Васильева О.С., Филатов Ф.Р. Здоровье как социально-культурный и социально-психологический феномен - файл n1.doc

Васильева О.С., Филатов Ф.Р. Здоровье как социально-культурный и социально-психологический феномен
скачать (134 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc134kb.21.10.2012 11:25скачать

n1.doc

Васильева О.С., Филатов Ф.Р.
Здоровье как социокультурный

и социально-психологический феномен.
Часть 1.

Для современной психологической науки становится актуальной задачей выявление сугубо психологической специфики тех феноменов, которые характеризуются сложной, многофакторной структурой и в силу этого оказываются в поле междисциплинарного исследования. К числу таких многомерных явлений, безусловно, следует отнести здоровье человека.

В данной статье мы не стремимся дать исчерпывающее определение здоровья и, тем самым, ограничить его научное толкование рамками какой-либо завершенной концепции. Наша цель - обозреть разнородную и многообразную феноменологию здоровья, рассмотреть этот феномен в совокупности его социокультурных и социально-психологических аспектов, в различных системах интерпретации, не отдавая предпочтения ни одной из них. Согласно нашему подходу, здоровье необходимо исследовать одновременно и как многомерное психологическое явление и как сложный феномен культуры, проявляющийся в виде множества устойчивых социокультурных образований - эталонов, моделей и стереотипов обыденного сознания, которые постепенно формируются в ходе культурно-исторического развития определенных социальных групп или «интерпретативных сообществ». Психологическая проблематика здоровья не может быть искусственно отделена от того социокультурного контекста, в котором возникают разнообразные представления об этом явлении и принципы его интерпретации. Мы попытаемся выявить взаимовлияние социокультурных и социально-психологических факторов, определяющих характер представленности феномена здоровья в обыденном сознании. Это позволит, с одной стороны, осмыслить те эталонные социокультурные основания, на которых современная медицина, психология и психотерапия строят свою ежедневную практику, а с другой - глубже понять структуру и специфику социальных или разделяемых представлений о здоровье, которые характерны для представителей определенных социальных групп, различающихся по профессиональным, полоролевым и возрастным характеристикам.

Иными словами, мы подходим к постановке проблемы исследования социальной репрезентации здоровья.

Прежде всего, необходимо подвергнуть анализу те социокультурные факторы или образования, которые определяют самую общую семантическую структуру социальных представлений о здоровье. Посредством теоретического и психосемантического анализа, нами выделены социокультурные эталоны здоровья - устойчивые семантические конструкты, которые в значительной степени определяют принципы интерпретации здоровья и болезни, общие для представителей той или иной культурной группы. Они обнаруживаются в основании наиболее распространенных научных концепций, моделей, объяснительных схем и технологий оздоровления, и, одновременно, выступают как формирующие матрицы или «эталонные основания» социальных представлений о здоровье. Говоря об эталонных основаниях представлений о здоровье, мы исходим из положения о том, что каждая культурно-историческая эпоха и соответствующая ей социальная среда порождает свой специфический «эталон здоровья», на основе которого строятся более частные представления и модели. Такой «эталон», сколь бы широким не было его применение, не охватывает феноменологию здоровья во всей полноте, но призван способствовать удовлетворительному разрешению проблем здоровья и оздоровления в конкретном социокультурном контексте. В то же время, мы предполагаем, что в современной западной культуре, наряду с «эталонами» локального и преходящего значения, существуют устойчивые, выдержавшие испытание временем и укоренившиеся в различающихся социокультурных условиях «эталоны здоровья», которые затрагивают первоосновы и фундаментальные проблемы человеческого существования и потому претендуют на универсальность. Согласно нашей гипотезе, на основе этих эталонов формируются определенные концепции здоровья, которые постепенно закрепляются в западной культуре в качестве широко применимых моделей и объяснительных схем. В каждой из этих концепций предлагаются вполне определенные критерии оценки здоровья и специфические характеристики здоровой личности, а также обозначены основные принципы здорового (полноценного) функционирования психики и намечены те или иные «пути оздоровления». Иными словами, в структуре социокультурных эталонов здоровья могут быть выделены следующие компоненты:

1. наиболее общее представление о феномене здоровья (как правило, лаконично выраженное в дефиниции);

2. эталонный образ здоровой личности, предполагающий набор устойчивых личностных характеристик;

3. устоявшиеся представления об условиях и принципах здорового существования;

4. информация о путях или способах оздоровления личности, отражающая накопленный сообществом в течение столетий социокультурный опыт.

Любому социокультурному эталону здоровья соответствует также определенный тип интерпретации болезни.

Итак, наиболее распространенные философские и научные представления о здоровье человека, сформировавшиеся к настоящему моменту, можно систематизировать и сгруппировать в относительно автономные, целостные концепции или модели. В основании этих моделей могут быть выявлены устойчивые социокультурные эталоны, которые, согласно нашей гипотезе, выступают как детерминанты социальной репрезентации здоровья. Оказывающие наибольшее социальное влияние взгляды на природу здоровья и болезни, способы описания и интерпретации этих феноменов, постепенно становятся содержаниями обыденного сознания, оседают в нем в виде своеобразного культурного «осадка» и проявляются в форме устойчивых стереотипов, эталонных образцов, расхожих мнений и «знаний здравого смысла».

Нами выделены три наиболее распространенных «эталона», анализ которых, по нашему мнению, позволяет сформировать интегративное представление о здоровье, охватывающее различные измерения или грани исследуемого предмета. Мы условно обозначили их как «античный», «адаптационный» и «антропоцентрический» эталоны. Рассмотрению этих социокультурных образований, преимущественно, и посвящена данная статья.

«Античный эталон здоровья»: здоровье как внутренняя гармония и согласованность. Одно из наиболее древних представлений западного человека о феномене здоровья сложилось в рамках античной культуры и может быть выявлено в общем своде философских и медицинских концепций Древней Греции и Рима. Так, в начале V века до н.э. древнегреческий философ Алкмеон предложил одну из наиболее ранних и в то же время наиболее распространенных дефиниций здоровья; он определил здоровье как гармонию или равновесие противоположно направленных сил (isonomia ton dynameon) (4). В качестве противодействующих сил он рассматривал первоэлементы, составляющие природу человека и определяющие различные состояния, такие как влажное и сухое, тёплое и холодное, активное и неподвижное и т.д. То, что здоровье определяется здесь через понятия «равновесия» и «гармонии», позволяет нам сделать следующее допущение: античное представление о здоровье, входящее в состав одного из наиболее распространенных «эталонов», базируется на идее некоего оптимального соотношения различных составляющих телесной и душевной природы человека, которые, при условии установления такого соотношения, образуют упорядоченное внутреннее единство. На эту мысль наводит и формулировка, предложенная Платоном, которую мы находим в его диалоге «Тимей» (20). Согласно Платону, здоровье, как и красота («прекрасное»), определяется соразмерностью, требует «согласия противоположностей» и выражается в соразмерном соотношении душевного и телесного. Платону как бы вторит Цицерон, который охарактеризовал здоровье как «правильное соотношение различных душевных состояний» (отметим, что среди вышеприведенных данное определение наиболее психологичное). Крайний психологизм, который имеет место в формулировке Цицерона, может быть дополнен и уравновешен «физиологизмом» Гиппократа, определявшего здоровье как «правильное смешение соков (или гуморов человеческого организма)». Гиппократ полагал, что «если бы человек был единое, он бы не болел» (7, с. 113). Все болезни проистекают из неупорядоченного соединения четырех основных первоэлементов, входящих в состав человеческого тела (это кровь, флегма, желтая и черная желчь). Здоровье, по Гиппократу, возможно тогда, когда все части телесной природы (т.е. первоэлементы) «соблюдают соразмерность во взаимном смешении» (там же).

Во всех рассмотренных нами дефинициях речь идет о внутреннем строении человека, которое подчиняется принципу внутренней согласованности (или соразмерности всех привходящих частей), и именно в этом принципе заключается единый для всех закон здорового функционирования. Здоровье, понятое как внутренняя согласованность, согласно учению философов-стоиков (Сенека, 22; Эпиктет 26, Марк Аврелий, 12), предполагает жизнь в согласии с природой, самообладание и постоянное самосовершенствование, как необходимые условия здорового существования.

Такому определению здоровья соответствует особый тип интерпретации болезни. Болезнь предстает как внутриличностное рассогласование, обусловленное чрезмерной активностью одного из превходящих элементов, нарушающей внутреннее равновесие и стабильность всей системы. В античной медицине и философии мы находим наиболее общее понятие, обозначающее главную причину и источник всевозможных недугов души и тела - «пафос» (или «патос»). Это разрушительная сила обуревающих человека страстей, избыточность аффекта, чрезмерность какого-либо переживания, угрожающая внутренней стабильности и цельности субъекта. Все, что приводит к утрате внутреннего равновесия и к нарушению меры, установленной самой природой вещей, порождает патос и оборачивается болезнью. Даже в деле укрепления своего здоровья нужно соблюдать меру, - наставлял Платон юных атлетов в диалоге «Соперники» (19, с.593-603), а Аристотель в «Политике» (2) призывал юношей избегать чрезмерности, как в атлетических, так и в интеллектуальных занятиях, ибо любая неумеренность деформирует природу человека, уродует тело и истощает душу.

Таким образом, соблюдение меры, умеренность во всем является одним из основополагающих принципов здорового существования. Второй фундаментальный принцип можно, воспользовавшись терминологией М. Фуко, обозначить как забота о себе (24, с.45-79). «Точка зрения, согласно которой человек должен всеми силами «заботиться о себе», - пишет Фуко, - в сущности, весьма древний мотив греческой культуры. В качестве широко распространённого императива это представление возникает очень рано» (там же). Античная «забота о себе» включала не только ежедневную заботу о собственном физическом состоянии, описанную в сочинении Гиппократа «О здоровом образе жизни» (6, с.131-139) и предполагавшую особую регламентацию питания, активности, сна, сексуальной жизни в соответствии с сезонами, но и такое же неустанное, систематическое созидание своего душевного благополучия. Особая роль в процессе оздоровления души традиционно отводилась философии, психотерапевтическую функцию которой отмечали многие античные авторы. Необходимо также упомянуть оздоровительные практики, сформировавшиеся в рамках античной культуры, такие как катартика (техника очищения страстей посредством «катартического» воздействия искусства), очистительные ритуалы, сочетание занятий гимнастикой и музыкой, обеспечивающее гармонию телесного и душевного, и т.п. Перечисленные оздоровительные практики не утратили своего значения и в наши дни; их модернизированные модификации обнаруживаются в наиболее эффективных технологиях западной психотерапии («катартический метод» в психоанализе, психодрама, арт-терапия и др.).

Такова в общих чертах античная «концепция здоровья». Лежащий в ее основе социокультурный эталон следует рассматривать как устойчивый и универсальный, поскольку он не только представляет собой достояние античной культуры и ее ответвлений, но также может быть обнаружен в других, чуждых античности, культурных традициях. В философских и медицинских произведениях разных культурных эпох мы можем встретить явные параллели изложенной выше «концепции». Причем, это не только «отголоски», заимствования, но и идеи, происхождение которых исключает какое-либо античное влияние. Если западная культура унаследовала основные представления о здоровье у античности, то в восточных учениях сходные представления могли сформироваться лишь на основе аналогичного и, следовательно, универсального образца. Для краткости изложения упомянем лишь фундаментальное представление о балансе (внутренней согласованности) элементов инь и ян в организме, которое мы находим в основании традиционной китайской медицины (16, с.20-50), и учение Конфуция о «золотой середине», пути гармонии и равновесия (10). Сходство различных по своему происхождению представлений доказывает универсальность обозначенного ими «эталона здоровья».

«Адаптационный эталон здоровья»: здоровье как приспособленность индивида к окружающей био-социальной среде. Наряду с античной концепцией здоровья как внутриличностной согласованности широкое распространение и признание получила альтернативная модель, возникшая на стыке социологического подхода и биологических наук и составляющая концептуальный базис современной медицины и психиатрии. Обозначим её как «адаптационную модель здоровой личности». В данном случае мы также имеем дело с устойчивым социокультурным эталоном здоровья, который находит выражение как в научных теориях (их можно условно назвать «адаптационными теориями»), так и на уровне массового сознания, оперирующего такими характеристиками, как «хорошо адаптированный», «адекватно или неадекватно реагирующий», «неприспособленный к жизни» и т. п. «Адаптационный» эталон охватывает систему отношений индивида с окружающим его миром и предполагает рассмотрение проблем здоровья и болезни во внешнем плане жизнедеятельности человека. Чтобы лучше понять специфику этого эталона, остановимся на основных положениях «адаптационной модели».

Адаптационная модель здоровой личности сформировалась в границах тех научных теорий и подходов, которые фокусируются на характере взаимодействия индивидуума с его окружением, как на основном аспекте человеческого существования. В основе любого рассуждения о здоровье здесь лежит представление о био-социальной природе человека, формирующейся и претерпевающей преобразования в процессе адаптации к окружающему миру. Главный критерий оценки оптимального функционирования - характер и степень включённости индивида во внешние биологические (или экологические) и социальные системы. Адаптационная модель призвана обозначить эволюционное и социальное значение здоровья, его роль в процессе приспособления человека к его биологическому окружению, с одной стороны, и в ежедневной практике социального взаимодействия индивидов, с другой.

В психологических теориях адаптации наибольшее влияние приобрел социально-ориентированный подход. Он нашел отражение, в частности, в психотерапевтической системе А. Адлера, который писал: «Мы не сможем уяснить себе работу человеческой психики, не поняв в то же время социальные взаимоотношения... Психика не может действовать самостоятельно. Перед ней постоянно возникают проблемы, и необходимость решать их, как правило, и определяет направление развития психики. Эти проблемы неразрывно связаны с логикой нашей общественной жизни; требования общества влияют на личность, но редко позволяют ей влиять на себя, да и то лишь до определенной степени» (1, с.27). Отсюда Адлер делает вывод, что необходимо принять «логику нашей общественной жизни как абсолютную истину». По его мнению, «правила общественной жизни также очевидны, как законы климата, которые вынуждают нас принимать те или иные меры» (там же). В свете такого подхода на протяжении XX столетия создавались различные теории, проясняющие влияние интерперсональных отношений на здоровье и становление личности. Формирующее влияние среды, нередко порождающей невротическую личность, признавалось основным детерминирующим фактором развития.

Обзор биологической, психологической, медицинской и социологической литературы, посвященной проблемам адаптации, позволяет условно выделить четыре основных параметра здоровья, которые определяют своеобразие исследуемого нами социокультурного эталона. Эти параметры таковы:

1) Приспособленность к природному окружению - способность не только выживать в биологической среде, но и активно ее преобразовывать (характеристика скорее общевидовая и популяционная, нежели индивидуальная).

2) Нормальность - соответствие определенным нормам, устоявшимся в рамках конкретной культуры (также надындивидуальная, социокультурная характеристика здоровья, общая для всех представителей данного культурного сообщества).

3) Способность поддерживать функционирование организма и психики на оптимальном уровне, сохраняя постоянство внутренней среды - индивидуальная биологическая характеристика, определяющая стрессоустойчивость и стабильность индивида в процессе активного взаимодействия с окружающей средой.

4) Гармоничная включенность в сообщество людей - приспособленность личности к ее социальному окружению, непосредственный результат социализации индивида.

Выделенные нами характеристики человеческой приспособленности, обеспечивающие здоровое существование человека в окружающей его био-социальной среде, неоднозначны и могут вступать в противоречие друг с другом. Это, прежде всего, относится к таким параметрам как приспособленность к природному окружению и гармоничная включенность в сообщество людей. Следует отметить, что единение с природой и всесторонняя социализация личности выступают в рамках адаптационного эталона как два противоположных по сути принципа здорового функционирования. В связи с этим можно говорить о двух противоположных направлениях адаптации человека. Противопоставление Природы и Общества как двух полярных ценностных систем приводит к неоднозначности в понимании адаптации и, в силу этого, к дуализму, в котором заключается основная проблематика адаптационного эталона. Именно противоборство биологического и социального в человеке, начиная с «Трактата о происхождении неравенства» Ж.Ж.Руссо, и, особенно ярко, в психоаналитических концепциях З.Фрейда, Г.Маркузе, В.Райха, Э.Фромма предстает как основной источник психопатологии. Выявив характерное для адаптационных теорий противопоставление биологических и социальных аспектов адаптации, можно прийти к выводу, что приспособление к изначально противоречивому био-социальному окружению является одной из наиболее сложных, трудно разрешимых проблем человеческого существования, стоящих перед каждым индивидуумом.

«Антропоцентрический эталон здоровья»: здоровье как всесторонняя самореализация личности. Третий (в нашей классификации) социокультурный эталон здоровья мы условно обозначим как «антропоцентрический», т.к. он базируется на принципах «антропоцентризма» - гуманистического подхода, который в Новое время приходит на смену средневековому теоцентризму (5, с.244). Такое обозначение указывает на то, что в центре различных концепций здоровья, возникших на основе этого эталона, обнаруживается представление о высшем (духовном) предназначении человека. В зависимости от того, как понимается это предназначение, строятся различные модели здоровой личности, которые могут рассматриваться как своеобразные вариации или модификации антропоцентрического эталона. Примерами таких модификаций могут служить концепции и модели, разработанные в рамках экзистенциальной, гуманистической и трансперсональной психологии. Наиболее общее определение здоровья, соответствующее указанному эталону, может быть сформулировано так: Здоровье - это всесторонняя самореализация или раскрытие творческого и духовного потенциала личности. Приведенная дефиниция раскрывается в ряде положений гуманистических теорий Г.Олпорта, К.Роджерса и А.Маслоу.

В свете теории Г. Олпорта, здоровье тождественно личностной зрелости, которая обретается в процессе личностного роста и предполагает:

свободу, выражающуюся в ответственном самоопределении;

проактивность или целеустремленность;

цельную философию жизни или мировоззрение, основанное на определенной системе ценностей (25, с.191).

В свою очередь, К.Роджерс рассматривает здоровье в аспекте естественного личностного развития, роста - как атрибут свободно развивающейся и открытой опыту личности. Он вводит понятие конгруэнтности, отражающее способность личности реагировать и действовать, искренне, открыто выражая свои подлинные чувства и установки. Часто человек стремится скрыть или фальсифицировать их, желая получить одобрение и признание от окружающих, и такая неконгруентность (неподлинность) препятствует его самореализации, негативно сказываясь и на душевном здоровье. С другой стороны, защищаясь от неприятных и болезненных переживаний, человек склонен отрицать негативные стороны жизни, лишая себя полноты жизненного опыта. Роджерс полагал, что «человек восстанавливает психическое здоровье, возвращая себе подавлявшиеся и отрицаемые части своего Я» и ассимилируя негативные аспекты жизненного опыта. Иными словами, конгруэнтность и открытость опыту, предполагающие доверие к собственной человеческой природе и жизни в целом, являются основными условиями полноценного функционирования, по Роджерсу (21).

Признанный лидер гуманистической психологии, А.Маслоу провозгласил основным критерием здоровья «полную актуализацию возможностей человека» или «самоактуализацию». Он предлагал «исследовать высшие проявления человеческого духа на примере наиболее ярких и одаренных представителей человеческого рода». Именно те люди, которые достигли вершин самоактуализации, могут расцениваться как живые эталоны психического здоровья.

Психически здоровый индивидуум, в понимании А.Маслоу, может быть охарактеризован как «зрелый, с высокой степенью самоактуализации». Здоровый человек, согласно такому подходу, должен рассматриваться во всей совокупности его биологических, психологических и духовных проявлений, которые равноправно представлены в мотивационной сфере личности (13).

Маслоу особо подчеркивал, что здоровый человек всегда ориентирован на реализацию высших ценностей, таких как истина, любовь, добро, красота и др. Высшие ценности изначально заложены в самой природе человека. Каждый нуждается в них, чтобы избежать болезни и достичь «вочеловеченности», т.е. во всей полноте реализовать свое предназначение (там же, с.89).

Иными словами, антропоцентрический эталон базируется на представлении о динамичной, свободно развивающейся, открытой опыту и ориентированной на высшие ценности личности. Основными принципами и критериями здорового существования в свете этого эталона выступают свободное творческое самовыражение, развитие, интеграция опыта и духовное самоопределение.

На основе проделанного нами анализа социокультурных эталонов здоровья мы можем выделить три универсальных параметра здоровья личности. Каждый из этих трех параметров включен в качестве основного компонента в концептуальное ядро соответствующего социокультурного эталона здоровья. К выделенным параметрам относятся:

Эти три параметра, по нашему мнению, представляют собой три самостоятельные и дополняющие друг друга измерения здоровья, совмещение которых и дает объемную картину, целостное научное представление. Можно также говорить в этой связи о трех взаимодополняющих направлениях в исследовании здоровья (изучение эффективной саморегуляции, успешной социальной адаптации и всесторонней самореализации личности); это три оси единой системы координат, в рамках которой феноменология здоровья может быть представлена наиболее полно. В то же время, здоровье как целостный феномен не может быть редуцировано и сведено к какому-либо из этих параметров, поскольку каждый из них представляет собой лишь отдельный аспект, измерение или проекцию более сложного многомерного явления.


Часть 2.
В первой части этой статьи мы рассмотрели специфические социокультурные образования - эталоны, которые, согласно нашей концепции, выступают в качестве детерминант социальной репрезентации здоровья. Теперь нам предстоит определить роль, место и значение здоровья, как социально-психологического феномена, в системе социальных или разделяемых представлений, т.е. в сфере обыденного сознания. Поскольку мы уже имеем определенное понятие о социокультурных эталонах здоровья, попытаемся выявить их социально-психологические аналоги - эталонные образцы и модели, определяющие интерпретацию здоровья представителями конкретных социальных групп. Социокультурные эталоны здоровья следует рассматривать не как абстрактные теоретические конструкты, но, прежде всего, как своеобразные матрицы, формирующие и структурирующие конкретные социальные представления. Мы можем выделить наиболее характерные и типичные социальные представления о здоровье, функционирующие в условиях оздоровительной практики определенных социальных групп. Совершенно очевидно, что формирование таких представлений есть психологическая необходимость социальной жизни, поскольку именно их структурой и содержанием определяется характер как индивидуальной, так и коллективной практики оздоровления. Иными словами, сложившиеся в условиях функционирования конкретных социальных групп представления о здоровье определяют выбор тех способов и средств, которые необходимы представителям данных групп как для оценки различных состояний своего телесного и психического здоровья, так и для его поддержания.

Обратимся ? ????????? ?????????? ?????? ?????????? ?????????????, ????????????? ??????? ??????????? ?????????? ?????????? ?.?????????.

Автор исходит из положения, что высказывания, мнения и оценки разнообразных социальны явлений организованы различным образом в различных классах, культурах и группах, а, значит, должны рассматриваться как характеристики самих групп, а не отдельных их членов. Эти мнения и представления образуют системы, обладающие особым языком, структура и логика которого детерминирована условиями социальной жизни. Можно сказать, что каждое сообщество в рамках своей социальной практики создает собственную «теорию», охватывающую те или иные феномены обыденного сознания. Поэтому мы можем выделить социальные по своей природе представления (или суждения) о реалиях политической жизни и об искусстве, о психоанализе и правах женщин, о человеческом теле и городском пространстве, об актуальном состоянии общества и о харизме конкретного политического лидера и т.д. Такие социальные представления Московичи расценивал как визитные карточки социальных групп; в них отражается отношение группы к социально значимому объекту. Это «способы интерпретации и осмысления повседневной реальности, определенная форма социального познания, предполагающая когнитивную активность индивидов и групп». Другое их определение - «знания здравого смысла, содержание, функции и воспроизводство которых социально обусловлены» (9, с.12-14). Московичи подчеркивает, что формирование социальных представлений не следует сводить к процессу непосредственного отражения окружающей действительности, уподобляя их перцептивным процессам отдельного индивида; эти представления, прежде всего, заключают в себе логику общественного развития и предопределяют общую направленность социальной и культурной жизни порождающей их группы. Представления выполняют ряд социальных функций, таких как функция инструмента познания, опосредование поведения и адаптация новых идей и фактов к уже сформированной фигуративной схеме. Такая схема складывается в процессе объективации социального представления и составляет его «образное ядро». Любые понятия, входящие в состав социального представления, подвергаются схематичной визуализации и включаются в так называемую «идентификационную матрицу», на основе которой идентифицируются и упорядочиваются новые знания (9).

Мы попытаемся исследовать общие принципы структурирования социальных представлений о здоровье, что, по нашему мнению, предполагает выделение их эталонных оснований. Эталонное основание можно рассматривать как семантическую структуру, определяющую в самых общих чертах «фигуративную схему» представления. В качестве таких структур в нашем исследовании будут выступать рассмотренные нами выше эталонные образцы здоровья. Выделение социокультурного (эталонного) измерения социальных представлений не является произвольным, но вполне согласуется с обсуждаемой нами социально-психологической теорией. Предполагая соответствие между выделенными нами социокультурными эталонами (как определенными дискурсивными моделями) и социальными представлениями о здоровье, характерными для различных социальных групп, мы исходили из более общей гипотезы соответствия, согласно которой когнитивная структура доминирующего дискурса соотносится с ментальной коллективной структурой. С. Московичи, Ф. Бушини называют эту гипотезу «краеугольным камнем психологии масс» (15, с.21).

Чтобы показать, как характерные особенности социальных представлений о здоровье определяются спецификой порождающих их социальных групп, обратимся к результатам проведенного нами психосемантического исследования. Цель исследования состояла в психосемантическом анализе социальных представлений о здоровье, разделяемых представителями различных социальных групп. В качестве объекта исследования выступили социальные представления о здоровье, сформированные в различных социальных группах под влиянием профессиональных, полоролевых и возрастных стереотипов.

Нами были выдвинуты следующие гипотезы.

1. В составе социальных представлений о здоровье выявляются устойчивые семантические структуры, выступающие как эталонные основания этих представлений и обусловленные социокультурными факторами.

2. Социальные представления о здоровье значимо различаются по основным содержательным параметрам, и эти различия обусловлены влиянием социально-психологических характеристик субъектов, разделяющих данные представления.

3. Особенности социальной репрезентации здоровья детерминированы включенностью индивида в определенную социальную группу или «интерпретативное сообщество».

Соответственно этому определились задачи исследования.

1. Реконструировать семантическое пространство понятия «здоровье» и исследовать его независимые социокультурные измерения.

2. На основе полученных семантических данных осуществить анализ содержательных параметров социальных представлений о здоровье, разделяемых представителями различных социальных групп.

3. Выявить статистически значимые взаимосвязи между доминирующими содержательными параметрами социальных представлений о здоровье и социально-психологическими характеристиками респондентов.

Общая процедура исследования состояла в следующем.

1) На первом этапе была осуществлена реконструкция семантического пространства понятия «здоровье» на произвольной выборке (т.е. на основе среднегрупповых данных случайно отобранных испытуемых). В этом психосемантическом исследовании принимала участие группа испытуемых в количестве 300 человек. Данная процедура была направлена на выявление устойчивых и относительно независимых социокультурных факторов социальной репрезентации здоровья.

Реконструкция семантического пространства понятия «здоровье» проводилась посредством ассоциативного эксперимента, который был подкреплен методами шкалирования и сортировки. В качестве основных слов-стимулов в ассоциативном эксперименте были использованы понятия «здоровье» и «здоровый человек». Первым 100 испытуемым было предложено дать как можно больше ассоциаций на данные слова-стимулы. С этой целью испытуемым выдавались специальные бланки, на одной стороне которых было напечатано слово «Здоровье», а на другой - «Здоровый человек». Оговаривалось, что в качестве ассоциаций могут выступать как слова, тесно связанные по смыслу с указанными понятиями, так и слова-синонимы. В результате этого теста были получены 418 ассоциаций на слово-стимул «Здоровье» и 365 ассоциаций - на слово-стимул «Здоровый человек». Из общего списка сразу были исключены ассоциации аберрантного (произвольного и случайного) характера, с низкой частотностью. Другая подгруппа испытуемых, также состоящая из 100 человек, провела шкалирование оставшегося массива ассоциаций, выделенного в результате анализа частотности ассоциаций, по пятибальной шкале от 0 до 4 (0 - низшая степень сходства, 4 - высшая степень сходства). На основе шкалирования были выбраны 35 ассоциаций на слово «Здоровье» и 32 ассоциации - на слово «Здоровый человек». Выделенные ассоциации использовались в качестве слов-стимулов для третьей подгруппы в 100 человек. Таким образом, были найдены распределения ответов - дистрибуции ассоциаций для 36 (35 + «здоровье») и 33 (32 + «здоровый человек») семантически связанных слов. Были подсчитаны коэффициенты пересечения между всеми парами, которые могут образовывать эти исходные семантически связанные слова. В качестве меры сходства использовался коэффициент пересечения вероятностных ассоциативных полей, предложенный Д. Дизом (26, с.83). С целью выделения семантически интерпретируемых факторов, полученные матрицы сходства были подвергнуты математической обработке с помощью факторного анализа методом главных компонент с варимакс-вращением на основе компьютерной программы статистического анализа данных «Statistika 5.5А» для Windows.

Параллельно со статистическим анализом матрицы сходства для сравнения результатов нами был применен метод сортировки 35 выбранных ассоциаций, семантически связанных с понятием «Здоровье». Для каждой ассоциации, включая «здоровье», были заготовлены 36 карточек. 50 испытуемым предлагалось классифицировать их в произвольное количество групп, причем в группу могло входить произвольное количество карточек. Результаты классификации суммировались в матрицу, где мерой семантического сходства пары объектов выступает количество отнесений их в один класс. Далее матрица сходства обрабатывалась методом кластерного анализа, в результате которого было получено «дерево кластеризации». Выделенные таким способом структуры оказались в целом близки факторным структурам, полученной в ассоциативном эксперименте.

2) Второй этап предполагал построение психосемантических портретов здорового человека представителями различных социальных групп по методике семантического дифференциала. На этом этапе исследовались специфические различия в представлениях о здоровье и здоровой личности, обусловленные принадлежностью респондентов к разным социальным группам. Мы исходили из допущения, что частное семантическое пространство понятия здоровья конкретной социальной группы соответствует полю социального представления о здоровье, сформированного данной группой. Результатом анализа на этом этапе стало выделение различий в содержательных параметрах социальных представлений о здоровье, характерных для представителей исследуемых групп.

Для получения интерпретируемых данных была собрана группа испытуемых с определенными профессиональными и демографическими показателями общей численностью 210 человек. Испытуемые представляли следующие социальные группы: практикующие психологи; медики (врачи, медсестры); биологи; педагоги; представители технических специальностей; студенты (в возрасте от 18 до 25 лет); пенсионеры (в возрасте от 55 до 65 лет). Кроме того, выборка дифференцировалась по половому признаку: в группу вошли 98 мужчин и 112 женщин. Указанным испытуемым предлагалось оценить понятие «здоровый человек» по 32-м 7-бальным шкалам, выделенным в результате первого этапа эксперимента. Использовался метод частного (группового) семантического дифференциала. В результате были получены групповые семантические профили или «психосемантические портреты здорового человека», отражающие социальные представления о здоровье, характерные для выделенных социальных групп.

Переход от понятия «здоровье» в качестве основного стимула к понятию «здоровый человек» был мотивирован следующим. Как показал анализ результатов первого этапа исследования, большинство ассоциаций на понятие «здоровье» являются атрибутивными, т.е. представляют собой характеристики субъекта как носителя определенных качеств и состояний (работоспособность, жизнелюбие, уверенность, энергичность и т.п.). Поскольку понятие «здоровье» сопровождается ситуативными и случайными ассоциациями (например, «больница», «курорт», «альпинизм» и т.п.), переход к рассмотрению «здоровья» как атрибута личности позволил отсеять подобные ассоциации и получить более отчетливые характеристики социальных представлений. Кроме того, построение психосемантичесого портрета здорового человека позволяет определить тот социально-сконструированный стереотип здоровой личности, который существует в обыденном сознании наряду с идеальными (эталонными) представлениями о здоровье и выступает в качестве социально-психологического регулятора в социальной практике оздоровления. Анализ образа-стереотипа «здорового человека» как специфической формы социальной репрезентации здоровья, проясняет социально-психологическую специфику исследуемой проблемы, наряду с ее социокультурными и семантическими аспектами.

Посредством перечисленных исследовательских процедур нами были получены следующие данные.

В результате ассоциативного эксперимента нам удалось установить, что категоризация понятий «Здоровье» и «Здоровый человек» осуществляется на основе определенных семантических признаков, сгруппированных в относительно независимые факторы. Данные факторы представляют собой векторы (или измерения) семантических пространств указанных понятий.

В результате реконструкции семантических пространств понятий «Здоровье» и «Здоровый человек» были выделены два фактора, первый из которых, в свою очередь, включает в себя два относительно самостоятельных субфактора. В выделенных факторных структурах четко просматривается мощный субфактор, объединяющий семантические признаки или шкалы, содержание которых можно интерпретировать как «Адаптация / приспособленность». Это шкалы «норма (соответственно, нормальный, адекватный)», «сила, крепость (сильный)», «работоспособность (работоспособный)», «внешняя привлекательность (красивый)», «общительность (общительный)», «материальное благополучие (материально обеспеченный)», «семейное благополучие (хороший семьянин)», «доброта, доброжелательность (доброжелательный)» и т.д. Данные шкалы оценивания, получившие максимальные нагрузки по первому выделенному субфактору, позволяют говорить о нем, как о достаточно генерализованном факторе оценки здоровья. С ним связан второй мощный субфактор, который можно условно обозначить как «Внутренняя согласованность». Он объединяет следующие шкалы: «гармония», «счастье, полнота бытия», «отсутствие болезней / проблем», «радость, жизнелюбие», «спокойствие», «самообладание», «уверенность», «высокий тонус», «уравновешенность», «молодость / юность», «спорт», «секс», «хороший аппетит», «здоровый образ жизни», «здравый смысл», «любовь», «духовность».

Этим двум взаимосвязанным субфакторам, образующим единую факторную структуру, противостоит третий относительно независимый фактор, который был интерпретирован нами как «Самореализация» и включал шкалы: «активность / целеустремленность», «возможности / реализация возможностей», «развитие, рост», «свобода», «творчество / творческая жизнь».

Основным критерием интерпретации выделенных факторов послужила их отнесенность к различным планам или измерениям человеческой жизнедеятельности: 1-й фактор охватывает внешний план - сферу актуальных социальных отношений личности; 2-й фактор относится к внутриличностной сфере жизнедеятельности (самоощущение субъекта); тогда как шкалы 3-го фактора предполагают временную перспективу и характеризуют здорового человека в аспекте его становления, личностного развития. Оговоримся, что некоторые периферийные шкалы, имеющие незначительный удельный вес, не могут быть однозначно проинтерпретированы в рамках данных семантических структур.

Выделение этих относительно независимых факторов позволяет сделать заключение, что категоризация здоровья осуществляется на основе достаточно устойчивых семантических конструктов, образующих своеобразную систему координат, в которой оценивается здоровье человека. Эти семантические конструкты могут рассматриваться как социокультурные детерминанты здоровья, определяющие характер представленности этого феномена в обыденном сознании. По нашему мнению, выделенные факторы можно интерпретировать как семантические структуры, соответствующие описанным нами «социокультурным эталонам здоровья» и выступающие в качестве эталонных оснований исследуемых социальных представлений. Так фактор «адаптация» очевидным образом отражает специфические характеристики адаптационного эталона, «внутренняя согласованность» соответствует «античному эталону», а фактор «самореализация» может служить эмпирическим доказательством антропоцентрического эталона.

Итак, говоря о факторах семантического пространства как об устойчивых семантических конструктах, мы подразумеваем, что они являют собой относительно независимые социокультурные образования, которые кристаллизовались в ходе общественной практики оздоровления и выявляются в социальных представлениях о здоровье в качестве их формирующих матриц или эталонных оснований. То, как выделенные нами семантические признаки комбинируются в рамках эталонного образа здорового человека, определяет содержательное своеобразие конкретных социальных представлений о здоровье. Доминирование определенных шкал, отражающих характеристики здорового человека в общем семантическом пространстве факторов «адаптация», «внутренняя согласованность» и «самореализация» определяется не только социокультурными детерминантами, но и, в гораздо большей степени, спецификой реальных социальных групп, их устойчивыми социально-психологическими характеристиками.

Проведенное нами на втором этапе исследование, основанное на методе семантического дифференциала, позволило установить, что в составе различных социальных представлений о здоровье перечисленные выше шкалы приобретают различный удельный вес и выступают в специфических соотношениях. Это можно проинтерпретировать как выражение содержательного своеобразия исследуемых представлений. Высокий удельный вес отдельных шкал указывает на то, что обозначенные ими семантические конструкты являются отражением тех аспектов проблематики здоровья, которые значимы для представителей конкретной группы в силу ее социальной специфики, т.е. в зависимости от профессиональных, полоролевых и возрастных характеристик. Мы рассматривали выделенные нами шкалы, приобретающие различные удельные веса, как содержательные параметры социальных представлений о здоровье, характерных для конкретных групп. Определенный удельный вес каждой из шкал интерпретировался нами как степень значимости специфических аспектов проблематики здоровья или конкретных характеристик здорового человека для той социальной практики, в которую включены представители выделенных групп.

На основе проведенного исследования нами были сделаны следующие выводы:

1. В семантическом пространстве социальных представлений о здоровье выявляются устойчивые структуры или семантические конструкты, определяющие характер категоризации этого понятия и обусловленные социокультурными факторами.

1.1. Семантические элементы социальных представлений о здоровье группируются в три относительно независимые семантические структуры, интерпретируемые как «Адаптация», «Внутренняя согласованность» и «Самореализация» и образующие три измерения семантического пространства понятия «здоровье».

1.2. Входящие в состав социальных представлений о здоровье семантические конструкты «Адаптация», «Внутренняя согласованность» и «Самореализация» соответствуют трем основным социокультурным эталонам здоровья и выступают в качестве социокультурных или эталонных оснований исследуемых представлений.

1.3. В составе социальных представлений о здоровье выявляются семантические признаки «идеального» и «атрибутивного» характера, причем последние значительно преобладают и составляют семантическое ядро исследуемых представлений. Таким образом, здоровье преимущественно интерпретируется как атрибут личности, связанный с комплексом личностных характеристик и показателей жизнедеятельности субъекта.

1.4. Семантические признаки «атрибутивного» характера также образуют три группы, включающие: а) характеристики внешнего, интерсубъективного плана жизнедеятельности субъекта (адекватность, коммуникабельность, внешняя привлекательность и др.); б) внутренние состояния субъекта, его интрапсихические характеристики (уравновешенность, спокойствие, уверенность, удовлетворенность и др.); в) динамические свойства личности, особенности ее развития и личностного роста. Таким образом, оценка здоровья как атрибута личности также осуществляется на основе выделенных семантических структур или социокультурных эталонов.

2. Преобладание определенных содержательных параметров социальных представлений о здоровье обусловлено влиянием социально-психологических характеристик субъектов, разделяющих данные представления. К таким социально-психологическим характеристикам относятся профессиональные, полоролевые и возрастные стереотипы, определяющие доминирование отдельных семантических компонентов в составе конкретных представлений.

2.1. Социальные представления о здоровье различаются по содержательным параметрам, и эти различия обусловлены влиянием профессиональных стереотипов респондентов. Так, в силу действия профессиональных стереотипов психологи, медики и педагоги по-разному акцентируют нормативные, динамические, коммуникативные и внутриличностные аспекты понятия «здоровье».

2.2. В содержательных параметрах социальных представлений о здоровье выявляются значимые различия, обусловленные влиянием полоролевых стереотипов. Для опрошенных женщин характерно акцентирование «презентативных показателей» здоровья (характеристики внешнего облика), тогда как опрошенные мужчины чаще фокусируются на «показателях активности и работоспособности». Иными словами, выделяются два полоролевых аспекта социальных представлений о здоровье: «феминный» аспект - быть здоровым, значит иметь здоровый и привлекательный внешний вид, сохранять привлекательность для других людей и пребывать в состоянии внутренней гармонии; и «маскулинный» аспект - быть здоровым, значит проявлять активность, бодрость и сохранять работоспособность в реальных социальных условиях.

2.3. Значимым фактором в конструировании социальных представлений о здоровье, обуславливающим доминирование определенных содержательных параметров, является возраст испытуемых. Так представители студенчества преимущественно акцентируют «динамические показатели» здоровья и связывают это понятие с такими семантическими признаками, как «Реализация возможностей», «Общительность / коммуникабельность» и «Полноценное развитие». В то же время, оценки пенсионеров поляризуются в соответствии с семантическими признаками «Материальное благополучие» и «Духовность», что можно интерпретировать как доминирование в семантическом составе социальных представлений «показателей стабильности».

В целом можно заключить, что профессиональные, полоролевые и другие социальные установки действуют в качестве «фильтров-модуляторов», выделяя вполне определенные семантические признаки в общем массиве значений, и способствуют специфической организации этих признаков в составе социальных представлений. Таким образом, наряду с социокультурной детерминацией обыденных представлений о природе и сущности здоровья выявляется и их социально-психологическая обусловленность.
В данной статье мы предприняли попытку анализа основополагающих детерминант социальной репрезентации здоровья. Согласно полученным нами данным, общая семантическая структура обыденных представлений о здоровье задается социокультурным контекстом, тогда как все многообразие их содержательных параметров определяется социально-психологическими факторами, такими как социальные стереотипы и установки.

Социокультурные эталоны, как порожденные культурой устойчивые семантические конструкты, и изменчивые социальные представления, характеризующие конкретные социальные группы, образуют два уровня макродетерминации здоровья как феномена обыденного сознания: социокультурный и социально-психологический уровни. На наш взгляд, сопоставление феноменов этих двух уровней позволяет получить целостное, многоаспектное представление об исследуемом нами феномене здоровья в его социальном контексте.


ЛИТЕРАТУРА:

1. Адлер А. Понять природу человека. - СПб.: «Белый Кролик», 1997, с. 20 -38.

2. Аристотель. Политика. // Аристотель. Соч. в 4-х томах, т.4, М.: Философское наследие, 1983.

3. Васильева О.С., Филатов Ф.Р. Здоровье как интегративная характеристика личности. // Психологический вестник. Выпуск 3. Ростов-на-Дону, 1998, с. 412-419.

4. Вернан Ж.-П. Происхождение древнегреческой мысли. - М.: Прогресс, 1988.

5. Гвардини Р. Конец нового времени. // Феномен человека. - М.: Высшая школа, 1993, с. 240 - 297.

6. Гиппократ. О здоровом образе жизни. // Гиппократ. Клятва. Закон. О враче. Наставления. - Минск: Современный литератор, 1998, с. 131 - 139.

7. Гиппократ. О природе человека. // Гиппократ. Клятва. Закон. О враче. Наставления. - Минск: «Современный литератор», 1998, с. 111 - 131.

8. Даниленко О.Л. Душевное здоровье в контексте культуры. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора культурологии. - СПб: ЛГУ, 2000.

9. Донцов А.И., Емельянова Т. П. Концепция социальных представлений о феноменах обыденного сознания. // Идеологические и психологические аспекты исследования массового сознания. Сб. обзоров. - М., 1989, с. 11-44.

10. Конфуций, Луньюй (Беседы и суждения). - СПб.: «Кристалл», 1999, 1119 с.

11. Леонтьев Д.А. Гуманистическая психология как социокультурное явление. // Психология с человеческим лицом: гуманистическая перспектива в постсоветской психологии. - М.: Смысл, 1999, с.19-29.

12. Марк Аврелий. Наедине с собой. Размышления. // Римские стоики. Сенека, Эпиктет, Марк Аврелий. - М.: Республика, 1995, с. 271 - 363.

13. Маслоу А. Дальние пределы человеческой психики. // Спб.: Евразия, 1997. - 430 с.

14. Московичи С. Социальное представление: исторический взгляд. // Психологический журнал, Том 16, №1, 1995.

15. Московичи С., Бушини Ф. Являются ли предвзятые сообщения более эффективными, чем непредвзятые? // Психологический журнал, т. 21, №3, май-июнь 2000, с.20-34.

16. Овечкин А. М. Основы чжень-цзю терапии. Гл. 2 «Теоретические основы традиционной китайской медицины». - Саранск: Изд. «Голос», 1991, с. 20 - 50.

17. Петренко В.Ф. Психосемантика сознания. - М.: Издательство Московского Университета, 1988, 208с.

18. Петренко В.Ф. Семантический анализ профессиональных стереотипов. // Вопросы психологии, 1986, №3.

19. Платон, Соперники. // Платон. Собрание сочинений в четырех томах, том 4. - М.: Мысль, 1994, с. 593 - 603.

20. Платон, Тимей. - Там же, с. 421 - 501.

21. Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека. - М.: Прогресс, 1994, с. 233 - 251.

22. Розин В.М. Здоровье как философская и социально-психологическая проблема. - «Мир психологии», Москва - Воронеж, 2000, №1 (21), с.12 - 30.

23. Сенека Луций Анней, О счастливой жизни. // Римские стоики. Сенека, Эпиктет, Марк Аврелий. - М.: Республика, 1995, с. 167 - 193.

24. Фуко М. Забота о себе (История сексуальности-III). - М.,1998, с. 45-79.

25. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. - СПб.: Питер-пресс, 1997. - 608 с.

26. Шмелев А.Г. Введение в экспериментальную психосемантику. - М.: Издательство МГУ, 1983. - 158с.

27. Эпиктет. В чем наше благо? Избранные мысли римского мудреца. // Римские стоики. Сенека, Эпиктет, Марк Аврелий. - М.: Республика, 1995, с. 206 - 251.

28. Flick U. Qualitative Inquiries into Social Representation of Health. Journal of Health psychology, volume 5, number 3, July 2000.

29. Leder D. The Experiense of Health and Illness/Encyclopedia of Bioethics, vol.2 // Ed. by W. Th. Reich. - New York, 1995, p.1106 - 1113.

30. Marks D., Murray M., Evans B., Willing C. Health psychology: Theory, Research and Practice. London, Sage, 2000.

31. Moscovici, S. (1997). Social Representations Theory and Social Constructionism.[WWW-документ]

URL

32. Murray M. Levels of Narrative Analysis in Health psychology. Journal of Health psychology, volume 5, number 3, July 2000.

33. Schou K.C., Hewison J. Health psychology and Discourse: Personal Accounts as Social Texts in Grounded Theory. Journal of Health psychology, volume 3, number 3, 1998.

Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации