального бытия. Актуальность этой задачи педагоги ощущают ежедневно, когда речь идёт об определении молодёжью смысла жизни, перспектив своего существования, выборе жизненного пути, типов поведения. Всё это делается пока на уровне обыденного сознания и социального подсознания, без использования информационных систем, банков знаний, в которых могут накапливаться сведения о виртуальных (мысленно возможных) формах бытия. Кроме того, информационная культура вводит формы интеллектуальной аргументации, определённые границы поведения и деятельности субъектов. Знание возможностей, пределов, очерчиваемых этими границами, является неотъемлемым условием современного существования человека и общества.

Таким образом, культурология называет главными культурно-информационными ориентирами метаобразования: проблему самоидентификации, алгебру моральных отношений, виртуальное бытие и опережающую информацию. Однако, этим не исчерпываются все аспекты проблемы метаобразования. Содержательные аспекты (социально-философский, научный и культурологический) дополняются прикладным, функциональным аспектом метаобразования.

  1. Формирование культуры самосознания –

ключевая функция метаобразования

Глобально-информационная культура, как Глобальная база знаний и субъектно-информационная культура, как умение целенаправленно использовать эти знания, призваны через метаобразование формировать культуру самосознания исторического субъекта, будь то личность, социальная группа любого уровня или человечество в целом. Иначе говоря, ключевая функция метаобразования заключается в том, чтобы произвести информационную трансформацию сознания носителей культуры в сторону цельного знания, объясняющего истину бытия.

Культура самосознания определяется в современной философии как духовная самоорганизация личности на основе общечеловеческих ценностей. Концепция культуры самосознания, выдвинутая в начале 80х годов видным российским философом Л.В. Скворцовым, стала одним из тех не многих вкладов советской философии в сокровищницу мировой философской мысли, которые признаны на международном философском уровне в качестве перспективных идей.8 Краткая формула истины бытия человека – это совпадение в созданном им произведении, его деятельности индивидуального с универсальным, проявление в конкретно-историческом вечного. Эта истина образует тот внутренний духовный мир человека, который не исчерпывается эрудицией, усвоением научных знаний о внешнем мире, сколь бы широким ни было это освоение. Она является предпосылкой культуры самосознания, лежащей в основе его поступков.

Дальнейшая разработка этой концепции привела её автора к выводу, что наряду с самосознанием в общественном сознании существует социальное подсознание как ментальная система, детерминирующая воспроизведение условий существования. На нём и держится локальная традиция. Она определяется сложившейся цикличностью жизни человека. Социальное подсознание задаёт пределы всякой модернизации. Радикальная модернизация, не учитывающая особенностей цивилизационного развития, нередко приводит к ломке локальных циклов воспроизводства условий жизни, к духовным ошибкам.

Духовная ошибка – это не экономический или политический просчёт, не слабость в знании математики или риторики. Это – ошибка цивилизационная, возникающая как следствие игнорирования исторической традиции, непонимания той связи, которая существует между историческим прошлым, настоящим и будущим данной цивилизации.

Российскому интеллекту свойственны два вида духовных ошибок:

1) ошибка «критического разума» – стремление немедленно устранить в жизни общества всё, что кажется несоответствующим требованиям чистого разума; для критического разума характерны бескомпромиссность и нравственная беспощадность; критический разум приобретает черты архетипа перестройки в российском самосознании; так называемые «реформы» 90х годов, в которых проявились тенденции соединения устремлений номенклатуры с диссиденством, предопределили неизбежность распада системы государственного управления, политику обвальной приватизации, радикальной либерализации цен и резкой социальной дифференциации, что привело к глубокой социально-экономической катастрофе России;

2) второй вид духовной ошибки в России может быть охарактеризован как пророческая парадигма; в религиозном сознании пророческая парадигма считается следствием откровения; российский интеллектуализм видит в парадигме пророческого мышления три основных звена: источник абсолютной истины (западный интеллектуальный авторитет), посредник – пророк, узнавший истину (российский интеллектуал, приобщившийся к абсолютному знанию), народ, жаждущий узнать истину (профанная масса, которой недоступен первоисточник абсолютного знания).

Суммарным следствием духовных ошибок в России становится её воспроизведение как «пустого» цивилизационного пространства. Презрительное отношение к собственной стране, периодическая смена стратегических ориентаций – эти позиции интеллектуальных элит России воспринимаются на Западе благосклонно.

На уровне массового сознания отсутствие культуры самосознания проявляется как суррогаты духовности: утопическое сознание и культура транса. На деле утопические миражи служат виртуальными альтернативами: либо массовым утешением (открывающиеся перспективы прогресса), либо массовым устрашением (апокалиптические картины будущего). Кризис утопического сознания создаёт благоприятную почву для рождения другого суррогата духовности – культуры транса, основанного на абсолютизации настоящего, как состояния здесь и теперь. Это – принятие индивидами своего личного бытия в качестве альфы и омеги жизни. Истина жизни воспринимается как культура транса, как состояние, не требующее ни логических, ни эмпирических, ни догматических обоснований. Освоение такой истины требует особых наставников: гуру, диск-жокеев или наркодельцов.

Духовные ошибки идеологического уровня общественного сознания, как и суррогаты духовности в массовом сознании, могут быть преодолены на основе специфической методологии цельного знания. По мнению Л.В. Скворцова, цельное знание включает в себя знание символов. Можно выделить три составляющих цельного знания. Во-первых, это – символ духа народа, обеспечивающего здоровое общество, позитивное взаимодействие его граждан; цельное знание выявляет те условия, при которых происходит соединение различных видов абсолютного в целое, образующее гармонию. Во-вторых, это символы такого взаимодействия человека и природы, при котором обеспечивается сохранение феноменальной реальности, естественных условий собственного существования человека, равновесного ресурсного и энергетического взаимодействия. В-третьих, это символы целостного видения человеком самого себя, как исторически сложившегося противоречивого соединения материального и духовного начал: оба истинны, хотя и действуют в противоположных направлениях.9

Необходимость цельного знания определяется требованием духовного здоровья народа. Цивилизационная безопасность страны требует защиты не только от бандитов и террористов, но и от бацилл бездуховности, от духовных ошибок и суррогатов духовности.

Под влиянием деструктивных процессов в обществе изменяется природа информационной инфраструктуры – ещё одного элемента информкультуры, существующего наряду с видеорядом и метаобразованием. Эта инфраструктура перестаёт поставлять нужное знание в нужное время и в нужном месте. Она создаёт движение общественного сознания в сфере информационных сенсаций и чудес.

Население превращается в информационных наркоманов, жаждущих потребления сенсационной информации. Информационная наркомания порождает тяготение к информационному чуду. С информационной точки зрения перестройка и «реформы» в нашей стране оказались по своим последствиям идентичными грандиозному сеансу магического действа, которое создавало массовую иллюзию чудесного скачка в новую счастливую жизнь. Информационная инфраструктура показала свои огромные возможности по манипуляции сознанием.

В этих условиях единственным источником получения цельного знания в современной картине жизни является метаобразование. Оно придаёт всей информационной культуре, включая видеоряд и информационную инфраструктуру, необходимую стабильность, обеспечивает связь времён, создаёт предпосылки цивилизационной и личностной идентичности, предостерегает от духовных ошибок и суррогатов духовности, утверждает истину как основу нормального состояния общественного сознания.

* * *

В данной статье мы попытались раскрыть лишь четыре аспекта этой проблемы: 1) философский – переход от картины мира к картине жизни, от социального знания к социальному самосознанию субъекта; 2) научный – выработка профессионального самосознания науки; 3) культурологический; 4) формирование на основе их синтеза культуры самосознания. В них заключается главный смысл философии метаобразования. Синтезируя их, предстоит выработать пятый – педагогический, обнимающий все предыдущие подходы к проблеме метаобразования. Здесь своё слово должны сказать теоретики и практики современного образования: дошкольного, школьного и семейного воспитания, вузовского и последипломного, непрерывного образования.

Известный в нашей стране и за рубежом педагог-новатор Николай Александрович Зайцев основал школу эффективного обучения и развития детей дошкольного возраста. Значительный вклад в развитие школьного и вузовского образования вносит кафедра информационных технологий в обучении и управлении учебным процессом Ставропольского госуниверситета, возглавляемая доктором педагогических наук, профессором Юрием Сергеевичем Брановским. Интересный опыт семейного воспитания обобщается и распространяется кафедрой теории и практики управления образованием СГУ под руководством доктора педагогических наук, профессора Валерия Николаевича Гурова. Всем этим и другим начинаниям в школе, семье, вузе нужно придать определённую глобально-цивилизационную направленность, отвечающую нуждам России и возможностям глобальной информационной культуры.

Появляются и первые ласточки в разработке профессионального самосознания науки. Особый интерес вызывают целые серии книг «След в истории», «Жизнь, судьба, учение» и др. Блестящий образец книг для чтения на стыке картины мира и картины жизни представляют произведения писателя-мыслителя и учёного Георгия Гачева. Стремясь к целостной картине мира, он создал «привлечённое мышление», в котором сотрудничают на равных рассудочное понятие и художественный образ. Его произведения – это одновременно явления и науки, и философской прозы. Главный труд жизни Гачева – серия сравнительных описаний культур и миропонимания разных народов «Национальные образы мира» в 16 томах, из которых уже вышли: «Наука и национальные культуры (Гуманитарный комментарий к естествознанию)» (1992), «Русский Эрос» (1994), «Космо-Психо-Логос» (1995), «Америка в сравнении с Россией и Славянством» (1997), «Евразия – космос кочевника, землевладельца и горца» (1999), «Вещают вещи, мыслят образы» (2000) и др.

Чингиз Айматов так оценил синтезные процессы в этих произведениях: «Гачев пытается привить древо познания к древу жизни. Меня всякий раз удивляет стихия его воображения, способность видеть уникальное в привычном».10

Это лишь первые шаги к метаобразованию. Очевидно, в недалёком будущем предстоит создать и дидактику метаобразования (метадидиактику), и теорию метаязыка, и теорию обучающих символов, и теорию информационного отбора10 и другие разделы науки и практики метаобразования. Однако сейчас важно сформировать идеологию этих изменений, их глобально-цивилизационную направленность, чтобы увидеть перспективы России как страны-цивилизации.

Примечания.

  1. Скворцов Л.В. Информационная культура и проблема метаобразования // Культурология. Дайджест. 1999. – 3(11)М.: ИНИОН РАН, 1999, с.231.

  2. Рейман Л.В. считает, что первая информационная революция основана на изобретении письменности (начало III тысячелетия до н.э.), вторая – на изобретении книгопечатания (середина XVI века), третья–на изобретении телеграфа, телефона, радио (конец XIX века). См. «Информационное общество и роль телекоммуникаций в его становлении» // Вопросы философии, 2001, №3.

  3. Там же, с.4.

  4. Там же, с.9.

  5. Уайтхед А.Н. Избранные работы по философии. – М.: Прогресс, 1990, с.33.

  6. Медведев Н.П. Социальный переход в свете идей синергетики // Российская цивилизация на Северном Кавказе: к постановке проблемы. – Ставрополь, издательство СГУ – 2001, и др.

  7. Скворцов Л.В. Информационная культура и цельное знание – М.: ИНИОН РАН, 2001, с.168-178.

  8. См. Скворцов Л.В. Субъект истории и социальное самосознание. – М.: Политиздат, 1983; Он же. Культура самосознания: человек в поисках истины своего бытия. – М.: Политиздат, 1989; Он же. Культура самосознания как философская проблема // Человек: образ и сущность. – М.: ИНИОН АН СССР, 1990; Он же. Информационная культура и цельное знание. Избранные труды – М.: ИНИОН РАН, 2001 и др.

  9. Скворцов Л.В. Россия: проблема духовности и информационная культура // Культурология. Дайджест / РАН ИНИОН – М., 2000, №2(14) – с.256.

  10. Гачев Г.Д. Вещают вещи, мыслят образы. – М.: Академический Проект, 2000, с.496 (Окна и Зеркала).

  11. Дриккер А.С. Эволюция культуры: информационный отбор. – СПб.: Академический Проект, 2000, с.184.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации